Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
Разработана методика комплексного мониторинга изменчивости уровня Каспийского моря с использованием данных спутниковой альтиметрии. Сравнение полученн...полностью>>
'Урок'
а) Запишите правила подвижных игр (напр., разновидности "пряток", "пятнашек", "жмурок", "чай-чай-выручай", &qu...полностью>>
'Документ'
Приветствие (Прозвучал звонок будем начинать урок. Здравствуйте – садитесь. Тема нашего урока – логика. Сегодня мы с вами продолжим путешествовать по...полностью>>
'Лабораторная работа'
В мехатронных и робототехнических системах в большинстве случаев приходится определять скорости вращающихся деталей или узлов, поэтому под тахометрич...полностью>>

К. С. Гаджиев введение в политическую науку издание второе, переработанное и дополненное Москва • "Логос" • 1999 ббк 60. 5 Г13 Федеральная программа

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Впечатляющих успехов в послевоенные десятилетия, особенно в 60-е - 80-е годы, добилась политическая наука Федеративной Республики Германии. Эти успехи связаны прежде всего с именами К.Байме, Г.Рормозера, Г.Люббе, К.Зонтхаймера, Г.-К.Кальтенбруннера и др. О характере и направленности германской политической науки можно судить даже по перечислению проблем, ставших объектом ее изучения: теория политики, история политических идей, философская антропология, теория политических процессов, сравнительный конституционализм и др. Важное место отводится политическим институтам, политическим партиям, объединениям, союзам, внутренней политике, государственно-административной системе внешней политике и т.д.

Германская политическая наука развивается и функционирует в русле традиций органического сочетания теоретических,

философских и ценностных начал, с одной стороны, и эмпирико-фактографических начал - с другой. Обращает на себя внимание существование нескольких концепций политической науки в ФРГ. Сторонники одной из них, следуя традиции школы Staatslehre, отождествляют ее с государствоведением, дополненным изучением динамики государственных институтов. Вторая группа, отрицая единство политической науки, говорит о политических науках - истории, социологии и экономике. Приверженцы третьей концепции рассматривают ее как один из разделов социологии, концентрируя при этом внимание на социологических аспектах политики. Четвертый подход представлен исследователями, усматривающими задачу политологии в историко-герменевтическом анализе современности.

В тех или иных формах политическая наука развивалась и в других странах. Об этом свидетельствует создание множества национальных и региональных ассоциаций и организаций политических наук. Беспрецедентный размах получило развитие преподавания политологии в университетах и вузах гуманитарного профиля, а также подготовка бакалавров, магистров и докторов по различным областям политологии. Существенно расширился круг политологических журналов. Следует отметить, что в середине 70-х годов была создана Советская ассоциация политических наук, что свидетельствовало об определенных сдвигах в данной сфере и у нас в стране.

Не затрагивая конкретные пути и тенденции развития политической науки после второй мировой войны по отдельным странам, все же отметим некоторые ее особенности в США и континентальных европейских странах. В целом европейская политическая наука берет начало от истории идей и концентрирует внимание на исследовании государственного права и государственно-политических институтов. Американская же политология Делала акцент на социальные основания государства. Здесь имеет место тесное взаимодействие политической науки, политической практики и политической социализации. В США развитие политической науки шло преимущественно по линии проведения прикладных эмпирических исследований. Концентрируя внимание на сборе и систематизации эмпирических данных, американская политическая наука не всегда и не в достаточной мере учитывала историческое и теоретическое измерения политики. Если в США политика развивалась в русле позитивизма и сциентизма, то в континентальной Европе были восстановлены и успешно развивались историко-правовые, государствоведческие, политико-философские традиции. Если в первом случае преобладало эмпирическое начало, то во втором случае исследования базировались на органическом сочетании теоретического и эмпирического начал.

