Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методическая разработка'
– Письма матерей и отцов к своим детям. Поэтические письма, обращённые к самым близким и дорогим людям: к деду, матери, отцу, сестре, любимой, другу…...полностью>>
'Документ'
Усилия по решению проблем трудовой миграции должны быть направлены на раз­ра­бот­ку, поиску финансирования и реализацию конкретных проектов, которые ...полностью>>
'Методические указания'
Рассмотрены и рекомендованы к печати на заседании редакционной комиссии по отрасли науки и техники «биология» 25 мая 1 г. Напечатаны по решению редак...полностью>>
'Диссертация'
 Актуальность исследования. В последнее десятилетие ХХ века в России чрезвычайно обострился интерес к различного рода эзотерическим, оккультным и том...полностью>>

К. С. Гаджиев введение в политическую науку издание второе, переработанное и дополненное Москва • "Логос" • 1999 ббк 60. 5 Г13 Федеральная программа

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Такой подход в почти неизменном виде сохранился вплоть до Нового времени. Так, еще во французской теории административной монархии XVII в. общество слито с государством, воплощается в нем. Там отсутствуют понятия права, предшествующего политическому строю и стоящего выше него, и идеи прав личности, призванных поставить четкие границы государственной власти. Конфликт между отдельным индивидом и государством еще не обнаруживается в то время именно потому, что мысль противопоставить их друг другу не получила признания.

2.2. Формирование современной идеи гражданского общества

Переход от средневековья к Новому времени ознаменовался вызреванием гражданского общества и соответственно выявлением различий между ним и сугубо государственными институтами. Основу этого процесса составил комплекс факторов: формирование идеи личности с особыми неотъемлемыми правами и свободами, а также интересами, которые могут не совпадать с интересами общества; все более растущее осознание факта существования противоречий и конфликтов между обществом и государством; постепенное вызревание институтов, ценностей и идеи гражданского общества, а также мира политического как самостоятельных подсистем человеческого социума и т.д. Мыслители Нового времени, открыв личность, вместе с тем осознали непреложный факт вечной антиномии между личностью и обществом. Отвергается античная и средневековая идея тождества частного и общественного, утверждается идея первичности общества по отношению к государству. Все это в конечном итоге способствовало формированию идеи гражданского общества и мира политического как самостоятельных подсистем человеческого опиума. Она окончательно утвердилась во второй половине XVII-XIX в. в процессе формирования капиталистической системы с такими ее основополагающими атрибутами, как частная собственность, свободно-рыночная экономика, представительно-парламентская демократия и правовое государство, разграничение между социальной и политической сферами, экономическими, социальными и политическими функциями.

В итоге традиционная концепция общества-государства стала подвергаться эрозии и соответственно пересмотру. Это все более отчетливо обнаруживается в традиции, представленной Дж.Локком, А.Фергюсоном, С.Пуфендорфом, И.Кантом, физиократами и др. Следует отметить, что эта традиция исходила из признания факта существования общества уже в естественном состоянии. Так, согласно Дж.Локку, общество предшествует государству, оно существует "по природе". Государство, по Локку, представляет собой некое "новое тело" с комплексом прав, которые превосходят права отдельных лиц, составляющих его. У Локка государство образуется на основе существующих в естественном состоянии общественных отношений. Если каким-либо образом правительство уничтожается, то общество сохраняется со всеми своими естественными законами и правами. Народ, составляющий общество, является сувереном, и в силу этого, хотя с образованием государства суверенитет общества переходит к нему, оно не может полностью поглотить общество. Более того, главная цель государства состоит в защите общества. У мыслителей этой традиции государство приходит не на смену обществу, а призвано управлять им, государство - это инструмент общества, с помощью которого оно актуализирует себя. Эта идея особенно отчетливо прослеживается в работах, например, шотландского ученого - обществоведа середины XVIII в. А.Фергюсона.

