Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
К 526 Клягин, Николай Васильевич. Современная научная картина мира : учеб. пособие для студ. вузов по курсу "Концепции соврем. естествознания&qu...полностью>>
'Документ'
Один грузинский купец повез на продажу товары в Дербент. В пути напали на него, оказывается, лезгины и отняли все дочиста. Купец пошел жаловаться пра...полностью>>
'Реферат'
На протяжении веков единственным источником сведений о звездах и Вселенной был для астрономов видимый свет. Наблюдая невооруженным глазом или с помощь...полностью>>
'Рассказ'
Окружающий мир: Наши друзья – животные; Зелёные чудо – растения; Смена времён года....полностью>>

Темы: история и политология Вторая мировая "социалистическая" революция: на сей раз тихой сапой? (…)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

При этом следует отдать должное: внешняя разведка в период реформаторских конвульсий невежественных дилетантов буржуазных демократов пострадала куда в меньшей степени от перманентных реорганизаций, делающих невозможной нормальную работу, чем другие спецслужбы и Министерство обороны. С приходом Е.М.При­макова в Министерство иностранных дел внешняя политика России также обрела бóльшую определенность, нежели во времена руководства этим министерством дилетанта буржуазного демократа А.Козырева, восторженно распластавшегося под Госдепом США.

Из сказанного явствует, что дело не в личности премьера или президента; не в личных достоинствах и недостатках Н.И.Рыжкова, В.С.Павлова, Е.Т.Гайдара, В.С.Черномырдина, С.В.Кириенко, Е.М.Примакова, а в глобальном сценарии, в соответствии с продвижением которого в жизнь в региональной цивилизации-государстве России все они последовательно сменяли один другого на посту главы правительства Кремля, выполняя те или иные пункты программы преобразования всего общественного уклада нынешней глобальной цивилизации.

Поэтому, прежде чем возлагать те или иные надежды на правительство Е.М.Примакова или какое бы то ни было иное правительство в России либо другой стране (включая и США), следует рассмотреть глобальную проблематику хотя бы последних двухсот лет.

То явление, которое в марксизме получило название «общего кризиса капитализма», — не измышление марксистов, а реальная проблема.

Её существо состоит в том, что конкуренция в обществе индивидов и корпораций имеет место прежде всего в области потребления и осуществления притязаний уклониться от труда в сфере производства. (Короткий анекдот времен застоя: Чем ближе к производству — тем дальше от потребления). Вследствие этого ресурсы планеты, которые природа создавала десятки, а то и сотни миллионов лет, необратимо (в масштабах исторического времени жизни цивилизации) растрачиваются ради сиюминутного ублажения честолюбия и капризов моды все более широкими слоями населения: если на заре цивилизации в гонке безмерного потребления участвовала малочисленная знать, то ныне в таких странах как США в ней участвуют почти все. Кроме того, если на заре цивилизации в основе гонки потребления лежал ограниченный внесоциальными естественно-природными факторами потенциал биогенной энергии (черпаемой прямо или косвенно из фотосинтеза растений), то ныне в её основе лежит не ограниченный естественно-природными факторами (а достижениями науки и техники) потенциал техногенной энергии (черпаемой в настоящее время большей частью из геологических энергоносителей). При этом нынешняя цивилизация не выработала до сих пор никаких внутриобщественных факторов, которые могли бы выявить безопасный для биосферы планеты уровень производства и потребления техногенной энергии: динамика её производства подчинена капризам моды в гонке безудержного потребления. Если биогенный энергетический потенциал представлял собой одну из составляющих биосферы, в силу чего биосферно-социальная система в каждом регионе была достаточно устойчиво саморегулирующейся системой, то гонка безудержного потребления на основе не имеющего никаких ограничений потенциала техногенной энергии способна уничтожить всю биосферу планеты вместе с нынешней цивилизацией и человечеством.

