Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Понятие социализации является классическим как для отечественной, так и для зарубежной социологии. Оно лежит в основе многих явлений и процессов, вед...полностью>>
'Закон'
Враховуючи необхідність впорядкування розміщення закладів грального бізнесу, грального обладнання (у тому числі гральних автоматів) у м.Луцьку суб'єк...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
учебно-методический комплекс составлен на основании государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования для специальност...полностью>>
'Руководство'
3. Усовершенствование партнерства между органами социальной защиты, социальными службами, неправительственными организациями и другими институтами гр...полностью>>

На правах рукописи (6)

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Сопоставление состава современной растительности

с субрецентными пыльцевыми спектрами для всей территории

центральной части Приволжской возвышенности

Породы

Средний состав фитоценозов

(%)

Средний пыльцевой спектр

(%)

Поправочный коэффициент (П.К.)

Встречае-мость пород

(%)

Встречае-мость пыльцы

(%)

Pinus sylvestris

25,4

48,6

0,5

58

100

Betula pendula

16,5

24,9

0,7

79

95

Quercus robur

22,6

10,6

2,1

77

75

Tilia cordata

13,6

8,0

1,7

56

62

Ulmus laevis, U. glabra

2,2

0,7

3,0

21

23

Corylus avellana

3,0

3,2

0,9

46

58

Acer platanoides, A.tataricum

6,2

0,9

6,7

55

46

Alnus glutinosa, A. incana

0,6

0,9

0,7

15

30

Picea abies

0,8

0,6

1,4

15

35

Populus tremula

8,6

0,01

-

56

0,5

Fraxinus excelsior

1,3

0,13

10,0

19

13

Salix spp.

0,3

1,4

0,2

6

26

Во всех районах ее участие в составе пробных площадей лесных фитоценозов не превышает 0,5%. Исключение составляет лишь Северный район, где ель образует южно-таежные сосново-еловые и сосново-елово-широколиственные леса (8,5%). Содержание пыльцы в спектрах также не превышает 1%, за исключением Северного района (2,8%), причем на большей территории возвышенности ее меньше, чем самой породы в фитоценозах. Соответственно поправочный коэффициент для всей территории равен 1,4. Самый значительный (причем отрицательный) поправочный коэффициент – 0,2 в Северо-Западном районе. По мере увеличения лесистости он приближается к единице в Восточном районе (1,0) и становится больше в Западном (1,4) и Северном (3,0). Участие Fraxinus excelsior L. в составе фитоценозов пробных площадей заметно лишь в Северо-Западном (4,0%) и Северо-Восточном (2,3%) районах. В остальных его участие не превышает 2%. Наименьшее – в Восточном районе (0,6%). Известно, что ясень на территории Приволжской возвышенности находится на восточной границе распространения (Шустов, 1971). Участие пыльцы ясеня во всех районах возвышенности в 10,0-12,0 раз меньше. Populus tremula L. составляет значительную долю в древостоях Приволжской возвышенности, являясь своеобразным лесным сорняком. Особенно много ее в фитоценозах Северо-Восточного (17,8%) и Северо-Западного районов (11 %), что неудивительно, учитывая высокую хозяйственную освоенность и вторичный характер лесной растительности этих территорий. Встречаемость породы в фитоценозах всех районов высокая – от 50 до 71%. Но, несмотря на значительную роль осины в лесах, ее пыльца в спектрах пробных площадей практически отсутствует из-за чрезвычайно плохой сохранности. Участие Salix spp. в сложении лесных фитоценозов ничтожно. Несколько большее участие ива принимает в сложении фитоценозов Западного и Южного районов (около 0,5%) хотя пыльцы в спектрах повсеместно значительно больше (от 0,2 до 3,4%). Намного больше и встречаемость пыльцы ивы на пробных площадях, нежели самих деревьев и кустарников. Все это свидетельствует о высокой летучести и продуктивности ее пыльцы. Поправочный коэффициент от 0,2-0,5. Коэффициент корреляции достаточно высок лишь в Южном районе, что также подтверждает мнение о вмешательстве внешних факторов (в частности заноса пыльцы) в формировании ее пыльцевых спектров.

Коэффициенты корреляции для всех древесных пород очень высоки практически во всех районах, и соответственно на всей изучаемой территории. Это говорит о том, что имеется высокая положительная взаимосвязь между изменениями содержания пыльцы в субрецентных спектрах и участием деревьев в фитоценозах данной территории. Подробный анализ поправочных коэффициентов, коэффициентов корреляции, показателей встречаемости древесных, травянистых и споровых растений в фитоценозах и их диаспор в спектрах в каждом природном районе изучаемой территории позволил с большой вероятностью интерпретировать полученные палинологические данные и проследить эволюцию растительных сообществ в голоцене.

