Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Именно так, не более 30 минут требовались посетителям и участникам XII Российской агропромышленной выставки-ярмарки «Золотая осень»-2010, проходившей...полностью>>
'Реферат'
Физико-химический механизм курения состоит в том, что через подожженный и медленно тлеющий табак всасывается воздух. Кислород, содержащийся во вдыхае...полностью>>
'Классный час'
1.Вступительное слово классного руководителя.Конец 20 и начало 21 века характеризуются ростом заболеваемости и смертности населения. Современный этап...полностью>>
'Реферат'
ЛЕРМОНТОВ МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ (1814-1841). Русский поэт. В 1837 за стихотворение «Смерть поэта» (о гибели А. С. Пушкина) был сослан в армию на Кавказ. Раз...полностью>>

Книга канадского автора-учебник общей психологии с основами физиологии высшей нервной деятельности. Том 2 посвящен проблемам социальной психологии (становление личности, (1)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Проблемы с-13

Глава 10 Развитие «Я» 2

Различные аспекты развития 2

Детство 5

Этапы умственного развития ребенка и подростка 10

Последовательные стадии детства (по Валлону) 13

Нравственное развитие 15

Глава 11 Человек и другие люди 61

Глава 12 «Иные» 133

Приложение А 352

Приложение Б Статистика и обработка данных 353

Годфруа Ж.

Что такое психология: В 2-х т. Т. 2: Пер. с франц.-М.:

Мир, 1992.-376 с., ил.

ISBN 5-03-001902-2

Книга канадского автора-учебник общей психологии с основами физиологии высшей нервной деятельности. Том 2 посвящен проблемам социальной психологии (становление личности, социальное поведение, столкновение социального и биологи­ческого в человеке, нарушения психики), а также биологическим основам поведения. Для специалистов и студентов - психологов, биологов, медиков, педагогов - и всех читателей, интересующихся вопросами психологии.

Редакция литературы по биологии

© 1988 Pierre Mardaga,

editeur © перевод на русский язык,

Алипов Н.Н., Свечников В. В., 1992

4. Я, другие и «иные»

Введение

В шести предыдущих главах мы рассмотрели различные процессы, позволяющие человеку приспосабливаться к реальной действительности или видоизменять ее сообразно с ею потребностями.

Люди реагируют на внешние обстоятельства по-разному в зависи­мости от возраста, пола, физической конституции, умственных способ­ностей и, наконец, всего прошлого опыта. Личность и особенности поведения человека, отличающие его от других людей, формируются на разных фазах его развития и жизненного опыта.

Индивидуальные различия людей, однако, не бесконечны. Человек живет в какой-то социальной группе с определенной культурой. Посто­янное взаимодействие людей накладывает глубокий отпечаток на их восприятие мира, общение и поведение, на их отношение друг к другу и к представителям иных социальных групп.

Таким образом, человек всю жизнь бывает ограничен в своем стремлении к самовыражению в результате того давления, которое он с самых первых дней испытывает со стороны общества и которое требует от него «нормального» поведения в установленных этим общест­вом рамках. Большинство людей сравнительно легко приспосабливается к этим требованиям и живет без серьезных кризисов, прибегая в напряжен­ные моменты к различным социально санкционированным «предохрани­тельным клапанам». Кое-кто, однако, оказывается неспособным проти­востоять стрессовым ситуациям жизни либо из-за особой чувствительности своей натуры, либо потому, что в детстве у него не выработалось надлежащей стойкости. Такие люди обречены стать среди других «иными».

Введение

В этой последней части книги мы поочередно рассмотрим три аспекта человеческой жизни: эволюцию личности от рождения до смер­ти, его социальную активность и влияние группы на его поведение и, наконец, трудные проблемы бытия, которые встают перед каждым человеком, а в некоторых случаях приводят и к распаду личности.

Глава 10 Развитие «Я»

Введение

Каждый человек неповторим. Уже в клетке, образовавшейся при слиянии яйца и сперматозоида, намечается траектория жизни человека, состоящая из множества форм поведения - результатов непрерывного взаимодействия трех факторов: генетического наследства, культурной среды и в особенности обстоятельств жизни, определяющих уникаль­ность человека еще в большей степени, чем два первых фактора.

Каждому возрасту присущи свои особенности. Рассматривая разви­тие человека, можно подробно останавливаться на состоянии различных функций в тот или иной период жизни. Именно таким образом построе­но большинство руководств по генетической психологии. В этих руко­водствах делается попытка дать возможно более точное представление о каждом периоде жизни человека путем описания его физических, умственных, аффективных и социальных аспектов; после рассмотрения одного жизненного периода по такой же схеме описывается следующий. Хотя такой подход к описанию истории личности и позволяет получить целостное представление о ее развитии в данном возрасте, он не дает непрерывной картины эволюции каждой из сторон личности на протя­жении жизни.

Вот почему в этой главе мы решили рассмотреть, как эволюциони­руют от рождения до смерти различные особенности индивидуума, акцентируя внимание на критических периодах этой эволюции. В первую очередь мы проследим ход физического и полового развития человека с момента рождения до смерти, затем точно так же рассмотрим его умственное и нравственное развитие, а потом остановимся на различных подходах к изучению развития личности и, наконец, на социальном развитии человека. Глава завершается анализом последнего этапа жиз­ни, предшествующего смерти.

Глава 10

Но как бы мы ни описывали развитие человека, важно никогда не упускать из виду, что индивидуум непрерывно эволюционирует как единое целое, так что ни одну сторону его жизни нельзя понять в отрыве ог других сторон, с которыми она тесно связана в процессе своей эволюции. Гармонично развивающийся ребенок будет влиять на свое окружение иначе, чем другой ребенок, медленно растущий из-за плохого здоровья или обладающий менее привлекательной внешностью. Последствия таких взаимодействий в свою очередь будут отражаться на аффективном развитии подрастающего ребенка, на его представлениях о самом себе и его вере в собственные способности, и поэтому они будут задавать определенное направление умственного и социального разви­тия ребенка. В этом-то «горниле», где наследственность сталкивается с разнообразными влияниями внешней среды, в тесной взаимозависи­мости самых разных аспектов развития и происходит с момента рожде­ния эволюция личности.

Различные аспекты развития

Этапы жизни

Традиционно принято разделять жизненный цикл на четыре больших периода: пренатальный (внутриутробный) период, детство, отрочество и зрелость (взрослое состояние). В свою очередь каждый из этих этапов состоит из нескольких стадий, имеющих ряд характерных особенностей.

1. Пренатальный период

Этот период длится в среднем 266 дней и состоит из трех стадий, соответствующих разным фазам развития от оплодотворения яйцеклет­ки до рождения ребенка.

Предзародышевая стадия длится две недели. Она соответствует раз­витию оплодотворенного яйца (зиготы) во время его перемещения в матку и внедрения в ее стенку вплоть до образования пупочного канатика.

Зародышевая (эмбриональная) стадия охватывает период с начала 3-й недели после оплодотворения до конца 2-го месяца развития. На этой стадии происходит анатомическая и физиологическая дифференцировка различных органов.

Стадия плода начинается с 3-го месяца развития и завершается к моменту родов. В это время происходит развитие функций и систем, которые позволяют организму выжить после рождения. Однако способ­ность к выживанию в воздушной среде плод приобретает только в начале 7-го месяца развития. Вот почему начиная с этого времени плод нередко называют уже ребенком.

Пока еще не понятно, какие механизмы «запускают» процесс родов. Предполагается, что в основе этого процесса лежат гормональные сдвиги, происходящие как в организме матери, так и у плода, достиг­шего «оптимальной зрелости».

2. Детство

Детство включает три стадии.

Первое детство начинается с появления ребенка на свет и продол­жается 3 года: это период развития функциональной независимости и речи.

Развитие «Я»

Второе детство охватывает период с 3 до 6 лет и характеризуется развитием личности ребенка и когнитивных процессов.

Третье детство продолжается с 6 до 12 лет, т.е. соответствует школьному возрасту и включению ребенка в социальную группу.

Начало полового созревания знаменует собой окончание детства и вступление ребенка в отрочество.

3. Отрочество

Отрочество подразделяется на два периода.

Пубертатный период соответствует половому созреванию и продол­жается до 15 или 16 лет. В это время под влиянием конституциональных сдвигов у подростка формируется новое представление о самом себе.

Ювенильный период, продолжающийся с 16 до 18-20 лет, соответст­вует приспособлению подростков обоего пола к семье, школе и среде своих сверстников.

Юность представляет собой переходный период от отрочества к зре­лости; юности свойственно чувство психологической независимости, хотя человек еще не успел взять на себя никаких социальных обяза­тельств.

4. Зрелость

Зрелость несколько произвольно разделяют на три стадии.

Стадия ранней зрелости охватывает период с 20 до 40 лет. Она соответствует вступлению человека в интенсивную личную жизнь и про­фессиональную деятельность.

Зрелый возраст, продолжающийся с 40 до 60 лет, характеризуется стабильностью и продуктивностью, особенно в профессиональном и социальном отношении.

Завершающий период зрелости начинается с 60-65 лет и чаще всего сопровождается отходом человека от активной жизни. О возрасте до 75 лет говорят как о первой старости, после 75 возраст считается пре­клонным.

Если психическое развитие человека в детстве и отрочестве сравни­тельно хорошо исследовано, то изучение в этом плане других периодов жизни еще только началось. Вероятно, в ближайшем будущем мы узнаем много нового о пренатальной жизни и зрелости, которые до сих пор исследовались весьма поверхностно.

Пределы жизни

Развитие организма начинается с первого деления оплодотворенного яйца. За этим делением следуют другие, так что на 5-й день, к моменту имплантации яйца в стенку матки, маленький организм состоит уже из 128 клеток, к моменту рождения их будет 800 миллиардов, а в расцвете

10 Глава 10

зрелости, между 20-м и 30-м годом жизни, - около 50 000 миллиардов.

По мнению Хейфлика (Hayflick, 1973), число последовательных деле­ний в потомстве одной клетки у человека на протяжении жизни ограни­чено полусотней. Учитывая ритм процессов деления, нужно полагать, что продолжительность человеческой жизни (за редкими исключениями) не может превышать 110 лет. В конце 20-го века средняя продолжи­тельность жизни населения западных стран составляет 80 лет у женщин и 72 года у мужчин. По-видимому, если не будет сделано каких-либо сенсационных открытий, этот потолок вряд ли удастся превзойти 1.

Неравномерность роста

На протяжении всей внутриутробной жизни, а также детства разви­тие организма идет в цефалокаудальном и проксимодистальном на­правлениях. Иными словами, верхняя часть тела (голова с прилегаю­щими участками) опережает в своем росте нижнюю, а центральная область развивается быстрее периферических отделов, т. е. конечностей. В период полового созревания, однако, соотношение меняется на обрат­ное, т. е. конечности начинают расти быстрее головы и туловища (рис. 10.1).

Развитие нервной системы

Среди 200 типов клеток, дифференцирующихся и развивающихся во время пренатальной жизни организма, имеются такие, популяция кото­рых полностью или почти полностью «укомплектована» к моменту рождения и больше уже не обновляется. Речь идет о нервных клетках, или нейронах. Их дифференцировка происходит на эмбриональной стадии и начиная с 3-й недели развития сопровождается формированием спинного мозга, головного мозга и сети сенсорных и двигательных нервов.

Первые реакции эмбриона на 8-й неделе жизни свидетельствуют о начале функционирования нервной системы. В дальнейшем движения плода будут усиливаться, так что в середине 4-го месяца беременности их начнет чувствовать и будущая мать.

1 За последние полвека средняя продолжительность жизни увеличилась на 15-20 лет. Но вопреки тому, что может показаться на первый взгляд, сказанное отнюдь не означает, что жизнь взрослого человека стала на 15-20 лет длиннее (на Западе человек, достигший сегодня 60-летнего возраста, может надеяться про­жить еще 17 лет, т.е. только на год больше, чем это было бы 50 лет назад.) Среднее продление жизни следует скорее отнести на счет значительного падения детской смертности, обусловленного кампаниями вакцинации, которые способ­ствовали выживанию большего числа детей и таким образом привели к упомя­нутому увеличению средней продолжительности жизни во всей популяции.

Заметим, что средний срок жизни наших предков, обитавших в «естественном состоянии» в саванне, составлял около 20 лет.

Развитие «Я» 11


Рис. 10.1. Физическое развитие ребенка идет в двух направлениях: цефалокаудальном (верхние части тела развиваются раньше нижних) и проксимодистальном (участки тела, расположенные ближе к его центру, развиваются раньше периферических участ­ков).

Мозг новорожденного ребенка весит в 5 раз меньше, чем мозг взрослого человека. Его развитие завершается к 6-летнему возрасту, однако функциональной зрелости он достигает лишь к концу отро­чества l.

Начиная с 25-летнего возраста и особенно после 45 лет ежедневно отмирают десятки тысяч нервных клеток; этот процесс, однако, не влечет сколько-нибудь серьезных последствий для нормально стареюще­го мозга, в котором еще сохраняются десятки миллиардов функциони­рующих нейронов2.

Физическое развитие

Физическое развитие затрагивает самые разные аспекты физиологи­ческих, сенсорных и двигательных функций организма. Оно начинается с самых первых мгновений жизни человека и достигает расцвета в воз­расте от 20 до 30 лет.

Неонатальный период

Уже с 3-го месяца внутриутробной жизни у плода начинаются движения тела и глаз. На 7-м месяце появляются многочисленные рефлексы (сосание, реакции на громкие звуки и т. п.), достигающие полного развития после рождения и способствующие выживанию ново­рожденного (рис. 10.2).

Сенсорный «багаж» новорожденного был описан в документе 5.5.

1 Так как популяция нейронов уже полностью сформирована, дальнейшее созревание нервной системы связано только с ветвлением отростков у каждого нейрона, миелинизацией нервных волокон и развитием глиальных клеток, от­ветственных главным образом за питание нейронов.

2 Согласно новейшим оценкам, в коре головного мозга насчитывается около 40 миллиардов клеток (см. приложение А).

12

Глава 10


Рис 10 2 На седьмом месяце пренатальной жизни у плода уже функционирует большинство рефлексов и органов чувств Он сосет свой большой палец, реагирует на громкие звуки и даже может слышать голос своей матери и разговаривающих с ней людей.

Здесь достаточно будет напомнить, что большинство органов чувств функционирует уже у 7-месячного плода, который способен воспри­нимать свет и звуки.

Детство

В ранний период жизни моторное развитие тоже происходит вдоль цефалокаудальной оси, т. е. в первую очередь устанавливается контроль над движениями головы, за которым следует распрямление туловища (4-й месяц жизни), поддержание сидячей позы (7-й месяц), передвижение ползком (9-й или 10-й месяц), вставание на ноги (13-й или 14-й месяц) и, наконец, ходьба (14-й или 15-й месяц жизни) (рис. 10.3).

Развитие тонкой моторики происходит в проксимодистальном на­правлении – способность к произвольным хватательным движениям кисти развивается после общих движений руки. Хватательные движения возникают к 5-му месяцу жизни и в дальнейшем совершенствуются

100%

50%

20 25 30 35 40 45 50 Возраст, годы

Рис 103 Изменение некоторых показателей физического развития человека с рождения до зрелого возраста. До начала седьмого десятка лет снижение сенсорных и психомоторных способностей в среднем не превышает 10%.

Развитие «Я» 13

До рождения

Поза плода

еуз.

9 месяцев

Стоит. держась

^

1 месяц

Поднимает подбородок

vf

-С- -J——t

2 месяца

Поднимает

^

10 месяцев

Ползает

essl

/"Mi

3 месяца

Пытается достать но промахивается

^

11 месяцев

Ходит с посторонней помощью

ffi

\ о

.ц"

4 месяца

с посторонней помощью

ж

12 месяцев

Поднимается

%

5 месяцев

Сидит у кого нибудь на коленях

\^i-

держась за опору

t

хватает предметы

7<5й,

Взбирается

6 месяцев

Сидит на высоком стуле,

W-

по ступенькам лестницы

^

ся предмет

1=$

7 месяцев

Садится самостоятельно

&

14 месяцев

без посторонней

помощи

J/'

8 месяцев

Стоит с посторонней помощью

i

15 месяцев

Ходит без посторонней

ПОМОЩИ

i

Рис 104 Моторное развитие ребенка начиная с позы плода и до ходьбы

Рис 105В детстве физическая активность мальчиков и девочек почти одинакова. Многие девочки-подростки пересгают заниматься спортом лишь после полового созревания, что связано скорее с причинами культурного, нежели физиологи­ческого порядка

14 Ггава 10

благодаря использованию большого пальца, противопоставляемого другим пальцам руки (9-й месяц), и координации работы пальцев в соответствии с целью движения. Заметное улучшение этой тонкой моторики, однако, происходит лишь между 3-м и 5-м годами жизни (рис 10.4)

Сила ребенка удваивается за период с 3 до 11 лет. Спортивные достижения мальчиков растут с 5-го по 17-й год. Сказанное относится и к девочкам, у которых, однако, мышечная сила стабилизируется к 13-летнему возрасту; можно думать, что это в большей степени свя­зано с представлениями западных девочек-подростков об идеале женст­венности, нежели с физиологическими различиями между полами (рис. 10.5).

Говоря о сенсорных функциях, следует отметить, что острота зри­тельного восприятия и бинокулярное зрение достигают полного разви­тия к 6-му или 7-му году жизни.

Отрочество

Физическое развитие в период отрочества отмечено двумя важными сдвигами: общими анатомическими изменениями, с одной стороны, и развитием первичных и вторичных половых признаков – с другой.

Общее анатомическое развитие проявляется главным образом в ускоренном росте и заметном увеличении веса. Разные части тела, однако, развиваются не одновременно и не гармонично; это иногда порождает у подростка более или менее выраженные психические проб­лемы. связанные с принятием нового физического облика. Коль скоро какая-нибудь часть тела начала расти, свой «взрослый» вид она прини­мает обычно через три года. Максимального роста девушки достигают в 17 лет, а юноши-к 21 году.

Первичные половые признаки, т.е. особенности внутренних и наруж­ных половых органов (например, семенные пузырьки и предстательная железа у мужчин или бартолиниевы железы у женщин), развиваются во время полового созревания, матка увеличивается в размерах, начинают функционировать яичники или семенники. Вторичные половые признаки также появляются в пубертатный период. Развитие грудных желез у девочек совпадает по времени с первыми менструациями, т. е. происхо­дит в возрасте около 13 лет. Первые эякуляции у мальчиков отмечаются, как правило, между 13-м и 14-м годами жизни1, голос ломается в 14-15 лет, а рост бороды начинается в 17-18 лет, т.е. через 2-3 года после появления волос в подмышечных впадинах и на лобке.

Зрелый возраст

Начало зрелости, приходящееся на промежуток между 20-м и 30-м годами жизни, характеризуется наивысшим уровнем таких показателей, как мышечная сила, быстрота реакции, ловкость и выносливость. Все эти показатели будут слегка понижаться вплоть до 60-легаего возраста, после которого это снижение станет более заметным.

1Чаще всего в первых эякулятах сперматозоиды отсутствуют.

Развитие «Я»

15

Большинство сенсорных функций достигает своего полного развития , 20-летнему возрасту и вплоть до 40 лет ослабевает очень медленно. Например, острота слуха в промежутке между 20-м и 40-м годами уменьшается только на 10%, а зрение, вкус, обоняние и осязание до 40-летнего возраста вообще не обнаруживают заметного ухудшения. Среди людей в возрасте 65-74 лет у 13% отмечаются те или иные нарушения слуха, после 75 лет этот процент удваивается. Между тем вопреки распространенному мнению значительное ослабление слуха отмечается лишь у 10% пожилых людей, а серьезные нарушения зре­ния – только у 2%.

Половое развитие

Секс проявляется у человека на протяжении всей жизни. Половое поведение возникает намного раньше, чем способность к размножению, а у женщин оно долго сохраняется и после исчезновения этой спо­собности.

Половая функция и размножение

Как мы увидим, такие реакции, как эрекция пениса и увлажнение влагалища, - признаки полового возбуждения – могут наблюдаться уже в пренатальном периоде и сохраняться до конца жизни. Эти реакции характерны для половой активности в самых разных ее проявлениях, идет ли речь о мастурбации, эротических сновидениях, ласках или половом акте. В этом смысле они выходят за пределы собственно репродуктивной функции, которая становится возможной лишь с от­рочества.

У женщин репродуктивный период завершается менопаузой, т.е. прекращением менструального цикла, в среднем в возрасте 49 лет. Менопауза означает потерю способности к деторождению, но не сопро­вождается прекращением половой активности. У мужчин репродуктив­ная способность сохраняется вплоть до преклонного возраста, но уровень половой активности после 40 лет снижается, а в старости падает особенно ощутимо.

Половое поведение и развитие

Пренатальный период

Способность к эрекции появляется у мальчиков задолго до рождения, и хотя с помощью эхографии не удается выявить влагалищную смазку у внутриутробно развивающихся девочек, известно, что смазка эта нередко вырабатывается уже в первые дни постнатальной жизни

16

Глава 10

(Martinson, 1976). Понятно, что речь в этом случае идет всего лишь, о рефлекторной активности, которая тем не менее сопровождается у ребенка улыбками и «воркованием», явно свидетельствующими об удовольствии.

Детство

На протяжении первого детства как у мальчиков, так и у девочек сравнительно часто отмечается мастурбация. Случаи оргазма наблюда­лись у младенцев 5-7-месячного возраста и еще чаще у трехлетних детей1 (рис. 10.6).

На протяжении второго детства сексуальные интересы у детей растут. По мнению ряда исследователей, около трети всех детей в возрасте от 3 до 8 лет занимаются мастурбацией. С двухлетнего возраста начинаются гетеросексуальные игры, которые в последующие годы происходят все чаще.

На протяжении третьего детства мастурбацией, по-видимому, зани­мается большинство мальчиков и около трети девочек. Если гетеросек­суальные игры в этот период сравнительно редки (это связано с общим дефицитом взаимодействий между разными полами), то гомосексуаль­ные взаимодействия, напротив, обычны. В них участвуют 2/3 всех мальчиков и 1/3 девочек (рис. 10.7). Гомосексуальные игры, однако,

% |

100-

90 80

70 60

40 30

I Мужчины

^

\ же

нщи

ны

%

Щ

1

%

1

%

%

%

%

у///

1

%.

%

%

1

1

1

%.

%

%

%

%

%

1

Первое Второе Третье детство детство детство

Начало Конец Взрослые, Отрочество состоящие в браке

Рис. 10.6. Практика мастурбации у людей разного пола и возраста (в процентах от общего числа опрошенных).

1 Понятно, что оргазм в этом возрасте не сопровождается эякуляцией, так как предстательная железа, ответственная за выработку семенной жидкости, развивается лишь во время полового созревания. Оргазм у детей проявляется скорее в виде резких движений конечностей, а также признаков, указывающих на изменение сознания.

Третье детство

Сексуальные игры

18 лет-24 года

Половые отношения

Рис 10.7. Сексуальные игры в детстве и половые отношения после полового созревания (в процентах от общего числа опрошенных).

чаще всего прекращаются во время полового созревания. В зрелости к ним продолжают прибегать только лица, гомосексуальная ориентация которых в скрытом виде существовала еще до того, как произошли первые сексуальные контакты (см. гл. 6).

Отрочество

В пубергатном и особенно в ювенильном периоде половая актив­ность подростка принимает разнообразные формы и начинает занимать в его жизни довольно важное место.

Мастурбация, приводящая в этом возрасте к эякуляции, очень за­метно возрастает среди мальчиков 11 - 14 лет. Девочки получают первый такой опыт несколько позже-в 12-20 лет. Мастурбацией регулярно занимается более 90% выпускников средней школы, в то время как среди студентов эта доля составляет 60-75% 1 (Cotton, 1975; Miller, Lief, 1976).

Опыт эротических ласк, проявляющихся главным образом в массировании грудей партнерши и прикосновениях к половым органам, имеют каждые два подростка из трех. В одной трети случаев подобные ласки сопровождаются оргазмом. По-видимому, такой опыт важен как для подростков мужского пола, которые получают при этом возможность познакомиться с женским телом, так и для нормального половопс развития женщин.

' Чаще всего мастурбация - как у подростков, так и у взрослых, состоящих или не состоящих в браке, -сопровождается сексуальными фантазиями, подогре­ваемыми созерцанием эротических сцен или фотографий. Согласно данным опроса Ханта (Hunt, 1974), лишь 11 % мужчин заявили, что не прибегают во время мастурбации к фантазиям, в то время как число взрослых женщин, заявивших. что легко можно обойтись и без них. составило 36%

18 Глава 10

В добрачные половые связи к моменту завершения среднего образо­вания, видимо, вступают 2/3 юношей и 1/3 девушек. В возрасте от 18 до 24 лет девушки вступают в добрачные половые связи в 80% случаев, а мужчины той же возрастной группы-в 95% случаев. Согласно дан­ным, недавно полученным американскими исследователями, средний возраст девушек к моменту первого полового акта составляет 17 лет (Weis, 1983). В половине случаев при этом не используется никаких противозачаточных средств. Именно поэтому в США, например, ежегодно беременеют около миллиона девушек-подростков и каждая десятая женщина становится матерью в возрасте моложе 18 лет (Nye, 1976).

Зрелый возраст

По-видимому, в наши дни брачные половые отношения доставляют, в особенности женщинам, больше возбуждения и удовлетворения, чем прежде. Опрос, проведенный в 1948 году Кинси (Kinsey), показал, что предшествующие половому акту эротические игры длились в то время в среднем не дольше 12 минут, а сам половой акт – в среднем не больше 2 минут. Более поздние опросы (Hunt, 1974) указывают на то, что предварительные игры занимают 15 минут, а собственно половой акт может растягиваться на 10 минут, что позволяет женщине легче достиг­нуть оргазма 1 (см. документ 6.5).

В наше время половые отношения обогатились большим разно­образием форм сексуального поведения и поз. Практика орально-генитальной стимуляции среди брачных пар моложе 25 лет увеличилась с 45% в выборке опрошенных Кинси до 90% в выборке Ханга (1974). Отмечается также, что традиционное положение во время полового акта, когда мужчина лежит на партнерше, все чаще сменяется положе­нием, при котором место мужчины занимает женщина 2.

Половое возбуждение усиливается эротическими фантазиями, кото­рые в наше время все реже воспринимаются как «измена» партнеру (см. документ 10.1), так как позволяют переживать максимально возможное удовольствие во время полового акта.

За последние 40 лет значительного возросла практика мастурбации, осуществляемой тем или другим партнером. В настоящее время 70% как мужчин, так и женщин прибегают к мастурбации, которая обеспечивает им дополнительную сексуальную активность, когда рядом нет партнера или когда он не расположен к половому акту. Кроме того, как показывают опросы, женщины обычно испытывают более интенсивный оргазм в результате мастурбации, нежели при нормальном половом акте.

1 Полагают, что в наше время половина женщин, имеющих стабильные половые отношения с одним мужчиной, испытывает оргазм во время каждого полового акта.

2 Фактически в наше время сказанное относится к трем женщинам из каждых четырех, тогда как в 40-х годах так поступали лишь три женщины из десяти.

Развитие «Я» 19

Как молодые люди, так и многие старики убеждены, что половая функция в пожилом возрасте угасает. Опросы показали, что прекраще­ние половой активности наступает у мужчин к 68, а у женщин к 60 годам; многие женщины, однако, признают, что они вынуждены были прекра­тить половую жизнь за неимением партнера.

Физиологических причин, которые могли бы объяснить такое поло­жение вещей, нет. Эрекция и эякуляция отмечаются у мужчин и в преклонном возрасте, хотя происходят они медленнее. У женщин с возрастом уменьшается выделение влагалищной смазки, однако чувст­вительность клитора сохраняется. Таким образом, из-за ослабления физиологических реакций половой акт растягивается, но уменьшение половой потенции может в значительной мере компенсироваться ласками.

Как бы то ни было, можно сказать, что уровень половой активности у пожилого человека, как и в другие периоды зрелости, зависит от того, каким этот уровень был в предшествовавшие годы.

Когнитивное развитие

В большинстве теорий развития человека на первое место выдви­гается положение о стадиях, которые должен пройти ребенок, а потом и подросток, прежде чем достичь зрелости.

Для описания умственного развития предложено много схем. Неко­торые авторы рассматривают это развитие как непрерывную и неизмен­ную последовательность стадий, каждая из которых подготовлена пред­шествующей и в свою очередь подготавливает последующую. Такова, в частности, теория Пиаже. Другие авторы, например Валлон, рассмат­ривают этапы психической эволюции ребенка скорее как прерывистую последовательность реорганизаций, включающих подавление или добав­ление каких-то функций в определенные моменты. Ниже мы остано­вимся на описании каждой из этих теорий когнитивного развития человека и попытаемся выяснить, в чем они различаются и в чем сходны.

Этапы умственного развития ребенка и подростка

Периоды интеллектуального развития (по Пиаже)

Напомним, что Пиаже выделяет три главные стадии интеллектуаль­ного развития ребенка: стадию сенсомоторного развития (с момента рождения до 2 лет), стадию конкретных операций (с 2 до 11 или 12 лет) и стадию формальных операций (с 12 или 13 лет).

20 Ггава 10

Сенсомоторная стадия. Это стадия, на которой ребенок овладевает своими сенсорными и моторными способностями. Он слушает, разгля­дывает, кричит, ударяет, мнет, сгибает, бросает, толкает, тянет, сыплет... Так на основе наследственных механизмов (рефлексов и сенсорных процессов) и первых двигательных навыков мало-помалу происходит связывание друг с другом различных действий, что порождает новые средства для достижения определенных целей.

Сенсомоторная стадия включает шесть подстадий, каждая из кото­рых соответствует организации сложных движений («схем», см. гл. 8).

1. Врожденные рефлексы (1-й месяц жизни) - сосание, хватание и т.п. Они вызываются внешними стимулами и в результате повторения становятся все более эффективными.

2. Моторные навыки (с 1 до 4 месяцев) формируются как условные рефлексы в результате взаимодействия ребенка с окружающей средой (сосательные движения при виде бутылочки с соской, схватывание этой бутылочки и т. п.).

Рис 10 8 На восьмом месяце у ребенка формирует­ся представление о перманентности (постоянстве) объекта, и он огибает препятствие, чтобы д ос гать спрятанный от его взора предмет

Развитие «Я» 21

3. Циркулярные реакции (с 4 до 8 месяцев) формируются благодаря развитию координации между перцептивными сисгемами и моторными схемами (хватание веревки, вызывающее сотрясение погремушки, с целью заставить ее греметь и т. п.).

4. Координация средств и целей (с 8 до 12 месяцев) придает действиям ребенка все большую преднамеренность в расчете на достижение цели (отодвигание руки экспериментатора с целью достать спрятанную за ней куклу и т. п.).

5 Открытие новых средств (с 12 до 18 месяцев) происходит случай­но, но вызывает у ребенка формирование связи между его действиями и их результатом (подтянув к себе ковер, можно достать лежащую на нем куклу и т.п.).

6. Изобретение новых средств (с 18 до 24 месяцев) - первое проявле­ние интериоризованной мысли (типа инсайта) в результате сочетания уже имеющихся схем для отыскания оригинального решения проблемы (поиски средства, чтобы открыть спичечный коробок с целью вытащить спрятанную в нем конфету или засунуть в него длинную металлическую цепочку, и т. п.)

Стадия конкретных операций. На этой стадии происходит постепен­ная интериоризация действий и их превращение в операции, позволяющие ребенку сравнивать, оценивать, классифицировать, располагать в ряд, считать, измерять и т. д. Так, имея дело с конкретными вещами, ребенок обнаруживает, что то, что он только что соорудил, можно разрушить, а затем воссоздать заново в прежнем или в каком-нибудь ином виде. Другими словами, ребенок узнает, что существует определенный тип действий, которые обратимы и могут интегрироваться в общие струк­туры, и это позволяет ему оперировать такими категориями, как количество, величина, число, вместимость, вес, объем и т.д. Ребенок, однако, овладевает этими структурами лишь в результате долгого продвижения с предоперационального уровня развития на второй уро­вень конкретных операций.

1. Предоперациональный уровень (с 2 до 5 лет) представляет собой первый этап интериоризации действий. Для него характерно развитие символического мышления, позволяющего ребенку представлять себе объекты или стимулы с помощью мысленных образов и обозначать их названиями или символами, а не прямыми действиями 1 (см. документ 10.2).

1 Мирей Матье (Mathieu, 1986) из Монреальского университета подвергала молодых шимпанзе испытаниям, позволившим описать их «когнитивное разви­тие» в терминах концепции Пиаже. В результате многолетних наблюдений исследовательница показала, что детеныши «двоюродных братьев человека» в плане сенсомоторного развития примерно на 6 месяцев обгоняют человеческих младенцев 18-24-месячного возраста. Но если для последних преодоление этой стдии означает лишь своего рода трамплин к стадии конкретных операций, то молодые шимпанзе навсегда «застревают» на предоперациональном уровне. Самое большее, на что способен шимпанзенок, -это подражать действиям, не имея о них никакого представления, но он никогда не сможет «притвориться», тогда как ребенок, достигший уровня символического мышления, в состоянии сделать это уже на третьем году жизни

Ггава 10

Рис 10.9. На стадии конкретных операций ребенок приобретает способность классифицировать и упо­рядочение располагать предметы и изображения. Это время «коллекционирования».

Однако операции, которые в это время пытается совершить ребенок, ограничены слишком еще узким диапазоном мышления и его эгоцент­рическим характером. В этом возрасте ребенок, похоже, не способен одновременно учитывать различные аспекты данной ситуации. Напри­мер, в опыте с колбаской из пластилина, описанном в документе 2.11, ребенок сосредоточен на ее длине, и подобная центрация мешает ему осуществить необходимую компенсацию («Колбаска длиннее, но она тоньше»), что позволило бы ему говорить об одинаковом объеме колбаски и шарика. Эгоцентризм ребенка, мешающий ему взглянуть на мир с точки зрения, отличной от его собственной, приводит его, например, к такому ходу мысли: «Обыкновенно, если что-нибудь длин­нее, то оно и больше».

2. Первый уровень конкретных операций (с 5-6 до 7-8 лет) дости­гается, когда ребенок становится способен понять, что два признака объекта, например форма и количество вещества, не зависят друг от друга (тот факт, что колбаска длинная и тонкая, не влияет на количество пластилина, из которого она сделана). Это представление о сохранении некоторых признаков объекта распространяется уже на материал, из которого тот сделан, на его длину, а затем, на следующем уровне развития - также на его массу и объем. В этом промежутке времени ребенок приобретает способность и к расположению объектов в ряд (например, в порядке уменьшения размеров) и их классификации (науча­ется голубые предметы относить к голубым, птиц-к птицам и т.п.).

3. На втором уровне конкретных операций (с 8 до 11 лет) ребенок помимо представления о сохранении массы и объема L получает еще и представление о времени и скорости, а также об измерениях с помощью эталона. В конце этого периода ребенок, кроме того, все глубже понимает и взаимосвязи между признаками объектов; это позволяет ему упорядочивать предметы в пространстве, решать

1 Даже многие подростки и взрослые люди попадаются в следующую ловушку. «Что легче пронести 10 километров -10 кг перьев или 10 кг свинца?», точно так же колеблются они и при ответе на вопрос, что будет с уровнем кофе в чашке после того, как туда положат кусок сахара, и после того, как он

Развитие «Я» 23

Проблемы перспективы или простые физические задачи и указывает ему путь к логическому мышлению, свойственному подросткам и взрослым людям.

Стадия формальных операций (с 11 - 12 до 14-15 лет). На этой стадии мыслительные операции могут совершаться без какой-либо конкретной опоры. Как было показано в главе 8 и документе 8.6, речь в этом случае фактически идет об абстрактном мышлении, функционирующем с по­мощью гипотез и дедукций.

Как подчеркивают Дроз и Рами (Droz, Rahmy, 1972), работы Пиаже посвящены почти исключительно изучению развития когнитивных структур и оставляют в тени вопрос о связи между познанием и аффек­тивной сферой. В концепции Пиаже ребенок выступает как обособленное существо, социализирующееся после длительного периода эгоцентризма лишь в силу возникающей перед ним необходимости разделить с други­ми людьми «объективные средства для измерения вещей и описания отношений между ними» (Wallon, 1959). По мнению Валлона, напротив, ребенок представляет собой существо, с самого рождения обреченное на социализацию из-за своей неспособности делать что-либо самостоя­тельно. Как заключает один из последователей Валлона (Zazzo, 1973), с самых первых месяцев жизни ребенок находится в «тесной связи, в симбиозе со своей матерью». Дальнейшие этапы развития в результате взаимодействия ребенка с другими людьми составляют серию пере­строек, надстроек и усовершенствований, в которых главную роль играют моторные акты, аффективные реакции и речь1.

Последовательные стадии детства (по Валлону)

Хотя Валлон и не признает существования единого ритма развития всех детей, по его мнению, однако, существуют периоды, каждый из которых характеризуется «своими признаками, своей специфической ориентацией и представляет собой своеобразный этап в развитии ребенка».

Рис. 10.10 Французский врач и психолог Анри Вал­лон (1879-1962). Он провел важные исследования в области детского развития, результаты которых представлены в двух его главных книгах: «Проис­хождение характера» (1934) и «Происхождение мыс­ли» (1945)

1 Советский психолог Выготский (1978) тоже отмечает важную роль других людей в когнитивном развитии ребенка.

24 Глава 10

1. Импульсивная стадия (до 6 месяцев) - стадия рефлексов, автомати­чески развивающихся в ответ на раздражение. Со временем эти реф­лексы все больше уступают место контролируемым движениям и новым формам поведения, по большей части связанным с питанием.

2. Эмоциональная стадия (с 6 до 10 месяцев) характеризуется накоп­лением репертуара эмоций (страх, гнев, радость, отвращение и т.д.), позволяющих ребенку устанавливать тесные контакты с окружающей социальной средой. Эмоции, выражающиеся, например, в форме улыбки или рыданий, представляют собой настоящий «предъязык», с помощью которого ребенок может повысить эффективность своих жестов, а также предвидеть реакции других людей.

3. Сеисомоторная стадия (с 10 до 14 месяцев) знаменует собой начало практического мышления. Благодаря закреплению связи между движениями и возникающими в результате перцептивными эффектами ребенок начинает все чаще реагировать на вещи направленными на них жестами. Циркулярные формы активности (когда, например, «голос оттачивает слух, а слух придает гибкость голосу») способствуют прогрессу в узнавании звуков, а затем и слов.

4. Проективная стадия (с 14 месяцев до 3 лет) связана с развитием ходьбы, а затем и речи; ребенок приобретает способность исследовать окружающий мир и воздействовать на объекты, названия которых он узнает одновременно с их свойствами. Таким образом ребенок при­обретает все большую независимость по отношению к предметам, которые отныне он может толкать, таскать за собой, сваливать в кучу и классифицировать, относя к различным категориям. Такая независи­мость позволяет ребенку разнообразить свои взаимоотношения с окру­жающим и способствует самоутверждению индивидуума.

5. Персоналистская стадия (с 3 до 6 лет) включает три периода, характеризующихся развитием независимости ребенка и обогащением его собственного «Я».

В трехлетнем возрасте начинается период противопоставления. Это время развития «Я». Ребенок учится отличать себя от других и одно­временно приобретает все большую способность различать предметы по форме, цвету или размерам.

В четыре года ребенок знает свое имя, фамилию, возраст и жилище. Это период нарциссизма, когда он стремится выставить себя в выгодном свете. Ребенок наблюдает за собой и следит за своими действиями, упорствуя в выполнении поставленной перед собой задачи. В то же время восприятие им предметов становится все более абстрактным, что позволяет ему различать линии, направления, положения, графические обозначения.

В пять лет внимание, которое ребенок проявляет к себе самому и к окружающему миру, подводит его к периоду подражания, во время которого ребенок учится играть роль и придумывает себе героя. Однако на всем протяжении этой стадии мышление ребенка отмечено синкретизмом, он расшифровывает ту или иную ситуацию по какой-нибудь одной детали или по набору деталей, между которыми он не способен устанавливать причинно-следственные связи (см. документ 10.2).

Разяитие «Я» 25

6. Учебная стадия (с 6 до 12-14 лет) -стадия, когда ребенок повора­чивается лицом к внешнему миру. Мышление ребенка становится более объективным, что способствует углублению его знаний о вещах, их свойствах и применении. Он знакомится с сочетаниями и категориями не только предметов, но и различных форм активности (в школе, дома, во время игр и т. д.), в которых он мало-помалу начинает участвовать. Развитие ребенка, таким образом, сопровождается ростом его незави­симости.

7. На стадии полового созревания внимание подростка вновь сосредо­точивается на своей собственной особе и потребностях собственного «Я». Этот перелом толкает ребенка на поиск еще большей независи­мости и оригинальности, и он же открывает ему глаза на смысл вещей и законов, которые ими управляют. Так у подростка развивается способность к рассуждению и к связыванию абстрактных понятий.

Итак, мы видим, что различия между концепциями Пиаже и Баллона в основном касаются подхода к когнитивному развитию ребенка. Если Пиаже пытается понять, какими путями ребенок достигает мышления взрослого человека, то Валлон концентрирует внимание на формиро­вании поведения и личности, рассматривая когнитивные способности лишь как один из компонентов этого процесса. Кроме того, Пиаже со столь свойственным ему биологизмом пытается пролить свет на общие законы, управляющие развитием организма в его непрерывном стрем­лении к равновесию, Валлон же настаивает на сложности хода развития, обусловленной постоянным взаимодействием между индивидуумом и окружающей его социальной средой.

Умственные способности взрослого человека

Вопросу о развитии интеллекта в зрелом возрасте посвящено очень мало исследований. Похоже, однако, что до 60-летнего возраста умст­венные способности у человека не снижаются, а у многих людей они даже увеличиваются вплоть до преклонного возраста (это в особенности касается словарного запаса и владения абстрактными понятиями).

Как было показано в главе 8, развитие формального мышления у любого человека отчасти определяется спецификой его образа жизни и профессиональной деятельности. Нет, однако, таких тестов, которые позволили бы оценивать уровень интеллекта у людей того или иного возраста с учетом этих особенностей.

Сколько-нибудь заметные различия между умственным потенциалом в старости и в более молодом возрасте выявляются только в том случае, если в качестве главного критерия при оценке используется скорость реакции. Установлено также, что если у пожилых людей и отмечается ухудшение кратковременной памяти, то долговременная память остает­ся интактной. Кроме того, как отмечалось в главе 8, ослабление

26

кратковременной памяти, видимо, связано скорее с трудностями органи­зации материала во время eго запоминания, нежели с изменением структур, ответе гвенных за сам процесс запоминания.

В ряде рабог было показано, что резкое ослабление умственной деятельности может наблюдаться у людей незадолго перед смертью (Riegel, Riegel, 1972). Такой финальный упадок умственных сил, однако, свойствен не только преклонному возрасту - он отмечается и у молодых взрослых людей, обреченных на близкую смерть. Феномен этот как мы увидим в конце главы, можно объясни гь психологическим переломом отношения умирающего к внешнему миру.

Нравственное развитие

Развитие нравегвенности тесно связано с когнитивным развитием. В самом деле, для того чтобы ребенок мог выноси гь какие-либо моральные суждения, он должен достичь определенного уровня в когнитивном плане. Одним из первых начал изучать нравственное развитие Пиаже (Piaget, 1932). Позднее его работу продолжил и углубил Кольберг (Kohlberg, 1963). Выводы последнего, однако, оспорила Кэрол Гиллиган (Gilligan, 1977), отстаивающая феминистскую точку зрения, согласно которой концепция нравственности у женщин и мужчин раз­лична.

Моральное суждение в детском возрасте

В процессе нравственного развития ребенок проходит эволюцию от эгоцентрического отношения к окружающему, при котором любой поступок он оценивает как хороший или плохой в соответствии с правилами, усвоенными им от взрослых, до более гибкой позиции, когда в своих суждениях о других людях он начинает придавать все большее значение своим личным критериям. Именно таким характером нравст­венной эволюции объясняется тот факт, что если до 7 лет ребенок склонен судить о поступках по важности их последствий, то в более позднем возрасте он судит о них скорее по обусловившим их на­мерения и.

Так, по мнению маленького ребенка, Пьер, который разбил 10 тарелок, помогая матери накрывать на стол, заслуживает .большего наказания, чем "Жак, без спросу взявший из шкафа конфету и разбивший при этом всего одну тарелку.

В связи с этим Пиаже говорит о гетерономной морали, постепенно заменяющейся автономной моралью в более позднем возрасте, когда ребенок начинает понимать, что намерение важнее результатов совер­шенною поступка.

Развитие нравственного сознания

Уровни нравственности (по Кольбергу)

Кольберг изучал скорее то, каким образом люди оправдывают свои нравственные позиции, нежели сами Э1И позиции. Он выделяет три уровня нравственного развития: предправс! венный, конвенциональный и постконвенциональный. Каждый ш них в^-иочаег по две стадии (см. документ 10.3).

1. Преднравственный уровень (с 4 до 10.iei).H;i ) гом уровне поступки определяются внешними обстоятельствами и точка зрения других людей в расчет не принимается.

На первой стадии суждение выносится в зависимости от того воз­награждения или наказания, которое может повлечь за собой данный поступок.

На второй стадии суждение о поступке выносится в соответствии с той пользой, которую из него можно извлечь.

2. Конвенциональный уровень (с 10 до 13 лет). Человек, находящийся на этом уровне нравственного развития, придерживается условной роли, ориентируясь при этом на принципы других людей.

На третьей стадии суждение основывается на том, получит ли поступок одобрение других людей или нет.

На четвертой стадии суждение выносится в соответствии с установ­ленным порядком, уважением к власти и предписанными ею законами.

3. Постконвенциональный уровень (с 13 лет). Истинная нравствен­ность, по Кольбергу, достигается только на этом уровне развития. Именно на этом уровне человек судит о поведении, исходя из своих

Рис. 10.11. Соотношение уровней нравственности у американских детей в разном возрасте (по Kohlberg, 1963).

28

собственных критериев, что предполагает и высокий уровень рассу­дочной деятельности.

На пятой стадии оправдание поступка основывается на уважении демократически принятого решения или вообще на уважении прав человека.

На шестой стадии посгупок квалифицируется как правильный, если он продиктован совестью - независимо от его законности или мнения других людей.

Как видно из рис. 10.11, начиная с 13-летнего возраста преднравст-венный уровень замещается у детей конвенциональным и в меньшей степени - постконвенциональным уровнем. Кольберг, однако, отмечает, что многие люди так никогда и не переходят четвертую стадию нравственного развития, а шестой стадии достигает меньше 10% людей в возрасте 16 лет и старше 1.

Гиллиган, одна из сотрудниц Кольберга, упрекала его в том, что, разработав систему «мужских» нравственных ценностей, основанных на самоутверждении и справедливости, он оставляет без внимания нравст­венность «женскую», ориентированную больше на заботу о другом человеке и самоотречение, и низводит таким образом большинство женщин до третьей стадии нравственного развития.

Женская концепция нравственности (по Гиллиган)

Вынося суждение о поступке, женщина скорее будет руководство­ваться не принципами, а представлением о личности того, кто конкретно совершил данный поступок. Поэтому она более склонна считать челове­ка, заботящегося о других, «добрым», а того, кто своим поведением наносит им вред,-«эгоистом»2. Согласно Гиллиган, развитие нравствен­ности у женщин проходит три уровня, между которыми имеются переходные стадии.

Уровень 1: самоозабоченность. На этом уровне женщину занимают только те, кто в состоянии удовлетворить ее собственные потребности и обеспечить ее существование.

На первой переходной стадии эгоизм начинает сменяться тенденцией к самоотречению. Женщина все еще сосредоточена на собственном благополучии, но в случае принятия решений все больше учитывает также интересы других людей и объединяющие ее с ними связи.

' Впоследствии Кольберг исключил эту последнюю стадию, так как критики сочли ее чрезмерно «элитаристской» и носящей на себе слишком явную печать ценностей западной культуры

2 Гиллиган в качестве примеров, иллюстрирующих различие в моральных принципах мужчин и женщин, приводит два эпизода из Библии. Так, чтобы доказать Богу свою преданность, Авраам готов принести ему в жертву соб­ственного сына. В другом эпизоде, напротив, мать предпочитает уступить своего ребенка сопернице, когда царь Соломон, решив урегулировать спор между ними из-за ребенка, предлагает разрезать его пополам.

Уровень 2: самопожертвование. Социальные нормы, которым боль­шей частью приходится следовать женщине, заставляют ее переходить к удовлетворению собственных желаний лишь после удовлетворения потребности других. Эта роль «хорошей матери», когда женщина вынуждена вести себя сообразно ожиданиям других людей и чувствовать ответственность за их поступки, постоянно ставит ее перед необходи­мостью выбора.

На второй переходной стадии женщина поднимается с уровня само­пожертвования на уровень самоуважения, начиная все больше при­нимать в расчет собственные потребности. Она пытается совместить удовлетворение своих личных нужд с потребностями других людей, ответственность за которых она продолжает испытывать.

Уровень 3: самоуважение. На этом уровне женщина понимает, что только она сама способна сделать выбор, касающийся ее собственной жизни, если он не причинит вреда людям, связанным с нею семейными или социальными узами и вообще принадлежностью к роду челове­ческому. В этом смысле третий уровень нравственного сознания пере­растает уже в мораль непротивления.

Развитие личности

Личность человека состоит из комплекса устойчивых признаков, таких как темперамент, чувствительность, мотивации, способности, установки, нравственность, определяющих свойственный этому человеку ход мыслей и поведения, когда он приспосабливается к разнообразным жизненным ситуациям. Таким образом, личность в целом определяется как генетическими, так и социально-культурными влияниями. Описать личность или объяснить ее происхождение пытались многие теории, из которых одни делали главный упор на тот или иной ее компонент, а другие стремились изучить ее сразу во всех аспектах.

Описательные подходы

Речь идет о теориях, пытающихся выявить профили личности, основанные на совокупности черт, детерминируемых биологически (это предмет разного рода типологий) или обусловленных нервно-психи-ческвй активностью человека (теории личностных черт).

Типологии

С античных времен авторы пытались связать отдельные аспекты личности с физическими особенностями человека, выделяя, таким обра­зом, различные типы личности и совокупности личностных черт, кото­рые должны быть присущи этим типам.

Среди типологических классификаций, разработанных в XX веке, следует отметить типологии Кречмера (Kretschmer, 1925) и Шелдона (Sheldon, 1954); в них сделана попытка связать характер реакций чело-

Глава 10


Рис. 10.12а. Можно ли сказать что-нибудь о лич­ности этих трех человек только по их физической конституции?

века с его физической конституцией (рис. 10.12а). Согласно представле­ниям этих авторов, высокие и худые люди зктоморфного типа чаще всего будут робкими, заторможенными, склонными к одиночеству и умственной деятельности. Сильные, мускулистые люди мезоморфного типа должны, как правило, отличаться динамичностью и стремлением к доминированию. Невысокие же люди с признаками тучности, относя­щиеся к эндоморфному типу, скорее всего будут общительными, весе­лыми и спокойными.

Юнг (Jung, 1923) выявил два главных типа личности. Первый из них - экстравертированная личность, склонная к авантюрам, открытая для окружающих и общительная, а второй - интровертированная лич­ность, которой свойственны застенчивость, замкнутость, стремление избегать риска и социальных взаимодействий.

На первый взгляд подобные типологические схемы кажутся заманчи­выми. Они, однако, не способны охватить все многообразие и сложность человеческого поведения. В случае же типологии Шелдона естественно возникает вопрос: может быть, реакции человека обусловлены не столь­ко биологическими факторами, сколько тем, как он воспринимает сам себя или воспринимается другими людьми? Например, разве не вправе мы ожидать, что индивидуум атлетического сложения будет проявлять большую склонность к доминированию и большую подвижность, чем невысокий упитанный человек?

Теории личностных черт

Авторы типологических классификаций рассматривали личность как комплекс особенностей, свойственных определенным категориям людей. Другие исследователи пытались скорее выявить те черты личности, которые заставляют одних людей вести себя более или менее сходным образом в различных ситуациях и таким образом отличают их от других людей.

Согласно Олпорту (Allport, 1956), человек может иметь от двух до десяти главных черг (трудолюбие или склонность к праздности, чест-

Развитие «Я»


31



Открытый ^> Бог)ее сообразительный

Эмоционально устойчивый

Доминирующий

Беспечный

Добросовестный

Дерзкий

Чувствительный

Недоверчивый

Романтичный

Хитрый

Боязливый Авантюрный Независимый Контролируемый

Напряженный 9 10

Пилоты реактивных самолетов Артисты, художники Писатели

Рис. 10.126. Профили личности, определенные в группах людей разных профессий (по результатам теста 16PF Кэттелла). Можно видеть, насколько сильно от­личается профиль летчиков от профилей представителей двух других профессий, имеющих между собой много общего.

ность, деловые качества, любовь к музыке и т. п.), которые характери­зуют его образ жизни; у него могут быть и многочисленные второсте­пенные черты, которые скорее соответствуют его установкам в различ­ных конкретных ситуациях.

Кэттелл (Cattell, 1956) определил 16 измерений, по которым можно оценивать личность (замкнутость-открытость, серьезность-легкомыс­ленность, застенчивость - дерзость, сообразительность - бестолковость и т.д.). По Кэттеллу, ответы человека на вопросы анкеты позволяют построить профиль его личности в соответствии со свойствами, которые он проявил по каждому из измерений (рис. 10.126).

Эизенк (Eysenck, 1963) пытался определить личностные черты чело­века по двум основным осям: интроверсия-экстраверсия (замкнутость

или открытость) и стабильность-нестабильность (уровень тревожности) (рис. 10.13). ^v v f

Ясно, однако, что выявленные гаким образом у человека черты

32 Глава 10

Рис. 10.13. Распределение черт личности в координатах осей «интроверсия экстраверсия» и «стабильность - нестабильность» (по Eysenck).

представляют собой всего-навсего результаты отдельных наблюдений за его поведением, поэтому предсказывать по ним дальнейшее поведение трудно, так как в реальной жизни реакции людей далеко не постоянны, чаще всего они зависят от тех обстоятельств, с которыми столкнулся человек в данный момент времени (см. документ 10.4).

Бихевиористский подход

Теории личностных черт позволяют получить информацию о типич­ном поведении данного человека. Они, однако, ничего не говорят о том, как формируются эти черты. Отчасти ответ на этот вопрос дают бихевиористы, отстаивающие мысль о непрерывном влиянии на чело­века его социального окружения.

По мнению теоретиков социального научения, социальные, и в особенности сексуальные, роли людей, а также большинство форм социального поведения, составляющих основу адаптации к окружению, складываются в результате наблюдений над такими социальными мо­делями, как родители, учителя, товарищи по играм или герои романов и телевизионных фильмов.

Таким образом, личность-это результат взаимодействия между индивидуумом с его способностями, прошлым опытом, ожиданиями и т.д. и окружающей средой, которую он стремится узнать, чтобы разобраться, в каких ситуациях его поведение окажется адекватным,

Развитие «Я»


33



а в каких неприемлемым - в зависимости от связанных с ним поощрений или наказаний.

Таким образом, эта теория объясняет, как может модифицироваться поведение человека в зависимости от тех последствий, которые оно вызывает в определенных ситуациях. Она, однако, не позволяет понять личность в целом и те константы, которые характеризуют личность данного индивидуума. Особенно мало она пригодна для того, чтобы объяснить тот контроль, которому столь многие люди пытаются под­вергнуть свое существование с целью придать ему какой-то смысл;

такую попытку делает когнитивный подход.

Когнитивный подход

Человек-не пассивное создание, находящееся исключительно под контролем внешней среды. Характер его реакций на возникающие ситуации и события чаще всего определяется той когнитивной интер­претацией, которую им дает он сам. В главе 12 будет показано, что если эта когнитивная интерпретация базируется на верованиях или иррацио­нальных идеях, то она очень часто приводит к эмоциональным наруше­ниям и неадаптивным формам поведения (Ellis, 1977).