Таким образом, постепенно формировалось убеждение, что чрезмерно разросшееся государство препятствует свободному волеизъявлению отдельного индивида и реализации его потенциальныx возможностей. Как писал В.фон Гумбольдт, чем большее действие оказывает государство, тем более схожим становится не только все воздействующее, но и все находящееся под этим воздействием. В таком государстве о людях забывают ради вещей и результатов их деятельности. "Такая государственная система,-, продолжал Гумбольдт,- уподобляется скоплению мертвых ц живых орудий деятельности и потребления, нежели множеству действующих и потребляющих сил" [24, с. 36, 46]. Постепенно различение гражданского общества и государства превращается в аргумент против статус-кво и проникается идеями будущего устройства, призванного обеспечить социальное равенство, гражданские свободы и ограниченное конституционное правительство. Приобретшая революционное содержание тема "гражданское общество против государства" получила более полное освещение в работах Т.Пейна, Т.Ходжскина, Ж.Э.Сиэйеса и особенно в программном документе Великой французской революции "Декларации прав человека и гражданина".

Наиболее радикальную концепцию гражданского общества сформулировал, пожалуй, автор знаменитого памфлета "Права человека" Т.Пейн. У него тема гражданского общества, противостоящего государству, становится центральной. Пейн считает государство необходимым злом: чем оно меньше, тем лучше для общества. Поэтому власть государства должна быть ограничена в пользу гражданского общества, поскольку каждому индивиду по своей природе присуще пристрастие к обществу. Чем совершеннее гражданское общество, тем больше оно регулирует собственные дела и тем меньше оно нуждается в правительстве.

Наделенные неотъемлемыми правами, свободные и равные индивиды предшествуют государству, которое можно считать законным или "цивилизованным" лишь в том случае, если оно образовано в результате ясно выраженного согласия всех индивидов и это активное согласие сформулировано конституционно и зафиксировано с помощью парламентарных представительных механизмов. Цивилизованные системы управления - это конституционные системы управления, наделенные властью через активное согласие свободных и равных индивидов. У таких правительств нет прав, они имеют только обязанности перед своими гражданами.

Конкретные правительства не вправе произвольно изменить или расширить свои права и прерогативы или нарушить доверие и согласие граждан. Именно в естественном состоянии индивидуальные граждане обладают постоянным суверенитетом. Всякое нарушение этого естественного порядка и любая попытка воспрепятствовать ясно выраженному согласию как основе права есть деспотизм, или агрессивное правление, ответственное только перед самим собой. Отсюда противопоставление Пейном гражданского общества государству. По его мнению, самоуверенное и самоуправляемое общество требует лишь минимум политических механизмов. Эти постулаты, более подробно разработанные представителями манчестерской школы и классического либерализма и получившие свое выражение в идеях свободной конкуренции, "государства - ночного сторожа", твердого индивидуализма-негативной свободы и т.д., в дальнейшем стали идейной основой анархизма, либертаризма и других радикальных течений общественной мысли.

Господствующие же позиции в этой сфере заняла либерально-демократическая традиция, представленная именами А. де Токвиля, Дж.С.Милля, Дж.Дьюи и др., а также различными либерально- и социально-реформистскими движениями конца XIX и XX в. Позиции этой традиции по данному вопросу в целом совпадают с принципами и установками, которые изложены в гл. 5 и 13. Здесь отметим лишь то, что для ее приверженцев были характерны поиски путей достижения оптимального равновесия между гражданским обществом и государством. Они исходили из признания того, что разделение между этими двумя сферами является постоянной характеристикой по-настоящему демократической социальной и политической системы, в которой производительная собственность, статус и прерогативы принимать решения не подвластны частной сфере.

2.3. Гегель и марксизм о гражданском обществе

Другая группа ученых и мыслителей XIX в. слишком большую свободу гражданского общества стала рассматривать как фактор парализации общества и интенсификации конфликтов. Тема "государство против гражданского общества" прослеживается в работах И.Бентама, Ж.-Ш.-Л.Сисмонди, П.П.Пфицера и др., а более или менее завершенную форму приобрела у Л. фон Штейна и Г.В.Ф.Гегеля.

Главная заслуга в разработке концепции гражданского общества в его взаимосвязи с государством, несомненно, принадлежит * егелю. На основе систематизации всего наследия французской, английской и немецкой общественно-политической мысли Гегель пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию диалектического движения от семьи к государству в процессе длительного и сложного процесса исторической трансформации от средневековья к Новому времени. Социальная жизнь, характерная для гражданского общества, радикально отличается от этического мира семьи и публичной жизни государства.

