Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конспект'
Тема самообразования на протяжении многих лет является «Использование опорных конспектов на уроках географии с целью развития познавательной активнос...полностью>>
'Викторина'
КОМАНДА 1. Рубашка. Посеяли льняное семя, вырастили лен, выдернули лен с корнем, отмочили в речке и высушили на лугу, вытрепали лен, спряли витки, сот...полностью>>
'Лекции'
Заболевания и повреждения головного и спинного мозга: спастические парезы и параличи, вялые парезы и параличи, атаксия, гиперкинезы, черепно-мозговая ...полностью>>
'Публичный отчет'
«ИМАГО-диагностика и терапия» позволяет нам работать с людьми в разных направлениях, как с физиологией, так и на энергетическом уровне. Что касается ...полностью>>

На правах рукописи (6)

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Палеорастительность и палеогеография

позднебореального периода (8 500 – 8 000 лет назад)

К началу второй зоны бореального периода (ВО-2) по данным исследователей палеоклимата на исследуемой территории произошло существенное потепление: хотя температура января оставалась еще ниже современной примерно на 30С, среднеиюльская была такой же. Годовая сумма осадков не изменилась, но общая влажность воздуха несколько повысилась за счет повсеместного поднятия уровня грунтовых вод и общего базиса эрозии основных рек. Окончательно формируются дерново-подзолистые, дерново-карбонатные и серые лесные почвы. Произошли и существенные изменения в формировании растительности. Во всех районах (кроме Северо-Восточного) начинается образование болот и процесс торфонакопления. Растительный покров многих районов становятся более «лесным». Впервые в Западном, Северном и Северо-Западном районах содержание пыльцы деревьев становится больше, чем трав, хотя лесостепной облик растительности еще сохраняется (см. рис.5).

Р

ис. 5. Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов ВО-2 – периода

Характерной особенностью лесов является доминирование Pinus sylvestris. В полной мере происходит настоящий расцвет сосняков зеленомошников, долгомошников, лишайниковых. На склонах верхнего плато (особенно южных экспозиций) и на высоких дюнах древних ложбин стока – сосняков остепненных (часто видимо лишайниковых). В составе лесов впервые появляется Picea abies. Особенно заметна ее роль в Северном районе. Существенным образом преображается и степная растительность: она становится злаково-разнотравной с небольшим участием полынно-маревых сообществ, видовой состав которых становится менее ксерофильным. Появляются представители семейств Rosaceae, Ranunculaceae, Brassicaceae, Fabaceae, Apiaceae. В поймах рек и по берегам озер существенно возрастает участие Betula pubescens. Резко сокращается роль ценозов из Salix spp. и Betula humilis. Видимо с этого времени они прекращают играть какую-либо роль в сложении сообществ «холодной степи» и остаются только в околоводных местообитаниях. В Восточном и Северо-Восточном районах Приволжской возвышенности именно с этого времени формируется настоящая лесостепь, которая просуществует до настоящего времени. Не только останцы верхнего плато, но и их склоны и некоторые плакорные возвышенные участки (особенно на супесчаных и песчаных почвах палеогена) начинают заселяться сосновыми и сосново-березовыми зеленомошными, остепненными, крупнозлаковыми лесами. В Южном районе повсюду начинают доминировать дерновинно-злаковые и злаково-разнотравные луговые степи. Во всех районах в спектрах появляется пыльца Alnus glutinosa, хотя и в ничтожно малых количествах, тем не менее, можно предположить о внедрение породы в пойменные сообщества. Необходимо еще раз отметить об отсутствии широколиственных пород в лесных сообществах практически на всей территории центральной части Приволжской возвышенности в позднебореальное время, поскольку имеются серьезные разногласия о времени появления и расцвета сосново-широколиственных и широколиственных лесов на данной территории.

Вторая половина бореального периода и начало атлантического периода относится к эпохе позднего мезолита. Как известно, основным занятием человека этого времени была охота и рыболовство. Численность населения во всем Среднем Поволжье составляла 2-3 тысячи человек. Естественно никакого заметного влияния на окружающие леса своей деятельностью они оказывать не могли. В спорово-пыльцевых спектрах также не обнаружено антропохорных видов. Радиоуглеродная датировка этого времени– 8 170±130 лет.