По мнению Роттера (Rotter, 1966), то, как человек воспринимает собственное поведение и его последствия, в большей степени зависит от особенностей его личности. Например, одни скорее всего будут припи­сывать свой образ действий внутренним причинам, а другие будут систематически объяснять его внешними обстоятельствами. Эти две категории людей различаются, таким образом, своими представлениями о том, откуда исходит контроль за их поступками. Роттер различает людей, «ориентируемых изнутри», и людей, «ориентируемых извне».

Первые убеждены, что в любой момент они способны повлиять на свое окружение, и в конечном итоге они всегда сами берут на себя ответственность за то, что с ними случается. В данном случае речь идет обычно об активных и динамических людях, склонных анализировать стоящие перед ними задачи и следить за своими действиями, чтобы выявить слабые и сильные стороны сложившейся ситуации и своих поступков. В случае неудачи они, не колеблясь, упрекают себя в том, что приложили недостаточно усилий или были недостаточно настойчивы.

Напротив, люди, верящие в существование внешнего контроля, убеждены, что в различных обстоятельствах их жизни и в том, как они на них реагировали, всецело повинны другие люди, везенье или случай. Речь, таким образом, идет о более пассивных и менее дееспособных личностях, с легкостью объясняющих свои неудачи недостатком у себя способностей (см. документ 6.2 и гл. 11).

Описанный подход позволяет учесть всю сложность взаимодействий между человеком и возникающими ситуациями. Он, однако, ничего не говорит о том, почему один человек склонен видеть причины своего поведения в себе самом, а другой-в других. Именно на этот вопрос обращают главное внимание психодинамические, гуманистические и психосоциальные теории.

44 Ггава 10

Психодинамические подходы

Согласно этим подходам, воздействие человека на окружающую среду в том или ином направлении определяется конфликтом между силами его подсознания и внешней реальностью Среди различных теорий, основанных на таком подходе, прежде всего следует отметить психоаналитическую теорию Фрейда, индивидуальную психологию Адлера и аналитическую психологию Юнга.

Психоаналитическая теория (по Фрейду)

Мы уже не раз пользовались различными фрейдовскими понятиями, такими как бессознательное или половая энергия (либидо)l. Составляю­щая основу инстинкта жизни, эта энергия стремится прорваться наружу через различные участки тела, называемые эрогенными зонами.

Согласно Фрейду, развитие личности соответствует психосексуаль­ному развитию человека, причем каждый из этапов этого развития характеризуется определенным способом проявления (или непроявле­нием) либидо через эрогенные зоны, присущие данному возрасту.

В детстве удовлетворение либидо связано (в хронологическом поряд­ке) с оральной зоной, анальной зоной и областью половых органов После некоторого латентного периода, продолжающегося с 5 или 6 лет до полового созревания, половое «пробуждение» заставляет подростка искать удовлетворения либидо с партнером Если либидо не получает удовлетворения или удовлетворяется неадекватным образом, человек рискует остановиться на данной стадии и у него фиксируются определен­ные черты личности.

На оральной стадии (от 0 до 1 года) удовлетворение либидо дости­гается за счет ротового контакта во время сосания, покусывания или жевания Остановка на этой стадии впоследствии приводит к возникно­вению гаких «невинных пороков», как курение, гурманство, словесная агрессивность и т п, а иногда и к развитию личности с чертами пассивности и зависимости от окружения.

На анальной стадии (от 1 года до 2 лет) приучение ребенка к чисто­плотности ведет к перемещению источника удовлетворения либидо в анальную область тела Нарушения развития на этой стадии могут быть обусловлены страхом ребенка потерять контроль над сфинкте­рами, непоследовательным поведением родителей, радующихся успехам ребенка и в то же самое время выражающих свое отвращение к его экскрементам, или слишком суровым воспитанием Фиксация ребенка на этой стадии приводит к развитию таких черт личности, как пунктуаль­ность (точная своевременность действий), скупость (стремление «все»

1 В главе 12 мы рассмотрим еще один аспект фрейдовской теории, касаю­щийся динамики личности и тех способов, которыми индивидуум пытается разрешать конфликты между разными психическими структурами («Оно», «Я» и «Сверх-Я»)

Рис 10 14 В детстве человек накапливает опыт и учится, то, что он при этом испытывает, имеет, согласно Фрейду, большое значение для формирования личности

сберечь для себя), чрезмерная чистоплотность (стремление убирать все грязное) или упрямство (систематическое сопротивление или отказ делать то, чего ожидают другие) (рис 10.14)

На фаллической стадии (с 2 до 5 лет) ребенок интересуется и мани­пулирует своими половыми органами и половыми органами других детей В результате он обнаруживает различия между девочками и мальчиками.

На фаллической стадии развивается также эдипов комплекс (у маль­чиков) и комплекс Электры (у девочек) (см документ 10.5) Эти комп­лексы характеризуются нежной привязанностью ребенка к родителю противоположного пола и агрессивностью по отношению к родителю того же пола, которого ребенок рассматривает как соперника и подсоз­нательно хочет «устранить» Конфликт, связанный с эдиповым комплек­сом, разрешается отказом ребенка от своих нежных чувств к родителю другого пола и отождествлением себя с родителем одного с ним пола (что представляет для ребенка меньшую опасность, чем агрессивное отношение) В результате ребенок приобщается к ценностям, ролям и установкам, свойственным его полу Фиксация на этой стадии может

36 Глава 10

лежать в основе некоторых гомосексуальных ориентации (иногда ребе­нок отождествляет себя с родителем противоположного пола), а также может толкнуть на поиск партнера, который был бы «заменой» роди­теля, и т. п.

Латентный период (от 5 до 11 лет) характеризуется заметным снижением активности и интересов, связанных с сексом,--на первый план выдвигаются школьное обучение, социализация и освоение различных форм поведения (ролей), свойственных данному полу.

На гениталъной стадии (которая начинается вместе с половым созреванием) подростки обоего пола все больше ориентируют свой поиск полового удовлетворения на других людей--как правило, проти­воположного пола.

Так человек приближается к зрелости, главными критериями кото­рой, по Фрейду, являются стремление работать, создавая нечто полезное и ценное, и способность любить1 другого человека ради него самого, а не из-за того, что этот человек соответствует подсознательным установкам, сформировавшимся в результате случайных фиксаций в период эдипова комплекса или комплекса Электры.

Одно из главных возражений против теории Фрейда касается той значительной роли, которую она отводит полу в развитии личности. Особенно энергичную критику вызвало представление Фрейда о более совершенном психосексуальном развитии мальчиков по сравнению с девочками, «неполноценность» которых, по мнению Фрейда, происходит от подсознательного переживания ими своей «обделенности» мужскими половыми органами. Это представление отражало и оправдывало бур­жуазные предрассудки о различиях между полами в ту эпоху, когда превосходство мужчин рассматривалось как нечто само собой разу­меющееся. Оно, однако, не находит научною подтверждения и поэтому сегодня пользуется все меньшей и меньшей популярностью.

Индивидуальная психология (по Адлеру)

Сначала Адлер был учеником Фрейда, но потом, разработав соб­ственную теорию, отошел от него. Адлер не отводил либидо столь важной роли в развитии личности, придавая основное значение «воле к власти», которая, по его мнению, в качестве главного импульса с самого рождения присутствует в каждом человеке. С первых лет жизни этот импульс вступает в конфликт с требованиями мира взрослых людей, заставляя ребенка чувствовать бремя собственной неполноцен­ности. Именно из этого чувства неполноценности впоследствии разви­вается специфический для каждого человека стиль жизни, с помощью которого человек пытается приобрести способности, необходимые для решения социальных, профессиональных и любовных проблем-важ­нейших, по Адлеру, проблем существования.

' Эти два критерия зрелости 'Фрейд резюмировал на немецком языке словами „arbeiten und lieben" («работать и любить»).

Развитие «Я»


Ч"




Рис. 10.15. Австрийский врач и психолог Альфред Адлер (1870-1937). Отойдя от психоаналитического движения, к которому он принадлежал, Адлер раз­работал представления о важной роли переживае­мого чувства неполноценности в развитии личности Адлер был основателем школы индивидуальной психологии.

У ребенка, страдающего от своей физической неполноценности (ма­ленький рост, физическая слабость или неполнота физического развития, недостаточное умственное развитие и т. п.), чересчур опекаемого семьей или, наоборот, не получающего достаточно внимания, легко может развиться комплекс неполноценности, делающий человека неспособным бороться с трудностями жизни. У других людей такой комплекс в ре­зультате сверхкомпенсации может перерасти в комплекс превосходства, заставляющий в любых обстоятельствах стремиться к доминированию. Потребность любой ценой вызывать восхищение, систематические опоз­дания на встречи или бесконечные жалобы на здоровье, по мнению Адлера, тоже служат примерами индивидуальных стратегий человека, позволяющих ему самоутверждаться, привлекая внимание других людей к важности собственной персоны.

Аналитическая психология (по Юнгу)

Юнг-еще один сотрудник Фрейда, отошедший от психоанализа и разработавший собственную теорию личности.

Согласно Юнгу, энергия либидо связана не только с сексуальными импульсами. Скорее либидо представляет собой единственную в свое-v:

роде энергию, лежащую в основе всех жизненных процессов и позво­ляющую человеку совершать действия, необходимые для его выжива­ния.

Юнг сводит до минимума и роль индивидуального бессознательного. заменяя его коллективным бессознательным, имеющим врожденный характер и миллионы лет передающимся из поколения в поколение. Содержание коллективного бессознательного составляют, в частности, архетипы - первичные образы, проявляющиеся в основном в сновиде­ниях (см. досье 4.1) и заставляющие человека вести себя в определенных ситуациях так, как это свойственно представителям всех культур.

Один из таких архетипов, тень (которая в сновидениях может принимать вызывающий беспокойство вид темнокожего существа с по­ходкой дикаря) олицетворяет собой все то, что отвергала наша лич-

38 Глава 10


Рис. 10.16. Швейцарский медик и психолог Карл Густав Юнг (1875-1961). Примкнув к психоанали­тическому движению одним из первых, он впослед­ствии порывает с ним и разрабатывает собственную гипотезу о существовании коллективного бессозна­тельного и архетипов, являющихся результатом опыта, накопленного человечеством за долгие ты­сячелетия. Юнг был основателем школы аналити­ческой психологии. ^

ность, или же то, что не смогло в нас развиться. Сказанное относится как к женским образам (архетип души), скрытым в каждом мужчине, так и к мужским (архетип духа), присутствующим во всех женщинах.

На уровне сознания существуют четыре типа умственных операций, представленных в каждом человеке в разной степени. Из них два типа имеют рациональный характер: мышление и чувство; два других ирра­циональны - это ощущение и интуиция. К сожалению, наша культура способствует только развитию ощущений и опирающемуся на них восприятию, а также развитию мышления на основе рассуждений. Пренебрегая развитием интуиции и чувств, она лишает нас существен­ных возможностей адаптации к окружающему миру1.

По мнению Юнга, личность может достичь равновесия лишь в ре­зультате длительного процесса психологического созревания, названно­го им индивиду ацией, который позволяет человеку признать и интегри­ровать все скрытые или игнорируемые им стороны собственной лич­ности как на бессознательном уровне, так и на уровне сознания.

Гуманистический подход

Как помнит читатель,,, этот подход основан на гуманистической философии, главное положение которой заключается в том, что всякое знание неотделимо от природы человека и его основных потребностей;

иными словами, знание не может_существовать вне человеческой при­роды. Человеческую же природу нельзя объяснять рациональными терминами, а можно постичь только благодаря аффективному опыту, через который она и реализуется «в д<?нном месте и в данное время».

Гуманистический подход постулирует также, что в каждом человеке существует ориентация, толкающая его на реализацию своих возмож­ностей.

' Трансличностная психология-зародившееся на западном побережье США направление - занимается главным образом позитивной переоценкой роли этих двух «бедных родственников» интеллекта в нашей повседневной жизни.

Развитие «Я» 39

Теории самоактуализации (по Роджерсу и Маслоу)

Согласно Роджерсу, всякий живой организм наделен стремлением заботиться о своей жизни с целью сохранять ее и улучшать. Он обладает всей необходимой компетенцией, чтобы решать возникающие перед ним проблемы и направлять должным образом свое поведение. Эта спо­собность, однако, может развиться только в контексте социальных ценностей, в котором индивидуум получает возможность устанавливать положительные связи.

Представление ребенка о самом себе, т.е. концепция собственного «Я», будет эволюционировать в соответствии с возникающими перед ним ситуациями и его собственными действиями; оно фактически фор­мируется на основе того разнообразного опыта, который ему придется переживать в общении с другими людьми, и их поведения по отношению к нему. Роджерс называет эту систему представлений «реальным Я».

Человек, кроме того, склонен представлять себя и в идеальном образе - видеть себя тем, чем ему хотелось бы стать в результате реализации своих возможностей («идеальное Я»). К этому идеальному «Я» и стремится приблизиться «Я» реальное (рис. 10.17).

В каждом из нас существует, кроме того, и сильная потребность в самоуважении, заставляющая нас домогаться положительного отно­шения к самим себе или к тому, что мы делаем. При этом, если другие, как часто бывает, одобряют наши эмоции, чувства, мысли и поведение лишь при том условии, что они соответствуют их собственным, то очень вероятно, что мы будем скрывать свои истинные мысли и чувства, демонстрируя вместо этого те, которые получат одобрение окружаю­щих. В результате мы будем все меньше оставаться самими собою, это приведет к разладу между реальным «Я», формируемым средой, и той частью психики, от которой мы вынуждены отказаться, что станет для нас источником тревоги. Напротив, если мы почувствуем, что_нас^ принимают такими, каковы мы есть, то мы будемсклонны раскрывать свои подлинные эмоции, чувства и мысли. Таким образом, личность уравновешена тем лучше, чем больше _ согласия, или конгруэнтности, между реальным «Я» человека и его чувств ами, мыслями_и_прведением,

Условное отношение других

РЕММОЕЯ

Идеальное "Я"

Рис. 10.17. Согласно концепции Роджерса, реальное «Я» человека чаще всего сталкивается с противоречием между «идеальным Я», отражающим то, чем человек хотел бы стать, и требованиями общества, проявляющимися, как пра-. вило, в виде условного отношения к его поступкам.

40 Г.шеи 10

что позволяет ему приблизиться к своему идеальному «Я», а именно в этом суть актуализации.

Что касается иерархической теории потребностей, предложенной Маслоу, то мы уже не раз говорили о ней в предыдущих главах. Достаточно напомнить, что, согласно этой теории, человек .способен прийти к самоуважению и таким образом достичь .самоактуализации только после того, как в значительной мере удовлетворены его более элементарные нужды (физиологические потребности, потребность в безопасности и в любви).

Теория иитенциональности (по Бюлер)

Шарлотта Бюлер разработала теорию развития человека, акценти­ровав тот факт, что в основе человеческой природы лежит «намерение» (интенция). Эта интенциональностъ проявляется в совершаемых на протяжении жизни выборах для достижения целей, которые сам человек может и не осознавать. По мнению Бюлер, зачастую лишь один раз в жизни, в самом ее конце, человек способен осознать глубинную суть своих прежних ожиданий и оценить, насколько они исполнились.

Бюлер (Buhler, 1968) рассматривает в связи с формированием и до­стижением целей пять главных фаз жизненного цикла.

Фаза I продолжается до 15-летнего возраста. Для нее характерно отсутствие у человека каких-либо точных целей. Ребенок живет на­стоящим и имеет о будущем весьма смутное представление. В этот период происходит в основном развитие физических и умственных способностей.

Фаза II, длящаяся с 15 до 20 лет, соответствует отрочеству и юности. В этот период человек осознает свои потребности, способности и инте­ресы. Он вынашивает великие планы, связанные с выбором профессии, партнера и вообще смысла собственной жизни. Этот период первых дерзаний позволяет ему оценить, в какой степени способен он овладеть определенными навыками и быстро достичь поставленных целей.

Фаза III длится с 25 до 40-45 лет и соответствует зрелости вплоть до ее расцвета. Это самый богатый период жизни. Для него характерна постановка четких и точных целей, позволяющая добиться стабильности на профессиональном поприще и в личной жизни, принимаются реше­ния, связанные с созданием и укреплением собственной семьи и рожде­нием детей.

Фаза / У продолжается с 45 до 65 лет. Это солидный возраст, когда человек подводит итоги своей прошлой деятельности и своим сверше­ниям. Отныне, заглядывая в будущее, человек вынужден пересматривать свои цели с учетом своего профессионального статуса, физического состояния и положения дел в семье.

Фаза У начинается в преклонном возрасте, в 65-70 лет. В этот период многие люди перестают преследовать цели, которые они поставили перед собой в юности. Оставшиеся силы они тратят на различные формы досуга, путешествуя или просто приятно проводя время, спо-

Развитие «Я» 41


Рис. 10.18. Возраст ухода на покой - это тот возраст. когда человек пытается осмыслить всю свою прош­лую жизнь в целом.

койно проживая последние годы жизни. Это период, когда человек пытается придать смысл своему существованию, обозревая его как нечто целое. Одни. проанализировав многочисленные события собственной жизни, чувствуют, что поставленные перед собой задачи они выполнили. Другим, наоборот, подобный экзамен может принести разочарование, так как поставленные цели достигнуты не были.

Социальное развитие

Развитие человека нельзя понять в отрыве от семьи, социальной группы и культуры, к которым он принадлежит. Как мы увидим в главе 11, немного найдется таких форм поведения, которые не зависели бы прямо или косвенно от поведения других людей.

С первых же часов жизни человека начинается процесс его социали­зации, в основе которого лежат связи между индивидуумами и освоение социальных навыков. Отчасти этот процесс зависит от врожденных механизмов и созревания нервной системы, однако прежде всего он определяется тем опытом, который человек получает на протяжении жизни.

Этапы социализации

Первое детство

Как отмечалось в главе 6, наибольшее значение для образования связи между ребенком и каждым из его родителей имеют первые мгновения его жизни. В основе формирования этой связи лежат взгляды, Движения и особенно улыбки ребенка (Lebovici, 1983). Известно также (см. документ 5.5), что со второй недели жизни новорожденный не только начинает обнаруживать большой интерес к человеческому лицу, но и способен отличить лицо своей матери от лица чужого (Carpenter, 1975).

Между 8-м и 12-м месяцем жизни начинают четко проявляться привязанности ребенка. Он разражается криком и плачем, когда его забирают от матери (или человека, обычно ухаживающего за ним).

42

Глава 10



чтобы передать в чужие руки. Такая реакция ребенка отражает не столько страх перед назнакомым человеком, сколько неузнавание в нем знакомых черт материнского лица (Spitz, 1957). Этот этап тесно связан с развитием представления о постоянстве (перманентности) предметов -когнитивного процесса, который был изучен Пиаже и состоит в том, что с 8-го месяца жизни ребенок начинает активно искать исчезнувший внезапно предмет1. Представление о постоянстве, вначале связанное у ребенка с матерью, распространяется затем и на другие объекты, в особенности на другие «социальные объекты». Кроме того, постоянное присутствие социального партнера приводит к формированию у ребенка на 8-м или 9-м месяце жизни представления о собственной перманент­ности.

Было показано также большое значение надежной социальной при­вязанности как для освоения ребенком незнакомых мест, которое зна­чительно облегчается в присутствии матери (Lieberman, 1977), так и для налаживания ранних социальных контактов с другими детьми.

Детство и отрочество

Группы сверстников играют в детстве и отрочестве очень важную роль, особенно для развития идентификаций и формирования установок. Согласно Соренсену (Sorensen, 1973), подростки гораздо легче иденти­фицируют себя с другими подростками, чем со старшими, даже если последние относятся к тому же полу, расе, религии и общине, что и они сами. Дружба и сексуальность в отрочестве тесно связаны. Даже если «хороших друзей» у подростка меньше, чем в каком-либо ином возрасте (обычно не больше пяти, по данным Weiss, Lowenthal, 1975), среди них в это время больше доля представителей другого пола (рис. 10.19).

Зрелость

Обычно больше всего друзей у молодых взрослых людей, состоящих и браке. В среднем их число составляет 7 человек; они подбираются по


Рис. 10.19. С раннего детства до глубокой старости дружба играет важную роль в придании человеку устойчивости.

1 В возрасте до 7 месяцев ребенок не принимается искать предмет, с которым он только что играл, если его внезапно скрыть от его взора, например бумажным экраном. В этом возрасте, как отмечает Пиаже, «с глаз долой-из сердца вон».

Развитие «Я»


43



сходству вкусов, интересов и склада личности, по взаимности в помощи и обмене откровенностями, по совместимости на основе того удоволь­ствия, которое они находят в обществе друг друга, по удобству общения в географическом отношении и по взаимному уважению.

В расцвете зрелости деятельность, направленная на достижение поставленных жизненных целей, не позволяет уделять слишком много времени дружбе. Поддерживаются лишь самые прочные связи. Число друзей снижается до 5 и меньше.

iC приходом старости и в связи с драматическими событиями, которые в это время переворачивают жизнь человека, многие теряют своих спутников жизни и рискуют остаться в стороне от круга друзей. Дружеские связи, однако, укрепляются, когда друзья в свою очередь тоже оказываются в сходной ситуации (среднее число друзей у человека, вышедшего на покой, составляет приблизительно 6 человек).

Жизненные кризисы

Опираясь на представления Фрейда о психосексуальном развитии человека, Эриксон (Erikson, 1950) разработал теорию, в которой акцен­тируются социальные аспекты этого развития. Оно рассматривается как процесс интеграции индивидуальных биологических факторов с фак­торами воспитания и социо-культурного окружения.

Теория психосоциального развития (по Эриксону)

По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов, специфических для каждого возраста, благоприятный или неблагоприятный исход которых определяет воз­можность последующего расцвета личности.' В свою очередь Пекк (Peck, 1968) настаивает на особой важности двух последних кризисов в жизни человека, переживаемых им соответственно в зрелом возрасте и в ста­рости, и описывает проблемы, присущие этим кризисам (рис. 10.21).

Первый кризис человек переживает на первом году жизни. Он связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. В первом случае у ребенка


Рис 10 20. Американский психолог немецкого про­исхождения Эрик Эриксон (р 1902) В 1933 году, получив по окончании школы Венского психоана­литического общества диплом психоаналитика, он эмигрирует в США. Эриксон, продолжая развивать теорию Фрейда, акцентирует внимание главным образом на проблемах адаптации человека к со­циальному окружению на протяжении восьми глав­ных жизненных кризисов

44 Ггива 10

Цельность личности или отчаяние

Генеративиость или застой


Близкие отношения или изоляция

Идентификация или спутанность ролей

Работа или чувство неполноценности

Инициативность или чувство вины

Автономия или стыд и сомнение

Доверчивость или подозрительность ко всему

8-й кризис

7 и кризис

6-й кризис

5 и кризис

4-й кризис

3 и кризис

2 и кризис

1-й кризис


Рис. 10.21. Восемь психосоциальных кризисов, которые должен преодолеть че­ловек в течение жизни (по Эриксону).

развивается чувство глубокого доверия к окружающему его миру, а во втором, наоборот,- недоверие к нему.

Второй кризис связан с первым опытом обучения, особенно с при­учением ребенка к чистоплотности. Если родители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, ребенок получает опыт автономии. Напротив, слишком строгий или слишком непоследовательный внешний контроль приводит к развитию у ребенка стыда или сомнений, связанных главным образом со страхом потерять контроль над собственным организмом.

Третий кризис соответствует второму детству. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию у него чувства инициативы. Наоборот, переживание повторных неудач и безответственности могут привести его к покорности и чувству вины.

Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. В школе ре­бенок учится работать, готовясь к выполнению будущих задач. В зави­симости от царящей в школе атмосферы и принятых методов воспита­ния у ребенка развивается вкус к работе или же, напротив, чувство неполноценности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.

Пятый кризис переживают подростки обоею пола в поисках иден­тификаций (усвоения образцов поведения значимых для подростка других людей). Этот процесс предполагает объединение прошлого опы­та подростка, его потенциальных возможностей и выборов, которые он должен сделать. Неспособность подростка к идентификации или свя­

Развитие «Я»


45



занные с ней трудности могут привести к ее «распылению» или же к путанице ролей, которые подросток играет или будет играть в аффек­тивной, социальной и профессиональной сферах.

Шестой кризис свойствен молодым взрослым людям. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым ему предстоит совершать цикл «работа-рождение детей - отдых», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека и его замыканию на самом себе.

Седьмой кризис переживается человеком в сорокалетнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода (г-оперативности), выражающегося главным образом в «интересе к следующему поко­лению и ею воспитанию». Этот период жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях. Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдоблизости (стагнация), что обрекает супругов на существование лишь для самих себя с риском оскудения межлич­ностных отношений.

Пекк выделяет четыре подкризиса, разрешение которых служит необходимым условием для развития аутентичной генеративности. Во-первых, речь идет о развитии у человека уважения к мудрости, сменяющее примат физической храбрости. Во-вторых, важно, чтобы сексуализация социальных отношений уступила место их социализации (что соответственно приводит к ослаблению сексуальных ролей). В-третьих, необходимо противиться аффективному обеднению, связан­ному со смертью близких людей или с обособлением детей, и сохранять эмоциональную гибкость, способствующую аффективному обогащению в иных формах. Наконец, очень важно, чтобы человек старался сохра­нить как можно большую душевную гибкость и продолжать поиск новых форм поведения, вместо того чтобы придерживаться старых привычек и пребывать в некоей психической ригидности.

Восьмой кризис переживается во время старения. Он знаменует собой завершение предшествующего жизненного пути, а разрешение зависит от того, как этот путь был пройден. Достижение человеком цельности основывается на подведении им итогов своей прошлой жизни и осозна­нии ее как единого целого, в котором уже ничего нельзя изменить. Если человек не может свести свои прошлые поступки в единое целое, он завершает свою жизнь в страхе перед смертью и в отчаянии от невозможности начать жизнь заново.

Как указывает Пекк, чтобы чувство полноценности могло развиться в полной мере, человеку необходимо преодолеть три подкризиса. Пер­вый из них заключается в переоценке собственного «Я» помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до их ухода на покой остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела, что дает возможность человеку выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие. Наконец, в результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабочен­ность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти.

46 Глава 10

Смерть

Оказавшись перед лицом смерти, человек переживает ряд этапов, описанных разными авторами. Элизабет Кюблер-Росс (Kubbler-Ross, 1969) была одной из первых, кто проследил путь умирающих с того момента, когда они узнали о своем близком конце, до того, как они испустили последний вздох.

Приближение к смерти

Согласно Кюблер-Росс, умирающие обычно проходят через пять стадий.

Первая из mm-отрицание. Слова: «Нет, не я!»-самая обычная и нормальная реакция человека на объявление ему смертельного диаг­ноза. В зависимости от того, насколько человек способен взять события под свой контроль и насколько сильную поддержку ему оказывают окружающие, он преодолевает эту стадию легче или тяжелее.

Гнев, охватывающий больного при вопросе: «Почему именно я?», характеризует вторую стадию. Умирающий и? шнает этот гнев на заботящихся о нем людей и вообще на всякого здорового человека. Для завершения этой стадии важно, чтобы умирающий получил возмож­ность излить свои чувства вовне.

Затем начинается стадия «торга»: больной вступает в переговоры за продление своей жизни, обещая, например, быть послушным пациентом или примерным верующим.

Перечисленные три фазы составляют период кризиса и развиваются в описанном порядке или с частыми возвращениями назад.

После разрешения этого кризиса умирающий вступает в фазу депрес­сии. Вопросов он больше не задает. Он просто говорит себе: «Да, на этот раз умереть предстоит именно мне». Он замыкается в себе и часто испытывает потребность плакать при мысли о тех, кого он вынужден оставить. Это стадия подготовительной печали, на которой умирающий отрекается от жизни и готовится встретить смерть, принимая ее как свой последний жизненный этап.

Это принятие смерти составляет финальный этап жизни умирающе­го, когда он, как правило, смиренно ждет своего конца.

Ступени смерти

Жизнь уходит поэтапно-в обратном порядке по сравнению с тем, как она развивается. Пэттисон (Pattison, 1977) выделяет четыре стадии этого процесса (рис. 10.22).

Социальная смерть характеризуется потребностью умирающего изо­лироваться от общества, замкнуться в самом себе и все дальше и дальше отдаляться от живых людей.

Психическая смерть соответствует осознанию человеком очевидного

Развитие «Я» 47


Рис 10.22. Жизнь покидает земную оболочку, в ко­торой она долгие годы пребывала, постепенно, в не­сколько этапов

конца. В это время экстравертированное сознание угасает, уступая место состоянию, характерному для последнего периода жизни (см. документ 4.7).

Мозговая смерть означает полное прекращение деятельности го­ловного мозга и его контроля над различными функциями организма.

Наконец, физиологическая смерть соответствует угасанию последних функций организма, обеспечивавших деятельность его жизненно важ­ных органов l.

Документ 10.1. Сексуальные фантазии: извращение или психологическое «афродизирующее средство»?

Среди мечтаний, которым не противится большинство людей, срав­нительно большое место занимают мысли, вызывающие половое воз­буждение. Время, которое человек посвящает таким сексуальным фан­тазиям, с возрастом вначале увеличивается. У подростков оно в среднем составляет 17% всего времени, в возрасте от 18 до 20 лет эта доля достигает 20%, а затем снижается до 8% между 28 и 35 годами и менее чем до 1% после 65 лет (Cameron, 1967).

Чаще всего сексуальные фантазии сопровождают мастурбацию, не возникают они при мастурбации лишь у 20% подростков мужского пола и 10% женского (Sorensen, 1973). Для более чем половины всех мужчин и трети женщин просмотр эротических фотографий или фильмов служит

1 Смерть и наступающая затем гибель клеток не означают, однако, что все процессы в организме прекращаются. На атомном уровне продолжают свой бесконечный головокружительный бег элементарные частицы, движимые энер­гией, которая существует с начала всех времен. Как говорил Лавуазье, «ничто не создается заново и ничто не исчезает навсегда, все только трансформируется .»

48 Глава 10

Рис 10 23. Эротические фантазии свойственны каждому человеку на протяжении всей жизни; они при­сутствуют во всех проявлениях его половой активности

стимулом к мастурбации или дополнительным источником мастурбационных фантазий.

У многих мужчин и около 30% женщин эротические фантазии возникают и во время полового акта (Wolfe, 1981). Работы Крепо (Crepault) по изучению «эротического воображения» жителей Квебека выявили заметные различия между формами сексуальных фантазий у мужчин и женщин. Так, у женщин эти фантазии чаще, чем у мужчин, принимают сентиментальную окраску. Если у женщин они в первую очередь имеют эксгибиционистский1 характер (медленное раздевание), то у мужчин чаще отмечаются фантазии вуайеристскогог типа (пассив­ное присутствие при эротических сценах, например при сценах женских гомосексуальных отношений, или созерцание раздевающейся или мас­турбирующей женщины). Главным образом женщине свойственны фан­тазии нарциссического типа (когда она воображает, что обладает огром­ной сексуальной привлекательностью) или мазохистские фантазии (под­вергается агрессии со стороны одного или нескольких половых парт­неров); у мужчин чаще встречаются фантазии фетишистского типа (когда мужчина представляет себе женщину в одежде и с другими принадлежностями туалета, возбуждающими его воображение) или типа активного принуждения (связывание партнерши и принуждение ее к сек­суальной активности). Мужчинам также свойственны и фантазии поли­гамного типа (сексуальная активность сразу с несколькими женщинами), оргиастические фантазии (участие в групповой сексуальной активности), фантазии орогенитального типа (феллякия, куннилингус или оральная эякуляция) или инициативистские фантазии (совращение девочки).

Гомосексуальные фантазии отмечаются у лиц обоего пола-по дан­ным Крепо (Crepault, 1977), у 7% мужчин и 11% женщин. То же самое

1 Объяснение этих терминов см в главе 12

2 См. раздел главы 12, посвященный психосексуальным расстройствам.

Развитие «Я» 49

можно сказать и о фантазиях, когда субъект воображает, что подвергся сексуальному принуждению (будучи связанным или не связанным), или о фантазиях, попирающих нормы христианской добродетели, когда женщина отождествляет себя с проституткой или с развратницей, а муж­чина превращает ее в «объект сексуальной эксплуатации».

Религия, а затем и психоанализ по разным причинам пожелали увидеть в сексуальных фантазиях извращение. По мнению Фрейда, такие фантазии отражают наличие конфликта между подавленными сексуаль­ными импульсами и семейными или социальными запретами и, таким образом, вместе с другими сексуальными извращениями (см. гл. 12) искажают «нормальные сексуальные цели». Американский психиатр и психоаналитик Столлер полагает, что «дневные мечтания в сжатом виде отражают первичные отношения всею детства и пытаются осво­бодить человека от имевших место в детстве фрустраций, травм и конф­ликтов», давая ему возможность хотя бы в своем воображении при­чинить зло объекту эротических фантазий. Подобная агрессивность, особенно отчетливо проявляющаяся в садо-мазохистских фантазиях, принимает в эксгибиционистских, вуайеристских фантазиях и фантазиях, попирающих нормы христианской добродетели, форму «унижения» другого человека

Напротив, по мнению других психотерапевтов, в сексуальных фан­тазиях нет ничего постыдного-они лишь помотают многим людям примириться со своей половой жизнью, культивируя про себя свои тайные помыслы. В этом они видят, в частности, способ легкого достижения удовольствия, и, кроме того, «мысленная подмена» позво­ляет человеку подготовиться к соответствующим действиям в будущем или же заменить действия, осуществить которые у него мало шансов. Таким образом, фантазии позволяют ослабить сексуальную фрустрацию, так как благодаря им можно отчасти удовлетворить желания, реализация которых находится под запретом.

Мастере и Джонсон (Masters, Johnson), изучив небольшую выборку гетеросексуальных, гомосексуальных и бисексуальных женщин и муж­чин, обнаружили, что уровень сексуальных фантазий был самым низким у бисексуальных мужчин, а самым высоким у лесбиянок. Другие иссле­дования показали также, что если у лесбиянок главным предметом сексуальных фантазий бывает привычная партнерша, помещаемая в непривычную ситуацию, то у гетеросексуальных женщин в фантазиях присутствует чаще всего малознакомый мужчина. Гетеросексуальные мужчины обычно строят свои фантазии вокруг конкретной женщины, но не своей привычной партнерши. Самой обычной темой фантазий у гомо­сексуальных женщин и мужчин является активное принуждение, но если у мужчин оно связано преимущественно с применением физической силы, то у лесбиянок это чаще психологическое давление.

Быть может, после всего сказанного о сексуальных фантазиях умест­но будет вспомнить слова Столлера, что «человек не очень склонен любить, особенно в то время, когда он занимается любовью»

50 Глава 10

Источники: Katchadourian ff.A., La sexualite humaine, Montreal, Les Editions HRW, 1982.

Stoller R.J., 1979, L'excitation sexuelle, Paris, Payot, 1984. Goleman D., Bush S., „Les fantasmes sexuels", Psychologie, n° 98, mars 1978, p. 33-38

Документ 10.2. Детское мышление

Представление о мышлении ребенка как о «примитивном» или «сумасшедшем» мышлении, существенно отличном от мышления взрос­лого человека по своим формам и содержанию, возникло в результате работ таких психологов, как Клапаред (Claparede, 1873-1940), Пиаже, Валлон и многие другие.

Для структуры мышления ребенка от 3 до 7-8 лет характерны два главных признака - эгоцентризм и синкретизм, которые накладывают отпечаток на все его видение мира и расшифровку воспринимаемого.

Эгоцентризм

Зачастую эгоцентризм ошибочно определяют как представление ребенка, что все вокруг имеет к нему отношение. Во многом такое определение неточно, так как для ребенка это «все» не существует само по себе. С самого рождения он воспринимает мир лишь как свое продолжение, имеющее смысл только в плане удовлетворения его потребностей. Таким образом, речь идет о субъективном восприятии, препятствующем какому бы то ни было различению связей между самим ребенком и внешними объектами и тем более не позволяющем уста­навливать связи или отношения этих объектов между собой. Для ребенка мир таков, каким он воспринимает его собственными глазами и ощущает через извлекаемые из него удовольствия; восприятие ре­бенком реальности не может быть объективным.

И ребенок, который звонит по телефону своей бабушке и говорит:

«Бабушка, посмотри, какая у меня красивая кукла!», и ребенок, убежден­ный, что бакалейщик продает конфеты, чтобы сделать приятное детям, обнаруживают свое насквозь эгоцентрическое видение мира.

Хотя эгоцентризм мало-помалу смягчается на стадии конкретных операций, нередко можно встретить и взрослого человека, который, входя в комнату, восклицает: «Бррр... Закройте окно, тут так холодно!». Вместо того чтобы сначала убедиться в обратном, он выносит соб­ственное суждение об окружающем от имени всех присутствующих.

Синкретизм

Ребенок, которому эгоцентризм мешает уловить связь между пред­метами, имеет тем не менее «смутное и неверное» представление о некоем целом, в котором все перепутано без разбору и отдельные детали которого выступают для ребенка в зависимости от представляе­мого ими интереса. Клапаред назвал такое восприятие мира детским синкретизмом, три грани которого характеризуют мышление ребенка.

Развитие «Я»

51

речь идет об интуитивном и глобальном мышлении с рядоположным рассмотрением деталей.

Интуитивный характер синкретизма проявляется в том, что ребенок, будучи неспособным устанавливать связи между разными элементами ситуации, не имеет возможности оправдывать свои действия и еще меньше в состоянии приводить доводы в пользу того, что он утвержда­ет.

Так, если ему нужно поделить между собою и своим маленьким приятелем 6 конфет, он отдаст 3 конфеты другу и 3 оставит себе, но обоснует свой дележ не словами «если от 6 отнять 3, будет З», а скорее следующим рассуждением: «Ну, ладно, если 3 разделить на 2, будет 6!». Точно так же нередко можно услышать и диалог вроде того, что приводится ниже, где путаница в терминах вызывает общую неразбе­риху:

- Они двигают лодки?

-Да.

- Кто приводит в движение лодки?

- Вода.

- А кто приводит в движение воду?

- Лодки.

Глобальность синкретизма заключается в том, что ребенок не спо­собен воспринять существующую организацию элементов. Поэтому он видит лишь нерасчлененное целое. Например, ребенок трех или четырех лет легко может узнать страницу книги, которую он любит слушать, даже если он не умеет читать и не имеет никакого представления о значении букв и слов.

В качестве примера смешения понятий, типичного для глобализма шестилетнего ребенка, Валлон приводит следующий диалог:

Валлон. Как бывает, когда человек умрет?

Ребенок. Умирают. Закрывают глаза, а потом их везут закапывать и потом кладут венки и начинают поливать цветы. Иногда их просто кладут, иногда на кладбище ходят гулять. Иногда рабочие копают могилы, а потом посыпают песком.

- Зачем они копают могилы?

- Чтобы класть мертвых.

- Откуда видно, что человек умер?

- Потому что он лежит на смертном одре.

- Откуда люди знают, кого класть на смертный одр?

- Потому что он умер.

- Из чего видно, что он умер?

- Потому что его закапывают.

- А как узнать-умер он или нет?

- Это видно в могиле.

Детали воспринимаются как рядоположные - ребенок наобум выч­леняет из целого отдельные элементы, не будучи в состоянии связать их ни между собой, ни с целым. Если у ребенка спрашивают, как работает велосипед, он скорее всего ответит так: «Ну, видишь, вот колеса,.. потом

52 Ггава !0

А. "Прозра' изображ

Б. Ансамбль примыкающих друг к другу элементов

Рис. 10.24. Детские рисунки с признаками синкретизма.

вот педали и вот цепь... а потом колеса крутятся, и цепь тоже». Такой подход порождает много путаницы в причинах и следствиях. Вот пример такой путаницы в диалоге между взрослым и отвечающим на его вопросы шестилетним ребенком.

- Ты знаешь, что такое ночь?

- Это когда заходит солнце.

- Почему, когда заходит солнце, наступает ночь?

- Потому что так нужно, потому что все кончили работам, Все устали.

- Почему наступает ночь?

- Чтобы спать.

Ум ребенка

То, как ребенок объясняет мир, его убеждения и предрассудки прямо определяются структурой его мышления, насквозь проникнутого эго­центризмом и синкретизмом. Согласно Пиаже, склад ума ребенка характеризуется реализмом, анимизмом и артифициализмом.

Детский реализм выражается в неспособности ребенка видеть вещи объективно, самими собою, как это свойственно реализму взрослых. То. что собственное «Я» ребенка систематически вторгается во внешнюю реальность, приводит к систематической путанице между его «Я» и внешними предметами. Поэтому, изображая мир, ребенок рисует не то, что видит, а то, что знает. Именно этим можно объяснить прозрачность изображаемых вещей (рис. 10.24). Этим же объясняется и убежденность пяти-шестилетних детей, что действие их сновидений развертывается

Развитие «Я» 53

непосредственно в их комнате или что название предмета так же реально, как и сам предмет, и способно наделять этот предмет не­зыблемыми признаками. (Для ребенка кошка, не умеющая мурлыкать или не позволяющая себя гладить, не может быть настоящей!)

Анимизм есть результат проецирования ребенком собственного «Я» на вещи, при котором он наделяет сознанием и жизнью прежде всею «одушевленные» предметы (автомобили, суда и т. п.), способные дви­гаться самостоятельно (облака, солнце, река и т.д.). Это свойство ума сохраняется у ребенка до 11 или 12 лет. Лишь в этом возрасте ребенок начинает признавать живыми только биологические организмы.

Артифициализм обусловлен тем обстоятельством, что ребенок, счи­тающий себя центром Мироздания, убежден, что все сущее-горы, деревья, звезды...-могло быть создано лишь по воле человека. Подоб­ное «артифициалистское» мышление особенно проявляется в «опре­делениях по предназначению», которые ребенок дает разным объектам в возрасте 5-6 лет:

- Что такое стул?

- Это на чем сидят.

- Что такое солнце?

- Это чтобы нам светить.

- Что такое мама?

- Это кто готовит еду.

Источник: Hotyat F., Course de psychologie de 1'enfant, a 1'usage dcs ecoles normales, Paris, Nathan, 1972.

Документ 10.3. Перед лицом нравственной дилеммы

Чтобы изучить, каким образом происходит нравственное развитие детей и подростков, Кольберг в 1958 году решил выдумать несколько историй, в каждой из которых содержалась какая-нибудь нравственная дилемма, а затем ознакомить с ними 75 мальчиков и девочек и наблю­дать их реакции.

Так, в одном из рассказов речь шла о девочке, поставленной перед выбором, выдавать или не выдавать подругу, совершившую кражу в магазине; в другой истории нужно было решить, что лучше-спасти жизнь одного выдающегося человека или многих менее примечательных людей; в третьей нужно было решить, может ли врач позволить умереть больной, которая умоляет его об этом, переживая тяжкие страдания.

Однако, вне всяких сомнений, лучше всего разные уровни нрав­ственного развития детей позволяет продемонстрировать ставшая уже классической история о Хайнце.

История. В одной европейской стране умирает от особой формы рака некая женщина. Между тем есть лекарство, которое, по мнению врачей, могло бы ее спасти. Это лекарство, в состав которого входит радий, только что открыл живущий в том же городе фармацевт. На его изготовление фармацевт затратил 200 долларов, однако только за одну Дозу этого лекарства он требует в 10 раз больше денег, чем он

Глава 10

израсходовал, т.е. 2000 долларов. Муж больной женщины, Хайнц, сделал все возможное, чтобы собрать эту сумму, одалживая деньги у знакомых, но получить ему удалось только половину. Тогда он возвращается к фармацевту и просит его понизить цену на лекарство или позволить ему отдать недостающие деньги позднее. Фармацевт отка­зывает: «Я открыл это лекарство и хочу извлечь из своего открытия много денег». Той же ночью отчаявшийся Хайнц задумывает про­никнуть в аптеку, взломав дверь, и похитить лекарство. Прав он или неправ? Почему?

К изложенному рассказу можно отнестись по-разному, в зависимости от того, оценивать ли его с точки зрения ^ужа, установок фармацевта ' или ценности человеческой жизни. Важнее, однако, не столько ответить на общий вопрос, можно или нельзя воровать, сколько оправдать выбор, сделанный в данном случае героем рассказа.

Ниже резюмированы ответы, полученные от детей разного возраста, т. е. находящихся на разных уровнях нравственного развития, и сгруп­пированные в соответствии с тем, как они расценивают жизнь человека в сопоставлении с общественными нормами.

Стадия 1. Покорность и наказание. «Хайнц должен был купить лекарство. Если он его украл, его должны посадить в тюрьму и так или иначе ему придется выплачивать его полную стоимость».

Или: «Нет ничего серьезного в том, что Хайнц решил украсть лекарство, так как на самом деле оно стоит не 2000, а всего 200 долларов. Он не рискует подвергнуться слишком строгому наказанию».

Ценность людей в этих рассуждениях не учитывается. Речь идет лишь о связанных с поступком выгодах или наказании: чем серьезнее мате­риальные последствия поступка, тем предосудительнее он считается.

Стадия 2. Личный интерес. «Если Хайнц не хочет потерять супругу, он должен украсть лекарство. Возможно, его посадят в тюрьму, но он сохранит жену. Когда умирает ваша собака-это другое дело, потому что в собаке ведь нет особой нужды. Не знаю, должен ли он был сделать то же самое ради друга, так как я не уверен, что друг пошел бы на такое дело ради него».

В этих рассуждениях люди имеют какую-либо ценность только в том случае, если они могут представлять интерес для совершающего по­ступок, и в той мере, в какой они способны отплатить ему за совершение этого поступка.

Стадия 3. Одобрение другими людьми. «Ничего плохого в том, что Хайнц хотел спасти свою жену, нет. Тем самым он показал себя хорошим мужем. Любовь бесценна. Ее ничем не заменишь. Если бы он не любил свою жену настолько, чтобы решиться на все ради ее спасения, его, безусловно, следовало бы осудить».

В этих рассуждениях ценность человека определяется теми чувства­ми, которые он к себе вызывает. Эти чувства приводят к поступкам, показывающим этому человеку и другим людям, что лицо, их со­вершающее,-«хорошая мать», «хороший муж» и вообще «положитель­ная личность».

Развитие «Я» 55

Стадия 4. Авторитет, закон и порядок. «Супружество - это обяза­тельство. Как контракт. Когда женятся, жену обещают любить и ле­леять. Таким образом, долгом Хайнца было спасти ее. С другой стороны, у него не было никакого права идти против закона. Ему нужно будет вернуть фармацевту недостающие деньги и, возможно, искупить свою вину тюремным заключением».

Человек оценивается здесь по условиям контракта или обязатель­ства, которые связывают его с нами и возлагают на нас ответственность перед высшим авторитетом-законом. Библией, Богом и т.п.

Стадия 5. Общественный договор и демократия. «Если Хайнц не сделает все возможное, чтобы спасти жизнь жены, он рискует потерять уважение других. Он совершает свой поступок во имя благополучия другого человека. Хотя для всех лучше, чтобы законы всегда соблю­дались, бывают случаи, когда их нужно нарушить. Каждый сам должен оценивать конечные результаты своих поступков».

Ценность личности определяется правами человека, предполагаю­щими равенство всех людей независимо от того, в каких личных или деловых отношениях они находятся друг с другом. В определенных обстоятельствах человек может принять решение преступить закон, чтобы спасти другого.

Стадия 6. Универсальные принципы. «Жизнь каждого человека имеет самостоятельную ценность, ставящую ее выше каких бы то ни было моральных или юридических принципов. Если человеческая жизнь в опасности, каков бы ни был закон и последствия, к которым может привести неповиновение ему, кража нравственно оправдана».

Жизнь человека имеет ценность во имя самой жизни. Нет такого закона, решения - пусть даже принятого демократическим путем, ав­торитета-человеческого или божественного, которые могли бы вос­препятствовать соблюдению этого универсального принципа.

Документ 10.4. Можно ли оценить личность?

С давних пор психологи пытались отыскать способы выявления различных особенностей человеческой личности. Так были разработаны многочисленные методы, каждый из которых отвечает конкретным задачам исследования и, кроме того. определяется тем подходом к изу­чению личности, который избирает данный исследователь. Среди наи­более популярных в настоящее время методов следует отметить метод самооценки, поведенческие наблюдения, опросники и проективные тес­ты.

Метод самооценки

Речь идет об опросниках вроде тех, которые для развлечения иногда помещают в некоторых журналах. В них человеку предлагается указать, как он сам воспринимает тот или иной аспект своей личности. Понятно, что это весьма субъективный метод исследования личности, с помощью

56 Глава 10

которого достаточно эффективно можно установить лишь, насколько хорошо знает себя человек и в особенности насколько искренне он отвечает на предлагаемые вопросы. Иногда для проверки двух послед­них пунктов создают группу наблюдателей и предлагают им оценить человека с помощью того же опросника, а затем сравнивают полученные результаты и определяют степень соответствия между двумя оценками.

Поведенческие наблюдения

Более объективный метод изучения личности заключается в систе­матическом наблюдении реакций человека в различных социальных ситуациях. С помощью опросника или подробной решетки наблюдатель всякий раз отмечает различные поведенческие реакции человека, а затем определяет их частоту.

Например, агрессивность ребенка можно оценить в результате систе­матической регистрации его взаимодействий с окружением и последую­щей оценки частоты и длительности таких его действий, как крик, толкание, нанесение ударов, дерганье за волосы, угрозы, уединение, попрошайничество и т. д. Такое наблюдение позволяет не только соста­вить баланс всего поведения человека, но и выявить его возможные изменения после какого-либо психологического воздействия.

Описанный метод, однако, позволяет провести лишь поверхностную оценку личности и не в состоянии выявить ни ее глубинные побу­дительные силы, ни психическую динамику в зависимости от различных внешних ситуаций.

Личностные опросники

Их насчитывается более 300. Это тесты, выполняемые с помощью бумаги и карандаша, они предназначаются для выявления различных сторон личности данного человека с помощью набора утверждений, с которыми можно «соглашаться» или «не соглашаться». Анализ от­ветов позволяет получить профиль личности испытуемою и сравнить полученные данные с результатами для контрольной группы - так же как и при оценках IQ (см. документ 9.3). Из таких опросников наиболее известен опросник MMPI, разработанный в Университете шт. Минне­сота.

MMPI. Этот опросник содержит 550 пунктов, охватывающих раз­личные сферы проявления личности, начиная с семейной жизни, про­фессиональной активности и сексуальных привычек и кончая социальной и религиозной деятельностью. Тест предусматривает оценку человека по 10 определенным измерениям личности в соответствии с патологи­ческими категориями, описанными в психиатрии (см. гл. 12). Для каж­дого из этих измерений подбиралась контрольная группа из лиц с яв­ными психическими сдвигами в соответствующем направлении. Таким образом, склонность человека, например, к депрессии или паранойе оценивали путем сопоставления его реакций с реакциями лиц, которым

Развитие «Я»


57



| 7 Л Ф К |Ип Д ИсППМЖПаПсШ Ма ИЭ

Рис. 10.25. Профиль личности, опреде­ленный с помощью MMPI. Первые четыре шкалы позволяют проверить

искренность и обоснованность ответов испытуемого (? - вопросы, оставшиеся без ответа; Л-склонность ко лжи;

Ф маловразумительные ответы; К уклончивые ответы). Клинические шка­лы соответствуют различным катего­риям психических нарушений (Ип ипохондрия; Д-депрессия; Ис-исте­рия; ПП—склонность к психопатии;

МЖ - коэффициент «мужественность-женственность»; Па- паранойя; Пс психастения (тревожность); Ш - шизо­френия; Ма-мания, ИЭ «интровер-сия экстраверсия». Нормальным счи­тается профиль, показатели которого не выше 70 и не ниже 30.

в психиагрической клинике был поставлен уверенный диагноз депрессии или паранойи. В результате у каждого человека, проходящего тест. после подсчета числа пунктов, по которым его ответы совпадают с ответами контрольных испытуемых, можно выявить особенности, отличающиеся от нормы.

Хотя первоначально MMPI был задуман для оценки уровня адап­тации тестируемых, в настоящее время он широко используется для оценки личности людей в самых разных сферах деятельности: в системе образования, при найме на работу, в армии и т. п. В связи с этим, как и в случае гестов для оценки умственных способностей, возникает вопрос: какова надежность теста, стандартизированного в одном-един-ственном i ороде США в результате обследования представителей белой расы с явными отклонениями по критериям «официальной» психиатрии, при оценке личности тех, кто относится к другим этническим группам и социальным классам? Правомерно ли, скажем, утверждать, что оценка людей с помощью этого теста при найме на работу дает равные шансы всем независимо от принадлежности человека к той или иной культуре?

Другие опросники. В кратком обзоре невозможно рассмотреть все существующие в настоящее время опросники или шкалы для оценки личности. Поэтому мы ограничимся здесь лишь перечислением не­которых из них в связи с лежащими в их основе теориями личности, речь о которых шла в этой книге.

Опросник 16 PF предназначен для выявления 16 факторов, иденти­фицированных Кэттеллом для определения психического профиля че­ловека по поверхностным личностным свойствам. Так, свойство «откры­тость/замкнутость» (А) можно оценить с помощью, например, такого пункта опросника: «Я хотел бы быть а) инженером, б) профессором социологии, в) ни тем ни другим.

Точно так же свойство «доверчивость/подозрительность» можно оценить по согласию или несогласию с такими словами: «Если я вполне уверен, что кто-то несправедлив и ведет себя эгоистически, я обязательно

58 Глава 10

выскажу ему свое мнение, как бы это ни было мне неприятно», и т. п.

Опросник MPI (Mandsley Personality Inventory) предусматривает оценку измерений, выделенных Эйзенком и позволяющих определять положение человека на осях «интроверсия/экстраверсия» и «стабиль­ность/нестабильность».

Шкала LOC (Locus of Personal Control Scale), разработанная Рот-тером, предназначена для оценки контроля человеком собственных поступков. Тестируемому предлагают вопрос типа: «Как вы думаете, может ли человек достичь поставленной цели, проявляя упорство, или же это чаще всего зависит от случая?» Или: «Как вы думаете, обуслов­лены ли несчастья людей по большей част злым роком, или же это следствие совершаемых ими ошибок?»

Критике подвергался не только опросник MMPI, много возражений было выдвинуто и против личностных опросников вообще. Так, под­черкивалось, что нет еще доказательств ни надежности, ни точности какого-либо из этих тестов. Учитывая то, что многие их пункты имеют очень общий характер, можно даже спросить, не влияет ли на эти тесты эффект Барнума (см. документ 3.6). Кроме того, такие преходящие факторы, как усталость или беспокойство, могут влиять на них в еще большей степени, чем на тесты для оценки умственных способностей, так как последние являются составной частью первых.

Хуже всего, однако, то, что сведения, которые человек сообщает в ответ на предлагаемые вопросы, зачастую носят очень личный харак­тер, так как касаются его политических или религиозных взглядов и интимной (семейной и половой) жизни. Из этого очевидно, что как широкое применение этих опросников, так и возможное использование получаемых данных в целях, подчас далеких от истинной помощи субъекту, сопряжено с определенными этическими проблемами.

Проективные методы

Когда нам предъявляют неоднозначный стимул, мы склонны ин­терпретировать его в соответствии с собственными чувствами, потреб­ностями или интересами (см. гл. 5), которые, таким образом, проеци­руем на этот стимул. На этом принципе и основаны так называемые проективные тесты. Они предъявляются в виде серии изображенных на листках бумаги фигур или рисунков с неясными очертаниями, которые должен описать испытуемый. Задача психолога состоит в интерпретации ответов испытуемого с целью выяснения динамики его личности, ко­торая, таким образом, проявляется без ведома самого испытуемого. Из всех подобных методов оценки личности наиболее известны и чаще всего используются тест чернильных пятен Роршаха и тест тематической апперцепции (ТТА).

Тест Роршаха. Этот тест был разработан в 1911 году швейцарским психиатром Германом Роршахом (1884-1922). Он состоит из 10 листков бумаги с чернильными пятнами, симметричность которых достигается в результате сгибания листа. Половина из них выдержана в черных.

Развитие «Я» 59


Рис. 10.26. Подобного рода пятна исполь­зуются в тесте Роршаха. Испытуемый волен сообщать все, что он видит в этой фигуре.