Кроме того взаимная изолированность и своеобразие национальных культур в условиях господства гонки безудержного потребления обрекают человечество на войны, которые по мере роста техноэнергонасыщенности вооруженных сил обретают способность разрушить планету (т.е. в Солнечной системе возможно образование “артефакта” — еще одного пояса астероидов).

Поскольку только в глобальной общей всем культуре — и прежде всего в культуре управления делами общества — возможен мир для всех народов14 и обуздание гонки потребления, то глобальная политика издревле предусматривает построение единой глобальной государственности, что находит свое выражение в тенденции к унификации культуры в разных регионах планеты. Эта унификация может протекать двояко: либо как преобладание подавления национальных культур и вытеснение их некой глобальной целенаправленно сконструированной культурой, либо как преобладание построения глобальной культуры, объемлющей множество национальных, и общей всем народам планеты, еще длительное время сохраняющих своеобразие своих исторически сложившихся культур.

Эти две взаимно связанные древние проблемы (гонка потребления и взаимные конфликты региональных управлений) и ныне “не существуют” для многих, а другие, кто их видит, оценивают их как “детские болезни” человечества, которые якобы пройдут сами собой, забывая о том, что множество людей умерли от “детских болезней”, так и не дожив до зрелости. Такая беззаботность свойственна тем, чье мировоззрение поражено мифом о неуправляемом течении глобального исторического процесса, либо тем, кто полагает, что всё разрешится “само собой” благим Божьим промыслом без какого бы то ни было их участия, а сами они, максимум что должны, так это терпеть, молиться и уповать на Бога стойко перенося лишения и невзгоды земной жизни, ими же создаваемые.

Однако тем, кто причастен к глобальному управлению, уже в первой половине XIX века, после победы в большинстве стран Европы буржуазно-демократических революций, проведенных снизу, либо сверху, под их же руководством, стало ясно, что так называемое “гражданское”, буржуазно-демократическое общество не решает проблемы нескончаемых войн унаследованных от эпохи феодализма, но придает им новое качество: перевод войн на техногенную энергетическую базу придал им тенденцию неограниченно наращивать свою разрушительность. Но кроме того вследствие разрушения сословных разграничений в обществе гонка потребления обрела массовый характер, вследствие чего конкурирующие потребители быстро «вытоптали» многие уголки планеты15.

Если обратиться к существу того, что мы привыкли называть марксизмом, это — теория осуществления мировой глобальной революции, в результате которой новый общественный строй, условно именуемый «социализмом», «коммунизмом», должен был:

  • обуздать гонку потребления, что позволяет решить глобальные биосферно-экологические проблемы;

  • внедрить во все регионы планеты некую нравственно-этическую культурную общность, что должно обеспечить единообразие управления в них и тем самым исключить внутренние (гражданские) и внешние (межрегиональные) войны.

Мы не идеализируем советское прошлое и не жаждем возврата в него, но у нас нет причин сожалеть и о крахе попытки реставрации в России буржуазной демократии и капитализма в его западном виде. Но в контексте рассматриваемой проблематики следует признать, что общественно-государственное устройство СССР, построенное на основе вовсе на марксистской теории, решило названные проблемы в одной из региональных цивилизаций планеты всё же под знаменем марксизма-ленинизма. И потому можно было ожидать, что общественный строй СССР и его государственное устройство послужат моделью будущего всего человечества несмотря на то, что во все периоды его существования СССР были свойственны специфические проблемы. Тем не менее СССР рухнул.