В послевоенные десятилетия получили дальнейшее развитие прежде всего те теории, идеи, концепции, которые были выдвинуты и сформулированы в довоенный период. Это теории групп вообще и заинтересованных групп в частности, а также связанная с ними теория равновесия политических сил (Д.Трумен, Д.Истон, Р.Тейлор и др.), теории демократии (Р.Даль, Дж.Сартори и др.), теории элит и элитизма (Г.Ласуэлл, Р.Миллс и др.), идей власти, контроля и влияния (Дж.Кэтлин, Ч.Мерриам, Г.Моргентау) и т.д. Наряду с этим начались и широкомасштабно осуществлялись исследования политических систем современности (Д.Истон, К.Фридрих, К.Дойч, Г.Шильс, Р.Арон и др.), партийно-политических систем (М.Дюверже, У.Д.Бернхэм, Дж.Сандквист, К.Байме и др.), структурно-функционального анализа мира политического (Т.Парсонс, Ч.Бернард, Р.Мертон и др.), идей конфликта и консенсуса в политике (С.М.Липсет, Л.Коузер и др.).

1.8. Сравнительная политология

В послевоенный период важный вклад был внесен в разработку методологических принципов политологических исследований. Так, в 50-е годы почти одновременно мировая политология обогатилась комплексом новых методологических и концептуальных подходов, методов и приемов исследования. Среди них следует назвать бихевиоризм, системный анализ, политико-культурный подход, а также и связанные с ним теории и концепции, а также приемы, методы, понятия и категории. В тот же период как самостоятельная область политической науки окончательно сформировалась сравнительная политология. Причем все теории и концепции настолько связаны и переплетены между собой, что практически невозможно представить их друг без друга. Чтобы убедиться в этом, достаточно отметить лишь то, что сравнительные исследования основываются на бихевиористских методах и системном подходе. Что касается политико-культурного подхода и концепции политической культуры, то они разрабатывались и получили дальнейшее развитие также в рамках сравнительной политологии.

Политология, как и любая другая социальная и гуманитарная научная дисциплина, изучает свой предмет путем его соизмерения и соотношения с другими феноменами и процессами. Иначе говоря, сам принцип сравнительности имплицитно присущ любому политологическому исследованию, особенно когда речь идет о классификации и типологизации. Политологическая традиция, начиная с Платона и Аристотеля, уже сама по себе содержит значительный элемент компаративизма. Именно на основе сравнительного подхода Аристотель создал свою типологизацию трех основных систем правления по числу лиц, обладающих властью, или властителей: монархическую, олигархическую и демократическую, в которых верховная власть принадлежит соответственно одному, немногим и всем. Значительный вклад Аристотель внес также в сравнительное изучение конституций древнегреческих городов-государств. К предтечам сравнительного анализа следует причислить Ш.Л.Монтескье.

Особенно широко сравнительный метод стал использоваться в социальных и гуманитарных науках в XIX в. Отдельные его элементы были присущи исторической школе права Савиньи в Германии и так называемой тевтонской школе историографии в США. Под влиянием этих школ в конце XIX в. сформировалась методология сравнительной политики. Одним из ее зачинателей считается Э.Фримен, который в своей книге "Сравнительная политика" (1873), которая, кстати, в свое время была переведена на русский язык, сформулировал известный тезис "История - это политика в прошлом, политика - это история в настоящем". Используя методы сравнительной филологии и политики для изучения истории конституционных учреждений, Э.Фримен пытался выявить сходные черты у разных народов и государств различных исторических эпох и объяснить это происхождением от какого-нибудь одного корня. Особенную популярность методология сравнительной политики получила в США. Так, здесь сформировалось самостоятельное историческое направление, представители которого (Г.Б.Адамс, А.Уайт, Дж.Барджес и др.) пытались выявить генеалогию политических учреждений Америки из институтов общинного самоуправления древних германцев, найти в колониальной Америке связующее звено с древнегерманской племенной организацией.

Необходимо отметить, что та методология сравнительной политики, которая трактовалась и применялась ее сторонниками, существенно отличается от методологии и методов современной сравнительной политологии. Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать позицию по данному вопросу известного русского ученого XIX - начала XX в. М.М.Ковалевского. Не признавая за простым сравнением тех или иных учреждений и институтов каких-либо двух и более произвольно взятых стран статуса научного метода, Ковалевский называл его просто сопоставительным методом. Хотя, говорил он, сопоставить законодательства нескольких народов по тому или иному вопросу и интересно, но делать на этой основе выводы о достоинствах или недостатках этих законодательств неправомерно. Поэтому, продолжал он, "говоря о сравнительном методе, мы отнюдь не разумеем под ним простого сравнения или сопоставления". Чтобы пояснить свою позицию, Ковалевский предпочитал понятию "сравнительный метод" понятие "историко-сравнительный метод"'. Излагая суть этого метода в юриспруденции того периода, он писал [36]:

