Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
Наша солнечная система - вторая, в ней проявлены два Логоса - третий и второй. Первый Логос - Бог-отец или Шива - непроявленный. Он войдет в проявлен...полностью>>
'Программа'
Государственное регулирование и контроль в сфере предпринимательской деятельности. Лицензирование отдельных видов деятельности: кредитных организаций...полностью>>
'Документ'
/Кносский двоpец. На стенах богатая роспись с мотивами подводного царства. Знаменитые критские колонны в форме перевернутого конуса. Покои придворной ...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Актуальность темы исследования определяется поиском новых подходов к развитию высшей школы России на современном этапе. В начале XXI столетия в целом...полностью>>

Д. В. Микульский Книга издана при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН
ИНСТИТУТ ПРАКТИЧЕСКОГО ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

АНАТОМИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ
(ЭТНО-СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА, 1992-1995)

В.И.Бушков
Д.В.Микульский

Книга издана при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований.
МОСКВА 1996

Редактор Л.Г.Губарева

От авторов

Провозглашение республиками Средней Азии в конце 1991 г. государственного суверенитета завершило длительный этап сложнейших социально-политических и этно-национальных процессов, продиктованных различными причинами, в том числе и кризисом традиционных обществ этого региона.

За прошедшее время кризисные явления в этих новых самостоятельных государствах углубились. Довольно скоро выяснилось, что существовавшие прежде в рамках и структурах единой общесоюзной экономики среднеазиатские государства, не только не обладают сколько-нибудь современными экономическими системами, но и вообще лишены жизнеобеспечивающих, в современном смысле этого понятия, экономик. Хотя в разных государствах среднеазиатско-казахстанского региона данная закономерность выявляется по-разному, тем не менее, трудности общественного развития ощущаются в каждом из них. В наибольшей степени кризис общественного развития проявился в самом южном из этих государств — Республике Таджикистан и привел к вспышке гражданской войны. Причины подобного кризиса, вопреки распространенному поверхностному мнению, имеют довольно глубокие исторические корни и просматриваются, на наш взгляд, в специфике развития всего региона, входившего в состав сначала Российской Империи, а затем СССР, а, если определить эти причины в более широком плане, — в условиях иной цивилизационной среды.

События в Таджикистане, особенно за последние годы (начиная с 1992), вызывают повышенный интерес мирового сообщества, которое усматривает в них угрозу стабильности международных отношений. Во всяком случае, дальнейшие события в этой республике несомненно будут оказывать в ближайшие годы существенное воздействие на весь комплекс межгосударственных отношений.

Что знает о республике Таджикистан среднестатистический читатель? С уверенностью можно сказать, что очень немногое. Известно, к примеру, что находится это государство где-то в Средней Азии, что это страна высочайших в бывшем СССР гор, с жарким климатом; из этнографических сведений усвоены такие факты, как: мужчины ходят в тюбетейках, женщины — в шароварах, излюбленное блюдо — плов, род занятий — хлопководство, а также торговля экзотическими фруктами, причем преимущественно на рынках России.

Вот, пожалуй, и все. И это, естественно, крайне мало. А посему цель настоящей книги — рассказать о таджикистанском обществе и дать анализ итогов его развития, чтобы показать, в каком состоянии оно подошло к концу ХХ столетия, какие процессы происходят в нем и каковы причины, вызвавшие гражданскую войну. Заметим однако, что осуществить системный и полный анализ всех социальных процессов на данном этапе не представляется возможным. Тем не менее, мы попытаемся предложить обзор некоторых сущностных характеристик общества, необходимый для понимания происходящего. Именно в этом видят свою задачу авторы данного исследования, в течение многих лет профессионально занимающиеся этнографией и религией Таджикистана.