Если оставить в стороне заокеанские директивы, такие как СНБ 20/1 от 18 августа 1948 г. и ей подобные, то рухнул он по причине того, что консультанты-академики, международные “депутаты” насоветовали Политбюро ЦК КПСС и Госплану столько вздора, что вынести его не смогли ни политика, ни экономика. При этом не следует забывать, что другая ветвь власти советов (советников по подбору и расстановке кадров) подбирала на протяжении минимум трех десятилетий кадры для высшего партийного и государственного аппарата по способу, описанному Ю.В.Ан­дроповым в ранее приведенной его беседе с Н.Н.Яковлевым: кто из претендентов лучше ползает и бьется головой об “араукарию” «не корысти ради…» — тому и дорога на вершины управленческих структур. Если бы дисциплина, которой следовали проводники глобальной политики, предписывала такие твердолобые кадры использовать на проходке шахт и тоннелей (для государства и общества это было бы лучше, чем обрушивать на головы отдыхающих «драцены» и прочую курортную экзотику), то СССР стоял бы и ныне. Почему международным “депутатам” и советникам была предписана именно такая дисциплина? — ответ на этот вопрос тоже следует искать в проблематике глобальной политики, а не в особенностях локального застоя в СССР.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что марксизм конца XIX — начала ХХ века говорил о необходимости мировой (т.е. глобальной) социалистической революции; по крайней мере о необходимости социалистической революции в наиболее развитых в промышленном отношении странах. Однако, Парижская коммуна была разгромлена, а социал-демократические партии развитых стран Европы после этого, утратив революционность, впали в разнородный оппортунизм и стали проповедовать отказ от силового взятия власти и классовое сотрудничество в рамках буржуазной демократии, соглашаясь и с войнами16, и с гонкой потребления. В этих условиях революционная ситуация в Европе нагнеталась в ходе умышленно вызванной политиками глобалистами первой мировой войны ХХ века.

Русское элитарное масонство в развязывании войны принимало активнейшее участие, но свалив в её ходе монархию, сыграло роль первой ступени ракеты-носителя, и было слито политиками-глобалистами на помойку за ненадобностью. Многие русские масоны даже спустя годы после революции, находясь в эмиграции, не могли понять, почему А.Ф.Керенский выступил против Л.Г.Корнилова вопреки предварительной договоренности и сорвал тем самым становление в России русской (россий­ской) буржуазной диктатуры, пролагающей дорогу буржуазной демократии по образцу Англии и США? Причина этого в том, что у А.Ф.Керенского были более значимые договоренности с закулисными политиками глобалистами, которые уже тогда намеревались искоренить буржуазную демократию, вследствие чего ими преду­сматривалась передача власти партии Ленина-Троцкого, что А.Ф.Керенский и проделал, обвинив Л.Г.Корнилова в бунте и измене. Полезно вспомнить, что одна из первых легитимных масонских лож, признанных международным масонством, была создана еще в 1818 г. в Ульяновске, выходцами откуда были и А.Ф.Керенский, и В.И.Ульянов, к тому же с детства знакомые.

Успех октябрьского переворота в России должен был стать первым этапом мировой революции, что прямо и недвусмысленно провозглашалось в лозунгах советской власти вплоть до начала 1930 х годов. Но В.И.Ленин заключил брестский мир, и это привело к разрядке революционной ситуации в Европе. Причиной такого торможения мировой революции могло быть то, что В.И.Ленин не был посвящен в реальный факт управления глобальным историческим процессом (для авторов глобального проекта достаточно было его веры в марксистский миф об объективной неуправляемой смене общественно экономических формаций) и потому “сдрейфил” в критический момент. Но возможно, что он вполне сознательно нарушил принятые на себя обязательства перед закулисными политиками-глобалис­тами под давлением заправил национал-большевистского крыла РСДРП(б), для которых самобытное развитие России, во многом извращенное принятием библейского культа в 988 г., а в последние столетия правлением династии Романовых, было более значимым, чем мировая — якобы социалистическая — революция в интересах политиков-глобалистов. Во всяком случае В.И.Ленин был наказан за это успешно организованным театральным17 покушением, последствия которого укоротили его жизнь.

