Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Перечень учебных изданий для образовательных учреждений, реализующих образовательные программы среднего профессионального образования на 2011/2012 уч...полностью>>
'Доклад'
«Проблемы геологии и минерагении в развитии минерально-сырьевых ресурсов», проводимой в рамках ежегодной конференции «Сатпаевские чтения». 14-16 апре...полностью>>
'Документ'
Уважаемый участник Всероссийской олимпиады школьников по обществознанию! Вам предлагается выполнить задания I тура Олимпиады. Внимательно читайте фор...полностью>>
'Диплом'
Научно-исследовательские проекты по развитию экономики Кыргызстана. Национальная Академия наук КР, Институт экономики. 1 -2010 гг. С 1 по 2005 гг. - ...полностью>>

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию
гражданского общества и правам человека

Роль и место гражданского общества в противодействии терроризму.

Москва 2010

Содержание

Введение

5

1. Терроризм в России на современном этапе

6

2. Оценка эффективности реализации федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ антитеррористических программ

11

3. Формирование антитеррористической и антиэкстремистской идеологии

15

4. Участие гражданского общества в противодействии экстремизму-терроризму

16

Доклад подготовлен рабочей группой по гражданскому участию в противодействии коррупции и обеспечении общественной безопасности (далее рабочая группа) Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (далее Совет) с привлечением экспертов и специалистов.

Руководитель:

Кабанов Кирилл Викторович, член Совета, председатель общественной организации «Национальный антикоррупционный комитет».

Координатор экспертной группы:

Гончаров Сергей Алексеевич, Депутат Московской городской Думы, член комиссии Московской городской Думы по безопасности, Президент ассоциации ветеранов подразделений антитеррора "Альфа".

Члены Совета:

Гефтер Валентин Михайлович, член Совета, Директор автономной некоммерческой организации «Институт прав человека»;

Кривенко Сергей Владимирович, член Совета, член правления международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»;

Панфилова Елена Анатольевна, член Совета, Генеральный директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси интернешнл – Россия»;

Ганнушкина Светлана Алексеевна, член Совета, председатель региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие».

Эксперты и специалисты:

Городецкая Наталья Викторовна, специальный корреспондент отдела политики газеты «Коммерсантъ»;

Денисов Владимир Юрьевич, заместитель секретаря Совета безопасности РФ в 1996 г., полковник военной разведки в отставке;

Евдокимов Павел Анатольевич, главный редактор газеты «Спецназ России», ветеран подразделения антитеррора "Альфа";

Ермолин Анатолий Александрович, ветеран группы спецназначения «Вымпел», редактор спецпроектов журнала «The New Times»;

Ефросиньин Олег Анатольевич, Российское агентство правовой и судебной информации, РИА-Новости;

Зайцев Павел Васильевич, адвокат;

Киселёв Валерий Юрьевич, председатель Правления общероссийского фонда ветеранов "Вымпел-Гарант";

Козенко Андрей Дмитриевич, обозреватель газеты «Коммерсантъ»;

Краснов Михаил Александрович, заведующий кафедрой конституционного права Высший Школы Экономики, профессор, доктор юридических наук;

Михайлов Лаврентий Васильевич, помощник депутата Государственной Думы ФС РФ Г.В. Гудкова;

Мысловский Евгений Николаевич, Президент фонда «Антимафия», старший следователь по особо важным делам прокуратуры СССР-РФ в 1969-1992 гг.;

Прокопенко Александра Сергеевна, обозреватель ИТАР-ТАСС;

Туманов Григорий Борисович, обозреватель «Газета.Ru»;

Шантин Геннадий Александрович, советник председателя общественной организации «Национальный антикоррупционный комитет», старший следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД РФ до 2011 г., полковник юстиции в отставке;

Ярмоленко Валерий Васильевич, главный редактор Российского агентства правовой и судебной информации, руководитель редакции силовых ведомств и происшествий РИА Новости

Введение.

Данный доклад подготовлен по поручению Совета от 25.01.2011 года. Террористический акт 24.01.2011 в аэропорту «Домодедово» явился основанием для подобного анализа.