Глава VII. Динамика растительного покрова

центральной части Приволжской возвышенности в голоцене

Современный растительный покров изучаемой территории настолько сильно изменен, что в литературе до сих пор нет единого мнения относительно его оценки. Многие исследователи по ботанико-географическому, геоботаническому районированию относят центральную часть Приволжской возвышенности к лесостепной зоне (Спрыгин, 1931; Сидорук, 1953; Тарасов, 1969). Однако первичными растительными сообществами, по мнению И.И. Спрыгина, были лиственные (березовые) и широколиственные (дубовые, липовые) леса и луговые степи. По мнению И.С. Сидорука – чистые сосновые леса. Другие (Семенова-Тян-Шанская, 1957; Благовещенский, Пчелкин, и др, 1978) рассматривают данную территорию как выдвинутый далеко на юг участок хвойно-широколиственной подзоны, обосновывая это тем, что современный лесостепной облик растительного покрова создан исключительно деятельностью человека. Первичными сообществами данные авторы считали только сосновые и крайне редко – сосново-широколиственные. А.П. Ильинский (1925) относил данную территорию к лесной зоне, где в прошлом были распространены широколиственные (в основном дубовые) леса. Согласно ботанико-географическому районированию европейской части нашей страны (Т.И. Исаченко, 1980) основная часть изучаемой территории (северо-западные, западные, северные и частично южные районы) отнесены к Европейской широколиственной области, Восточно-европейской провинции, Среднерусской подпровинции с распространением широколиственных лесов северных (с елью) и южных (без ели). Восточные и северо-восточные районы отнесены к Евроазиатской степной области, Восточно-европейской лесостепной провинции, Среднерусской подпровинции с преимущественным распространением луговых степей. Соответственно в доагрикультурное время, по мнению авторов, западные районы были сплошь покрыты широколиственными (в основном липово-дубовыми, дубовыми) лесами. Восточные – были на 50% заняты кленово-липово-дубовыми лесами и луговыми степями. С.И. Коржинский (1891) считал, что первичными растительными сообществами были луговые степи, а затем произошло облесение их дубом. На карте И.Н. Сафроновой с соавторами (1999) Западный, Северо-Западный и Северный районы данной территории входят в подзону широколиственных лесов широколиственной лесной зоны. Восточный, Северо-Восточный и Южный районы – в подзону лесостепи широколиственной лесной зоны.

Указанные выше разногласия определили необходимость восстановления палеорастительности изучаемой территории в недавнем прошлом, а именно в голоцене.

7.1. Палеорастительность и палеогеография центральной части

Приволжской возвышенности в голоцене

На основании палинологической характеристики каждого района (см. гл. IV), их физико-географических особенностей (см. гл. I), выделения корреляционных уровней и их хронологии (см. гл. V), полученных поправочных коэффициентов и коэффициентов корреляции для интерпретации спорово-пыльцевых спектров (см. гл. VI), а также анализа литературных данных по палеогеографии сопредельных районов стало возможным восстановить физико-географические условия, историю растительности в голоцене и определить коренные растительные сообщества изучаемой территории.

Палеорастительность и палеогеография аллерёда

(12 000 – 11 000 лет назад)

На исследуемой территории не выявлены отложения, относящиеся к аллерёду, поэтому можно ссылаться лишь на данные исследователей лесостепи европейской части России, для которой также характерен Южнорусский тип пыльцевых диаграмм. Почвенный покров в это время еще не был сформирован, а климат можно характеризовать как резкоконтинентальный (Хотинский, 1977). Западный и Северо-Западный районы центральной части Приволжской возвышенности по аналогичным данным А.Т. Артюшенко (1959) для западных территорий России были заняты березово-сосновой лесостепью особого перигляциального типа с полынно-маревыми и полынными растительными сообществами. Растительность остальных районов с большой долей вероятности можно представить в виде перигляциальной степи из полынно-маревых и полынных сообществ.

Палеорастительность и палеогеография позднего дриаса

(11 000 – 10 300 лет назад)

Отложения позднего дриаса выявлены в пяти районах изучаемой территории и датированы по стратиграфическим и палинологическим данным. Климатические условия периода становятся еще более суровыми, чем в аллерёде: происходит резкое похолодание и усиление континентальности климата (Ходаков, 1973; Монин и др., 1979; Лаврова, 2005, 2008). Во всех районах исследуемой территории в позднем дриасе была холодная степь (см. рис. 2, табл. 4). В Западном и Северо-Западном районах растительные сообщества с участием древесных пород (в основном, с Pinus sylvestris, Betula pendula, B. humilis) играли более заметную роль, чем в Восточном и, тем более, в Северо-Восточном и Южном районах. Видимо, сильно разреженные сосново-березовые и березовые редколесья были распространены здесь по высокому плато и древним ложбинам стока. В основном безраздельно господствовали полынно-маревые степи. Во влажных местообитаниях здесь и в других районах формировались сообщества из кустарничковых и кустарниковых видов Salix. Из споровых во всех районах господствовали Equisetum, намного менее – Polypodiopsida, что также говорит о бедности, сильной минерализации и неразвитости подстилающих грунтов. Роль Bryales была нез

начительна.