Дело в том, что с 988 г. (года крещения Руси) по настоящее время международные клановые системы посвящения (именуемые ныне в патриотических кругах жидомасонством) никогда не обретали в России устойчивого полновластия, а делили власть в этой региональной цивилизации с местными национальными знахарскими кланами, которые хотя и не встревали в делание глобальной политики (до времени…), но занимали прочное положение в организации жизни местного общества. То, что ранее мы называли русским масонством (выделяя слово «русское» курсивом), фактически было периферией, вобравшей в себя возгордившихся представителей местной “элиты”. Национальные знахарские кланы, кроме того что имели свою работающую периферию18, проникали и в русское масонство и достаточно эффективно контролировали этих возомнивших о себе простофиль, взявших на себя роль полицаев-коллабора­сио­нистов, если проводить параллели с периодом гитлеровской оккупации. Именно в этом контексте следует рассматривать заявление, сделанное в “АиФ” № 38, сентябрь 1998 г. почти ровно через 1000 лет после крещения Руси, устами Э.Тополя: “Мы впервые за 1000 лет взяли реальную власть в этой стране”. К нему следует отнестись куда серьезнее, чем это сделала вся “патриотическая общественность”, выплеснувшая в связи с ним очередную порцию бессмысленных эмоций в адрес сионистского интернацизма, ибо вопрос следует ставить не о том, кто поименно эти “мы”, сколько о том, какую глобальную стратегию на данном этапе исторического развития эти “мы” проводят по отношению к человечеству в целом и по отношению к России, в частности.

Вследствие того, что революционная ситуация в Европе после брестского мира разрядилась, Союз Советских Социалистических Республик изначально не стал Евразийским Союзом Социалистических Республик и таким образом в мире возникли две социальные системы.

И.В.Сталина, по мере того как он сосредотачивал в своих руках полноту государственной власти в СССР, многие марксисты обвиняли в отступничестве от марксизма и в его извращении. Тем не менее они признавали, что СССР был формально социалистическим государством. Этой формой социалистической государственности дорожили и они, и политики глобалисты, и сторонники сталинского курса, хотя каждый из них за словом «социализм» видел свое общественное устройство. У марксистов надежды на возобновление социалистического (в их понимании) содержания были связаны с отстранением И.В.Сталина. А у хозяев марксизма был интерес обкатать предполагаемую глобальную модель общественного устройства на региональной цивилизации в границах одного многонационального государства. Последнее объясняет, почему в период репрессий в отношении марксистов, путавшихся под ногами у И.В.Сталина, многие западные деятели культуры (Л.Фейхтвангер, Б.Шоу, Г.Уэллс и многие другие) так или иначе считали СССР более совершенным государством чем страны капитализма и даже прямо оправдывали репрессии, порицая противников И.В.Сталина как изменников дела прогрессивных общественных преобразований.

Эксперимент в целом прошел успешно. Новое общественное устройство и государственность продемонстрировали свою исключительную эффективность в ходе второй мировой войны ХХ века (вызванной искусственно и злоумышленно политиками-глобалистами также как и первая) и последующего восстановления народного хозяйства. Однако завершение эксперимента испортил для политиков-глобалистов тот, кому они доверили руководить экспериментом на месте:

И.В.Сталин в своей последней работе “Экономические проблемы социализма в СССР” по существу отказался от марксизма и вынес ему смертный приговор.

Вследствие этого на застой и деградацию был обречен СССР, а не страны исчерпавшей себя и бесперспективной буржуазной демократии. Политикам-глобалистам необходимо было выждать время, они были вынуждены приостановить процесс социальных преобразований, чтобы дух сталинизма в обществе угас, а последовавший застой, как кризис социалистического развития СССР, можно было объяснить уже потомкам, не имеющим своего опыта, извращениями истинного научного коммунизма И.В.Сталиным в его якобы порочной политической практике.