Первоначально рабочей группой Совета совместно с привлеченными экспертами и специалистами планировалось дать оценку причинно-следственным связям конкретной трагедии в Домодедово.

Однако, при изучении и анализе материалов, было принято решение о разработке системного документа.

Доклад – попытка дать объективную оценку и сформировать предложения, реализация которых может способствовать развитию положительных тенденций в сложившейся ситуации.

1. Терроризм в России на современном этапе.

Терроризм и реальный экстремизм проблема всей России. Даже неофициальное разделение их по региональному принципу недопустимо. Подобное разделение способствует лишь ухудшению ситуации, обострению проблемы через социальную идентификационную систему «свой-чужой» и нагнетанию националистических настроений.

По экспертной оценке на сегодняшнем историческом этапе терроризм в России изменил свои формы и идеологическое содержание. Сегодняшний тип террориста, его личная мотивация, а также структура управления террористических банд, причины их формирования, источники финансирования, отличаются от середины 90-х годов прошлого столетия.

Основное различие в причинно-следственных связях:

- объективно возможно говорить об ухудшении ситуации в работе правоохранительных органов, которые фактически в массовом порядке используют противоправные (преступные) методы в своей работе в отношении граждан России - фальсификация доказательств, пытки, незаконное уголовное преследование. При этом дополнительно подтверждается усиление коррупционной мотивации сотрудников;

- Отчетность по предотвращенным террористическим актам (зачастую на основании «выбитых» показаний) и по количеству уничтоженных террористов приводит к погоне за результатами;

- Слабое функционирование системы процессуального надзора и отсутствие реально независимой судебной системы фактически способствует углублению и расширению системообразующих негативных процессов.

Промежуточный вывод.

Дополнительная мотивация конкретных лиц, участвующих в реальной экстремистской, террористической деятельности, которая в настоящее время может являться основной: чувство мести за родственников, за попранное человеческое достоинство, восстановление справедливости, а также страх оказаться, по определению спецслужб, террористом или пособником. Хотя, по нашему мнению, большинство лиц, участвующих в противоправной (преступной) деятельности, готовы к мирной жизни и в ней нуждаются. Религиозные и шовинистические идеи могут являться лишь дополнительными (внешними) мотивами или их имитацией. Соответственно изменился и тип руководителей бандподполья, зачастую, это банальные уголовники, живущие рэкетом, имеющие устойчивые связи среди представителей различных уровней и ветвей власти. Их задача – получение прибыли криминальным путем. (Справка. В качестве примера возможно привести факты вымогательства у коммерсантов денежных средств путем передачи им карт памяти (флеш-карт) с угрозами от имени исламского подполья. Эта схема задействуется повсеместно, не встречая должного отпора со стороны правоохранительных органов. Кроме того, высказываются достаточно обоснованные предположения о возможности использования практической противоправной деятельности таких бандгрупп для решения вопросов в коммерческой сфере, опять же, не без коррупционного участия).

Используя различные идеологии, они привлекают к себе униженных, оскорбленных, озлобленных, которые могут становиться не просто террористами, но и смертниками;

- Кроме этого, возможно выдвинуть обоснованное предположение о том, что распространение экстремизма-терроризма в России (террористическая деятельность на Северном Кавказе, теракты в Москве, появление в центральной России анархистов - террористов, выступления на Манежной площади) расцениваются рядом должностных лиц (в первую очередь в правоохранительных органах и спецслужбах) как основание для получения сверхполномочий (с 2001 года принято более 500 законодательных и подзаконных актов), повышения своей личного статуса, увеличения административного ресурса и степени влияния, которые в последующем могут использоваться для решения корыстных вопросов. Эти негативные процессы наблюдаются по всей вертикали управления.

- Экономические условия и финансовые механизмы, обеспечивающие сегодняшний терроризм также кардинально изменились. Прежде всего, внешнее финансирование в значительной степени подменено внутренним (за счет рэкета, участия в коррупционно-криминальных финансовых операциях, хищений бюджетных средств). К тому же, в неэффективно контролируемой банковской системе России «прокачиваются» с помощью различных форм «отмывки» сотни миллиардов долларов. Уже имеются факты, подтверждающие данные выводы.

