Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Основная цель курса «Политический консалтинг» - формирование у студентов представлений о понятийном аппарате данной дисциплины, законах и закономерно...полностью>>
'Доклад'
Побудова архітектури системи розглядається на основі технічного завдання (ТЗ) на розробку й впровадження єдиного інформаційного середовища (ЄІС) НТУУ...полностью>>
'Публичный отчет'
Главе Карабаше Муссе Дзугаеву предъявлены обвинения в получении взятки в крупном размере. Об этом 2 октября сообщили в пресс-службе следственного ком...полностью>>
'Документ'
История зарубежных славянских народов является неотъемлемой частью всемирной истории. На протяжении многих столетий эти народы играли важную роль в п...полностью>>

К. С. Гаджиев введение в политическую науку издание второе, переработанное и дополненное Москва • "Логос" • 1999 ббк 60. 5 Г13 Федеральная программа

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Касаясь возможностей той или иной науки адекватно изучить свой объект, уместно применить здесь гегелевскую метафору: "Сова Минервы начинает свой полет с наступлением сумерек". И действительно, более или менее исчерпывающие и соответствующие реальному положению знания о том или ином общественно-политическом феномене можно получить лишь тогда, когда этот феномен стал свершившимся объективным фактом общественной жизни. Соответственно исследователь может изучать данный факт, как бы наблюдая его со стороны. В этом смысле положение историка предпочтительнее, поскольку он имеет дело с уже завершившимися историческими феноменами и фактами. А объектом интереса политолога являются живые реальности, затрагивающие интересы множества действующих в этих реальностях лиц. Политолог, будучи одним из таких лиц, не способен в полной мере стать над изучаемыми им реальностями, которые еще не стали свершившимися фактами, находятся в движении, процессе становления. Он не может отвлечься от субъективных, сиюминутных впечатлений, и его выводы могут быть подвержены влиянию изменяющихся событий и обстоятельств. С этой точки зрения для политолога, образно говоря, сумерки еще не наступили и соответственно его сова в полной мере еще не готова к вылету.

Особенно актуален и значим вопрос о соотношении и разграничении политологии и социологии. Строго говоря, социальная сфера является объектом исследования социологии, а мир политического - политологии. Но при близком рассмотрении обнаруживается, что крайне трудно, если не невозможно, определить, где именно на линии АС (см. рис. 1.1) кончается социальная и начинается политическая подсистема. Не прояснив этот вопрос, мы не можем, разумеется, даже приблизительно определить круг тем и проблем, охватываемых соответственно социологией и политологией.

Очевидно, что существует комплекс институтов, феноменов, отношений, однозначно относящихся к гражданскому обществу (семья, группа, социальные слои, классы и т.д.) и к миру политического (парламент, правительство, государственно-административный аппарат и т.д.). Но некоторые институты могут рассматриваться как несущие конструкции или составные элементы одновременно и гражданского общества, и подсистемы политического. В этом смысле особенно показательно положение политических партий. Имея своей социальной базой различные группы, слои, классы и т.д., они коренятся в гражданском обществе. В то же время их главная задача состоит в том, чтобы группировать, кристаллизовать разнородные конфликтующие интересы в гражданском обществе и, представляя их во властных структурах, трансформировать в соответствующий политический курс в системе законодательной и исполнительной властей.

Этот пример показывает, что между гражданским обществом и миром политического существует некое промежуточное пространство, от которого во многом зависят жизнеспособность и эффективность функционирования обеих подсистем. Следует отметить, что в гражданском обществе коренятся социально-экономические, социокультурные, этнонациональные, религиозные, образовательные и иные факторы, которые в совокупности составляют социологические основы политики. Очевидно, что ни политическая наука, ни социология не вправе претендовать на исключительную монополию на данный блок проблем. Выход из такой антимонии был найден в процессе формирования новой самостоятельной научной дисциплины - политической социологии, объект исследования которой - институты, механизмы, процессы, действующие на стыке между гражданским обществом и миром политического.

Главное отличие политологии от политической социологии состоит в том, что последняя имеет дело с социальными причинами и отношениями распределения власти и властных структур в обществе, с факторами, определяющими политическое поведение людей, политические конфликты, политические установки, ориентации и умонастроения широких масс населения, механизмы отражения социального плюрализма в политической сфере и т.д. Как отмечали Р.Бендикс и С.М.Липсет [93, с. 80],

...в отличие от политологии, которая исходит от государства и изучает, как оно влияет на общество, политическая социология исходит от общества и изучает, как оно влияет на государство, то есть на формальные институты, служащие разделению и осуществлению власти.