Рис. 2 Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов DR-3- периода

Известно, что заселение и хозяйственное освоение территории Приволжской возвышенности началось с позднего палеолита, около 20 000 лет назад. Воздействие на природу в это время было пассивным: сбор плодов и ягод, случайные пожары от костров. По данным А.Х. Халикова (1969) поселения насчитывали не более одной тысячи человек на всей территории Среднего Поволжья. Вполне закономерно, что «следов» пребывания человека не обнаружено и в спорово-пыльцевых комплексах этого времени.

Палеорастительность и палеогеография предбореального

периода (10 300 – 9 500 лет назад).

Отложения предбореального периода довольно часто встречаются в разрезах всех палинологических районов и представлены в основном глинами. Потепление и уменьшение континентальности климата в начале периода приводят к перелому в развитии природных процессов. Именно в это время по данным А.А. Александровского (1983) в средней полосе России начали формироваться дерново-глеевые почвы с признаками оподзоливания. Можно предположить, что подобные почвы на нашей территории были широко развиты в Западном, Северо-Западном и Северном районах (частично в Восточном) - в местах распространения верхнего плато и древних ложбин стока. В Восточном, Северо-Восточном, Южном районах по нижнему плато на глинистых отложениях нижнего мела начали развиваться дерново-карбонатные и дерново-подзолистые почвы. Указанные изменения естественно привели к формированию более сомкнутого растительного покрова. Так, в Западном, Северо-Западном и Северном районах намечается переход от практически безлесных перигляциальных степей к настоящим лесостепным сообществам (см. рис. 3). Хотя общий растительный покров по-прежнему оставался еще степным, но происходят существенные качественные изменения. По верхнему плато на недоразвитых щебнистых почах в Западном (и частично Восточном на останцах верхнего плато) районе начинают распространяться настоящие, хотя и разреженные сосновые леса (аналогичные «горным соснякам» В.В. Благовещенского (2005) с заметным участием Bryales. На склонах верхнего плато в составе древостоев вместе с Pinus sylvestris ничтожную роль играла Betula pendula. В Северном районе на древнеаллювиальных и флювиогляциальных отложениях по древним ложбинам стока видимо на вершинах песч
аных дюн и (или) южным склонам распространяются сосновые леса остепненные (аналог
ичные современным соснякам лишайниковым остепненным).

Рис. 3. Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов РВ- периода

В степных сообществах более значимую роль начинают играть Poaceae, появляется первое разнотравье: в основном представители сем. Apiaceae, Brassicaceae. В Восточном, Северо-Восточном и Южном районах лесные сообщества имели крайне ограниченное распространение (островки горных меловых сосняков, сформировавшихся на обнаженных субстратах верхнего мела - меловом рухляке). В перигляциальных холодных степях также уменьшается роль галофитов и увеличивается Artemisia, Poaceae. Анализ участия споровых растений подтверждает наше мнение о начале формирования настоящих сосновых лесов зеленомошников. Но минимум споровых, характерный для предбореального периода свидетельствует об отсутствии болотообразовательного процесса. Во влажных местообитаниях широкое распространение имели хвощи.

Во второй половине периода (около 9 800 лет назад) по данным Н.В. Кинд (1976) происходит значительное похолодание, которое отмечалось не только в средней полосе, но и на всей территории нашей страны. Именно к этому времени в отложениях приурочен максимум Artemisia во всех районах. Радиоуглеродная датировка этого времени - 9870±110 лет назад. Происходит как бы кратковременный возврат к холодным перигляциальным степям позднего дриаса. Для конца предбореального периода характерен максимум Chenopodiaceae, а среди древесных пород – Salix spp.

Предбореальный и первая половина бореального периода относятся к эпохе раннего мезолита на территории Русской равнины (Крайнов и др., 1984). Человек этого времени селился в основном на надпойменных террасах и древних дюнах в жилищах типа «шалашей», поскольку вел подвижный образ жизни. Основным занятием была охота и заметного влияния на окружающие ландшафты они не оказывали.