Те или другие законодательства сравниваются ими <историками и юристами. - К.Г.> или потому, что те народы, которым принадлежат эти законодательства, происходят от одного общего ствола, а следовательно, способны были в их глазах вынести из общей родины общие юридические убеждения и институты, или же потому, что, не имея даже такого общего достояния обычаев, нравов и учреждений, они одинаково дошли и доросли до них, другими словами, достигли одинаковых ступеней общественного развития.

Методология современной сравнительной политологии основывается на иных принципах и исходных позициях. В этом качестве сравнительный метод в отдельных своих аспектах использовал еще Гегель, особенно в работе "Философия истории". Именно здесь он сформулировал свой тезис о пассивности, летаргичности и в силу этого неспособности восточного менталитета к социальному, технологическому и иным формам прогресса по сравнению с Западом, где, по его мнению, преобладает активное, рационалистическое творческое начало, способствующее прогрессивному восхождению духа свободы. Эта традиция в рассматриваемом контексте нашла дальнейшее развитие у М.Вебера, особенно в его трудах по социологии религии и культуры.

Значительный элемент компаративизма присутствовал в упомянутом выше фундаментальном двухтомном труде русского ученого М.Острогорского "Демократия и политические партии".

Изыскания сравнительного плана продолжали и другие исследователи в первые десятилетия XX в. Так, работы К.Фридриха и Г. Файнера "Теория и практика современной системы правления" (1932) и К.Фридриха "Конституционное правление и демократия" (1937) являются по своему характеру сравнительными исследованиями. В них анализируются различные формы правления, политических институтов и процессов в контексте важнейших тем политической теории. В 1940 г. с выходом в свет книги М.Фортеса и Е.Притчарда "Африканские политические системы" началась история политической антропологии, сыгравшей немаловажную роль в возникновении сравнительной политологии.

При всем этом сравнительная политология как самостоятельный крупный раздел политической науки выделилась лишь в 50-х годах. Не случайно в многотомной "Энциклопедии социальных наук", опубликованной в 1930-1935 гг., статья о сравнительной политологии отсутствует. Этому способствовал ряд факторов.

К началу 50-х годов как методологический арсенал политической науки, так и ее понятийно-категориальный аппарат, сложившиеся в предшествующий период, перестали отвечать реальностям мирового политического развития. Важнейшие политологические концепции разделения властей, представительства, парламентаризма и т.д. и соответствующие им государственные и политические институты возникли в период, когда широкие массы по сути дела еще не были допущены к политике, главенствующие позиции в ней занимали власть имущие, а партии и избирательные системы находились еще на стадии формирования.

В XX в., особенно после второй мировой войны, произошли существенные социальные и политические изменения. Это - введение действительного всеобщего права голоса, беспрецедентное расширение круга участников политического процесса, развитие и институционализация политических партий и заинтересованных групп, возникновение множества общественных организаций, всеобщей системы образования, восхождение средств массовой информации и т.д. Такие широкомасштабные изменения, естественно, требовали соответствующего концептуального, методологического и методического инструментария. Поэтому были Разработаны и стали использоваться концепции политической системы, политических ролей и функций, политической структуры, политической культуры, политической социализации и т.д. Соответственно все большую популярность в политологии приобретали антропологические, социально-психологические, культурологические концепции, а также теории и методы исторической социологии и собственно социологии. Сравнительная политология и была призвана осуществить интеграцию этих новых явлений, тенденций и достижений и поднять политическую науку на качественно новую ступень развития.