Политическая социология представляет собой своеобразный синтез социологии и политологии. Она в большей степени, чем политология, концентрирует внимание на борьбе за власть между различными частями общества, социальных конфликтах и социальных изменениях, скрытых функциях, неформальных и дезфункциональных аспектах политики. В центре внимания политической социологии находится социологическое измерение политических феноменов. Она интересуется особенностями социальной стратификации, тем, как это сказывается на политической организации. Политическая социология изучает социальный контекст политических институтов и процессов на макросоциальном и микросоциальном уровнях. Главная ее задача на макроуровне - исследование социальных основ власти и социальных конфликтов, их проявление в поведении людей и влияние на политические институты, а также обратное влияние этих последних на социальные реальности. Микросоциологический подход концентрирует внимание на конкретных политических институтах как социальных организациях, их структурах и отношениях с другими организациями, типах руководства, механизмах и способах разрешения конфликтов и т.д.

Политическая социология ищет ответы на вопросы: как избиратели голосуют на разнообразных выборах? Какие факторы оказывают влияние на их выбор - возраст, пол, социальный статус, место жительства, профессия, уровень дохода, образовательный уровень и т.д.? Какие факторы влияют на изменение позиций избирателей? Какое воздействие на политическое поведение оказывают пропаганда и средства массовой информации? Во всех этих аспектах политическая социология концентрирует внимание на институтах, организациях, процессах и т.д., действующих на стыке гражданского общества и мира политического.

Если снова обратиться к рис. 1.1, то обнаружится, что на линии ВС положение оказывается еще более сложным и запутанным, чем на линии АС. И действительно, где на этой линии кончается духовная сфера и где начинается мир политического? Попытаемся объяснить это на конкретном примере. В качестве центрального субъекта мира политического выступает человек. Однако человек является существом не только социальным, политическим и экономическим, но и одновременно духовным, социокультурным, политико-культурным, морально-этическим и т.д. Было бы напрасным трудом пытаться провести некие линии разграничения между различными ипостасями, в которых одновременно выступает человек. Очевидно, что, обращаясь к человеку, политология вторгается в сферу интересов философии, этики, культурологии и т.д., а последние в свою очередь - в сферу интересов самой политологии. На пересечении этих сфер мы и вправе вести разговор о политической философии, политической антропологии, политической психологии, политической этике, политической культуре как особых областях исследования и с определенными оговорками как о самостоятельных дисциплинах или разделах политической науки.

Политическая философия представляет собой отрасль или подраздел философии, имеющей своим объектом изучения и трактовки сферу политического. Ее задача - установление в политике добра и зла, справедливого и несправедливого, совершенного и несовершенного, подлежащего сохранению или изменению, одобрению или осуждению и т.д. Если философия призвана постичь природу вещей вообще, то цель политической философии - понимание природы политических вещей. Этот аспект более подробно будет рассмотрен при анализе мировоззренческого измерения политики (гл. 12).

Политическая психология призвана изучать роль установок, ориентации, убеждений, ожиданий, мотиваций, восприятий в политическом поведении людей. Особенно широко исследования такого рода используются при изучении общественного мнения, политической социализации, политического конфликта и сотрудничества, электорального поведения, политических установок и т.д. Зачинателем политической психологии считается Г.Ласуэлл, который в 1930 г. опубликовал книгу "Психология и политика", а в 1950 г. в соавторстве с А.Капланом - книгу "Власть и общество". Особенно сильный толчок политическая психология полуxила в связи с развертыванием после второй мировой войны так называемой бихевиористской революции (об этом см. ниже).

Антропология имеет естественно-научный и гуманитарный аспекты- именно в этом последнем смысле и говорят о культурной, философской, политической и других антропологиях. Традиционно под политической антропологией понимают дисциплину, занимающуюся системами и институтами управления этнических сообществ, особенно в развивающихся и примитивных обществах (большей частью незападных). Область ее интересов - связи политического поведения группы, коллектива, сообщества с более широкой культурой. Политико-антропологические исследования позволили сравнить разнообразные политические системы и выявить этнические факторы в политическом поведении людей.

