Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Считается, что цивилизация майя есть самое важное культурное проявление древней Америки. Отдавая дань художественной выразительности, утверждается да...полностью>>
'Закон'
Налоговая система представляет собой совокупность определяемых законодательством правил исчисления , уплаты налогов и организации контроля за соблюде...полностью>>
'Документ'
В целях совершенствования деятельности Министерства юстиции Российской Федерации по защите прав и свобод человека и гражданина и в соответствии со ст...полностью>>
'Программа'
Программа для ЭВМ реализует возможность управления правами доступа пользователей. Программа имеет возможность одновременно работать с протоколами IPv...полностью>>

История философии (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:




ФИЛОСОФЫ РОССИИ XX ВЕКА

Т. И.ОЙЗЕРМАН

ФИЛОСОФИЯ

КАК ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ


Издательство

«АЛЕТЕЙЯ»

Санкт-Петербург

1999

ББК 14017(3)

Т. И. Ойзерман (99)

Редакционная коллегия серии «Философы России XX века»:

Степин В. С, председатель; Блюхер Ф. Н., ученый

секретарь; Гусейнов А. А.; Зотов А. Ф.; Лекторский В. А.; Микешина Л. А.; Огурцов А. П.

Философия, в отличие от любой науки, каков бы ни был исторический уровень ее развития, существует как неопреде­ленное множество философских учений, которые противостоят друг другу, но вместе с тем и дополняют друг друга. Таков modus essendi философии. Такой она была уже в первое столе­тие своего исторического бытия, такой осталась и в наше время, и нет оснований полагать, что когда-нибудь в буду­щем философия утратит свою многоликость, являющуюся специфической формой познания. С точки зрения современ­ности негативное отношение к плюрализму философских учений следует считать уже устаревшим, преодоленным воз­зрением. Было бы поэтому заблуждением полагать, что фи­лософский плюрализм существует лишь постольку, поскольку развитие философии еще не увенчалось последней системой, абсолютной истиной в последней инстанции. Эти тезисы, обо­сновываемые в первой части монографии, конкретизируются во второй ее части путем анализа учений Канта, Фихте, Шел­линга, Гегеля и Фейербаха.

Издание осуществлено при финансовой поддержке

Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ),

проект № 98-03-16030

Издательство «Алетейя» (Санкт-Петербург) — 1999 г. Т. И. Ойзерман — 1999 г.

Оглавление

Введение 5

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОГО ПРОЦЕССА

философия как единство научного и вненаучного познания 25

Плюрализм философских учений как специфический по­
знавательный процесс 41

Историко-философский процесс и развитие научных

знаний 65

Существуют ли универсалии в сфере культуры? 83

Сенсуалистическая гносеология и действительный научно-
исследовательский поиск 105

Существует ли логическая проблематика за пределами фор­
мальной логики? 126

Философия и фундаментальные науки в системе диалекти­
ческого идеализма Гегеля 145

Феноменологическая концепция философии как высшей ду­
ховной культуры 164

Философия философии М. Хайдеггера 188

НЕМЕЦКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Философия Канта как радикальная ревизия метафизики

и ее новое обоснование 207

К вопросу о кантовском понимании предмета метафизики 238

К характеристике трансцендентального идеализма

И. Канта: метафизика свободы 261

Этикотелеология Канта и ее современное значение 287

«Наукоучение» Фихте — волюнтаристическая метафизика

свободы и ...ее отрицание 311

К характеристике философии Шеллинга: принцип тождес­
тва необходимости и свободы 341

Философия Гегеля как учение о первичности свободы 366

Проблема долженствования в философии Гегеля 396

Проблема человеческой эмансипации в философии Л. Фей­
ербаха 417

Заключение

439

Inhalt

Einftthrung 5

PROBLEME VON THEORIE DES PHILOSOPHIEGESCHICHTLICHEN PROZESSES

Philosophie als die Einheit der wissenschaftlichen und ausser-

wissenschaftlichen Erkenntnis 25

Pluralitat der philosophischen Lehren als spezifischer Erkennt-

nisprozess 41

Philosophiegeschichtlicher Prozess und die Entwicklung der

wissenschaftlichen Erkenntnis 65

Ob die kulturellen Universalien existieren? 83

Sensualistische Erkenntnistheorie und die wirkliche wissen-

schaftliche Erforschung 105

Ob die logische Problematik ausser der formalen Logik existiert? 126 Philosophie und die Grundwissenschaften im Rahmen des

dialektischen Idealismus Hegels 145

Phanomenologische Philosophiekonzeption als die oberste

Geisteskultur 164

Philosophie der Philosophie Heideggers 188

DEUTSCHE KLASSISCHE PHILOSOPHIE

Philosophie Kants als die radikale Revision der Metaphysik

und ihre Neubegrtindung 207

Zur Frage der Erlauterung des Gegenstands von Metaphysik

bei Kant 238

Zur Charakteristik des Kantschen transzendentalen Idealis­
mus: Metaphysik der Freiheit 261