Общие сведения о Таджикистане

Впервые Таджикистан получил свою национальную государственность в результате так называемого национально-государственного размежевания в октябре 1924 г., в момент образования Таджикской автономной республики в составе Узбекской ССР. Территорию автономии составили районы современного Таджикистана, за исключением части земель к северу от Туркестанского хребта и восточной области Памира.

До 1924 г. территории к северу от Гиссарского хребта входили в состав Самаркандской и Фергенской областей Туркестанской Советской Республики (бывшее Туркестанское генерал-губернаторство), а территории к югу от него — бывшая Восточная Бухара, часть Бухарского эмирата — в состав Бухарской Народной Советской Республики. Формирование таджикской государственности завершилось 16 октября 1929 г. созданием Таджикской ССР, практически вписанной в современные ее границы. 9 сентября 1991 г. Таджикская ССР, объявив о государственной независимости, приняла новое название — Республика Таджикистан.

Расположенная на крайнем юго-востоке Средней Азии, которая теперь некорректно порой именуется Центральной Азией, республика на севере и западе граничит с Узбекистаном, на северо-востоке с Кыргызстаном (общая протяженность этих границ 1540 км), на востоке — с Китаем (430 км) и на юге — с Афганистаном (1030 км). Площадь территории — 143,1 тыс.кв. км. Численность населения на 1994 г. — около 5,8 млн. человек. Таджикистан — многонациональная республика; численность таджиков — от имени которых она получила свое название, по данным переписи 1989 г. составила 62,29% всего населения. В ходе переписи сюда же были отнесены и около 110 тыс. памирцев, таджиками себя не считающих. В 1989 году за пределами Таджикистана в Средней Азии и Казахстане насчитывалось 20,5% от общей численности таджиков, проживавших в границах бывшего СССР. Свыше 50% всех таджиков живут в Афганистане, преимущественно в северных районах страны.

Административно Республика Таджикистан состоит из Ленинабадской и Хотлонской областей (вилойятов), Горно-Бадахшанской автономной (Памирская республика Бадахшан) области и районов центрального подчинения: Гармского, Джиргитальского, Комсомолобадского, Гиссарского, Ленинского, Кафирнихонского (быв. Орджоникидзеабадского), Турсунзадаевского (быв. Регарского) и Файзабадского. Напомним, что Хотлонская область образована из Курган-Тюбинской и Кулябской областей.

Таджикистан — горная страна, горные массивы занимают свыше 93% территории. Общая площадь всех сельскохозяйственных угодий (т.е. пашни и пастбищ) в 1989 г. составляла 31,3% всей территории республики, причем пашенные земли (поливные — оби и богарные — ляльми) — лишь 19,2% сельскохозяйственных угодий (860,6 тыс. га).

Население Таджикистана, по данным на 1979 г., проживало в 18 городах, 49 поселках городского типа и 3360 селениях (кишлаках) (1).

Этническая ситуация в Республике складывается следующим образом. Как уже говорилось, Таджикистан многонационален. Кроме таджиков здесь проживают представители около 140 национальностей. По переписи 1989 г. в республике учтено: таджиков -317220; узбеков - 1197841; киргизов 63832; казахов - 11376; туркменов - 20487; каракалпаков - 163; татаров - 79442; корейцев - 13431; русских - 388481; украинцев - 41375; белорусов - 7247; немцев - 32671; прочих - 63837 и всего - 5092603.

Эти данные показывает - этнический состав Таджикистана, сложившийся к 1989 г., т.е. к моменту последней Всесоюзной переписи населения. Поскольку в этой переписи нашли отражение крупные миграционные процессы 1930-1970 гг., о которых речь пойдет ниже и которые оказали существенное воздействие на современную этнополитическую ситуацию, рассмотрим вкратце традиционный состав населения республики, каким он сформировавшийся к началу ХХ столетия.

