Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
19. Маркетинговые исследования: Сборник статей по теории и практике маркетинговых исследований / Под общей ред. Е.В. Ромата.-Харьков: НВД «Студцентр»...полностью>>
'Документ'
Стрекот и жужжание, писк и легкий шорох крыльев - эти звуки можно услышать на планете Энтомос, куда мы с вами отправляемся в путешествие. На карте зв...полностью>>
'Закон'
2.Может ли УДОД проводить профессиональную подготовку детей, в том числе за плату, при наличии лицензии на данный вид деятельности? Выберите один вар...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Федеральным законом от 24 ноября 1996 года N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" (Собрание ...полностью>>

Современная многопартийность глава XXVII феномен многопартийности в современной россии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЧАСТЬ IV
СОВРЕМЕННАЯ МНОГОПАРТИЙНОСТЬ

Глава XXVII
ФЕНОМЕН МНОГОПАРТИЙНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Феномен многопартийности современной России напоминает эффект прорвавшейся плотины: много грохота и шума, поднявшиеся вверх брызги переливаются всеми цветами политического и эмоционального спектра. Но падает ли этот бурлящий поток на колесо общественного прогресса, заставляет ли его вращаться? Этот вопрос остается во многом неясным для самих политиков, политологов, а также для обыкновенных людей, нынешних и потенциальных сторонников тех или иных партий.

Выявить и просчитать эффективность функционирования института многопартийности – задача сложная, многоаспектная. Она включает в себя и такой момент: в какой мере существующим партиям – оптом и в розницу – удалось вписаться в подспудно действующую логику исторического процесса, в сложившиеся в современном российском обществе реалии? Ответ на подобный вопрос неизбежно требует предварительного прояснения, насколько политические партии и движения способны сегодня оценить прошлое и настоящее, а также сформулировать видение будущего страны, оказавшейся на переломе эпох и судеб целых поколений россиян? Без этой мировоззренческой самоориентации и ориентации своих сторонников ни одна политическая партия не вправе рассчитывать на удачную политическую судьбу.

Общее число регистрируемых и так или иначе проявляющих себя партий и движений в стране постоянно растет. Из зарегистрированных в Министерстве юстиции РФ политических организаций насчитывается 95 партий общероссийского уровня и 155 общественно-политических объединений. Ограничимся тем, что будем обращаться к программным документам и предвыборным платформам 1993 и 1995 гг. лишь самых крупных из них.

В рамках широчайшего политического спектра – от монархизма До ультрарадикального анархизма – целесообразно найти и прочертить осевую линию, обозначающую “центр”. Центризма в политологическом смысле в современной России пока не существует, ибо нет его социальной базы в лице количественно и социально оформившегося среднего класса. Названная же осевая линия призвана обозначить некий (в целом условный) водораздел между сторонниками стабилизации, “увековечения” (вспомним известную фразу В.Черномырдина: “Мы надолго, мы... навсегда”) ныне сложившейся социально-экономической и политической ситуации переходного типа и [c.543] оппонентами, критиками этой ситуации, провозглашающими свою решимость более или менее радикально ее изменить.

Если руководствоваться предложенным выше критерием, то в непосредственной близости к такой оси и параллельно ей располагается политическая линия общественного объединения “Яблоко” с его умеренно-либеральной ориентацией (сочетание рыночных механизмов с регулирующей ролью государства и обширными социальными программами) и с провозглашаемым статусом “демократической оппозиции” по отношению к президенту и федеральному правительству.

Положение “Яблока” в центре политического спектра не исключает того, что “крылья” по обе стороны данной разделительной линии явно асимметричны. Это значит, что расстояние от нее до бастиона “справа” (“Наш дом – Россия”) меньше, чем до влиятельных партий “левого” крыла (КПРФ, не говоря уже о более радикальной Российской коммунистической рабочей партии).

Чем можно объяснить такую асимметрию?