В первой половине 50-х годов проводились исследования, которые дали стимул к разработке и институционализации этого научного направления. Среди них следует назвать книги Р.Макридиса "Сравнительное исследование систем правления" (1954) и "Сравнительное исследование политики" (1955). Своеобразным манифестом нового направления стала получившая широкую популярность и отклик статья Г.Алмонда "Сравнительные политические системы" (1956). Последующие плодотворные изыскания Г.Алмонда, С.Вербы, Р.Путнема, С.Пая, Д.Эптера и других ученых существенно расширили и углубили наши знания о структурах, условиях и последствиях политического поведения и политической культуры различных слоев населения в индустриально развитых странах. Немаловажное значение имели появившиеся позже сравнительные исследования заинтересованных групп и неокорпоративистского механизма принятия решений (Ф.Шмиттер, Г.Лембрук, С.Бергер, Дж.Голдтроп и др.), сравнительные исследования политических партий (Дж.Сартори, А.Лийпхарт, Б.Поуэлл и др.).

Среди факторов, способствовавших формированию сравнительной политологии, следует назвать значительное увеличение массива данных о незападных политических системах и все более растущий интерес политологов разных стран к международно-политическим проблемам и связанное с этим внимание к политическим институтам, ценностям, установкам, традициям, политическим культурам других стран и народов. С этой точки зрения важная заслуга сравнительного подхода состоит в том, что большинство его приверженцев фактически отказалось от господствовавшего в западной политической науке в первой половине XX в. евроцентристского взгляда на политику. Собственно говоря, формирование и рост популярности сравнительного подхода именно в послевоенное время во многом объясняются происходившими изменениями мирового масштаба, в частности процессами деколонизации и образования новых государств, многие из которых становились все более самостоятельными и активными субъектами мировой политики.

Естественно, что проблема развития и политической модернизации новых стран Азии и Африки заняла важное место в сравнительной политологии. В формирование этого направления большой вклад внесла появившаяся в 1966 г. коллективная монография "Политика в развивающихся регионах" (Г.Алмонд, Б. Поуэлл и др.). В ней была предпринята попытка разработать модели политического и социально-экономического развития ан третьего мира. С тех пор появилось множество работ, посвященных различным аспектам модернизации. Под модернизацией понимается процесс эволюционной трансформации от традиционного общества к переходному или модернизирующемуся и через него к индустриальному обществу. Выделяют несколько типов модернизации. Основываясь на системном подходе, их авторы пытаются определить пути и формы влияния не только социальных изменений на политическую систему, но и конкретных типов политической системы на данные изменения.

При этом политологи-компаративисты исходят из факта существования во всех обществах независимо от уровня их развития общих для них элементов и параметров. В данном отношении показательна позиция Г.Алмонда. По его мнению, во-первых, даже самые примитивные общества обладают всеми формами политической структуры, которые есть в самых сложных обществах и которые можно сравнивать друг с другом по уровню и форме структурной специализации; во-вторых, во всех политических системах осуществляются одни и те же функции, хотя они и могут реализовываться с разной частотой и разными типами структур (здесь можно провести сравнение частоты форм и стилей этих функций); в-третьих, политическая структура во всех обществах многофункциональна (в этом контексте сравнению подвергается степень специфичности функций); в-четвертых, все политические системы представляют собой "смешанные" системы в культурном смысле. Поэтому нет чисто современных и чисто примитивных обществ. Они отличаются друг от друга относительным преобладанием современных (рационалистических) или традиционных компонентов [141, с. 11].

В рамках сравнительной политологии развернулись исследования политической культуры различных стран и регионов, возникли такие новые дисциплины и разделы политической науки, как политическая антропология, политическая психология, политическая экология и др. На качественно новый уровень поднялось изучение политической философии и этики. Появилась серия работ, посвященных созданию методологических принципов сравнительной политологии. Среди них можно упомянуть сборники статей "Методология сравнительного исследования" (1970) и "Сравнительные политические системы" (1977), книги Р.Чилкота "Теории сравнительной политики: в поисках парадигмы" (1981) и Р.Меррита "Системный подход к сравнительной политике" (1970) статьи Г.Алмонда "Анализ политических систем по типу развития" (1965) и И.Кима "Концепция политической культуры в сравнительной политике" (1964) и т.д. Необходимо отметить, что поток литературы по данной проблематике постоянно возрастает О значимости этого направления свидетельствует появление ряда профессиональных журналов: "Сравнительное обозрение цивилизаций", "Сравнительные исследования по истории и обществу" "Сравнительные политические исследования" и т.д.