Достаточно сложным был этнический состав Северного Таджикистана (совр. Ленинабадской области (вилойята)). Здесь, особенно в верховьях р. Зеравшан, сохранились территории сплошного таджикского расселения. Это исторические районы (т.е. районы, имеющие традиционные территориальные названия, их население отличается локальными особенностями в культуре): Матча (99,2% таджиков), Фальгар, Фан, Ягноб (92,2%), Пенджикент, Кштут, Магиано-Фараб и Афтобруя (62,47% таджиков и 37,24% узбеков). В самом г. Пенджикенте — историческом центре Верхнего Зеравшана — проживали 96,37% таджиков и 2,41% русских. Узбеки в округе Пенджикента были представлены преимущественно племенем туяклы, а также кальтатаями, тюрками и их подразделением — барласами.

К северу от Туркестанского хребта зонами преимущественного расселения таджиков служили южные части Уратюбинского и Ганчинского р–нов (59,7% таджиков в г. Ура-Тюбе и его округе и 52,03% в Ганчинском р–не соответственно; русских в Уратюбе было всего 423 чел., или 0,7%); левобережье Ходжентского р–на (таджиков преимущественно в г. Ходженте и его ближайшей округе — 57,23%); г. Канибадам (94,45% таджиков); средняя и южная часть Исфаринского р–на (87,58% таджиков) и некоторые крупные селения Аштского р–на на правобережье Сырдарьи (59,04% таджиков). В этом регионе видное место принадлежало узбекам и их племенным группам: тюркам, занимавшим полосу предгорий Туркестанского хребта; юзам, располагавшимся между Уратюбе и Ходжентом, а также частично в предгорной полосе Аштского р–на; кипчакам, расселившимся к северу от Шахристана, на левобережье и правобережье Сырдарьи от Ходжента до Канибадама и Акджара; карапче — в центральной части Ленинабадской обл.; кураминцам — к северу от Ходжента и многочисленным более мелким узбекским группам (точнее, их осколкам), а также небольшому числу казахов и киргизов. Всего в Северном Таджикистане в 1870 г. жило 143,4 тыс., а в 1904 г. — 293,4 тыс. человек (3).

К югу от Гиссарского хребта этническая картина была не менее сложной. Значительную часть этих территорий занимала будущая Горно-Бадахшанская автономная область, большинство населения которой составляли сравнительно немногочисленные памирские народы, говорившие на восточно-иранских языках, не понимаемых таджиками: шугнанцы (самоназвание "хугни") с их локальной группой баджуйцами; язгулемцы ("згамик"); бартангцы ("бартангидж") с их локальной группой хуфцами ("хуфитдж"); ишкашимцы ("ишкошуми"); ваханцы ("хик") (4). Численность этих групп точно никем не определена. По некоторым данным, в 1880-х гг. жителей здесь насчитывалось около 35 тыс. На остальных территориях Южного Таджикистана сложились к началу ХХ в. исторические области (бекства): Каратегин со столицей в Гарме; Дарваз со столицей Калаихумб и подобластью Вахио (центр — кишлак Тавильдара); Гиссар с одноименной столицей; Куляб (центр — г. Куляб); Бальджуан (центр - кишлак Бальджуан); Кобадиан (центр — кишлак Кобадиан) и Курган-Тюбе (центр — кишлак Курган-Тюбе).

Население Каратегина состояло из таджиков и киргизов группы ичкилик, родственной киргизам Южной Ферганы, и продвинувшейся сюда с востока двумя волнами в XVII и XVIII вв. (1635 и 1758 гг.). Среди жителей Дарваза были как местные таджики, так и переселенцы с Памира. Жителей Вахио-боло называли "вахиочи", однако зафиксированы и их самоназвания, как считают, восходившие к древним восточноиранским племенам, из которых сформировалось это население. Население Бальджуанского бекства было преимущественно таджикским. Всего в Каратегине, Дарвазе и Бальджуане насчитывалось в начале века около 200 тыс. жителей. В Кулябе жили как таджики, так и выходцы из Памира (памирцы составляли 37,1% всего населения бекства), а также тюркоязычные узбекские племена: локайцы, катаганы, мугалы, тюрки, карлуки, меришкоры, мангыты — всего 36,5%. Арабы, афганцы, белуджи, суджани и хазара — преимущественно выходцы из Афганистана, составляли 3,4% всего населения. Таким образом, численность собственно кулябских таджиков в бекстве была относительно невелика и насчитывала лишь 23% из 65075 его жителей.