Во-первых, не исчерпавшей себя тенденцией к сдвигу общественных настроений “влево” с постепенной их радикализацией, что заставляет партию Г.Явлинского не одновекторно, зигзагообразно, но дрейфовать “вправо”, ибо изначально и перманентно Б.Ельцин для нее ближе Г.Зюганова.

Во-вторых, интересы завоевания электората по обе стороны разделительной линии наталкиваются на то, что сегодня у “Яблока” больше шансов привлечь на свою сторону тех потенциальных избирателей, которые раньше голосовали за партии проправительственного толка, чем отобрать электорат антиправительственного, прокоммунистического и патриотического крыла. Отсюда осторожность, а порой и размытость некоторых оценок и формулировок программных документов умеренных либералов в плане прояснения их позиций и оценок прошлого и настоящего в развитии страны, а также прогнозов на будущее.

Тем не менее оценки нашего прошлого, советской общественной системы и причин ее краха в программных документах общественного объединения “Яблоко” выглядят наиболее сбалансированными. В его политической платформе, принятой за основу II съездом в сентябре 1995 г., этим вопросам уделяется самое пристальное внимание. Серьезный анализ с умеренно-либеральных позиций планово-директивной советской экономики содержит минимум той идеологической заданности и политической пристрастности, которой изобилуют программные документы и особенно предвыборные платформы большинства партий и движений “правее” “Яблока”. Показателен в этом отношении тезис о том, что распада СССР можно было избежать и уж во всяком случае смягчить его последствия. Этот тезис распространяется и на экономическую систему в целом, у которой были шансы на преодоление кризисных явлений без ее слома. Цели и задачи “перестройки” оцениваются как “движение в безусловно правильном направлении”, хотя оно и выявило “изначальную упрощенность и непродуманность концепции реформ”. Главную ответственность за распад СССР объединение “Яблоко” возлагает на союзное руководство, которое “почти в полном составе (кроме Президента [c.544] СССР) скомпрометировало себя”, а также на российское руководство ибо “во многом под давлением России произошел отказ от разработанного и готового к подписанию Союзного Договора”.

По мере движения “вправо” от объединения “Яблоко” оценки прежней социально-экономической системы в стране ужесточаются, доля их идеологической ориентированности растет, а концепция безальтернативности разрушения этой системы и демонтажа СССР приобретает все более четкие формы. В “Пояснениях к программе партии "Демократический выбор России"” (председатель – Е.Гайдар) утверждается, что в советский период централизованное государство “поставило страну на грань катастрофы и обнаружило полную неспособность к самосовершенствованию”.

В обширной программе “правофлангового реальной политики” – общественно-политического объединения “Наш дом – Россия” (сентябрь 1995 г.) оценка нашего исторического прошлого отсутствует, а цели, принципы и задачи формулируются, начиная с “выбора народа, закрепленного в Конституции России 1993 года”. Об “исторических корнях” упоминается лишь в связи с постановкой проблем местного самоуправления. Этот акцент подкрепляется серией деклараций типа того, что “движение сознательно ставит своей целью возрождение русской нации и национального самосознания всех россиян”. Это можно понимать и так, что до появления “Нашего дома...” (по амбициозным представлениям разработчиков программы) и русская нация, и национальное самосознание ее представителей отсутствовали.

В обобщении исторического прошлого страны в программных документах партий, располагающихся в политическом спектре “левее” “Яблока”, по нарастающей идут оценки неправомерности распада СССР и преступного характера действий радикально-либеральных сил и их лидеров как “главных виновников насильственного слома системы”. В Программе Коммунистической партии Российской Федерации (январь 1995 г.) содержится специальный раздел “Уроки российской истории и пути выхода из кризиса”, где предпринята попытка–с позиций партии, эволюционизирующей от коммунизма к социал-демократизму, от пролетарского интернационализма к патриотизму, – оценить основные параметры советско-коммунистического этапа в развитии страны. Критически оценивая деятельность своей предшественницы – КПСС, КПРФ утверждает, что в партии существовали два крыла – мелкобуржуазное и бюрократическое, превратившееся в партию “национальной измены”, и “здоровая часть партии” – пролетарская, демократическая, патриотическая. Отрицая “крах КПСС”, ее постсоветские правопреемники видят себя наследниками “здоровой части” партии, идейно и политически противостоящей “партии измены” в лице “президентской вертикали власти”.