Палеорастительность и палеогеография

раннеатлантического периода (8 000 – 6 000 лет назад)

Н
ачало атлантического периода – важный рубеж в развитии растительности Приволжской возвышенности. Повсеместно начавшееся в это время небольшое похолодание (Хотинский и др., 1985) с одной стороны, и повышение уровня грунтовых вод (Никитин, 1978) – с другой приводят к массовому облесению территории. Однако при данных климатических условиях свободные пространства, в первую очередь, захватила береза, как типичный эксплерент. Массово распространяются сообщества не только из Betula pendula, но и из влаголюбивой Betula pubescens. В данном случае их пыльцевой максимум можно рассматривать вместе (см. табл. 1). На изучаемой территории формируются зрелые дерново-подзолистые, дерново-карбонатные и первичные серые лесные почвы. В Западном, Северном и Северо-Западном районах растительный покров становится типично лесным (см. рис. 6).

Р
ис. 6. Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов АТ-1 – периода

Учитывая поправочные коэффициенты (особенно в Северо-Западном районе), можно предположить, что Betula pendula играла равную роль вместе с Pinus sylvestris в сложении растительных сообществ, а по более влажным местообитаниям превосходила ее. По верхнему плато на супесчаных и песчаных почвах, на возвышенных элементах рельефа с более сухими почвами в этих районах были распространены сосново-березовые леса зеленомошники, долгомошники, крупнотравные, остепненные. На суглинистых и глинистых почвах, сформировавшихся на отложениях верхнего мела (особенно на севере и северо-западе данной территории) развивались и чистые березовые леса крупнотравные. В Северном районе – с примесью Picea abies. На более низменных участках с близким залеганием грунтовых вод произрастали почти чистые березовые леса вейниковые и березовые леса папоротниковые. Широко были развиты ценозы из Betula pubescens в поймах, по окраинам водораздельных болот, суффозионным и междюнным понижениям с близким залеганием грунтовых вод особенно в Западном и Северо-Западном районах. Характерная особенность лесов этого времени – появление в их составе первых пород Quercetum mixtum и Corylus avellana. Хотя участие их в процентном отношении еще невелико, но сам факт появления широколиственных пород имеет очень важное значение для дальнейшего формирования растительного покрова. В Северном районе одним из первых в указанных лесах появился Acer platanoides, в Западном – Tilia cordata и Corylus avellana. Как уже было отмечено, степные сообщества в этих районах резко сократились и остались лишь на южных склонах возвышенностей и по древним ложбинам стока (песчаные и луговые степи), а также на каменистых отложениях палеогена с недоразвитой щебнистой почвой (каменистые степи), в пойменных и на притеррасных выровненных участках (луговые степи, лугово-болотные сообщества). Во флоре степных сообществ безраздельно господствующую роль с этого времени захватывают Poaceae и разнотравье, в составе которых много мезофильных видов (Lamiaceae, Rosaceae, Ranunculaceae, Rubiaceae, Fabaceae). В Восточном районе облесение территории увеличивается почти в два раза, и его растительность перестает быть схожей с Юго-Восточным и Южным районами. На останцах верхнего плато и по их склонам (особенно северным) лесная растительность практически такая же, как на верхнем плато Западного района. Первыми из пород Quercetum mixtum появились Tilia cordata и Ulmus spp. Растительный покров Южного района, начиная с атлантического и до рубежа с суббореальным периодом, становится лесостепным. В это время происходит наибольшее облесение степи, а растительность имеет много общих черт с Северо-Восточным районом. На отложениях нижнего мела на влажных и богатых почвах как никогда широко были распространены березовые и сосново-березовые папоротниковые, сероватовейниковые, крупнотравные леса. В Южном районе – больше с участием березы. В состав лесов здесь также начинают внедряться широколиственные породы. Первым появляется Quercus robur и его неизменный спутник Corylus avellana. К концу данного времени из состава растительных сообществ исчезает Betula humilis и более уже не встречается. В настоящее время ареал этого вида находится намного севернее и на данной территории имеет категорию очень редкого. Степные сообщества из полынно-маревых окончательно превращаются в злаково-разнотравные, дерновинно-злаковые. В Южном районе наряду с ними определенные площади занимали настоящие песчаные степи, о чем свидетельствует пыльца типичных псаммофитов. Говоря о степной растительности, вполне уместно остановиться на спорном вопросе о первичности или вторичности луговых, каменистых и песчаных степей на территории центральной части Приволжской возвышенности. Так, еще С.И. Коржинский (1891) был убежден в первичности луговых степей на Приволжской возвышенности и широком их распространении до начала хозяйственной деятельности человека. Такого же мнения придерживались и последующие исследователи (Спрыгин, 1922, 1926, 1931; Кузнецов, 1928; Гроссет, 1932; Мильков, 1950; Лавренко, 1980). Этот взгляд категорически не приемлют другие исследователи, считающие все виды степей вторичными, возникшими исключительно в результате сведения сосновых и позднее сосново-широколиственных лесов (Сукачев, 1903; Гордягин, 1921, 1933; Смирнов, 1940; Марков, 1948, 1957; Комаров, 1951; Тарасов, 1953; Скворцов, 1961; Семенова-Тян-Шанская, 1966; Благовещенский, 1971). Единственным коренным видом степей признавались тырсовые степи – как заключительная стадия динамики каменистых степей, имеющих ограниченное распространение. Полученные палинологические и радиоуглеродные данные убедительно показывают о существовании первичных, доагрикультурных степей всех видов, окончательно сформировавшихся в раннеатлантическом периоде.