Наконец, на стыке гражданского общества и производственно-экономической подсистемы на линиях AD и CD находятся сферы, изучаемые научными дисциплинами, которые возникли в результате синтеза экономического, социального и духовного начал. Речь, в частности, идет о политэкономии (во многом не совпадающей с чисто экономическими дисциплинами), экономической социологии, экономической культуре, этике бизнеса и др. Но эта тема выходит за рамки данной книги.

1.3. Античные корни политической науки

Любой исследователь, интересующийся историей политической науки, сталкивается с множеством вопросов: когда возникла эта научная и образовательная дисциплина? Какие именно факторы способствовали ее возникновению? Кого можно считать ее основателями и разработчиками? Какие этапы, она прошла в своем развитии? и т.д.

Пытаясь ответить на эти вопросы, многие исследователи обращались к античности. И действительно, к миру политического пристальный интерес проявляли такие столпы общественной мысли древности, как Платон, Аристотель, Цицерон и др. Тогда и несколько позже были написаны фундаментальные трактаты и более мелкие сочинения под красноречивыми названиями: "Политика", "Государство", "Законы", "Республика", "Государь" и др.

Исходя из этого американский политический философ Л.Страус считал, что античные мыслители подняли политическую науку до уровня самостоятельной дисциплины и тем самым стали основателями политической науки в точном и окончательном смысле слова [145, с. 65]. Однако анализ реального положения не в полной мере подтверждает этот тезис. Не следует путать политические и иные учения и идеи прошлого, накопление политического знания с политической наукой в собственном смысле слова, хотя и нельзя отрицать факт существования между ними преемственности, генетической связи. Если первые в той или иной форме появились с возникновением государства, то политическая наука формировалась по мере вычленения политики как самостоятельной подсистемы жизнедеятельности людей.

В политической науке глубина и совершенство анализа определяются не только ее "возрастом", но и тем, насколько систематически и успешно она обновляется. Это объясняется тем, что постоянно изменяется как материя, так и дух политического, политических институтов. История политологии - процесс постоянного обновления и обогащения ее теоретико-методологического и методического арсеналов. Знание о политическом собирательно по своей сути. Чем оно шире, многослойнее и глубже, что достигается в процессе постоянных исследований, тем больше оно соответствует реальному положению в мире политического. Политическая наука немыслима без традиции, в рамках которой она развивается. Именно традиция во многом определяет то, как исследователь подходит к предмету своего интереса. Под традицией здесь подразумеваются формы организации науки, системы теорий, идей, методов аргументации, методологии, технические приемы и т.д.

В истории Запада становление политического знания характеризовалось высокой степенью развития, особенно в периоды Нового и Новейшего времен. Государственная система формировалась и развивалась не просто сама по себе. Большую роль в этом плане играло политическое знание, которое в той или иной мере отражалось затем на политической практике. Взаимное влияние политических знаний и практики политических преобразований прослеживается в истории стран Запада в периоды Нового и Новейшего времен, в формировании и развитии их государственной системы.

Например, трудно представить себе формирование и утверждение современной западной государственно-политической системы без идей Платона, Аристотеля, Ф.Аквинского, Н.Макиавелли, Ш.Монтескье, Дж.Локка, И.Канта и политической практики таких государственных деятелей, как Генрих IV, Людовик XIV, Петр Первый, Наполеон, Бисмарк, Александр II и т.д. Развитие современной политической науки немыслимо, с одной стороны, без идей и концепций, сформулированных К.Марксом, Ф.Энгельсом, В.Парето, Э.Дюркгеймом, М.Вебером, Б.Н.Чичериным, П.И.Новгородцевым, М.М.Ковалевским и т.д., а с другой - без тех социально-политических преобразований, которые связывают с именами В И.Ленина, И.В.Сталина, Ф.Д.Рузвельта, У.Черчилля, К.Аденауэра и др.

Можно выделить три крупных периода в истории формирования и развития политологии. Первый период - предыстория - от античности до Нового времени. Он представлен Аристотелем, Платоном, Цицероном, Ф.Аквинским и другими мыслителями древности и средневековья. Значение данного периода состоит в накоплении и передаче от поколения к поколению политического знания.