Ethikotheleologie Kants und ihre gegenwartige Bedeutung ... 287 Wissenschaftslehre Fichtes als voluntaristische Metaphysik

der Freiheit und ...ihre Verneinung 311

Zur Charakteristik der Philosophie Schellings: das Prinzip

der Identitat von Notwendigkeit und Freiheit 341

Philosophie Hegels als Lehre ilber das Primare der Freiheit 366

Probleme des Sollens in der Philosophie Hegels 396

Probleme der menschlichen Emanzipation in der Philosophie
Ludwig Feuerbachs 417

Schluss

439

ВВЕДЕНИЕ

«Изучение истории философии есть изучение самой философии, да это и не может быть иначе».

Гегель*

Философия, в отличие от любой науки, каков бы ни был исторический уровень ее развития, существует, так сказать, лишь во множественном числе. Иначе говоря, философия су­ществует только как философии, т. е. как неопределенное множество различных, противостоящих друг другу философ­ских систем. Таков modus essendi философии. Такой она была уже в первое столетие своего исторического бытия; такой она осталась и в наше время, и нет оснований полагать, что ког­да-нибудь в будущем философия утратит свою многоликость, которая, как я убежден, является ее специфической сущност­ной определенностью.

Однако достаточно ли ограничиться констатацией того, что каждая эпоха в истории человечества, в истории того или иного народа характеризуется неопределенным множе­ством философских учений? Пожалуй, такой констатации недостаточно. Ведь в каждую историческую эпоху мы обна­руживаем не только сложившиеся в ее рамках философ­ские учения, но и философские учения далекого прошлого, которые в обновленном, обогащенном новой аргументаци­ей виде продолжают свое существование, оказывая мощное влияние как на философию этой эпохи, так и на другие сферы духовной жизни. Платонизм, аристотелизм, стои­цизм, скептицизм, возникшие в античном обществе, не ушли в прошлое; они постоянно возрождаются, актуализируют­ся в философских учениях последующих исторических эпох. То же, конечно, относится к философским системам Декар­та, Спинозы, Лейбница, Локка, Юма, Канта, Гегеля и мно­гих других философов прошлых веков, которые, как я по­зволю себе выразиться, остаются нашими духовными со­временниками.

Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Книга первая. Соч. М., 1935. Т. IX. С. 35.

6 Введение

Констатируя эти факты и истолковывая их, вместе с тем, с позиций идеалистической «философии истории филосо­фии» , французский философ Ж. Мэр категорически утверж­дает, что все когда-либо существовавшие философские сис­темы сохранили свою актуальность: «Никогда ни одна фи­лософская система не уступает места другой. Все они продолжают существовать после смерти их авторов и, по-видимому, будут существовать до тех пор, пока существует человеческое мышление. Аргументы, которые они заимство­вали из науки своего времени, теряют ценность, но идеи, которые они обосновывают, не обесцениваются. Физика Ари­стотеля и физика Декарта мертвы, но аристотелизм и карте­зианство продолжают цвести. Философия относится к науке как к своеобразному трамплину, отталкиваясь от которого, она, как самолет, может достигнуть такой высоты, на кото­рой самые противоречивые учения, в том числе и те, опыт­ные основания которых разрушены новейшими открытия­ми, сохраняют вечную актуальность»1.

Таким образом, историко-философская наука исследует прошлое, которое не остается лишь прошлым, но переходит в каждую последующую эпоху. Философия и история фило­софии, как исторический процесс, образуют развивающее­ся, все более обогащающееся единство, коррелятивное един­ство, в котором философия выступает как единство всего многообразия философских систем, т. е. как история фило­софии. Это, следовательно, не только историческое, но и актуальное, постоянно существующее отношение, которое в немалой степени определяет содержание каждой философ­ской системы.