белых и серых тонах, к пятнам на двух других листках добавляется красный цвет, а пятна на трех остальных помимо черного, белого и серого окрашены еще и в пастельные тона. Как полагал Роршах, «шок» при виде цветного пятна отражает эмоциональную жизнь испытуемого, а также дает представление о степени его самоконтроля. Что касается формы пятен и их образного описания испытуемым, то их интерпре­тация и оценка зависят от их расположения на листе бумаги, специ­фических особенностей и «оригинальности». Учитывают и то обстоя­тельство, описывает ли испытуемый все пятно или лишь отдельные его детали, что позволяет говорить о его способности или неспособности к синтезу и к абстрактному и теоретическому восприятию действи­тельности.

Хотя Роршах и разработал систему оценок, позволяющую система­тизировать интерпретации психологов, сами эти интерпретации осно­вываются главным образом на совокупности получаемых сведений и их взаимной организации. Поэтому они в значительной мере зависят от интуиции и клинического опыта исследователя.

ТТА. Этот тест разработал в конце 30-х годов Маррей (Murray). Он состоит из 30 рисунков, каждый из которых изображает неоднозначную сценку с людьми. Испытуемому предлагают рассказать, основывайб^ь на этой сценке, первую пришедшую ему в голову историю.

Таким образом, и здесь в последующей интерпретации рассказа предполагается, что испытуемый проецирует на одного или нескольких персонажей свои собственные потребности, тревоги или ожидания, доставляя тем самым информацию об окружающем его мире и кон­фликтах, которые он в нем переживает.

Выявив темы, которые чаще всего встречаются в описаниях испы­туемым разных картинок, исследователь должен суметь уловить глу­бинные аспекты личности данного человека, касающиеся, в частности, его озабоченности, идентификаций, сознательных и подсознательных

60 Глава 10


Рис. 10.27 Одна из картинок, используе­мых в ТТА Испытуемого просят расска­зать какую-нибудь историю на основании тех впечатлений, которые вызывает у него рисунок.

желаний, а также ориентации, которые он хотел бы придать своей жизни.

Оценка проективных тестов. Говорить о надежности и точности проективных методов приходится еще меньше, чем о надежности и точ­ности личностных опросников. Интерпретация материала, сообщаемого испытуемым, столь же сильно зависит от культуры исследователя и его социокультурной среды, как и от его личности и опыта. Вероятно, интерпретаций одного и того же рассказа испытуемого может быть столько же, сколько исследователей его будет истолковывать; иногда, впрочем, появляется возможность сравнить интерпретации разных пси­хологов.

Цель этих иследований, однако, состоит не столько в получении точного и надежного портрета личности испытуемого, сколько в оценке динамики, лежащей в основе его поведения. Проективные тесты, таким образом, служат инструментом, позволяющим получить полезную ин­формацию о тех движущих силах поступков, о существовании которых человек сам не подозревает.

Документ 10.5. Кто такие были Эдип и Электра?

Эдип

Эдип-персонаж греческой мифологии. Он был сыном Лая, царя города Фивы, и его супруги Иокасты. Когда Эдип появился на свет, оракул потребовал от царя уничтожить ребенка, ибо судьбой ему было предначертано убить Лая и взять в супруш собственную мать.

Тогда новорожденного со связанными ногами оставили на горе на растерзание диким зверям. Ребенка, однако, подобрали пастухи, на­звавшие его Эдипом (это и значит «тот, у кого связаны ноги»).

Развитие «Я» 61

и передали царю города Коринфа, у которого он и рос, не подозревая о своем происхождении. Но вот Эдип узнает о висящем над ним ужасном пророчестве, и, думая, что царь Коринфа и есть его настоящий отец, он убегает, пытаясь спастись от судьбы.

По дороге он ссорится с одним стариком и убивает его: он не знает, что старик этот и есть его родной отец. Лай. Подходя к Фивам, он сталкивается со Сфинксом, который терроризирует всю страну тем. что загадывает загадки и под угрозой смерти требует их разгадать. Эдип должен разгадать такую загадку: «Какое животное утром передвигается на четырех ногах, днем-на двух, а вечером-на трех?» Отвегив, что речь идет о человеке и трех главных этапах его жизни, Эдип освобождает город от напасти. Жители Фив с триумфом вносят его на руках в город, избирают своим царем, и он женится на царице Иокасте. У них родятся два сына и две дочери, и они совершенно счастливы, пока оракул как-то не открывает Эдипу совершенный им двойной грех отцеубийство и кровосмешение. Обезумевшая от горя Иокаста вешается, а Эдип вы­калывает себе глаза. Его изгоняют из Фив, и он со своей дочерью Антигоной скитается по стране, пока не умирает недалеко от Афин.

Согласно Фрейду, эта трагедия должна иллюстрировать то, что в психологическом плане движет развитием мальчика во второй период его детства.

Электра

Отцом Электры был Агамемнон - легендарный царь Микен и Аргоса, в Троянской войне вставший во главе греков. Клитемнестра, его супруга, за время долгого отсутствия мужа завела себе любовника Эгиста, с которым сговорилась погубить Агамемнона по его возвращении из похода и занять трон.

У Агамемнона и Клитемнестры был сын Орест и две дочери, Ифигения (которую Агамемнон принес в жертву бошне Артемиде) и Электра. Узнав о преступных замыслах своей матери, Электра ничего не смогла сделать, чтобы воспрепятствовать драме. Тогда она решила от омстить за смерть отца, убедив брата убить свою мать Клитемнестру и ее сообщника Эгиста.

Подобная склонность к образу отца, доходящая до символического уничтожения матери, по мнению психоаналитиков, должна драмати­чески переживаться большинсгвом маленьких девочек.

Резюме

1. Жизненный цикл человека можно произвольным образом разде­лить на четыре больших периода: пренатальный период, детство, отро­чество и зрелость; каждый из этих периодов состоит из нескольких стадий.

2. Жизнь человека ограничена понижающейся способностью клеток Размножаться путем деления. В западных странах средняя продолжи-

62 Глава 10

тельность жизни женщин в настоящее время составляет 80 лет, мужчин 72 года.

3. В детстве развитие организма происходит в направлении двух осей:

цефалокаудальной (от головы к ногам) и проксимодистальной (от центра к периферии). В период полового созревания направление этих осей изменяется на противоположное.

4. Развитие нервной системы начинается на 4-й неделе внутриутроб­ной жизни. К моменту рождения мозг ребенка весит в 5 раз меньше мозга взрослого человека, а полной функциональной зрелости он до­стигает к концу отрочества.

5. Физическое развитие человека начинается с первых мгновений жизни и достигает расцвета между 20 и 30 годами. Половые признаки формируются в период полового созревания, так же как и репродук­тивная функция. Сенсорные функции достигают максимального разви­тия к 20 годам, а моторные-к 25-30 годам. Их заметное ослабление отмечается лишь после 60 лет.

6. Первые признаки половой активности отмечаются уже у плода и сохраняются до конца жизни. Сексуальные интересы нарастают на протяжении детства и в отрочестве проявляются в виде резко усиливаю­щихся мастурбации, эротических ласк и половых связей, в которые очень многие девушки и юноши вступают в возрасте между 18 и 24 годами. Похоже, что взрослым людям супружеские половые отношения стали приносить в настоящее время больше удовлетворения, чем прежде, что можно объяснить усилением заинтересованности в них партнеров, раз­нообразием поз во время полового акта и возросшей практикой мас­турбации, обеспечивающей тому или иному партнеру дополнительную сексуальную активность. Хотя половые способности сохраняются вплоть до преклонного возраста, после 70 лет сексуально активными остаются лишь немногие.

7. Согласно Пиаже, когнитивное развитие ребенка и подростка проходит три нерезко разграниченные стадии, следующие друг за другом в неизменном порядке. Речь идет о сенсомоторной стадии, включающей шесть подстадий, стадии конкретных операций с тремя уровнями и стадии формальных операций. Баллон говорит о существо­вании семи стадий, представляющих собой прерывистую последова­тельность реорганизаций и прогрессивных сдвигов. О том, как изме­няется мышление в зрелом возрасте, известно очень немногое. Похоже. однако, что интеллектуальная продуктивность остается стабильной вплоть до преклонного возраста.

8. В процессе нравственного развития человек проходит несколько стадий. По мнению Пиаже, в детстве совершается переход от гете­рономной нравственности к автономной. Работы Кольберга, однако, указывают на то, что нравственные суждения изменяются в зависимости от возраста и внешних обстоятельств. В свою очередь Гиллиган делает попытку выявить различия в нравственном развитии мужчин и женщин.

9. Развитие личности пытались объяснить с помощью многочислен­ных теорий. Среди описательных подходов выделяются типологии,

Ртичтие «Я» 63

объясняющие свойства личности биологическими особенностями, и тео­рии личностных черт, связывающие их главным образом с функцио­нальными свойствами нервной системы. По мнению бихевиористов, личность скорее является результатом взаимодействий человека с окру­жением, приводящих к вознаграждению или наказанию. Когнитивный подход стремится показать, что формирование личности определяется тем какую роль при восприятии внешних событий человек отводит своему контролю над ними. Психодинамический подход акцентирует роль бессознательных сил, находящихся в постоянном конфликте с внешней реальностью. Гуманистические теории подчеркивают то, что в основе человеческой природы лежит склонность к самореализации или стремление к самовыражению на протяжении всей жизни через со­вершаемые человеком выборы.

10. Связи человека с окружением, обусловливающие его социальное развитие, устанавливаются с первых мгновений жизни. С развитием ребенка они непрерывно усиливаются и начинают играть особенно важную роль при освоении им незнакомых мест и образовании новых социальных связей. Социальные связи в детстве и отрочестве имеют важное значение для развития идентификаций и установок. Место, которое занимает в жизни человека дружба, зависит от возраста.

11. Теория психосоциального развития рассматривает это развитие как последовательность восьми кризисов, которые должен преодолеть человек, чтобы к концу жизни достичь цельности своей личности и спокойно встретить смерть.

12. Приближаясь к смерти, умирающий проходит ряд стадий и по­степенно приходит к принятию мысли о смерти. Смерть представляет собой поэтапный процесс, в котором выделяют четыре ступени-от социальной смерти до физиологической.

Материал для самопроверки

Заполнить пробелы

1. В пренатальном периоде развития выделяют три стадии: ..... стадию, ..... стадию и стадию ......

2. Юности свойственно чувство психологической ...... хотя никаких .....

обязательств человек еще не взял на себя.

3. В настоящее время средняя продолжительность жизни женщин составляет ..... лет, а мужчин-. .... года.

4. В ранние периоды развития ..... части тела развиваются быстрее ......

5. Развитие мозга, который у новорожденного весит в ..... раз меньше, чем у взрослого человека, заканчивается к ..... годам.

6. Физическое развитие человека достигает вершины в возрасте между ..... и ..... годами; вплоть до ..... лет физические способности снижаются лишь незначительно, а их заметное ослабление начинается в ..... лет.

7. Менопауза у женщин приводит к прекращению ..... функции, но не ..... активности.

8 На протяжении третьего детства 1етеросексуальные игры отмечаются срав­ни гсльно , а масгурбация и гомосексуатьные игры-довольно

9 По-видимому, брачные половые отношения в настоящее время доставляют больше , чем прежде, что связано в особенности с увеличением продолжительности и самого и с большим разнообразием и

10 На стадии конкретных операций у ребенка прежде всего происходит развитие

мышления, позволяющего ему представлять объекты с помощью мысленных образов, затем, с формированием представления о ве­щества, , и объема, а также представления об измерении с помощью развиваются и способности предметы и их в порядке

11 Формальное мышление есть мышление, использующее и де дукции и позволяющее совершать операции без опоры на конкретные

12 По Ва шону, стадия жизни ребенка между 3 и 6 годами характеризуется развитием и «Я»

13 Похоже, что умственные способности человека не обнаруживают сколько-нибудь значительного снижения до лет, после этого возраста они могут даже

14 Кольберг называет уровнем такой уровень нравственного развития, на котором люди приспосабливаются к правилам и принципам, выработанным другими

15 По Гиллиган, на третьем уровне нравственного развития женщина достигает , которое открывает путь к

16 Среди попыток описать личность выделяются , связывающие по­ведение человека с его физическими , и теории , свя­зывающие эти особенности с типом деятельности

17 По мнению бихевиористов, личность представляет собой результат

между , и индивидуума, с одной стороны, и ок­ружающей средой с другой

18 По мнению , личность человека в значительной мере определяет его

той или иной ситуации, а также то, откуда исходит за его поступками

19 Как утверждает теория Фрейда, развитие происходит в соответствии со способом удовлетворения через зоны, специфические для каж­дого возраста

20 Если либидо на данной стадии не удовлетворяется или удовлетворяется

, не исключено, что у человека произойдет на этой стадии, приводящая к развитию определенных

21 По Адлеру, чувство , развивающееся у ребенка в результате осознания собственных недостатков, может привести к выработке , по­зволяющего успешно противостоять жизненным невзгодам

22 Согласно гуманистическим теориям, природу человека можно постичь только благодаря опыту, через который она выражается «в данном и в данное »

23 По Роджерсу, расцвет личности человека будет тем полнее, чем больше будет соответствие между его «Я» и его чувствами, мыслями и поведением, а это даст человеку возможность приблизиться к «Я», что составляет суть

24 Согласно Бюлер и теории , зачастую лишь один раз в жизни, в самом ее конце, человек способен осознать глубинную своих и оценить, насколько они

Развитие «Я» 65

75 Процесс социализации, лежащий в основе между индивидуумами и приобретения социальных , начинается в первые же мгновения жизни до , ив особенности ребенка

76 По Эриксону, в своем развитии человек проходит через

кризисов, или , разрешение которых определяет возможность

последующего личности 27 Приближение к смерти приводит умирающего, миновавшего период кризиса,

к фазе и подготовительной , позволяющей ему подготовиться

и встретить смерть как последний этап своей жизни

Верно или неверно?

1 Вполне вероятно, что благодаря прогрессу науки человек сможет жить дольше 120 лет

2 Развитие человека в детстве идет в цефалокаудальном и проксимодистальном направлениях

3 В период полового созревания развитие чаще всего происходит гармонично и каждая часть тела за несколько месяцев приобретает вид, характерный для взрослого человека

4 В старости у очень многих людей нарушаются слух и зрение

5 У детей до 1 года наблюдали оргазм, наступающий в результате мастур­бации

6 Большинство юношей и девушек всгупают в добрачные половые отношения в возрасте от 18 до 24 лет

7 У большинства людей половая активность прекращается раньше 70 лет, хотя никаких физиологических причин тому нет

8 Уровню конкретных операций свойственна ограниченность мышления и его эгоцентрический характер

9 Ребенок получает представление о сохранении вещества, когда он начинает понимать, что все признаки предмета взаимосвязаны

10 Разница между концепциями Пиаже и Валлона заключается главным образом в том, что если первая акцентирует внимание преимущественно на развитии поведения, составной частью которого является познание, то вторая пытается выяснить, каким образом у ребенка совершается переход к мышлению взрослого человека

11 Большинство взрослых людей достигает постконвенционального уровня нравственного развития

12 Мораль непротивления является нормальным завершением нравственного развития как мужчин, так и женщин

13 Типологические классификации пытаются описать личность, связывая фи­зические особенности человека с присущими ему личностными чертами

14 Общее между когнитивным и бихевиористским подходами состоит в том, что они больше акцентируют внимание на когнитивной интерпретации ситуации или события, чем на последствиях поведения

15 Некоторые черты личности результат фиксации человека на стадии либидо, не получившей полного развития

16 Чувство неполноценности чаще всего делает человека неспособным преодо­левать жизненные трудности

17 Процесс индивидуации предполагает признание и интеграцию человеком различных аспектов своей психики, особенно таких, которые отвергались или итерировались им на предшествующих стадиях развития

'о Тот факт, что другие люди относятся к нашим поступкам условно положительно, позволяет нам в полной мере проявлять свои настоящие чувства и мысли.

19. Согласно Бюлер, в основе человеческой природы лежит намерение, которое и определяет цели и ожидания каждого человека.

20. «Расцвет» личности, согласно Эриксону, зависит от того, как человек справ­ляется с каждым из восьми психосоциальных кризисов, через которые он проходит в своей жизни.

Выбрать правильный ответ

1. О каком из перечисленных ниже периодов жизни известно в плане пси­хического развития меньше всего?

а) Пренатальный период;

б) детство;

в) отрочество.

г) Ни один из ответов не верен.

2. По причинам чисто биологического характера продолжительность чело­веческой жизни не может превышать

а) 90 лет:

б) 100 лет;

в) 110 лет;

г) 120 лет.

3. Направление развития человека в детстве, когда центральные части тела растут раньше конечностей, называется

а) цефалокаудальным;

б) дистопроксимальным:

в) каудоцефалическим:

г) проксимодистальным.

4. Формирование популяции нейронов, образующей нервную систему, завер­шается

а) к 8-й неделе внутриутробной жизни;

б) к моменту рождения;

в) к 6-летнему возрасту;

г) к концу отрочества.

5. Функциональные показатели развития человека максимальны в возрасте

а) от 15 до 25 лет;

б) от 20 до 30 лет;

в) от 25 до 35 лет;

г) от 30 до 40 лет.

6. Более 80% девушек и юношей вступают в добрачные половые отношения в возрасте:

а) 15-18 лет;

б) 18-24 лет;

в) 21-25 лет;

г) 22-27 лет.

7. В физиологическом плане сексуальные способности у мужчин и женщин угасают

а) к 50 годам;

б) к 60 годам;

в) к 70 годам.

г) Ни один из ответов не верен.

8. Какая из перечисленных ниже характеристик действия не приложима к поня­тию «операция» в том смысле, какой вкладывает в него Пиаже?

Развитие «Я» 67

а) Интериоризация;

б) обратимость;

в) координация в структуру ансамбля.

г) Ни один из ответов не верен.

9. Согласно Валлону, этапы психической эволюции ребенка представляют собой

а) серию реорганизаций, наложений и прогрессов;

б) непрерывную последовательность стадий;

в) периоды жизни, относительно независимые от аффективной сферы и речи.

г) Все ответы верны.

10. Согласно Кольбергу, личность, сообразующая свои поступки с одобрением другими людьми, находится на

а) преднравственном уровне развития;

б) конвенциональном уровне развития;

в) постконвенциональном уровне развития;

г) уровне самоуважения.

11. По Гиллиган, роль «хорошей матери», которую традиционно выбирают женщины, соответствует

а) уровню самопожертвования;

б) более высокому уровню нравственного развития;

в) переходу к морали непротивления.

г) Все ответы верны.

12. По типологии Шелдона, человек эктоморфного типа бывает

а) крупным, застенчивым, предпочитает умственную работу;

б) сильным, мускулистым, динамичным и склонным к доминированию;

в) толстым, круглым, веселым и общительным;

г) маленьким, хрупким и чаще всего экстравертированным.

13. Теории личностных черт пытаются описывать личность человека на основа­нии

а) его физической конституции;

б) тех моделей, которым он подражает;

в) факторов, контролирующих его поступки.

г) Ни один из ответов не верен.

14. Бихевиористский подход рассматривает личность человека как результат

а) постижения им последствий своего поведения;

б) когнитивной интерпретации различных ситуаций:

в) конфликтов между подсознательными силами и реальностью;

г) взаимодействий между людьми.

15. По Роттеру, люди, объясняющие свои действия внутренними причинами, склонны:

а) иметь преувеличенное мнение о собственных способностях;

б) анализировать стоящие перед ними задачи;

в) признавать себя малокомпетентными;

г) объяснять свои неудачи недостатком способностей. °- Эдипов комплекс, который имел в виду Фрейд, развивается

а) на оральной стадии;

б) на анальной стадии;

в) на фаллической стадии;

г) на генитальной стадии.

• Согласно теории Фрейда, такие черты личности, как чрезмерная чистоплот­ность, скупость или упрямство, формируются в результате фиксации человека

а) на оральной стадии;

б) на анальной стадии;

в) на фаллической стадии;

68 Глава 10

г) на генитальной стадии.

18. По Адлеру, большинство таких особенностей, как склонность опаздывать на свидания или потребность любой ценой вызвать восхищение, бывают след­ствием

а) чувства неполноценности;

б) комплекса неполноценности;

в) комплекса превосходства;

г) неадекватно разрешившегося здипова комплекса.

19. Архетипы, по Юнгу, представляют собой первообразы, присутствующие в каждом человеке и принадлежащие

а) к индивидуальному бессознательному:

б) к коллективному бессознательному;

в) к идеальному «Я».

г) Ни один из ответов не верен.

20. Согласно Роджерсу, при безусловно положительном отношении других лю­дей к человеку конгруэнтность между его реальным «Я» и его истинными чувствами и мыслями

а) уменьшается;

б) увеличивается;

в) уравновешивается;

г) моделируется.

21. Согласно гуманистическим теориям, самореализация тесно связана

а) с самоуважением;

б) с переоценкой собственного «Я»;

в) с комплексом превосходства;

г) со способностью любить.

22. Согласно Бюлер, интенция, лежащая в основе человеческой природы и на­правляющая выбор целей, чаще всего воспринимается субъектом как таковая в конце

а) отрочества;

б) третьего десятилетия;

в) жизни.

г) Ни один из ответов не верен.

23. Восприятие других людей как «социальных объектов» возможно лишь после того, как у ребенка сформируется

а) представление о своей собственной перманентности;

б) о перманентности объекта;

в) о перманентности матери или человека, выполняющего ее функции;

г) страх перед незнакомыми людьми.

24. По Эриксону, второй психосоциальный кризис, соответствующий первым процессам научения у ребенка, может разрешиться развитием независимости или, напротив, развитием

а) недоверчивости;

б) чувства вины;

в) чувства неполноценности.

г) Ни один из ответов не верен.

25. Периоду депрессии из-за предстоящей смерти предшествует период кризиса, включающий стадию

а) отрицания;

б) гнева;

в) «торга».

г) Все ответы верны.

Развитие «Я» 69

Ответы

Зполнить пробелы

1 -предзародышевую, зародышевую, плода; 2 - независимости, социальных;

3-80 72; 4-верхние, нижних; 5-пять, шести; 6-10, 30, 40, 60; 7-репродуктивной, половой; 8-редко, обычны; 9 - удовлетворения, предварительных игр, полового акта, способов, поз; 10-символического, сохранении, размеров, массы, эталона, сравнивать, располагать; 11 - абстрактное, гипотезы, объекты; 12-независимости, обогащением; 13-60, увеличиваться; 14-конвенциональным; 15-самоуважения, самостоятельности; 16-типологии, личностных черт, нервной; 17 - взаимодеист-вия способностями, прошлым опытом, ожиданиями; 18-когнитивистов, оценку, контроль; 19 - психосексуальное, либидо, эрогенные; 20 - неполностью, фиксация, черт личности; 21-неполноценности, комплекса превосходства; 22-аффектив­ному, месте, время; 23-реальным, идеальному, конгруэнтности; 24-интенцио-нальности, суть, ожиданий, осуществились; 25 - привязанности, связей, взглядов, движений, улыбок; 26-восемь психосоциальных кризисов, благоприятное, неблагоприятных, расцвета; 27-депрессии, печали.

Верно или неверно?

1-Н; 2-В; 3-Н; 4-Н; 5-В; 6-В; 7-В; 8-В; 9-Н; 10-Н; 11-Н; 12-Н; 13-В;

14-Н; 15-В; 16-Н; 17-В; 18-Н; 19-В; 20-В.

Выбрать правильный ответ

1-а; 2-в; 3-г; 4-6; 5-6; 6-6; 7-г; 8-г; 9-г; 10-6; 11-а; 12-а; 13-г; 14-а;

15-6; 16-в; 17-6; 18-в; 19-6; 20-6; 21-а; 22 -в; 23-г; 24-г; 25-г.

Литература

Allport G. W., 1937. Personality: A psychological interpretation, New York. Adier A. (1968). "The course of human life as a psychological problem", Human

Development, n° 11, p. 184-200. BUhler С., Massarik F. (Ed.), 1968. The Course of Human Life: a Study of Goals in the

Humanistic Perspective, New York, Springer. Carpenter G., 1975. "Mother's face and the newborn", in: R. Lewin (Ed.), Child aliv,;,

London, Temple Smith. Caifeli R.B., 1956. La personnalite, Paris, P.U.F. ( laparede E., 1946. Psychologie de I'enfant et pedagogic experimentale, Neuchatel,

Delachaux et Niestle. Con-on W.L. (1975). "Masturbation frequencies of men and women", Medical Aspects of

Human Sexuality, n° 9, p. 31. °''"г R., Rahmy N., 1972. Lire Piaget, Bruxelles, Dessart. Ouyckaeris F., 1977. La formation du lien sexuel (9е ed.), Bruxelles, P. Mardaga ed. ^'iis A., 1977. "The basic clinical theory of rational-emotive therapy", in: A. Ellis et R.

Griager (Eds.), Handbook of rational-emotive therapy, New York, Springer. Erikson E.H., 1959. Enfance et societe, Neufchatel, Delachaux et Niestle. bysenck H.J. (1947). Les dimensions de la personnalite, Paris P.U.F., 1956. Ччдап С. (1977). "In a different voice: Women's conceptions of self and morality",

Harvard Educational Review, n° 47(4), p. 481-517. ""yflick L. (1973). "Le vieillissement des cellules humaines", Triangle, n° 12, p. 141-147.

70


Глава 10



Hunt M Sexual behavior in the 1970's, Chicago, Playboy Press, 1974, 1943

Juncf С, 1969 L'homme a la decouverle de son ame, Pans, Payot

Jung С, 1931 Essai de psychology analytique, Pans

Kohiberg L, 1963 "Moral development and identification", Child psychology Uni

versity of Chicago Press, p 277 332 Kretsihmer E, 1925 Physique and character, London, Keyan Paul Kubler-Ros4 E (1969) Les dermers instants de la vie, Geneve, Labor Fides, 1975 Lebobici S, 1983 Le nournsson, la mere et le psychanalyste Les interactions precoces

Pans, Le Centurion Mathieu M Intelligence sans langage development cognitif chez le chimpanze (a

paraitre) Miller W R Lief H 1, 1976 "Masturbatory attitudes knowledge and experience Data

from the sex knowledge and attitude test (SKAT)", Archives of Sexual Behavior,

n 5, p 447 467 Nye F I, 1876 "School-age parenthood Consequences for babies, mothers, fathers,

grandparents and others", Extension Bulletin 667, Washington State University Pattison E M, 1977 The experience of dying, Englewood Cliffs (NJ), Prentice

Hall/Spectrum Peck R, 1968 "Psychological development in the second half of life", in В L Neugarten

(Ed), Middle age and aging, Chicago, University of Chicago Press Piaget J (1932) Le jugement moral chez 1'enfant, Pans, P U F, 1957 Piaqet J, 1970 L'epistemologie genetique, Pans, P U F Riegel К F Riegel R M, 1972 "Developmental Psychology", n° 6(2), p 306 319 Rogers С Kmqel M, 1962 Psychotherapie et relations humaines, Louvain, Publi­cations universitdires Rotter J В (1966) "Generalized expectancies for internal versus external control of

reinforcement", Psychologic Monographs, n° 80 Sheldon W T, 1954 Alias of men A guide for somatotypmg the adult man of all ages,

New York, Harper and Row Sorensen R С, 1973 Adolescent sexuality in contemporary America, New York

World

Spitz R (1957) De la naissance a la parole, Pans, PUF, 1968 Vygotsk) LS, 1978 Mind in Society, Cambridge (Mass), Harvard University Press Wallon H, 1968 L'evolution psychologique de I'enfant, Pans, Armand Colm Wei'i D, 1983 "Reactions of college women to their first coitus", Medical Aspects of

Human Sexuality, n° 17 (2) Zazzo R Conduites et conscience (2 vol), Neuchatel Delachaux et Niestle, 1962, 1968

Глава 11 Человек и другие люди

Введение

С самых первых строк этой книги, в каждой ее главе звучит следующая мысль поведение человека не может или почти не может развиваться, проявляться и быть понятым в отрыве от других членов группы, к которой он принадлежит, от всего общества или даже вида в целом

По всей видимости, ничто во Вселенной не может существовать, так или иначе не принадлежа к какой-нибудь организованной системе Атом, образуемый связанными между собой частицами,-это всего лишь один из элементов, из которых построена молекула, а молекула в свою очередь, взаимодействуя с другими молекулами, участвует в органи­зации клетки Специфические клетки образуют ткани и органы, которые, координируя свою деятельность, позволяют живому организму занять свое место в растительной или животной системе, все время стремя­щейся достичь равновесия Сосуществование этих систем в свою очередь обеспечивает равновесие планеты в Солнечной системе, движущейся наряду с сотнями миллиардов других звезд в нашей Галактике, а сама эта Галактика - всего лишь один из элементов, из которых организована Вселенная (см документ 111)

Общества


Группы


Организмы

Органы

"Gill Согласно общей теории систем, жизнь организована в системы, со­стоящие из взаимосвязанных элементов Любая система от атома до общества всегда представляет собой нечто большее, нежели простая сумма составляющих ее подсистем

Глава 11

Человек представляет собой звено этого континуума, и выживание его возможно только в группе, принадлежащей к человеческому об­ществу, которое в свою очередь существует в системе сообществ других животных. Безусловно, человек отличается от животных более высоким уровнем сознания, позволяющим ему воспринимать себя во времени и пространстве; вместе с тем эта способность человека - хочет он того или нет-налагает на него ответственность за свое собственное будущее и за будущее вида, к которому он принадлежит и в рамках которого он эволюционировал, непрерывно взаимодействуя с другими видами.

Задача социальной психологии состоит в том, чтобы исследовать и объяснять, как устанавливаются и функционируют связи между ин­дивидуумами в группе и между группами в обществе.

Жизнь в обществе

У большинства животных существуют «жизненные правила» и сиг­нальные системы, которые позволяют им создавать оптимальные усло­вия для размножения и для воспитания потомства, сохраняя за собой индивидуальный участок территории.

Территория и индивидуальный участок

Внутри того жизненного пространства, которое особь разделяет с другими представителями вида и которое обеспечивает ей безопас­ность и пропитание, она, как правило, выделяет себе территорию с четко очерченными границами. Находящиеся в глубине этой территории укрытие, нора, гнездо или логово составляют индивидуальный участок, ожесточенно защищаемый животным от всякого вторжения (не исклю­чая порой и вторжения самца, если спаривание уже произошло) (рис. 11.2).

О том, какие территории или индивидуальные участки необходимы отдельным людям, известно немного. Размеры территории и степень ее защиты у разных людей неодинаковы и зависят от возраста, социаль­ного положения и т. д. Индивидуальный же участок представляет собой невидимое пространство, в котором нуждается каждый человек и внутри которого он с трудом переносит присутствие других людей1. Меж-

1 В комнату ребенка входят иначе, нежели в комнату подростка или в комнату родителей. В некоторых случаях границы территории обозначены очень четко (обнесенные оградой «частные владения», территории охотничьих и рыболовных клубов и т. п.). В других случаях границы более размыты; таковы, например, границы территорий городских «шаек» или участков в кафетерии, в котором группы студентов, как правило, занимают одни столики, а препода­ватели, обслуживающий персонал и представители администрации-другие. Ве­личина занимаемого человеком пространства зависит от его социального поло­жения; обычно кабинет генерального директора будет гораздо более внуши­тельным, чем кабинеты преподавателей, не говоря уже о комнатушках, выде­ленных для личных вещей студентов.

Человек и другие люди 73

Рис. 11.2. Жизненное пространство представляет собой нейтральную зону, ко­торую в отличие от расположенной в ее пределах «территории» животные не защищают активно. Территория в отличие от жизненного прост­ранства имеет четкие границы, которые маркируются животным с помощью пахучих веществ (секреты желез, моча, фекалии) или зрительных и слуховых сигналов. Помимо расположенного в центре главного убежища на территории имеются дополнительные убежища, а также места для кормежки, дефекации и т.п.

личностная дистанция устанавливается неписаными правилами и раз­лична в разных культурах. Например, жители Северной Европы нуж­даются в большем обособлении, чем представители африканских, араб­ских или южноамериканских сообществ.

Для западных сообществ Холл (Hall, 1966) идентифицировал четыре основные зоны, размеры которых зависят от степени близости отно­шений между людьми. Они соответствовали:

1) интимной дистанции, варьирующей от прямого физического кон­такта до 20 см от тела партнера;

2) личной дистанции в пределах от 45 см до 1,2 м, позволяющей -тодям находиться друг от друга на расстоянии вытянутой руки;

3) социальной дистанции, варьирующей от 1,2 до 3,5 м, при которой возможность физического соприкосновения заменяется голосовым кон-тактом;

4) «публичной» дистанции более 3,5 м, которая устанавливается на Яубличных собраниях, в суде, аудиториях и т. п.

74

Факторы окружающей среды

В многочисленных исследованиях делались попытки выяснить эф­фекты перенаселенности в крупных городах (рис 11.3). В большинсгве случаев было показано, что очень высокая плотность населения по­рождает у людей чувство одиночества и собственной безликости, вызы­вает уход в себя, апатию и очень часто склонность к враждебным действиям (см. документ 11.2). Похоже, однако, что в таких странах, как Япония, Китай или Индия, где существуют культурные традиции, регулирующие социальное поведение, подобные проблемы пережива­ются людьми реже.

Значительные нарушения психического равновесия у людей может вызвать и шум. Дети, у которых дома было шумно, обнаруживали в школе более низкую успеваемость (см. документ 11.3). Кроме того, отмечается, что люди, подвергающиеся воздействию значительного шума, менее склонны оказывать помощь другим и быстрее приходят в ярость (Page, 1977; Donnerstein, Wilson, 1976).

Загрязнение среды, вызываемое автомобилями, промышленностью или курением, тоже сильно сказывается на восприятии и способности человека к обучению, усиливая его психическое напряжение и раз­дражительность (Zilman et al., 1981).

Социальное положение и роль в группе

В сообществах большинства животных существует иерархия, позво­ляющая каждому члену группы знать свой социальный ранг.

У кур ранг особи определяется числом сородичей, которых она может клевать. Если доминантная курица может клевать всех остальных кур, то особь, находящаяся в самом низу этого иерархического ряда 1, которой клевать некого, напротив, получает клевки от всех остальных птиц, имеет право есть лишь в самую последнюю очередь и испытывает

' Англоязычные авторы назвали эту социальную организацию «порядком клевания» (pecking order)

75

Человек и другие люди

Рис 11 4 Сексуальные роли слишком рано начи­нают внушаться мальчикам и девочкам лишь на основании тех физических признаков, которые ро­дители обнаруживают у них при рождении Иден­тификация ребенка с родителем одного с ним пола еще больше усиливает эту тенденцию

значительные трудности в спаривании (Schjelderup-Ebbe, 1913).

Представители низших млекопитающих узнают социальный ранг благодаря зрительным сигналам. Например, корова, сменившая стадо, похоже, сразу же определяет, выше или ниже она рангом, чем ее соседка (Beilharz, Mylzea, 1963). У большинства млекопитающих доминирует самое старое или самое сильное животное или же особь, имеющая наиболее многочисленное потомство. Так обстоит дело, например, в сообществах многих обезьян. Похоже, однако, что у горилл и шим­панзе такой тип социальных отношений далеко не является общим правилом. Как показала Джейн Гудолл, у шимпанзе борьба за до­минирование ведется больше между группами, чем между отдельными особями.

Люди, как правило, входят в состав разных социальных групп. Человек, скажем, одновременно может заниматься определенной ра­ботой, состоять членом спортивного клуба, выполнять общественные функции, участвовать в политической жизни и еще выполнять при этом обязанности матери или отца семейства. В каждой из групп, куда входит человек, он занимает определенное социа чьное положение, соответствую­щее той роли, которой, по расчетам других членов группы, он будет придерживаться и которая позволяет им ожидать от него определенного поведения. Такие ожидания будут различными в зависимости от того, идет ли речь о враче, студентке, футболисте, руководительнице пред­приятия или правительственном чиновнике.

Человек редко берет на себя ту или иную роль добровольно. Обычно она возлагается на него в результате стечения обстоятельств, в связи с социальными потребностями или характером образования. В тонком процессе социализации ребенок приобретает качества, нужные для ро-^и, предполагающих власть или, наоборот, требующих подчинения. сказанное в равной, а может быть, и в еще большей степени относится ^половым ролям, которые девочкам и мальчикам лишь на основании их Физических различий приписываются при рождении. По сути дела,

76

Ггава 11



только на эти различия и опирается впоследствии выбор интересов, личных и профессиональных целей и социальных ролей для каждого ребенка (рис. 11.4).

Власть и подчинение

Френч и Рейвен (French, Raven, 1959) выделили пять типов социаль­ной власти, которые с самого раннего возраста испытывает на себе каждый ребенок. Власть вознаграждения заключается в возможности вознаграждать за всякое поведение, соответствующее ожидаемому; этой властью пользуются родители и преподаватели, а позднее и начальство там, где человек работает. Власть принуждения основывается на прак­тике угроз и телесных наказаний-от порки до тюрьмы и пыток; однако. чтобы удержать человека в подчинении этой форме власти, необходим постоянный контроль даже за самыми незначительными его действиями Вшсть эксперта основывается на знаниях в какой-либо области или на обладании информацией, необходимой для успешного ведения какого-либо дела, такой властью располагают ученые, профессионалы, а также политики. Власть авторитета покоится на уважении или преклонении перед человеком, знаменитостью или важным общественным деятелем поступки которого служат образцом для других людей (рис 115). Что касается власти закона, то она имеется в распоряжении каждого чело­века, представляющего установленный социальный порядок, и ее чаще-всего поддерживают, используя другие формы власти (см. документ 11 4).

Во многих исследованиях делались безуспешные попытки выявить

Рис. 115. Во многих странах требова­ния меньшинств часто жестоко подав­ляются во имя «поддержания поряд­ка»


77


Человек и другие люди

качества личности, свойственные лидеру. По-видимому, установление между человеком и группой людей тех или иных отношений власти зависит от внешних обстоятельств, а иногда и просто от случая. Очень часто такие отношения связаны со способностью человека, имеющего доступ к определенным ресурсам или обладающего определенными качествами, обратить на себя внимание в тот момент, когда группе потребуется руководство ее деятельностью (см. документ 11.5).

Конформизм

Власть удерживать легче, если сама группа оказывает на своих членов постоянное давление, направленное на то, чтобы их действия, мысли и ценности совпадали с поступками, мыслями и ценностями других (см. документ 11.6) В условиях изменчивой и неоднозначной социальной действительности самое простое решение этой проблемы состоит для человека в том, чтобы придерживаться коллективных истин, позволяющих всякому понять тот мир, в котором он живет. В том, кто отклоняется от нормы, начинают видеть источник социальной угрозы, и поэтому большинство будет оказывать на него давление, чтобы он

ис 1] б Когда давление группы сказывается на всем народе в целом, кон­формизм достигает столь высокой степени, что люди начинают терять соб-

венное лицо и придерживаться поведения «толпы», соответственно меняя свой Раз мыслей и действий Именно это происходило с немецким народом при "«'иистском режиме

78 Глава 11

вернулся на путь истинный и вновь стал «как ^ все». Эю давление конформности может проявляться в виде насмешек, социального осуж­дения или даже прямого отторжения «отклоняющегося» лица. Давление это сказывается на человеке особенно сильно, если тот нуждается в одобрении и поддержке или испытывает тревогу и недостаточно верит в себя (рис. 11.6). С другой стороны, как показал Кратчфилд (Crutchfield, 1955), нонконформист способен успешнее сопротивляться давлению группы, если обладает достаточным умом и творческими способностя­ми, проявляет терпимость и чувство долга и, кроме того, верит в себя и устойчив к стрессу. Чаще всего именно благодаря таким людям осуществляются нововведения и действуют силы общественного пре­образования.

Влияние меньшинства

Московичи (Moscovici, 1979) решил выяснить, как на самом деле происходят социальные перемены в группе или обществе, в которых конформизм является «насущной потребностью социальной системы». В исследованиях Московичи и работах его сотрудников было показано, что активное меньшинство может влиять на большинство даже без ведома этого последнего с того самого момента, как только мень­шинство приходит к согласию о необходимости перемен. Однако, чтобы оказать такое влияние, меньшинство должно категорично заявить о принятом решении, продемонстрировать отказ изменить свою точку зрения и проявить волю к действию, но так, чтобы его поведение не могло быть истолковано как проявление упрямства или негибкости.

Таким образом, можно думать, что в еще большей степени, нежели компетенция меньшинства, точку зрения большинства способен изме­нить стиль поведения меньшинства. И его влияние будет тем значи­тельнее, чем больше предлагаемые им идеи будут соответствовать «духу времени», чем самобытнее они будут, и в особенности - чем активнее меньшинство будет стараться любой ценой избежать раскола своего единства (см. документ 11.7).

Альтруизм и апатия

В последние годы много исследований было посвящено выяснению роли альтруистического поведения в современном обществе; такое поведение выражается в добровольной помощи другому человеку, не­смотря на риск или жертвы, с которыми эта помощь сопряжена. Альтруистическое поведение обнаруживают и многие животные. Этологи наблюдали его у воронов, однако сильнее всего оно выражено у дельфинов и обезьян (рис. 11.7).

История человечества изобилует примерами альтруизма, когда люди рисковали собственной жизнью во имя спасения других. В недавних исследованиях, однако, описаны многочисленные критические ситуации,

Человек и другие люди 79


Рис. 11.7. Альтруистическое поведение наблюдалось у многих животных. В качестве примера можно привести дельфинов, которые приходят на помощь члену группы, оказавшемуся в трудном положении.

в которые отказывались вмешаться десятки наблюдавших их свиде­телей. Мы говорили уже о тех неблагоприятных эффектах, которые может оказывать современный образ жизни на жителей шумных и пе­ренаселенных городов. Многих ученых беспокоит тот факт, что такой образ жизни может привести к превращению социального конформизма в простую пассивность и что апатия у многих людей в скором времени низведет их до роли недееспособных наблюдателей драматических ситуаций (см. документ 11.8).

Латанэ и Дарли (Latane, Darley, 1970) предложили ряд объяснений этой «апатии свидетеля», которую социальные психологи называют эффектом зрителя. Одно из объяснений основывается на «рассеянии» ответственности, когда присутствие достаточно большого числа сви­детелей ослабляет личную инициативу каждого. Согласно другому объяснению, присутствие большого числа невмешивающихся людей уменьшает остроту ситуации. Третье объяснение предполагает, что люди в присутствии посторонних просто боятся принимать решение.

Большинство исследователей, однако, сходятся на том, что апатию свидетелей нельзя смешивать с безразличием. Нерешительность, ко­торую проявляют эти люди, чаще всего обусловлена встающей перед ними дилеммой: следует ли оставить жертву на произвол судьбы или же прийти ей на помощь, не зная, как это сделать?

Взаимодействие и коммуникация

Социальная психология задается еще одним важным вопросом:

каким образом люди вступают между собой во взаимодействие?

Межличностное влечение

Влечение, которое один человек испытывает к другому, зависит от многих факторов. Однако, как полагает Аронсон (Aronson, 1969), вза­имное влечение двух людей больше определяется внешними признаками человека, нежели его внутренними качествами (см. документ 11.9).

Физическая близость

Чем чаще происходят социальные контакты между двумя людьми, тем больше вероятность, что между ними установятся дружеские или любовные отношения. Таким образом, вопреки обычному мнению

so


Fwea 11



романтичной молодежи, девушка или юноша скорее создаст семью с кем-то из своего ближайшего окружения, нежели с каким-нибудь идеализируемым человеком, живущим в другой стране.

'. Такая тенденция

Физическая привлекательность ,

Коль скоро знакомство состоялось, физически привлекательный человек чаще всего начинает восприниматься как личность, превосхо­дящая других по честности, уму и одухотворенности '. Такая тенденция приписывать завидные личностные качества «красивому» человеку при­суща даже детям дошкольного возраста; они, например, обнаруживают склонность считать маленьких мальчиков с непривлекательной внеш­ностью агрессивными и недружелюбными.

Было, однако, замечено, что люди, чьи успехи в отрочестве объяс­нялись их внешностью, в зрелом возрасте испытывали больше труд­ностей в социальной адаптации, чем люди, которые были вынуждены больше полагаться на свои внутренние качества.


Рис 11 8 Очень часто единственным критерием, на основании которого мы делаем свой выбор, бывает физический облик человека или сходство его при­вычек с нашими собственными

' Хесс (Hess, 1965) установил, что одним из факторов привлекательности служит такая деталь, как величина зрачка Мужчины находили изображенную на фотографии женщину более привлекательной и нежной, если ее глаза были но 1ретушированы так, чтобы зрачки казались больше

Человек и другие люди 81

Сходство и комплементарность

Как правило, человек испытывает большее влечение к тем людям, которые сходны с ним самим по физическим особенностям, социаль­ному происхождению, интересам и взглядам. Люди, взаимное влечение которых основано на противоположных свойствах, встречаются реже. Тем не менее комплементарность потребностей оказывается важным фактором стабильности связей между людьми, которые первоначально выбрали друг друга по взаимному сходству. Таким образом, если сходство имеет важное значение для установления отношений, то для их продолжения, похоже, необходима комплементарность.

Компетентность

Люди, талантливые или компетентные в какой-либо области, близ­кой к нашим потребностям или интересам, в наших глазах всегда привлекательнее людей со средними способностями или лиц, компе­тенция которых далека от наших интересов.

Взаимное вознаграждение

Связь между людьми редко бывает бескорыстной. Необходимо, чтобы она на протяжении более или менее длительного времени при­носила пользу обеим сторонам (см. документ 11.10).

Коммуникация

Как уже говорилось в главе 8, одна из главных особенностей человека-это наша способность передавать друг другу посредством речи информацию о событиях, подчас очень далеких во времени и пространстве. Кроме того, с помощью речи мы можем сообщать окружающим нас людям о своих душевных состояниях или чувствах.

Коммуникация, однако, может происходить и без участия нашего сознания - посредством всего нашего невербального поведения, вклю­чающего взгляды, выражение лица, позы, межличностную дистанцию, интонацию голоса. Как отмечалось (Watzlawick et al., 1977), «исключить коммуникацию невозможно», ибо «всякое поведение в присутствии Другого человека уже есть коммуникация».

Невербальный язык

Выражение лица сильнее всего подчеркивают уголки губ, нахму-Ривание или поднимание бровей и сморщивание лба. Эти элементы "химики позволяют выразить всю гамму эмоций и чувств - от приятного Удивления до разочарования (рис. 11.9).

Взгляд- ключевой элемент невербальной коммуникации. Как пра­вило, именно взглядом собеседник выражает интерес к разговору

Глава 11


Рис 11.9 Зрительный контакт и поза часто играют в коммуникации более важную роль, чем слово.

Бегающий взгляд чаще всего говорит о скуке или о желании в свою очередь взять слово (если только он не выражает страх или чувство вины). Пристальный взгляд, устремленный прямо в глаза собеседника, часто воспринимается как признак агрессивности.

Функции взгляда, однако, зависят от типа культуры. Так, в аф­риканских странах и на Востоке опускание глаз слушателем перед говорящим служит знаком уважения к последнему.

Большое значение придается и жестам. Так, например, палец, ука­зывающий на другого человека, воспринимается как более агрессивный жест, чем раскрытые и обращенные к нему ладони. Покачивание головой, наклон ее к плечу или в сторону собеседника всегда считаются явными признаками интереса. Помещенные же на бедра руки чаще всего выражают чувство власти или доминирования.

Свои чувства мы выражаем и телодвижениями. Например, человек проявляет по отношению к другому большую открытость, если стоит к нему лицом, а не боком. Неприязнь у сидящего человека проявляется в напряжении тела; наоборот, расслабление тела и наклон вперед выражают симпатию.

Прикосновение у представителей разных культур имеет разное зна­чение. Оно является неотъемлемым элементом коммуникации в Африке, на Среднем Востоке и в большинстве стран с латинской культурой. Один наблюдатель подсчитал, что пара, сидящая за столиком ресторана в Париже, за один час совершает в среднем 110 взаимных прикосно­вений, в Лондоне-ни одного, а в Джексонвилле (США)-около восьми. Похоже, что в США прикосновение имеет особое значение: одна женщи­на, выпрашивавшая у прохожих монетки в 25 центов, набрала их гораздо больше, когда дотрагивалась при этом до их руки, нежели в том случае, когда выражала свою просьбу только словами (Kleinke, 1977).

Голос тоже выражает чувства. Так, спокойный и солидный голос снимает напряжение и пробуждает интерес, а «взвинченный» - воспри­нимается как признак агрессивности.

Метакоммуникация

«Коммуникация - это единое целое». Как отмечает Бёрдуистелл (Birdwhistell), «люди, по сути дела, между собой не общаются. Они лишь

Человек и другие люди 83




Рис. 11.10 С самого раннего возраста ребенок учится расшифровывать двоякий смысл того, что ему говорят, заключенный, с одной стороны, в самих словах, а с другой в том, как эти слова будут сказаны. Как полагает Бейтсон, ребенок-шизофреник этого делать не может.

участвуют в коммуникации», в которой язык вербальный неотделим от языка невербального. Последний служит дополнением к первому и уси­ливает его. По оценке Мерабяна (Mehrabian 1972), только 7% содер­жания сообщений передается смыслом слов, в то время как 38% информации определяется тем, как эти слова произносятся, и 55%-выражением лица. В любой момент времени стиль коммуникации уже сам по себе составляет сообщение, указывая на то, как следует понимать сообщаемое. Речь в этом случае идет о метакоммуникации, т. е. о «ком­муникации над коммуникацией»

Нередко бывает так, что разные аспекты сообщения противоречат друг Другу. Дети, однако, очень быстро постигают «правила, позво­ляющие изменять правила». Так, ребенок будет смеяться, выслушивая ласковые слова, произносимые грубым голосом. Точно так же он глубже Почувствует сделанное ему порицание, если оно будет сопровождаться Широкой улыбкой, а не нахмуриванием бровей.

84 Глава 11

Бейтсон 1 (Bateson, 1972) показал, что мы можем оказаться в ситуа­ции «двойного принуждения», когда у нас нет никакого приемлемого выбора (см. документ 11.11). Так обстоит дело с ребенком, к которому на людях мать выказывает пылкую любовь, а на самом деле испытывает к нему враждебность. Таким образом, мать ставит ребенка в ситуацию двойного принуждения, когда он должен выбирать, вести ли себя с ней как с любящей матерью, зная, что всякий знак нежности с его стороны встретит лишь безразличие, или же вообще не реагировать на любве­обильное поведение матери на людях, рискуя тем самым прослыть бесчувственным (рис. 11.10). «Таким образом, ребенок несет наказание и за то, что он истолковывает поведение своей матери правильно, и за то, что он истолковывает его неверно»2. По мнению Бейтсона, пове­дение шизофреника, по-видимому, обусловлено его неспособностью различать при коммуникации два аспекта сообщения, что исключает для него общение на метакоммуникационном уровне. Мы вернемся к этому вопросу в следующей главе.

Социальное восприятие

Взаимодействие и коммуникация с другими людьми затруднены еще и потому, что мы редко воспринимаем людей объективно. Чаще всего наше восприятие других людей основывается лишь на впечатлениях, а также на истолковании и оценке мотивов их поведения в зависимости от того, какие качества мы в них предполагаем и в какой ситуации они находятся.

Впечатления

Обычно наше восприятие другого человека базируется на поиске впечатлений, отражающих основные характеристики его личности. Раз проявившись, эти характеристики позволяют нам объяснять разные поступки человека и приводить их в соответствие с впечатлением о нем. В эксперименте, проведенном Эшем (Asch, 1946), человек, объективно охарактеризованный как «толковый, умелый, трудолюбивый, решитель­ный, практичный и благоразумный», был представлен одним испытуе­мым как слишком холодный, а другим-как слишком пылкий. Испытуе­мым предлагалось изложить свои впечатления об этом человеке, и они рисовали два совершенно разных портрета, один из которых включал

' Бёрдуистелл, Бейтсон и Уоцлзвик принадлежат к направлению так назы­ваемой «новой коммуникации», рассматривающему коммуникацию скорее как оркестр, в котором каждый человек «играет всем своим телом», нежели как телеграф, служащий для простой передачи вербального сообщения одним чело­веком другому. (См. La nouvelle communication, Paris, Ed. du Seuil, 1981.)

2 Этот пример, однако, не следует путать с ситуацией «матери-палача» и «ребенка-жертвы». Поведение матери можно понять лишь в том случае, если учесть, что она сама оказывается в ситуации «двойного принуждения».

Человек и другие люди 85

все особенности холодного человека, а второй, наоборот,-человека пылкого. Здесь мы имеем дело с так называемым эффектом ореола.

Очень часто наше первое впечатление оказывается и самым прочным. В этом случае речь идет об эффекте первичности. У школьников, получавших в начале года отличные отметки, а затем переставших работать, больше шансов оставить у преподавателя благоприятное впечатление, чем у учеников, посредственные результаты которых в на­чале года сменились неуклонным прогрессом, продолжавшимся до его конца.

Каузальная атрибуция

Пытаясь определить черты личности другого человека на основании своих первых впечатлений, мы часто ищем причину его поведения либо во внутренних склонностях этого человека, либо, наоборот, в элементах той ситуации, в которой он оказался.

Например, успех студентки на экзамене мы можем приписать либо ее умственным способностям и упорной работе, либо тому факту, что экзамен был легким или что во время экзамена она сидела рядом с сердобольной подругой. Супружескую ссору можно объяснить либо дурным характером одного или обоих супругов, либо денежными затруднениями, которые они испытывают. Совершенное преступление можно приписать либо «злобной» или «агрессивной» личности преступ­ника, либо той ситуации, что вынудила его нажать на курок пистолета. Как отмечалось в главе 9, сторонники генетической теории склонны объяснять условия жизни обездоленных классов скорее нехваткой у их представителей «таланта» или духа предпринимательства, чем социаль­ной средой и неравными шансами на успех. Точно так же более высокую школьную успеваемость белых детей они приписали бы скорее их интеллекту, нежели особенностям экзаменов и системы школьного обучения.

Таким образом, поведение человека всегда можно объяснить либо внутренними, либо внешними причинами. В связи с этим Джонс и его сотрудники (Jones et al., 1971) говорят о «ситуационной» атрибуции.

Критерии атрибуции

Если нет доводов, позволяющих говорить о внутренних причинах, поведение обычно связывают с ситуацией. В других случаях, согласно Келли (Kelly, 1967), при попытках понять причину поведения другого человека мы пользуемся тремя критериями: мы стараемся определить, является ли данное поведение постоянным, отличающимся и обычным или нет'. Поведение называют постоянным, если в сходных условиях

' Келли употребляет английские термины consistency, distinctiveness и consensus.

86 Глава II

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Пос н

ое

п

Часто?

Обнаруживает ли этот

В пох ситуа

циях"

Обнаруживает ли этот

Часто?

п

Пос

топн ое

человек

человек

Ма отли ще

ло чаю еся

Е Д Е

Часто?

образ действии?

В др

случ

гих аях

образ

действии?

Редко?

Е Д Е

Отл ще

есТ

Необ

1чное

Е

Редко?

Обнаружи вают ли другие данный образ действии?

В да ситу

НОИ

ации

Обнаружи­вают ли другие данный обра^ действии?

Часто?

Е

Обь

чное

"Дисп

ози

ционная'

"Ситуаци

он

ная"

внешняя а

|ри

буция

Если в сходных ситуация очень специфической вне


человек редко обнаруживает ней причиной


данный образ действии его поведение можно объяснить



Схема 111. Критерии внутренней и внешней атрибуции поведения (по Kelly, 1967).

оно всегда однотипно; оно будет отличающимся, если в других случаях проявляется иначе; и, наконец, поведение считается обычным, если в сходных обстоятельствах оно свойственно большинству людей.

Как видно из схемы 11.1, если в похожих обстоятельствах человек ведет себя всегда одинаково (постоянное поведение), если он ведет себя так же и в других ситуациях (мало отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях так же ведут себя лишь немногие люди (необычное поведение), то мы склонны приписывать поведение внутренним причи­нам. Напротив, если в похожих ситуациях человек ведет себя одинаково (постоянное поведение), если в других случаях он ведет себя иначе (отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях такое же пове­дение свойственно большинству людей (обычное поведение), мы объяс­няем его действия внешними причинами.