Сложным был и этнический состав Курган-Тюбинского и Кобадианского бекств. Основная часть их населения в то время — это различные узбекские племена, а также туркмены, арабы и хазара (в Курган-Тюбинском бекстве они составляли 96,8% всего населения); видимо и в Кобадиане большая часть населения была узбекской. Основные племена в этих бекствах на рубеже столетий — каттаганы, кунграды, дурмены, джалай, ахча, куштамгали. Таджиков в Курган-Тюбинском бекстве было лишь 3,2%. Несколько выше процент таджиков был в Кобадиане, хотя и здесь в начале века их вряд ли было больше 10-13%. Общая численность жителей Курган-Тюбинского и Кобадианского бекств в 1914 г. — 34 тыс. человек. В Гиссаре (Гиссарском бекстве, точнее в его современной таджикистанской части), таджиков насчитывалось 65,0%, узбеков — 34,3%; 0,7% приходилось на туркмен, киргизов, афганцев. Основные тюркоязычные племена, жившие в Гиссаре, — это юзы, локайцы, дурмены, карлуки, мусабазари, кальтатаи, барласы, кунграды и некоторые другие. Общая часть населения этого бекства в начале века могла достигать 70-80 тыс. (5).

Значительная часть узбекских племен, туркмен и арабов вела кочевой или полукочевой образ жизни и проживала не в стационарных, а в переносных жилищах.

Энтоним "таджик" в начале столетия не имел широкого распространения. Ираноязычных жителей горных селений окружающие называли "гальча", что значит "горцы" (от восточно-иранского "гар" — гора) или "кухистони" (то же самое от западно-иранского "кух"). Жители горных долин сами себя именовали по названию крупных региональных центров (матчои, кулоби, ромити и т.д.) или по названию небольших территориальных общностей (каратегини, ягноби, хугни и т.д.). Жителей равнинной таджикистанской части Ферганской долины, в том числе и ираноязычных, окружающее скотоводческое тюркоязычное население называло "сарт", т.е. "оседлый житель", что носило преимущественно хозяйственно-культурный, а не этнический смысл. На юге Таджикистана аналогом этому понятию было название и самоназвание ираноязычного населения "чагатай".

Примерно такая же ситуация сложилась и у тюркоязычного населения, когда узбеками называли себя лишь представители племен, пришедших в Среднюю Азию в конце XV — начале XVI столетий с Шейбани-ханом. Племена домонгольского и монгольского периодов называли себя "тюрк", а оседлые тюркоязычные жители равнин именовались, как и ираноязычные, "сартами" (6). Таким образом в начале XX в. Таджикистан представлял собой территорию, где проживали достаточно изолированные территориальные группы ираноязычного населения, часть которых говорила на различных восточно-иранских языках, и многочисленные тюркоязычные племена самого разного происхождения.

Как видим, этнический состав традиционного Таджикистана достаточно пестрый и сложный, и фактор полиэтничности (а именно наличие территориальных и племенных групп, не спаянных единым национальным самосознанием) потенциально и традиционно способствовал возникновению конфликтов.

Традиционное социальное устройство таджикского общества

Прежде чем перейти к анализу процесса возникновения и развития в Таджикистане социальных сдвигов и изменений, приведших к критической обстановке, покажем структурные особенности его социального устройства, наиболее ярко проявившиеся в семейно-родственных отношениях.