В отношении к Сталину и сталинизму КПРФ в целом придерживается линии XX съезда КПСС. Но интересы сохранения и укрепления своих рядов и разнородной социальной базы заставляют руководство партии маневрировать. Одно из свидетельств – введение в программу известного сталинского положения об обострении классовой борьбы, причем в весьма необычном ракурсе: “Очередным шагом, разрушающим страну, стал кровавый октябрь 1993 года. Расстрел [c.545] Верховного Совета был прологом к протаскиванию антинародной конституции президентского самовластия. Таким образом, в значительной мере оправдалось предвидение о том, что по мере созидания социализма сопротивление враждебных ему сил не только не затухает, но приобретает нередко самые ожесточенные и уродливые формы”.

Трудности, стоящие сегодня перед КПРФ, в том числе в теоретическом, мировоззренческом, идейно-политическом планах – это трудности, как бы возведенные в квадрат. Будучи партией переходного типа, ей приходится действовать в переходную же эпоху. В отличие от многих партий “правого” крыла, имеющих большие возможности обходить неудобные для себя вопросы, КПРФ такой возможности не имеет. Все ее оппоненты “справа” (а подчас и “слева) в ходе политической борьбы не упускают возможности давить на “любимую мозоль” партии Г.Зюганова – ее историческое первородство. Но с течением времени и радикал-либералы начинают обрастать собственной историей, ряд страниц которой их также не украшает. Приведенный выше отрывок – один из способов нанесения КПРФ ответных ударов с одновременным “умиротворением” своих леворадикальных сторонников и попутчиков.

Оценка прошлого страны в программных документах современных политических партий России – исходный пункт осмысления настоящего, формулирования сущности общества, в котором мы живем.

Характерно, что политические партии и движения, которые избегают серьезного анализа прошлого или заменяют этот анализ однозначным неприятием, отторжением предшествующих 70 лет истории, в той же степени не расположены и к интегрированной оценке современной эпохи. Полностью отсутствует такая характеристика в программе движения “Наш дом – Россия”. Она заменяется внеисторическими дефинициями типа “либеральный этап реформирования”, система, строящаяся “по законам рыночной экономики”. Все остальное представляет собой лозунгово-декларативную энциклопедию благих намерений. В этом плане перед нами – не программа развития, а обставленная абстрактными обещаниями программа сохранения сложившегося статус-кво. Характерно, что раздел “Наши принципы” начинается со следующего: “Мы против (курсив наш. – Авт.) поддержки любых идей, преследующих революционное, насильственное изменение существующего строя”.

Констатировав, что “Россия переживает один из самых сложных периодов своей истории”, авторы программы партии “Демократический выбор России” не расшифровывают это положение. “Пояснения к программе” добавляют: “Нам выпало жить в переломное время”. “Мы на перепутье...”, – вторят авторы “Либерального плана для России”, программного документа общественно-политического объединения радикально-либеральной ориентации “Вперед, Россия!”. Лидер данной “партии с восклицательным знаком” Б.Федоров предложил соответствующую лозунговому названию своей организации партийную символику также в виде лозунга: “Мы не левые и не правые. Мы – нормальные. Как и Вы”. [c.546]

Стремлением не углубляться в обсуждение вопроса о том, в каком обществе мы живем, как видим, пронизаны программные документы блока проправительственных и околоправительственных партий. Из этого проистекает недостаточная конкретность и уязвимость многих из формулируемых ими целей и задач.