- Социальные условия так же способствуют нагнетанию обстановки. Низкая реальная занятость населения (особенно молодежи), проблема развития реальных секторов экономики в большей степени кроется в коррупции, т.е. пока чиновник любого уровня не получит мотивацию в виде личной выгоды продвижение инвестпроектов тормозится или просто останавливается. (Пример. Инвестиционный проект «Авиаагрегат», г.Махачкала, с объем инвестиций в 460 млн. рублей, осуществляемый с Китаем, согласованный с руководством Правительства РФ, до настоящего времени не запущен).

Огромные бюджетные вливания в регионы СКФО также не приводят к сколько-нибудь заметным социально-экономическим результатам. Объем средств, который выделяется из госбюджета Северному Кавказу, растет с каждым годом. В течение последних 10 лет государство уже перечислило 800 млрд рублей. В 2000 году в региональные бюджеты направили 15 млрд рублей, в 2010 году сообщалось о том, что в виде дотаций и межбюджетных трансфертов поступает ежегодно около 180 млрд рублей. В бюджетах Чечни и Ингушетии доля дотаций из федеральной казны составляет около 90%, в Дагестане - 75%, в Кабардино-Балкарии - 60%, в Северной Осетии и Карачаево-Черкесии - 55%.

Распределение бюджетных средств является самым экономически привлекательным видом деятельности, дающим высокие прибыли при минимальных рисках со стороны государственной правоохранительной системы и контролирующих органов. При этом, возникает коррупционный «рынок» доступа к бюджету и борьба за его распределение, приобретающая особенную остроту в Северо-Кавказском регионе и на юге России в целом. За занятие любой государственной должности или даже просто за право получение пенсии (за любой вид доступа к бюджетным деньгам и административному ресурсу), по поступившей к нам информации, нужно платить. Как следствие, региональные власти могут быть заинтересованы не в реальном развитии регионов, а в увеличении бюджетных дотаций в любой сфере, в том числе, и по линии противодействия терроризму.

- Отдельно нужно отметить расходование бюджетных средств на противодействие терроризму. Финансирование данной статьи расходов в бюджете с 2006 года ежегодно значительно увеличивается, при этом, этот финансовый сектор государства юридически и фактически закрыт от внешнего контроля. По заявлениям ряда ответственных лиц, эти средства являются привлекательным объектом для хищений (пример: на обеспечение режима КТО - контртеррористической операции, в один день может затрачиваться несколько миллионов рублей).

Вывод.

На основании изложенного возможно обоснованно утверждать:

  • правоохранительная система ответственна за формирование условий, способствующих развитию терроризма и реального экстремизма в России;

  • отсутствие персональной ответственности должностных лиц за сложившуюся ситуацию в сфере противодействия терроризму, фактическая их институциональная безконтрольность и безответственность (отчетность по выгодным для них результатам), создают условия для формирования скрытой мотивации, основанной на ощущении полезности негативных процессов, обеспечивающих личную значимость в государственной системе.

Кроме этого, предлагается рассмотреть вопрос о наделении Счетной палаты РФ полномочиями по контролю обоснованности выделения бюджетных средств и оперативного контроля над их расходованием.

  1. Оценка эффективности реализации федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ антитеррористических программ.

Указом Президента РФ от 15 февраля 2006 года N 116 "О мерах по противодействию терроризму", образован Национальный антитеррористический комитет (НАК). Для координации деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления по профилактике терроризма, а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений Указом предусмотрено образование антитеррористических комиссий (АК) в субъектах РФ. Их руководителями по должности являются высшие должностные лица субъектов РФ.

Необходимо отметить, что меры по профилактике терроризма, предпринимаемые региональными властями, зачастую носят бессистемный, формальный или показной характер. При этом, представители и руководители территориальных подразделений федеральных органов власти проблеме профилактики уделяют еще меньше внимания.