Семья в Таджикистане испокон века существует в специфической форме, а именно в виде большого неразделенного родственного объединения, в котором представлены и сосуществуют не только родители и их дети (как это характерно для малой семьи — ячейки общества), но и несколько поколений по мужской линии. Таким образом, совместно проживают и совокупно производят продукт дед с бабкой, их дети мужского пола со своими супругами, а также внуки. Такая большая семья владеет общим участком земли, скотом и инвентарем, добывая пропитание совместным земледельческим трудом/ При этом несколько больших семей не формально, а на деле объединены в так называемые авлоды — родовые группы или патронимии, что обеспечивается не только наличием у них общего предка, а значит, сознанием своего родства, но и обладанием общей земельной собственностью, и, что куда более важно, совместным ведением хозяйства, а также соблюдением довольно жестких иерархических принципов в родственных отношениях. Такая особенность социального устройства таджиков в последние столетия придает этому обществу дополнительную устойчивость.

Неразделенная или же большая семья характеризуется тем, что в одном дворе, в одной общей или нескольких расположенных рядом постройках совместно проживают несколько поколений (обычно три-четыре) родственников по мужской линии, обросших собственными семьями. Такое семейно-родственное объединение восходит по времени к периоду разложения первобытнообщинного строя, т.е. времени разложения классической большесемейной общины (7).

Как показывают полевые исследования последних лет, вопреки бытующему мнению о практически полном исчезновении или пережиточном характере подобных семей, они широко представлены в Таджикистане. Даже в Северном Таджикистане, одном из наиболее урбанизированных регионов, где, как считалось, малая семья давно вытеснила большую, традиционные формы семьи весьма широко распространены. Подобные семейнородственные объединения нам пришлось наблюдать даже в столице области — г. Ходженте. Некоторые из них состояли из 20 и более человек.

В Северном Таджикистане большие семьи, проживающие в одном хозяйственном дворе, обозначаются термином туп. Например, селение Пашши-таджик населяют Каль-туп и Джалангир-туп. В селении Метк проживают тупи-Козиги, тупи-Хофизи, тупи-Муллонегмати, тупи-Ниёзи, тупи-Муллотолиби (Нодири), которые занимают определенные участки — хавли (8).

Совокупность нескольких родственных друг другу тупов или больших семей составляет, как было сказано выше, так называемый авлод. Под авлодом (от арабск. "сыны") таджики понимают патронимию не просто как совокупность живущих, но и уже умерших родственников по мужской линии (и их жен), восходящую к единому предку. У различных групп ираноязычного населения Таджикистана такие родственные кланы известны и под другими названиями: у язгулемцев — каум, шугнанцев — гру, ваханцев — тухм, матчинцев — хейш, других горных таджиков — каум/каун, тойфа и кында, у равнинных таджиков — каум (9).

Авлоды-патронимии традиционно селились компактно, проживая в кишлаке или занимая часть территории населенного пункта (будь то кишлак или городское формирование). Территория эта носит название махалля или гузар и исторически принадлежит авлоду, выступающему как община.

Авлодная земля, т.е. земли общины, называлась также и мулки-авлоди (родовая собственность) и включала не только территорию проживания (махаллю), но и сельскохозяйственные угодья, пастбища, общественные здания, родовые кладбища (позднее участки кладбищ). До недавнего времени авлоду принадлежала и обязанность осуществления кровной мести.

Что касается больших семей, т.е. тупов, то они владели участками обрабатываемой земли лишь формально. На деле эта земля также принадлежала авлоду. Земельные участки тупов в отличие от мулки-авлоди, назывались мулки-бобоги (дедовская собственность) или мулки-додоги, а также мулки-падари (отцовская собственность).

Собственно махалля, т.е. территория проживания общины до относительно недавнего времени естественным образом воспринималась как административно-территориальная единица. Реально данная ситуация сохранилась и до наших дней, однако с учетом той трансформации, которая была вызвана к жизни существованием иных принципов административного деления, свойственных советскому времени.