Начиная с неолита (около 6 500 лет назад), влияние поселений человека на окружающие ландшафты становится заметным. Это не могло не найти отражения в спорово-пыльцевых комплексах этого времени. В некоторых районах (Западном, Восточном и Северо-Восточном) появляется первая пыльца сорных (рудеральных) видов, которая свидетельствует о начале заметной хозяйственной деятельности первых общин человека на данной территории. Однако содержание пыльцы ни на одной из диаграмм не превышает 0,2-0,5%. Радиоуглеродные датировки раннеатлантического периода исследуемой территории: 7680±90 и 7480±130 лет назад.

Палеорастительность и палеогеография

позднеатлантического периода (6 000 – 4 500 лет назад)

Палеогеография второй половины атлантического периода представляет чрезвычайно большой интерес. В настоящее время общепринято мнение, что атлантический период – наиболее теплый и влажный период голоцена. Согласно исследованиям многих палеоклиматологов и палеогеографов максимальная выраженность этих процессов приходится на «климатический оптимум» голоцена – 6 000-5 000 лет назад (Гричук, 1969; Климанов, 1976, 1982, 1996; Бурашникова и др., 1982; Хотинский, 1982а; Straka, 1960). Именно позднеатлантическая фаза характеризуется оптимальным соотношением тепла и влаги. В этих условиях формировались ландшафты с максимальной биологической продуктивностью. На исследуемой территории температуры января и июля были выше современных на 2-30С. Годовая сумма осадков составляла не менее 550 мм, таким образом, климат был менее континентальным, чем современный. В это время окончательно устанавливается западный перенос воздушных масс. Начинают формироваться лугово-черноземные почвы, и заканчивается процесс формирования остальных типов почв, особенно зрелых дерново-карбонатных, дерново-подзолистых, светло- и темносерых лесных (Маданов, 1967). Существенным образом меняется ландшафт. Это единственное время в течение всего голоцена, когда на исследуемой территории господствовали леса не только в Западном, Северном, Северо-Западном, но и Восточном районе. Облесение повсюду было самым максимальным. Даже в типично степном Южном районе только в это время соотношение леса и степи становится равным (см. рис. 7). Значительные изменения в формировании растительности на данной территории начались на рубеже АТ-1/АТ-2 – около 6 000 лет назад. С этого времени начинается массовое и необратимое внедрение широколиственных пород в состав лесов и сокращение участия Betula pendula (см. табл. 4).