Второй период - с начала Нового времени примерно до середины XIX в.- характеризуется формированием важнейших представлений о мире политического, о политике, политической деятельности, государстве, власти, политических институтах в современном их понимании и соответственно элементов их научного анализа. Большой вклад в освобождение политики и политической мысли от теологии и церковной морали внесли Н.Макиавелли, Ж.Воден, Т.Гоббс, Б.Спиноза и др. В данном аспекте в некотором роде этапными можно считать такие работы, как "О свободе слова" Дж.Мильтона, "Левиафан" Т. Гоббса, "Два трактата о государственном правлении" Дж.Локка, "О духе законов" Монтескье, "Об общественном договоре" Ж.-Ж.Руссо, "Эссе о гражданском обществе" А.Фергюсона и др. В этих работах в той или иной форме на передний план выдвигалась проблема политического как особая сфера жизнедеятельности людей. Начиная с середины XVIII в. и до конца XIX в. политология постепенно выделилась из комплекса социальных и гуманитарных наук.

В третий период, охватывающий 80-е - 90-е годы XIX в. и первые десятилетия XX в., она институционализировалась и утвердилась в качестве особой дисциплины с собственными предметом исследования, методологией, методами.

Подобно тому, как социология формировалась и развивалась в русле основных тенденций и закономерностей становления и эволюции гражданского общества, политология и политическая философия приобрели статус самостоятельных дисциплин в результате выделения политической сферы из целостного человеческого социума, отделения мира политического от экономической, социальной и духовной подсистем, что по времени совпало с новым периодом истории Запада. Важно отметить, что мир политического в собственном смысле слова - это исторический феномен, его Формирование и выделение из целостного человеческого социума произошли на определенном этапе исторического развития и тесно связаны с процессами формирования и вычленения гражданского общества. Более подробно эта проблема проанализирована в гл. 3 и 4. Здесь отметим лишь, что первоначально в рамках общественно-политических и социокультурных парадигм политические феномены изучались в комплексе со всеми общественными явлениями. В этом плане в античном и средневековом мирах имел место своеобразный универсализм, то есть политическое специально не выделялось из общей суммы всех общественных явлений. Ученый считал себя не специалистом в какой-либо области знания, а искателем знаний и мудрости вообще о всех сферах и проявлениях человеческой жизни. Отсюда и название "философия" - любомудрие, которое в течение многих столетий охватывало все, что мы сейчас относим к понятию "наука". К концу V в. произошло определенное разграничение отдельных областей знания, например арифметики, геометрии, астрономии и музыки. Но не следует забывать, что трактаты Аристотеля по физике, физиологии, этике, политике, риторике и т.д. в течение многих веков рассматривались не иначе, как подразделы своеобразной единой энциклопедии по философии.

Специализация интеллектуального труда, разделение его по различным отраслям знания произошли значительно позже, чем в сфере практической материальной деятельности, скажем, между сельским хозяйством и ремеслом, а затем внутри этих отраслей.

Если согласиться с этими доводами, и особенно с аргументами, изложенными в гл. 3, то применительно к античности (да и средневековью) о политической науке, политической философии и т.д. говорить, по-видимому, корректнее в том смысле, в котором Аристотель писал о Zoon politicon. У древнегреческого мыслителя последний не просто "животное (или существо) политическое", а "существо общественное" в самом широком и глубинном понимании. В этом смысле вся античная философия является политической, т.е. общественной. Иначе говоря, речь может идти отнюдь не о политической философии и политической науке в строгом смысле слова, а о философии или науке об обществе - государстве в лице полиса, что далеко не одно и то же.

В плане признания обоснованности или необоснованности указанных доводов нас не должны ввести в заблуждение названия таких работ основоположников античной философии, как "Государство", "Законы", "Политика" и др. Дело в том, что в них говорится не только и не столько о государстве, сколько о мире политического в современном смысле слова. Значение этих трудов с рассматриваемой точки зрения четко оценил Т.Гоббс. Он, в частности, говорил "о гражданской науке (scientia civilis)", которой, по его мнению [23, т. 1, с. 275], первым заинтересовался Сократ, когда она еще только зарождалась, а за ним обратились к ней Платон Аристотель, Цицерон и прочие философы как греческие, так я латинские. Обратите внимание, что Гоббс имел в виду не политическую науку, не политическую философию и даже не науку о государстве, которые приписываются классикам античной мысли, а "гражданскую науку". И действительно, их труды - это исследования полиса в его тотальности без различения каких-либо отдельных сфер жизни.