По мнению Келли, именно так мы поступаем при расшифровке агрессивного, дружеского, любовного и других типов поведения всех тех людей, кого изо дня в день видим рядом (см. документ 11.12).

Стереотипы

Наше восприятие других людей зависит и от того, как мы их «классифицируем»,-подростки, женщины, преподаватели, негры, гомо­сексуалисты, безработные, политические деятели и т.д. Подобно тому как восприятие отдельных предметов или событий со сходными особен­ностями позволяет нам образовывать понятия (см. гл. 8), так и люди

Че ювек и другие люди 87

обычно классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по их физическим харак­теристикам (пол, возраст, цвет кожи и т. п.). Эти два типа категоризации, однако, существенно различаются, поскольку в последнем случае речь идет о социальной реальности и о бесконечном разнообразии типов людей, составляющих общество.

Создающиеся таким образом стереотипы часто порождают у нас слишком условное и упрощенное представление о других людях; если мы затем устанавливаем с этими людьми контакт, заранее зная, чего от них можно ожидать, такое представление нередко лишает нас выгод, связанных с познанием отдельной личности.

Образование стереотипов

Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. Чаще всего мы приобретаем их от той группы, к которой принадлежим, особенно от людей с уже сложившимися стереотипами (родителей, учителей, приятелей), а также от средств массовой информации, обычно дающих нам упрощенное представление о тех группах людей, о которых мы не располагаем больше никакими сведениями.

Понятно, что сегрегация между группами может только способство­вать закреплению стереотипов, в то время как просвещение, взаимные контакты и особенно сближение групп часто ведут к изменению стерео­типов, а иногда и к их полному исчезновению. Удалось, например, показать, что если две группы представителей разных рас живут в одном здании на разных этажах, то их стереотипы сохраняются и даже укрепляются. И наоборот, стереотипы быстро стираются, когда пред­ставители разных групп занимают один и тот же этаж, сталкиваются

рис- 1111. Взаимоотношения между группами людей часто ухудшаются из-за "ереотипов, усиливающих неблагоприятное представление этих групп друг 0 Друге и потому ускоряющих развитие конфликтов

88 Гшва 11

с одними и теми же бытовыми трудностями и, добиваясь удовлетворе­ния общих требований, вынуждены действовать сообща (рис. 11.11).

Однако главную проблему здесь составляет не столько сам стерео­тип, сколько связанная с ним установка, заставляющая нас придер­живаться того или иного поведения. Как мы увидим, в этом случае стереотип превращается в предубеждение.

Установки

Наши истолкования и оценки внешнего мира основываются на установках, создающихся у нас на протяжении всей жизни. Установки -это те ориентиры, которые позволяют нам в любой момент предстать перед тем или иным человеком, событием или сообщением в «полной готовности».

Составляющие установок

Установки имеют три измерения: когнитивное, аффективное и пове­денческое. Когнитивное измерение включает мнения и убеждения, ко-•торых мы придерживаемся относительно тех или иных предметов и людей и которые позволяют нам судить, что, на наш взгляд, является истинным, правдоподобным или возможным. Аффективное измерение составляют положительные или отрицательные эмоции, связанные с этими убеждениями, они придают установке эмоциональную окраску и ориентируют действие, которое мы собираемся совершить. Это дей­ствие и есть поведенческое измерение установки, которое предполагает реакцию человека, соответствующую его убеждениям и переживаниям.

Так, например, если преподаватель кажется мне слишком строгим (когнитивная составляющая установки), а я не люблю, когда меня заставляют что-либо делать (аффективная составляющая), то очень вероятно, что я редко буду посещать его занятия, где меня может ждать принуждение (поведенческая составляющая).

Точно так же, если девушка кажется мне образованной (когнитивная составляющая), а мне нравится обсуждать те темы, в которых она, похоже, разбирается (аффективная составляющая), я, наверное, буду искать ее общества (поведенческая составляющая). Моя установка,


Рис 11.12 Можно держать пари, что жизненные установки этих двух людей во многом противо­положны. А каково было бы ваше мнение, если бы вы встретились с этими людьми, ничего о них не зная9

Чеювек и другие тди 89

очевидно, была бы совсем иной, если бы я принадлежал к числу тех, кого стово «образованность» обращает в бегство.

Можно было бы бесконечно долю иллюстрировать различия мнений и убеждений людей относительно, например, нужды в атомных стан­циях, генетических манипуляций, веры в астрологию и т. п.

Выработка установок

Все свои мнения, оценки и убеждения мы приобретаем через кон­такты в семье, социальной группе, школе, со знакомыми супружескими парами и т. д. Таким образом, формирующиеся в результате этих контактов установки-это тоже в основном продукт влияний, которым мы подвергаемся с самого раннего детства, нашего личного опыта и взаимодействий с другими людьми.

В детстве очень многие установки развиваются в соответствии с родительской моделью. Свою окончательную форму они, однако, приобретают между 12 и 30 годами жизни. Структурировавшись в от­рочестве, установки между 20 и 30 годами «кристаллизуются». После этого установки меняются с большим трудом.

Следует, однако, различать центральные установки, которые обра­зуют ядро системы убеждений, используемой нами при «расшифровке» общества, и установки периферические, основанные на мнениях и убежде­ниях, играющих меньшую роль в нашей социальной адаптации. По­скольку периферические установки значат для нас меньше, они меняются легче, чем центральные. Например, легче сменить марку зубной пасты, чем свои политические убеждения или установки, заложенные воспи­танием.

Изменение установок

Мы постоянно подвергаемся влиянию телевидения, радио, газет, семьи, преподавателей, друзей и подруг, сознательно или бессозна­тельно пытающихся изменить наши установки. Речь здесь идет об убеждающей коммуникации, связанной с действием целого ряда фак­торов. Но, осознавая свои собственные установки, мы точно так же пытаемся повлиять на других или изменить свое собственное восприятие фактов, с тем чтобы сохранить соответствие между ними и нашим поведением.

Убеж, 1ающая коммуникация

Удастся ли путем убеждения изменить наши установки, зависит от Многих факторов, связанных с качествами человека, передающего нам информацию (коммуникатора), с особенностями этой информации и, наконец, с типом реципиента (т. е. с нашей собственной личностью)

Коммуникатор. Чем больше доверия внушает коммуникатор, тем Легче ему убедить другого человека и вызвать изменение его установок.

90 Глава И

I.ALCOOLAU VOLANT /

QU'OM SE If DISE

[aegicde

11 aacurance automobile -

I du Quebec Я.'

Рис. 11.13. «Пьяный за рулем-преступник. Помните об этом!» Некоторые рек­ламные кампании имеют своей целью изменить поведение людей с помощью простых и логичных призывов. Но достаточно ли этого?

Именно так обстоит дело в случае признанных экспертов или людей, пользующихся определенным авторитетом. Врач может скорее убедить человека курить меньше, чем школьный приятель. По этой же причине реклама, стремящаяся увеличить спрос на кукурузные хлопья или моющие средства, часто прибегает к услугам знаменитых спортсменов или кинозвезд 1.

При этом, 'по-видимому, важно, чтобы коммуникатор не говорил слишком быстро, а его словарь (если коммуникатор-эксперт) был доступным для собеседника (Miller et al., 1976; Carbone, 1973). Известно также, что чем привлекательнее и дружелюбнее человек, передающий информацию, и чем больше он похож на нас, тем большее влияние он может оказать на наши установки.

Радио- и телесообщения. Чем убедительнее сообщение, тем быстрее может измениться установка. Сообщение, однако, не должно слишком сильно отличаться по своему содержанию от мнения реципиента. С дру­гой стороны, сообщение окажет более сильное воздействие, если удастся показать реципиенту, какие драматические события могут произойти, если он не изменит своей установки. Очень действенным в этом плане часто оказывается страх, к которому иногда прибегает реклама,-при условии, однако, что предрекаемые последствия носят правдоподобный характер и что одновременно предлагаются новые реалистичные реше­ния проблемы. Недостаточностью первого или второго из этих двух элементов можно объяснить, например, сравнительно низкую эффек-

1 Следует тем не менее отметить, что эксперт (ученый или профессионал) всегда оказывает на людей более сильное и длительное влияние, чем образ «звезды», доверие к которой целиком зависит от ее популярности среди публики.

Человек и другие люди 91

тивность кампаний против курения или за пользование ремнями безо­пасности в автомобиле.

Как бы то ни было, эффективнее всего, по-видимому, сообщение действует в том случае, если (помимо прочего) оно часто повторяется по радио или телевидению.

Реципиент. Мы более восприимчивы к тому сообщению, которое близко нас касается-с учетом сложившейся ситуации, насущных потреб­ностей и преследуемых нами целей. Например, кампания против загряз­нения среды легче вызовет изменение установок у тех людей, плантации которых страдают от кислотных дождей, или у тех, кто вынужден пить воду, ставшую мало пригодной для питья, а также у представителей экологических движений.

Специальные исследования, однако, показали, что реципиент всегда охотнее укрепляет собственные установки, нежели меняет их. По-види­мому, мы склонны учитывать только ту информацию, которая согла­суется с нашими установками, и игнорировать то, что им не соответ­ствует. Таким образом, этот механизм избирательного восприятия позволяет человеку сохранять стабильность и непротиворечивость своих установок, но в то же время редко делает его объективным.

Поддержание внутренней согласованности

Иногда, столкнувшись с определенными обстоятельствами, мы вы­нуждены, несмотря ни на что, изменить свое поведение. Что происходит с человеком, желающим бросить курить? Каковы будут реакции моло­дого человека, чьи нравственные устои пошатнулись при сообщении о гомосексуальных склонностях его младшего брата? Что будет пере­живать молодая женщина, борющаяся за свободу абортов, если она полюбит мужчину, религиозные убеждения которого идут вразрез с этим правом?

Когда мы испытываем затруднение в связи с необходимостью радикально изменить свои установки из-за какой-то новой информации или новых обстоятельств, это чаще всего заставляет нас искать разные


Рис. 11.14. Согласно Фестингеру, человек, бросаю­щий курить, сделает все возможное, чтобы ослабить когнитивный диссонанс, созданный таким решени­ем.

92 Глава 11

способы освободиться от беспокойства и несоответствия между нашими установками и требующимся поведением. Чтобы показать, как в таком случае люди будут стараться сохранить определенную гармонию в си­стеме своих убеждений, были предложены различные теории. Мы остановимся на двух из них-на теории когнитивного диссонанса и тео­рии когнитивного равновесия.

Когнитивный диссонанс. Речь идет о теории, предложенной Фестин-гером (Festinger, 1957). Согласно этой теории, когда нам нужно сделать выбор между двумя вещами, которые для нас одинаково привлека­тельны (продолжать курить или бросить) или находятся в противоречии (любить кого-либо, чьи убеждения или поведение отличаются от наших собственных), мы сделаем все возможное, чтобы ослабить возникающий диссонанс, и отыщем тысячу доводов, чтобы убедить себя в том, что выбор, который мы собираемся сделать,-наилучший.

Если человек решает продолжать курить, он выдвинет, например, такие аргументы: «Бросить курить - значит растолстеть»; или «Когда я не курю, я становлюсь таким раздражительным, что для других будет лучше, если я курить не брошу»; или «Стоит ли ради каких-нибудь двух или трех лишних лет жизни все остальные годы лишать себя этого удовольствия?». Наоборот, если человек решил бросить курить, он все больше будет интересоваться статистикой рака легких, участвовать в кампаниях против курения, гордиться своей «непрокуренностью» и т.д.

Точно так же молодой человек убедит себя в том, что он принимает «порок» своего брата, потому что по-настоящему его любит, а молодая женщина - в том, что мужчина, которого любит она, обладает столь многими другими достоинствами, что она может и не обращать вни­мания на такое «пустячное» разногласие. В противоположном случае молодой человек может найти, что у его брата нет силы воли, и он сам, похоже, не хочет, чтобы ему помогли, а потому лучше держаться от него подальше; а молодая женщина, выступающая за свободу абортов, решит, что дело, за которое она борется, имеет слишком большое значение, чтобы она могла оставить его ради сомнительной любовной связи.

Во всех случаях диссонанс между установками человека и его поведением ослабевает, что позволяет ему снова чувствовать себя в «полной гармонии».

Когнитивное равновесие. Хайдер (Heider, 1958) предложил теорию, основанную на склонности человека отыскивать такие установки, ко­торые могли бы поддержать на высоком уровне гармоничные отно­шения и «равновесие» между ним и другими людьми, и, наоборот, избегать таких установок, которые могли бы привести к нарушению этой гармонии. Таким образом, гармоничность в системе убеждений человека будет тем выше, чем больше общих взглядов он разделяет с другим человеком, к которому он испытывает привязанность.

В тех случаях, когда аффективная связь нарушается из-за расхожде­ний во взглядах, мы стараемся преуменьшать или даже вообще отрицать

Человек и другие люди 93

это расхождение, а иногда и убедить себя, что вопреки очевидным (Ьактам установки другого человека в основе своей согласуются с на­шими собственными.

Молодой человек, имеющий брата-гомосексуалиста, будет поддер­живать с ним такие же взаимоотношения, какие сложились прежде, систематически избегая, например, обсуждения с ним больного вопроса или же говоря себе, что его брат, должно быть, ужасно страдает от того, что с ним приключилось, и что он, безусловно, сделает все возможное, чтобы изменить свою ориентацию. А молодая женщина, возможно, сочтет, что дело, за которое она борется, для нее не столь важно, как любовь к партнеру, и скажет себе, что последний, безусловно, относился бы к ее борьбе благосклоннее, если бы не его религиозные убеждения.

Предубеждения

Одна из серьезных трудностей, возникающих при необходимости изменить свою установку, связана с тем, что многие из наших установок обусловлены нашими предубеждениями относительно тех или иных явлений или людей, рационально обсуждать которые нам слишком трудно.

Как уже отмечалось, предубеждение отличается от стереотипа. Если стереотип представляет собой обобщение, которого придерживаются члены одной группы относительно другой, то предубеждение предпо­лагает еще и суждение в терминах «хороший» или «плохой», которое мы выносим о других людях, даже не зная ни их самих, ни мотивов их поступков.

Формирование предубеждений чаще всего бывает связано с нашей потребностью определить свое положение по отношению к другим людям (особенно в плане превосходства) и в результате успокоиться насчет ценности собственной персоны. Именно предубеждениями объяс­няется отношение некоторых белых к неграм, жителей крупных горо­дов-к провинциалам, представителей доминирующей культуры-к представителям культуры меньшинства, молодых-к старикам, муж­чин-к женщинам и наоборот1. Следует заметить, что из всей инфор­мации об интересующей нас группе людей мы склонны принимать к сведению лишь ту, которая согласуется с нашими ожиданиями. Благодаря этому мы можем укрепляться в своих заблуждениях на основании лишь отдельных эпизодов, что так способствует формиро-ВДнию предубеждения. Например, если на 10 водителей, допускающих небрежное управление автомобилем, приходится хотя бы одна женщина, ТО это автоматически «подтверждает» предубеждение, что женщины не

Иногда предубеждения распространяются столь широко и укореняются оль прочно, что их жертвы часто сами начинают разделять и поддерживать их такой степени, что порой теряют реальное представление о своей собственной Ичности; поэтому очень трудно изменить установки как у носителей пред-УОеждений, так и у их жертв.

94


Глава 11



Рис. 11.15. Бытующие в повседневной жизни стереотипы включают негативные компоненты, составляющие основу многих предубеждений.

умеют водить. Точно так же достаточно лишь одному безработному однажды отказаться от предложенной работы, как сразу же усиливается распространенное мнение, что все безработные лентяи. Сказанное от­носится и к «неграм» в США или «арабам» во Франции, всякое правонарушение со стороны которых сразу же приписывается их расо­вой принадлежности, даже если относительное число преступлений в этих группах такое же, что и в группах национального большинства, живущих в сходных условиях.

Предубеждение позволяет людям направлять свою агрессивность на «группу-мишень». Например, во время кризисов ксенофобия и расизм позволяют усмотреть причину экономических трудностей в националь­ных меньшинствах, которые, таким образом, оказываются «козлами отпущения». Самый известный и наиболее драматичный из подобных случаев - судьба евреев; их преследование в нацистской Германии в 30-е годы, жертвами которого стали миллионы людей и которое доходило до настоящего массового истребления, велось с молчаливого одобрения фанатизированного немецкого большинства. В других случаях геноцид чаще всего «оправдывали» торможением прогресса из-за присутствия в стране строптивых «дикарей». Благодаря подобным предубеждениям были разорены или просто уничтожены все аборигенные культуры обеих Америк.

Как было показано, наиболее подвержены предубеждениям люди с авторитарным типом личности, сформированным средой и воспита­нием. Такая личность характеризуется известной склонностью к жесто­кости, с трудом налаживает контакты с другими людьми, склонна до крайности упрощать ситуации и обычно нерушимо верит в превосход­ство своей социальной группы и своей культуры. Подобные люди обнаруживают сильное стремление каталогизировать всех, кто отли­чается от них самих и не разделяет их образа мыслей.

Так создается понятие нормы, которое даже в науке очень часто определяют исходя из субъективных критериев. Практика «приклеива­ния ярлыков», характерная, например, для традиционной психиатрии.

95


Человек и другие люди

тоже нередко основывается на предубеждениях; предубеждения мешают разглядеть за одинаковым ярлыком, приклеенным разным людям, всю сложность внутренней динамики индивидуума и те пути, которыми он пытается включиться в окружающий мир. Этот вопрос будет рас­смотрен в последней главе книги.

Документ 11.1. «Внутренняя галактика»

Лорен Эйз^1и-антрополог и писатель; он возглавляет отделение антропологии Пенсильванского университета. Приведем фрагмент одно­го из его рассказов, объединенных под общим заглавием «Неожиданная Вселенная» в книгу, в которой автор пытается отыскать «лик безгра­ничной любви в планетарном масштабе» (Eiseley L., L'univers inattendu, Paris, Editions EP/Denoel, p. 163-164).

«Много лет назад в одном небольшом городке в Калифорнии произошел любопытный случай. Сам по себе этот случай не представлял ничего особенного. Но сопровождавший его психологический эпизод был настолько необычным, что я решил о нем рассказать.

Я долгое время работал над книгой, которую мне не терпелось закончить. Дело было днем, я шел один, погруженный в свои мысли, и случайно попал ногой в маленькую подвернувшуюся по пути канавку. Я грохнулся с необычайной силой, и в моих ушах раздался при этом страшный треск. Открыв глаза, я обнаружил, что растянулся на дороге, уткнувшись лицом в землю и разбив свернувшийся набок нос. По лицу из раны на лбу текла кровь.

Усилием воли я заставил себя продолжать самообследование, осторожно проведя языком по внутренней поверхности рта и зубам. Тоненький ручеек крови под головой все расширялся. Вот так, среди бела дня, все это и случилось. Смущенный, мучимый болью, равнодушный к двигавшимся вокруг меня ногам и к тревожным возгласам, поднял я мокрую от крови руку и жалобно про­бормотал: «Нет, не покидайте меня. Я так сожалею о том, что всем вам причинил!».

Слова эти относились не к окружавшей меня толпе. Они были адресованы внутрь, к тому, из чего я был сделан. Я находился в здравом уме, в ясном и трезвом рассудке, и обращался я к своим клеткам, крови, фагоцитам-ко всему тому, что жило во мне своей собственной жизнью и что теперь, по моей небрежности, умирало подобно выброшенной на камни рыбе. Сознание мое охватила волна раскаяния и даже какого-то обожания, что-то вроде любви в космическом масштабе, ибо случившаяся катастрофа по-своему была столь же 01'ромна, как и кагастрофа, жертвой которой становится галактика, теряющая часть своих солнечных систем.

Ведь я был сделан из многих миллионов этих крошечных существ. Своим ^рудом и самопожертвованием исправляли они повреждение огромного сущест­ва над созданием которого бессознательно, но с любовью трудились долгие оды. А я за всю свою грешную жизнь впервые поглядел на них не через

кроскоп, как на какие-то чужеродные образования. Отзвук той силы, что Риводила их в движение, дошел до моего сознания из самых глубин моего Щества и охватил мой потрясенный мозг. Я и был ими-их галактикой, их Рением. Впервые в жизни я полюбил их сознательно - в то время, когда меня

96 Глава II

Рис. 11.16. Лишь благодаря активности миллиардов живых организмов-наших клеток, неутомимо выполняющих свои функции, удается всей «машине» нашего тела сохранять равновесие, позволяющее ей работать на уровне ее собственной целостной организации.

пытались поднять протянутые руки помощи. Тогда мне казалось (и с тех пор я не могу освободиться от этого чувства), что в своей Вселенной я вызвал столько же смертей, сколько может повлечь за собой взрыв туманности в космосе.

Спустя несколько недель я снова пришел на место происшествия. То место, где я лежал, все еще слегка отличалось по цвету от остального тротуара. Я наклонился к пятну, испытывая смутное беспокойство. Они исчезли, полностью разрушились - все эти крошечные создания, но то целое, частью которого они были, продолжало существовать. Я покачал головой, осознав смысл тайны, заключавшейся в словах Данте о «любви, что движет солнцем и звездами».

Подобно Лорену Эйзли, мы можем лишь изумляться тому спек­таклю, который предстает перед нами при замедленном просмотре фильма, запечатлевшего деятельность белых кровяных телец, неутоми­мо поглощающих бактерий в крови, работу клеточных колоний в желуд­ке или фантастическое путешествие сперматозоидов, стремящихся отыс­кать яйцеклетку... Слишком часто мы забываем, что без организованной жизнедеятельности подобных систем, действующих автономно без нашего ведома, не было бы тех созданий, которыми мы так гор­димся,-нас самих; или, во всяком случае, эти создания мало на что годились бы.

Рис. 11.17. Степень солидарности между людьми, по-видимому, находится в об­ратном отношении с числом людей в данном месте.

Документ 11.2. Чем многолюднее, тем безответственнее

По-видимому, чем больше людей сосредоточено в данном месте, тем слабее у них развиты чувства ответственности и сотрудничества.

Бикмэн и его сотрудники (Bickman et al., 1973) изучили этот вопрос в студенческих городках двух американских колледжей. В одном городке здания были двух типов: 22-этажные башни, вмещавшие по 500 человек, и небольшие 4-5-этажные строения на 165 студентов. Студенческий городок второго колледжа состоял из 2-4-этажных общежитии, вме­щавших в среднем по 58 студентов.

Исследователи хотели определить уровень взаимопомощи в жили­щах разного типа. Они воспользовались для этого остроумной методи­кой, разбросав по людным местам общежитии запечатанные конверты с обычным благодарственным письмом, на которых была марка и адрес получателя, но не было имени отправителя. Нужно было определить, какая доля «утерянных» конвертов будет отправлена по почте нашед­шими их студентами разных общежитии.

Можно было бы ожидать, что чем больше людей будет проходить мимо письма, тем выше вероятность, что его заметят и опустят в почтовый ящик. На самом деле все оказалось наоборот. Ученые обнаружили, что только 63% писем, оставленных в общежитиях с вы­сокой плотностью проживания, было отправлено по почте; в общежи-тиях со средней плотностью доля таких писем составляла 87%, а в об-Щежитиях с низкой плотностью-100%. Такой же опыт, проведенный в Другом университете, дал очень сходные результат^.!.

Для того чтобы выяснить, чем обусловлено такое положение дел, ^УДентам, проживавшим в общежитиях разного типа, рассылались ""росники. Полученные ответы подтвердили, что у тех, кто жил в ус-J овиях «высокой плотности населения», чувство ответственности в кол-

Глава 11

лективе гораздо слабее. Это, в частности, могло объясняться более сильным чувством одиночества и «анонимности», которое испытывало большинство из них. Что же говорить тогда о самих учебных заве­дениях, где иногда между двумя дворами циркулируют тысячи учащих­ся, переходя из одного переполненного класса в другой? Быть может наблюдаемые сдвиги в поведении молодежи отчасти связаны именно с такими условиями существования...

Документ 11.3. Шум и успеваемость в школе

Как уже говорилось (см. гл. 5, а также приложение А), ретикулярная формация выполняет функцию непрерывного блокирования входных сигналов, не требующих активации головного мозга. Речь идет о меха­низме привыкания (габитуации), кратковременные эффекты которого позволяют избежать информационной перегрузки мозговой коры. Меж­ду тем было показано, что длительное воздействие некоторых стимулов (например, шума) оказывает долговременное отрицательное влияние на успеваемость подвергающихся им детей в школе.

В связи с этим Коэн, Гласе и Сингер (Cohen, Glass, Singer, 1973)

Рис. 11.18. В одном из этих здании в центре Нью-Йорка Коэн, Гласе и Сингер изучали зависимость между уровнем шума и школьной успеваемостью детей. живущих на разных этажах.

Человек и другие люди 99

гтовели исследование в своего рода естественной лаборатории, пред­ставлявшей собой 32-этажное здание, расположенное у самого начала скоростной автомагистрали в центре Нью-Йорка. Ученые тщательно измерили уровень шума на разных этажах здания, обнаружив, что на 8-м этаже он был в 10 раз больше, чем на 32-м. Затем дети, жившие в этом доме не менее 4 лет, подвергались тесту на слуховую дискриминацию, в котором требовалось различать сходные по звучанию слова (напри­мер, пар/бар, кол/гол, ложка/лодка и т. п.). Оказалось, что чем ниже жили дети, тем хуже были их результаты в тесте. А ведь известно, насколько тесно слуховая дискриминация связана с умением читать. Результаты теста на чтение убедительно показали, что чем выше был уровень шума, которому подвергались дети, тем ниже были их пока­затели.

Документ 11.4. Доминирование, власть и лидерство

В сообществах большинства животных устанавливается иерархия, вершину которой занимают одна или несколько особей. У приматов, однако, социальная структура зависит от того, ведут ли обезьяны древесный или наземный образ жизни.

У древесных обезьян (например, у наших «двоюродных братьев»-шимпанзе и горилл) социальная структура носит поразительно эгали­тарный характер, а наземным видам (например, африканским павианам и азиатским макакам), постоянно сталкивающимся на открытой местности с опасностями, свойственна социальная организация, во главе которой стоит один в высшей степени доминантный самец вместе с несколькими взрослыми самцами, чей социальный ранг чуть ниже'.

Что в связи с этим можно сказать о человеке, который генетически так близок к крупным высшим обезьянам, но предки которого вели в саваннах жизнь, весьма напоминающую жизнь наземных обезьян? Сохранились ли еще следы того далекого прошлого в его образе жизни в обществе? Одержала ли верх его культура над его животной при­родой?.

Чтобы яснее представить себе картину, вначале нужно определить характеристики доминантной личности тех людей, которые пользуются реальной властью.

У павианов доминирующий самец устанавливает монополию на несколь-чх самок, в то время как прочие взрослые самцы имеют лишь по одной самке. Во эремя перемещения стада в поисках пищи впереди идут молодые взрослые самцы, d оолее сильные самцы находятся в середине, обеспечивая помощь матерям Детенышам и защищая их. Внешней угрозе противостоят только взрослые ^•Щы, располагаясь полукругом, а более молодые самцы и самки-матери УРбгают.

100


Г.шва 11



Доминантное поведение

У приматов с иерархической организацией сообщества доминиро­вание тесно связано с размерами тела и превосходством в силе над другими членами группы. Коль скоро животное добилось доминиро­вания, оно будет стремиться сохранить его, демонстрируя свое пре­восходство заносчивым и самоуверенным видом и важной походкой. Такое поведение появляется всякий раз, как только подчиненные живот­ные начинают нервничать и волноваться. Только доминирующая особь может целиком посвятить себя своим занятиям; остальные животные значительную часть времени проводят, наблюдая за вожаком, а когда тот перемещается, они спешат изменить и свое местоположение.

Такой портрет вожака не так уж сильно отличается от того, как люди обычно представляют себе сильную личность, будь то мужчина или женщина '. У людей, однако, высокий рост и физическая сила далеко не всегда обеспечивают путь наверх в социальной иерархии, хотя иногда и помогают навязать свою волю другим. У людей бесспорное значение имеет взгляд: спокойный взгляд говорит о самообладании; упорный взгляд означает решительность; взгляд пронизывающий и остановив­шийся на человеке, пытающемся выделиться, может означать оценку или предупреждение, что лучше оставаться на своем месте.

Прямая посадка слегка откинутой назад головы, поднятый подбо­родок и опущенные уголки губ, выражающие презрение или погружен­ность в свои мысли, обыкновенно воспринимаются как притязание на доминирование.

Жесты и телодвижения свидетельствуют о степени внутренней на­пряженности. Несколько скованная или негнущаяся походка и поры-


Рис. 11.19. Социальная организация некоторых приматов (например, павиа­нов) може! дать человеку полезную информацию о механизмах социально­го поведения его собственного вида.

' Достаточно восстановить в памяти образ и установки таких людей, как .V Голль, Индира Ганди, Муссолини, Маргарет Тэтчер, Сталин или Пиночет.

Че ювек и другие люди 101

вистые или излишние жесты чаще всего связываются с подчиненностью. тогда как расслабленность тела со свободно висящими руками и сво­бодные движения бедер, придающие походке упругость, расцениваются как признаки доминирования '.

Как правило, именно доминирующая личность берет в свои руки инициативу в ситуациях, в которых участвуют и другие люди. Часто она чувствует, что вынуждена взять на себя ответственность в полной уверенности, что если не вмешаться, то ничего не получится. Сильная личность задает тон и в собраниях, приспосабливаясь к общему сию­минутному настроению, что позволяет ей играть ту роль, которая ей подобает. Такая личность редко руководствуется заранее спланирован­ным сценарием: она любит импровизировать. Она может позволить себе поздравлять друшх, ободрять их или хвалить в полной уверенности, что ее комплименты будут оценены. Наконец, она умеет проявлять внима­ние к слабым.

Хотя, бесспорно, подобные качества (если они не наиграны) дсйсгви-тельно присущи многим людям, пользующимся властью, само по себе их наличия еще не достаточно для того, чтобы их обладатель мог автоматически получить власть. Необходимо также, чтобы у него был вкус и склонность к власти, и особенно чтобы достижению власти помогали обстоятельства. Можно даже предполагать, что в челове­ческом обществе приход человека к власти в большей степени зависит от внешних факторов, чем от качеств личности. В самом деле, можно привести немало примеров вожаков разных групп, которым ни отры­вистая жестикуляция, ни низкий рост, ни даже ничем не примечательное поведение не мешали возноситься и удерживаться на вершине иерархии. Многие исследователи пытались выяснить, какие качества свойственны людям, обладающим одновременно и властолюбием, и способностью управлять другими людьми (Christie, 1970; Stagdill, 1974; Kaplowitz, 1976).

Власть и законность

Чаще всего жажда власти сопровождается сильным желанием брать на себя ответственность и выполнять какие-либо задачи. Человеку, стремящемуся к власш, в значительной мере присущи такие качества, как равнодушие в межличностных отношениях, вкус к тор1у и большое Удовлетворение от возможности манипулировать другими людьми (Christie, Gies, 1970). Претендующий на командование другими людьми умеет сопротивляться социальному давлению; кроме того, он проявляет известную смелость и оригинальность в решении проблем, а также Рвение и настойчивое ь в преследовании целей (Stagdill, 1974).

Эта манера особенно подчеркивалась в «вестернах», в которых полная Суверенности походка вразвалку у «положи юльных» или «резко отрица-- ьных» героев (даже итущих на верную смсргь) неизменно поражает вообра­жение толпы

102


Глава 11



Эта способность влиять на других людей проявляется однако, лищь в том случае, если члены группы или общества готовы допустить, что кто-то из них получит власть и будет удерживать ее в своих руках. Такая способность вырабатывается в результате длительного процесса со­циализации, который, подвергая ребенка, подростка, а затем и молодого взрослого человека влиянию семьи, школы, религии и трудового кол­лектива, узакониваег право некоторых людей управлять другими во имя общего блага.

Однако в масштабе общества и нации власть, основана ли она на законе или на силе, будет оправдана лишь с точки зрения сохранения системы, защищающей интересы определенной части населения, которая считает себя элитой, призванной стоять на страже всеобщего благо­состояния. Поэтому маловероятно, чтобы в таких условиях коридоры власти легко смогли занять представители других слоев населения1. Чаще всего их занимает политический класс, сформированный данной системой и более или менее сознательно стремящийся удержаться у власти как можно дольше.

Чтобы понять, на чем основано лидерство, полезно рассмотреть, каким образом оно устанавливается и функционирует в ограниченных группах, все члены которых преследуют общие цели, но одни оказывают влияние на других, а другие готовы находиться под этим влиянием.

Социопсихологи выделили ряд факторов, от которых зависит то, что у одного человека больше шансов быть выбранным в лидеры группы и оказаться при этом эффективным лидером, чем у другого. Группа ждет от своего вожака, что он сумеет скоординировать ее активность, обеспечит безопасность ее членов и даст им веру в будущее. Поэтому можно думать, что лидером группы в большинстве случаев окажется человек, обладающий качествами, нужными для данной должности, умеющий управлять другими и прежде всего способный удовлетворять потребности группы. Отметим также, что всегда, по-видимому, легче направлять группу в русло четко определенной активности, когда лидерство покоится на законной основе, а цели ясно обозначены.

Различают два типа лидеров. Первый-это тип функционального, компетентного лидера, сосредоточенного на поставленной задаче; именно такой лидер неустанно борется за достижение группой поставленных целей. Второй-тип аффективного, всеми любимого лидера, сконцент­рированного на взаимоотношениях между членами группы. Как пока­зали исследования, «функциональный» лидер все1да легче добивается лидирующего положения в очень благоприятных или очень неблаго­приятных ситуациях, в то время как «аффективный» лидер легче до­стигает этого в промежуточных случаях. Кроме того, было установлено,

' Достаточно вспомнить, какое незначительное место занимают в полити­ческом руководстве демократических государств женщины, рабочие, негры (в США), иммигранты и т. д.

103


Человек и другие поди

что, если в группе примерно равное соотношение полов, функциональ­ным лидером чаще всего становится мужчина, а аффективным - жен­щина '.

Документ 11.5. Приказы и жизнь других людей

В экспериментах Милгрэма. изучавшего повиновение авторитету (см. документ 2.14), более 65% «порядочных граждан», служивших испы­туемыми, оказались способными наносить мнимые электрические удары такой силы, что, будь они подлинными, они могли бы привести к смерти тех людей, которых эти испытуемые должны были «воспитывать».

В адрес Милгрэма был высказан ряд критических замечаний. Прежде всего ему возражали, что обыватель, привыкший подчинягься власти авторитета, естественно, будет также легко повиноваться и приказам ученого, который должен знать, что делает. Однако, когда затем в опыте в качестве испытуемых были использованы студенты Йельского уни­верситета, предположительно настроенные более критично и потому менее склонные поддаваться «манипуляциям», процент «покорных» испытуемых оказался тем же самым. Такую же степень покорности обнаружили и женщины, от которых можно было ожидать меньшей агрессивности.

Чтобы выяснить, в какой степени испытуемые принимали во вни­мание и другие - помимо престижа экспериментатора - факторы, опыт повторили в деловом учреждении одного из городов штата Коннекти­кут. На этот раз исследование проводил экспериментатор, который ничем не мог бы внушить к себе особого уважения. Было выявлено 48% «покорных» испытуемых, что хотя и меньше цифры, полученной ранее, но очень близко к ней.

Опыт был повторен на Среднем Востоке учеными из Форданского университета, изучавшими испытуемых-детей от 6 до 16 лет и студентов. Оказалось, что независимо от культурных особенностей испытуемых доля «покорных» людей составляет здесь, как и в Йеле, 65%. Таким образом, следует признать: видимо, из каждых троих почти двое, непосредственно столкнувшись с авторитетом, готовы слепо ему по­виноваться.

Что, однако, происходит в том случае, если приказ передается испытуемому не прямо, а с помощью, например, переговорного устрой­ства или же опыт происходит в отсутствие экспериментатора? Оказы­вается, в таких условиях доля «покорных» испытуемых падает и со­ставляет чуть больше 20%. Таким образом, можно думать, что условия

Это, по-видимому, подтверждают и наблюдения над террористическими РУппами в западных странах. Идеологическую и объединяющую функцию идерд в дц^ обычно выполняют женщины, в то время как задача организации действии чаще всего лежит на мужчинах, которые благодаря этому получают возможность реализовать свою склонность к насилию.

104 Глава II


Рис 11 20 В учреждениях с жесткими принципами управления подчинение авторитету сильно подавляет свободу воли в ситуациях, когда речь идет о жизни и смерти других людей

подчинения изменяются, когда человек получает возможность проявить собственную волю.

Как в этом плане обстоит дело с людьми, работающими в учрежде­ниях с жесткими принципами управления и вынужденными подчиняться почти абсолютной власти меньшинства «экспертов»? Исследователи (Hoffing et al., 1966)' попытались ответить на этот вопрос, изучив поведение медицинских сестер, каждая из которых работала в одном из 22 отделений двух больниц-одной частной и одной государственной. Дежурной сестре звонил по телефону врач, имя которого она знала, но с которым никогда прежде не имела личного контакта. Врач говорил сестре: «Звонит доктор Дюбуа из психиатрического отделения. Сегодня утром я должен обследовать одного из ваших пациентов, господина Дюфура. Мне бы хотелось, чтобы он принял лекарства, которые к моему приходу должны начать действовать. Не могли бы вы проверить, есть ли в шкафу «Астротен»? (Врач произносит по буквам (а, эс, тэ, эр...). Сестра направлялась к шкафу и действительно находила там коробку, на которой было написано:

Астроген

Капсулы по 5 мг

Обычная лоза. 5 мг

Максимальная cyiочная доза' 10 мг

После того как сестра подтверждала наличие лекарства, врач про­должал. «Хорошо, мне бы хотелось, чтобы вы дали господину ДюфурУ 20 мг «Астро1ена» Я приду минут через 10 и тогда письменно оформлю распоряжение.»

Распоряжение доктора Дюбуа нарушало многие служебные правила.

' Цит. по Hilgard Е. R., Atkinson R L„ Atkinson R.C., Introduction to Psycho­logy (7th ed.), New York, Harcourt - Brace Jovanovitch, 1979.

105


Человек и другие чоди

некоторые из них-грубо. Прежде всего оно исходило от лица, с кото-оым медицинская сестра лично не была знакома. Кроме того, лекарство не входило в список разрешенных препаратов, а главное-назначенная врачом доза значительно превосходила допустимую Между тем из 22 медицинских сестер, которым по телефону было передано такое распоряжение, 21 подчинилась ему, даже не выказав какого-либо сомне­ния (большинство из них, однако, были уверены, что врач придет вовремя). Опыт прекращался в тот момент, когда сестра доставала из коробки четыре капсулы препарата, а штатный психиатр сообщал ей о сути эксперимента, в котором она, сама о том не ведая, только что участвовала. Во время последующего разговора многие из сестер приз­навались, что выполняли подобные распоряжения и в прошлом, боясь своим отказом рассердить врача.

Милгрэм показал, что если испытуемые знают, что они исполняют всего лишь роль посредников и, следовательно, никакой прямой от­ветственности за свои действия не несут, то доля «покорных» возрастает до 90%. Какой из этого можно сделать вывод? Следует ли отчаиваться перед лицом фактов, говорящих о том, что подчинение авторитету прямо коренится в природе человека? Безусловно, нет. Как показали недавние исследования, если испытуемые находятся в присутствии дру­гих людей, отказывающихся повиноваться, то 90% из них в свою очередь тоже не выполняют распоряжений.

Таким образом, обнадеживают и будут обнадеживать люди и группы людей, неустанная деятельность которых по разоблачению правонару­шений и несправедливости служит своего рода противовесом апатии и покорности, свойственной большинству. Сказанное относится и к раз­личным движениям солидарности в мире и таким организациям, как, например, «Международная амнистия», которые олицетворяют собой совесть современного общества, напоминая всем и каждому, что своим молчанием они причастны к страданиям и гибели тысяч своих собрать­ев.

Документ 11.6. Конформизм и

преобразование действительности

Эш (Asch, 1951) в своем классическом исследовании впервые показал, каким образом социальное давление порождает конформизм. Он по­местил в одну комнату восемь испытуемых, которым предлагалось участвовать в опыте по зрительному восприятию. Испытуемые должны

ыли сравнить отрезок, изображенный на одном куске картона, с тремя °трезками, изображенными на другом листе, и определить, какой из них Равен первому по длине (рис. 11.21). Испытуемые по очереди сообщали номер отрезка, который, по их мнению, имеет ту же длину, что и одиночный отрезок.

«Неосведомленным» был лишь один, седьмой по очереди, испы-

Уемыи; семь остальных членов группы находились в сговоре с экспе­риментатором и давали то правильные, то неправильные ответы. Ко-

106 Гшва 11

Рис 11 21 А В опыте Эша испытуемым предлагалось сравнить длину одиночно­го отрезка с длиной трех других отрезков Б «Неосведомленный» испытуемый № 7 переживал настоящий внутренний конфликт, так как его восприятие не соответствовало единодушному суждению остальных участников опыта, которые находились в сговоре с экспериментатором В такой ситуации каждый третий испытуемый предпочитал присоединяться к мнению других

нечной целью эксперимента, таким образом, было выяснить, как будет вести себя испытуемый, не осведомленный о сути эксперимента, когда шесть человек до него и один после него единодушно удостоверят факт, противоречащий его собственному восприятию действительности.

Эш установил, что в описанных условиях 77% испытуемых по меньшей мере однажды соглашались с утверждениями других и что из каждых трех испытуемых один систематически давал ответ, совпадаю­щий с ответами остальных членов группы, даже если ответ этот шел вразрез с его собственным восприятием

Более поздние исследования (Wilder, 1977) показали, что давление конформности увеличивается с численностью группы. Если в опыте помимо «неосведомленного» испытуемого участвует только один чело­век, ответы первого не будут «конформными», но с увеличением чис­ленности группы вероятность конформности возрастает, достигая мак­симума в присутствии 5-8 человек

Оказалось, однако, что столь выраженное давление конформности проявляется главным образом в тех случаях, когда у испытуемого нет никакой социальной поддержки Достаточно ввести в группу одного-

Чеювек и другие тди 107

единственного человека, ознакомленного с сутью опыта и система­тически разделяющего мнение испытуемого, как тот сразу же приоб­ретает уверенность и начинает высказывать собственную точку зрения

Согласно данным Костанцо (Costanzo, 1970), сильнее всего давление конформности сказывается, видимо, в небольших группах подростков. В возрасте 12-13 лет этому давлению подвержен каждый второй человек, а затем его влияние медленно ослабевает, распространяясь в возрасте 19-20 лет только на каждого третьего, и остается на этом уровне у взрослых людей

Учитывая эти данные, полученные в «безобидных» лабораторных условиях, уместно обеспокоиться и задуматься над тем, как ведут себя люди в масштабах целой страны

Документ 11.7. Влияние меньшинств и социальные сдвиги

Давление конформности поддерживает равновесие социальной си­стемы и сплоченность группы путем «нормализации» установок ее отдельных членов. Как замечает Пешеле (Paicheler, 1979), речь идет о фундаменте демократического идеала, соответствующего социальному порядку, основанному на единообразии Понятно, что власть постоянно стремится сохранить существующее равновесие и упрочить его основы она видоизменяет или реформирует систему до известных пределов, но никогда не преобразует ее радикально. Социальные сдвиги, сопро­вождающиеся иногда глубокой трансформацией умонастроений и уста­новок, может обеспечить только оппозиция к существующей власти

70-е годы были ознаменованы появлением многочисленных групп меньшинств-пацифистов, гомосексуалистов, фенимисток и т.д , призна­вавших свои отличия, но протестовавших против того, чтоб их считали «девиантными».

Влияние активных меньшинств и факторы, способствующие его проявлению, впервые были тщательно изучены в эксперименте по восприятию цветов, получившем название «сине-зеленого» эксперимента (Moscovici, Lage, Naffrechoux, 1969). Испытуемому в присутствии еще пяти человек предлагали вслух определять цвет и интенсивность окраски проецируемых на экран диапозитивов. Во время предварительного теста, проводившегося коллективно, испытуемый убеждался, что все члены группы воспринимают цвета нормально, как и он сам. Испытуе­мый, однако, не знал, что все 36 диапозитивов, которые должны проецироваться на экран, окрашены в синий цвет и что двое из членов труппы—«подставные лица», которые в течение всего опыта должны называть этот цвет зеленым

Ничто не заставляло каждого из четырех «неосведомленных» испы­туемых давать ответ, противоречивший его собственному восприятию, поскольку так или иначе большинство группы чаще всего реагировало на цвет так же, как и он сам, кроме того, он знал, что речь не шла 0 Достижении в группе консенсуса. Тем не менее, как подсчитали

ins


Глава 11



исследователи, 8,42% всех ответов «зеленый» были даны «неосведомлен­ными» испытуемыми (32% таких испытуемых называли диапозитивы зелеными по меньшей мере четыре раза).

Более того, во время теста, проведенного после опыта, в котором оценивался порог различения зеленого цвета в непрерывном спектре, исследовали установили, что испытуемые воспринимали предъявляв­шийся им цвет как зеленый чаще, чем люди, не контактировавшие с «подставными лицами»; и, главное, они идентифицировали зеленый цвет тем чаще, чем сильнее сопротивлялись влиянию меньшинства во время самого эксперимента.

Таким образом, нет сомнений в том, что меньшинство, состоявшее во всех экспериментальных группах из двух «подставных лиц», ока­зывало влияние на представителей большинства не только в плане их внешнего поведения, но и на уровне внутренних убеждений, которые, как считалось прежде, поддаются лишь влиянию большинства.

А это, по мнению Московичи (Moscovici, 1984), указывает на то, что меньшинство способно изменять восприятие и суждения людей, причем изменение это может в группе не проявляться, а сами люди могут его не осознавать.

Таким образом, если в общественном плане более эффективным оказывается давление большинства, то, по-видимому, дело обстоит иначе в плане личном, где сплоченное и открыто демонстрирующее свою независимость от авторитета меньшинство способно подчинить своему влиянию большинство.

Источники: Moscovici S., Influence et changement d'attitudes, dans S. Moscovici. Psychologie sociale, Paris, PUF, 1984; Paicheler G., Psychologie des influences sociales, Paris, Dclacheux et Niestle, 1979.

Документ 11.8. Безмолвные свидетели

и снисходительные жертвы

Похоже, что все больше и больше людей предпочитают держаться в стороне от тех инцидентов, свидетелями которых они оказались, из-за боязни быть втянутыми в историю.

1964 год. 3 часа утра. Китти Дженовезе, молодая жительница Нью-Йорка, возвращается с ночной работы домой, когда у самого дома ее жестоко атакует мужчина, вооруженный ножом. Будучи ранена, она с криком отбивается, пытается убежать, но ее снова ловят. Она кричит, зовет на помощь и в течение почти получаса продолжает борьбу, прежде чем уступить натиску агрессора. Десятки свидетелей (38 человек) в это время стояли у своих окон, йо ни один из них не пришел девушке на помощь и даже не подумал позвонить в полицию.

В 1985 году в маленьком тупике, расположенном совсем близко от большого парижского бульвара, среди бела дня трое мужчин напали на молодую женщину и изнасиловали ее на виду у десятков прохожих. молча продолжавших идти своей дорогой...

Подобные случаи то и дело происходят на улицах или в метро

Человек и другие люди 109

крупных городов, а свидетели никогда или почти никогда даже не пытаются вмешаться. Уместно спросить, не превращаются ли наши современные города в укрепленные лагеря, где каждый живет только для самого себя и никто не встает на защиту своего ближнего?

Но если уж мы столь мало склонны защищать права других, то быть может, больше уважения мы проявляем к собственным правам? Ежедневно мы подвергаемся мелким обидам, ущемлению нашего человеческого достоинства и, как правило, не реагируем на это. Даже если наша безопасность не подвергается угрозе, мы часто предпочитаем пассивную позицию, говоря себе, что в конце концов все это пустяки.

Мориарти решил узнать, насколько распространена среди людей подобная снисходительность к нарушению основных прав личности. Для этого он провел ряд экспериментов в своей лаборатории в Нью-Йорк-ском университете, а также в некоторых общественных местах.

Первый опыт состоял в том, что двум испытуемым, находившимся в одной комнате, предлагалось выполнить тест, чего за отведенные им 20 минут сделать было невозможно. Один из студентов был «под­ставным лицом» и получал инструкцию с максимальной громкостью проигрывать на своем портативном магнитофоне рок-музыку и умень­шать громкость только после третьей просьбы «неосведомленного» испытуемого. Из 20 испытуемых только один сразу же потребовал от другого выключить музыку в столь категоричной форме, что тот немедленно повиновался. Трое других, потребовавших тишины один раз, не возобновляли свою просьбу после того, как «поклонник рока» отвечал им, что выключит музыку, как только кончится песня (это обещание он не выполнял). Ни один из остальных 80% испытуемых не произносил ни слова; хотя некоторые из них выказывали определенные признаки недовольства, они продолжали терпеть беспокойство, не буду­чи в состоянии сосредоточиться на задании.

Когда испытуемых спрашивали, почему, по их мнению, они так плохо выполнили тест, лишь немногие из них ссылались на музыку, а если и делали это, то оговаривались, что совсем не уверены, что именно она была помехой. Лишь после настоятельных просьб иссле­дователя рассказать об истинных переживаниях студенты признавались в том, что не могли сосредоточиться из-за музыки и даже злились на любителя рока; им хотелось вмешаться, но они так и не решились на это, успокаивая себя, что тест не настолько важен, чтобы предпринимать такой демарш. Однако, как показали дальнейшие исследования, при выполнении более «важных» тестов число терпеливых жертв не умень­шалось.

Мориарти и его сотрудники провели другой эксперимент, в котором подставные участники громко разговаривали в библиотеке колледжа или в кинозале, тем самым явно мешая своим ближайшим соседям. Лишь немногим более четверти последних реагировало на это, пере­саживаясь на другое место. Остальные терпели...

В Другом исследовании экспериментаторы создавали прямое столк­новение жертвы со «злоумышленником». Последний выжидал момент.

110 Глава 11

когда какой-то человек собирался выходить из телефонной будки, и спрашивал его, не видел ли тот кольцо, которое он, кажется, забыл на коробке автомата. Получив, понятно, отрицательный ответ, «агрессор» продолжал настаивать: «А вы уверены? Некоторые берут чужие вещи сами того не замечая. Если вам не трудно, не могли бы вы вытряхнуть свои карманы?» В ответ на такую агрессию разозлился только один человек, трое других вежливо отказались, а остальные 80% вывернули карманы...

По мнению Мориарти, подобная пассивность-признак серьезной социальной проблемы. Она показывает, что из-за стрессов современной жизни и порождаемого ими чувства одиночества и безликости люди, похоже, пришли к мысли, что немногое в этой жизни заслуживает защиты, в особенности от незнакомых людей. И Мориарти заключает:

«Законы, которые не выполняются, перестают быть законами, а права, которые никто не защищает, очень быстро могут отмереть».

Источник: Moriarty Т., A nation of willing victims. Psychology today, avril 1975 p. 43-50.

Документ 11.9. Межличностное влечение зависит и от обоняния

Устанавливая контакт с другими людьми, мы пользуемся не только зрением или слухом; по-видимому, определенную роль в том влечении или отвращении, которое мы испытываем к другим людям, играет и обоняние.

Этологи уже показали, что многие животные используют для комму­никации с представителями своего вида секреты некоторых желез, маркируя ими границы своей территории или привлекая партнера для спаривания. Эти секреты получили поэтому название «социальных гормонов» или феромонов.

О роли обоняния в жизни человека известно пока очень немногое;

однако такие выражения, как, например, «нос забит» (парадоксальным образом означающее, что человек ничего носом не чувствует), наводят на мысль, что этот орган чувств, безусловно, имеет более важное значение, чем мы обычно думаем.

Известно, что у женщин обоняние бывает особенно острым в период между наступлением половой зрелости и менопаузой, а до и после этого периода оно такое же, как у мужчин. По-видимому, острота обоняния у женщин колеблется и на протяжении менструального цикла, достигая максимума в момент овуляции. Чувствительность к запахам изменяется у них даже в течение суток; утром она выше, чем вечером.

Какую роль может играть обоняние в жизни человека?

Прежде всего каждый из нас, видимо, обладает своим индивидуаль­ным запахом, который позволяет другим людям более или менее бессознательно идентифицировать нас «носом». Этот запах может быть

Человек и другие люди 111

различным в зависимости от цвета кожи или цвета волос, а также от пола: мужчины и женщины издают разный запах вследствие того, что вырабатывают разные секреты. Особенно важную роль в возникновении между людьми влечения играют три группы веществ: секреты, выра­батываемые женскими половыми органами, вещества, содержащиеся в моче мужчин, и компоненты пота.

Английские ученые обнаружили у самок макака-резуса после вве­дения им эстрогенов пахучие секреты влагалища, вызывающие сильное половое возбуждение самцов. Оказалось, что эти вещества, которые авторы назвали «копулинами», представляют собой жирные кислоты и присутствуют также во влагалищных секретах женщин.

Моча взрослых мужчин содержит высокую концентрацию мускусно­го вещества, называемого экзальтолидом, чувствительность к которому у женщин намного выше, чем у мужчин или детей (Le Magnen, 1957).

Пот секретируется главным образом в подмышечных впадинах, где удерживается подмышечными волосами. Свежий пот имеет легкий запах, который, к сожалению, довольна быстро портится в результате ферментации, которой способствует ношение одежды.

Как сообщает этнолог Эйбл-Эйбесфельдт, представители некоторых племен Новой Гвинеи выражают свое дружеское расположение к ухо­дящему, проводя у него рукой под мышкой, нюхая руку и затем втирая его запах в свою кожу. На Филиппинах любовники, которым предстоит долгая разлука, традиционно обмениваются ношенной одеждой, чтобы как можно дольше чувствовать запах любимого человека.

Крафф-Эбинг (Kraff-Ebing, 1840-1906), немецкий психиатр, просла­вившийся своей знаменитой книгой "Psychopathia sexualis", сообщает о признании одного молодого крестьянина, который приписывал свои многочисленные победы над женщинами тому, что во время танца он сначала «проводил носовым платком у себя под мышками, а потом вытирал им лицо партнерши».

Был проведен ряд экспериментов с альфа-андростенолом - феромо-ном, выделенным из мужского пота. Как показал Дёрден-Смит (Dur-den-Smith, 1980), присутствие этого вещества в воздухе приводило к тому, что испытуемые начинали находить изображенных на фото­графиях мужчин и женщин более привлекательными и дольше, чем обычно, задерживались в телефонных будках с таким воздухом. Кроме того, женщины в зале ожидания или в театре чаще садились на те места, которые были пропитаны этим запахом2.

Принятые в нашем обществе представления о гигиене породили Целый ряд обычаев - от регулярного приема ванны или душа до употреб­ления всевозможных дезодорантов,-которые снизили до минимума

' В романе А. Хейли «Корни» африканский вождь учит своего сына издалека '•знавать белых по издаваемому ими запаху «мокрой курицы».

2 Цит. по Rathus, „Psychologie generale", Montreal, Ed..HRW, 1985, p. 124.

Глава 11

роль естественных запахов в нашей жизни. Переоценка сексуальных ценностей, быть может, вернет этим «телесным флюидам» утраченные ими права.

Источник: Elliot M.-F., Les odeurs de 1'amour, Psychologie, Mars 1977, n° 86, p. 31-34.

Документ 11.10. Похвала и критика

Все мы - и мужчины и женщины - нуждаемся в похвалах тому, что мы сделали и что, на наш взгляд, стоило нам труда. А вот как мы принимаем критику? Как мы ведем себя по отношению к тем, кто «ради нашего же блага» обращает больше внимания на наши промахи? Предпочитаем ли мы таких людей тем, кто льстит нашему «Я»?