На исходе XX в., пройдя столетний путь со времени своего возникновения, политология приобрела статус поистине системной и междисциплинарной науки.

Вопросы и задания для самопроверки

1. Что вы понимаете под политической наукой? Каковы ее место и роль среди других социальных и гуманитарных наук?

2. Каков предмет политической науки?

3. Чем отличаются друг от друга социология, политическая социология и политическая наука?

4. Что понимается под политологической традицией?

5. Назовите основные этапы формирования и эволюции политической науки.

6. Назовите и охарактеризуйте две основные тенденции в политологии.

7. Каковы особенности развития политической науки в европейских странах и США между двумя мировыми войнами?

8. Каковы особенности развития политологии после второй мировой войны?

9. Что понимается под сравнительной политологией?

10. Назовите важнейшие политологические теории и концепции, разработанные в послевоенные десятилетия.

Глава 2

Гражданское общество: политологический аспект

Политика, ее сущность, характер, формы функционирования и реа-ации в значительной мере детерминируются факторами, процессами обытиями, разворачивающимися в гражданском обществе. Поэтому я выявления сущности политического в целом, политических феноменов и процессов необходимо определить тип общества, тех социологических оснований и условий, на которых они разворачиваются.

Гражданское общество представляет собой одну из ключевых категорий современного обществознания. Не является исключением и политология. Что же такое гражданское общество и какое оно занимает место в общественно-политической системе? В трактовке этой сложной и многоплановой проблемы существует довольно большой разброс мнений и оценок как в западной, так и российской литературе. Дискуссионным остается вопрос о происхождении, исторических судьбах и хронологических рамках гражданского общества. На правом фланге, преимущественно у либертаристов, оно понимается сугубо позитивно, как своего рода синоним рыночных или других форм "частной" жизни, которые считаются совершенными уже в силу того, что они противостоят государственной власти. Ортодоксальные левые в целом негативно относятся к разделению гражданского общества и государства, полагая, что это затемняет основополагающие проблемы частной собственности, классового разделения и классовой борьбы.

Некоторые исследователи придерживаются того мнения, что сама идея гражданского общества как независимого от государства образования верна лишь применительно к ранней "либеральной" стадии развития капитализма. В подтверждение этого тезиса приводится тот довод, что в современных условиях границы между гражданским обществом и государством практически стерлись, что государство по сути дела вмешивается решение всех фундаментальных экономических и социальных проблем. Представители либеральной и умеренно-консервативной традиций вслед за Гегелем рассматривают гражданское общество и правовое государство как две стороны одной медали. Существует также мнение, которое отождествляет гражданское общество с человеческим обществом вообще.

Мысль о том, что общество возникло и развивалось вместе с государством, сама по себе верная и не подлежит сомнению. Но ряд принципиальных возражений и оговорок вызывает постановка вопроса в такой форме. Прежде всего не следует путать понятия "гражданское общество" и "человеческое общество". Если общество, как таковое, появилось вместе с человеком, то гражданское общество - это исторический феномен возникший на определенном этапе развития человеческого общества, прежде всего западной цивилизации.

2.1. Трактовка понятия "гражданское общество" в античности

Говорить о гражданском обществе в современном понимании можно лишь с момента появления гражданина как самостоятельного, сознающего себя таковым, индивидуального члена общества, наделенного определенным комплексом прав и свобод и в то же время несущего перед обществом моральную или иную ответственность за все свои действия. Путь западной цивилизации к гражданскому обществу был отмечен острыми и длительными социальными, политическими и идеологическими коллизиями, включая серию больших политических революций. Это был процесс не только экономической, социальной и политической, но также социокультурной, духовной и морально-этической трансформации. Об этом свидетельствуют как перипетии формирования и развития самого гражданского общества, так и история разработки концепции гражданского общества в западной общественно-политической мысли.