Более предметны представления о настоящем у партий, объявляющих себя демократической оппозицией существующему режиму. Принятая в январе 1995 г. программа Партии самоуправления трудящихся (лидер – С.Федоров), “однозначно поддерживая переход к рыночным отношениям”, вместе с тем, исходит из того, что “навязывание реформ сверху” неприемлемо. Результаты такого рода практики налицо: “в стране идет гражданская война, разваливается экономика”; “современная демократия – это ложь”; “у интеллигенции преобладают реакционные взгляды”; “власть носит тоталитарный, чиновничье-бюрократический характер”.

Во многом близки к этой характеристике и оценки политической платформы объединения “Яблоко”. Осуществление в принципе неизбежных для России реформ на практике .проходит “болезненно и противоречиво”, часто они становятся “просто опасными”. Отсюда вывод – “российское государство не сможет долго сохраняться в том плачевном и полуразваленном состоянии, в котором оно существует сейчас”.

Оценки современного этапа в развитии общества в программных документах партий “непримиримой оппозиции” носят адекватный этому самоназванию характер. “Россия на трагическом перепутье, – утверждается в программе КПРФ. – Нынешний правящий режим обманом и насилием пытается вернуть народы нашего Отечества к варварскому, примитивному капитализму. Это путь исторической катастрофы”.

Безальтернативная конфронтационность в истолковании нынешнего состояния общества, пронизывающая программы правительственных партий, с одной стороны, и большей части оппозиционных партий, с другой, во многом заслоняет в глазах противоборствующих сил трезвое видение реальных основ и перспектив выхода страны из постигшего ее глубокого трансформационного кризиса, мешает им конструировать на базе соотнесенных с реальностью представлений и конкретных расчетов рабочие модели будущего России.

Программные установки, цели и задачи движения “Наш дом – Россия” сформулированы по известным из недавнего прошлого стандартам... Нарочитая “ясность” видения цели и средств ее достижения, бьющая через край псевдоуверенность сочетается с абстрактными формулировками: стать, дать, укрепить, обеспечить, содействовать, наполнить реальным содержанием, сохранить, продолжить, осуществить... Исторически узнаваемы и претензии состоящего в основе своей из государственных чиновников движения “выразить интересы всей России, всех ее народов и регионов...”, “стать центром притяжения, к которому примкнут все...”.

Эклектичны, несбалансированы и отдельные стороны видения будущего в программе “гайдаровской” партии. Либерально-монетаристский тезис – “Мы не согласны с теми, кто возлагает надежды на [c.547] усиление государственного регулирования” – мирно соседствует с обещаниями проводить сильную государственную социальную политику. Называя своими “историческими предшественниками” Милюкова, Набокова, Вернадского, авторы документа явно лукавят. Ибо упомянутые лидеры российского либерализма начала века были в отличие от них сторонниками активного государственного регулирования.

Заявления типа – “Мы хотим видеть Россию свободной, стабильной и процветающей страной” – пронизывают программные документы и ряда других политических партий, относящих себя к реформаторским. Интегрального ответа на вопрос, куда мы идем, анализа противоречий и трудностей на этом пути, просчета альтернатив развития либеральная мысль сегодня, судя по всему, давать не считает необходимым.

КПРФ же продолжает видеть в качестве будущего России социализм “в его обновленных формах” и коммунизм “как историческое будущее человечества”. Цели, вроде бы, ясные. Но стремление как бы повторно обосновать их и убедить большинство нации в предпочтительности такой альтернативы наталкивается сегодня на болезненный синдром уже состоявшегося эксперимента “построения социализма” в нашей стране, от которого не в силах избавиться даже многие из убежденных сторонников социалистической идеи. Несколько политических групп лишь пробуют свои силы в плане внедрения в российское общественное сознание социалистической идеи в ее социал-демократическом варианте.