Аронсон и Линдер (Aronson, Linder, 1965) попытались ответить на этот вопрос, поставив следующий опыт. На протяжении семи экспери­ментальных сеансов «подставные» участники опыта высказывали похвальные или, наоборот, критические замечания по поводу выполне­ния заданий испытуемыми. В зависимости от инструкций, полученных «подставными лицами», создавались ситуации четырех типов. От одних людей испытуемые получали на протяжении всех семи сеансов только похвалу; от других - только критику; от третьих - на протяжении первых трех с половиной сеансов только критику, а в течение остального времени только одобрение; от четвертых-наоборот, одобрение в первых трех с половиной сеансах и систематическую критику в трех с половиной последующих.

Затем испытуемых попросили, не упоминая о сделанных в их адрес замечаниях, выразить свое отношение к различным участникам экспе­римента, оценивавшим их деятельность.

Результаты изумили экспериментаторов. Прежде всего оказалось, что те «подставные лица», которые высказывали только критику, «нра­вились» испытуемым очень мало, но те, кто после одних только похвал принимался их критиковать, нравились еще меньше. Люди, все время выражавшие только одобрение, очень нравились испытуемым, но са­мого большого уважения удостоились те, кто сначала критиковал испытуемых, а потом стал хвалить их (рис. 11.22).

Как объяснить эти результаты? Возможно, что отрицательные от­зывы вызывают у человека напряжение, а следующие за ними похвалы доставляют облегчение и потому особенно высоко оцениваются. А мо­жет быть, мы просто склонны придавать большее значение суждениям человека, умеющего критиковать, но, главное, способного также оценить по достоинству наши качества.

Таким образом, можно, по-видимому, прослыть умным и проница­тельным человеком, если «сначала швырнуть в другого горшок, а уж потом бросить ему цветок». Поступая наоборот, можно прослыть человеком, который не знает, чего он хочет и что говорит. Чтобы завоевать расположение других, нужно так мало...

Человек и другие люди 113


Похвала, затем критика


Постоянная похвала


Рис. 11.22. Как показали Аронсон и Линдер, мы склонны особенно уважать тех людей, которые, покритиковав нас. способны затем оценить наши достоинства. Мы мало уважаем тех, с чьей стороны в наш адрес раздается только критика, но еще меньше тех, кто, похвалив нас, переходит вдруг на систематическую критику.

Документ 11.11. Парадоксальная коммуникация,

двойное принуждение и шизофрения

Парадоксальная коммуникация, лежащая в основе двойного при­нуждения, чаще всего принимает форму приказа, который «нужно выполнить, но выполнение которого состоит в гом, чтобы проявить неповиновение». Таким образом, парадоксальная коммуникация ставит участвующего в ней человека в «невыносимое положение».

По мнению Уотслэвика, парадоксальные приказания встречаются в повседневной жизни чаще, чем обычно думают; поэтому их осознание весьма важно для «психического здоровья партнеров, идет ли речь об отдельных людях, семьях, обществах или нациях». Вот несколько примеров, взятых из разных работ этого автора.

Первый пример-рецепт парадоксальной материнской коммуника­ции, который предлагает Гринсберг. Подарите своему сыну две спор­тивные рубашки. Как только он в первый раз наденет одну из них. печально на него посмотрите и произнесите проникновенным голосом:

«А другая,-она тебе не нравится?»

Другой пример показывает, что двойное принуждение можно понять в рамках системы, в которой не только «любая модель вызывает Реакцию», но где «сама эта реакция упрочивает общую схему».

«Представим себе, что отец-алкоголик начинает вдруг запутывать своих детей, требуя от них, чтобы они относились к нему как к любя-

114 Глава 11

щему и нежному отцу, а не как к злому и жестокому пьянице, каковым он на самом деле и является. Теперь дети не должны обнаруживать страх, когда отец возвращается домой пьяным и угрожает им, так что им ничего не остается делать, как скрывать свое истинное отношение к нему и соглашаться на притворство. Но предположим, что после того, как они в этом преуспели, отец вдруг обвиняет их в том, что они, скрывая свой страх, обманывают его, т.е. обвиняет именно в том поведении, которое сам навязал им своим террором. Если дети теперь обнаружат страх, они будут наказаны, так как своим поведением напомнят отцу, что он опасный алкоголик; если же они скроют страх, их накажут за «неискренность»; а если они попытаются протестовать и установить метакоммуникацию (например, говоря отцу: «Посмотри, что ты с нами делаешь!..»), они рискуют подвергнуться наказанию за «дерзость». Положение действительно невыносимое. Если вдруг кто-ни­будь из детей решит выйти из него, притворившись, что видел дома «громадную черную гориллу, извергающую огонь», отец вполне может заподозрить ребенка в галлюцинациях. Любопытно, однако, что в дан­ном контексте такое поведение, пожалуй, единственно возможное. В со­общении ребенка не содержится ни прямого указания на отца, ни отрицания причастности отца к ситуации; другими словами, ребенок указывает теперь причину своего страха, но делает это, как бы подразу­мевая, что причина страха совсем иная. Поскольку никаких черных горилл поблизости нет, ребенок по сути дела говорит: «Ты кажешься мне опасным зверем, от которого пахнет алкоголем»; но в то же самое время он отрицает это утверждение, прибегая к невинной метафоре. Один парадокс противоречит другому, и отец оказывается загнанным в угол. Он не может больше принуждать ребенка скрывать страх, поскольку тот боится не его, а какого-то воображаемого существа. Не может он и изобличить ребенка в фантазировании, ибо тогда он должен будет признать, что он похож на опасного зверя, а вернее, что он сам и есть этот зверь».

Приведем, наконец, последний пример, показывающий, как попа­дают в ловушку после расшифровки сообщений, сделанных партнерами, что «уменьшает число возможных последующих ударов».

«Мать звонит психиатру по поводу своей дочери, страдающей шизофренией; она жалуется, что у девушки начался рецидив заболева­ния. Девять шансов из десяти за то, что эти слова матери просто означают: дочь выказала матери свою независимость и кое-что ей «ответила». Например, дочь недавно переехала на новую квартиру, чтобы жить отдельно, что не совсем согласовывалось с планами матери. Врач попросил мать привести пример «аномального» поведения дочери. Мать ответила: «Ну вот, сегодня я хотела, чтобы она пришла ко мне обедать, и у нас было крупное объяснение, так как она сказала, что не хочет». Когда врач спросил, чем кончилось это объяснение, мать с некоторым раздражением ответила: «Ну, конечно же, я убедила ее прийти, потому что знаю, что на самом деле она хотела прийти, и у нее никогда не хватает духу отказать мне». Отказ дочери означает для

Человек и другие люди 115

матери, что на самом деле та хочет прийти, так как мать лучше ее знает, что происходит у той в «больном сознании»; согласие же дочери означает для матери лишь то, что у той никогда не хватает духу отказать. Таким образом, мать и дочь оказались жертвами парадок­сального наклеивания ярлыков на сообщения».

Столкнувшись с невыносимой абсурдностью ситуации, человек, не способный к метакоммуникации, может обнаружить одну из следующих реакций:

1. У него может сложиться впечатление, что какие-то существенные элементы ситуации от него ускользают, не позволяя ему уловить ее скрытый смысл, который другие, похоже, находят логичным и связным. В результате его охватывает потребность выявить эти элементы, и он кончает тем, что начинает принимать за них самые безобидные факты, не имеющие к ситуации существенного отношения.

2. Человек может реагировать на озадачивающую его логику си­туации, подчинившись всем ее требованиям и принимая их буквально, не делая различий между главным и второстепенным, правдоподобным и нереальным...

3. Наконец, он может полностью выйти из игры, отрезав все пути коммуникации и демонстрируя скрытность и неприступность.

В следующей главе будет показано, что каждая из этих трех схем поведения вызывает одну из трех форм шизофрении: параноидную, гебефренную или кататоническую. Действительно, как отмечают Бейт-сон и его сотрудники (Bateson et al., 1956), когда человек «не в состоянии без основательной посторонней помощи расшифровывать и комменти­ровать сообщения других людей», он «похож на саморегулирующуюся систему, лищившуюся своего регуляторного устройства; он обречен двигаться по спирали, совершая постоянные и всегда систематические искажения»; Уотслэвик добавляет к этому, что коммуникация шизо­френика, уже сама по себе имеющая парадоксальный характер, на­кладывает печать парадоксальности и на его партнеров, так что созда­ется порочный круг.

Источник: Watzlawich P., Melnick-Beavin J., Jackson D. (1967), Une logique de la communication, Paris, Seuil, 1972, p. 211, 218-220.

Ouvrage collectif, La nouvelle communication, Paris, Seuil, 1981, p. 249.

Документ 11.12. Любовь и истолкование улыбки

Жан тайно влюблен в Изабеллу, но не уверен, вызывает ли он у той ответное чувство. Ему хотелось бы знать, чем обусловлены ее улыбки при встречах-составляют ли они особенность ее манеры общения (внутренняя причина) или же они адресованы специально ему (внешняя причина) и, таким образом, имеют для него особое значение.

Жану известно, что большинство людей, испытывая чувство к дру­гому человеку, выражают ею главным образом улыбками (обычное поведение). Он замечает, что Изабелла всегда улыбается ему при встрече (постоянное поведение) и, с другой стороны, что она улыбается далеко

16

Глава 11



не всем (отличающееся поведение). Таким образом, в соответствии со шкалой Келли Жан, по-видимому, мог бы объяснить поведение Изабел­лы ситуацией (в данном случае-своим присутствием), а не просто складом личности девушки.

Прежде чем сделать окончательный вывод о том, что поведение Изабеллы свидетельствует о ее любви, он должен убедиться в двух вещах. Во-первых, в том, что поведение Изабеллы постоянно - что она улыбается не только тогда, когда хочет получить от него записи лекций (менее обычное поведение, обусловленное специфической внешней при­чиной) (см. примечание к схеме 11.1). Во-вторых, необходимо правильно расшифровать значение постоянного поведения Изабеллы. Как отмечает Эбби (Abbey, 1982), мужчины часто ошибаются в интерпретации, при­нимая улыбку или интерес со стороны женщины за попытку обольщения или поиск интимного контакта. Поэтому не исключено, что Изабелла хочет всего-навсего наладить с Жаном прочные дружеские отношения.

Наверное, Жану проще всего было бы выяснить ситуацию, прямо спросив об эгом девушку, пока улыбка не перестала быть избира­тельной.

Резюме

1. На самых разных уровнях - от атома до Вселенной - элементы объединяются в системы, которые в свою очередь образуют структуры со все более сложной организацией. Человек представляет собой лишь одно из звеньев этого континуума, а его равновесие и выживание возможно лишь в группе - составной части человеческого общества.

2. Размеры и защита территории зависят у человека от культуры, возраста, социального положения и т. п. Межличностная дистанция определяется степенью интимности отношения между людьми.

3. Окружающая среда и такие факторы, как перенаселенность, шум и загрязнение, иногда оказывают на людей пагубное влияние.

4. В каждой из групп, к которым принадлежит гот или иной человек. он занимает определенное социальное положение, с которым связана роль, позволяющая другим членам группы ожидать от него опреде­ленного поведения.

5. Существуют разные формы власти. Лидерство, по-видимому, зависит в основном от способности человека выдвинуться в тот момент. когда в группе ощущается в том потребность.

6. Конформизм развивается главным образом под влиянием со­циального давления; хотя в современном обществе альтруистическое поведение все еще продолжает играть важную роль, конформизм может стать причиной настоящей апатии у свидетелей драматических событий.

7. Влечение одного человека к другому определяется множеством факторов. В первую очередь это такие внешние факторы, как физическая близость, компетентность и взаимное вознаграждение.

8. Важную роль в коммуникации у людей играет невербальный язык. включающий выражение лица, телодвижения, прикосновения и голос.

Человек и другие люди 117

В любой момент сам характер общения между людьми составляет некую метакоммуникацию, указывающую на то, как следует понимать передаваемую во время общения информацию. Метакоммуникация лежит в основе «двойного принуждения».

9. Наше восприятие других людей чаще всего основано на том впечатлении, которое они на нас произвели, а также на объяснении причин их поведения их внутренними склонностями или той ситуацией, в которой они оказались.

10. Стереотипы состоят из зачастую слишком привычных упро­щенных представлений о других группах людей, о которых мы распо­лагаем скудной информацией.

11. Установки имеют три измерения: когнитивное, аффективное и поведенческое. Они формируются с детства и «кристаллизуются» в возрасте от 20 до 30 лет.

12. Центральные установки изменяются всегда с большим трудом, чем периферические. Изменение установок зависит от множества фак­торов, связанных с качествами коммуникатора, характером информации и особенностями реципиента.

13. Когда наши убеждения приходят в противоречие с фактами,'мы оказываемся в ситуации когнитивного диссонанса, 'выйти из которой можно, либо изменив установки, либо отвергнув факты или преумень­шив их значение, либо, наконец, найдя веские основания для сохранения прежних установок.

14. О предубеждении говорят в тех случаях, когда мы выносим свое суждение о других людях, даже не познакомившись с ними. Пред­убеждение позволяет человеку успокоиться насчет ценности собственной персоны, а также направить свою агрессивность на «группу-мишень» во время кризиса.

Материал для самопроверки

Заполнить пробелы

1. Животное маркирует.. вокруг гнезда или норы внутри своего жизнен­ного ..... .

2. Дистанция, позволяющая людям находиться друг от друга на расстоянии вытянутой руки, называется ..... ; дистанция, которая устанавливается между людьми на собраниях и в аудиториях, называется ......

3. К внешним факторам, способным вызвать серьезные нарушения психического равновесия человека, относятся ........... и ..... ......

4. Социальное положение человека связано с его ...... на которую рассчиты­вают другие члены группы и которая позволяет им ..... определенного поведения.

5. Власть ..... обеспечивается доскональным знанием той или иной области человеческой деятельности, что, например, характерно для ..... и вообще ..... .

6. Конформизм особенно сильно развивается в тех случаях, когда велико .....

конформности, а человек испытывает большую потребность в ..... .

7 Хотя человеческая история и изобилует примерами ...... недавние наблюдения выявили многочисленные случаи со стороны свидетелей ситуаций

8 Влечение, которое мы испытываем к другим людям, чаще всего связано с такими особенностями как , с нами. , , а также

9 Как полагасг Мерабян, смыст слов передает % содержания сообщения, а выражение лица %

10 Невербальный язык включает , , , , ,

11 Метакоммуникация представляет собой «коммуникацию над », т е над тем что буквально означает смысл

12 представляет собой ситуацию, в кс '"орой никакой невозможен

13 Наше восприятие других людей основано на впечатлениях, на которые часто влияет эффект , когда доминирует какая-то одна черта личности, или эффект , выражающийся в том, что наши первые впечатления наибо­лее

14 Каузальная атрибуция состоит в том, что поведение других людей объясняют либо свойственными им , либо , в которых эти тюди оказались

15 Из-за стереотипов мы часто имеем о других людях , сравнитель­но представление

16 Установка имеет три измерения и

17 Многие из наших установок формируются в результате контакта с , свою форму они, однако, приобретают в возрасте от до

18 Установка легче изменяется в том случае, есчи коммуникатор внушает , если он говорит не слишком , если он , и похож на нас самих

19 Содержание передаваемого сообщения не должно слишком сильно от мнения реципиента и должно показать ему, какие его могут ожидать , если он не свою установку

20 Наша к сообщению тем больше, чем больше оно нас , с учетом сложившейся для нас , наших и нашей

21 Механизм избирав жного позволяет человеку сохранять и своих установок, но и ю же самое время редко делает его более

22 Согласно Фестингеру стремление сохранить своих установок заставляет нас делать все возможное, лишь бы возникающий , и искать до­воды, чтобы себя, что сделанный нами выбор-наилучший

23 Чтобы поддерживать высокий уровень с другими людьми, мы скчон ны или даже расхождение между нашими и их установками

24 О предубеждении говорят в том случае, когда мы о человеке или о ipynne людей, даже не с ними и не зная причин их

25 Предубеждение, в частности, позволяет направлять на «группу-ми шень», которой, таким образом, отводится роль

Верно или неверно?

1 Величина межличностной дистанции зависит от культурных традиций

2 Во всех перенаселенных странах жители крупных городов испытывают серьезные проблемы связанные с чувством одиночества, уходом в себя и апатией

3 В большинстве случаев человек выбирает свою социальную роль добровольно

4 Достижение человеком власти чаще всего зависит от обстоятельств или даже от случая, а не от его внутренних качеств

5 Влияние, которое может оказать какое-то меньшинство на остальных людей, очень мало зависит от стиля поведения этого меньшинства

Человек и другие люди 119

6 Взаимное в течение двух людей определяется главным образом внутренними качествами каждого из них

7 Коммуникация основывается на всем поведении человека в целом

8 В отличие от стран с латинской культурой в странах с англо-саксонской культурой прикосновение играет большую роль в коммуникации

9 Метакоммуникация это такая форма коммуникации, которая уже сама по себе является сообщением, указывающим на то, как следует понимать передаваемую информацию

10 Эффект ореола состоит в том, что, усмотрев в человеке какое-то главное (по нашему мнению) качество, мы склонны видеть у него и другие свойства, гармонирующие с этим качеством

11 Мы склонны чаще объяснять поведение другого человека внешними причи­нами, нежели внутренними

12 Стереотип это сравнительно объективное представление о группе людей, с которой у нас были ограниченные контакты

13 Установки «выкристаллизовываются» в период от 12 до 20 тет и впостед-ствии изменить их очень трудно

14 Если коммуникатор внушает доверие, для изменения установок совсем не требуется, чтобы терминология, которой он пользуется, бьпа доступна реципиенту

15 В сообщении, преследующем цель изменить установку, часто можно с успе­хом использовать информацию, апеллирующую к страху

16 Сообщение может изменить установку реципиента благодаря механизму избирательного восприятия

17 В случае когнитивного диссонанса мы всячески стараемся обосновать сделан­ный нами выбор

18 Попытки достичь когнитивного равновесия часто приводят к изменению наших аффективных отношений с другими людьми

19 Предубеждение всегда означает, что суждение о другом человеке или группе людей выносится a priori

20 Авторитарная личность менее подвержена предрассудкам, чем прочие люди

Выбрать правильный ответ

1 Свою территорию животные

а) разделяют с другими сородичами,

б) ожесточенно защищают от всякого вторжения,

в) защищают от сородичей,

г) ограничивают только тем местом, где расположено гнездо или нора

2 Чрезмерная птотность населения чаще всего усиливает у людей

а) чувство одиночества,

б) чувство «анонимности»,

в) уход в себя

г) Все ответы верны

3 Чрезмерный уровень шума может вызвать у людей

а) уменьшение агрессивности,

б) усиление взаимопомощи,

в) ухудшение успеваемости в школе

г) Все ответы верны

4 Социальные роли связаны

а) с социальным положением,

б) с поведением, которого ждут от человека другие члены группы,

в) с фактическим поведением человека.

г) Все ответы верны. . Власть человека, представляющего существующий порядок, называется

а) законной;

б) властью вознаграждения;

в) принудительной;

г) властью эксперта. . Конформизму особенно сильно подвержены

а) очень дисциплинированные люди;

б) сравнительно умные люди;

в) люди, неустойчивые к стрессу,

г) Ни один из ответов не верен.

Апатию свидетелей в критических ситуациях можно объяснить

а) «распылением» ответственности;

б) уменьшением остроты ситуации;

в) боязнью принять решение в присутствии других.

г) Все ответы верны.

Вероятность увлечься другим человеком возражает, если он

а) часто находится поблизости;

б) обладает качествами, противоположными нашим собственным;

в) компетентен в тех областях, в которых мы сами плохо разбираемся.

г) Все ответы верны.

Интерес к другому человеку можно невербально выразить

а) помещенными на бедра руками:

б) пронзительным голосом;

в) пристальным взглядом, устремленным на собеседника.

г) Ни один из ответов не верен. Двойное принуждение

а) мешает людям общаться на уровне метакоммуникации;

б) связано с невозможностью выбора;

в) позволяет избежать шизофренического поведения.

г) Ни один из ответов не верен.

Склонность объяснять все поведение человека на основе тех качеств, которые,

на наш взгляд, являются у него главными, называется эффектом

а) первичности;

б) ореола;

в) плацебо;

г) Пигмалиона.

Согласно Келли, мы объясняем поведение человека внутренними причинами,

если это поведение является

а) постоянным, мало отличающимся и необычным

б) постоянным, отличающимся и обычным:

в) непостоянным, мало отличающимся и необычным.

г) Ни один из ответов не верен. Стереотипы

а) представляют собой результат нашего лично! о опыта;

б) укрепляются при тесном общении с другой группой людей;

в) всегда являются предубеждениями.

г) Ни один из ответов не верен. Установки

а) определяются только нашими мнениями и убеждениями;

б) являются результатом тех влияний, которым мы подвергаемся с детства:

Человек и другие люди 121

в) с большим трудом изменяются после 20-го года жизни.

г) Все ответы верны. 15 Коммуникатору легче воздействовать на наши установки, если он

а) внушает доверие;

б) любезен;

в) похож на нас самих.

г) Все ответы верны.

16. Для того чтобы сообщение звучало убедительно, оно должно

а) не слишком сильно отличаться от мнения реципиента;

б) часто видоизменяться;

в) взывать главным образом к страху.

г) Ни один из ответов не верен.

17. Реципиент сообщения склонен

а) легко менять свои установки;

б) объективно расшифровывать сообщение;

в) проявлять избирательность восприятия.

г) Все ответы верны.

18. Если мы стараемся убедить себя. что сделанный нами выбор-наилучший, мы тем самым пытаемся

а) усилить когнитивный диссонанс;

б) создать когнитивное равновесие между своими чувствами и поведением;

в) увеличить когнитивное расхождение.

г) Ни один ответ не верен.

19. Согласно теории когнитивного равновесия, мы склонны

а) убеждать себя, что другие согласны с нашим мнением;

б) преуменьшать расхождение между собственным мнением и мнением других;

в) избегать установок, нарушающих наши взаимоотношения с другими людьми.

г) Все ответы верны.

20. Предубеждения

а) чаще всего создаются у авторитарной личности;

б) основаны на потребности человека удостовериться в ценности собственной персоны;

в) позволяют направить агрессивность людей на «группу-мишень».

г) Все ответы верны.

Ответы

Заполнить пробелы

1 -территорию, пространства: 2-личной, публичной; 3 - перенаселенность, шум, загрязнение среды; 4-ролью, ожидать; 5 эксперта, ученого, профессионала:

6-давление, одобрении; 7-альтруизма, апатии, критических; 8 - внешними, фи­зическая привлекательность, сходство, комплементарность, компетентность, взаимное вознаграждение; 9-7, 55; 10-выражение лица, взгляд, телодвижения, прикосновения, голос; 11 коммуникацией, сообщения; 12-«Двойное принужде­ние», выбор; 13 ореола, первичности, стойки; 14 поведение, склонностями, ситуация; 15-расхожее, упрощенное: 16-когнитивное, аффективное, поведенчес­кое; 17 родителями, окончательную. 20, 30 лет; 18 доверие, быстро, привлека­телен, любезен: 19 отличаться, последствия, изменит: 20-восприимчивость, касается, ситуации, нужд. цели; 21 восприятия, стабильность, согласованность. объективным; 22-непротиворечивость, ослабить, диссонанс, убедить; 23 -согла­сия, преуменьшить, отрицать; 24—судим, познакомившись, поведения; 25-агрес­сивность. «козла отпущения».

Г шва II

Верно или неверно?

I В, 2 Н, 3 Н, 4 В, 5 Н, 6 Н, 7 В, 8 Н, 9 В, 10 В, 11 В, 12 Н, 13 Н, 14 Н, 15 В 16 Н 17 В, 18-Н, 19 В, 20 Н

Выбрать правильный ответ

1 в, 2 г, 3 в, 4 г, 5 а, 6 в, 7 г, 8 а, 9 в, 10 б, 11 б, 12 г, 13 г, 14 б, 15 г, 16 а 17 в 18 г 19-6, 20-г

Литература

Aronson E binder D E (1965) "Gain and loss of esteem as determinants of interper­sonal attractiveness", Journal of Experimental Social Psychology, n 1,p 156 171 Afch S E 1951 "Effects of group pressure on the modification and distortion of

Judgments", in H Geutskow (Ed), Groups, leadership and men, Pittsburgh (Pa),

Carnegie Bateson G (1972) Vers une ecologie de 1'espnt, tomes 1 et IT, Pans, Ed du Seuil 1977 et

1980 Beilharz R G Mylrea P J (1963) "Social position and movement orders of dairy

heifers". Animal behavior, n 11, p -''^ Bickman L Teger A Gabriele T Mclaiiulilin С Berqer M Sunday E (1973)

"Dormitory density and helping behavior". Environment and behavior, n° 5

p 465 490 Carbone T (1975) "Stylistic variables as related to source of credibility A content

analysis approach", Speech Monographs, n° 42, p 99 106 Cohen S Glass D D Singer J E (1973) "Apartment noise, auditory discrimination,

and reading ability in children", Journal of Experimental Social Psychology, n 9

p 407 422 Constanzo P R (1970) "Conformity and development as function of self-blame ,

Journal of Personality and Social Psychology, n 14, 366 374 Crutihfield R S (1955) "Conformity and Character" American Psychologist, n 10

p 191 198 Donnerste in E Wilvon D W (1976) ' Effects of noise and perceived control on ongoing

and subsequent aggressive behavior', Journal of Personality and Social Psychology,

n 34 (5), p 774 781 Durden-Smith J 1980 "How to win the mating game by a nose". Next, nov-dec,

p 85 89

Festmqer L 1957 A theoly of cognitive dissonance Stanford, Cat Stanford Uni­versity Press French J R P Jr Raien В 1959 "The basis of social power, in D Cartwnght (Ed )

Studies in social power, Ann Harbor Mich Institute of Social Research, p 150 167 Hall E T 1966 The hidden dimension, New York, Doubleday Heider F 1958 The psychology of interpersonal relations, New York, Wiley Hess EH (1965) 'The role of pupil size in communication'. Scientific American,

n°223 (5), p 110 119

Hoflmg С К Botzman E Dairy mple S Grace's N Pierce С М (1966) "An expe­rimental study in nurse-physician relationships", Journal of Nervous and Mental

Disease, n 143, p 171 180 Jones E E Kanduse D E Kcl!\ H H Nisbett R E Vahens S Wemer W 1971

Attribution Perceiving the cause of behavior. New York, General Learning Press

123

Чеювек и другие люди

Kelley Н Н 1967 "Attribution theory in social psychology", in D Levine (Ed)

Nebraska symposium on motivation, Lincoln, Neb University of Nebraska Press Kleinke С L (1977) 'Compliance to requests made by gazing and touching expe­rimenters in field settings', Journal of Experimental Social Psychology n° 13

p 218 223 Latane В Dailn J M 1970 The unresponsive bystander Why doesn't he help9, New

York Appleton-Century-Crofts Le Magnen J 1952 "Phenomenes olfacto-sexuels chez 1'homme", Archives de

Psychologie

Ley en's J P 1979 Psychologie sociale, Bruxelles, P Mardaga ed Mehrahian A 1972 Nonverbal communication Chicago Aldine Atherton Miller N Maruvama G Beaber R J Valone К (1976) "Speed of speech and persua­sion", Journal of Personality and Social Psychology, n 34, P 615 624 Montmolhn G de, 1977 L'mfluence sociale Phenomenes, facteurs et theories, Pans

PUF

Most. oiici S 1979 Psychologie des minonles actives, Pans, PUF Page R A (1977) 'Noise and helping behavior", Environment and Behavior, n° 9,

p 311 334 Sch/elderup-Ehhe Г (1913) "Social behavior in Birds" Handbook of Social Psychology,

С Murchmson (Ed), Worcester, Mass, dark University Press, 1935, p 947 972 Watzlannk P Веаып J H Jackson D D (1967) Une logique de la communication,

Pans, Ed du Seuil, 1972 Wilder D (1977) Perception of groups, size of opposition and social influence", Journal

of Experimental Social Psychology, n° 13, p 253 268 Zilman D Baron R A Tambonm R (1981) "Social costs of smoking Effects of tobacco

smoke in hostile behavior". Journal of Applied Social Psychology, n 11 (6)

p 548 561

Глава 12 «Иные»

Введение

Вот мы и подошли к последней главе книги. В предшествующих главах мы пытались разобраться, как человек воспринимает, чувствует, обучается, думает, говорит, творит ... , как развиваются эти разно­образные процессы и каким образом они позволяют человеку взаимо­действовать с другими людьми.

Хотя мы нередко обращали внимание на те препятствия, которые могут помешать развитию человека, до сих пор предполагалось, что мы все проходим в общих чертах сходный, как бы идеальный и более или менее стандартный жизненный путь, который приводит каждого к отве­чающим его природе целям. Иными словами, до сих пор мы рассматри­вали некоего «абстрактного» человека, противостоящего жизни вообще.

Еще раз повторим, однако, что каждый человек уникален, и в каждом отдельном случае речь идет о жизни, восприятиях, переживаниях, потребностях, планах и трудностях данного человека. Сталкиваясь с затруднениями, он волей-неволей повседневно приспосабливается к окружающей его физической и социальной среде, приносящей ему удовлетворение или порождающей у него тревогу и стресс.

В таких бесконечных «переговорах» с окружающим миром и другими людьми большинству удается сохранять относительное равновесие. Однако некоторые люди. слишком хрупкие или плохо подготовленные к жизни, «спотыкаются» в самом начале жизненного пути или позднее, когда жизнь подвергает их серьезным испытаниям. Их необычное, неадаптивное, аномальное поведение привлекает к ним внимание других, а потом их отгесняюг в сторону, отчуждают и превращают в «иных». В результате общество часто берет на себя «ответственность» за таких людей, которая в лучшем случае оборачивается помощью, а в худшем -изоляцией или попыткой насильственного возвращения к нормальной жизни.

Тревога и стресс

Как говорилось в главе 6, живое существо, ведущее непрерывую борьбу за свою адаптацию, снабжено такими механизмами, как эмоции и в особенности тревога, которые обеспечивают ему достаточную подготовку к действиям в новой или «кризисной» ситуации. Такие

«Иные» 125

механизмы, свойственные высшим животным, должны были играть важную роль в поведении наших предков, выживание которых сущест­венным образом зависело от способности к «противостоянию».

Современная жизнь, однако, сильно изменила условия нашего су­ществования, так что эта готовность к противостоянию становится все менее нужной для того, чтобы выжить. Между тем соответствующие механизмы сохраняются и продолжают действовать в самых разно­образных обстоятельствах, имеющих лишь очень отдаленное отношение к выживанию: во время разлуки, при потере близкого человека, при столкновении с новыми социальными ситуациями, при усилиях, необхо­димых для успеха в учебе и профессиональной деятельности, и т. д.

С физиологической точки зрения тревога не отличается от страха. 'Она сопровождается ускорением ритма сердца, подъемом кровяного давления, угнетением деятельности пищеварительного аппарата, легким потоотделением и т. п. Главное отличие состоит в том, что тревога вызывает активацию организма до того, как происходит ожидаемое событие.

Обычно тревога представляет собой преходящее состояние, она ослабевает, как только человек действительно сталкивается с ожидаемой ситуацией. Бывает, однако, и так, что ожидание, порождающее тревогу, затягивается, и организм вынужден тогда затрачивать много энергии для поддержания своей «дееспособности». В результате развивается состояние стресса, при котором организм проходит последовательные этапы синдрома адаптации, описанного Селье (см. гл. 6).

К несчастью, стресс нередко приводит к весьма печальным послед-сгвиям в виде различных физиологических нарушений. Чаще всего это головные боли1 и язва желудка (см. документ 6.10), но бывают и другие расстройства, обусловленные причинами эмоционального порядка:

артериальная гипертензия, артрит, астма (если только она не аллерги­ческого происхождения), колиты и даже некоторые формы стенокардии. Такие расстройства называют психосоматическими.

Другие последствия стресса носят более выраженный психический характер. Так, отмечаются нарушения на уровне личности, способные привести к полной дезорганизации поведения и отрыву от реальности, что побуждает окружающих людей задумываться о смысле подобной трансформации.

Вопрос, имеющий центральное значение для объяснения человеческо-

' Головная боль обусловлена длительным возбуждением нервных волокон, окружающих кровеносные сосуды, ответственные за кровоснабжение черепа; эти госуды находятся в состоянии хронического расширения из-за постоянной по­требности лицевых мышц, напряженных вследствие тревош или досады, в при­токе насыщенной кислородом крови. Хроническое расширение сосудов приводит к освобождению простагландина Ед, который участвует в возникновении болевых сигналов и синтез которого можег блокироваться аспирином.

126 Глава 12

то поведения, можно сформулировать следующим образом: какое пове­дение следует считать нормальным^ От ответа на него зависит и то, как следует определять отклонение, какой смысл нужно вкладывать в это понятие и, главное, в каких случаях поведение человека можно расце­нивать как «аномальное».

Что такое аномальное поведение?

Объективного ответа на этот вопрос не существует. Он зависит исключительно от тех критериев, которые приняты у представителей данной культуры в определенную историческую эпоху. То, что вчера считалось ненормальным, завтра, возможно, будет казаться нормаль­ным, а то, что нам представляется неприемлемым, иногда очень хорошо вписывается в жизнь других народов.

Необходимо также различать критерии, которыми пользуются другие люди, определяя поведение раздражающего или вызывающего у них недоумение человека как «ненормальное», от тех критериев, которыми при этом пользуется сам этот человек, характеризуя, например, свое состояние, когда он не способен преодолеть собственное расстройство или даже просто сообщить о нем.

Как правило, чем реже встречается та или иная форма поведения, тем больше вероятность, что ее будут воспринимать как аномальную. Как и в случае интеллекта (см. гл. 9), речь идет здесь о статистическом критерии, позволяющем утверждать, что от 2 до 3% людей по обе стороны от того большинства, которое ведет себя более или менее «нормально», окажутся люди соответственно «слишком» или «недос­таточно» общительные, беспокойные, организованные и т.д.1

Чаще всего, однако, «ненормальным» считают человека, «вышедше­го из всех нормальных рамок», все поведение которого идет вразрез с ценностями, привычками или установками других людей.

Поведение будет считаться тем «ненормальнее», чем больше опас­ности оно будет представлять для самого человека или для окружающих. В качестве примеров можно привести суицидальные действия, злоупот­ребление наркотиками или поведение, создающее угрозу для обществен­ного порядка.

Одним из критериев аномальности может быть тот факт, что «расшифровка» окружающего мира головным мозгом происходит у данного человека не так, как у других. Из главы 5 мы уже знаем, что наше восприятие действительности организуется и «стандартизируется» головным мозгом, важная функция которого состоит в фильтрации внешних сигналов. Всякое отклонение от «нормальной» расшифровки

1 Считают, что в США у 10% детей есть шансы на то, что на протяжении жизни у них возникнет какое-либо психическое расстройство. Фактически в пси­хологической помощи или поддержке нуждаются 3-4% американцев.

«Иные» 127

этих сигналов связано с риском неправильной адаптации. Именно так обстоит дело у людей с нарушениями слуха или обоняния, а также у тех, кто склонен воспринимать взгляды и жесты других людей как враждеб­ные или, наоборот, как самые благожелательные.

Кроме того, дело может заключаться и в изменении уровня сознания, связанном с его «помрачением», что может стать причиной зрительных или слуховых галлюцинаций. Такого рода частые погружения во внутрен­ний мир нормально воспринимаются лишь у некоторых народов, где их рассматривают как способ общения с «потусторонним миром». Как говорилось в главе 4, западная культура единственно нормальным состоянием сознания признает экстравертированное сознание.

Но еще сильнее, чем перечисленные симптомы, внимание к человеку могут привлечь эмоциональные нарушения, например преувеличенные проявления грусти или гнева, безосновательные страхи или депрессия, вызванная травмирующим событием, преодолевать которую человек не в состоянии.

Наконец, бывает, что и без каких-либо эмоциональных расстройств человек оказывается неспособным преодолеть жизненный стресс, что ведет к уходу в себя или просто уединению и тем самым к разрыву нормальных путей общения с другими людьми.

Таким образом, понятие нормы весьма неоднозначно, и если вду­маться, то можно прийти к выводу, что четкой границы между «прием­лемым» и «неприемлемым» нет. Не существует и «идеальной» нормы. Всякий человек в той или иной степени ненормален. Просто у отдельных людей некоторые свойства выражены сильнее, чем у остальных, и поэтому такие люди нуждаются в поддержке, чтобы адаптироваться (см. документ 12.1).

Споры начинаются тогда, когда нужно решить, какой должна быть эта поддержка-социальной, психологической или медицинской. Выбор, который в этих случаях необходимо сделать, по существу, зависит от того подхода, к которому прибегают в попытках объяснить аномальное поведение, а также определяется историей борьбы с «безумием» в нашем обществе.

Некоторые подходы к пониманию аномального поведения

Демонология

На протяжении всего средневековья безумие считалось следствием одержимости бесом. Аномальное поведение человека объясняли присут­ствием «злого духа», которого во что бы то ни стало нужно было изгнать с помощью заклинаний и дурного с ним обращения. Чаще всего, однако, подобные меры не действовали; церковь пребывала в убеждении, что ведьмы и колдуны заключили с дьяволом нерасторжимый договор. и поэтому их нужно просто уничтожать, сжигая на костре. В 1484 году

128 Глава 12

Рис. 12.1. Уверенность в том, что психические расстройства связаны с одержи­мостью бесом, приводила к изобретению различных способов избавления чело­века от дьявола. В средние века «ведьм» сжигали (А). Всего только столетие назад некоторые медики проповедовали насильственные методы борьбы с безумием (Б), а другие, как это видно из рисунка 1880 года (В), пытались успокаивать безумных, помещая их в специальные клетки.

папа Иннокентий VII издал даже специальную буллу, призывавшую духовенство к безжалостному истреблению «ведьм».

На протяжении последующих столетий «безумцев» продолжали под­вергать изоляции, избегая общения с ними или даже изгоняя их. В некоторых странах их бросали в тюрьмы, где гноили вместе с преступ­никами. В других странах их помещали на особые суда - «корабли сумасшедших», которые спускались по рекам, время от времени оста­навливаясь у пристаней, где из этого устраивали зрелища для публики (Foucault, 1972).

В XVI и XVII веках начинают (особенно в Англии) открываться приюты для умалишенных, предназначенные для изоляции лиц с психи­ческими расстройствами. Здесь, однако, их ждала не более завидная участь, чем в тюрьмах. Очень часто их заковывали в цепи или сажали в клетки, чтобы утихомирить (рис. 12.1).

Только в конце XVIII века безумием занялась медицинская наука 1, назвав это расстройство, подобно органическим нарушениям, болезнью. Такое признание привело к рождению психиатрии и возникновению понятия «психическое заболевание».

' Это событие связывают с именем французского врача Пинеля; на одной из картин того времени изображено, как он приказывает снять цепи с «безумных и умалишенных» (рис. 12.2).

«Иные» 129

Рис. 12.2. Филипп Пинель был первым врачом, который в 1792 году потребовал освободить «умалишенных», содержавшихся в приюте Бисетр в Париже, от сковывавших их цепей и начал относиться к ним как к психически «больным» людям. Этот гуманный акт открыл эру психиатрии.

Медицинский подход

На протяжении XIX столетия ученые исследовали симптомы различ­ных психических нарушений, описывали и классифицировали их, а также . разрабатывали методы лечения того или иного расстройства с целью вернуть больного к нормальной жизни.

В 1883 году немецкий психиатр Крепелин опубликовал первое «Руководство по психиатрии», в котором даются названия, описания и систематика «душевных болезней».

Веру людей в медицину укрепило и открытие вакцинации француз­ским ученым Луи Пастером, показавшим, что причиной многих бо­лезней являются микроорганизмы, в частности бактерии. Разработан­ные позднее методы лечения сифилиса и тифа', при которых, как известно, возможны психические осложнения, подкрепили мысль о том, что у всех душевных болезней есть свои органические причины.

В свою очередь неврологические исследования показали, насколько тесно некоторые области мозга связаны с такими функциями, как речь и отдельные специфические формы поведения.

Что касается наследуемости психических болезней, то результаты наблюдений над близнецами, родители которых страдали такими

' Третичный сифилис может приводить к утрате контроля над мышцами, к слепоте, глухоте и серьезным психическим нарушениям. Тиф в определенной ""адии сопровождается сильной лихорадкой и делирием (бредом).

130 Г.шиа 12

болезнями, большей частью интерпретировались учеными в пользу представлений об их наследственной передаче'.

Наконец, в 50-е годы нынешнего столетия бурное развитие психо­фармакологии и открытие успокаивающего или возбуждающего дей­ствия некоторых лекарственных препаратов вселило во всех психиатров веру в то, что в контроле нашего поведения, возможно, участвуют биологические механизмы. Это стало еще более правдоподобным, когда в 70-е годы была выявлена роль нейромедиаторов, недостаток или избыток которых в организме, по-видимому, играет важную роль в развитии некоторых поведенческих расстройств.

Психоаналитический подход

Один психиатр прославился тем, что предложил психологическую модель, объясняющую возникновение «душевной болезни». Речь идет о Фрейде и его теории психоанализа.

Напомним, что, согласно Фрейду, мысли и поведение человека по большей части имеют бессознательную природу. Чаще всего они воз­никают в результате конфликта между связанным с реальностью со­знанием, с одной стороны, и подсознательными сексуальными или агрессивными побуждениями-с другой.

Кроме того, Фрейд показал, что некоторые симптомы у больных можно снять, «высвободив» под гипнозом эмоции и чувства, связанные с определенными травматизирующими событиями, пережитыми в дет­стве, а затем подавленные. Так, у одной из пациенток Фрейда нормальное дыхание восстановилось после того, как под гипнозом ей стало понятно чувство вины, пережитое одним душным вечером, когда, бодрствуя у изголовья умирающего отца, она захотела оставить его и уйти на какой-то праздник. По Фрейду, этот пример позволяет объяснить, каким образом подавление молодой девушкой своих потребностей привело к конфликту, проявившемуся впоследствии на физиологическом уровне.

Психическая структура личности

Многочисленные наблюдения, которые позднее сделал Фрейд над своими пациентами, привели ею к разработке нового варианта своей теории, позволившего, по его словам, лучше понять динамику челове­ческого поведения. Речь идет о гипотезе, согласно которой любой поступок человека является результатом конфликта между различными психическими структурами 2, обозначенными Фрейдом как «Оно», «Я» и «С верх-Я» (рис. 12.3).

' Этот вопрос подробнее будет обсуждаться в настоящей главе дальше, при рассмотрении шизофрении.

2 Речь идет здесь о гипотетических структурах, относящихся к области мысли и, таким образом, не имеющих пол собой какой-либо реальной физиоло­гической основы.

«Иные» 131

Рис. 12.3. Три структуры личности, связанные, по Фрейду, с разными уровнями сознания. «Я» и «Сверх-Я» представлены в сознании слабо, подобно тому как над поверхностью воды выступает лишь верхушка айсберга. Между структурами личности существуют зоны конфликтов, которые способны дестабилизировать личность, если ее «Я» не обладает достаточной силой, чтобы восстановить между этими структурами равновесие.

«Оно» представляет собой совокупность биологических влечений и потребностей (в том числе сексуальных), составляющих часть на­следственного багажа ребенка при его появлении на свет и требующих лишь возможности проявиться вовне и получить удовлетворение. Таким образом, «Оно» имеет по преимуществу подсознательную природу и руководствуется принципом удовольствия.

«Я» - психическая структура, постепенно освобождающаяся от кон­такта с внешней средой. Мало-помалу «Я» приобретает способность определять, какие влечения, смотря по обстоятельствам, могут найти удовлетворение, а какие нет. «Я», таким образом, руководствуется принципом реальности, позволяющим ему в любой момент времени оценить уместность или выполнимость действий, мотивируемых по­требностями «Оно».

Наконец, «Сверх-Я» представляет собой структуру, образующуюся под влиянием социальной среды и ее запретов. Она формируется во время процесса социализации и постепенно принимает на себя функцию нравственного сознания, оценивающего с точки зрения «добра» и «зла» каждый поступок человека, планируемый его «Я» под давлением «Оно». Именно «Сверх-Я» лежит в основе чувства вины, которое испытывает «Я», принимая решение об удовлетворении какой-либо потребности. Так, например, обстоит дело при разрядке сексуального напряжения с помощью мастурбации, что нередко сопровождается чувством «греха»,

132 Г шва 12

обусловленным воспитанием и ложными представлениями относительно этой практики.

Таким образом, между тремя психическими структурами неизбежны конфликты, и oi того. как они разрешаются, зависит ориентация наших поступков. Реалистическое разрешение этих конфликтов свидетельствует о сильном «Я», способном в любую минуту взвесить требования «Оно» и давление со стороны «Сверх-Я» и таким образом определить, какой поступок будет самым целесообразным и самым логичным. Подобные рассуждения, однако, носят довольно утопичный характер: большинство из нас не имеет ничего общего с тем холодным и трезвомыслящим существом, когорое способно было бы придерживаться такой установки

Наоборот, очень часто фрустрации, которые под давлением «Сверх-Я» испытывает «Оно», побуждают «Я» снимать напряжение с помощью различных «выпускных клапанов», таких, например, как агрессивное поведение, обращение к алкоголю или психотропным ве­ществам (включая не только курение табака или прием транквилизаторов), а также использование механизмов психологической защиты.

«Я» и механизмы психологической защиты

Если человек не способен эффективно контролировать некоторые жизненные ситуации, на помощь ему приходят механизмы психологи­ческой защиты «Я», обеспечивающие ему бессознательную компенсацию этой неспособности и ослабляющие связанные с ней стресс и тревогу. Такие механизмы дают человеку возможность достичь удовлетворения пот ребносгей-иногда реального, а чаще воображаемого или слишком сильно оторванного от реальности - путем отрицания или искажения действительное ги или же отрицания тех представлений и побуждений. которые порождают тревогу (см. документ 12.2).

Механизмы психологической защиты, изученные Фрейдом и его дочерью Анной, весьма многообразны. Рассмотрим самые главные из них.

Чаще всего человек прибегает к такому защитному механизму, как подав icmie. Как мы уже знаем, оно состоит в вытеснении желания или конфликтной ситуации в область подсознательного. Речь идет об актив­ном забывании подобного психического материала, который, однако. сохраняет весь свой динамический потенциал в виде подавленного влечения. Во время гипноза или некоторых сомнамбулических состояний может произойти его вспоминание.

Реактивное обучение предполагает принятие человеком чувств и поступков, противоположных тем, что были вытеснены им. с целью еще более сильного их подавления. Этот защитный механизм лежит в основе многих черт характера. Он особенно свойствен слишком мягким и с шш-ком сострадательным людям, матерям, чересчур озабоченным опас­ностями, которые могут угрожать их детям, и т. п.

Отрицание и отвергание. напротив, выражаются в бессознательном отказе допустить существование определенных фактов или в трансфор-

«Иные»


133




Рис 12.4 Не является ли искусство хирурга резуль­татом сублимации садистских побуждений, подав­ленных в детском возрасте?

мировании реальности с целью приспособить ее к своему поведению. Сказанное относится, например, к ребенку, который ночью идет по плохо освещенной дорою и при этом громко поет, или к человеку. который знает, что он неизлечимо болен, но продолжает при этом заниматься прежней работой, избегая всяческих разговоров о своей болезни и даже строя долгосрочные планы.

Вытеснение означает замену недостижимой цели другой целью, вполне достижимой. Этот защитный механизм можно проиллюстриро­вать классическим примером человека, который дает пинка своей собаке, вернувшись с работы, где он целый день должен был безропотно сносить недовольство и претензии своего начальника.

Сублимация представляет собой разновидность вытеснения, прино­сящую человеку реальное удовлетворение. Она заключается в том, что человек ориентирует свое поведение на достижение цели более высокой. чем га. которая была поставлена первоначально, но оказалась недости­жимой. Так может обстоять дело со всяким, кто остановил свой выбор на какой-то любимой профессии, продуктивно работает и добивается тем самым социального признания. Любимое занятие для таких людей -своего рода замена удовлетворения психических побуждений, блокиро­ванных в детстве. Так, ребенок, которому не позволяли играть со своими экскрементами, может впоследствии преуспеть в гончарном ремесле, а дети, у которых подавлялись садистские наклонности, могут стать мясниками или хирургами (рис. 12.4).

Проекция состоит в наделении других людей собственными чувства­ми. неприемлемыми с точки зрения «Сверх-Я». «Почему ты больше меня не любишь?» - спрашивает такой человек у своей любовницы, которую подсознательно уже хотел бы бросить сам.

Рационализация заключается в поиске удобных причин для оправда­ния невозможности совершить тот или иной поступок или, наоборот. в поиске убедительного обоснования неприемлемого поведения. «Эта Девочка слишком глупа, чтобы тратить на нее время»,-говорит молодой человек, ухаживания которого остались без внимания...

Человек прибегает к подобным механизмам психологической защи-

134 Глава 12

ты (за исключением разве что сублимации) только как к крайнему средству. Речь идет о стратегиях, требующих огромных затрат энергии. отдачей от которых чаще всего будет лишь иллюзорное удовлетворение. Они только частично и на очень короткое время могут ослабить тревогу. порожденную конфликтом.

Как бы то ни было. механизмы психологической защиты все-таки служат средством борьбы с тревогой, пока человек не найдет более рационального способа разрешения проблемы или конфликта.

Только в тех случаях, когда к психологической защите человек прибегает систематически, во всех порождающих тревогу ситуациях, или когда он слишком сильно искажает действительность, что приводи! к развитию неадекватного поведения (мытье рук десятками раз на дню. необъяснимая боязнь некоторых мест, страх перед безобидными живот­ными и т. п.), можно считать, что у него развивается состояние, которое Фрейд назвал неврозом (см. документ 12.4).

Бывает, однако, и так, что из-за чрезмерного развития процессов вытеснения дезорганизуется вся личность в целом. Возникающий в ре­зультате отрыв от реальности и выход «Оно» из-под контроля двух других психических структур приводят человека к деградации и уходу от мира. что уже характерно для психоза.

Бихевиористский подход

Медицинский и психоаналитический подходы к аномальному поведе­нию акцентируют внимание на внутренних причинах поведенческих расстройств. Напротив, бихевиористы видят в аномальном поведении. как и во всяком другом, результат научения и поэтому счигают, что причины его MoiyT быть только внешними. Страх, вызванный Уотсоном и его сотрудницей у маленького Альберта, убедительно свидетельствует. на их взгляд, о том, что развитие у человека разнообразных нарушений можно объяснить просто-напросто классическим обусловливанием (см. документ 7.1).

С точки зрения бихевиористов, воздействие внешней среды как источника подкрепления в основном позволяет понять, каким образом ослабевают одни формы поведения и на их месте возникают другие, в том числе аномальные, подкрепляемые факторами окружения. Сле­дует, кроме того. отметить, что во многих случаях на процесс обус­ловливания накладывается и социальное научение путем наблюдения над «моделью». Например, при воспитании ребенка в преступной среде весьма вероятно, что у него выработается антисоциальное поведение:

точно так же воспитание, сопровождающееся сильным подавлением сексуальности, может привести к появлению в зрелом возрасте психо­сексуальных расстройств. Здесь уместно вспомнить и о том, как, по мнению Селигмена, развиваются чувства бессилия и неудачи по прин­ципу научения на основе депрессии (см. досье 7.1).

Такие более серьезные расстройства личности, как шизофреническое поведение, бихевиористы объясняют бегством от реальности, которое.

«Иные»

135



по их мнению, для некоторых людей оказывается самым действенным средством спасения от жизненного стресса. Как мы увидим дальше, этому объяснению соответствуют и предлагаемые бихевиористами ме­тоды терапии.

Когнитивный подход

Этот подход основан на том принципе, что чувства и действия человека перестают соответствовать ситуации, после того как он начи­нает расшифровывать эту ситуацию, пользуясь иррациональными и потому неадекватными соображениями. Например, эмоциональное рас­стройство, сопровождаемое чувством тревоги и бессилия, связано скорее с ложной когнитивной интерпретацией человеком тех или иных событий, нежели с самими этими событиями.

Эллис (Ellis, 1962) выделил ряд иррациональных представлений, кото­рые, по его мнению, бывают причиной большинства неадекватных поступков человека. Вот некоторые из них: «главное-заставить всех, с кем приходится сталкиваться, полюбить себя»; «важно всегда прояв­лять компетентность, вести себя, сообразуясь с обстоятельствами, и доводить до успешного конца любое начинание»; «переживать жизнь как катастрофу, если события развертываются не так, как тою хотелось бы»; «людей, желающих нам зла, следует всегда порицать и нака­зывать»; «против суровой жизненной реальности всегда можно найти эффективное средство».

Подобные представления покоятся на заложенных в каждого из нас глубинных потребностях (потребность рассчитывать на поддержку дру­гих, потребность быть любимым, проявлять свою компетентность и т. п.), удовлетворение которых необходимо для душевного равновесия. Весь парадокс, однако, заключается в том, что, поскольку мы приписываем этим потребностям чрезмерное значение, их удовлетворение становится

Активирующее событие

с

т

+

р

Представление о ситуации

("у меня это не получится, меня не любят, я плохой человек . " )

Z2^

Е С С

Объективный анализ ситуации

Неспособность к объективному

анализу ситуации

~-'\ Позитивное """V действие

расстройство

поведения

ис.^12.5. Согласно теории АВС Эллиса. причиной стресса (С) и вызываемых им РРустрации или неадапгивного поведения бывает не столько сама ситуация (А). колько связанные с нею убеждения (В).

136 Глава 12

очень трудной или даже невыполнимой задачей, а сами мы при этом испытываем эмоциональные расстройства и тревогу.

В своей «теории АВС» Эллис (Ellis , 1976) показывает, каким образом эмоциональную реакцию (С) человек чаще всего приписывает «акти­вирующему событию» (А), тогда как на самом деле она обусловлена теми представлениями (В) об этом событии, которые имеются у че­ловека (рис. 12.5).

Так, стресс (С), в результате которого студент может провалиться на экзамене, вызван скорее мыслью, что «ему ни за что его не сдать» (В), нежели содержанием самого экзамена (А). Очень часто для того. чтобы исправить положение, достаточно лишь объективно оценить ситуацию, рассмотрев каждый ее аспект с разумной точки зрения и осознав, что «это еще не конец света». Именно так и следует поступать в большинстве жизненных обстоятельств, имея в виду их материальные, социальные или аффективные последствия.

Гуманистический подход

В главе 10 мы рассмотрели развитие личности с точки зрения гуманистической психологии. Напомним, что в теории личности по Роджерсу центральным понятием является «реальное Я», т. е. те пред­ставления, которые человек имеет о самом себе, своих восприятиях, ценностях, чувствах и установках.

По мнению Роджерса, с одной стороны, индивидуум стремится привести в соответствие с этими представлениями о самом себе, т. е. со своим «реальным Я», как можно больше своих внешних переживаний. С другой стороны, он пытается сблизить представление о самом себе с теми глубинными переживаниями, которые составляют его «идеальное Я» и соответствуют тому, чем он хотел бы быть. Таким образом, «реальное Я» может так и не достичь соответствия «идеальному Я» либо из-за того, что под давлением внешних обстоятельств человек вынужден отказывать себе в определенном жизненном опыте, либо потому, что он навязывает себе такие чувства, ценности или установки, которые только отдаляют его «реальное Я» от «идеального^.

СОЦИАЛЬНОЕ ОКРУЖЕНИЕ

nctkLunc "а'\ РСДПОПиЕ Л

ИДЕАЛЬНОЕ

"я"

Рис. 12.6. По Роджерсу, тревога и неадаптивные формы поведения возникают в результате несоответствия между «реальным Я», страдающим под бременем тех или иных жизненных обстоятельств, и глубинными чувствами человека. составляющими его «идеальное Я».

«Иные» 137

Тревога и нарушение психологической адаптации могут быть резуль­татом несоответствия между «реальным Я» и жизненным опытом, с одной стороны, и между «реальным Я» и тем идеальным образом. который сложился у человека о себе самом,-с другой (рис. 12.6).

Социо-культурный подход

В 60-е годы появилось новое течение, развиваемое главным образом психиатрами и вновь поставившее во главу угла те представления о психических нарушениях, которых придерживались обычные люди и особенно представители традиционной психиатрии.