Может встать вопрос, а что такого есть в марксизме, чтобы отказ от него И.В.Сталина вызвал кардинальную смену направления глобальной политики? Если смотреть глубже, то марксизм сохранил главное качество порицаемого им на словах капиталистического общественного устройства: за всеми разговорами о свободе, равенстве в правах и в обязанностях, искоренении эксплуатации и угнетения одних людей другими скрывалось неравенство возможностей воспользоваться провозглашенными правами и свободами; и, как следствие, марксизм придавал системе эксплуатации человека человеком исторически новые формы, более изощренные, нежели формы буржуазной демократии.

Марксизм злоумышленно построен так, что в повседневной практике общества, организованного по марксистским шаблонам, свойственные марксизму умолчания (недомолвки) подавляют провозглашаемые им лозунги и идеалы справедливости и ликвидации паразитизма одних на труде и жизни других.

Марксизм, по словам В.И.Ленина, имеет три составные части: диалектико-материалистическая философия, как общая мировоззренческая система; политэкономия, как наука об организации производства и распределения продукции в обществе; социализм, как учение об организации жизни общества без эксплуатации человека человеком. Вся эта информационная система обладает весьма специфическими особенностями, о которых марксисты и “сочувствующие” либо не имеют ни малейшего представления, либо явно сатанеют в прямом смысле этих слов, когда им указывают на них.

Основной вопрос всякой общественно полезной философии, мировоззренческой системы — это предвидеть последствия действий и бездействия, что позволяет выбрать на основе поведения наилучший в субъективном смысле вариант поведения и реакции на поток событий. Это положение обстоятельно поясняется в Достаточно общей теории управления19, но и издревле известны афоризмы вроде «предупрежден — значит защищен» (древний Рим); «И духи пророческие послушны пророками, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых.» — 1-е Послание Коринфянам апостола Павла, 14:32, 33; «предвидеть — значит управлять» (Наполеон). В последней четверти XIX в., в то же самое время, когда марксизм обретал завершенность, английский этнограф Э.Б.Тайлор в своей книге “Первобытная культура” прямо сказал о «философии истории в обширном смысле, как об объяснении прошедших и предсказании будущих явлений в мировой жизни человека на основании общих законов».

Эта способность к предвидению последствий и есть главное в нормальном мировоззрении людей, поскольку позволяет переработать плюрализм разрозненных частных фактов в единство мнений о течении любого из процессов во Вселенной, включая и развитие человеческого общества. А это дает возможность выбрать наилучшую линию поведения.

Но основным вопросом философии в марксизме является вопрос о первичности материи и сознания, во многом аналогичный схоластическим спорам средневековья о том, что было раньше: курица или яйцо. Вопросы же прогностики в марксизме не входят ни в основной курс, ни в “факультативный”. Это означает, что марксистское мировоззрение не предназначено для формирования в обществе осознанной культуры мышления и опирющейся на нее культуру управления. То есть по умолчанию оно предназначено для сокрытия от общества истинных знаний о теории и практике управления под покровом марксисткой правдоподобной болтовни на темы исторического материализма. А еще более обще говоря, оно предназначено для того, чтобы хозяевам марксизма держать в неволе общество, неспособное к предвидению последствий своей деятельности, и употреблять его потенциал по своему усмотрению.

Аналогичное положение дел и в марксистской политэкономии. В свое время Ф.Энгельс посмеялся над Е.Дюрингом в “Анти-Дюринге”, когда тот попытался разделить потребности человека, а следовательно и общества, на две категории: естественные и противоестественные, т.е. заведомо наносящие ущерб индивидам и обществам. Но тот, кто не раздавлен авторитетом классиков и не утратил способности осмыслять реальную жизнь, может даже исходя из личного опыта (не говоря уж о жизни общества в целом) убедиться, что Е.Дюринг в этом вопросе был безусловно прав. Кроме того вся марксистская политэкономия построена на категориях, которые не поддаются измерению и не могут быть введены в бухгалтерский учет. Плановое же ведение народного хозяйства — то что всегда марксизм провозглашал нормой экономической жизни — возможно только на основе разделения потребностей людей и общества на естественные и противоестественные (демогра­фически обусловленные и деградационно-паразитичес­кие, иными словами) и построении политэкономии на основе категорий, поддающихся объективному измерению в производстве и потреблении, которые могут быть введены в систему бухгалтерского учета и систему общегосударственной статистики.