Понятие "гражданское общество" восходит к периоду античности. При этом прежде всего следует обратить внимание на тот факт, что у античных мыслителей понятия "гражданское общество", "политическое сообщество" и "государство" выступали в качестве синонимов и взаимозаменяемых терминов. Это "polls" и "ро-litea" у древних греков, "res publica" и "societas civilis" у древних римлян. Они охватывали все важнейшие сферы жизни людей. Например, для греческого полиса было характерно слияние гражданского коллектива с государством. Гражданам полиса была чужда идея неприкосновенности частной сферы. Приверженность духу гражданского коллективизма выражалась в том, что общие интересы полиса сливались с частными интересами отдельных граждан, а в случае их столкновения приоритет бесспорно отдавался первым. Констатируя этот факт, Аристотель подчеркивал, что даже если для одного человека благом является то же самое, что для государства, более важным и более полным представляется все-таки благо государства, достижение его и сохранение. "Желанно, разумеется, и <благо> одного человека, но прекраснее и божественней благо народа и государства",- утверждал он в "Никомаховой этике" [2, с. 55].

Аристотель по сути констатировал тот факт, что жизнь отдельного человека и экономически, и политически, и социально определялась его принадлежностью к полису как к основополагающей реальности. Иначе и не могло быть, поскольку государству-полису придавалось самодовлеющее значение. С этой точки зрения большой интерес представляет позиция Аристотеля, изложенная им в "Политике". Он, в частности, утверждал, что "государство принадлежит к тому, что существует по природе" [2,378].Развивая эту мысль дальше, Аристотель писал:

Первичным по природе является государство по сравнению с семьей и каждым из нас. ведь необходимо, чтобы целое предшествовало части... Государство существует по природе и по природе предшествует каждому человеку, поскольку последний, оказавшись в изолированном состоянии, не является существом самодовлеющим, то его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому

Очевидно, что Аристотель не оставляет человеку места вне государства [2, с. 379]:

Тот, кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента государства, становясь либо животным, либо божеством.

Человек, сколь бы значительным он ни был, всецело зависел от государства-полиса, т.е. имело место тождество частного и общественного. Показательно, что однокоренное со словом politikon древнегреческое прилагательное переводится как гражданский, общественный. Поэтому не случайно, что знаменитый афоризм Аристотеля о Zoon politikon переводится на современные языки по-разному: "человек - существо политическое", "человек - существо общественное", "существо, живущее в полисе". Этот политический человек не мыслил себя вне экономической, социальной, религиозной и иных сфер. Основополагающие аспекты жизни Человек античности и средневековья воспринимал в их Целостности, не делая различий между государством и гражданским состоянием, фактами и ценностями, реальным и идеальным и т.д. Подобные различия в лучшем случае могли возникнуть в философской и научной рефлексиях. Поэтому естественно, что миросозерцание людей характеризовалось целостностью и нерасчлененностью. Так же они воспринимали свое социальное окружение. Это отнюдь не говорит о гармоничности жизни или отсутствии в ней противоречий и конфликтов. Иначе говоря, государство-полис отождествлялось с обществом как таковым, обеспечивающим жизнедеятельность людей во всех ее формах и проявлениях.

Очевидно, что понятие "полис", которое, как правило, в русском переводе обозначается термином "государство", никоим образом не предполагает противопоставления государства и общества, такое разграничение чуждо античной философской мысли. Здесь само общество, все его сферы пронизаны политическим, государственным началом. У античных мыслителей речь по сути дела идет об обществе-государстве как единой целостности. Современным эквивалентом понятия "полис" корректнее считать не "государство", а "страна", "сообщество" или какое-либо иное понятие, адекватно выражающее реальное содержание этого исторического феномена. Поэтому вполне закономерно, что в античности (и в средневековье, поскольку в рассматриваемом смысле вплоть до Нового времени не произошло существенных изменений) все знания о социальном мире, в том числе полисе, понимаемом как единое целое общество - государство, были едины и неразделимы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. В. Новиков доктор философских наук, профессор

    Книга
    Печатается по решению редакционно-издательского Совета Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им.
  2. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (2)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  3. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (1)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  4. Научно-исследовательский институт проблем каспийского моря (2)

    Документ
    Третий выпуск сборника «Астраханские краеведческие чтения» традиционно подводит итог работы астраханских, региональных и зарубежных ученых и специалистов по изучению природных ресурсов, истории и культуры Астраханского края.
  5. [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (13) – серия «Право» [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2010.

Другие похожие документы..