Поскольку этот важный «момент» вызывает до сих пор определенные споры с точки зрения его хронологии, получены четыре радиоуглеродные датировки в разных районах исследуемой территории: 6155±40; 5825±120; 5920±105; 5935±110 лет назад. Кроме этого, датированы и дальнейшие основные события позднеатлантического времени: расширение площади лесов и сокращение открытых степных пространств, расцвет широколиственных пород в лесах в разных районах: 5 200±120; 5730±60; 5050±60; 5100±120 лет назад (см. табл. 1). В Западном, Северном и Северо-Западном районах во второй половине атлантического периода облесение становится сплошным. Основные площади верхнего плато (особенно его склоны и подножия), выровненные понижения возвышенностей были заняты сосново-широколиственными лесами, в основном сосново-дубовыми с травяным ярусом из мелких злаков. Сосново-липовые леса играли незначительную роль и встречались ограниченно в Северном районе на очень богатых почвах, сформированных на глинистых отложениях нижнего мела. Сосняки сложные с Quercetum robur, Tilia cordata, Ulmus spp. и хорошо развитым подлеском из Corylus avellana, Euonymus verrucosa, Viburnum opulus были распространены на суглинистых почвах по склонам и днищам больших балок и логов. Определенные площади в это время занимали и широколиственные леса (особенно в Северо-Западном районе) - дубняки сложные. Они формировались на холмистых водоразделах, пересеченных здесь глубокими логами и оврагами в условиях хорошего дренажа на богатых глинистых серых лесных почвах. Широко были представлены Quercetum robur, Tilia cordata, Ulmus spp. Acer platanoides, A. tataricum, единично – Fraxinus excelsior. В подлеске – Euonymus verrucosa, Lonicera xylosteum, Viburnum opulus. В травяном ярусе господствовали Cyperaceae, Stellaria media, Galium odoratum Thalictrum sp., Aegopodium padagraria, Lamiaceae, Rosaceae. На богатых карбонатных и темно-серых лесных почвах произрастали и ясенево-липово-дубовые леса. В южной части района на солонцеватых черноземистых почвах встречались дубовые леса разреженные с Acer tataricum. С этого периода возникает еще одна группа ассоциаций – сосняки сфагновые, но, судя по спорово-пыльцевым комплексам этого времени распространение их было крайне ограниченным и только в Северном районе. Здесь же заметную роль начинает играть Picea abies, и можно говорить не только о сосново-широколиственных, но и о сосново-елово-широколиственных лесах этого времени. В Восточном районе возвышенности, как уже отмечалось, участие древесных сообществ в растительном покрове значительно возросло. Леса покрыли не только все останцы верхнего плато и их склоны, но и значительные площади ранее безлесных пространств низкого плато. Здесь на глинистых отложениях нижнего мела, также как и по останцам верхнего, широко распространились сосново-широколиственные леса. Доля Quercetum mixtum в их составе была выше, чем в Западном районе. В Северо-Восточном районе облесение становится максимальным, особенно к концу атлантического периода. По правому берегу Волги формируются так называемые «нагорные дубравы», представленные в основном дубняками сложными, развивающимися на богатых глинистых отложениях с близким залеганием грунтовых вод. Основным доминантом выступал Quercus robur, содоминантами в равной степени Tilia cordata, Acer platanoides, Ulmus laevis, U. glabra, видимо Fraxinus excelsior. Поправочный коэффициент последнего больше 10,0 и даже нахождение единичных пыльцевых зерен в некоторых разрезах говорит о его участии в сложении лесных ценозов. В подлеске всегда присутствуют Cоrylus avellana, Euonymus verrucosa, Lonicera xylosteum, Viburnum opulus. Травяной ярус из верных спутников дубрав – Carex pilosa, Aegopodium padagraria, Galium odoratum, Stellaria holostea. Меньшие площади в районе занимали луговые степи с богатой мезофильной растительностью. По сравнению с раннеатлантическим временем роль Chenopodiaceae и Artemisia уменьшается вдвое. В Южном районе степные участки занимали более значительные площади, чем в других районах. Возвышенные плакоры и южные склоны возвышенностей здесь безраздельно занимали лугово-степные ценозы. Однако, как уже отмечалось выше, облесение степи достигло максимальных значений. Особенно на глинистых отложениях нижнего и верхнего мела, на северных склонах возвышенных плакоров повсюду развивались широколиственные леса, вытесняя березовые древостои. Главенствующую роль играл Quercus robur и, в отличие от других районов, - Ulmus laevis, U. glabra, Acer platanoides и A. tataricum.