Это означает, что реально вся полнота власти в обществе, принявшем марксизм в качестве истины (или достаточно хорошего приближения к истине), должна была остаться в руках тех, кто решил для себя на основе немарксистской философии или неформализованных теоретически навыков вопрос о предсказуемости последствий с достаточной для практики точностью и обладает навыками управления макроэкономикой на основе не оглашаемых в обществе ноу-хау. Все это, необходимое для осуществления власти в обществе, в случае господства в нем марксизма, передается от поколения в поколение вне системы обязательного и специального образования общества, а только в специфическом кругу кланов, причастных к осуществлению подлинной власти над этим обществом.

Это же утверждение относится и к господствующим на Западе социально-экономи­чес­ким теориям, открыто преподаваемым в тамошних школах и вузах. Правильность сказанного косвенно подтверждается тем, что в странах СНГ буржуазные демократы, начитавшиеся марксистской и западной немарксистской политэкономии, придя к государственной власти и столкнувшись с реальной экономикой, уронив производство, так и не смогли его поднять20. Реформы пошли крахом потому, что реформаторы не обладали знаниями, сообразными обстоятельствам, которые могли бы применить на практике с заранее предсказуемым эффектом. Те знания, которыми они обладали, были не сообразны и попытка их применить привела к неожиданному экономическому спаду и затяжному кризису.

В сочетании с этими особенностями философии и политэкономии учение о социализме, как обществе справедливости, где нет эксплуатации человека человеком, в марксизме — приманка для доверчивых и одураченных угнетенных.

Все это и многое другое в совокупности говорит о том, что информационная система марксизма — всего лишь подсистема в системе глобального властвования на основе умолчаний и посвящений. В принципе, как показал опыт СССР до 1953 г., под её завесой можно накормить, одеть и обустроить жизнь подневольной рабочей силы в условиях обузданной гонки потребления (плановое ведение хозяйства) и внутреннего гражданского мира (недовольство может быть, но это не открытая гражданская война и мафиозные разборки). Но власть над обществом, которое марксизм якобы освободил от гнета капитализма, этому обществу хозяева марксизма передавать не собирались, а только создали систему имитации власти, с помощью которой обезопасили себя от посягательств на внутриобщественное полновластие благонамеренных и злонамеренных искателей власти в самом обществе. То есть марксизм изначально не предназначался для искоренения угнетения, но эксплуатации человечества он должен был придать более безопасный для угнетателей характер.

Поэтому, когда в “Экономических проблемах социализма в СССР” И.В.Сталин прямо указал на то, что революция, именуемая Великой Октябрьской социалистической, не устранила эксплуатации человека человеком, как то должна была сделать; когда он прямо указал на неприемлемость политэкономии марксизма для социалистического и коммунистического общества, — этого ему заправилы глобальной политики простить не могли и не могут по настоящее время.

По этой причине вопрос о репрессиях против марксистов после устранения И.В.Сталина получил диаметрально противоположное освещение, нежели это имело место при его жизни, когда западные деятели культуры, присутствовавшие на процессах конца тридцатых годов в Москве благословили репрессии. После “Экономических проблем социализма в СССР” И.В.Сталин был объявлен не верным продолжателем дела Маркса, Энгельса, Ленина, а тираном, извратившим социализм и марксизм. Чтобы непричастные не вникали в существо дела социализма по Марксу и Троцкому, с одной стороны, и социализма по Сталину и “извращений” им марксизма, с другой стороны, все работы И.В.Сталина были изъяты из фондов открытого доступа в библиотеках и переведены в спецхраны, где они были доступны только творцам исторических мифов, покорных системе угнетения против которой всю жизнь действительно боролся И.В.Сталин.