Ярким примером стало проведение выездного заседания Совета в Махачкале по вопросам выработки путей достижения мира в республике. Несмотря на официальные неоднократные приглашения Председателем Совета, Советником Президента РФ М.А. Федотовым представителей ФСБ России на участие в заседании, и их встречные заверения о готовности, представители этой структуры игнорировали данное мероприятие. Хотя именно это совещание явилось ярким доказательством необходимости в постоянно действующих общественных площадках, способствующих налаживанию реального диалога и установлению причин конфликтных ситуаций с целью их устранения. Для возвращения доверия населения к власти, в противовес реально существующим экстремистским настроениям, совершенно необходимо конкретные, точечные договоренности, достигаемые подобным путем, доводить до фактического решения. На практике, в большинстве случаев, заверения представителей органов власти остаются невыполненными.

Подобные факты безответственного отношения к выполнению федеральных законодательных и подзаконных актов существуют и в государственных органах исполнительной власти.

Как отмечалось выше, спецификой сегодняшнего терроризма являются атаки террористов – смертников и в этой ситуации наибольшей опасности подвергаются объекты транспорта.

После двойного теракта 24.08.2004г. поступила оперативная реакция со стороны руководства государства. Президентом РФ дано поручение на разработку ФЗ «О транспортной безопасности». То есть, изменение террористических тенденций было правильно оценено, и последовали правовые шаги с целью организации мер по противодействию новым угрозам.

Закон был принят лишь 09.02.2007 года и вступил в силу после истечения 180 дней после публикации. Закон детально предусматривал ряд последовательных мероприятий (в частности принятие ряда нормативных правовых актов Правительства и Минтранса России), в результате которых должна была создаваться единая государственная система транспортной безопасности.

Работа по реализации Закона о транспортной безопасности неоправданно затянулась, прежде всего – со стороны Минтранса.

Например, перечень потенциальных угроз (документ объёмом в 1 страницу текста из 9 пунктов, где перечисляются: взрыв, захват, химическое загрязнение и т.п.) разрабатывался более 3 лет. Эта разработка велась во взаимодействии с ФСБ России.

Порядок ведения реестра категорированных объектов (13 пунктов, полторы страницы текста) разрабатывался 2,5 года. На текущий момент категорирование объектов не проведено, предусмотренный законом реестр не ведётся.

Проект приказа об утверждении Требований для воздушного транспорта разослан Минтрансом на согласование лишь 31.01.2011, через неделю после теракта в Домодедово.

Самое страшное, что в период от момента принятия федерального закона «О транспортной безопасности» от 09.02.2007 №16-ФЗ до практических шагов по его реализации, составивший 3,5 года, произошли ряд терактов на транспорте с огромным количеством жертв. Какая еще иллюстрация безответственного подхода к выполнению государственных функций нужна?

При этом, крайне быстро были подготовлены и приняты в первом чтении в Государственной Думе РФ поправки в Федеральный закон "О противодействии терроризму" об обязанности граждан (физических лиц), в том числе осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также юридических лиц обеспечивать выполнение установленных требований к антитеррористической защищенности объектов, находящихся в их собственности или используемых ими на ином законном основании.

При этом, практически не учитывались дополнительная финансовая нагрузка на указанные группы и высокий риск создания дополнительных рычагов коррупционного давления. При окончательном принятии этих поправок мелкие торговые точки, крупные центры и рынки смогут «оперативно» обслуживаться не только представителями МВД, но и ФСБ, и ряда других структур.

По мнению зарубежных и российских экспертов, террористический акт с участием смертника считается состоявшимся на момент объединения носителя и взрывного устройства независимо от места. Что бы изменилось, если бы взрывы в метро (29.03.2010) и Домодедово (24.01.2011) произошли не в помещении, а на их входе как это было с терактами в переходе станции метро «Пушкинская» (08.08.2000), у станции метро «Рижская» (31.08.2004), у отеля «Националь» (09.12.2003).