Обосновывая принцип единства философии и истории философии, Гегель указывал на то, что уже в первых фило­софских учениях, относящихся к далекой древности, были поставлены проблемы, которые стали предметом исследова­ния во всех последующих учениях философов. В этой связи Гегель, например, утверждал, что уже Фалес высказал (прав­да, лишь в смутной, отнюдь не понятийной форме) идею тож­дества бытия и мышления, т. е. основоположение гегелев­ского абсолютного идеализма. Отсюда понятно, почему Ге-

1 Maire J. Une regression mentale. Paris, 1959. p. 15.

Введение

7

гель утверждал: «Систематический прогресс в философии состоит собственно не в чем ином, кроме как в познании того, что уже было высказано»2.

Парадоксальный характер этого изречения Гегеля, ко­торое далеко от адекватного описания историко-философ­ского процесса, может быть правильно понято лишь в связи с его учением о развитии философии, учением, которое са­мым радикальным образом отрицает эмпирически очевид­ное сосуществование неопределенного множества противо­стоящих друг другу философских систем. С точки зрения Гегеля, «во все времена существовала только одна филосо­фия»3, а «кажущиеся различными философские учения пред­ставляют собой лишь одну философию на различных ступе­нях ее развития...»4 Вся история философии, согласно этой теории историко-философского процесса, представляет собой внутренне необходимое, последовательно поступательное дви­жение философского мышления, устремленного к познанию абсолютного.

Несомненной и притом выдающейся исторической за­слугой Гегеля как по существу первого творца теории исто­рико-философского процесса, основоположника научной ис­тории философии, является исследование противоречивого единства философии, сохраняющегося, несмотря на посто­янную конфронтацию философских систем, исследование развития философского познания как прогрессивного про­цесса, результатом которого является все более глубокая постановка философских проблем как необходимое условие их возможного решения. Однако гегелевский панлогизм и обусловленная им редукция реального исторического разви­тия философии к логическому следованию философских идей, саморазвитию понятия философии и всего ее содержания — все это и получило свое выражение в гегелевской интерпре­тации историко-философского процесса как имманентного развития единой, единственной философии, завершением которого и выступал абсолютный идеализм Гегеля.

2 Hegel G. W. F. Samtliche Werke. Bd. VI. S. 319. Stuttgart, 1927.

Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 3. Соч. М., 1935. Т. XI. С. 518.

Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. М., 1974. С. 99.

8

Введение

Вопреки фактам, которые Гегель объявлял видимостью (но ведь видимость — тоже факт), он не хотел признавать, что в философии отсутствует линеарная преемственность учений. Истолковывая историческую преемственность в раз­витии философии как самодостаточный логический процесс, Гегель утверждал: «Последнее по времени философское уче­ние есть результат всех предшествующих философских уче­ний и должно поэтому содержать в себе принципы всех их; поэтому оно, если только оно является философским учени­ем, есть самое развитое, самое богатое, самое конкретное»5. Этот тезис — не случайное высказывание философа, а один из основных принципов его теории историко-философского процесса. Следует, впрочем, отметить, что и сам Гегель в сво­их «Лекциях по истории философии», занимаясь конкрет­ным анализом философских систем, фактически опровергает свое крайне одностороннее, ошибочное понимание историчес­кой преемственности в философии. Так, например, Гегель вовсе не считает стоицизм, эпикуреизм, скептицизм — уче­ния, завершающие античную философию, высшей ступенью ее развития. Философия средневековья, схоластическая фи­лософия в особенности, трактуется Гегелем как отступление от достижений предшествующей античной философии.

В своем анализе философии Нового времени Гегель еще более далек от стремления представить последнее по време­ни учение как более высокую ступень философского развития по сравнению с предшествующей. Высоко оценивая рацио­налистические системы XVII в., Гегель критикует философов XVIII в., в первую очередь представителей Просвещения, как мыслителей, которые во многом, пожалуй, даже в основ­ном, оказались ниже своих великих предшественников. Ра-

5 Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. С. 99. Ж. Ипполит, современный французский философ, близкий по духу гегелевской философии, справедливо указывает на принципиальную несостоятельность этого положения: «Порок гегелевской истории философии, которая высказывает претензию на логическое и хронологическое упорядочение философских уче­ний, заключается в том, что она превращает каждую последую­щую философию в высшее, включающее в себя принцип предше­ствующей философии и преодолевающее это учение» (Hyppolite I. Etudes sur Marx et Hegel. Paris. 1955. p. 82).

Введение

9

зумеется, Гегель не считает Д. Беркли и Д. Юма представи­телями более высокой, чем учения Декарта, Спинозы, Лейб­ница, ступени развития философии. Берклеанство, пишет Гегель, является «самой плохой формой» идеализма, так как Беркли «не идет дальше утверждения, что все предметы суть наши представления»6.