Но подведение итогов марксизму И.В.Сталиным внесло в сценарий мировой социалистической революции дополнительный, изначально не предусмотренный акт, длительностью почти в пятьдесят лет: им нужно было, чтобы сталинизм забылся, после чего они могли бы дать новым поколениям свою версию. Вследствие этой задержки у закулисных политиков-глобалистов и возник к настоящему времени острый цейтнот.

СССР был введен в застой посредством власти советов академиков консультантов и международных “депутатов” над чиновниками (управленцами в партии и государстве), корпус которых формировался на основе подбора и продвижения управленческих кадров по их негативному потенциалу (вверх продвигали людей, склонных к карьеризму, бездумному подчинению начальству, амбициозных и нравственно порочных, способных обеспечить на себя нужный компромат). В ходе застоя естественным образом в бездумном обществе возникла зависть к более высокому потребительскому статусу развитых стран буржуазной демократии. В СССР появились прокапиталистически настроенные общественные группы.

Но в то же самое время не менее бездумная правящая “элита” стран буржуазной демократии, и прежде всего её цитадели (США), видела в социализме реальную помеху торжеству буржуазной демократии в мировых масштабах. Обоюдостороннее недомыслие правящих “элит” СССР и США вылилось в расточительную гонку вооружений.

Таким образом правление И.В.Сталина и его завещание21 породило новые проблемы для политиков глобалистов:

  • необходимость устранения от власти застойной недееспособной советской “элиты”, для возобновления мировой социалистической революции;

  • ликвидацию утрачивающего управляемость военного противостояния двух систем, в котором арсеналы каждой из сторон могли многократно уничтожить всё живое на планете, а причиной автоматической никем не санкционированной и бесцельной войны на полную катушку мог стать сбой в работе компьютера;

  • нейтрализацию и дискредитацию в России “элиты” буржуазных демократов (диссидентов), усилиями которых предполагалось устранить застойную советскую “элиту”.

Решение этих задач должно было открыть возможности к безопасной ликвидации буржуазной демократии и капитализма в его западной модели и переходу к глобальной модели мирового общественного устройства по образцу СССР хрущевско-брежневского периода.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Руслан Семёнов бриллиантовая рука; костяная нога ? Либо жизнь по-человечески

    Документ
    Наступивший 2003 год для фильма «Бриллиантовая рука» юбилейный. Исполняется 35 лет со дня его выхода в свет. Как пишет «Комсомольская правда» № 3/2 (3(2)/22948) от 10 — 17 января 2003 года, 3 января 1968 года Главное управление кинематографии
  2. Внутренний предиктор СССР интеллектуальная позиция

    Документ
    © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим
  3. Т утверждает, что после окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты Америки использовали свои вооруженные силы в интересах своей внешней политики 262 раза

    Документ
    Согласно подсчетам американского института Брукингса, за последние 38 послевоенных лет США прибегали к демонстрации "военного кулака" 215 раз, при этом в 19 случаях они угрожали ядерным оружием.
  4. Всоветское время к филиппикам в адрес "буржуазных фальсификаторов истории Второй мировой" в нашей стране относились с изрядным скепсисом

    Документ
    В советское время к филиппикам в адрес "буржуазных фальсификаторов истории Второй мировой" в нашей стране относились с изрядным скепсисом. Мы были воспитаны в уверенности, что "помнит мир спасенный" никому и в
  5. Народом на востоке эгейского мира

    Реферат
    через который прошли многие малоазийские города - Ми-лет, города эгейского региона - Лесбос, Хиос, Самос, влиятельные полисы - Мегары, Коринф, Афины, Сиракузы и другие, завершился установлением режима личной власти Часто тирания была

Другие похожие документы..