Согласно этому подходу, «безумных» порождает само общество своим отношением к аномальному поведению и его истолкованием. Ведь психическое заболевание, как отмечает Szasz, представляет собой не то, что человек «имеет», а скорее то, «чем он является» или «что делает» и к чему бессознательно стремится. Таким образом, по мнению этого автора, психическое заболевание-это миф. Приклеивая ярлык психи­чески больного человеку, которому просто несколько труднее жить, чем другим людям1, с него снимают ответственность за его проблемы, что и побуждает его вести себя как подобает «больному».

Как уже говорилось в главе 10, наше восприятие поведения других людей значит для нас гораздо больше, чем само по себе это поведение. В этом смысле, как полагает Гофман (Goffman, 1961), ярлык, наклееный на человека, поведение которого выходит за рамки принятых норм. способен лишь подкрепить ту интерпретацию его поведения, которую мы собираемся сделать, и изменить наше собственное поведение по отношению к нему. Все это может привести к одиночеству человека «с ярлыком» и к еще большей неспособности его общаться с другими. Чаще всего такая изоляция приводит его в больницу, условия которой таковы, что имевшаяся аномалия достигает крайней степени, а это в свою очередь более или менее ясно «подтверждает» посгавленный ранее диагноз.

Лэинг (Laing)2 гоже отвергает медицинский подход к психическим нарушениям, основанный на классификации симптомов, которые, по его мнению, представляют собой просто-напросто «досужие вымыслы» в попытке постичь неизвестное. Согласно Лэингу, больной становится шизофреником не сам по себе, а благодаря обществу, которое его гаковым делает; поэтому в первую очередь следует изменить общество и отношения между людьми. С этой точки зрения кризис, переживаемый больным, важно интерпретировать не как симптом деструкции, а как

См. в документе 11.10, как Бейтсон интерпретирует ситуацию двойного принуждения, в которой оказался ребенок-шизофреник.

Лэинг возглавляет направление, вызывающее в Англии многочисленные споры, которое Купер назвал «антипсихиатрией» и которое пытается доказать, то существует иной способ борьбы с психическими страданиями, отличный от подхода официальной психиатрии.

138 Глава 12

признак выздоровления, и единственное, чем можно помочь человека в преодолении кризиса,-это сопровождать и поддерживать его, продви­гаясь с ним по этому пути бок о бок, чтобы помочь ему «вновь обрести себя» на другом конце туннеля. По мнению Лэинга, бесполезно и оши­бочно будет тянуть пациента назад с помощью шоковой терапии, чтобы вновь затолкать его в ту среду, из которой он хотел выбраться, укрывшись в иной сфере бытия.

Классификация психических расстройств

Как мы видим, главное расхождение между сторонниками меди­цинского подхода и психиатрами, стоящими на более психологических позициях и сосредоточенных на психической динамике самого человека, касается самого понятия «психическое заболевание» и вопроса о том, кого следует считать «психически больным».

Попытку Крепелина описагь и классифицировав «психические бо­лезни» по их симптомам в рамках медицинской модели повторила Американская психиатрическая ассоциация. В 1980 году она опублико­вала третье издание «Руководства по диагностике и статистике психи­ческих нарушений» (DSM ' III). Авторы этой книги попытались придать единообразие классификации психических расстройств и характеризую­щих их симптомов с целью выработать единый международный язык психиатрии.

В разных изданиях «Руководства» прослеживается эволюция понятий психиатрии. Так, еще во втором издании книги (DSM II), вышедшем в 1968 году, сохранялось крупное, введенное еще Фрейдом подразделе­ние психических расстройств на неврозы, возникающие вследствие внутреннего конфликта, и психозы, проявляющиеся в неспособности адаптироваться к реальности. К этой последней категории в DSM II относились органические психозы, связанные с ухудшением физического состояния нервной системы, и функциональные психозы, физиологическая основа которых неизвестна.

В DSM III предпочтение отдано классификации психических рас­стройств, основанной не на гипотетическом объяснении их причин, а скорее на видимых проявлениях аномалий поведения. Так, два больших класса расстройств разделяются на 17 диагностических категорий ,

' ,,Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders"; первое издание вышло в 1952 г.

2 К этому первому диагностическому подразделению авторы добавили еще четыре; во втором из них делается попытка отразить черты личности пациента. в третьем рассма1риваются сопутствующие физические нарушения. Наконец, в четвертом подразделении, связанном с прогнозом заболеваний и их терапиеи^-авторы пытаются определить уровень стресса, который мог испытывать больной перед развитием у него расстройства, а в пятом оценивается его способность противостоять жизненным трудностям.

«Иные»

Таблица 12.1. Диа1 ностические катеюрии психических рассгройств (по DSM III)

\ Тяжелые психические расстройства.

1. Расстройства, свойственные детскому и подростковому возрасту Умственная отсталость

Расстройства внимания (например, гипсрактивность) Расстройства поведения (агрессивное или недостаточно социализированное поведение)

- Расстройства, сопровождающиеся тревогой

- Расстройства, связанные с потреблением пищи (анорексия, булимия)

- Стереотипные движения (тики) Расстройства с физическими проявлениями (энурез, энкопрез)

- Доминантные нарушения развития (например, аутизм)

2. Психические расстройства органического происхождения

- Сенильные и пресенильные деменции

Расстройства, вызванные лекарственными препаратами (отравления, галлюцинации, амнезии ...)

3. Расстройства, связанные с приемом лекарственных препаратов

- Зависимость, привыкание, передоэировка

4. Шизофренические расстройства

- Несисгематиэированная шизофрения

- Кататоническая шизофрения

- Параноидная шизофрения

- Шизофрения неопределенного типа

5. Параноидные расстройства

- Паранойя

6. Неклассифицированные психотические расстройства

- Острые психотические шиэофрениформные или шизоаффективные реакции

7. Аффективные расстройства Биполярные расстройства

- Глубокая депрессия

Прочие специфические аффективные расстройства (депрессивный невроз и др.)

8. Расстройства, связанные с тревогой

- Фобии

- Панические расстройства

- Обсессивно-компульсивные расстройства

- Посттравматические расстройства

9. Соматоформные расстройства

- Конверсионные расстройства

- Соматизированные расстройства

- Ипохондрия

10. Диссоциативные расстройства Психогенная амнезия

- Психогенный летучий бред

- Множественная личность

- Расстройства, связанные с деперсонализацией

11. Психосексуальные расстройсг ва

- Расстройства, связанные с половой идентификацией

- Парафилии

Нарушения половой функции

- Прочие психосексуальные расстройства

12. Симулированные расстройства

13. Расстройства контроля побуждений

- Клептомания Пиромания и т. п.

140


Гшвч 12



Продолжение табл. 12.1

14. Расстройства адаптации

- Расстройства поведенческой адаптации на работе, в школе и т. д.

15. Психологические факторы, влияющие на физическое состояние

16. Состояния, нс связанные с психическими расстройствами. но требующие внимания или коррекции

- Атисоциальные формы поведения

Трудности, связанные с телесными особенностями, супружескими и родительскими отношениями т. п.

Расстройства личности Личность:

параноидная шизоидная «избегающая» пассивно-агрессивная

- зависимая

- гистрионическая компульсивная нарциссическая антисопиальная

охватывающих все аспекты человеческого поведения (см. табл. 12.1).

Чтобы было видно, что органическая природа доказана лишь для небольшой части психических расстройств, мы, однако, разделили эти категории DSM III на четыре группы следующим образом:

I. Расстройства, свойственные детскому и подростковому возрасту

(1).

II. Расстройства органического происхождения (2 и 3).

III. Функциональные расстройства (4-11).

IV. Расстройсгва личности.

Расстройства, свойственные детскому и подростковому возрасту

К этой категории относятся различные поведенческие нарушения, свойственные ранним периодам жизни человека. Среди них - расстрой­ства мышления, связанные с умственной отсталостью, эмоциональные нарушения на основе гиперактивности, антисоциальное поведение или поведение, вызванное разлукой с матерью или каким-либо другим близким человеком, расстройства аппетита (булимия и анорексия),. на­рушения сна и контроля экскреторных функций (энурез и мкопрез). а также детский аутизм (см. документ 12.3).

«Иные» 141

Расстройства органического происхождения

Расстройства, связанные с физическими аномалиями или отравлениями

1. Опухоли представляют собой аномально развивающуюся ткань, которая при своем росте давит на окружающую нервную ткань (добро­качественная опухоль) или прорастает в нее (злокачественная опухоль);

опухоль может стать причиной аффективных расстройств или афазий (см. документ 8.4).

2. Отравление такими веществами, как окись углерода, свинец, мышьяк, алкоголь или лекарственные препараты, может быть причиной некоторых состояний спутанности сознания ', сопровождающихся бес­покойством, сильным возбуждением больного или, наоборот, ступором 2.

Спутанность сознания представляет собой острое психическое нару­шение, и если оно не сопровождается существенным изменением тканей, то оно может пройти с исчезновением вызвавшей его причины.

Расстройства, связанные со старением

Старость может сопровождаться, в частности, и патологическим старением нервной системы. Этот процесс лежит в основе старческого слабоумия (деменции), т. е. необратимой дезорганизацией личности как в интеллектуальном, так и в аффективном плане. Различают два типа деменции-дегенеративную и артериопатическую.

Дегенеративные деменции, как свидетельствует само их название. связаны с дегенерацией ансамблей нервных клеток, образующих так называемые сенильные бляшки. Из дегенеративных нарушений чаще всего встречается болезнь Альцгеймера, которой страдают от 3 до 5% всех людей старше 65 лет. а иногда и 50-летние. Для этого заболевания характерна прогрессирующая неспособность больного организовать свою повседневную жизнь; вскоре добавляются расстройства восприятия места и времени и нарушение кратковременной памяти, а затем и потеря контроля над когнитивными, речевыми и, наконец, физиологическими функциями (рис. 12.7). Так, постепенно забывая назначение самых

Острое алкогольное отравление может вызвать особую форму спутанности сознания, известную как корсаковскии синдром. Этот синдром проявляется в ам­незиях, пространственной дезориентации и склонности к придумыванию не­обыкновенных историй с целью заполнить провалы в памяти. Хронический же алкоголик, испытывающий потребность в выпивке, нередко становится жертвой приступа белой горячки (delirium tremens), сопровождающейся дрожанием рук. языка и губ, а также галлюцинациями, при которых ему кажется, что на него нападают страшные животные, а он от них должен отчаянно «защищаться»; от такой «защиты» часто страдают окружающие.

Нарушения, связанные с употреблением психотропных препаратов, рас­сматривались в главе 4.

142 Глава 12

К

«.]

и '< ч»


Рис. 12.7. Болезнь Альцгеймера. которая иногда может начаться в 40-50 лет, приводит к постепен­ной деградации, доходящей до потери памяти на места и лица и исчезновения способности к само-идснтификации и речи.

обычных предметов, человек в конце концов перестает идентифициро­вать собственную личность, затем разговаривать, улыбаться, и у него остается только сосательный рефлекс. Развитие этой болезни могут ускорить другие физические недуги или сильный психический стресс. Единственный способ замедлить прогрессирование болезни состоит в том, чтобы поддерживать у больного ощущение жизни и тесную связь с окружающими.

Артериопатическая деменция связана с изменениями сосудистой сис­темы, снабжающей кровью головной мозг. Это результат многочислен­ных мелких инфарктов в мозгу, приводящих к заметному ослаблению притока'крови и, как следствие, к гибели нервных клеток. Человек становится чрезмерно эмоциональным, но его жесты мало-помалу замедляются; ему все труднее сосредоточить внимание на каком-то определенном деле, а дефекты памяти день ото дня усиливаются. Осознание больным всех этих нарушений лишь увеличивает его страдания.

Функциональные расстройства

Функциональные расстройства составляют большую часть психи­ческих нарушений. Речь идет о нарушениях, для которых пока еще не удалось выявить причинного фактора органической природы. Это глав­ным образом расстройства поведения или психических функций, связан­ные, видимо, с изменением деятельности нервной системы; они серьезно затрудняют или делают невозможными нормальные способы адаптации к социальным коллизиям. Прежде эти нарушения относили к категории психозов или неврозов (см. документ 12.4).

Шизофренические расстройства

В США более четверти всех больных, подвергавшихся лечению по поводу поведенческих нарушений, имели диагноз «шизофрения», и около 50% последних были моложе 25 лет (Blum, 1978). Речь идет о людях, у которых выявляется дезорганизация поведения, в том числе и тех,

«Иные» 143


Рис. 12.8. Ужас. объявший эту женщину и сквозящий в ее взгляде, полностью отрезает ее от других людей и перекрывает все пути к нормальному общению. Это как раз тот случай, когда человеку приклеивают ярлык «шизофрения».

которые чувствуют себя «вполне адаптированными». Восприятие, а также форма и содержание мыслей у них изменены. Жесты теряют свое значение, и в результате отношения с внешним миром прерываются (рис. 12.8).

Проблема, с которой сталкивается психиатрия, имея дело с этим расстройством, заключается, однако, в том, что о нем трудно говорить как об одном психическом заболевании; неспособность психиатрии рассматривать его иначе приводит к тому, что в эту плохо отграничен­ную категорию попадают очень многие больные (см. документы 4.6).

До сих пор не выявлено с определенностью ни одного биологического фактора, который позволял бы объяснить развитие этого расстройства. В некоторых исследованиях на близнецах делались попытки показать, что эти факторы имеют генетическую природу. Однако, как и при изучении наследственной передачи умственных способностей, в таких случаях всегда трудно определить, становится ли ребенок шизофреником в результате того, что он унаследовал определенные гены от родителей-шизофреников, или потому, что он ими воспитывался1.

Лучше изучены факторы окружающей среды, о роли которых выдви­гались различные гипотезы. Делались попытки объяснить поведение шизофреника реакцией на чрезмерную заботливость, пренебрежительное отношение или подавляющее влияние матери, часто повторяющимися ситуациями «двойного принуждения» (см. гл. 11), разрывом привязан-ностей в детском возрасте или же, наконец (согласно бихевиористам), воздействием в детстве факторов социального подкрепления, способ­ствовавших выработке аномального поведения.

Тот факт, что далеко не все, с кем обращались подобным образом в детстве, попадают впоследствии в психиатрические больницы, наводит на мысль, что у некоторых людей, видимо, имеется наследственная

Согласно одной из биохимических гипотез, за развитие шизофрении ответствен дофамин, избыток которого в синапсах отмечается у многих шизо­фреников; не известно, однако, каким образом в этом случае действует дофамин ч является ли этот избыток дофамина наследственным или приобретенным признаком (Owen et al., 1978).

144 Глава 12


Рис. i 2.9 Неподвижность, которую часами может сохранять этот человек, полностью оторванный от внешнего мира. является главным симптомом ши­зофрении кататонического типа.

предрасположенность или «прирожденная хрупкость», делающая их более чувствительными к травмирующим факюрам среды. Таким обра­зом, возникновение шизофренических расстройств, так же как и развитие умственных способностей (см. досье 9.1), лучше всего объясняет эпи­генетический подход.

По классификации DSM III существуют четыре типа шизофрении:

1. Несистематизированная шизофрения, для которой характерны спутанность мышления, бред и галлюцинации, не связанные с какой-то определенной темой, и. наконец, эмоциональные переживания, прояв­ляющиеся неадекватно или причудливым образом.

2. Кататоническая форма с характерными особенностями психомо­торного поведения: больной способен часами сохранять одну и ту же позу или внезапно, без воздействия каких-либо внешних стимулов. переходить к бурной двигательной активности (рис. 12.9).

3. Параиои шая форма с бредом величия или преследования, который сопровождается галлюцинациями, но не связан с какой-либо узкой темой.

4. Шизофрения неопределенного типа, которая включает все случаи заболевания, не относящиеся к трем описанным выше категориям.

Параноидные расстройства

DSM II относит к э-юй категории стойкие формы бреда, четко связанные с манией величия, преследования или ревности, превращаю­щейся у больного в навязчивую идею. В таких случаях говорят о паранойе.

«Иные» 145

Оддако бывает трудно определить, в какой момент человек начинает уходить от действительности в мир собственных интерпретаций и в ка­кой 1мере его параноидные расстройства не связаны с такими физическими дефектами, как, например, глухота, или с такими внешними обстоя­тельствами, как одиночество после переезда на новое местожительство.

Аффективные расстройства

Шизофренические и параноидные расстройства проявляются главным образом в когнитивной области, не сопровождаясь сколько-нибудь значительными отклонениями в эмоциональной сфере. В тех случаях, когда в поведении проявляется утрата контроля в эмоциональном плане, например чрезмерный прилив энергии или, наоборот, глубокая депрес­сия, говорят об аффективных расстройствах.

Согласно DSM III, биполярное расстройство характеризуется чере­дованием двух состояний - маниака гьного, когда больной крайне воз­бужден, говорит без умолку, перескакивая с одной мысли на другую, или то и дело разражается невротическим смехом, и глубокой депрессии, повергающей больного в состояние полной пассивности, пронизанной чувством бесполезности и ничтожности жизни'.

Глубокая депрессия может быть и единственным «полюсом» аф­фективного расстройства. Речь идет в этом случае о доходящей до отчаяния тоске, сопровождающейся болезненными мыслями и отказом от пищи или просто нежеланием покидать постель.

Невротическая депрессия отличается меньшей тяжестью и чаще всего возникает в результате утомления или стресса. Она выражается в более или менее сознательном отказе от всякой деятельности, которая теряет для человека смысл.

Тревожные состояния

Наряду с соматоформными и диссоциативными расстройствами, речь о которых пойдет в последующих разделах, тревожные состояния входят в группу заболеваний, названных Фрейдом неврозами,- ирраци-ональных форм поведения, когда человек при столкновении с ситуацией, порождающей тревогу, не может преодолеть ее обычными способами, но не теряет при этом контакта с реальностью. Характерная особен­ность тревожных состояний - четко выраженное переживание тревоги, которая может быть либо генерализованной (как в случае панических расстройств), либо связанной с каким-либо предметом, мыслью или Действием (как при фобиях и обсессивно-компульсивных расстройствах).

Фобии. Фобия представляет собой иррациональную, сильную и не

По-видимому, «стабилизатором настроения» при маниакально-депрессив­ных состояниях может служить карбонат лития, который влияет на метаболизм норадреналина в головном мозгу. Однако его терапевтические дозы при этом приближаются к токсическим.

146 Гшва 12


Рис. 12.10. Фобия-сильная иррацио­нальная и беспочвенная боязнь того, что у других людей страха не вызы­вает Как у вас обстоит дело со стра­хом перед змеями, которого, похоже. начисто лишена эта маленькая де­вочка?

имеющую под собой реальной основы боязнь чего-либо-открытого пространства (например, страх перед площадями, парками или большими магазинами при агорафобии), тесного замкнутого пространства (при клаустрофобии), высоты (при акрофобии), безобидных животных (при зоофобии) или какого-либо объекта (обычно живого), который у других людей чрезмерного страха не вызывает (рис. 12.10).

Панические расстройства. Эти расстройства, которые Фрейд называл неврозами ужаса, в отличие от фобий характеризуются генерализованной тревогой, возникающей вне связи с какой-либо определенной ситуацией. Они проявляются в виде приступов, сопровождающихся сердцебиением, обильным отделением пота^ и иногда доходящих до потери сознания. Больной осознаёт, что его «ужас» иррационален, но сопротивляться ему не в состоянии.

Обсессивно-компульсивные расстройства. Эти расстройства проявля­ются в мыслях или побуждениях, которые принимают навязчивый характер (обсессия) и часто порождают непреодолимое желание совер­шить определенное действие, чтобы освободиться от тревоги (компульсия). Человек осознает иррациональность и бесполезность таких действий и потому постоянно «разрывается» между желанием совершать их и удерживаться от них. Чаще всего компульсивные, навязчивые действия связаны со страхом перед микробами и состоят в «ритуальном» мытье тех или иных частей тела.

Соматоформные расстройства

Речь идет о расстройствах с физическими симпгомами. Больной жалуется на паралич или на боли в груди, не обнаруживая при этом, однако, никаких органических признаков заболевания.

Коверсионные расстройства. Аномалии этого типа Фрейд называл

«Иные» 147

конверсионной истерией. Речь идет о нарушении какой-либо физиологи­ческой функции организма, проявляющемся в виде паралича конечности, нервного тика. полной или частичной потере голоса, ригидности руки или ноги, внезапной слепоте и т. п. Хотя такие симптомы и развиваются в отсутствие каких бы то ни было физических аномалий, больные их не симулируют. Их причину следует искать в психической сфере, предпо­лагая. что больной пытается разрешить бессознательный конфликт, «конвертируя» его в соматическую сферу.

Соматизированные расстройства. В отличие от конверсии сомати-зация не сопровождается какими-либо соматическими симптомами. Человек жалуется на болезненные ощущения, не имеющие четкой локализации, что заставляет его обращаться к разным врачам и одно за другим пробовать разные лекарства, ни одно из которых ему не помогает. Самая большая трудность, связанная с этим видом рас-стройсгв, обычно развивающихся у лиц моложе 30 лет, состоит в том, что человек отказывается принять психологическое объяснение своей болезни и часто бывает убежден, чт о помочь ему может только хирурги­ческое вмешательство.

Ипохондрия. Это преувеличенная озабоченность собственным здо­ровьем, свойственная некоторым людям зрелого возраста. Как правило, эта озабоченность касается состояния определенного органа или какой-то болезни, о которой человек узнал из телевизионной программы или прочитал в журнале и все симптомы которой он у себя находит. Склонность к «ипохондрическому синдрому» обнаруживают иногда и студенты, изучающие медицину и психологию, когда они приобретают знания о физической и психической патологии человека1.

Диссоциативные расстройства

Эти расстройства, гак же как и соматоформные, Фрейд относил к истерическим неврозам. Новая классификация, предлагаемая в DSMIII, выделяет их в особую категорию, подчеркивая то, что дис-социативные расстройства представляют собой способ избежать стресса не путем «конверсии» внутреннего конфликта в соматическую сферу, а с помощью внезапных сдвигов на уровне памяти, моторного поведе­ния, идентификации или сознания.

Психогенная амнезия-это амнезия, развивающаяся без видимой фи­зической причины в результате психического шока или стресса. Речь идет в этом случае об активном «забывании», избирательно затрагивающем

Таким образом, среди соматических расстройств, обусловленных психо­логическими причинами, следует различать:

1) психосоматические расстройства, симптомы которых связаны с опреде­ленным органом;

2) конверсионные расстройства, симптомы которых связаны с определенной Функцией организма;

3) ипохондрические расстройства, симптомы которых человек воображает.

148 Гiaea 12


Рис. 12 11. Множественная личность крайне редко встречающаяся аномалия. Ее проявления не раз становились главной темой романов и таких филь­мов. как. например. «Три лика Евы».

одно или несколько травмировавших человека событий. Другими сло­вами, те события, которые человек забывает, «отложились у него в памяти» независимо от всех прочих воспоминаний, которые при этом сохраняются полностью.

Психогенное бегство заключается в том, что человек резко порывает со своим прежним образом жизни, с тем чтобы в другом месте начать новую жизнь как другое «Я». Когда через некоторое время человек восстанавливает свое прежнее «Я», весь эпизод «бегства» выпадает у него из памяти.

Множественная личность свойственна человеку, у которого в разные периоды времени проявляются как бы разные личности, обладающие высокой сложностью и целостностью. Каждая из таких «временных» личностей позволяет человеку переживать чувства и побуждения, кото­рые его «главная» личность отвергает и постоянно игнорирует (Schreiber. 1978). Известны случаи, когда в одном человеке таким образом чередо­валось более 20 разных личностей (рис. 12.11).

Деперсонализация характеризуется потерей контакта человека с пов­седневностью, что приводит его к восприятию жизни как сновидения и к формированию у него впечатления, что все его мысли и действия находятся вне его контроля '.

Психосексуальные расстройства

Существуют многочисленные формы проявления сексуальности, ко­торые только обогащают половую жизнь партнеров. В этом смысле даже девиантное (отклоняющееся) поведение нельзя расценивать как патологию, если оно проявляется людьми добровольно. Поэтому к пси­хосексуальным расстройствам причисляются в DSMIII только случаи нарушений половой идентификации, сексуальных отклонений, ориенти­рованных на необычные объекты, нарушений половых функций или гревош, связанной с гомосексуализмом.

Нарушение половой идентификации включает главным образом транссексуа.шзм, т.е. желание быть существом противоположного пола. По-видимому, гормональное лечение и хирургическое вмешательство

' Это расстройство не следует смешивать с шизофренией, при которой имеет место полный отрыв от реальности. В случае диссоциативных расстройств человек нормально «функционирует» во всех тех сферах, которые воспринимает его личность

«Иные» 149


Рис. 12.12. Травестизм характеризуется желанием одеваться и вести себя как лицо противоположного пола.

с целью сформировать пенис у женщины, желающей превратиться в мужчину, или женских половых органов у мужчины, желающего стать женщиной, могут сделать жизнь таких людей более привлекательной.

Известны также разнообразные парафилии - отклонения, при которых сексуальное удовлетворение связано с необычными объектами или формами активности. Главным образом у мужчин встречается три-вестизм, т. е. потребность одеваться и вести себя по-женски, но притом без какого-либо желания изменить пол или вступать в гомосексуальные отношения (рис. 12.12). Фетишизм состоит в том, что половое влечение и возбуждение провоцируется лишь какой-нибудь одной частью тела (например, пальцем ноги) или неодушевленным предметом (нейлоно­вым чулком, туфлей, женским нижним бельем и т. п.). Зоофилия связана с предпочтением сексуальных отношений с животными. Педофилия характеризуется влечением к детям, не достигшим половой зрелости, как к сексуальным партнерам. Похоже, однако, что в этом случае целью сексуальных отношений скорее бывают легкие прикосновения, нежели половой акт, и что, вопреки распространенному мнению, гораздо чаще встречаются случаи гетеросексуального, а не гомосексуального влече­ния 1. Вуайеризм представляет собой расстройство, при котором человек способен получать половое удовлетворение, только наблюдая за незна­комыми людьми, участвующими в сексуальной активности, без их ведома. Эксгибиционизм состоит в том, что человек испытывает сек­суальное возбуждение от неожиданного эффекта, который у посторон­них производит обнажение им половых органов (по большей часги, однако, эксгибиционист не ищет полового контакта с посторонними).

Садизм и хшзохизм- психосексуальные отклонения, первое из кото­рых выражается в потребности причинять паргнеру с градация, а второе—в потребности быть униженным и страдать, чтобы достичь

К тому же в 85% случаев в таких отношениях участвует друг семьи или знакомый

Рис 12 13 В середине 70-х годов возникло сильное движение протеста гомо­сексуалистов, отстаивавших свои права на тот образ жизни, который соот­ветствовал бы их природным склонностям

сексуального удовлетворения Как уже отмечалось, о психосексуальной аномалии в таких случаях можно говорить только тогда, когда половой партнер садиста не является мазохистом, и наоборот

Одну из психосексуальнх проблем составляет нарушение половой функции. Оно может быть связано у мужчин либо с полной неспособ­ностью к достижению или поддержанию эрекции (половое бессилие), либо с неспособностью контролировать рефлекс эякуляции (прежде­временная эякуляция), а у женщин-с отсутствием полового возбуждения, неспособностью достичь оргазма (аноргазмия) или с полным или частичным противодействием влагалища проникновению пениса вслед­ствие непроизвольных спазмов (вагинизм)

Эгодистонический гомосексуализм-единственный вид расстройства, связанных с гомосексуализмом, который рассматривается в DSM III. Он свойствен людям, у которых гомосексуальное поведение сопровождает­ся тревогой и сильным чувством вины Можно, однако, задаться вопросом не идет ли в данном случае речь о расстройстве, для существования которого было бы гораздо меньше причин, если бы общество относилось к гомосексуальной ориентации более терпимо7

«Иные» 151

Нарушения контроля побуждений

Это формы патологического поведения, связанные с неодолимой потребностью совершать определенные действия красть без всяких видимых на то оснований (к гептоианич), совершать поджоги {пиромания} или убивать других людей без какой-либо причины, которая позволила бы объяснить приступ подобной мании убийства

Расстройства личности

О расстройствах личносчи говорят только в тех случаях, когда из-за ее недостаточной гибкости и плохой способности к адаптации человек испытывает определенный стресс и трудности в социальной и профес­сиональной жизни

Параноидна ч личность свойственна крайне подозрительным людям Шизоидна ч личность характеризуется некоторой социальной изоляцией и недостаточно эмоциональным переживанием событий Компульсивнач личность присуща педантам и людям, чрезмерно стремящимся к совер­шенству Нарциссическач личность замыкается на самой себе, она испытывает неумеренную любовь к собственной персоне и крайне пренебрежительно относится к социальным условностям и к правам других людей Гистрионическая личность отмечена потребностью постоянно привлекать к себе внимание своим поведением и слишком эмоциональными реакциями Неустойчивая личность характеризуется резкими изменениями настроения, социальных отношений и тех чувств, которые она испытывает к собственному «Я»; нередко она становится жертвой приступов тоски Пассивно-агрессивная личность свойственна зависимым людям, которые внешне кажутся со всем согласными, а на самом деле сопротивляются или оказывают пассивное противодействие требованиям своих близких, которые они чаще всего воспринимают как следствие их нетерпимости

«Избегающая» личное гь проявляет социальную фобию в виде силь­ного страха и тревоги при переживании тех или иных социальных ситуаций Зависимая личное гь испытывает постоянную потребность в поддержке со стороны других людей и систематически придерживается нейтральной позиции, не склонна к конкуренции и чрезвычайно устойчи­ва к фрустрации

Антисоциальна ч гичность характеризуется неспособностью уста­навливать прочные социальные отношения, нежеланием придерживаться принятых норм, малой лояльностью по отношению к другим, несклон­ностью соблюдать свои обязательства перед ними и, наконец, отсутст­вием чувства вины даже за свои самые неблаговидные поступки До сих пор, однако, не удавалось установить, обусловлено ли такое поведение социопатов (называемых также психопатами) наследственностью, или же это резулыат неблагоприятной атмосферы в семье и неадекватного воспитания, помешавших нормальному развитию нравственного и со­циально ориентированного сознания ребенка (см документ 12 3)

152 Глава 12

«Приклеивание ярлыков» и его последствия

Читая эти последние страницы, вы, несомненно, не преминули определить и свое собственное место в предложенной классификации и наверняка узнали себя в одном или даже нескольких из описанных типов людей. В крайнем случае вы узнали в них хотя бы черты одного из ваших родителей, соседки, друга, полового партнера или преподавателя;

такова уж особенность классификации, где представлены все категории психических отклонений,-коль скоро их основные критерии сформули­рованы, всегда найдется такой аспект психической жизни, который соответствует «реальности». Но тогда возникает вопрос: что же считать психическим здоровьем^!

Если верить DSM III, где психическое здоровье определяется по тому же принципу, что и здоровье физическое, то оно характеризуется отсут­ствием каких бы то ни было симптомов. Отсюда следует заключить, что, поскольку у любого из нас в той или иной степени присутствует какая-нибудь «психопатологическая особенность», всякий психически здоровый индивидуум легко может быть причислен к «ненормальным».

Руководство DSM III предназначено главным образом для медиков. В нем делается попытка как можно точнее описать на языке психиатрии наблюдаемые феномены и объединить их в определенные категории «болезней». В этом смысле DSM III является документом, призванным служить основой для взаимного общения психиатров с тем, чтобы одно и то же заболевание они лечили одинаковыми методами, а диагностика болезней опиралась на симптомы, четко идентифицированные для каждой из них.

Именно с этим, однако, и связан главный недостаток подобного подхода. Рассматривая нарушение поведения в рамках понятий «симп­томы», «заболевание», «диагноз» и «лечение», медицинский подход в значительной мере пренебрегает динамикой поведения и пережива­ниями индивидуума. Человек становится просто «больным» и отныне перестает быть индивидуальностью, которая переживает кризис, вы­званный специфическими обстоятельствами, как то пытаются предста­вить другие подходы. DSM III не рассматривает пациента, страдающего психическим расстройством, как человека, прибегающего к фобическому или шизофреническому поведению для избавления от своих стрессов;

главной задачей оказывается выявление людей, «страдающих» шизо­френией или фобией - «болезнью», которую нужно лечить.

Самое пагубное последствие такого «приклеивания ярлыков» заклю­чается в том, что коль скоро ярлык наклеен, человек перестает быть индивидуумом со всеми присущими ему особенное гями. эмоциями и привычками и превращается в одного из параноиков или одного из

«Иные» 153

истериков, все поведение которых рассматривается с точки зрения известных для данного «заболевания» симптомов'.

Что касается лечения, то оно зависит от характера заболевания и преследует цель облегчить симптомы болезни, а по возможности и вовсе устранить их. Проблема человека превращается в последнее время в медицинскую проблему, которая в связи с прогрессом химиотерапии все чаще и чаще будет решаться с помощью лекарствен­ных препаратов, а не психологической или социальной поддержки,

Иным подобные соображения могут показаться слишком упрощен­ными или даже смешными. Их, однако, с очевидностью подкрепляют данные опыта, проведенного Розенханом с сотрудниками (Rosenhan et at., 1973) (см. документ 12.5). Как показали эти исследователи, даже здоровые люди рискуют получить диагноз «психоза» и на несколько недель попасть в психиатрическую больницу, если они просто имели неосторожность рассказать, что иногда по ночам слышат какие-то голоса. По данным тех же авторов, как только человек оказывается в психиатрической больнице, его свобода распоряжаться собственной жизнью ограничивается и вместо этого он должен подчиняться больнич­ной дисциплине и распоряжениям врача, от которого зависят все «больные». С этого момента у человека может начаться процесс психи-атризации, в результате которого он попадает в полную зависимость от психиатрической системы и произвола психиатров.

Лечение

Каждому подходу к объяснению аномального поведения соответ­ствует тот или иной способ лечения или по крайней мере психологичес­кой поддержки больного, основанный на тех представлениях, которые формируются относительно его заболевания.

Если эти представления соответствуют медицинскому подходу, сле­дует ожидать, что такой будет и терапия, а забота о больном будет обеспечиваться биологическими методами. Если же эти представления будут носить более психологический характер, то могут быть пред­ложены разные формы терапии, особенности которых будут зависеть от того, с каким научным направлением они связаны. Психоаналитик займется изучением конфликтов, источники которых, по его убежде­ниям, лежат в сфере подсознания; бихевиорист проведет «отучение от Дурных привычек» и попытается восстановить приемлемое поведение:

когнитивисты сделают попытку изменить восприятие человеком испы-

' DSM III рекомендует психиатрам говорить, что «человек болен шизо­френией». а не просто «он шизофреник». Такие нюансы, однако, ничего не меняют: от того что мы скажем «человек болен раком», тот здоровее не станет. В случае функциональных расстройств особенно важно, чтобы диагностика «заболевания» основывалась только на наблюдениях за образом действий и "мыслей человека, а не просто на «объективных симптомах».'

154 Г шва 12

тываемых им трудностей; гуманисты постараются пробудить его соб­ственные силы, которые помогли бы ему самому найти выход из кризиса.

Психиатрия и медицинский подход к лечению психических расстройств

Учитывая то доминирующее положение, которое занимаег психи­атрия в лечении поведенческих расстройств, не приходится удивляться, что большинство пациентов подвергается в больницах психиатрическим методам лечения, предполагающим воздействие на нервную систему человека.

К этому типу терапии, конечно, всегда приходится прибегать в случае органических нарушений, поддающихся лечению лишь с помощью воз­действия на вызвавшую их причину, связанную с травмой, инфекцией или старением. Медицинский подход, однако, распространяют и на другие, чисто функциональные расстройства, используя при этом такие средства, как электрошок, нейрохирургию и во все большей степени химиотерапию.

Биологические методы лечения

Электрошоковая терапия. В 30-е годы у исследователи сложилось впечатление, что лишь немногие из эпилептиков становятся шизофрени­ками. В связи с этим они предположили, что если у шизофреника путем резкого воздействия на мозг искусственно вызвать судороги, сходные с эпилепгическими, то симптомы шизофрении можно ослабить. Проведя несколько опытов с использованием порой небезопасных препаратов. ученые вскоре решили пропускать через головной мозг больного в тече­ние нескольких секунд довольно сильный электрический ток, который вызывал общее повышение мышечного гонуса, а затем и судороги. Последние, однако, оказались настолько сильными, что больного при­ходилось предварительно усыплять, чтобы он не поломал себе ребра или зубы (рис. 12.14).

Хотя, как было установлено позже, многие шизофреники одновре­менно страдают и эпилепсией, что противоречило первоначальным


Рис. 12.14. Злектрошоковая терапия, которая сегод­ня, к счастью, в психиа1рии почти не практикуется. состоит в пропускании через мозг усыпленного па­циента многократных коротких разрядов сильного электрического тока.

«Иные»


155



наблюдениям, элекгрошоковую терапию продолжали использовать, несмотря на ее многочисленные побочные эффекты: ретроградную амнезию (иногда очень продолжительную), повреждение мозга, а также сердца и легких. До сих пор нет ни доказательств эффективности такой терапии, ни каких-либо указаний на механизм ее действия. На протя­жении 50-х и 60-х годов к ней прибегали почти систематически; сейчас ее используют лишь в очень тяжелых случаях 1.

Нейрохирургия. В 30-е годы была разработана и другая методика, тоже находящая сейчас все меньшее применение. Речь идет о хирурги­ческих операциях на головном мозге, включающих разрушение отдель­ных участков лобных долей (лоботомия) и перерезку нервных пучков, связывающих их с некоторыми нервными центрами. Было отмечено, что такие операции, проведенные на обезьянах, делают животных более спокойными. У человека лоботомию впервые произвел португальский психиатр Мониз (Moniz), который получил сходные результаты. Вскоре, однако, заметили, что наряду со снижением агрессивности у пациента происходит изменение личности, проявляющееся в исчезновении интере­са к повседневной жизни и отсутствии эмоций. А ведь восстановить что-либо после такой операции нельзя, и поэтому больные были обрече­ны на бесцветную жизнь автоматов 2.

После того как во всем мире были проведены десятки тысяч подобных операций, нейрохирурги в настоящее время почти полностью отказались от лоботомии, прибегая к ней лишь в самых крайних случаях и только после всестороннего обоснования ее целесообразности меди­цинской комиссией.

Химиотерапия. Открытие в начале 50-х юдов психотропных пре­паратов произвело переворот в области лечения психически больных (рис. 12.15).

Такие сильные транкви тзаторы, как хлорпромазин, а затем и резер­пин (см. документ 3.7), позволили успокаивать самых возбужденных больных и ослаблять галлюцинации и бред у шизофреников. Хотя в этом отношении препараты оказались весьма действенными, было замечено, что они вызывают и многочисленные побочные эффекты. затрагивающие двигательную систему, в особенности ригидность лице­вых мышц, сопровождающуюся непроизвольными движениями губ и Щек. Кроме того, действие этих лекарств непродолжительно, и чаще всего больных приходится подвергать повторным курсам лечения.

Что касается слабых транквилизаторов, таких как валиум или либ-риум, то они оказывают сходное, хотя и менее выраженное действие и в основном применяются для снятия у пациента тревоги. Если не считать риска привыкания, связанного с регулярным приемом этих

Похоже, однако, что несмотря на широкие кампании против этой практики. организованные движениями в защиту прав психиатрических больных, в боль­шинстве западных стран к ней слишком часто продолжают прибегать и поныне

За эти свои работы Мониз в 1949 г. получил Нобелевскую премию

1^6


Глава 12



Рис. 12 15 Огромные количества психотропных препаратов, которые ежедневно проглатывают люди, возможно, и облегчают их страдания, но не излечивают от болезни

лекарств (см. гл. 4), они очень часто могут служить чудодейственным средством для отключения от жизненных проблем.

Антидепрессанты действуют противоположно транквилизаторам. Их назначают больным, страдающим депрессией, для «поднятия духа». Некоторые из этих препаратов 1 оказались очень токсичными, особенно для сосудистой системы, печени и головного мозга. В качестве примера можно привести карбонат лития, который, по-видимому, способен регулировать настроение у людей с аффективными расстройствами, но в то же время вызывает многочисленные побочные эффекты (поражение почек и щитовидной железы, тремор, псориаз и др.): его лечебные дозы очень близки к токсической дозе, способной вызвать тяжелые по­следствия.

Несмотря на риск, связанный с приемом этих лекарств, нельзя оспаривать то, что они позволяют на короткое время стабилизировать поведение больного, а это часто бывает необходимым этапом для проведения психотерапии. Сам по себе их прием, однако, не способен «излечить» заболевание и может привести лишь к зависимости человека

' Ингибиторы моноаминоксидазы (см приложение А)

«Иные» 157

от лекарственных препаратов, чаще всего сопровождающейся его пси-хиатризацией (см. документ 12.6).

Общинная психиатрия

Развитие химиотерапии в 60-е годы породило мысль о том, что наконец-то лечение психически больных и коррекцию их состояния можно будет проводить вне стен психиатрических лечебниц. В результа­те начали создаваться общинные центры психического здоровья, осо­бенностями которых являются кратковременная госпитализация паци­ентов. амбулаторная забота о них и наблюдение за ними в соответствии с медицинскими предписаниями 1.

Однако если эти новые организации и позволили существенно сокра­тить время пребывания в больницах, они, по-видимому, не уменьшили числа людей, нуждающихся в заботе. Скорее наоборот-число поступле­ний в психиатрические клиники увеличилось, а число повторных поступ­лений иногда даже возрастало в 5-6 раз2. Это подтверждает, что лекарственные препараты способны лишь «помогать» больным, но не вылечивать их, и еще раз подчеркивает настоятельную нужду в профи­лактике психических заболеваний и в медицинском просвещении.

Психотерапия

В отличие от медицинского подхода, стремящегося изменить ход мыслей и поведение человека главным образом путем прямого воздей­ствия на нервную систему, психотерапия пытается повлиять на ее функционирование в процессе взаимодействия больного с врачом или с группой других лиц, страдающих сходным расстройством. Существует огромное разнообразие методов психотерапии, разработанных главным образом в 60-е и 70-е годы, так что рассмотреть их все на нескольких страницах невозможно.

Хотя всякая классификация носит произвольный характер, методы психотерапии можно разделить на две большие категории: интрапсихи-ческую терапию и поведенческую терапию

Как уже говорилось, в основе интрапсихической терапии лежит тот принцип, что аномальное поведение человека является следствием не­адекватной интерпретации им своих чувств, потребностей и побуждений.

Одновременно стали создаваться и центры неотложной помощи, пред­назначенные для дезинтоксикации больных, отравившихся лекарственными пре­паратами, а также для помощи людям, склонным к самоубийству, или изнаси­лованным женщинам и детям: такие центры имеют приемные отделения и пря­мую телефонную службу («горячие линии»).

Предварительные данные, опубликованные в статье д-ра Лемана «Пси-''иатрия пробуксовывает» в журнале „Actualite". июнь 1986

158 Глава 12

Цель терапии состоит, таким образом, в том, чтобы помочь больном'. понять причины его плохого приспособления к реальности и дать ем\ возможность адаптироваться к ней, изменив свое поведение.

Поведеическич терапия, исходящая из того принципа, что любое поведение человека является приобретенным, пытается с помощью методов обусловливания или моделей заменить неадекватное поведение человека другим, которое позволило бы ему действовать более адекватно.

Таким образом, если интрапсихическая терапия предполагает воз­действие на восприятие, мысли и побуждения человека, то терапия поведенческая стремится только изменить или устранить у него те формы поведения, которые будут сочтены неадаптивными.

К эффективности психоюрапии некоторые ученые относятся скепти­чески. Исследования, проведенные в 50-е годы Айзенком (Eysenck, 1952). показали, что через два года более чем в 70% случаев невротическое расстройство исчезает независимо от того, подвергался человек психо­терапии или нет.

Айзенка, однако, можно упрекнуть в том, что он наблюдал только за поведением больных, оставляя без внимания те глубинные изменения личности, которые могли чувствовать сами пациенты. Как показали Слоун и его сотрудники (Sloane et al., 1975), когда общее состояние больных оценивают внешние наблюдатели, показатель улучшения и в самом деле составляет 75%, будучи одинаковым у тех, кто подвергался и кто не подвер1ался психотерапии. Но если предложить провести оценку своего поведения самим больным, то из числа подвергавшихся психотерапии об улучшении своей адаптации сообщили 81 % больных, тогда как в группе не подвергавшихся психотерапии этот показатель составил всего 44% 1.

Смит и Гласе (Smith, Glass, 1977) проанализировали данные 375 исследований, опубликованных за последние 20 лет; они сравнили результаты наблюдений за 25000 человек, подвергавшихся психотера­пии, и 25000 человек, которые страдали сходными расстройствами, но никакого лечения не получали. Ученые пришли к выводу, что 75% больных, подвергавшихся терапии, чувствовали себя лучше, чем те, кто обходился без лечения (см. документ 12.7).

Интрапсихическая терапия

Интрапсихическая терапия располагает весьма разнообразными методами, которые охватывают почти все аспекты психической динамики человека. Одни методы направлены на то, чтобы выявить бессознательные побуждения человека, лежащие в основе его поведения:

' Что касается поведенческой терапии, то по оценкам сторонних наблю­дателей улучшение отмечается в 93% случаев; если же пациенты оценивают свое состояние самостоятельно, этот показатель составляет 74%.

«Иные» 159


Рис. 12.16. Во время сеанса психоанализа пациент, лежащий на кушетке, волен высказывать все. что приходит ему в голову. Врач, сидящий в стороне и не попадающий в поле зрения пациента, пытается распутать этот клубок свободных ассоциаций и ухватиться за ниточку, которая смогла бы привести его к самому ядру конфликта.

другие акцентируют внимание на внутренних силах-, которые помогут ему справиться с трудностями самостоятельно; третьи стараются довести до сознания пациента то, как он воспринимает действитель­ность; и, наконец, четвертые пытаются побудить его изменить характер своего «функционирования» в группе или мобилизовать свои внутренние ресурсы с целью изменить поведение. Понятно, что выбор и эффектив­ность того или иного метода зависят от целого ряда факторов, среди которых немаловажную роль играют характер расстройства, степень восприимчивости человека, а также личность психотерапевта.

О многих из этих методов речь уже шла раньше. Поэтому ниже мы рассмотрим голько принципы, лежащие в основе некоторых из них (дополнительные сведения приводятся в документе 12.9).

Психоанализ. Это первый из современных психотерапевтических методов. Пережив период огромного успеха на обоих континентах, психоанализ в настоящее время прочно утвердился только в Европе. особенно во Франции. В Северной Америке его мало-помалу вытесняют методы гуманистической, когнитивной и поведенческой терапии '.

Психоанализ ставит своей целью помочь больному отыскать под­сознательные корни своих трудностей, порожденных подавленными конфликтами, с тем чтобы больной, освободившись от связанных с ними эмоций, смог на новой основе воссоздать собственную личность.

На рис. 12.16 изображен психоаналитик, сидящий у изголовья кушет­ки, на которой лежит пациентка; он выслушивает, направляет в нужное русло и интерпретирует ее высказывания.

Можно выделить пять важных моментов, характерных для психо­аналитической терапии:

1) Прежде всего терапевт должен всячески способствовать установ­лению и развитию глубоких эмоциональных отношений с пациентом, чтобы стал возможным перенос на него положительных или отрицатель­ных (подчас весьма интенсивных) переживаний пациента. В результате пациент будет проецировать на психоаналитика чувства, испытываемые

Исключая Квебек, где у него, по-видимому, еще немало сторонников среди психотерапевтов.

160 Глава 12

им к более или менее воображаемому образу ненавидимого или обожае­мого отца либо холодной или же слишком заботливой матери, 'по отношению к которым может обнаруживать замкнутость или бурную реакцию.

2) Второй элемент заключается в интерпретации (толковании) снови­дений субъекта, которые Фрейд называл «самым коротким путем в под­сознательное». В документе 4.1 мы уже рассказывали о том, как он интерпретировал сновидения, исходя из символов, скрывающихся за их явным содержанием.

3) Другой психоаналитический подход состоит в том, что пациенту предлагают свободно высказывать все, что приходит ему на ум,-даже то, что кажется ему несущественным, тягостным или неприличным. Так с помощью свободных ассоциаций пациент высказывает одну мысль за другой, не сдерживая себя и не пытаясь найти в них какой-либо смысл.

4) Ключевым моментом психоанализа является попытка терапевта интерпретировать содержание слов пациента, выделяя те места, где тот обнаруживает колебания или старается не вдаваться в подробности, и расценивая их как точки сопротивления, наводящие на след в поисках главной проблемы.

5) Объяснение, которое дает терапевт, должно, таким образом. побудить пациента вновь пережить в аффективном плане события его детства и соотнести их с симптомами, проявляющимися в данное время. Этот катарсис и приводит к исчезновению симптомов и, таким образом, знаменует успех лечения (см. документ 12.8).

Оценка. Психоанализ-лечебная процедура, которая может занять долгие годы 1, прежде чем состояние больного улучшится и он будет способен реалистически управлять собственной жизнью. Кроме того, не во всех случаях психоанализ одинаково эффективен. Известно, напри­мер. что наибольших успехов с его помощью можно добиться у лиц от 15 до 50 лет, которые обладают высоким интеллектом и нарушения у которых имеют скорее невротическую, нежели психотическую. при­роду. Важно, чтобы человек был в состоянии понять процесс психо­анализа и проявлял достаточное желание тесно сотрудничать с врачом. Было также замечено, что чем моложе пациент или чем сильнее у него тревога, тем выше вероятность значительного улучшения его состояния к концу лечения.

Двери психоаналитических кабинетов долгое время оставались зак­рытыми для психотических больных, особенно для шизофреников. Основных усилий, направленных на то, чтобы открыть ^к. следует ожидать от антипсихиатрического движения после создания заведений, где больной и врач могли бы находиться в тесном общении. Это вопрос будущего.

Терапия, центрированная на клиенте. Речь идет о терапевтическом методе, предложенном Роджерсом-и по сей день самым влиятельным психологом-клиницистом в Северной Америке. В отличие от психоана-

1 В некоторых случаях до 20 лет по нескольку 50-минутных сеансов в неделю

«Иные» 161

лиза, при котором терапевт выслушивает пациента с тем, чтобы понять и интерпретировать его сообщения, терапия по Роджерсу является недирективной, т. е. основанной на принципе, что обращающийся за помощью человек (клиент, по терминологии Роджерса) лучше всего способен сам определить причины и найти способ решения своих проблем, стоит только ему оказаться в благоприятных для этого условиях. В связи с этим роль терапевта заключается в том, чтобы дать клиенту возможность выразить свои мысли и чувства и тем самым помочь ему осознать, как он воспринимает себя сам и как его восприни­мают другие люди.

Цель этого метода состоит в выработке-у клиента большего само­уважения и способности предпринимать действия, необходимые для приведения его «реального Я» в соответствие с его личным опытом и глубинными переживаниями.

Роджерс выдвигает четыре условия необходимые для поддержания атмосферы, способствующей такому процессу.

Прежде всего важно, чтобы терапевт сохранял безусловное пози­тивное отношение к выражаемым клиентом чувствам, даже если они будут иногда идти вразрез с его собственными установками. Клиент должен чувствовать, что его воспринимают как значительного человека, который волен говорить и действовать, не опасаясь осуждения.

Вторым условием является элтати.ч. Смысл ее состоит в том, что терапевт старается видеть мир глазами клиента и переживать события так же, как их переживает сам клиент.

Третье условие-аутентичность, которую терапевт должен доказать. отказавшись от маски «профессионала» или от какого-либо иного камуфляжа, который мог бы разрушить атмосферу эволюции клиента, лежащей в основе терапии.

И наконец, терапевт должен воздерживаться от интерпретации со­общений клиента или от подсказки решения его проблем. Ему нужно только выслушивать его и всего-навсего выполнять функцию зеркала, отражающего мысли и эмоции клиента, и формулировать их по-новому. Такое отражение и приводит клиента к изучению своих внутренних переживаний, более реалистическому самовосприятию и пониманию того, как его воспринимают другие люди.

Согласно Роджерсу, именно в результате развития реалистического представления о самом себе человек мало-помалу приобретает способ­ность разрешать проблемы, с которыми он сталкивается.

Оценка. Учитывая, что клиент сам определяет, достиг ли он в резуль­тате терапии желаемых целей, он в любую минуту волен прекратить ее или решить продолжать дальше. Поэтому иногда терапия, центриро­ванная на клиенте, ограничивается всего несколькими сеансами.

Однако реальную эффективность этого метода лечения оценить трудно. По-видимому, она приносит наибольшую пользу тем, кто способен выражать свои эмоции и делиться трудностями. По мнению большинства таких клиентов, этот метод помог им участвовать в жиз­ненных событиях с большей уверенностью в себе.

162 Глава 12

Гештальттерапия. По мнению основоположника гештальттерапии Перлса (Peris, 1893-1970), психические расстройства у людей обусловле­ны гем, что их личность не составляет единого целого, т. е. гешталыпа У большинства из них стресс возникает в результате неосознанных конфликтов, мешающих им входить в контакт с некоторыми из их собственных чувств и мыслей.

Гештальттерапия стремится побудить человека переживать собствен­ные фантазии, вести себя как те или иные персонажи его сновидений, осознавать собственные эмоции, контролировать интонации голоса, движения рук и глаз и понять прежде игнорировавшиеся им физические ощущения с тем, чтобы он смог снова установить связь между всеми этими аспектами своей личности и в результате достичь полною осознания собственного «Я».

Таким образом, цель этого метода-формирование целостной гар­моничной личности-индивидуума, способного противостоять любой ситуации и сознающего, что он хочет сделать, а не что ему нужно делать или что он сделает, если... Таким образом, Гештальттерапия мыслится как подход, направленный на освобождение и самостоятельность лич­ности.

Оценка. Гештальттерапия. подобно психоанализу, основана на раз­витии «самосознания» человека и разрешении его внутренних конфлик­тов; но при этом, подобно терапии, центрированной на клиенте, она предполагает также выработку у человека способности сознательно и эффективно противостоять жизненным трудностям. Из-за малочислен­ности данных, однако, пока еще трудно объективно оценить достигае­мые результаты.

Эмотивно-рациональная терапия. Этот подход, разработанный в 1962 году Эллисом (Ellis), теоретики долгое время игнорировали. Однако сейчас его одновременно признают и когнитивисты, и бихевиористы, а сам Эллис пользуется у североамериканских клиницистов авторите­том, уступающим разве только авторитету Роджерса.

Как уже говорилось, согласно Эллису, за расстройство поведения чаще всего ответственны иррациональные или «катастрофические» мысли, порождаемые у него «активизирующими» ситуациями. В связи с этим эмотивно-рациональная терапия ставит своей целью анализи­ровать вмесге с пациентом ситуацию, в которой тот оказался, и выводы. которые он из нее извлек. В задачи герапевта входит, таким образом, печение мыслительных процессов клиента и доведение до его сознания иррациональных моментов, содержащихся в его мыслях. Выработка 1 клиента более объективного восприятия событий приводит его к поиску новых дейсгвеыных решений, которые смогут уменьшить у него тревогу. Таким образом, неадаптивные формы поведения мало-помалу будуг замещаться новыми формами, способными сделать жизнь клиента более сносной, так как теперь он сможет лучше устанавливать связь между собственными потребностями, требованиями жизни в обществе и непрерывно меняющимися внешними обстоятельствами.

Оцемл. Сучя по многочисленным научным отчетам, рассмотренный

«Иные»


163



терапевтический подход очень часто дает положительные результаты, особенно если больные-взрослые люди и сградают депрессией или расстройствами, связанными с тревогой.

То, что эмотивно-рациональная терапия направлена на «модифика­цию» образа мыслей, побудило бихевиористов включить когнитивные формы терапии в разряд терапевтических подходов, предполагающих изменение поведения больного. Однако даже если «модификация мыс­ли» и может приводить к изменению поведения, нужно все же признать, что любой подход, связанный с оценкой мышления, относится к области когнитивной психологии и требует от больного определенных способ­ностей к размышлению; а это противоречиг ортодоксальному бихевио­ризму, признающему изменение поведения только под влиянием обу­словливания, подражания или наблюдения.