Гражданское общество составляет комплекс частных лиц классов, групп, корпораций, сословий, институтов, взаимодействие которых регулируется гражданским правом и которые прямо не зависят от самого государства. По Гегелю, семья как "первый этический корень государства" представляет собой сущностное целое, члены которого не рассматривают себя как конкурирующих между собой индивидов, связанных неким договором. В гражданском обществе дело обстоит иначе. Многочисленные его составляющие зачастую несопоставимы, неустойчивы и подвержены серьезным конфликтам. Оно напоминает беспокойное поле боя, где одни частные интересы сталкиваются с другими частными интересами. При этом чрезмерное развитие одних элементов гражданского общества может привести к подавлению других его элементов. Общество не может являться "гражданским" до тех пор, пока оно не управляется политически под присмотром государства. Лишь верховная публичная власть - конституционное государство может эффективно справиться с его несправедливостями и синтезировать конкретные интересы в универсальное политическое сообщество. С этой позиции Гегель критиковал современную теорию естественного права за то, что оно смешивает гражданское общество и государство, рассматривает последнее как партнера его подданных и тем самым подвергает сомнению "абсолютный божественный принцип государства".

Как считал Гегель, в отношении частного права, семьи, гражданского общества в целом государство выступает одновременно и как внешняя необходимость, и как имманентная цель. Более того, в государстве в абстрактных терминах воспроизводятся идея божественности и боговдохновенности, идея нравственного начала. По словам Гегеля [18, с. 283], государство само по себе есть нравственное целое, осуществление свободы и абсолютная цель разума состоит в том, чтобы свобода действительно была. Государство есть дух, стоящий в мире и реализующийся в нем сознательно.

Таким образом, идеальное государство у Гегеля представляет собой не радикальное отрицание естественного состояния вечной войны всех против всех (Гоббс, Спиноза), не инструмент сохранения и завершения естественного общества (Локк, Пуфендорф), не простой механизм администрирования данного природой, автоматически саморегулируемого гражданского общества. Последнее одновременно требует и обеспечивает условия для институционально самостоятельного суверенного государства, которое соединяет вместе элементы гражданского общества как самоопределяющего целого и тем самым ведет этическую жизнь к всенарпавляющему, более высокого порядка единству. Лишь признавая и vдерживaя гражданское общество в подчиненном положении, государство может обеспечить его свободу. I Государство представляет общество в его единстве. Гражданское общество одновременно сохраняется и преодолевается как необходимый, но подчиненный аспект более широкого, более сложного и более высокого сообщества, которое организовано политически.

Особый подход к проблеме гражданского общества прослеживается в марксизме. Вслед за Гегелем К.Маркс рассматривал гражданское общество как исторический феномен, как результат исторического развития, а не как данное природой состояние. Государство и гражданское общество составляют исторически детерминированные образования, характеризующиеся особыми формами и отношениями производства, классового разделения и классовой борьбы и защищаемые соответствующими политико-правовыми механизмами. Причем они имеют преходящий характер, поскольку порождают пролетариат - могильщика буржуазного общества. Строя свой анализ главным образом на способе производства, Маркс не уделил должного внимания таким элементам гражданского общества, как домохозяйства, добровольные ассоциации, средства массовой информации, школы, больницы и т.д. Он игнорировал также появление, начиная с XVIII в., профессиональных организаций инженеров, врачей, юристов, архитекторов и т.д. В марксистской теории государство выражает общий интерес, а гражданское общество - частный интерес. Гражданское общество относится к материальной сфере, в то время как государство составляет надстройку, причем государство относится к гражданскому обществу спиритуалистически - как небо к земле в религии.

По К.Марксу, в гражданском обществе в "своей ближайшей Действительности" человек - мирское существо, имеющее и для себя, и для других значение действительного индивида. В государстве же, где человек признается родовым существом, он лишен своей действительной индивидуальности. С этой точки зрения [43, т. 1, с. 340] "различие между религиозным человеком и гражданином государства, между поденщиком и гражданином государства, землевладельцем и гражданином государства, Между живым индивидом и гражданином государства".