В ходе работы группы Совета специалистами также указаны ряд возможных объектов транспорта, которые фактически не защищены от терактов.

Вывод:

С учетом изложенного с целью повышения эффективности реализации антитеррористических мер представляется целесообразным ввести постоянный мониторинг по их реализации и, по возможности, возложить его на Контрольное управление Президента РФ и Генеральную прокуратуру РФ с введением персональной дисциплинарной и административной ответственности должностных лиц.

3. Формирование антитеррористической и антиэкстремистской идеологии.

Основной проблемой при формировании антитеррористической и антиэкстремистской идеологии является отсутствие единого государственного гражданского центра, обеспечивающего решение данной задачи.

На сегодняшний момент, огромное влияние системного подхода к решению данной проблемы оказывает силовая составляющая. Так, основной принцип, транслируемый обществу – усиление силовых (насильственных) методов. Отсюда проистекает политика СМИ в результате которой целые группы граждан и регионы России оцениваются как враждебные для остальной части населения страны. (Пример: в общем потоке федеральных СМИ фактически отсутствуют позитивные примеры процессов на северном Кавказе. Основная новостная картинка связана с террором. На площадках публичных дискуссий эта тема практически не затрагивается).

Вывод:

Необходимо в ближайшее время приступить к выработке стратегии формирования единой политики по вопросу, и механизмов ее реализации на гражданской площадке (возможно Управление внутренней политики Президента РФ) с привлечением специалистов.

4. Участие гражданского общества в противодействии экстремизму-терроризму.

Участие институтов гражданского общества в противодействии экстремизму-терроризму может быть организовано по двум направлениям:

  • формирование площадок для диалога и реальных переговоров;

  • контроль за правовой составляющей деятельности правоохранительных органов.

Основной принцип любой договорной площадки заключается в строгом соблюдении договоренностей. При этом, необходимо отметить, что практика в отношении должностных лиц говорит об обратном. Соответственно дискредитируется сама договорная идея. Идея диалога с целью возвращения людей к нормальной жизни.

Причина этого кроется в нежелании или формальном подходе ряда должностных лиц к формированию общественных площадок и взаимодействию с правозащитными организациями.

Кроме этого, не используется потенциал ветеранских общественных объединений. Наша сегодняшняя работа показывает крайнюю полезность объединения правозащитных и ветеранских организаций.

Вывод:

С учетом изложенного предлагается совместно с Управлением внутренней политики Президента РФ, Общественной палатой РФ, Советом приступить к выработке единого государственного и гражданского подхода и модели реализации (включая правовое обеспечение) для снижения экстремистских процессов в обществе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Доклад Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

    Доклад
    В январе 2011 года Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека было принято решение о проведении общественной правовой экспертизы (научно-правового анализа) судебных актов по уголовному делу М.
  2. Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, опыт вчерашнего дня подсказывает мне, что нам необходимо обратить внимание на два момента. Момент первый: давайте уважать регламент

    Регламент
    Уважаемые коллеги, мы никого не ждем, кроме минутной стрелки, а она уже пришла. У нас много сегодня дел и у меня большая просьба. С учетом опыта вчерашнего заседания первого дня работы выездного заседания Совета при Президенте Российской
  3. Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Утверждены Положение о Совете и состав Совета. Совет является консультативным органом при Президенте РФ. Его основными задача

    Задача
    Обзор не содержит оценки представленных документов и комментариев по поводу обоснованности правовой позиции, выраженной в официальных письмах или судебных решениях.
  4. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию физической культуры и спорта, спорта высших достижений, подготовке и проведению

    Реферат
    Вовлечение государства в спорт в 70–80-е годы прошлого столетия стало реальностью, а в 90-е годы и в начале XXI века – необходимостью. Причем речь идет не только и не столько о финансовом участии, сколько о государственном влиянии
  5. Президенте Российской Федерации по развитию информационного общества межрегиональный семинар (5)

    Семинар
    Межведомственная рабочая группа по вопросам сокращения различий между субъектами Российской Федерации по уровню информационного развития Совета при Президенте Российской Федерации

Другие похожие документы..