Эпоха позднего неолита (совпадающая с позднеатлантическим этапом голоцена) на данной территории представлена единичными археологическими памятниками. По мнению большинства авторов, изучавших древнюю историю Приволжской возвышенности, основным занятием людей неолита было рыболовство и охота. Появившаяся пыльца сорных (рудеральных) видов во всех районах в это время имеет ничтожное содержание. Лишь в Северо-Восточном и Северном районе появляется пыльца Cerealia, свидетельствующая о начале земледелия в приволжских районах. К этому же времени в данном районе приурочены и первые находки сегетальных и пасквальных сорняков.

Рассматривая растительность этого времени нельзя не остановиться на вопросе о первичности широколиственных лесов на данной территории. Вопрос этот также спорный. Существует вполне обоснованное, на наш взгляд, мнение о первичности сосново-широколиственных и широколиственных лесов, возникших до начала интенсивной хозяйственной деятельности человека (Ильинский, 1925; Гроссет, 1932; Плетнева-Соколова, 1940, 1952, 1959; Карта растительности Европейской части СССР, 1950; Сидорук, 1953; Геоботаническая карта СССР, 1956; Солянов, 1967, 1970; Вернандер, 1980 и др.). Существует и прямо противоположное мнение о вторичности всех сосново-широколиственных и широколиственных лесов (Двораковский, 1950, 1961; Благовещенский, 1971, 2005; Файзуллина, 1982 а, б, 1987). Все дубовые леса остепненные, травяные, а также липовые леса, по мнению авторов, возникли в результате рубок сосновых, а затем вторичных же сосново-широколиственных лесов. Таким образом, спорово-пыльцевые комплексы атлантического периода, датированные радиоуглеродными датировками, убедительно доказывают широчайшее развитие сосново-широколиственных и широколиственных лесов до начала какой-либо интенсивной хозяйственной деятельности чел
овека.

Рис. 7. Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов АТ-2 – периода

Палеорастительность и палеогеография

раннесуббореального периода (4 500 – 3 200 лет назад)

Рубеж атлантического и суббореального периода ознаменовалась самым массовым облесением и максимальной выраженностью всех процессов, начавшихся в позднеатлантическое время. На всех средних диаграммах именно в это время выражен абсолютный минимум пыльцы трав и максимум деревьев, в которых также максимальное содержание пыльцы широколиственных пород (см. рис. 8, табл. 4). Можно сказать, что климатический оптимум голоцена на территории центральной части Приволжской возвышенности наиболее яркое выражение имел именно в самом конце атлантического – начале суббореального периода.