Другие формы индивидуальной терапии

Существует и много других терапевтических подходов, связанных с различными направлениями в психологии. Рассмотрим кратко неко­торые из них.

Экзистенциальная терапия, основанная на психоанализе, но имеющая гуманистическую и когнитивистскую ориентацию, делает упор на «сво­бодную волю» человека, оставляя за ним возможность выбора и ответ­ственность за сделанный выбор. Таким образом, этот подход имеет целью довести до понимания человека смысл, который он хочет придать своей жизни, и в зависимости от этого смысла - значение каждого его поступка (Franki, 1961; May, 1967).

«Терапия реальностью» - это форма когнитивной терапии, стремя­щаяся развить у больного способное гь оценивать собственные действия и планы в зависимости от тех ценностей, которые он отстаивает, и тех последствий для него самого, к которым могут привести его поступки. Этот подход ставит своей главной целью побудить пациента брать на себя о гветственность «по договору» и добиваться поставленных целей, если они реальны (Glasser, 1965).

Трансакционный анализ тоже имеет корни в психоанализе. Своими методами, однако, он существенно отличается от последнего. Его основоположник, Э. Берн (Berne, 1961), обратил внимание на то, что в каждом человеке есть нечто от ребенка, которым он когда-то был, нечто от своих родителей и нечто от взрослого человека, каким он сейчас является. Все наши взаимодействия («трансакции») с другими людьми проникнуты гой или иной из этих ролей. Подобно ребенку, мы иногда слишком импульсивно реагируем на события и выклянчиваем что-нибудь или хитрим, чтобы добиться своей цели; подобно родителям, мы порой относимся к друшм людям, как к детям, наставляя или порицая их: подобно истинно взрослым людям, мы стараемся не терять чувства реальности, здравого смысла и логики перед лицом жизненных невзгод.

Цель этого терапевтического подхода состоит в том. чтобы человек лучше осознал свое поведение и в результате перестал бы играть

164 Flaw 12

неосознаваемую роль родителя или ребенка. Взаимодействуя с неболь­шой группой людей, человек в виде негласного договора с самим собой «соглашается» и «обязуется» в будущем вести себя более сознательно и реалистично.

Психодрама-метод, разработанный в 20-х годах Морено. В психо­драме человеку предлагаегся роль героя в игре, содержание которой сосредоточено на его проблемах. Таким образом человек может свобод­но выражать свои чувства в направляемых терапевтом импровизациях, в которых другие «актеры» исполняют роли главных персонажей его реальной- жизни. Другим участникам сеанса предлагается внимательно следить за событиями и соотносить происходящее на сцене со своими собственными затруднениями (Могепо. 1965),

Цель психодрамы состоит в том, чтобы раскрыть пациенту его самые глубинные эмоции в гораздо более яркой и действенной форме, чем, по мнению Морено, это позволяют сделать другие методы, основанные на простом словесном описании переживаний.

Социальная терапия

Гештальттерапия, психодрама и трансакционный анализ практи­куются в группах Но все эти подходы так или иначе центрированы на индивидууме, взаимодействующем с терапевтом. Существует, однако, и такой подход, цель которого состоит в том, чтобы не только дать пациенту возможность понять самого себя, но и наладить гармоничные отношения с другими, так что все могли бы делиться между собой чувствами и мыслями в атмосфере взаимного уважения.

Общение в группах роста, собственно говоря, не является терапией Эти группы состоят, как правило, из людей, желающих улучшить свои взаимоотношения с другими людьми. Прежде всего можно выделить группы сене иби гизации, участники которых учатся налаживать довери­тельные отношения с другими и лучше их узнавать, проявляя внимание ко всему, что происходит на невербальном уровне, и вступая с ними в конгакт с помощью иных средств, нежели слово (взгляд, прикоснове­ние и т.п.) В группах встреч особый упор делается на переживаниях людей в группе («в данном месте и в данное время»), на возникающих у них эмоциях и на социальных масках, к которым прибегают некоторые участники группы, тогда как другие стараются эти маски видоизменить (Dreyfus, 1975).

Похоже, однако, что опыт такого общения трудно перенести в пов­седневную жизнь и что если участники групп и чувствуют себя после таких сеансов лучше, то, оказавшись снова в обычных условиях, они почти полностью возвращаются к прежнему поведению. Не рекоменду­ются группы роста и людям, страдающим хотя бы умеренными-эмоци­ональными расстройствами, требуемая от них активность и критические замечания, раздающиеся в их адрес в рамках групповых встреч, могуг даже ухудшить их состояние.

В основе семейной терапии лежит тот факт, что большинство испы-

«Иные» 165

Рис 12 17 Групповая терапия основана на том, что люди, испытывающие сходные трудности, могут помочь друг другу в резучьтатс совместного об­суждения проблемы

тываемых человеком трудностей связано с системой более крупной, нежели отдельный индивидуум,-с семьей и взаимодействиями между ее членами (Mmuchm, 1979). Поэтому, чтобы выяснить, какую роль играет тот или иной член семьи, кто из них служит «козлом отпущения» и каковы обычные в данной семье способы коммуникации, в сеансах предлагается участвовать всем ее членам. Участников просят высказы­вать все те глубиные чувства, которые они испытывают друг к другу.

Роль терапевта состоит здесь в том, чтобы привлечь внимание членор семьи к «болезненным точкам» их взаимоотношений и предложить им новые подходы в общении с целью улучшить семейный микроклимат в целом и условия индивидуального развития каждой отдельной лич­ности (Satir, 1970).

Групповая терапия основана на том обстоятельстве, что в группе людей со сходными проблемами обнаруживается склонность к взаимной эмоциональной поддержке, взаимному ободрению и выработке новых форм поведения. Этот подход практикуется главным образом в психи­атрических клиниках и больницах, а также в различных ассоциациях помощи алкоголикам, наркоманам, тучным людям и т.п. (рис. 12.17).

Групповая терапия предполагает направляемые терапевтом дискус­сии по вопросам, выбранным участниками группы, за которыми может последовать доклад или просмотр фильма на интересующую их тему. Каждому участнику предлагается затем выразить свою точку зрения или

166


Глава 12



чувства по поводу представленной ситуации. Если у пациентов вы­являются глубокие нарушения личности и им трудно по собственной инициативе излагать свои проблемы, то дальше, как правило, требуется директивная терапия.

Оценка. Поддержка, которую человек чувствует со стороны группы, по-видимому, облегчает выражение им собственных чувств и забот. Поэтому групповая терапия, дающая ему возможность взаимодейство­вать с другими людьми в атмосфере взаимного понимания и уважения, может быть первым этапом на пути его реинтеграции в реальную жизнь. Однако и в этом случае общее направление и эффективность терапии сильно зависят от личности терапевта, его философской позиции и тех целей, которые он сознательно или бессознательно преследует.

Поведенческая терапия (бихевиористский подход)

Интрапсихическая терапия пытается помочь пациенту понять, в чем причины его проблем или что мешает ему найти правильный подход к их решению, будь то в индивидуальном или социальном плане. Предполагается, что, коль скоро ситуация прояснилась, человек сможет сделать нужные усилия по преодолению помех, в результате чего неадаптивные формы поведения у него сами собой исчезнут.

Наоборот, в основе поведенческой терапии лежит преде гавление о том, что сами психические расстройства обусловлены неадаптивным поведением, которое может быть замечено самим больным, окружаю­щими его людьми или терапевтом. Таким образом, сторонники моди­фикации поведения полагают, что прямое воздействие на девиантное поведение с целью его устранить или исправить автоматически приведет и к снятию самой проблемы. В соответствии с этой концепцией психо­терапевт нужен только для того, чтобы выбрать и провести «обучаю­щую» программу, обеспечив надлежащее подкрепление.

Известны четыре подхода к модификации поведения. Это контр-обус.ювливание, основанное на принципе классического обусловливания;

оперантные методы, опирающиеся на принцип подкрепления; терапия. основанная на предъявлении модели в соответствии с представлениями о социальном научении; и наконец, процедуры самоконтроля.

Контр-обусловливание

Речь идет об улучшении нежелательного поведения или разрыве связи между условным разражителем и условным ответом (см. документ 7.4).

Один из методов этого типа - систематическая десенсибилизация; она направлена на выработку реакций, противоположных по своему харак­теру неадаптивным ответам. Например, тревоге стараются противо­поставить состояние расслабленности, которое с ней несовместимо.

Прежде всего больного учат расслабляться. Кроме того. ему пред­

анные» 167

лагают составить перечень ситуаций, порождающих тревоги и связан­ных с его трудностями, и расположить их в порядке возрастающей действенности. Затем пациенту, находящемуся в расслабленном состоя­нии, предъявляют ситуацию, способную вызвать у него лишь минималь­ную тревогу. Когда он при этом перестает чувствовать тревогу, пере­ходят к ситуации, порождающей более значительный стресс, и так далее вплоть до воздействия, вызывающего максимальную тревогу; во всех случаях стрессовая ситуация ассоциируется у пациента с мышечным расслаблением, а не напряжением. Столкнувшись с тревожными об­стоятельствами в реальной жизни, человек должен теперь реагировать на нее не страхом, а расслаблением. В зависимости от характера испытываемых больным трудностей в этом подходе могут чаще исполь­зоваться реальные, нежели воображаемые, ситуации.

Имплозивная терапия минует все этапы систематической десенсибили­зации и сразу «бросает» человека в воображаемую ситуацию в ее наиболее устрашающей форме. Поместив таким образом пациента в наихудшие для него условия, герапевт пытается вызвать у него внутренний «взрыв» тревоги, к которому организм после повторных столкновений с ситуациями, вызывающими панику, должен привыкнуть вплоть до полного исчезновения тревоги.

К аверсивному обусловливанию прибегают в случаях антисоциаль­ного поведения или вредных для организма привычек (например, куре­ния, алкоголизма или обжорства). В противоположность системати­ческой десенсибилизации этот метод заключается в сочетании неприят­ного воздействия или неприятного состояния с ситуацией, которая обычно доставляет удовольствие. Например, если всякий раз, когда пьяница поднесет стакан с алкоголем ко рту, он будет получать удар электрическим током или ощущать сильный приступ тошноты, вызван­ный лекарственным препаратом, то весьма вероятно, что удовлетво­рение, которое он прежде получал от алкоголя, сильно ослабеет, а после нескольких повторений такого опыта исчезнет совсем и сменится услов-норефлекторным отвращением к выпивке.

Оценка. Как и следовало предполагать, методы систематической десенсибилизации и имплозивной терапии используются главным обра­зом для лечения фобий. Именно при такого рода расстройствах эти методы оказались особенно эффективными. Аверсивное обусловлива­ние, а в известной мере и имплозивная терапия связаны с определен­ными этическими проблемами. В самом деле, правомерно задать воп­рос: может ли врач, даже заручившись согласием больного, причинять ему боль с целью изменить поведение? Это еще более сомнительно в тех случаях, когда такие методы ино1да используются для «лечения» гомо­сексуализма (см. раздел «Аверсивная терапия» в документе 12.9).

Оперантные методы

В этих методах используются принципы, установленные Скиннером, в особенности механизм формирования поведения путем последователь-

168 Глава 12

ных приближений. Оперантное обусловливание применяют главным образом для выработки желательных форм поведения у детей, страдаю­щих различными нарушениями или умственной отсталостью. Соответ­ствующие процедуры практикуют также в некоторых психиатрических заведениях, где терапевты бихевиористского направления пытаются «перевоспитывать» шизофреников и возвращать их к жизни в обществе.

Метод формирования поведения прежде всего требует тщательного анализа привычек пациента, что позволяет выбрать самое действенное для него вознаграждение (конфеты, разрешение смотреть телевизор, социальное подкрепление и т. п.), с помощью которого у него и будет вырабатываться надлежащее поведение (рис. 12.18).

Метод накопления жетонов используют главным образом в психиат­рических заведениях. С его помощью стараются изменить поведение, предоставляя привилегии за всякое улучшение, констатируемое терапев­том. Например, всякий раз за го, что пациент, например, чистит зубы, убирает утром постель или умывается, ему выдают пластмассовый жетон. Кода у него накапливается определенное число жетонов, он получает известные привилегии (сигареты, дополнительное посещение столовой, проживание в отдельной комнате и т. п.).

Оценка. Очевидно, что описанные терапев гические подходы зиждутся на философии бихевиористской школы и в особенности на жизненных принципах североамериканского общества, проникнутых духом эффек­тивности и рентабельности. Цель этих подходов-не столько «внутрен­няя трансформация» человека, сколько превращение его в «самостоя­тельного» и. главное, полезного индивидуума независимо от того, какие глубинные причины вывели его в один прекр. ibm день из нормы. Американские суды. однако, установили предел 1Я подобных манипу­ляций с поведением, чтобы основные права человека не превращались в «разменную монету» для оплаты возможных модификаций поведения больных.

Терапия с предъявлением модели

Этот подход основан на том, что тревога больного должна исчез­нуть, если он будет наблюдать и имитировать поведение терапевта (или кого-нибудь другого), с легкостью выходящего из сложной для больного ситуации. Терапию, основанную на предъявлении такой «модели»,


Рис. 12.18. Вознаграждение за каждый физический контакт, в который вступают эти двое детей, стра­дающих аутизмом, лежит в основе программы мо­дификации поведения с целью их социализации.

«Иные» 169

используют главным образом при лечении фобий. Существуют, однако. и такие процедуры, как поведенческое обучение, где терапевт предлагает способ решения личной проблемы, задавая «адекватные» реакции и требуя от пациенга их повторения или как можно более точного воспроизведения.

Процедуры самоконтроля

Процедуры самоконтроля-это оперантные методы, появившиеся в арсенале средств поведенческой терапии сравнительно недавно. В от­личие от метода накопления жетонов, контролируемого извне (терапев­том, назначающим вознаграждение), в случае самоконтроля пациент сам будет вознаграждать себя за всякое поведение, соответствующее же­лаемой цели (отказ от курения, контроль за весом тела, избавление от таких дурных привычек, как, например, обгрызание ногтей и т. п.).

В этих процедурах используются те же стратегии, что и при всяком оперантном обусловливании. Здесь, однако, человек сам контролирует окружающую среду, создавая ситуации, наиболее благоприятные для желаемого поведения, и избегая обстоятельств, в которых могут про­явиться его дурные привычки или которые провоцируют его на это. Вознаграждать же себя пациент всегда старается только за желаемое поведение, например, разрешая себе приятные виды деятельности лишь в том случае, если поставленная им цель достигнута.

Оценка методов поведенческой терапии

К преимуществам поведенческой терапии можно отнести ее непро­должительность, что позволяет непосредственно контролировать вы­зываемые ею эффекты. Методы поведенческой терапии широко приме­няются по разнообразным поводам (курение, алкоголизм, фобии, за­икание и т. п.). Их использование в психиатрических клиниках в тех или иных целях, о которых уже говорилось выше, тоже дает хорошие результаты. Однако в случаях нарушений органической природы пове­денческая терапия, по-видимому, так же неэффективна, как и другие виды психотерапии.

Кроме того, как показывают многочисленные исследования, прове­денные в последние годы, поведенческая терапия никогда не оказывалась более действенной, чем интрапсихические методы. И хотя она претен­дует на большую научную обоснованность, чем эти последние, можно думать, что по меньшей мере столь же важную роль, что и сами процедуры, здесь играют такие субъективные факторы, как характер взаимоотношений между психотерапевтом и пациентом и заинтересо­ванность пациента в изменении своего поведения.

Критика, которая раздается в адрес поведенческой терапии, чаще всего касается нестойкости вызываемых ею эффектов, так как, по мнению некоторых авторов, исчезновение симптомов расстройства от­нюдь не означает устранение его глубинных причин.

170 Г'шва 12

Альтернативные ресурсы и групповая терапия

Биологические подходы, как и большинство психотерапевтических методов, направлены на выявление симптомов, свидетельствующих о неспособности человека к нормальному поведению. Цель таких подхо­дов состоит по преимуществу в подавлении этих «патологических» аспектов личности, с тем чтобы восстановить способность человека к «нормальному функционированию». Иными словами, в основе этих подходов лежит тот принцип, что ответственность за улучшение своего психического состояния несет только сам человек и никто другой (Bouchard. 1983). Психиатрическая лечебница или психотерапевтический кабинет рассматриваются поэтому как место, где человек, прежде чем вновь окуну гься в общественную жизнь, должен заново научиться брать на себя ответственность за собственные поступки.

Эта концепция, однако, не учитывает того, что социальная среда, очень часто сама выступающая в роли патогенного фактора, не ме­няется, так что если в результате терапии человек и хочет измени гь свое поведение, внешние условия и порождаемый ими стресс сохраняются. Между тем многие исследования выявили решающую роль социально-экономических факторов в развитии психических расстройств. Особенно тяжелый характер такие расстройства носят у неимущих, для которых в условиях урбанизации и подчас невыносимой социальной изоляции они нередко оборачиваются самыми драматическими последствиями 1

Не удивительно поэтому, что «дезинституализация» психиатрии, как уже отмечалось, в конечном итоге ведет лишь к резкому увеличению частоты повторных обращений за психиатрической помощью со сто­роны людей, которые, вернувшись к социальной жизни после лечения, сталкиваются с прежними трудностями.

И все же социальное окружение может играть весьма положительную роль, если только люди проявят коллективную волю к его изменению. Уже много лет проводятся эксперименты, призванные найти замену медицинскому подходу к психическим расстройствам. Речь идет о добровольных группах или ассоциациях людей, пытающихся «побудить человека почувствовать собственную ответственность за переживаемые им трудности и осознать социальные факторы, порождающие эти трудности» (Guertin, Lecomte, 1983)

Можно выделить два типа альтернативных групп: группы взаимо­помощи, включающие только самих больных, и терапевтические груп­пы, объединяющие профессионалов и непрофессионалов.

' Согласно многочисленным исследованиям, в так называемых «высших» классах психически здоровых людей значительно больше, а психически больных в четыре раза меньше, чем среди обездоленных (Arseneau, 1983).

«Иные»


171



Группы взаимопомощи

Такие группы имеют своей целью развитие отношений взаимной поддержки и солидарности между людьми, переживающими одни и те же трудности. Организация этих групп основана на том принципе, что человек, успешно преодолевший трудную ситуацию, лучше способен помочь собрату, столкнувшемуся со сходным затруднением (Lavoie, 1983); поэгому деятельность групп взаимопомощи состоит главным образом в совместных встречах и общих обсуждениях ситуаций, пере­живаемых их участниками.

Группы взаимопомощи могут различаться в зависимости от тех проблем, на разрешение которых направлена их деятельность; это может быть алкоголизм («Анонимные алкоголики»)', депрессия («Ано­нимы с депрессией)», фобии («Анонимы с фобией»), психологические осложнения, связанные, например, с такой операцией, как удаление груди (группа «Всегда женщины») и т.п. Деятельность этих групп

Рис 12 19. В группах взаимопомощи и центрах посредничества в кризисных ситуациях у телефона круглосуточно сидит дежурный, способный дать компе­тентный ответ человеку, нуждающемуся в поддержке, и тем самым помочь ему преодолеть переживаемые им психологические трудности.

Эта организация в настоящее время объединяет около 750 тыс членов во всем мире

172 Глава 12

направлена не только на облегчение у человека стресса и избавление его от одиночества, но и на обмен советами и информацией, которую не всегда просто получить обычным путем (рис. 12.19).

Другие группы пытаются изменить отношение общества в целом к своим членам, клятвенно обещая им стремиться к этой цели (в качестве примера можно привести группы «Аутопсия», «Психиатрическая соли­дарность» и др.).

Группа взаимопомощи помогает человеку осознать собственную ценность не только в результате его «внутренней эволюции», но и благодаря взаимодействию с окружающими. Кроме того, участники групп взаимопомощи очень часто предлагают новые подходы к реше­нию весьма специфических психологических проблем (Romeder, 1982).

Терапевтические группы

Терапевтические группы, чаще имеющие целью развитие у своих участников самостоятельности, необходимой для их социальной ре-интеграции. располагают профессиональными кадрами. Используемый в них подход сконцентрирован главным образом на повседневной жизни человека и его участии в социально-культурной деятельности (Plaman-don, 1983). В зависимости от того, в каком окружении происходит внутренняя эволюция человека, различают два типа терапевтических групп: терапевтические сообщества и сети психологического посред­ничества.

Терапевтические сообщества. Первые такие сообщества начали воз­никать в 1950-х годах внутри больниц. Пережив в своем развитии заметный спад в 60-е годы1, они вновь пробудили к себе интерес и сейчас развиваются вне официальных учреждений, предоставляя пациентам возможность жить в атмосфере свободы и самостоятельности.

Пациенты, руководители программ, терапевты и представители ад­министрации живут и работают в таких группах совместно, имея в виду цель изменить поведение и личность нуждающихся в том людей. Путем систематического анализа происходящих в сообществе событий, как можно более открытого общения между собой и ослабления иерархи­ческих отношений, порождающего у каждого чувство исходной сопри­частности, члены группы пытаются создать такую атмосферу, в которой человек «мог бы чувствовать себя свободным совершать ошибки, выражать свои чувства, развивать и учиться жить лучше» (Lecomte, Tourigny, 1983).

По мнению сторонников таких сообществ, пациент волен сам вы­бирать, стоит ли ему подвергаться индивидуальной психотерапии вне стен сообщества, но в решении проблем, порождаемых совместным проживанием, ему помогают терапевты его же сообщества. Так, в

' Здесь следует учесть те большие надежды, которые тогда возлагались на химиотерапию, достигшую именно в 10 время своего наивысшего расцвета.

«Иные» 173

частности, обстоят дела в трех английских терапевтических сообществах, относящихся к Association Arbours, где главное внимание уделяется проблемам «общинной жизни».

Среди прочих подобных ассоциаций в западных странах в первую очередь следует отметить Philadelphia Association с психоаналитической ориентацией, основанную Лэингом (тоже в Англии). Здесь пациенту предоставляется возможность совершить в стенах сообщества настоя­щее «путешествие через безумие» (Barnes, Berke, 1971), дабы «воссоеди­нить его разъединеннные тело и дух»; при этом пытаются сделать его речь с ее собственной логикой понятной ему самому, иногда отыскивая в ней корни, сформировавшиеся еще до рождения, в материнской утробе (Laing, 1986)1.

Важный принцип деятельности терапевтических сообществ - отказ от «ухода за больным», а вместо этого оказание помощи и поддержки «собрату», которого с первого момента его появления в сообществе рассматривают как одного из членов целостной организации. Он должен лично обратиться с просьбой о приеме, и эту просьбу рассматривают другие члены сообщества. Если перед вступлением в сообщество пациент подвергался лекарственной терапии, он сам должен решать вопрос о ее продолжении или прекращении, предварительно обсудив это с психиат­ром, назначившим ему лечение2. Таким образом, терапевтическое со­общество стремится преодолеть «барьеры», связанные с использованием медицинского подхода к психическим расстройствам, с большим числом членов больничного сообщества, с выраженным иерархическим характе­ром его социальной структуры и систематическим применением ле­карственных препаратов, обычным в психиатрических учреждениях и мешающим установлению нормальных человеческих отношений с боль­ным (Mosher, Menn, 1978).

Сети психологического посредничества. Ограниченные возможности тех сообществ, о которых шла речь в предыдущем разделе, в какой-то мере компенсируются другим альтернативным (по отношению к пси­хиатрической системе) источником психологической помощи, включа­ющим структуры эффективной поддержки, способные к быстрой моби­лизации, если человек окажется в критических обстоятельствах (Blanchet et al, 1981).

Эти структуры возникают из тех сообществ, в которые входят люди, переживающие кризис. Такие сети состоят из общающихся между собой людей; их общение может быть основано либо на личных привязан-

Во Франции существуют лечебный центр Recamier и терапевтическая община Baisse (Sassolas, 1981). В США наиболее известны находящиеся в Кали­форнии Chesnut Lodge и Soteria House. Начиная с 1975 г. много таких заведений создавалось и в Квебеке, большинство из них существует и поныне (см. статью „Structures intermediaires ou alternatives" в журнале Sante Mentale au Quebec, vol. ^11, n° l.juin 1983).

По большей части, однако, вступившие в терапевтическое сообщество люди сразу же от этого лечения отказываются.

174 Г'iaeu 12

ностях, что характерно для первичных сетей (родители, друзья, соседи, товарищи по работе или по школе), либо, как в случае вторичных сетей, на принадлежности людей к какой-либо профессиональной организации (профсоюз, профессиональный коллектив, религиозная община и т. п.). / К помощи таких сетей и прибегают люди, чтобы заручиться социальной | поддержкой, необходимой для решения какой-то проблемы, или воз­действовать на семейные структуры в критические моменты жизни (когда нужно удалить ребенка, обеспечить сближение определенных членов семьи и т. п.).

«Пациент» сам прилагает усилия, чтобы «собрать и мобилизовать» членов семьи, устраивая для этого встречи с участием 5-20 человек. В таких встречах, во время которых «пациент» чувствует себя равным среди равных, помимо прочих членов сети учасгвуют и профессионалы (психиатр, психолог, представитель общественной организации, а иногда и социолог или антрополог). Во время встречи обсуждается какая-то определенная тема или конкретная проблема (поиски жилья или работы, административные или юридические ходатайства и т. п.). Такая встреча может включать глобальное психологическое воздействие, но может и ограничиваться только проведением индивидуальной, семейной или супружеской психотерапии, которая всегда должна в первую очередь касаться социальных и только потом-психологических аспектов проблемы.

Психологическое посредничество можно считать успешным, если сеть окажется в состоянии самостоятельно мобилизовать структуры аффективной поддержки и постепенно научить человека разрешать возникающие перед ним жизненные грудности.

Социальное посредничество

Эффективность групповой психологической помощи теперь уже не вызывает сомнений. Эта помощь, однако, лимитирована теми мето­дами, к которым прибегает групповая терапия, преследуя вполне опреде­ленные цели, и которым зачастую противодействуют инертность об­щества и бюрократические дрязги, порождаемые недоверием, а иногда и неприятием со стороны официальных институтов.

Однако главный недостаток всех этих инициатив состоит в том, что, пытаясь решить самые острые психологические проблемы, они лишь сглаживают их на какое-то время. Так, центры неотложной помощи оказывают главным образом поддержку людям, подвергающимся не­посредственной опасности; группы взаимопомощи основаны по пре­имуществу на доброй воле людей, стремящихся к большей личной самостоятельности; преследующие ту же цель терапевтические сооб­щества до сих пор очень малочисленны и сильно ограничены в своей «пропускной способности». Что касается программ профилактики пси­хических расстройств и психологического воспитания населения, их действенность пока очень незначительна И даже если бы их эффектив­ность была высокой, они могли бы только способствовать сохранению

«Иные»


175



существующих условий жизни, противодействуя их ухудшению, но никак не смогли бы изменить социальную среду.

Такое изменение возможно лишь при вмешательстве различных социальных сил, в том числе и социальных психологов, которые могли бы систематически разъяснять людям обстоятельства их жизни и об­суждать их проблемы, учитывая прежде всего их реальные потребности и физические и социальные недостатки их окружения, а также шире проводить надлежащие исследования, всеми доступными средствами популяризируя получаемую в них информацию (Bouchard, 1983)

Пока действующие политические силы не проявят склонное! ь к глубокому изменению социальных условий, акцентируя внимание на росте сознательности и укреплении взаимосвязей и сотрудничества между отдельными людьми, группами и организациями, вряд ли можно надеяться на существенные перемены в обществе, проникнутом духом торгашества и больше интересующемся продуктивностью и рентабель­ностью, нежели психическим здоровьем своих членов.

Документ 12.1. Уравновешенный человек и «норма»

Сталкиваясь с жизненными трудностями и волей-неволей принимая тот вызов, который бросают нам обстоятельства, мы все время вынуж­дены искать равновесия между адаптацией к реальности, с одной стороны, и развитием своих потенциальных возможностей, которое позволило бы нам утвердить собственную индивидуальность, с другой.

Выполнить эту двойственную задачу не так просто Вполне «нор­мально» поэтому, что, столкнувшись с определенными обстоятель­ствами или оказавшись в специфических ситуациях, мы переживаем подчас сильную гревогу или глубокую депрессию, когда нам даже может показаться, что всякая борьба бесполезна. «Нормально» и то, что мы прибегаем к механизмам психологической защиты, позволяющим достичь быстрого, пусть даже временного, облегчения и «удержаться на плаву, пока не утихнет буря». Ведь наступят и другие, более спокойные времена, а может быть, и минуты торжества, когда все внезапно прояснится и покажется гораздо более светлым. Вся наша жизнь состоит из таких эпизодов неустойчивости и «маленьких радостей». Уравнове­шенность обусловлена движением по спирали, и в этом процессе весь человек участвует как единое целое, постепенно открывая для себя новые горизонты и вступая в новые схватки.

В документе 2.13 мы описали, каким образом человек может достичь актуализации своих потенциальных возможностей (по Маслоу). Здесь мы завершим эту картину, рассмотрев главные особенности «уравнове­шенного человека», как их представляют себе разные авторы.

В физическом плане уравновешенный человек должен обладать от­менным телесным здоровьем; у него хорошее телосложение, он любит физические усилия и умеет сопротивляться усталости. Психическое равновесие по существу немыслимо без серьезного внимания к телу.

176 Г idea 12

"Mens sana in corpore sano" 1,-говорил древнеримский автор Ювенал, имея в виду, что душевное здоровье и здоровье телесное суть два столпа мудрости.

В сексуальном и аффективном плане уравновешенный индивидуум способен устанавливать гармоничные интимные отношения с другими людьми. Без преувеличенной тревоги заботясь об удовлетворении собст­венных потребностей, он в то же время умеет проявлять внимание к партнеру и чувствовать его потребности.

В инте глектуа гъном плане уравновешенным можно считать того, кто обладает хорошими умственными способностями, которые позво­ляют ему мыслить и действовать продуктивно. Он всегда стремится найти надлежащий выход из сложных ситуаций, предпочитая при этом полагаться на факты, а не на оптимистические гипотезы. Поэтому он склонен по возможности быстро переходить от мыслей к делу. Он осознает свои способности и возможности и умеет наилучшим образом пользоваться ими для продуктивной деятельности. Он постоянно совер­шенствует свои навыки, стремясь добиться поставленной цели в разум­ные сроки. Он не лишен воображения и люби! искать нетрадиционные решения проблем.

В нравственном плане уравновешенный человек обладает чувством справедливости, основанным на глубокой и постоянной озабоченности объективностью. Он склонен больше полагаться на собственные сужде­ния. чем на суждения других людей или средств массовой информации. Он всегда решает сам, придерживаться ли ему социальных норм. Обладая твердой волей, он при этом не упрям. Он всегда готов признать собственные ошибки, не выставляя их, однако, напоказ.

В социальном плане уравновешенный человек, как правило, способен устанавливать непринужденные отношения с другими, чувствуя при этом, что он ими принят. Он редко рассчитывает свои реакции заранее, и эта непосредственность позволяет ему легко общаться как с теми, кто стоит выше его, так и с теми, кто стоит ниже.

Наконец, в личностном плане уравновешенный человек-это опти­мист, который любит жизнь и отвечает на ее требования, не испытывая при этом чувства принужденности. Чаще всего это добродушный, жизнерадостный по характеру человек. Это зрелая, самостоятельная и реалистически мыслящая личность, способная брать на себя ответствен­ность, не отказываясь и от риска. Она достаточно устойчива в эмоцио­нальном плане, не проявляет ни излишней доверчивости, ни чрезмерной подозрительности и способна принять собственную неудачу без несо­размерных переживаний. Как правило, уравновешенный человек предпо­читает достигать желаемого собственными усилиями, а не жалобами или манипуляциями. Кроме того, он сохраняет в себе некоторую свежесть чувств и поэтому способен совершать неожиданные поступки и восхищаться. Наконец, он с достаточным уважением и симпатией

«В здоровом теле - здоровый дух».

«Иные»


177



относится к самому себе, но сохраняет при этом чувство юмора, которое ^мешает ему принимать собственную персону слишком серьезно. ' Вы считаете, что это ваш точный портрет? Если ваше мнение ^оответствуег действительности, то вы относитесь к той трети людей, психическое состояние которых можно считать великолепным. Не вол­нуйтесь и в противоположном случае: вы не окажетесь в меньшинстве. Некоторые авторы полагают, что фактически более 70% всех людей обнаруживают поведение невротического типа, хотя, по их мнению, тяжелыми-неврозами страдает всего 5% населения. Эти цифры, однако, зависят от возраста. Так, согласно данным опроса, проведенного в центре Нью-Йорка, если в возрасте от 20 до 29 лет великолепное психическое здоровье обнаруживают 24% людей, то после 65 лет этот показатель падает до 15% (Strole et al., 1962)1.

Таким образом, судя по статистическим данным, человеческая при­рода скорее всего соответствует той «психической зоне», в которой пребывает 70% всех людей и которая располагается между полюсом психической уравновешенности и полюсом патологии.

«Нормальным человеком» можно, по сути дела, считать всякого, кто живет и уживается со всеми своими недостатками, не всегда «адаптив­ным» поведением, удовлетворяемыми с грехом пополам потребностями и тревогой, от которой он старается получше «застраховаться», прибе­гая к разнообразным механизмам психологической защиты или выраба­тывая определенные черты характера. Важно как можно лучше осознать все это, и если полного психического равновесия достичь все-таки не удастся, то сохранять критическое отношение к своим реакциям и способность при случае посмеяться над ними.

Документ 12.2. Жизнь и механизмы

психологической защиты

Ежедневно мы совершаем какие-то поступки, что-то говорим, о чем-то судим и как-то оправдываем свои действия. На первый взгляд, мы все это делаем сознательно, но всегда ли это так в действительности? В большинстве случаев здесь проявляются механизмы психологической защиты, с помощью которых наше «Я» позволяет нам преодолевать конфликты, в определенных ситуациях порождающие тревогу. Вот несколько примеров таких ситуаций. Можете ли вы определить какой механизм защиты рабогает в том или ином случае?2

1. Молодая женщина избегает всяких контактов с мужчинами; под гипнозом она рассказывает, как в детстве подверглась сексуальной агрессии со стороны своего дяди-алкоголика-событие, о котором в сознательном состоянии она совершенно не помнит.

' Сходные исследования (цит. по J. Arseneau, 1983), проведенные в Новой Шотландии и Квебеке, дали аналогичные результаты (Leighton et al, 1971; Denis et al., 1973).

2 Возможные варианты ответов см. на с. 205.

178 Глава 12

2. В одном африканском племени бытует легенда, что тот, кто услышит шум соседнего водопада, умрет. Ни один представитель племени никогда не слышал шума падающей воды.

3. Некто заявляет, что был бы счастлив прийти на свидание, сулящее ему работу, но забывает туда явиться.

4. У ребенка, которому запрещали играть своими экскрементами. развивается преувеличенная чистоплотное гь.

5. Женщина, которая не может иметь ребенка, становится образ­цовой патронажной сестрой.

6. Студенту, который с удовольствием «смошенничал» бы на экза­мене, кажется, что все на него смотрят так, как если бы он «мошен­ничал» взаправду.

7. Агрессивный молодой человек становится «звездой» регби или футбола.

8. Маленькая девочка настолько сильно «любит» своего младшего братца, что все ночи проводит у его изголовья на тот случай, если он вдруг «перестанет дышать».

9. Агрессивность одной женщины по отношению к мужу выражается в том, что она непроизвольно прячет принадлежащие ему вещи.

10. Агрессивный человек часто ведет себя слишком вежливо или слишком слащаво по отношению к другим.

11. Некто убежден, что ему изменяет жена, хотя подсознательно он сам хочет изменить ей.

12. Некто, воспитанный властным отцом, становится активистом одного из движений протеста.

13. Некая мать чрезмерно заботится о своем ребенке, о котором во время беременности она даже и думать не хотела.

14. Человек не признается самому себе, что он не удовлетворен своей должностью, и ему кажется, что все недовольны его работой.

15. Студент оправдывает свой провал на экзамене недостатком времени для ответа или тем, что в билете были вопросы на «засыпку».

Документ 12.3. Психические расстройства в детстве и отрочестве

На протяжении всех первых лет жизни или в отрочестве у некоторых детей могут развиться расстройства поведения, которые будут сильно осложнять их собственную жизнь и жизнь окружающих людей. В большинстве случаев причины таких расстройств остаются неизвест­ными. Одни расстройства могут сгладиться или даже исчезнуть с наступлением половой зрелости; другие, наоборот, лишь к этому вре­мени и проявляются. Как бы то ни было, большинство нарушений накладывают на человека отпечаток до конца его дней.

Детский аутизм. Аутизм-это расстройство, которым из каждых 10 тысяч детей страдает 3-4 ребенка; это большей частью (в 75% случаев) мальчики.

В отличие от ребенка-шизофреника, который в первые годы жизни

«Иные» 179

'развивается нормально и лишь потом уходит в свой внутренний мир, аутистичный ребенок ни дня не проводит в реальном человеческом мире (Bettelheim, 1973). Никогда-ни взглядом, ни улыбкой-не покажет он, что узнаёт своих родителей. Его речь развивается очень медленно и зачастую стереотипно: он не использует местоимение «я» и ограничи­вается повторением слов в ответ на заданный ему вопрос, дословно воспроизводя его или пользуясь для этого им же самим придуманным кодом1. Иногда он принимается без конца повторять какое-нибудь действие (например, машинальное движение по кругу) или одиноко играет в странные игры (например, часами смотрит на лужу воды). У него возможны и деструктивные формы поведения, направленные на неодушевленные предметы или на самого себя; он может, например, биться головой о стенку своей кровати или царапать себе лицо. Он проявляет особую привязанность к определенным предметам, которые он нюхает, облизывает или пробует на вкус. Он упрямо отказывается от некоторых видов пищи, требующих, скажем, использования бутылки, или принимается вдруг жевать бумагу или обсасывать камешек. Одна из особенностей аутизма состоит в том, что существует, видимо, какая-то связь между поведением ребенка и состоянием окружающей среды: он плачет во время дождя и топает от радости ногами по поверхности сухой земли.

Причины аутизма не известны; ни одна из предложенных до сих пор гипотез фактически не дает определенных объяснений, хотя все они отчасти дополняют друг друга. Существуют серьезные основания пред­полагать биологическую причину этого заболевания, но каких-либо свидетельств в пользу его генетической природы нет. Показано, что в головном мозгу при аутизме образуется больше серотонина, чем у нормальных детей, и этот избыток нейромедиатора мог бы влиять на обработку мозгом внешней информации, поступающей по тем или иным сенсорным каналам.

Однако более правдоподобной кажется гипотеза о том, что биологи­ческие факторы обусловливают предрасположение к описанному выше аномальному поведению лишь тогда, когда ребенок попадает в условия, в которых ему ничего не остается, как только «забиться в уголок своего сознания». Особенно это касается тех случаев, когда такие психически хрупкие дети испытывают постоянное давление со стороны родителей, доброжелательность которых к ребенку сочетается с нетерпеливым стремлением развить его потенциальные способности. Беттелхайм, от­давший долгие годы изучению и лечению аутистичных детей, полагает, что под влиянием такого давления ребенок утрачивает способность к надлежащему развитию представлений о самом себе. Вот почему, по мнению этого автора, важно изолировать таких детей от семьи, с тем

' Так, вместо того чтобы просто отвечать «нет», такой ребенок может, например, говорить: «Не таскай кошку за хвост» (замечание, некогда сделанное

ему матерью, когда он мучил животное).

180 Глава 12

чтобы вернуть им возможность следовать собственному ритму жизни в соответствии с собственными потребностями в специально предназна­ченной для этого среде '.

Это концепция противостоит представлениям бихевиористов, ко­торые, как, например, Ловаас (Lovaas, 1977), напротив, полагают, что аутистичного ребенка следует систематически «перевоспитывать» с по­мощью прежде всего оперантных методов (см. документ 12.9).

Гиперактивность. Из каждых 100 детей в среднем 3 ребенка обнару­живают гиперактивность (мальчики в 10 раз чаще девочек). Как правило, гиперактивность проявляется в возрасте до 7 лет, иногда даже в 3 года и раньше. У одних детей это расстройство исчезает с началом полового созревания, у других же, напротив, сохраняется и в отрочестве, а иногда захватывает и зрелый возраст. Гиперактивный ребенок прежде всего очень невнимателен. Оказавшись в школе, он не слушает уроков, легко отвлекается и никогда не завершает начатое дело. Он импульсивен:

почти всегда действует, не подумав, резко переключается с одной активности на другую, постоянно нуждается в присмотре во время выполнения заданий и не способен дожидаться своей очереди в таких групповых ситуациях, как, например, работа в классе или игра. Гипер­активный ребенок не может усидеть на месте; он перебегает с одного места на другое, лезет на мебель или летит вниз по лестнице. Даже во сне он не перестает двигаться. В любых обстоятельствах он ведет себя так, словно внутри у него «вечный двигатель».

Понятно, что такое поведение гиперактивного ребенка сильно отра­жается как на его социальном, так и на умственном развитии, осложняя его социальные взаимоотношения, что в дальнейшем может обернуться для него трудно преодолимым препятствием.

Причины гиперактивности изучены далеко не полностью. Поскольку это расстройство проявляется очень рано, весьма вероятно, что анома­лия имеет отчасти биологическую природу. Была выдвинута гипотеза, что важную роль в развитии гиперактивности у предрасположенных к ней от рождения детей могут играть некоторые компоненты пищи, такие, например, как вкусовые добавки и красители, а также салицилаты (которые содержатся в некоторых плодах) и в особенности рафинирован­ный сахар (Feingold, 1976; Prinz et al., 1980). Как это ни странно, прием стимулирующих веществ (включая кофе), по-видимому, вызывает у гиперактивных детей заметное снижение активности.

До сих пор из всех методов, применявшихся для лечения этого расстройства, заметного улучшения поведения удавалось достичь глав­ным образом с помощью бихевиористских подходов.

Основанное Беттелхаймом в Чикаго специальное учебное заведение .пы­тается создать такие условия физического и социального окружения ребенка, в которых он чувствовал бы себя наиболее устойчиво. Во Франции Делиньи (Deligny, 1975) также стремится к созданию для ребенка условий стабильного существования, помещая его в небольшие «самодостаточные» сообщества, на­подобие сети разбросанные по одному из горных массивов Севенн.

«Иные» 181

От расстройств поведения до социопатии. Некоторые дети лишены всякой способности думать о благополучии других людей и всякий раз попирают их права, когда дело касается удовлетворения собственных нужд. Речь идет о «манипуляторах»-детях (а впоследствии и подрост­ках), пускающих в ход все свое обаяние и играющих на самых чувстви­тельных струнах других людей, чтобы добиться собственной цели. Как правило, они не способны испытывать какие-либо чувства или прояв­лять раскаяние по поводу причиненного ими зла. Иногда они могут быть просто опасными, так как не умеют предвидеть возможные последствия своих поступков. Таких социально неадаптированных лю­дей называют социальными психопатами.

Антисоциальная личность таких детей все чаще и чаще толкает их на то чтобы жить за счет других, максимально эксплуатируя любой недостаток последних, лишь бы извлечь из него побольше выгоды.

Впоследствии такие социопаты попадают в исправительные заведе­ния, где и проводят значительную часть жизни. Очутившись в тюрьме, они способны вести себя как «примерные» заключенные, без какого-либо недовольства принимая все ограничения и проявляя большое уважение к начальству, чтобы добиться условного освобождения; получив его, они при первой же возможности снова совершают преступление.

Похоже, что никакая терапия на социопатов вообще не действует. Лечить это поведенческое расстройство трудно еще и потому, что слишком мало изучены вызывающие его причины. Известно, что во многих случаях антисоциальное поведение свойственно детям, вырос­шим в семье, где царило несогласие, или детям, родители которых разошлись или развелись, а нередко и сами проявляли антисоциальные черты. Кроме того, зачастую это дети, с очень раннего возраста воспитывавшиеся в детском доме. Однако тот факт, что у большинства таких детей есть братья и сестры с нормальным поведением, может опять-таки указывать на возможную биологическую предрасположен­ность к этому расстройству. ЭЭГ социопатов заметно отличается от ЭЭГ нормальных людей: в ЭЭГ антисоциальных субъектов нет никаких признаков того, что они способны предвидеть событие, которое вот-вот должно произойти. Таким образом, выражаясь физиологическим язы­ком, они лишены способности устанавливать связь между тем, что только что произошло, и тем, чего можно сейчас ожидать'. Именно этим можно было бы объяснить, почему в ту минуту, когда они совершают преступление, они не думают ни о последствиях своего поступка, ни о страданиях жертвы, ни о том наказании, которому они рискуют подвергнуться. Как показал Орм (Orme, 1969)2, если в экспе­рименте испытуемых спросить, предпочитают ли они получить удар электрическим током сразу же или только через 10 секунд, нормальный человек, как правило, выберет первое, а социопат-второе; некоторым

Цит. по М. Ferguson, „La revolution du cerveau", p. 188. Там же.

Там же.

IS2 Глава 12

образом это подтверждает, что социопат способен думать лишь о тех выгодах, которые он может извлечь в данный момент.

Психическая анорексия. Из каждой тысячи молодых людей анорек-сией в среднем страдает от 3 до 10 человек, причем в 7-20% случаев это расстройство приводит к летальному исходу. Анорексия наблюдается почти исключительно у девушек-подростков в возрасте от 12 до 18 лет:

они упорно отказываются от пищи, иногда даже потеряв более 25% своего нормального веса. Анорексия нередко сопровождается прекра­щением менструаций.

Больная анорексией имеет превратное представление о собственном теле, она считает себя «слишком жирной» даже тогда, когда лицо ее выглядит изможденным, глаза глубоко запали, суставы на исхудавших руках и ногах выступают. Она отрицает голод, а если у нее и случаются иногда приступы булимии, она сразу же после еды искусственно вызы­вает рвоту. Анорексия сопровождается также гиперактивностью; де­вушка может заниматься разнообразными видами спорта или танцами, иногда поднимается даже ночью, чтобы проделать несколько упраж­нений и тем самым израсходовать сколько-то калорий.

Причины анорексии остаются неясными. Но, учитывая этап разви­тия, на котором она возникает, и то, что страдают ею в основном девушки, можно думать, что это расстройство подросткового созре­вания, связанное с «упорным отказом от феминизации физического облика». Весьма возможно, что оно представляет собой реакцию на преждевременное половое созревание или на реальную или вообра­жаемую опасность стать жертвой кровосмешения; взоры, которые об­ращают мужчины семейного круга на физическую трансформацию девушки, вполне могли бы способствовать появлению этой аномалии.

Лечение анорексии основано главным образом на доведении до сознания пациентки реальности симптомов (потеря веса, прекращение менструаций), на пробуждении у нее желания восстановить нормальный процесс социализации и, наконец, на твердой постановке перед ней цели восстановить нормальный вес, что позволило бы объективно оценивать изменения в установках больной.

Булимия. Булимией тоже страдают почти исключительно женщины (около 10% всех женщин в возрасте от 12 до 39 лет). Как показали многие североамериканские исследователи, эта патологическая потреб­ность объедаться, не испытывая при этом настоящего удовольствия, сейчас в той или иной мере отмечается у более чем 20% женщин со среднием уровнем образования, которым, однако, удается сохранять нормальный или близкий к нормальному вес тела. По данным этих исследователей, около половины таких женщин прибегает к слабитель­ным средствам, а 14%-к искусственно вызываемой рвоте. Таким обра­зом. некоторые из них «зацикливаются» на систематическом переедании и последующей рвоте, что становится одной из важнейших сторон их жизни. По-видимому, такая практика позволяет им на время избав­ляться от подавленности и тревоги, связанными с повседневными проблемами, и трансформировать их в чувство облегчения, вины, стыда и т.п.

«Иные» 183

По мнению ряда авторов, расстройства, связанные с питанием, видимо, имеют тесное отношение к процессу самоидентификации. Страх быть отвергнутым в сочетании с отсутствием самоуважения мог бы быть одной из важных причин булимии, особенно если в недавнем или более отдаленном прошлом человек действительно был отвергнут пред­ставителем противоположного пола. В этом смысле навязчивое обжор­ство могло бы служить своеобразным способом занять свободное время, столь тягостное для отвергнутого; таким образом, эту аномалию можно было бы рассматривать как форму поведения с самовозна­граждением 1.

Источники: Barker М., Bruneau G., 1985. "Aspects psychologiques de 1'anorexie mentale et implications", dans J. Wilkins (Ed.), Medecine de 1'adolescence: Une medecine specifique, Montreal, Centre d'information sur la sante de 1'enfant, Hopital Ste-Justine, p. 302-309. Newnun P. A., Halvorson P. A., 1983. Anorexia Nervosa and Bulimia, Van Nostrand

Reinhold Company Inc.

/

Документ 12.4. Путешествие через

психическое страдание

«Нормальный» человек определяет границу между тем, что прием­лемо, и тем, что неприемлемо, своим отношением к галлюцинациям, бреду и неадаптивным или странным формам поведения, встречающим­ся у некоторых людей. При этом он руководствуется описанием и медицинской классификацией симптомов психических расстройств. Но «насколько же сомнительна, зловеща и немыслима власть специалис­тов-психиатров, которые продолжают пользоваться правом закапывать больных-живых и вопящих-в могилы своих терминов. Их вопли-якобы не что иное, как симптомы истерии, их ужас-признак паранойи;

их отсутствующий взгляд свидетельствует о пугающей утрате всех нравственных устоев» (Laing, 1986). Кто может сказать, что на самом деле означает симптом, который человек использует как способ выра­жения своей неприспособленности к миру?

Бред и галлюцинации

Из всех симптомов, свойственных человеку с параноидными или шизофреническими расстройствами, на первом месте стоят бред и галлюцинации.

Бред, сопровождающий параноидные расстройства, как правило, сосредоточен вокруг определенной темы, связанной с преследованием,

' Недавно было установлено, что патологическое переедание, сопровождаю­щееся депрессией, связано с нарушением биохимических и физиологических механизмов мозга (в частности, функций эпифиза и обмена его гормона мела-тонина).-Ярм.м. перее.

184 Гшва 12

ревностью или величием, и больной абсолютно уверен в истинности своих представлений, которые совершенно не соответствуют действи­тельности.

«Мой сосед далает все, чтобы мне навредить. Он знает, что я не люблю шума; тем не менее каждый вечер он включает свой телевизор именно в тот час, когда мне нужно отдохнуть. Я слышу его через стенку. Он это делает назло. А потом, почему он всегда ставит свой автомобиль прямо перед моей дверью? Чтобы всякий раз, когда я выхожу на улицу, выразить мне свое пренебрежение. Когда мы сталкиваемся в коридоре, он не осмеливается даже взглянуть на меня; но я уверен, что в это время он про себя смеется надо мной. Наконец, что это за сомнительные личности, которых он часто принимает у себя по вечерам? Иногда они часами разговаривают, но стоит мне приложить ухо к стенке, как они замолкают. Мне нужно сообщить об этом в полицию...»

Сосед, разумеется, даже не подозревает о том, в чем его обвиняют. Бред этого типа характеризуется тем, что рассуждения больного вполне логичны-ошибочны только исходные посылки; они лишь плод его воображения.

Что касается бреда при шизофренических расстройствах, то чаще всего он отличается несистематизированным характером и не привязан к какой-либо определенной теме. В случае такого бреда у человека возникают мысли, не имеющие никакой взаимной связи, а во время речи часты паузы:

«Кто я? Я -это я и это весь мир в то же самое время... время... нужно остановить время... Вы не можете мне повредить... Я пустой внутри... У меня больше нет лица...»

При шизофреническом бреде параноидного типа у больного возни­кают идеи преследования или величия, не связанные какой-либо истин­ной логической связью:

«Вытащите сыновей... всех сыновей из моей головы, которые при­вязывают меня к громадной машине... Она всеми нами управляет... Их нужно остерегаться... Вот они... Они хотят войти в мое тело...»

Галлюцинации могут быть вкусовыми, обонятельными или зритель­ными. Чаще, всего, однако, возникают слуховые галлюцинации:

«Это голоса хирургов... Они опять хотят вынуть кусок моего мозга... Нет, я вам не дамся».

«Я знаю, что меня пытаются отравить запахами из углов моей комнаты... Даже у супа вкус изменился... Но они не знают, что я могу преодолеть действие отравы, стоит мне только сосредоточить свои мысли...»

«Вы видите на потолке Христа? Все могут его видеть, если хотят опустошить его голову...»

На первый взгляд эти речи полностью иррациональны, и именно это безрассудство, считающееся «болезнью», и призвана сдерживать, если не подавлять, психиатрия. Но каков глубинный смысл этих речей? Какие

«Иные» 185

внутренние переживания они могут отражать? Где начинаются их корни?1

Экзальтация и «перескакивание мыслей»

Для маниакальных состояний характерны неустойчивость внимания, крайнее возбуждение, а также «скачка мыслей» - направление мыслей быстро и непредсказуемо меняется, что приводит к бессвязности речи:

«Как вы поживаете? Я очень спешу... Но садитесь же. Как вы поживаете? Вы похожи на моего брата. Я тоже играл в гольф. Но мне не нравился мой дантист... Вы знаете, я был женат. У нас был большой дом... Я очень люблю пикники. А вы?... Смотрите, почему это занавески задернуты?»

Одна из гипотез психоаналитического толка усматривает в таком поведении механизм психологической защиты от глубокого депрессив­ного ужаса. Возможно, что с помощью таких направленных вовне беспорядочных мыслей человек как бы отрицает свою внутреннюю реальность и связанные с ней ощущения депрессии.

По ту сторону механизмов психологической защиты

Беспрерывная адаптация к подчас травмирующим жизненным об­стоятельствам, риск, которому приходится подвергаться, ожидание того, что может произойти,-таковы источники порождающего тревогу стресса, над которым более или менее сознательно мы пытаемся ежедневно одерживать верх. Бывает, однако, и так, что человек уже не в состоянии регулировать стресс, и тогда без видимых причин его захлес­тывает ужас, сдержать который он не в силах; именно это происходит в случае панических расстройств.

Приступ ужаса развивается внезапно и может длиться несколько минуг, а иногда и несколько часов. Но Дениза знает, что этот приступ беспричинный. Сердце начинает биться чаще, на коже выступает пот, и она чувствует, как у нее сжимается горло. Ей кажется, что скоро она не сможет дышать, что она жертва сердечного приступа, что она вот-вот сойдет с ума или умрет

В других случаях «обычные» механизмы психологической защиты заменяются более или менее жесткими стратегиями, энергетическая «стоимость» которых для организма значительно выше (см. Dongier, 1967).

Например, человек, страдающий фобией, будет постоянно испыты­вать страх перед каким-либо определенным предметом или местом, которого ему достаточно будет избегать, чтобы симптомы расстройства не проявлялись.

' Лэинг (Laing, которые сновидения иногда, быть может. '•тробной жизни.


1986) и ряд других исследователей пытаются связать не-или галлюцинации с тем, что человек пережил раньше, в первые дни после рождения или даже в период внутри-



186 Глава 12

Жанна, находясь на одном из верхних этажей дома. не может подойти к окну (даже закрытому), чтобы у нее не подкашивались ноги (акрофобия).

Пьер может спать только в том случае, если в комнате есть хотя бы два окна и дверь, которую он оставляет на ночь приоткрытой (клаустрофобия).

Лиза не может отойти от дома дальше чем на сотню метров-ужас начинает сжимать ей грудь и горло, заставляя повернуть назад (агорафобия).

У Поля от одного вида муравья начинается сердцебиение (зоофобия).

Больной с навязчивыми идеями пытается избежать связанного с ними дискомфорта, но это выражается главным образом в том, что он бесконечное число раз повторяет те действия, совершать которые он чувствует себя «обязанным», сознавая при этом всю их бессмысленность.

Жак чувствует необходимость вымыть руки всякий раз, когда он дотронулся до дверной ручки или какого-либо другого предмета. Поэтому он десятки раз подходит к умывальнику и еще по десять раз моет руки перед едой.