Маркс подчеркивал, что социальные структуры гражданского общества не есть самостоятельные образования, порождающие буржуазное общество, а скорее представляют собой формы, в которых возникло буржуазное общество. Другими словами, социальные структуры гражданского общества - скорее результат а не причина класса буржуазии. Маркс говорил о корпорациях и гильдиях как формах, "в которых сформировалась промышленная буржуазия", имея в виду, что эти социальные организации являются не независимыми причинами восхождения буржуазии и порожденными в процессе этого восхождения результатами. Речь идет об ассоциации и корреляции между ними, а не о приоритете гражданского общества. В письме к Анненкову 28 декабря 1846 г. Маркс писал [43, т. 27, с. 402]:

Возьмите определенную степень развития производства, обмена и потребления, и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов,- словом, определенное гражданское общество. Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества.

Однако Маркс концентрировал внимание на выявлении скорее того, как экономика определяет политику, нежели на социальной структуре, которую невозможно свести исключительно к экономическим классам или экономическим отношениям. В конечном счете Маркс упростил крайне сложную структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя его фактически к сфере труда, производства и обмена. Для него гражданское общество - это форма, в которой осуществляется экономическое развитие. Здесь для марксизма характерна тенденция к дихотомизации социальных структур, сводящая все социальные отношения к экономическим, политическим и идеологическим, т.е. к элементам базиса и надстройки. При этом из поля зрения выпадает комплекс социокультурных, этнонациональных, семейно-бы-товых отношений, институтов, обеспечивающих социализацию и воспитание подрастающего поколения и т.д. Во введении к "Критике политической экономии" Маркс характеризовал гражданское общество как производное от материальных условий жизни и утверждал, что "анатомию гражданского общества необходимо искать в политической экономии".

В целом формирование различных вариантов концепции гражданского общества неразрывно связано с формированием идей индивидуальной свободы, самоценности каждой отдельно взятой личности. Это верно и применительно к марксистской концепции. Но вместе с тем в марксизме была заложена возможность полного растворения индивидуально-личностного начала в коллективном, будь то в гражданском обществе или государстве. Уже в статье "К еврейскому вопросу" [43, т. 1, с. 401-402] К.Маркс сетовал на то, что

... ни одно из так называемых прав человека <равенство, свобода, безопасность, собственность. - К. Г. > не выходит за пределы эгоистического человека, человека как члена гражданского общества, т.е. как индивида, замкнувшегося в себе, в свой частный интерес и частный произвол и обособившегося от общественного целого

Отвергая такой подход, Маркс пришел к мысли, что человек может найти себя и освободиться лишь тогда, когда он станет действительно родовым существом. Его спасение - в слиянии с родом, обществом. Показательно, что классический марксизм предусматривал снятие разделения государства и гражданского общества путем отмирания государства и соответственно права [43, т. 19, с. 5]:

Так как государство есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции, чтобы насильственно подавить своих противников, то говорить о свободном народном государстве есть чистая бессмыслица: пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое перестает существовать.

У основоположников марксизма речь шла о построении коммунистического общества без государства. Вот почему в их глазах применительно к будущему отношения между государством и гражданским обществом теряли всякий смысл. Где нет государства, там нет правовых отношений и правовых институтов, нет там соответственно и прав. В царстве свободы вы не вправе поднять вопросы о свободах. Основоположники марксизма были Убеждены, что в коммунистическом обществе благодаря "всестороннему развитию индивидов исчезает порабощающее человека подчинение его разделению труда" [43, т. 19, с. 20]. Считалось, что [43, т. 3, с. 32]

...в коммунистическом обществе, где никто не ограничен исключительным кругом деятельности, а каждый может совершенствоваться в любой отрасли, общество регулирует все производство и именно поэтому создает для меня возможность делать сегодня одно, а завтра другое, утром охотиться, после полудня ловить рыбу, вечером заниматься скотоводством, после ужина предаваться критике, - как моей душе угодно, - не делая меня, в силу этого, охотником, рыба"0 пастухом или критиком