Итак, анализ содержащихся в программных документах современных политических партий России оценок прошлого, настоящего и будущего страны может служить в определенных пределах показателем степени зрелости отечественной многопартийности, ее способности (или неспособности) адекватно реагировать на уроки исторического опыта и вызовы времени.

Осмысливая прошлое, партии как “правой”, так и “левой” части политического спектра пока не смогли не только решить, но даже подступиться к решению комплексной задачи, реализация которой позволила политическим силам постфранкистской Испании осуществить переход от тоталитаризма к демократии в мирных, эволюционных формах. А именно – договориться о прошлом. Не в смысле, конечно же, единомыслия и единодушия. Речь идет о том, чтобы попытаться понять друг друга в трактовках вопроса, откуда мы пришли, и научиться уважать выбор всех без исключения социальных и политических сил на тех или иных этапах и поворотах исторического прошлого.

Все сказанное свидетельствует на сущностном примере, что современная российская многопартийность на деле является протопартийной конструкцией общества переходного типа с ярко выраженной конфронтационностью его социальных и политических сил. Речи о сложившейся партийной системе пока не может идти. Есть два четко выраженных блока политических сил: “партия власти” вкупе с примыкающими и ориентирующимися на нее политическими объединениями и блок партий и движений “непримиримой оппозиции”. [c.548]

Выпадающие из этой двублоковости партии и движения еще не способны играть роль третьей силы. Президентские выборы–96 – наглядное тому доказательство.

Попытка влиятельных политических сил накануне выборов в Госдуму в 1995 г. скоропалительно, неуклюжими чиновничьими маневрами “учредить” в стране – взамен конфронтационной двублоковости “цивилизованную” двухпартийность окончилась провалом. Политическая платформа отвлеченно-лозунгового характера, методы создания и действия, даже символика наспех сколоченного избирательного блока И.Рыбкина (стилизованное изображение рыбы) и рекламный телевизионный ролик (бык с кольцом в носу) не стали для избирателей объектом серьезных размышлений и выводов. 1,1% голосов на выборах 1995 г. – неслучайный итог казенно-бюрократических попыток создать “российский лейборизм”.

Сложившаяся архитектоника протопартийности не способна пока выполнять конструктивные функции многопартийной системы, в том числе задачи выявления реальных альтернатив общественного развития и мобилизации сторонников на осуществление той или иной из них. Протопартийность объективно выполняет функции инструмента разрешения исторического спора “кто – кого”, который отдельными влиятельными политическими силами не снимается с повестки дня. Истолкование прошлого и настоящего, провозглашение варианта и прогноза развития на перспективу в программных документах политических партий оказывается в немалой степени, а часто и целиком подчиненным задачам решения этого исторического спора. В этих условиях установка на познание истины с целью политической самоориентации и ориентирования своих приверженцев у ряда партий отступает на второй план, а то и совсем снимается с повестки дня.

Отсюда – или “двойная партийная бухгалтерия” (разделение представлений для себя и для публики) или самоослепление в угаре политических схваток.

На что все-таки рассчитывают партии, дезориентирующие себя и окружающих? Прежде всего, на низкую политическую культуру общества. В том числе на ту черту нашей протопартийности, в соответствии с которой успех или неуспех партии решает не программа (детали которой слабо представляют даже члены тех или иных партий), а личность лидера, его имидж, реальный авторитет или просто шумный, в том числе скандального свойства, успех. Практика создания партий “под лидера” изначально деформирует все стороны партийного строительства, превращая цель в средства и наоборот, а также облекая подчас даже самые неблаговидные из этих средств в одежды возвышенной целесообразности по типу “иного не дано”.

Итак, мировоззренческие основы политических партий и объединений в рамках протопартийной структуры современной России находятся еще на этапе становления, а проблемы самоидентификации многих из них еще далеки от своего решения. Конструкция продолжает оставаться во многом аморфной и текучей. Процесс поиска своей партийной ниши для ряда политических сил – еще в самом разгаре. [c.549]

Вместе с тем современная протопартийность представляет собой шаг вперед на путях демократизации отечественного политического процесса. Партии и общественно-политические движения становятся не только привычными, но в ряде отношений – необходимым элементом общественной жизни, политического ландшафта современной России.