Если перевести на язык наших дней, то по тематике (но не по содержанию и глубине проникновения) это обществоведческие работы, рассматривающие, согласно стандартам современной классификации социальных и гуманитарных наук, объекты исследования социологии, политической социологии, политологии, политэкономии, культурологии, философии и т.д. в их интегральном единстве, исключающем какую бы то ни было расчлененность на отдельные самостоятельные сферы жизни. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к "политическим" по названию трудам Платона "Государство", "Законы" и Аристотеля "Политика", "Риторика", "Никомахова этика". Если так, то классиков античной мысли можно было бы назвать не только политическими философами и политическими учеными, но с не меньшим на то основанием также социологами, политическими социологами, политэкономистами, культурологами и т.д. Но такая постановка вопроса была бы недопустимым "осовремениванием" античных мыслителей с отказом от идеи историчности соответствующих социальных и гуманитарных дисциплин. Поэтому Аристотеля, Платона, Цицерона и других мыслителей античности правильнее считать не основателями политической науки или политической философии, а их предтечами.

1.4. Формирование зачатков политической

науки

Качественные изменения с точки зрения возникновения политической науки и политической философии произошли с переходом от средних веков к Новому времени. Суть этих изменении общеизвестна, и в той мере, в какой это необходимо для понимания анализируемых здесь проблем, они рассматриваются в гл. 2. Здесь лишь отметим, что только со второй половины XVШ -начала XIX в. можно вести речь о мире политического и гражданском обществе как о самостоятельных подсистемах человеческого социума.

В контексте этих изменений подспудно происходил процесс диверсификации и возникновения новых научных дисциплин. Уже в средние века право, теология и медицина существовали как самостоятельные дисциплины в университетах. Но подавляющая часть знаний о природе и обществе продолжала относиться к философии. Такой позиции придерживался и ряд мыслителей Нового времени. Т.Гоббс, например, утверждал, что [23, т. 1, с. 272]

...философия делится на столько же ветвей, сколько существует родов вещей, которые могут быть доступными человеческому разуму, и каждая из этих ветвей получает различное наименование в зависимости от различия изучаемых ею предметов... Наука о движении называется физикой, наука о естественном праве - философией морали, тогда как вся наука в целом является философией.

Но как бы то ни было, процесс сегментации единой философии и рождения новых научных дисциплин приобрел необратимый характер. Например, к середине XVIII в. философия разделилась на естественную и моральную философии, а с возрастанием престижа химии, физики, биологии и других дисциплин эти две сферы знания получили название "естественные науки" и "моральные науки". В рамках моральных наук изучались и анализировались почти все общественные и политические явления, процессы, институты. В этой связи напомним, что один из основателей политэкономии А.Смит был профессором моральной философии.

В дальнейшем, особенно в свете изысканий А.Сен-Симона и О.Конта, которые делали упор на отношения людей в обществе, моральные науки получили окончательное название "социальные науки", объектом изучения которых стали общество и мир политического в их взаимосвязи и взаимозависимости. В XIX в. возникло и получило распространение такое понятие, как "гуманитарные науки". В рамках социальных и гуманитарных наук и сформировались политическая наука и политическая философия. Этот процесс происходил на фоне всевозрастающего интереса к таким ключевым проблемам, как происхождение, сущность и предназначение государства, теория общественного договора, отношения между государством и церковью, народный суверенитет, права и свободы человека, формы правления и т.д.

Существенный толчок развитию политической теории, идей конституционного строя, республиканской и либерально-демократической форм правления, а также вызреванию предпосылок для формирования и утверждения институтов, отношений и норм, соответствующих этим теориям и идеям, был дан Просвещением, а затем Великой французской революцией, Войной за независимость в США в конце XVIII в. и серией революций в XIX в. Эта тенденция особенно отчетливо проявилась в английской, американской и французской политических традициях, где республиканская и демократическая системы рассматривались как наилучшие формы правления, оптимально соответствующие природе человека.

Очевидно, что во второй половине XVIII - начале XIX в. были сформулированы важнейшие подходы, которые явились основополагающими для разработки главных политических теорий и концепций современности. А это, естественно, создало предпосылки для формирования самостоятельной научной дисциплины, призванной профессионально исследовать и анализировать мир политического.