Хотя Маркс и сознавал, что в сфере производства люди не могут полностью преодолеть необходимости, он предполагал полное отделение управления вещами от управления людьми Необходимость приписывалась только первой сфере. Договорная система имеет смысл в условиях товарного производства и конфликтующих интересов. Там, где нет товарного производства там нет и конфликтующих интересов, следовательно, отпадает необходимость в каком-либо договорном принципе. Маркс представлял себе общество не только без господства, но и без власти. Где нет власти, там никто не нуждается в управлении, стало быть, теряет смысл "правление народа", т.е. демократия. Поэтому естественно, что, настаивая на необходимости слома старого государственного аппарата, В.И.Ленин вообще не пользовался понятиями гражданского общества и правового государства. Считалось, что освобождение человечества придет в результате уничтожения классовых различий и последующей ликвидации разделения между гражданским обществом и государством, а также достижения координации и объединения личного и коллективного существования. В итоге в условиях реального социализма государство, которое рассматривалось как выразитель и гарант всеобщего интереса, по сути дела полностью подчинило и поглотило все общество. Поэтому неудивительно, что из советского обществознания вообще исчезло понятие "гражданское общество".

С этой точки зрения не лучше обстояло дело и в западном марксизме. А.Грамши был последним крупным марксистским теоретиком, который более или менее серьезно затрагивал проблему гражданского общества. Обращает на себя внимание тот факт, что он в разных контекстах по-разному толкует это понятие. В одних работах государство противопоставляется гражданскому обществу, а в других последнее отождествляется с государством. В одних работах гражданское общество включает экономические отношения, а в других - их исключает и т.д. При этом Грамши считал, что гражданское общество располагается между экономической структурой и государством, т.е. он фактически отвергает дихотомическую схему, в которой общество делится на базис и надстройку. У него гражданское общество - нечто промежуточное, связанное как с экономической структурой, так и с государством. Вместе с тем в трактовку рассматриваемого понятия Грамши внес совершенно новый по сравнению с К.Марксом и Ф.Энгельсом элемент. В отличие от них он считал, например, что гражданское общество принадлежит не к сфере культуры, а к сфере надстройки и охватывает не "все материальные отношения", как говорили Маркс и Энгельс, а только идиолого-культурные отношения. Такой подход в принципе вряд ли мог способствовать адекватному раскрытию действительного содержания гражданского общества, его места и роли в общественно-политической системе.

Следует также отметить, что в западном обществознании вплоть до второй половины 70-х годов отсутствовали сколько-нибудь заметные работы, посвященные специально гражданскому обшеству - это во многом объясняется тем, что здесь под "обще-вом" подразумевалось гражданское общество, т.е. независимый от государства комплекс институтов, отношений, норм и ценностей. Поэтому западная социология, которая, кстати, переживала наибольший расцвет в XX в., не считала необходимым специально подчеркнуть, что общество - гражданское. Уместно напомнить, что социология как самостоятельная научная дисциплина (Сен-Симон, О.Конт и др.) возникла в процессе формирования и укрепления гражданского общества. Определенную роль с рассматриваемой точки зрения, по-видимому, сыграли также формирование и утверждение в XX в. идеи государства благосостояния, которое интегрирует в себе многие функции, свойственные гражданскому обществу. Симптоматично, что практическое исчезновение в библиотечных каталогах работ, в названиях которых в той или иной форме фигурировало бы понятие "гражданское общество", обнаруживается на фоне всевозрастающего изобилия работ о государстве благосостояния.

Возрождение интереса к проблеме гражданского общества в западном обществознании приходится на вторую половину 70-х - 80-е годы. Это связано с теми историческими процессами, которые ассоциируются с дальнейшим расширением ареала либеральной демократии, распространением демократических Ценностей, принципов и институтов на новые страны и регионы. речь идет прежде всего о Европе, где во второй половине 70-х - 80-х годах народы Греции, Испании и Португалии, покончив с авторитарными режимами, вступили на путь демократических образований, а в конце 80-х - начале 90-х годов потерпели крушение тоталитарные режимы в восточноевропейских странах ". На повестке дня со всей остротой встал вопрос о гражданском обществе, о его сущности, путях и формах его возрождения и укрепления как необходимого условия утверждения демократии.