Заметим, что параллельно с термином "авлод" в некоторых местах употребляются также термины "каум" и "хейш", а махалля в свою очередь может называться гузаром. При этом в географически разных местах по-разному трактуется и сущность этих терминов. Например, авлодом может именоваться большая семья, т.е. туп, а хейш может употребляться не как синонимичное авлоду понятие а обозначать совокупность нескольких родственных авлодов. С течением времени происходит и определенная трансформация значений всех этих понятий.

Примечательно, что в современной ситуации, в условиях земельного голода авлоды зачастую не имеют возможности селиться компактно, и в одной махалле, напротив, может проживать несколько не связанных родством авлодов и семей.

Возвращаясь к структуре большой семьи, отметим, что во главе ее стоит старший мужчина — калантари хона (глава дома) или колони хона (большак). Преемником его становится, как правило, старший сын и лишь в особых случаях — кто-либо из других братьев по соглашению между ними. Калантари-хона такого преемника еще при жизни может назначить одного из сыновей своим заместителем, который называется мусафедом (белобородый, старец); он-то и представляет семью перед внешним миром, регулирует взаимоотношения большой семьи с властями, решает вопросы выплаты налогов и отвечает за выполнение всяческих повинностей. В случае же невыполнения семьей тех или иных обязанностей именно калантари хона подлежал наказанию, в том числе и телесному. Внутри большой семьи калантари хона осуществлял полную и безусловную юрисдикцию, ведал финансами и имуществом, распределял все виды хозяйственных работ среди мужчин семьи. В ходе такой хозяйственной деятельности вырабатывалась и строго соблюдалась специализация занятий: один из братьев пахал, другой пас скот, третий торговал на базаре и т.д.

Подобный порядок и уклад как правило не оставлял места для экономической и социальной самостоятельности малых семей. Их функция ограничивалась продолжением рода. Складывалась такая ситуация, когда интересы семейно-родственного коллектива подавляли интересы индивидуума, который был обязан народить как можно больше детей, зачастую даже вопреки своим личным материальным и физиологическим возможностям.

Малая семья в таджикском обществе включена в совместное почитание общеродовых (авлодных) умерших предков, называемых арвохами. В дни праздников члены авлода собирались в доме старейшины и все вместе совершали молитву "ба арвохи боби" ("духам предков"). Вера в духов предков носила достаточно предметный характер. Таджики верили, что эти духи постоянно следят за жизнью потомков, вмешиваясь в нее в необходимых случаях. Отражением подобных воззрений служат поговорки типа "арвох зада" ("арвох бузань"), что примерно означает: "духи предков накажут плохо поступающего". Таджики говорят также: "Худо зада бошу арвох зада не" ("Если бог тебя бросит, то это ничего, а если бросит арвох, то жизнь пропадет") (10).

С культом арвохов напрямую связано почитание родовых кладбищ, организующим центром которых являлся мазар (мавзолей), где и был похоронен основатель того или иного рода. Материалы полевых исследований подтверждают, что значительную часть из существующих в Северном Таджикистане нескольких сотен мазаров ("святых мест") представляют собой именно могилы основоположников рода. Культ предков на протяжении многих веков способствовал духовному единению родичей и тому, что люди осознавали себя единой общностью. Почитание арвохов составляло духовный фундамент жизни, освящало смысл существования авлода, легитимировало родовые права живущих старейшин.

Следует признать, что в последние годы облик авлода несколько трансформировался. Начался этот процесс снизу.