Процесс выделения политологии с собственными понятийно-категориальным аппаратом, методологическими принципами и системой аргументации происходил в общем контексте развития науки Нового времени. Здесь определяющее значение имели, с одной стороны, утверждение атомистических и механистических представлений о мире и обществе, а с другой - ньютоновская картина мира с четко очерченными законами и закономерностями, причинно-следственными детерминациями и т.д. Согласно этим представлениям, социальный мир, подобно природной Вселенной, изображался как жестко детерминированный часовой механизм, действия которого может исчерпывающе понять любой человек, обладающий способностью объять и проанализировать все его элементы и отношения между ними в их тотальности.

Обращая оружие рационализма против средневековых суеверий, Т.Гоббс ценил только эмпирический материал и, веруя в исчислимость политических феноменов с помощью математических методов, видел смысл государства в его полезности и способности обеспечить безопасность и мир для своих граждан. Д.Юм наряду со многими другими мыслителями Нового времени стремился свести политику к науке с целью создания механизма разрешения или смягчения политических конфликтов. Считалось, что наука о политике, раскрывая причинно-следственные закономерности и связи в тех или иных конкретных формах и сферах, позволяет выделить те элементы, воздействие на которые дает желаемые результаты.

Постепенно объяснение политических феноменов и процессов в терминах рационализма становится общепринятым в западном обществознании. Формировалось убеждение, что в социальных и политических реальностях будут обнаружены законы и закономерности, которые по своей точности и определенности не уступят, например, законам физики. Утверждалась методология анализа общественно-политических явлений, разрабатывались новые специальные методы исследования, неуклонно возрастал интерес к методам формально-правового анализа, юридической логике, сравнительно-правовому анализу и т.д. Ряд исследовательских методов, приемов и понятий, выработанных в естественных науках, становились достоянием социальных и гуманитарных наук. Показательно, что определенные аспекты социальной и политической действительности описывали и анализировали с помощью таких заимствованных из естественных наук понятий, как "прогресс", "эволюция", "организм", "порядок" и др. Уже к началу XIX в. утвердилась мысль о необходимости систематического эмпирического изучения политических феноменов, исследования политики с помощью конкретных методов (А.Сен-Симон, О.Конт и др.).

В некотором роде XIX в. стал периодом не только исторической, но и государствоведческо-правовой, юридической науки, поскольку он ознаменовался развитием истории и теории права, отделением государственного права от административного и уголовно-процессуального от гражданско-процессуального, формированием различных школ права, таких, как историческая, позитивистская, реалистическая и т.д. Наметилась тенденция к политизации и социологизации проблематики государства и права и соответственно к пересмотру юридического формализма. Немаловажную роль при этом сыграли Р.Еринг, С.А.Муромцев, Э.Дюркгейм, М.Вебер и др. В результате сложились такие направления политической и правовой мысли, как теория политического представительства, юридический позитивизм и социологическая юриспруденция, теория правового государства и сравнительное правоведение.

Заслуга исторической школы права при всех выявленных позже недостатках состояла в том, что ее представители (Савиньи и др.) подчеркивали необходимость изучения правовых установлений в контексте общего исторического развития общества. Представители социологической юриспруденции (И.Бентам, Р.Еринг, С.А.Муромцев и др.), указывая на несостоятельность юридического формализма, обращали внимание на игнорирование социальных и политических последствий законодательства. Как бы подытоживая эти тенденции и процессы, известный французский историк А. де Токвиль в середине XIX в. пришел к выводу о необходимости создания "новой политической науки для нового мира". С этого времени начинается период окончательного формирования политологии как самостоятельной научной и учебной дисциплины.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. В. Новиков доктор философских наук, профессор

    Книга
    Печатается по решению редакционно-издательского Совета Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им.
  2. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (2)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  3. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704 с (1)

    Учебник
    Рецензенты: кафедра социальной философии Российского университета Дружбы народов им. П. Лумумбы (зав. кафедрой доктор филос. наук, проф. П.К. Гречко), зам.
  4. Научно-исследовательский институт проблем каспийского моря (2)

    Документ
    Третий выпуск сборника «Астраханские краеведческие чтения» традиционно подводит итог работы астраханских, региональных и зарубежных ученых и специалистов по изучению природных ресурсов, истории и культуры Астраханского края.
  5. [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (13) – серия «Право» [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2010.

Другие похожие документы..