2.4. Гражданское общество: сущность и важнейшие структурные элементы

В либерально-демократической общественно-политической системе как целостном социуме выделяются следующие взаимо. связанные и взаимозависимые подсистемы: производственная, или экономика-хозяйственная, социальная, духовная и политическая. Производственная подсистема обеспечивает материальную инфраструктуру, а политическая - механизм реализации общей воли и общего интереса всех основных составных элементов системы в целом. Социальная и духовная сферы в совокупности составляют гражданское общество, которое можно также обозначить как единую подсистему. Следует особо подчеркнуть, что гражданское общество нельзя представлять как некое промежуточное звено между сферами производства и политической, поскольку по своей значимости оно играет центральную роль в жизнедеятельности человеческого социума.

Каждая из названных подсистем может сохраниться и функционировать лишь тогда, когда все остальные также исправно выполняют свои функции. Наличие тесной, неразрывной взаимосвязи между тремя подсистемами наглядно обнаруживается на примере стран бывшего СССР, в том числе России, которые в процессе преобразования тоталитарных структур на путях демократизации сталкиваются зачастую с неразрешимыми проблемами. На каждом шагу выясняется, что для успешного проведения экономических реформ важно не только декларировать ликвидацию введенной тоталитарным государством распределительной системы материальных благ, но и создавать реальные механизмы социальной защиты трудящихся, учащейся молодежи, неимущих слоев населения и т.д. А это в свою очередь невозможно реализовать без широкомасштабных структурных политических реформ. Реформы же, направленные на демократизацию властных структур, остаются лишь декларациями и благими пожеланиями, когда они не подкреплены реальными сдвигами в экономической и социальной сферах. Поэтому очевидно, что рыночная экономика, гражданское общество и политическая демократия останутся лишь несбыточными утопическими прожектами до тех пор, пока нет полного и четкого осознания того, что они теснейшим образом взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Гражданское общество и правовое государство предполагают друг друга. С определенными оговорками можно сказать, что гражданское общество и правовое государство возможны при определенном типе экономики, основанном на частной собственности и системе свободного рынка (возможно, применительно к современному обществу на принципах свободы экономического выбора).

Обратившись к схеме на рис. 1.1, мы можем убедиться в том, что при выключении любой из ее вершин от нее отпадает половина, а выключение оси АВ вообще лишает ее смысла.

Если взять данную конфигурацию за основу, то сам собой снимется пресловутый вопрос о том, определяет ли базис надстройку или, наоборот, надстройка - базис. В силу неразрывной взаимосвязанности все четыре подсистемы детерминируют друг друга При этом важно учесть, что все названные подсистемы пронизаны единым комплексом основополагающих, или осевых, принципов, ценностей, установок, ориентации, составляющих их системообразующие характеристики и определяющих их единосущность. Естественно, что они генерируются гражданским обществом, которое соответственно определяет сущностные, системообразующие характеристики как экономической, так и политической подсистем. Сказанное не надо понимать в смысле замены одной разновидности детерминизма другой. Разумеется, отказ от экономического детерминизма отнюдь не означает игнорирование фактора экономики в важнейших сферах общественной жизни, в том числе и политической. Речь идет о том, что экономическая деятельность во всех ее проявлениях есть функция конкретных людей, составляющих гражданское общество. В определенном смысле можно сказать, что каковы эти люди, каково гражданское общество, такова и экономика. Например, экономический рост стал интегральной частью демократического процесса. Но он зависит от состояния здоровья общества, его умонастроений, морально-этнических ориентиров, социальных установок, интеллектуальной атмосферы и т.д.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. В. Новиков доктор философских наук, профессор

    Книга
    Печатается по решению редакционно-издательского Совета Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им.
  2. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (2)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  3. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (1)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  4. Научно-исследовательский институт проблем каспийского моря (2)

    Документ
    Третий выпуск сборника «Астраханские краеведческие чтения» традиционно подводит итог работы астраханских, региональных и зарубежных ученых и специалистов по изучению природных ресурсов, истории и культуры Астраханского края.
  5. [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (13) – серия «Право» [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2010.

Другие похожие документы..