В конце XIX — начале XX вв. по причине наметившегося уже тогда земельного голода, вызванного увеличением числа населения, значительное количество авлодов начали чисто формально распадаться на большие семьи-тупы и даже малые семьи, ибо совместное проживание в пределах все той же хозяйственной территории уже становилось невозможным. Вновь образующимся молодым семьям старейшины определяли места проживания несколько поодаль. Таким образом частично раздельное проживание объективно создавало предпосылки к трансформации авлода. А вскоре после установления Советской власти, а именно спустя всего лишь 10-20 лет, произошли изменения и в отношениях собственности. Ликвидация частной (а по сути — авлодной) земли в ходе коллективизации, качественное изменение государственных структур и, как следствие этого, отношений между общиной и государством, не только прямой запрет, но и борьба средствами государства со старой идеологией, тотальный контроль над личностью с принудительным регулированием поведения — все это, естественно, оказало сильнейшее давление на низовые социальные структуры.

Несмотря на процесс распада больших семей, авлод и в условиях такого тотального воздействия показал исключительно высокие адаптивные возможности. Хотя в ходе коллективизации государство проводило изъятие земли и скота, колхозы создавались В связи с продолжавшей возрастать нехваткой земли уже с 50-х годов экономической основой авлода становится общий фонд заработной платы. Такая ситуация сохраняется вплоть до настоящего времени.

Фактором сплочения членов авлода служит поддержание и проведение совместных традиционных обрядов, средства на которые выделяются из совместного фонда заработной платы. Участь взрослого мужского населения авлода по-прежнему определяют старейшины этого кровно-родственного объединения, решая профессиональную судьбу его членов. Это сказывается и на образе жизни больших семей, входящих в авлод.

Вот как, к примеру, организуется современная жизнь тупов в крупных городских центрах, таких, как главный город Северного Таджикистана — Ходжент. Скажем, туп ныне живущего Файзулло Махмудова, столяра по профессии, до недавнего времени проживал в собственном дворе (хавли), в прошлом являвшемся частью значительно более обширного земельного надела. Постепенно первоначальный надел был поделен между родственниками по мужской линии, а с годами, после их смерти, эти участки отошли и вовсе посторонним людям.

До 1988 г. Ф. Махмудов проживал вместе с женой, четырьмя сыновьями и их семьями в одном дворе, где каждая малая семья имела отдельное жилое помещение с небольшой прихожей-кухней. Но уже за несколько лет до этого его дочь, выйдя замуж, переехала в семью мужа, имевшую участок в соседней махалле, а один из сыновей Файзулло, женившись, перебрался в городскую квартиру своей жены в г. Кайраккум. В конце 1988 г. оставшиеся сыновья тоже начали разъезжаться, получая квартиры, но одновременно оставляя за собой прежнее жилье для того, чтобы туда после женитьбы мог вернуться один из их сыновей, т.е. внуков Ф. Махмудова. К настоящему времени трое из четырех оставшихся с отцом сыновей получили комфортабельное городское жилье. Получил квартиру и младший сын Максуд, с которым по традиции должен жить отец. Однако последний не может привыкнуть к городскому жилищу и практически продолжает жить в старом традиционном доме. Поэтому заботы по уходу за пожилым отцом лежат на замужней дочери Файзулло (жена скончалась в 1989 г.), которая регулярно раз в неделю приходит обихаживать отца. Повседневные хозяйственно-бытовые обязанности исполняет семья оставшегося на прежнем участке сына.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Институт социологии социология в россии

    Литература
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  2. Социология в россии под редакцией в. А

    Документ
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  3. В. Г. Белинского Исторический факультет Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр российская цивилизация на современном этапе (1960-е начало 2000-х гг.) Учебно-методическое пособие

    Учебно-методическое пособие
    Печатается по решению редакционно-издательского совета исторического факультета Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского
  4. Социокультурные изменения современной российской полиэтнической провинции

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре социологии управления факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
  5. И принимаем участие, определена возрождением значимой для российской педагогики идеи: создания условий для развития общества и человека за счет поддержки успеха

    Документ
    Логика Национального проекта «Образование», в реализации которого мы все с вами принимаем участие, определена возрождением значимой для российской педагогики идеи: создания условий для развития общества и человека за счет поддержки успеха.

Другие похожие документы..