Итак, Гегелю не удалось доказать, что все философские учения представляют собой лишь моменты, стороны, стадии одной и той же философии в процессе ее развития. Гегель идеализировал, гармонизировал историко-философский про­цесс, лишил его присущей ему драматичности, реальных про­тивоположностей, которые, вопреки логике Гегеля, не обра­зуют единства, не переходят друг в друга, не примиряются в диалектическом тождестве, включающем в себя и различие*.

Мы возвращаемся, таким образом, к нашему отправному положению: существование неопределенного множества фило­софских учений, течений, школ, направлений — эмпиричес­ки констатируемый факт, который должен стать исходным пунктом в построении теоретической модели историко-фило­софского процесса. Поскольку согласие между выдающимися философами есть скорее исключение, чем правило, нет и не может быть общепринятого определения понятия философии. Это обстоятельство не должно истолковываться как тупико­вая ситуация. Не существует, например, общепринятого опре-

6 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. XI. С. 370. Г. Мартин, немецкий историк философии, анализируя геге­левскую историко-философскую концепцию, приходит к выводу, что Гегель, вопреки своим намерениям, фактически признавал не­избежность, необходимость плюрализма философских систем. Опи­раясь на Гегеля, Мартин делает вывод: «То, что существует множе­ство противостоящих друг другу философий, и то, что они, по-видимому, всегда будут бороться друг с другом, — это является фактом. Но этот факт не является, с диалектической точки зре­ния, недостатком; это, скорее, необходимость. Для философии, действительно, существенно, что существует много философий. Философия может существовать лишь как множество философий» (Martin G. Allgemeine Metaphysik. Ihre Probleme und ihre Methode. Berlin, 1965. S. 283). Я не могу согласиться с Г. Мартином, что этот вывод, так сказать, подспудно содержится в историко-фило­софской теории Гегеля. Важно другое: это правильное положение, без которого нельзя понять ни философии, ни истории философии.

10

Введение

деления культуры, но теория и история культуры развивают­ся вполне успешно. Теоретиками культуры, полемизирующи­ми друг с другом, предложено свыше 200 дефиниций поня­тия культуры. Хорошо это или плохо? На мой взгляд, хоро­шо, так как лишь путем сопоставления, сравнительного анализа, критики и синтезирования различных определений конкретное постигается именно как конкретное. И Гегель, а вслед за ним и Маркс правильно определяли конкретное в мышлении как единство различных, в том числе и противо­положных определений. И конкретная истина (в отличие от абстрактной) есть единство различных определений.

То, что относится к культуре, а также к понятию кон­кретного, вполне применимо и к пониманию историко-фи­лософского процесса. И теории историко-философского про­цесса следует позитивно оценить и объяснить не только мно­гообразие философских учений, но и соответствующий этому многообразию плюрализм дефиниций понятия философии. Аристотелевское определение философии есть, прежде всего, определение философии самого Аристотеля. То же следует сказать о тех дефинициях понятия философии, которые мы находим, например, у Локка, Дидро или Хайдеггера. И вме­сте с тем каждая из этих дефиниций философии, при всем их отличии друг от друга (а может быть именно благодаря этому отличию), есть в большей или меньшей мере опреде­ление философии вообще. Но это особого рода определение, которое можно было бы назвать императивным: оно не столько говорит о том, что представляет собой философия, сколько о том, чем она должна стать.

Многообразие дефиниций понятия философии, как и мно­гообразие философских учений — естественное, закономер­ное выражение исторически развивающегося богатства тема­тики, проблематики и методов исследования, обретаемых философией. Это богатство не может быть присуще одному философскому учению, как бы ни было оно значительно, со­держательно. Оно, это богатство идей и методов, представля­ет собой достояние того неопределенного множества философ­ских учений всех времен и народов, в силу чего философия и есть, в сущности, историко-философский процесс. И как бы решительно не расходились философы в понимании того, чем они занимаются, в определении смысла и задач философии, в постановке и решении проблем они, несомненно, согласны в

Введение

11

одном, в том, что они называют философскими текстами, от­личая их от того, что они столь же единодушно считают не­философскими текстами. Значит, в чем-то философы, несмотря на разделяющие их принципиальные разногласия, все же со­гласны друг с другом? И хотя слово «философия» на протя­жении ряда веков применялось и к нефилософским исследо­ваниям (напомню о «Философии ботаники» К. Линнея, «Фи­лософии зоологии» Ж. Ламарка), это нисколько не мешало философам идентифицировать собственно философские иссле­дования. Следовательно, несмотря на разительные разногла­сия между философами, существует более или менее общее всем философствующим субъектам представление о том, что следует считать философией, философским. Это обстоятель­ство может быть основанием попытки дать общую, абстракт­ную дефиницию понятия философии, которая, конечно, не будет принята всеми философами, но, вероятно, может быть позитивно воспринята значительным большинством.