Ответ на вопрос, в чем это предметно выражается, требует конкретно-исторического рассмотрения обстоятельств становления, этапов эволюции и реальных проявлений современного состояния отечественной многопартийности. Об этом и пойдет речь ниже. [c.550]

Глава XXVIII

КОММУНИСТЫ РОССИИ: МЕЖДУ ОРТОДОКСАЛЬНОСТЬЮ И РЕФОРМИЗМОМ

Из всех политических сил, действующих сегодня в России, коммунистическое движение является наиболее структурированным и опирается, как показали избирательные кампании 1995–1996 гг., на немалую часть электората. Так, на парламентских выборах 1993 г. КПРФ, самая крупная российская компартия, завоевала почти 7 млн. голосов, на выборах 1995 г. – 15 млн., а на президентских выборах 1996 г. кандидат от коалиции, в которой коммунисты играли ключевую роль, получил в первом туре 24, а во втором – около 30 млн. голосов избирателей.

Вместе с тем очевидно, что коммунистическое движение России не представляет и вряд ли будет представлять собой монолитную силу, наподобие прежней КПСС. Коммунистическая многопартийность стала устойчивым феноменом российской политической жизни. На современном этапе развития общества целый спектр партий и организаций, называющих себя коммунистическими, отражает различные ориентации – от социал-демократизма до сталинизма. В основе этого феномена лежат как субъективные (личные амбиции лидеров, неготовность партийных элит к перераспределению властных полномочий, раздувание программных различий и т.д.), так и объективные факторы, проистекающие из пестроты социальных групп, составляющих основу коммунистического движения. [c.551]

Две “волны”

Как уже говорилось в главе XXV, с конца 1989 г. наблюдается постепенный распад КПСС и деление ее на течения, движения и платформы. Этот процесс шел как бы двумя волнами.

Первая началась, когда в ответ на создание “демократами” так называемых “народных фронтов” приверженцы ортодоксально-коммунистических взглядов вышли за рамки КПСС и создали в июле 1989 г. Объединенный фронт трудящихся СССР. В его состав вошли “интернациональные” движения Молдавии, прибалтийских республик и др. В сентябре 1989 г. было учреждено республиканское отделение Фронта – ОФТ РСФСР, объединившее неформальные коммунистические и рабочие организации. Своей целью организаторы ОФТ (В. Ярин, А. Сергеев, Р. Косолапов и др.) считали борьбу за “коммунистические ориентиры перестройки”, обеспечение “подлинного [c.551] возрождения КПСС как партии рабочего класса”. В то время это была по сути единственная политическая организация коммунистической ориентации, которая напрямую апеллировала к массам.

К лету 1990 г. противостояние “реформаторов” и “консерваторов” в высшем партийном руководстве привело к созданию Российской компартии (КП РСФСР) в составе КПСС (инициаторы – И. Полозков, Г. Зюганов, В. Купцов и др.) как альтернативы курсу горбачевского ЦК. Несмотря на то, что КП РСФСР, по некоторым данным насчитывала в своих рядах до 10 млн. членов, перед решающей схваткой за власть на президентских выборах 1991 г. ей не удалось эффективно противостоять Б. Ельцину. После поражения на выборах И. Полозкова на посту первого секретаря ЦК сменил В. Купцов.

К лету 1991 г. в КПСС был представлен довольно широкий политический спектр – от убежденных коммунистов до социал-демократов разных оттенков. В номинально единой партии прогорбачевскому центру оппонировали несколько внутрипартийных течений (протопартий), каждое из которых имело собственную идейно-теоретическую платформу и довольно быстро формировало свои оргструктуры.