Р

ис. 8. Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов SB-1 – периода

Такое предположение автор работы высказывал и ранее, но оно получило подтверждение радиоуглеродными датировками только в настоящее время: 4590±120 и 4495±85 лет назад (см. табл. 1). Возможно, это связано с более восточным положением исследуемой территории. Первая половина суббореального периода на исследуемой территории характеризуется прохладным и влажным климатом. Несмотря на это, по данным А.Л. Никитина (1978), в первой половине периода произошло значительное понижение уровня грунтовых вод. В это время происходит окончательное формирование серых лесных почв. В Западном, Северо-Западном, Восточном районах снижение уровня грунтовых вод и похолодание климата приводят к значительному расширению участия в сосново-широколиственных и широколиственных лесах Betula pendula и заметному снижению роли Quercetum mixtum. Господство переходит к сосново-березово-широколиственным лесам, сосново-березовым лесам зеленомошникам, иногда почти чиcтым березовым, а на южных склонах возвышенностей – к сосновым и сосново-березовым остепненным лесам. В Северо-Западном районе в основном господствовали березовые леса дубравные с заметным участием Tilia cordata, подлеском из Corylus avellana, Sorbus aucuparia, Euonymus verrucosa с единичными деревьями Pinus sylvestris. В травяном ярусе были распространены Carex sp. Подобные леса занимали пологие склоны возвышенностей с супесчаными и суглинистыми почвами. Такие леса в настоящее время встречаются очень широко на Приволжской возвышенности, но некоторыми исследователями считаются вторичными. Несколько иначе формировалась лесная растительность в это время в лесном Северном и лесостепном Северо-Восточном районах. Здесь роль Betula pendula практически не изменилась. Как и повсюду, на рубеже атлантического и суббореального периодов произошел широкий расцвет сосново-широколиственных лесов (в Северном районе), дубняков сложных и липовых травяных лесов (в Северо-Восточном), но они без каких-либо изменений существовали и весь раннесуббореальный период. Снижения уровня грунтовых вод в данных районах не было. В Южном районе роль березовых древостоев возрастает вдвое, что говорит о развитии здесь наряду с широколиственными лесами (дубняками сложными, дубняками остепненными) березняков дубравных. Степные ценозы занимали те же площади с теми же сообществами что и в позднеатлантическое время, то есть преобладали лугово-разнотравные, лугово-типчаковые, ковыльно-разнотравные сообщества. Но в их составе уже появляются рудеральные и пасквальные сорняки.

Первая зона суббореального периода относится к эпохе энеолита и началу эпохи бронзы (Крайнов и др., 1984). В это время резко увеличивается общая заселенность данной территории, что связано с грандиозными миграциями, охватившими население степных зон. В результате катастрофических засух из-за резкого падения уровня грунтовых вод падает биологическая продуктивность степных районов. Многие скотоводческие племена двинулись в лесную зону, где использовали для выпаса скота поймы рек и опушки лесов. На рубеже атлантического и суббореального периодов в пыльцевых спектрах Восточного и Северо-Западного районов появляются типичные «индикаторы пастбищ неолита» - Rumex acetosa, Ranunculus repens, Chenopodium album (Van Zeist, Casparie, 1974; Behre, 1981). Кривая пыльцы сорных видов на диаграммах с этого времени становится непрерывной. Во всех районах появляется пыльца Cerealia, красноречиво свидетельствующая о повсеместно начавшемся земледелии. Хотя роль и сорных, и культурных видов еще крайне мала. Таким образом, полученные палинологические данные в основных чертах подтверждают мнение В.М. Слободина (1952), Н.Я. Мерперта (1958), и А.Х. Халикова (1969) о начале земледелия в первой половине II тысячелетия до н.э.

Поскольку данное время знаменует очень важное событие в истории растительности, а именно: закат широчайшего распространения широколиственных пород и развитие березовых лесов дубравных, получены радиоуглеродные датировки этого «события» практически для всей изучаемой территории (см. табл. 1): 3810±80; 3400±75; 3975±80; 3500±60; 3390±60 лет назад.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. На правах рукописи (35)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Алтайский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»
  2. На правах рукописи (39)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ
  3. На правах рукописи (60)

    Диссертация
    Защита состоится 26 февраля 2004 г. в 11 часов на заседаниидиссертационного совета по защите кандидатских диссертаций К-850.013.01при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу:127051 Москва, ул.
  4. На правах рукописи (9)

    Автореферат
    Защита состоится « » 2007 года в часов на заседании диссертационного совета К 208.041.01 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава» (127006 Москва, ул.
  5. На правах рукописи (68)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре кожных и венерических болезней ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, в ФГУ «Центральный научно-исследовательский
  6. На правах рукописи (76)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия Росздрава» на кафедре лучевой диагностики и лучевой терапии

Другие похожие документы..