Жаннину преследует навязчивая мысль, что ее четырехлетний сын может порезаться ножом или какой-нибудь другой кухонной принадлежностью. По­этому она вынимает их из выдвижного ящика и кладет в стенной шкаф, а после этого ее охватывает сомнение: «А вдруг он заберется на стул?» В результате она перекладывает их на самый верх. откуда и вынуждена доставать всякий раз, когда нужно заняться приготовлением пищи.

Пьер не может сопротивляться искушению почистить номерные знаки всех автомобилей, стоящих вдоль тротуара. Иногда, объятый сомнением, он вынуж­ден возвратиться назад, чтобы проверить, насколько тот или иной номерной знак хорошо читается. Его «голгофа» возобновляется всякий раз, когда он гуляет по городу (даже если его кто-нибудь сопровождает).

При конверсионных расстройствах человек не допускает даже самой возможности ситуации, порождающей ужас, что превращает психологи­ческую проблему в проблему физическую.

После продолжительной жизни с матерью Жан. наконец, женился. Со своей будущей женой они договорились, что у них никогда не будет ребенка, так как чувствовали, что не способны взять на себя такую ответственность. Однако через несколько месяцев жена забеременела, и, исходя из своих религиозных убеждений. супруги решили не прерывать есгественный ход вещей. В день родов, когда Жан собирался выйти из дома и направиться в больницу, он внезапно ослеп Проведенные обследования, однако, не выявили никаких органических поражений на уровне глаз или головного мозга.

В момент отправки на фронт, где молодому солдату предстояло впервые участвовать в бою, у него внезапно развивается паралич правой ноги, который. однако, нельзя было связать с каким-либо органическим поражением.

Соматизированные расстройства-еще один способ обезопасить себя от психологических тревог, подставив на их место симптомы, локали­зовать которые в большинстве случаев невозможно.

Лори 25 лет. Уже несколько месяцев она ощущает различные боли в животе. но не может определить, в чем их причина-желудок, печень или кишечник. Она сообщает, что ей нельзя есть определенные мясные блюда и жирную пищу. но эти специфические ограничения невозможно объяснить с точки зрения диетологии. Испытывая иногда невыносимые боли. она консультируется с разными врачами. но никто не может установить их причину. Лори тем не менее уверена, что расстройство, безусловно, имеет органическое происхождение и, по ее мнению.

«Иные» 187

требует хирургического вмешательства; она a priori отвергает все психологи­ческие объяснения.

Ипохондрия- расстройство, при котором человек уделяет чрезмерное внимание признакам определенной болезни, которой, по его убеждению,

страдает.

С тех пор как Марсель прослушал радиопередачу о болезнях сердца и прочел на эту тему несколько статей, он «знает», что возникающие у него иногда боли в груди -верный признак неизбежного инфаркта. Болевые симптомы появляются, как правило, после пробуждения от сна, из-за чего он часто не выходит на работу, а его жена вынуждена заботиться о нем. До сих пор. однако, медицинские обследования не выявили никаких предвестников сердечного приступа.

Дшсоциативная реакцич, встречающаяся главным образом у людей с множественной личностью,-сравнительно редкий психический феномен. Это механизм, позволяющий человеку противостоять стрессорным си­туациям пугем «выпячивания» одного или нескольких аспектов лич­ности; в совокупности эти аспекты составляют «персонаж», способный противостоять ситуации без участия других граней личности.

Тело Сибиллы поочередно становилось местообитанием 16 личностей раз­ного пола и возраста. Каждая из них обнаруживала характерные особенности голоса, используемого словаря, походки и даже силуэта. Одни из этих личностей были крупными, другие-незначительными; одни были стройными и белокурыми, другие-невысокими и темноволосыми. У всех были разные представления о жизни, и каждая «заступала на дежурство» сообразно с той ситуацией, в какой оказывалась Сибилла. Мэри была задумчивой и замкнутой, Пэгги-холеричной, Сид и Майк были столярами и характером походили на отца и деда Сибиллы, Нэнси была нежной и набожной, но только утонченная и пылкая Викки знала о существовании других (Schreiber, 1978).

Документ 12.5. Здравый рассудок среди безумия

Можно ли быть уверенным в том, что тебя сочтут «нормальным» человеком в таком месте, где ухаживают за людьми, считающимися «ненормальными»? Именно на этот вопрос пытался ответить в 1973 году профессор психологии Сганфордского университета (Калифорния) Дэ-вид Розенхан.

Он и еще семь человек образовали группу, в которую входили три психолога, педиатр, психиатр, художник и домохозяйка (три женщины и пять мужчин) и которая появлялась поочередно в 12 психиатрических клиниках пяти штатов США. Все члены группы были нормальными людьми и никогда в жизни не обнаруживали никаких психических расстройств.

Каждый участник группы получал следующую инструкцию: обратив­шись в клинику, он в огвет на соответствующий вопрос должен был сообщить, что иногда слышит незнакомый голос, принадлежащий чело­веку одного с ним пола и произносящий какие-то малозначащие слова;

затем ему следовало, изменив только свое имя, без утайки рассказать все, что касается его реальной жизни со всеми ее радостями и горестями.

1Х8 Гшва 12

По мнению Розенхана, в этих рассказах не могло быть ничего похожего на патологию.

Как бы то ни было, 11 из 12 участников группы были приняты в клинику с диагнозом «шизофрения».

Быть может, случившееся объясняется ошибкой медицинского персо­нала клиники или тем, что они хотели проверить диагноз?

С момента поступления в клинику и на протяжении всего пребывания в ней псевдопациенты вели себя совершенно нормально, не упоминая больше о «голосах», в надежде быстро выписаться. Такого внезапного улучшения состояния, однако, не заметил ни один из медицинских работников, и только после многочисленных попыток убедить персонал в том, что они находятся в достаточно здравом рассудке, чтобы покинуть больницу, смогли они вернуться домой, проведя в ней в среднем по три недели (один из «исследователей», которого держали в клинике 7 с половиной недель, вынужден был бежать из нее, так и не убедив «опекунов», чго он здоров и телом и душой).

Когда Розенхан ознакомил сотрудников психиатрических клиник с этими результатами, они возмутились, отказываясь верить в то, что подобное могло случиться в обычных условиях

Тогда Розенхан предупредил медицинский персонал одной из клиник, ознакомленный с результатами его первого эксперимента, что в ближай­шие три месяца им следует ожидать обращений «псевдопациентов». Из 193 человек, принятых за это время в клинику, 41 вызвал подозрения по меньшей мере у одного представителя персонала, 23 были объявлены «псевдопациентами» по крайней мере одним психиатром и 19 вызвали подозрения одновременно у одного психиатра и у одного представителя персонала без медицинского образования... А между тем в клинику за все это время не обратилось ни одного «псевдопациента».

Таким образом, следовало признать очевидность того факта, что нет ни малейшей уверенности в том, кого следует считать «нормальным», а кого «ненормальным» человеком Тогда на чем же основана такая уверенность у некоторых психиатров? По мнению Розенхана, большей частью на ошибках восприятия или на ошибочной интерпретации действительности.

Во время пребывания в клинике псевдопациенты записывали все свои наблюдения за происходившим вокруг, и это никого не обеспокоило и не побудило проверить цель этих наблюдений. Наоборот, их «писательское поведение» рассматривалось как характерный признак шизофрении и лишь подтверждало поставленный ранее диагноз Однако 30% «на­стоящих» пациентов клиники разгадали «мошенничество» псевдопа­циентов, они заявляли. «Вы ведь не сумасшедший, правда?.. Вы, навер­ное, журналист или ученый?.. Держу пари, что вы наводите справки о больнице! ..»

Исследователи отметили также, насколько трудно был доступен персонал клиники, шла ли речь о психиатре, психологе, медицинской сестре или служащем. Они подсчитали, что в среднем контактировали с тем или иным представителем персонала 6,8 минут в день. Кроме того,

«Иные» 189

эти контакты чаще всего были испорчены отношением персонала, о чем прекрасно знают все, кто часто попадает в больницы Так. например, на ежедневно задававшийся вопрос: «Доктор, не могли бы Вы мне сказать, когда меня выпишут?», психиатр тотчас же, не услышав даже вопроса, отвечал: «Здравствуйте. Дэвид. Как вы сегодня себя чув^твуете^».

Как отмечает Розенхан, побывав в такой атмосфере, нетрудно по­нять, как нормальные люди «могут казаться безумными просто в ситу того обстоягельства, что они очутились в сголь необычном месте, как обезличивающая и вызывающая чувство обреченности психиатрическая больница».

Как еще 20 лет назад показал Мендел (см. документ 3.7), все происходит так, как было заведено. Неужели что-нибудь действительно изменилось после 1954 года?

Документ 12.6. Антипсихиатрия и психиатрия:

право на безумие или право на лечение?

Дискуссии по поводу «безумия» еще очень далеки от завершения. С открытием в 50-е годы препаратов, действующих на мозг, некоторое развитие получило антипсихиатрическое движение, требующее для каж­дого человека права на уход из своей среды и обретение смысла своего существования с помощью «путешествия через безумие». Такая концеп­ция прямо противоречила интересам тех психиатров, которые стреми­лись «вернуть психиатрию в лоно медицины» как раз с помощью препаратов, представляющих собой «великолепные лекарственные про­писи» Так, в частности, случилось с д-ром Тюийе, французским психиат­ром и фармакологом, автором книги «Десять лет, которые изменили безумие»1, где он прослеживает историю открытия психотропных пре­паратов и использования химиотерапии в психиатрии. В 1981 году в одном интервью он заявил2: «Если такие антипсихиатры, как Лэинг и Купер, говорят, что больного не нужно контролировать во время приступов психоза, то подобные установки следует считать преступ­ными... Тот, кто послушался советов антипсихиатров, привел своих больных к катастрофе. Но язык антипсихиатров подобен коварному яду, против которого иногда с большим грудом борются настоящие добро­совестные психиатры. Этот язык ставит по одну сторону тех, кто хочет сопровождать своих пациентов, жить вместе с ними и разрешать им делать все. что хочется, а по другую - тех, кто хочет упечь своих больных в психиатрическую больницу и колоть их, одурманивая. Вторые сразу же оказываются в проигрышном положении»

«Однако,-продолжает д-р Тюийе,-достаточно лишь взглянуть на то, как химиотерапия изменила состояние некоторых больных. Я могу привести один конкретный пример. Я знаю женщину, приходящую Домашнюю работницу, мать семейства, которая трудится, несмотря на

Книга вышла в издательстве „Pobert Laffont" в 1981 г Цит по Jacque Mousseau, Psychologie, n° 136, mai 1981/, p 25 33.

190 Глава 12

галлюцинации. В это время на нее воздействуют нейролептики, инъеци­руемые ей каждые 15 дней. Стоит ей только включить пылесос, как ей слышится голос, начинающий с ней разговарить, но потом она не обращает на него внимания, потому что находится под действием нейролептиков; а ведь прежде она разбила бы пылесос об стену. В этом вся разница. Можно ли говорить, что она вылечилась? Она не выле­чилась, но она работает, зарабатывает себе на жизнь, заботится о своих детях, и для нее есть место в обществе».

Иные могут возразить, что химические смирительные рубашки и та жизнь зомби, на которую они обрекают человека,-возможно, и не лучший способ обретения смысла существования, даже если речь идет всего-навсего о простой домработнице. Разве безумие-как раз не средство избавления от реальности, все содержание которой ограничено чужой квартирой и пылесосом? К сожалению, еще ни разу не сообща­лось о психиатре, работающем «под нейролептиками» и продолжающем «зарабатывать себе на жизнь», несмотря на галлюцинации. Такой пример, возможно, позволил бы проводить аналогии.

Как бы то ни было, и сейчас, в 1988 году, «психиатрия полностью пробуксовывает». Один психиатр признался журналисту1: «Нужно сми­ренно признать, что диагноз ставят, не зная причин болезни, и что людей не лечат, а скорее опекают». Канадский психиатр д-р Леманн, рабо­тающий в настоящее время в Отделении психиатрических исследований в штате Нью-Йорк, сознается, что он всегда был скептиком. «Долгие годы работы с психически больными,- говорит он,- убедили меня в том, что все, чего можно ожидать от пилюль,-это частичное или временное улучшение состояния».

Каково же будущее психиатрии? С одной стороны, исследования, а с другой - «поиск путей, которые могли бы обеспечить более приятную жизнь всем хроническим пациентам,-поясняет д-р Леманн.-Не следует самообольщаться. Общество агрессивно; чтобы идти вперед, нужно бороться. Больные на это не способны. Для них необходимо найти особый мир, где-то между обществом и клиникой. Мир, где они смогли бы наслаждаться большей свободой и самостоятельностью, пользуясь защитой и поддержкой других».

Но предложила ли антипсихиатрия что-нибудь отличное от тех мест. где пациент «смог бы сам найти для себя какой-то выход»? (Mousseau, 1971).

Документ 12.7. Не сводится ли весь секрет терапии к эффекту плацебо?

Сотни исследователей показали, что независимо от вида проведенной терапии - медицинской или психологической-показатели ее успешности довольно близки (Shapiro, Morris, 1978). Значительная величина этих

D. Demers, La psychiatric en panne, L'Actualite, vol. 11, n° 6, juin 1986, p.

48-53.

«Иные» 191

показателей, достигающая примерно 80% (Smith, Glass, 1977), ясно свидетельствует о том, что их нельзя объяснить случайными совпаде­ниями. Стало быть, приходится говорить об участии во всех этих терапевтических процедурах некоего общего фактора. Вероятнее всего, речь идет об эффекте плацебо.

Бичер (Beecher, 1955) сообщил о результатах опыта с участием более тысячи пациентов, в котором использовалось одно только плацебо. Раздав всем больным с различными расстройствами подслащенные пилюли и сказав им, что это действенное лекарство, Бичер нашел, что состояние трети из них заметно улучшилось (некоторые же утверждали, что «лекарство» приносит им вред).

В Англии однажды только после двухлетней эксплуатации прибора для электрошоковой терапии обнаружили, что он неисправен и не выполняет своих функций. Неисправность же прибора была выявлена не в результате наблюдений за состоянием больных, а благодаря простому наблюдению медицинской сестры, заметившей, что у них во время процедуры не происходит обычного движения ушей (Scheflin, Opton, 1978).

Американский психиатр Хит (Heath) провел эксперимент с двойным слепым контролем, в котором одна половина больных с тяжелыми расстройствами подвергалась лоботомии, а другая-только поверхност­ной операции, не затрагивавшей головной мозг. У всех пациентов, таким образом, оставался рубец, но ни им самим, ни персоналу больницы не было известно, кто из них был подвергнут лоботомии. Хит настоял. чтобы после операции всем больным оказывалась наилучшая психологи­ческая помощь. Спустя некоторое время у большинства из них обнару­жились признаки улучшения, а многих даже можно было выписать домой, причем улучшение состояния не было статистически достоверно связано с хирургическим вмешательством.

Таким образом, эффект плацебо прослеживается в психотерапевти­ческих подходах самой разной ориентации: похоже, что успех лечения чаще всего определяется тем, насколько пациент и терапевт верят в его эффективность. Впрочем, терапевты-бихевиористы отводят такую ин­терпретацию в отношении своих методов, ссылаясь на их строго научное обоснование. Между тем не исключено, что эффект плацебо в наиболее «чистом виде» проявляется именно в их методе систематической десен­сибилизации. Вслед за многими другими исследователями Каздин и Уилкоксон (Kazdin, Wilcoxon, 1976) показали, что больных фобией, испытывающих непреодолимую боязнь змей, можно вылечить, заставив их поверить, что на проецируемых на экран «пустых» диапозитивах имеется подпороговое изображение предмета их страхов. «Исцеление» можно ускорить, если знакомить пациентов с ложными записями физио­логических показателей их тревоги, специально изготовленными для того, чтобы показать больному динамику его выздоровления.

Судя по результатам ряда исследований (Duncan, Laird, 1981), эффек­тивность плацебо, по-видимому, отчасти зависит от личностных факто­ров. Так, испытуемые, которые полагали, что их поведение контроли-

192 Глава 12

руется внешними факторами, реагировали на плацебо лучше, чем люди с внутренним контролем поведения (см. гл. 10).

Филдс и его сотрудники из Калифорнийского университета (Fields et al., 1978), возможно, напали на след, который мог бы привести к пониманию таких различий с точки зрения биохимии головного мозга. Эти авторы попросили группу испытуемых оценить интенсивность боли после удаления зуба. Потом они предложили каждому испытуемому проглотить некий препарат и сообщить о его действии. Половина испытуемых получила налоксон - вещество, снимающее эффект естест­венных блокаторов боли, называемых эндорфинами. Другая половина получила плацебо. Испытуемые первой группы отмечали весьма замет­ное усиление боли. так как действие эндорфинов в период стресса было подавлено. Вторая половина испытуемых четко разделилась на две подгруппы. Треть из них сразу же реагировала на плацебо, отмечая заметное ослабление боли. Филдс назвал этих испытуемых «плацебо-реактивными». Другая часть испытуемых сообщила лишь о небольшом ослаблении боли или даже об отсутствии эффекта. Их назвали «плаце-бо-ареактивными». Дав испытуемым этих двух подгрупп налоксон, исследователи отметили более значительное усиление боли у «плацебо-реактивных» лиц. Таким образом, можно заключить, что эффект пла­цебо связан с освобождением эндорфинов, но только у тех людей, у которых происходит их секреция под влиянием стресса.

Если влияние плацебо на боль и систему эндорфинов опосредовано такими механизмами, то не развиваются ли сходные процессы и на уровне эмоций и связанных с ними нейромедиаторов?

Источник данных: Guay J., 1983. "La psychotherapie est-elle efficace?" dans Psychotherapies. attention!, Sillery, Quebec. Quebec Science (ed.), p. 99-119.

Документ 12.8. Пример фрейдистской интерпретации

В своей книге «Введение в психоанализ» (1916) Фрейд описывает случай 19-летней девушки с неврозом навязчивости 1. Невроз проявлялся в виде целого ритуала действий, который она вынуждена была совер­шать перед сном. Прежде всего она останавливала большие часы с маятником, а затем просила вынести из комнаты все другие часы (включая и наручные). Потом она ставила на свой письменный стол все цветочные горшки и вазы «так, чтобы ни один горшок не разбился ночью и не нарушил ее сна». Дальше она приоткрывала дверь между своей комнатой и комнатой родителей и закрепляла ее в этом положении с помощью разных предметов. Но самая важная часть ритуала соверша­лась уже на кровати. «Большая подушка в изголовье не должна касаться деревянных частей кровати; маленькая подушка для головы должна лежать на большой ромбом; больная кладет голову вдоль диагонали этого ромба. Пуховую перину нужно предварительно встряхнуть так.

DSM III называет это нарушение обсессивно-компульсивным расстрои-

«Иные» 193

чтобы ее нижний конец стал толще головного конца; но после этого больная тотчас же разрушает всю работу, сплющивая сделанное в перине утолщение».

«Каждое действие контролируется, проверяется, то одна, то другая мера предосторожности подвергается сомнению, и вся работа длится час или два, в течение которых ни сама девушка, ни ее испуганные родители не могут уснуть».

Анализ симптомов этого расстройства занял несколько месяцев, и только потом было проведено истолкование, благодаря которому стал понятен особый символический смысл каждого из них. В результате «наша больная мало-помалу начинает понимать, что ее нетерпимость к присутствию часов ночью у нее в комнате имеет символическую основу, связанную с женскими половыми органами... Тиканье часов можно интерпретировать как символическое отображение пульсации клитора во время полового возбуждения. В самом деле, она часто просыпалась от этого мучительного ощущения, и именно боязнь эрекции заставляла ее избавляться на ночь от соседства с идущими часами. Цветочные горшки и вазы, как и вообще сосуды,-это тоже символы женских половых органов. Страх, что они могут упасть и разбиться ночью,-раз­ве есть в этом какой-нибудь символический смысл? «Подушка,-гово­рила больная,-это всегда женщина, а вертикальная стенка кровати -мужчина». Таким образом, неким магическим действием, если можно так выразиться, она хотела разделить мужчину и женщину, т.е. поме­шать сексуальным отношениям своих родителей. Этой же причиной объясняется ее потребность оставлять на ночь открытой дверь».

«Если подушка-женский символ, то встряхивание перины с тем, чтобы пух собрался в ее нижнем конце и образовал там возвышение, тоже имеет определенный смысл: этот акт означает «сделать женщину беременной»; больная же тотчас уничтожала это возвышение, приминая перину, чтобы помещать родителям зачать во время половой близости нового ребенка, который мог бы стать ей соперником».

«С другой стороны, если большая подушка (женский символ) означа­ла мать, то маленькая подушка для головы могла символизировать только дочь. Почему маленькую подушку нужно было располагать ромбом? Потому, что ромб напоминает по форме открытый вход в женские половые пути. Таким образом, сама больная играла роль мужчины, а ее голова временно символизировала мужской половой орган».

И Фрейд заключает: «Грустные мысли, скажете вы, родятся в голове этой невинной девушки. Согласен с вами, но не забывайте, что не я их выдумал: я их только истолковывал». Разумеется, всякое толкование спорно-даже если его делает отец психоанализа.

Важнее всего, чтобы исчезли симптомы заболевания, не так ли? А Фрейд говорит, что именно это и было результатом тех долгих недель, ^гда шла эта медленная расшифровка подсознательного.

Источник: Freud S. (1916), Introduction a la psychanalyse, Paris, Petite bib-llotheque Payot, 1965.

194 Глава 12

Документ 12.9. От одной формы терапии к другой...

В документе 12.8 мы кратко описали, как Фрейд и другие психо­аналитики пытаются выявить подсознательные побуждения, толкающие людей на те или иные действия. Теперь мы приведем несколько примеров современных терапевтических подходов, основанных на иных принципах и стремящихся восстановить равновесие человека, который пришел за помощью.

Терапия, центрированная на клиенте (по Карлу Роджерсу)

Глория - разведенная женщина, которая пришла посоветоваться, как ей лучше держаться со своей 9-летней дочерью, учитывая свои собствен­ные отношения с мужчинами. Во время встречи, однако, Роджерсу становится все яснее, что Глория ищет ответа на нечто более глубокое.

Рассказав в начале встречи о своих прошлых поступках и чувствах, которые она рассматривала как бы со стороны «в черно-белых тонах», в ходе разговора она все больше начинает понимать свои чувства в данный момент времени, которые она готова выразить слезами, обра­щенными к терапевту. Как отмечает Роджерс, она идет от переживаний «там и тогда» и приходит к переживаниям «здесь и теперь».

Мы приведем описание конца этой встречи, позволяющее продемон­стрировать различные аспекты роджерсовского подхода, основанного на эмпатии, уважении к другому человеку, аутентичности, переформули­ровке того, что было выражено словами, в эмоциональное отражение. С помощью этих приемов терапевт пытается дать клиентке возможность более глубоко изучить свои установки и чувства с тем, чтобы она поняла скрытые аспекты своей личности, о которых прежде сама не имела представления, осознала способность делать собственные суждения и в особенности извлекать соответствующие выводы.

Глория,- Вы знаете, о чем я думала. Мне ужасно неловко говорить об этом:

«Сеньор, как хорошо иметь возможность поговорить с вами»; я хочу получить ваше одобрение, и я вас уважаю. Мне так нс хватало возможности поговорить со своим отцом так, как я сейчас говорю с вами. Мне хотелось бы сказать: «Я бы хотела, чтобы вы были моим отцом». Я не знаю, отчего эта мысль пришла мне в голову.

Роджерс.- Вы были бы мне нежной дочерью. Но вам и правда не хватало возможности быть откровенной?

- Да, я не могла быть откровенной. Но я не виню отца. Я думаю, я сейчас более откровенна, чем он мне позволял. Он никогда не слушал бы меня так, как вы,-без порицания или унижения. Я иногда задумывалась над этим. Почему я должна быть совершенством? Я знаю, почему: он всегда хотел, чтобы я была совершенством. Я всегда должна была быть лучше. Но, увы, мне этого дано не было.

- А вы пытались быть той девочкой, какой бы он хотел видеть вас?

- Пыталась, но в то же время сопротивлялась этому. Например, мне очень хотелось как-нибудь написать ему письмо и сообщить, что я официантка (он очень этого не одобрил бы) и что я выхожу гулять по ночам. Взорвать и «фрапировать» его: «Ну как, сегодня ты меня все еще любишь?» С другой же

«Иные» 195

стороны, мне хочется, чтобы он принимал и любил меня. Я хочу сказать, что мне хочется знать, что он взаправду меня любит.

- Вы хотели бы его оскорбить, сказав ему: «Посмотри, вот я какая сегодня»?

- Да. «Ты меня вырастил, и как тебе нравится результат?» Но, знаете, единственное, чего мне действительно хотелось бы, так это услышать от него: «Я знал об этом, дорогая, и все-таки тебя люблю».

- Мне кажется, вы потому чувствуете себя несчастной, что думаете, что он вряд ли скажет такие слова.

- Нет, он их не скажет. Он не понимает. Два года назад я как-то вернулась домой, чтобы сказать ему, как сильно я его люблю и как одновременно боюсь. Он меня не понимает, он всегда говорит что-то вроде: «Дорогая, ты ведь знаешь, что я тебя люблю и всегда любил». Он ничего не понимает.

- Он вас никогда по-настоящему не знал и не любил, и поэтому у вас в глазах слезы.

Я не ^.наю, почему. Знаете, когда я рассказываю об этом, мне говорят, что я витаю в облаках. Но стоит мне минуту спокойно посидеть, и мне начинает казаться, что внутри у меня глубокая рана. Я чувствую, что меня обманули.

- Витать в облаках гораздо легче, потому что в это время не чувствуешь в себе пустоту или глубокую рану.

- Да. и вот еще что. Мне кажется, что я должна принять все это; мой отец-не тот тип мужчины, кого я смогла бы полюбить. Я бы смогла полюбить того, кто понимал и любил бы меня больше. Он любит меня, но не так, чтобы с ним можно было сотрудничать, общаться.

- Вы чувствуете, что ваш отец постоянно хитрит.

- Вот почему я предпочитаю «заместителей». Именно поэтому я разгова­риваю с вами, и мне нравятся мужчины, которых я могу уважать, врачи, и, быть может, в глубине души я чувствую, что мы очень близки,-вот какие чувства внушает мне «заместитель» отца.

- Я не чувствую, что вы навязываете мне эту роль.

- Но вы же мне действительно не отец.

- Нет, я только хотел говорить о близости.

- Знаете, я думаю, с моей стороны это было бы претенциозно: я не могу и надеяться стать вам близкой. А вы недостаточно хорошо меня знаете.

- По крайней мере я говорю то, что чувствую. А сейчас я чувствую, что вы мне очень близки.

Гештальттерапия (по Фредерику Перлсу)

А сейчас Глория пришла к Перлсу, с которым она проведет получа­совую беседу по поводу тех же самых проблем. Приемы, которым пользуется гештальттерапия, однако, сильно отличаются от роджерсов­ского подхода и еще сильнее-от психоанализа. В противоположность последнему гештальттерапия считает всякое толкование поведения тера­певтической ошибкой, поскольку для этого требуется такой терапевт, который понимал бы больного лучше, чем тот понимает себя сам.

• Поэтому главный принцип гештальттерапии состоит не в том, чтобы объяснять положение дел пациенту, а в том, чтобы дать ему возмож­ность самому понять и самому раскрыть себя в данной ситуации и тем самым способствовать проявлению гештальта «здесь и теперь». Техни­ческие приемы, которыми пользуются во время сеанса Перле и Роджерс, сильно различаются; Перле пытается достичь цели манипулированием и

196 Глава 12

обескураживанием клиента, с тем чтобы заставить его противостоять самому себе и понять разницу между «игрой» (в особенности игрой вербальной) и откровенным и доверчивым поведением. Таким образом, клиент в процессе созревания, во время которого он учится, образно говоря, «держаться на ногах», должен мобилизовать свои собственные ресурсы. Отказ от искреннего общения с терапевтом, например противо­речивое поведение (клиент с улыбкой говорит о страхе и т. п., как в начале описываемой ниже встречи), мало-помалу уступает место выра­жению истинных чувств и потребностей клиента (потребность в уважи­тельном к себе отношении, потребность любить и быть любимым и т.д.).

Перлс.-Нам предстоит получасовая беседа. Глория.-Мне сейчас страшно.

- Видите ли, вы говорите, что вам страшно, но вы улыбаетесь. Я не понимаю, как можно одновременно и бояться, и улыбаться.

- Я подозреваю, что вы очень хорошо это понимаете. Я думаю, вы знаете... Когда мне страшно, я смеюсь или, чтобы скрыть страх, делаю глупости.

- Так оно и сейчас?

- Ах, я не знаю. Я слишком остро чувствую, что вы там сидите. Я боюсь-ах, я боюсь, что вы просто накинетесь на меня и «поставите меня в угол». Я этого боюсь; было бы лучше, если бы вы сели рядом.

- Вы сказали, что боитесь, что я поставлю вас в угол, и положили руку на грудь.

- Хм!

- Это и есть ваш угол?

- Ну, это как... да... это оттого, что мне страшно.

- Куда бы вы пошли? Вы можете описать угол, куда бы вам хотелось пойти?

- Да, это самый дальний угол, где я была бы в безопасности.

- В безопасности от меня.

- Ну, не в безопасности, но там я бы чувствовала себя спокойнее.

- Зачем вам идти в угол, вы и тут в безопасности. Что бы вы делали в том углу?

- Я бы села.

- Вы бы сели?

-Да.

- И долго бы вы сидели?

- Не знаю. Но смешно об этом говорить; мне это напоминает детство. Всякий раз, когда мне было страшно, я успокаивалась, сидя в углу. Я паниковала, но...

- Разве вы маленькая девочка?

- Нет, конечно, но чувство такое же.

- Вы маленькая девочка?

- Ее мне напомнило чувство.

- Вы маленькая девочка?

- Нет, нет, нет.

- Наконец-то. Сколько вам лет?

- Тридцать.

- Ну, вы не маленькая девочка.

- Нет.

- Хорошо. Итак, вы 30-летняя девочка, которая боится такого парня, как я.

«Иные» 197

- Не знаю. Мне кажется, я вас боюсь. С вами я чувствую себя настороже. Что бы я смог с вами сделать?

- Вы бы ничего не смогли со мной сделать, но я чувствую себя идиоткой и тупицей, не умеющей хорошо ответить.

- Что заставляет вас быть идиоткой и тупицей?

- Я ненавижу момент, когда чувствую себя глупой.

- Что заставляет вас быть идиоткой и тупицей? Я сформулирую вопрос иначе. Что мне может быть от того, что вы играете роль идиотки и тупицы?

- От этого вы почувствуете себя еще умнее, еще выше, чем я. Мне и так приходится глядеть на вас снизу вверх, потому что вы такой умный.

- О!

- Да.

- Вот так, продолжайте льстить мне и дальше.

- Нет, я думаю, вы прекрасно можете делать это и сами.

- Хм! Я думаю обратное. Играя под идиотку и тупицу, вы хотели заставить меня «расколоться».

- О, мне такое говорили и раньше, но я с вами не согласна.

- Что вы делаете ногами?

- Я ими болтаю.

- Почему вы сейчас шутите?

- Нет, я боюсь, как бы вы не стали перечислять мне все, что я делаю. Я хочу, чтобы вы помогли мне расслабиться. Я не хочу быть с вами настороже. Вы обращаетесь со мной так, словно я сильнее, чем я есть на самом деле, а мне хочется, чтобы вы относились ко мне покровительственно и мягко.

- Судя по тому, как вы улыбаетесь, вы и сами ни слову не верите из того, что сказали.

- Это не так. но, кажется, после этого вы действительно готовы поставить меня в угол.

- Конечно. Вы блефуете, вы лживы.

- Вы думаете? Вы это серьезно?

- Да. Видите ли, вам страшно, и вы улыбаетесь, вы ухмыляетесь и извора­чиваетесь. Это-лживость. Это то, что я называю лживостью.

- О! Я абсолютно не согласна с вами!

- Не могли бы вы объясниться?

- Да, месье. Я, безусловно, не лжива. Я объясню: мне трудно побороть свое замешательство. А я ненавижу это ощущение. Но когда вы говорите, что я лжива, мне обидно. То, что я улыбаюсь, испытывая замешательство, и то, что я ставлю себя в угол, совсем не значит, что я лжива.

- Прекрасно, за последнюю минуту вы ни разу не улыбнулись.

- Зы меня рассердили.

Хорошо. Вам не нужно было скрывать свой гнев улыбкой. В то мгновение, в ту минуту вы не были лживой.

Эмотивно-рациональная терапия (по Олберту Эллису)

Эмотивно-рациональная терапия пытается атаковать пораженческие установки человека с двух главных позиций. Прежде всего терапевт Действует как «контр-пропагандист», отвергая какие бы то ни было пораженческие мысли и «наслоения», выработанные и используемые клиентом. Затем он должен ободрять, убеждать, соблазнять и подтал­кивать клиента к деятельности, которую тот отвергает или которой

198 Глава 12

боится, и использовать этот прием как второй способ контр-пропаганды против беспочвенных убеждений пациента.

Молодой человек 23 лет сообщает во время лечебного сеанса, что он сильно угнетен, а почему-сам не знает. С помощью ряда вопросов удалось выявить главную проблему: последние два года клиент много пил, а на следующий после выпивки день регулярно должен был проводить учет материала в мастерской у стекольщика, у которого он в то время учился.

Клиент.- Я знаю. что должен был бы проводить этот учет, не дожидаясь, когда накопится слишком много работы, но я всегда откладывал это дело «на потом». Честно говоря, все это, я думаю, из-за того, что меня это занятие всегда сильно раздражало.

Э.1 шс. - Почему эта работа так сильно вас раздражала?

- Она скучная, мне она не нравилась.

- Итак, она скучная. Хороший довод, чтобы не любить работу, но не слишком хороший, чтобы испытывать к ней раздражение.

- Разве это не одно и то же?

- Никоим образом. «Не любить работу» соответствует установке, что «поскольку такая-то работа на доставляет мне удовольствия, мне не хочется ее выполнять». Это разумный образ мыслей. Раздражение же соответствует уста­новке, что «поскольку мне работа не нравится, я не обязан ее выполнять». А эта мысль лишена смысла.

- Но разве так уж безрассудно испытывать раздражение к тому, что тебе не нравится?

- Да, и по нескольким причинам. Прежде всего с чисто логической точки зрения нет никакого смысла говорить себе: «Поскольку эта работа мне не нравится, я не обязан ее выполнять». Вторая часть фразы не вытекает логически из первой. Это немного похоже на то, как если бы вы сказали себе: «Поскольку работа мне не нравится, другим людям и вообще всем на свете следует знать, что они не должны заставлять меня ее выполнять». А эта мысль, разумеется, лишена всякого смысла. С какой стати у других людей должны быгь насчег вас такие соображения? Может быть, и неплохо, чтобы они были, но откуда они возьмутся? Чтобы ваша мысль была логичной, нужно, чтобы весь мир и все населяющие его люди вертелись вокруг вас и всецело были бы озабочены вашей особой.

- Разве мне нужно так много? Мне кажется, что все, чего я хочу на своей работе-не проводить учета. Разве это много?

- Да. После того, что вы мне рассказали, это, безусловно, много. Учет входит в ваши обязанности, не так ли? Поэтому вы должны его проводить, чтоб сохранить свое место,- тем более, если раньше вы мне сказали, что хогели бы сохранить это место по личным соображениям.

После долгих рассуждений в таком духе Эллис должен попытаться заставить молодого человека понять, что вещи, вызывающие досаду, неизбежны и поэтому лучше принимать их неприятные стороны, не жалуясь. Кроме того, он должен показать ему, что гораздо важнее пытаться делать в жизни то, что действительно интересно, чем одер­жимо заниматься какой-то другой деятельностью, которая вызывает раздражение и желание всеми путями избежать ее.

После 47 сеансов на протяжении двух лет молодой человек окажется в состоянии справиться со всеми своими проблемами, завершить свое обучение и достичь высокого профессионального мастерства. Кроме

«Иные»


199



того, он бросит пить, и, как он сам об этом скажет, займется приятной работой.

Источник: Ellis A., 1982. From the Essence of Rational Emotive Therapy, in:

D. Goleman, K. R. Speeth, The essential Psychotherapy, New Jork, New American Library, p. 161-168.

Терапия реальностью

У ильям Глассер в своей книге «Терапия реальностью» (Glasser, 1965) описывает использование этого подхода д-ром Мейнордом для лечения психотических больных, только что поступивших в одну из больниц штата Вашингтон.

Согласно главному принципу этого метода лечения, люди ведут себя безответственно не потому, что они-больные; наоборот, они больные потому, что ведут себя безответственно. Поэтому прежде всего каждый член группы узнаёт, что в группе нет «больных». Чаще говорят, что тот или иной человек «безумен», так как он совершает или совершил множество безрассудных поступков. Слово «больной» считается здесь запретным.

Пациенты должны оплачивать свое лечение работой по хозяйству. Так, они выполняют работу на кухне или в гардеробной и вообще помогают там, где требуется помощь. От них ждут хорошей трудовой отдачи, и если работа выполнена плохо, то они лишаются привилегии гулять в саду.

Принцип «ты не болен, ты безумец» - один из самых эффективных приемов для того, чтобы продемонстрировать пациентам концепцию свободы выбора. Так, пациенты никогда не примут мысль: «Я не могу себя сдерживать, когда мне хочется выпить». Пациенты могут быть спокойными, но если им сказать, что они выбрали неразумное поведение просто потому, что так легче, они пойдут на многое, лишь бы доказать, что их поступки вполне вменяемы.

Терапевт непринужденно играет роль энергичного руководителя и говорит пациентам, что они должны научиться им манипулировать. Он предупреждает их, что будет довольно упрямым, так что, если они научатся манипулировать им, потом они смогут управлять почти что кем угодно...

Терапевт допускает и даже поощряет враждебность по отношению к себе, но всегда пользуется ею так, чтобы пациент был способен защищаться до тех пор, пока не станет ясно, что терапевт в чем-то ошибается, и он должен будет это признать.

Терапевт по своему усмотрению пользуется самыми разными прие­мами, в том числе шутками, выговорами, ультиматумом или вообще отказом от работы с группой. Каждый пациент может спорить и задавать вопросы, но при этом ему лучше опираться на очевидность или логику, иначе его акция будет расценена как безответственная. Особого уважения к правам пациента не проявляют, но права эти должны быть не пожалованы «сверху», а заработаны им самим.

200 Глава 12

Источник: Glasser W., 1971. La "Reality Therapy": une nouvelle approche en psychiatrie, Paris, Ed, p. 165-173

Систематическая десенсибилизация (по Джозефу Уолпу)

У молодого человека 18 лет компульсивное расстройство, связанное с мытьем рук. Навязчивая идея основана главным образом на боязни испачкать других людей своей мочой. Это сильно затрудняет жизнь больному. После каждого мочеиспускания он посвящает 45 минут сложному ритуалу омовения половых органов, а затем больше двух часов моет руки. Кроме того, каждое утро, проснувшись, он около четырех часов проводит под душем. К этим главным эпизодам добав­ляются и все другие «случаи загрязнения, неизбежные в течение дня». Не удивительно поэтому, что два месяца назад молодой человек решил проводить большую часть дня в постели.

Возникновение расстройства связано с тем, что родители заставляли его до 15-летнего возраста спать в одной постели с сестрой, которая была старше его на два года и не могла спать в одиночестве. Сексуаль­ные реакции в отношении сестры, которые не приминула вызвать у него эта ситуация, пробудили в нем чувство стыда и вины. В отношении родителей помимо раздражения и враждебности у него возникли мысли об их смерти, которые вскоре привели его в ужас и сделали еще более презренным в собственных глазах.

Лечение десенсибилизацией заключается в следующем. На первых порах пациенту, находящемуся в состоянии расслабления, предлагают воображать себе сцены, в которых посторонний человек погружает руку в бак с водой емкостью в полтора кубометра, куда прежде упала капля мочи. От сеанса к сеансу концентрация мочи повышается, так что в конце концов пациент должен быть в состоянии принять мысль, что человек погружает руку в сосуд с чистой мочой. Во второй серии сеансов больному предлагают представить себе те же сцены, но на сей раз погружать руку в жидкость должен он сам. На этом этапе, спустя 5 месяцев после начала терапии, проводившейся 5 раз в неделю по 20 минут, молодой человек сократил продолжительность мытья рук до нескольких минут, а время утреннего душа-до одного часа в день. Кроме того, садясь во время сеанса на стул, он перестал испытывать необходимость подкладывать под себя газету «Нью-Йорк тайме». Но хотя он и мог теперь представить себе, что погружает руку в мочу, проделать это на самом деле он упорно отказывался.

Далее десенсибилизация переносится в реальную жизнь, где реакция расслабления противопоставляется реальным раздражителям, порож­дающим тревогу, интенсивность которых от сеанса к сеансу возрастает. Сначала молодой человек видит перед собой написанное крупными буквами слово «моча», а затем - помещенную в другом конце длинной комнаты бутылку с мочой, которая с каждым сеансом придвигается все ближе, до тех пор пока он не будет в состоянии брать ее в руки с минимальными тревожными переживаниями. Когда преодолен и этот

«Иные» 201

этап, начинается новая серия сеансов, во время которых на тыльную поверхность руки пациента наносят каплю все более концентрирован­ного раствора мочи; объем раствора доводят затем до 5 литров чистой мочи, а потом эту мочу заменяют мочой самого больного. После того как тревога, вызываемая такой ситуацией, ослабевает, пациенту пред­лагают брать в свои «запачканные мочой» руки различные предметы и одежду. В конце лечения молодой человек отводит на мытье рук в среднем 7 минут, пребывание под душем сокращается до 40 минут, и он полностью прекращает те «интимные омовения», совершать кото­рые прежде считал своей обязанностью. Через год продолжительность мытья рук падает в среднем до 3 минут, а душа-до 20 минут.

Источник: Wolpe J., 1982. "Behavior Therapy in Complex Neurotic States", in: D. Goleman, K.R. Speeth, The Essential Psychotherapies, New York, New American Library, p. 217-219.

Аверсивная терапия

Одним из самых спорных случаев применения аверсивной терапии является попытка изменять с ее помощью сексуальную ориентацию молодых гомосексуалистов (Bancroft, 1966; Feldman, MacCulloch, 1965). Ниже описана процедура, использованная с этой целью упомянутыми авторами.

Пациентов просили выбрать из набора диапозитивов, изображавших обнаженных и одетых мужчин, восемь изображений и расположить их в порядке возрастающей привлекательности. Такой же выбор они должны были сделать из серии диапозитивов с изображениями женщин и тоже классифицировать их по привлекательности. Для каждого па­циента Фелдман и Мак-Каллок подбирали электрический удар такой силы, что он воспринимался как очень неприятный.

Лечение проводилось в темном и тихом зале больницы. Пациенту сообщали, что на экране сейчас будут проецировать изображение муж­чины, а затем через несколько секунд последует удар электрическим током. Его предупреждали также, что он может убрать изображение с экрана, нажав на кнопку и сказав «нет». Таким образом, если пациент делал это не позднее чем через 8 секунд после появления изображения, то он избегал электрического удара. И наоборот, если он созерцал изоб­ражение больше 8 секунд, следовал удар. Если же сила тока была недостаточной для того, чтобы пациент сразу же решал нажать на кнопку, выключавшую изображение, ее увеличивали до тех пор, пока он не начинал принимать меры, чтобы избежать удара.

После того как пациент три раза подряд успешно избегал электри­ческого удара, начиналась предварительно разработанная программа подкрепления: как только изображение мужчины на экране исчезало, на него сразу же проецировалось изображение женщины. Тем самым исследователи пытались «ассоциировать» подавление тревоги с появ­лением женского образа. При этом они сами решали, когда убирать изображение женщины с экрана, чтобы, по их словам, у пациента не создавалась «привычка избегать женщин».

202 Глава 12

Из 43 пациентов 23 к концу лечения несколько изменили свою сексуальную ориентацию, 11 не обнаружили каких-либо сдвигов, а 7 человек прервали курс лечения до его окончания. Следует, однако, отметить, что большинство из тех, у кого отмечались положительные результаты, были молодыми людьми, тяжело переживавшими свою гомосексуальную ориентацию и сильно желавшими изменить ее. Однако и после лечения прежние чувства и некоторые из гомосексуальных форм поведения у этих молодых людей сохранились.

Использование оперантного метода

Ниже приводится описание терапевтического приема, направленного на развитие навыков речи у ребенка, страдающего аутизмом (Lovaas, 1977). Представленный диалог-фрагмент записи сеанса, проводившего­ся на третьем месяце лечения. На всем протяжении разговора всякий раз, когда ребенок дает правильный ответ, он получает конфету.

Терапевт. - Рики, как тебя зовут?

Рики. Рики.

- Хорошо. (Рики получает конфету.) Теперь спроси меня то же самое.

- Как ты себя чувствуешь?

- Нет. Спроси меня то же, о чем я тебя спросила. Рики, скажи: «как тебя зовут?»

- Рики.

- Нет. Скажи «как»...

- Как... (пауза).

- «Тебя»...

- Тебя... (пауза).

- Скажи «зовут».

- Зовут.

- Теперь скажи все вместе.

- Как тебя зовут?

- Меня зовут Жоан. Хороший мальчик, Рики. Хорошо (конфета). Хорошо. Пойди сюда, Рики. Встань, Рики. Рики, как ты себя чувствуешь?

- Я себя чувствую хорошо.

- Хорошо (конфета). Рики, пойди сюда. Рики, подойди. Теперь спроси меня.

- Как ты себя чувствуешь?

- Я чувствую себя хорошо. (Конфета.)

- Ляг, пожалуйста. Ляг предшествующий период Рики научился приказывать терапевту вставать, ложиться, улыбаться и т.п.).

- Рики, сколько тебе лет?

- Мне 7 лет.

- Хорошо (конфета). Теперь спроси меня, Рики.

- Спроси меня.

- Нет, я не об этом тебя просила. Спроси, сколько мне лет. Скажи: «сколько»...

- Тебе.

- Скажи: «лет».

- Лет.

- Хорошо (конфета). Теперь скажи все вместе. Скажи мне: «сколько тебе лет?»

- Мне 7 лет. Сколько тебе лет?

- Мне 21 год. Очень хорошо. Хорошо (конфета).

«Иные» 203

Резюме

1. Большое значение для выживания высших животных имеют такие механизмы, как тревога. Изменение условий существования человека привело к тому, что этот механизм стал играть в его жизни меньшую роль. Он, однако, сохранился и бывает причиной стресса и таких его вредных для организма последствий, как психосоматические расст­ройства.

2. Психологическая реакция на стресс у разных людей не одинакова. Трудно поэтому установить точные критерии, кого можно считать нормальным человеком, а кого-нет.

3. Аномальным люди обычно склонны считать поведение, встре­чающееся сравнительно редко, выходящее за рамки принятых социаль­ных норм или представляющее опасность для самого человека или других людей. Об аномальном поведении, таким образом, говорят в тех случаях, когда восприятие человеком действительности отличается от социально принятого или же этот человек подвержен галлюцинациям. Кроме того, внимание других чаще всего рискует привлечь к себе человек, обнаруживающий подавленность или неспособность преодо­леть жизненный стресс, ведущую к разрыву нормальных контактов с другими людьми.

4. Отношение к людям с аномальным поведением сильно зависело от исторической эпохи. Считавшееся в средние века признаком одер­жимости бесом, «безумие» затем на несколько столетий нашло себе место в приютах и, наконец, начиная с 19-го века было взято под защиту медицинской наукой. Медицинский подход к «душевным болезням» главное внимание уделял классификации психических расстройств и поискам их биологических корней.

5. В свою очередь психоаналитический подход предложил модель, в которой поведенческое расстройство рассматривается как результат конфликта между «Оно» и «Сверх-Я», который не в состоянии разре­шить «Я». Согласно Фрейду, если такие механизмы психологической защиты, как подавление, реактивное обучение, отрицание, вытеснение, сублимация, проекция или рационализация, оказываются недостаточно эффективными, то возникает угроза развития менее адаптивных форм поведения, характерных для неврозов, или распада личности с развитием психоза.

6. Бихевиоризм рассматривает аномальные формы поведения, по­добно всем другим формам, исключительно как результат научения. Поэтому их можно корректировать и устранять в соответствии с общими законами научения, выявленными в лабораторных исследова­ниях.

7. Когнитивный подход видит в аномальном поведении следствие неправильного истолкования активирующих ситуаций из-за появления иррациональных мыслей, основанных на имеющихся у каждого из нас фундаментальных потребностях.

8. Для гуманистов неадаптивное поведение есть результат наруше-

204 Глава 12

ния соответствия между реальным «Я» и жизненным опытом индиви­дуума, с одной стороны, и его идеальными представлениями о самом себе - с другой.

9. Понятие «психическая болезнь» вновь было поставлено под сом­нение главным образом сторонниками социокультурного подхода. Они подчеркивают, что и само это понятие, и классификация симптомов психических заболеваний в официальной психиатрии суть «досужие вымыслы», вынуждающие общество брать на себя ответственность за проблемы человека, изолируя его как «больного» и доводя его «откло­нение» до крайности, вместо того чтобы помочь ему благополучно закончить «переход», воспринимаемый нами как погружение в «безу­мие».

10. Руководство DSM III, в котором представлена новейшая клас­сификация психических расстройств, группирует все их симптомы в 17 категорий-от аномалий, свойственных детскому возрасту, до рас­стройств органической и функциональной природы. Категории, относя­щиеся к группе функциональных расстройств и называемые также неврозами и психозами, подвергаются наибольшей критике со стороны тех исследователей, по мнению которых наклеивание на больных «яр­лыка» без видимых биологических оснований способствует дегумани­зации отношений между больным и теми, кто о нем заботится, и приводит к психиатризации больного.

11. Каждому подходу к объяснению аномального поведения соот­ветствует тот или иной тип терапии. Медицинский подход отдает предпочтение биологической терапии - в настоящее время это в основном химиотерапия. Что касается общинной психиатрии, то, позволив сокра­тить время пребывания пациентов в клинике, она не смогла уменьшить число людей, нуждающихся в психиатрической помощи.

12. Все психотерапевтические методы можно разделить на две боль­шие группы: интрапсихические подходы, которые делают упор на осознании больным своих проблем, и' поведенческие подходы, стремя­щиеся изменить само поведение пациента.

13. Среди интрапсихических подходов в первую очередь следует выделить психоанализ, цель которого - дать пациенту возможность по­нять подсознательные корни своих проблем и тем самым высвободить связанные с ними эмоции и чувства.

14. Терапия, центрированная на клиенте, стремится развить у че­ловека большее самоуважение и наметить действия, необходимые для того, чтобы восстановить соответствие реального «Я» индивидуальному опыту и глубинным чувствам.

15. Гештальттерапия стремится распознать различные компоненты личности и таким образом помочь больному достичь полного само­сознания.

16. Эмотивно-рациональная терапия пытается выяснить ход мыслей клиента и помочь ему осознать, что в его мышлении иррационально.

17. Существуют и другие индивидуальные психотерапевтические подходы: экзистенциальная терапия, акцентирующая свободную волю

«Иные» 205

человека; терапия реальностью, которая стремится побудить клиента взять на себя ответственность за свои проблемы с помощью своего рода «договора»; трансакционный анализ, направленный на осознание боль­ным характера его взаимодействий с другими людьми; психодрама, с помощью которой пациент может освободиться от своих переживаний во время «импровизации».

18. Социальная психотерапия позволяет человеку восстановить гар­моничные отношения с другими путем обсуждения общих с ними чувств, мыслей и проблем. К этому психотерапевтическому подходу относят группы роста, семейную терапию и групповую терапию.

19. Поведенческая терапия включает четыре подхода: контр-обус-ловливание, оперантные методы, терапию с предъявлением модели и процедуры самоконтроля.

20. К контр-обусловливанию относят: систематическую десенсибили­зацию, при которой раздражитель, вызывающий аномальную реакцию, ассоциируют с ответом, противоположным неадаптивному ответу па­циента; имплозивную терапию, стремящуюся вызвать у пациента «внут­ренний взрыв тревоги», к которому его организм должен привыкнуть;

аверсивное обусловливание, при котором неприятное ассоциируют с ситуацией, доставляющей удовлетворение.

21. Оперантные методы включают процедуры формирования пове­дения, позволяющие вытеснить старые формы поведения новыми; таков, например, метод накопления жетонов, цель которого изменить опре­деленные формы поведения путем выдачи жетонов, дающих какую-то привилегию, за любую модификацию поведения в желательном направ­лении.

22. Терапия с предъявлением модели стремится к выработке у боль­ного новых форм поведения путем подражания тем образцам, которые ему предлагает терапевт. Процедуры с самоконтролем рассчитаны на то, что за всякое улучшение поведения вознаграждать себя должен сам пациент.

23. Биологические методы и психотерапевтические подходы отводят социальной среде как фактору, изменяющему поведение, довольно скромную роль. Однако опыт деятельности групп взаимопомощи и терапевтических групп показывает, что социальную реинтеграцию па­циента сильно облегчает внутренняя эволюция, совершающаяся в нем при поддержке терапевта в социальной среде, проникнутой желанием изменить поведение.

24. И все-таки очевидно, что до тех пор, пока не произойдет глубокого изменения общества в целом, эффективность терапевтических сообществ и программ предупреждения психических расстройств оста­нется невысокой.

Возможные варианты ответов на ситуации, описанные в документе 12.2.

1. Подавление. 2. Отрицание. 3. Подавление. 4. Реактивное обучение. 5. Сублимация. 6. Проекция. 7. Сублимация. 8. Реактивное обучение. 9. Вытеснение. 10. Реактивное обучение. 11. Проекция. 12. Вытеснение. 13. Реактивное обучение. 14. Проекция. 15. Рационализация.

Гшви 12

Материал для самопроверки

Заполнить пробелы

1 Важную роль в жизни наших предков, которых сильно зависело от способности противостоять опасным ситуациям, должна была играть

2 Одним из пагубных посчедствий стресса у человека могут быть наруше­ния, называемые расстройствами

3 Определенное поведение обычно считают аномальным, если оно встречается

, выходит за рамки общепринятых или сопровождается от нормальной интерпретации реальности, , или преодолевать жизненные трудности

4 В средние века безумие считалось следствием

5 Сначала «безумных» бросали в , позднее, начиная с 16-го века, их помещали в , и только в начале 19-го столетия заботу о них взяла на себя

6 В конце 19-го века появилось первое руководство по , в котором были описаны и классифицированы болезни

7 Успехи в изучении функций мозга и прогресс , изучающей действие некоторых лекарственных препаратов, убедили в том, что поведение человека можно корректировать методами

8 Рассматривая психическую структуру человека Фрейд показал, что руководствуется принципом , а «Я» принципом

9 Подсознательные стратегии, которыми пользуется , чтобы избежать , порождающих , называются

10 обучение проявляется в переживании чувств и совершении действий тем, которые были

11 представляет собой одну из форм вытеснения, приносящую человеку реальное удовлетворение

12 Суть состоит в том, что мы приписываем другим людям наши собственные чувства, которые наше расценивает как неприемлемые

13 Согласно бихевиористскому подходу, аномальные формы поведения, как и все другие, являются результатом , а их причины могут быть только

14 В основе подхода лежит тот принцип, что чувства и поведение человека следует считать , когда истолкование им ситуаций основано на мыслях

15 С точки зрения Роджерса и основанного им гуманистического подхода неспособность человека к адаптации это результат нарушения его «Я»

16 По мнению сторонников подхода, психические заболевания это всего-навсего , а классификация их симптомов, будучи плодом чистого умозрения, только мешает человеку принимать на себя за собственные проблемы

17 Все расстройства поведения можно разделить на четыре большие группы в зависимости от того в каком они возникают, имеют та они или природу или связаны с изменениями личности человека

18 Среди психических расстройств органического происхождения можно выде лить нарушения, связанные с физическими или , и нарушения, обусловленные старостью, например

19 Такие функциональные расстройства, как шизофрения и параноидные состо

«Иные» 207

\ яния, проявляются главным образом в сфере, а расстройсгва ' характеризуются эмоционального контроля

20 Нарушения, связанные с тревогой, включают , и расстройства

21 Нарушение какой-либо функции организма, не вызванное органической причиной, называется расстройством

22 Характерной чертой диссоциа