По некоторым данным (Нейштадт, 1957; Артюшенко и др, 1982) вся территория Приволжской возвышенности с этого времени входила в лесную зону распространения сосновых и березовых лесов, в составе которых уже были породы смешанного дубового леса (Quercus robur, Tilia cordata, Ulmus spp.). Данные выводы были сделаны на основании анализа диаграмм, так называемых Ивановских торфяников, где нижние горизонты отнесены автором (Чигуряева, 1941) к древнему голоцену (субарктическому периоду Блитт-Сернандера по времени совпадающему с поздним дриасом). Из указанных торфяников был повторно и более полно изучен разрез самого древнего, по мнению А.А. Чигуряевой, болота Горелое. Чтобы подтвердить или развеять указанные выше мнения была получена радиоуглеродная датировка нижних слоев залежи. Она относится к раннебореальному времени (8 600±170 лет назад). Эмпирическая граница широколиственных пород приходится здесь на конец бореального периода, рациональная же граница (знаменующая их массовое распространение) приходится лишь на середину атлантического периода.

Палеорастительность и палеогеография

раннебореального периода (9 500 – 8 500 лет назад)

Климат начавшегося бореального периода во многом имел черты конца предбореального времени: сухой и прохладный. По мнению некоторых исследователей в это время над всей Европой господствовал обширный антициклон, блокирующий западную циркуляцию воздуха (Савина и др., 1982). На территории Приволжской возвышенности годовая сумма осадков в это время составляла около 400 мм, что на 150 мм меньше для самых влажных районов и почти такая же – для самых засушливых. Однако общая континентальность климата уже к середине бореального периода снижается. Продолжает развиваться почвообразование: начинают формироваться дерново-подзолистые, дерново-карбонатные и первичные серые лесные почвы. Указанные изменения физико-географических условий приводят к повсеместному увеличению облесённости территории. Однако растительность исследуемой территории в это время была неоднородной. В Западном, Северном и Северо-Западном районах площадь лесов расширяется (см. рис. 4). Хотя доминантом по-прежнему остается Pinus sylvestris, заметную роль в составе лесов начинает играть Betula pendula. По верхнему плато и на возвышенной равнине повсеместно горные сосняки на малоразвитых щебнистых почвах начинают вытесняться сосняками зеленомошниками, сосняками остепненными, видимо сосняками лишайниковыми, сосняками папоротниковыми. Особенно в Северо-Западном районе в это время начинают формироваться и настоящие (не разреженные) березово-сосновые леса зеленомошники, и, видимо, березово-сосновые сероватовейниковые леса. Растительность приобретает типично лесостепной облик. На склонах возвышенного верхнего плато и плакорных участках по-прежнему господствовали степные участки, но с принципиально другой флорой. Перигляциальный комплекс сходит на нет, особенно к концу данного времени. Все большую роль в полынно-маревых группировках играют представители Poaceae и разнотравья. Betula humilis резко сокращает свое участие в составе древостоев влажных местообитаний. В поймах и по берегам озер помимо Salix spp. значительную роль начинает играть Betula pubescens. В Восточном, Северо-Восточном и Южном районах площадь лесных сообществ также расширяется по сравнению с предбореальным периодом, но общий облик растительного покрова еще остается степным. В Южном районе Приволжской возвышенности это происходит исключительно за счет очень широкого распространения березовых древостоев. Чистые березовые колки развивались на сформировавшихся богатых глинистых почвах нижнего мела. Были распространены березовые леса остепненные, крупнотравные с сильно разреженным

Р

ис. 4. Средние спорово-пыльцевые комплексы основных таксонов ВО-1 – периода

подлеском и травяным ярусом из злаков по типу сходному с березовой лесостепью Урала и Зауралья. Существование в прошлом чистых березняков в южных районах Приволжской возвышенности предполагали некоторые исследователи (Ризположенский, 1901; Спрыгин, 1931; Хржановский и др., 1962). Однако имеет место и прямо противоположное мнение о вторичности всех березовых (и даже всех березово-сосновых) лесов Приволжской возвышенности и невозможности их существования в доагрикультурное время (Цепляев, 1961; Благовещенский, 1971, 2005). Давний спор между оппонентами по этому поводу получил теперь разрешение и благодаря радиоуглеродной датировке этого времени, полученной для разреза в Южном палинологическом районе – 8600±170 лет назад (см. табл. 1). Обращает на себя внимание полное отсутствие в лесных ценозах всех районов широколиственных пород (см. табл. 4). В Северо-Восточном районе в поймах рек отдельными деревьями появляется Alnus glutinosa.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. На правах рукописи (35)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Алтайский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»
  2. На правах рукописи (39)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ
  3. На правах рукописи (60)

    Диссертация
    Защита состоится 26 февраля 2004 г. в 11 часов на заседаниидиссертационного совета по защите кандидатских диссертаций К-850.013.01при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу:127051 Москва, ул.
  4. На правах рукописи (9)

    Автореферат
    Защита состоится « » 2007 года в часов на заседании диссертационного совета К 208.041.01 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава» (127006 Москва, ул.
  5. На правах рукописи (68)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре кожных и венерических болезней ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, в ФГУ «Центральный научно-исследовательский
  6. На правах рукописи (76)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия Росздрава» на кафедре лучевой диагностики и лучевой терапии

Другие похожие документы..