Философия есть особый тип мировоззрения. Мне хорошо известно, что немало философов отвергает представление о философии как мировоззрении. Я объясняю это тем, что они не занимаются типологическим исследованием мировоззре­ний и поэтому не выделяют философское мировоззрение, в отличие от других типов мировоззрений; естественно-науч­ного, социально-политического, религиозного, а также ми­ровоззрения повседневного опыта.

Общими для всех типов мировоззрений структурными элементами являются убеждения, которые в зависимости от своего содержания могут быть знаниями, верованиями, до­гадками, научными или ненаучными (даже антинаучными) представлениями. Характер убеждений, естественно, опреде­ляет и характер, качественную определенность мировоззре­ния. Поэтому любая однозначная характеристика мировоз­зрения вообще (т. е. безотносительно к содержанию образую­щих его убеждений) принципиально несостоятельна, ненаучна. Несостоятельно, например, широко распространенное утвер­ждение, что любое мировоззрение неизбежно субъективно, дог­матично, чуждо принятым в науках нормам исследования. 1от факт, что всякое мировоззрение заключает в себе опреде­ленные ценностные ориентации, заинтересованное отношение к природным или социальным реалиям, никоим образом не ставит под вопрос возможность (и необходимость) научных

12

Введение

мировоззренческих убеждений. Ведь и специальное, жестко4 ограничивающее свою проблематику научное исследование, непосредственно не связанное с какими-либо мировоззренчес­кими убеждениями, предполагает ценностные ориентации. Пафос истины, присущий подлинному научному исследова­нию, есть, по существу, мировоззренческий пафос.

Что же отличает философское мировоззрение от других его типов? Во-первых, философия представляет собой общее, или целостное, мировоззрение, поскольку она осмысливает как природную, так и социальную реальность. Это отличает философию от естественно-научного, а также социально-по­литического мировоззрения. Однако религия также являет­ся общим, или целостным, мировоззрением. Философия же, которая, по определению, критически относится к любому верованию, есть теоретически обосновываемое мировоззре­ние. Раскрывая эти две основные черты всякой философии, можно предложить следующую дефиницию: философия есть система убеждений, образующих общее теоретическое ми­ровоззрение, которое осмысливает, критически обобщает по­вседневный опыт людей, феномен человеческой личности, об­щественную практику, научное познание, исторический опыт, исследует многообразие присущих природе и обществу форм всеобщности, разрабатывая на этой основе принципы по­знания, оценки поведения и практической деятельности во­обще, с которыми люди в различные исторические эпохи свя­зывают свои коренные жизненные интересы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История философии (3)

    Документ
    13.Функция философии, связанная с выяснением характера проблем, требующих изменения познавательного аппарата частных наук называется… методологической.
  2. История философии (2)

    Документ
    7. Существование бытия и небытия признавал а) Парменид; б) Зенон Элейский; в) Демокрит; г) Аристотель.
  3. История философии: Запад Россия Восток (1)

    Документ
    Николай Кузанский 8 3. Органистическая и пантеистическая натурфилософия Ренессанса 31 4. Натурфилософия Джордано Бруно 34 5. Жизнь и идеи Кампанеллы 38 Примечания 4 ГЛАВА 3 ПАРАДОКСЫ РЕФОРМАЦИИ: ОТ НЕЗАВИСИМОЙ ВЕРЫ К НЕЗАВИСИМОЙ МЫСЛИ (Э.
  4. История философии: Запад Россия Восток (2)

    Документ
    В. Мотрошилова) Глава 1. Первые греческие мудрецы-философы 9 Мифология и пред-философия 31 Преднаука и любовь к мудрости 34 Глава . Основные фигуры и понятия-принципы ранней греческой философии 1.
  5. «Философия и теология Пауля Тиллиха» (09. 00. 03 история философии)

    Автореферат
    Д 002.015.04. по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора философских наук при Институте философии РАН по адресу: 11 2 Москва, ул. Волхонка, д.

Другие похожие документы..