На правом фланге находилась Демократическая платформа в КПСС, созданная в январе 1990 г. и объединившая приверженцев плюралистической демократии, частной собственности, концепции социального партнерства трудящихся и предпринимателей, а по сути – силы антикоммунистической направленности. После XXVIII съезда КПСС (июль 1990 г.) Демплатформа раскололась. Часть ее – Демократическое движение коммунистов – осталась в КПСС и летом 1991 г. выступила одним из инициаторов создания партии социал-демократической направленности – Демократической партии коммунистов России.

В “центре” расположилась Марксистская платформа в КПСС (лидеры – А. Бузгалин, А. Пригарин, С. Скворцов и др.), созданная в апреле 1990 г. рядом неформальных марксистских клубов. Сторонники МП не отвергали необходимость перемен в обществе, выступали за обновление деятельности КПСС, за свободу мнений внутри партии, творческое развитие марксизма и окончательное избавление от сталинизма.

Позиции левее центра занимало Движение коммунистической инициативы (В. Тюлькин, А. Сергеев, Р. Косолапов и др.). ДКИ возникло в январе 1990 г. как движение сторонников образования Российской коммунистической партии в составе КПСС на ортодоксальных позициях (на платформе ОФТ). Оно стремилось создать альтернативу горбачевскому руководству, которое оценивалось как “предательское”, “ведущее КПСС и СССР в пропасть”, и заявляло о готовности стать правопреемником КПСС в случае ее развала или окончательного отхода от коммунистических принципов.

На крайнем левом фланге находилась Большевистская платформа в КПСС, учрежденная в июле 1991 г. на базе всесоюзного общества “Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы” (Н. Андреева). Своей целью БП в КПСС ставила борьбу с “ревизионизмом” [c.552] внутри КПСС и возвращение к “сталинско-ленинским нормам” в политической и экономической жизни.

Кроме этих течений, в КПСС оставалась пассивная, фракционно не оформленная масса, в том числе большое количество аппаратчиков, привычно “колебавшихся вместе с генеральной линией партии”. К лету 1991 г. самые активные сторонники Горбачева образовали Движение демократических реформ. Таким образом, можно предположить: не случись августовских событий 1991 г., КПСС скорее всего распалась бы на ряд партий и движений сразу же после своего XXIX съезда.

После событий 19–21 августа 1991 г. КПСС и компартия РСФСР были обвинены в сговоре с “путчистами” и указами президента России от 23 августа и 6 ноября фактически запрещены. В соответствии с этими указами, их деятельность на территории РСФСР была прекращена, организационные структуры распущены, партийное имущество конфисковано.

Однако устранить коммунистов из общественной жизни не удалось. Напротив, августовские события и последующий запрет придали мощный импульс организационному развитию, ускорив размежевание внутрипартийных течений и создание на их основе самостоятельных политических организаций (вторая “волна”). Если в восточно-европейских странах после “бархатных” революций компартии делились, как правило, надвое – на партии, сохранявшие приверженность традиционным коммунистическим ценностям, и партии, переименовывавшие себя в социал-демократические, то в России после краха КПСС спектр бывших коммунистов оказался значительно шире.

Начатые в 1992 г. радикальные экономические реформы (так называемая “шоковая терапия”) привели к нарастанию недовольства в обществе. В этой ситуации у коммунистов появились шансы стать центром консолидации оппозиционных сил и использовать протест-ный потенциал для укрепления своих позиций.

Развитие комдвижения в России в дальнейшем проходило по трем основным направлениям: создание новых коммунистических организаций; воссоздание КП РСФСР; воссоздание КПСС. [c.553]



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современные электоральные процессы: взаимосвязь поведенческого и институционального аспектов (политологический анализ)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «1» июля 2008 г. в 9-00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г.
  2. России Материалы Межвузовской научно-практической конференции 29 марта 2007 года Санкт-Петербург 2008

    Документ
    Материалы на основе всестороннего анализа законодательных, иных нормативно-правовых актов, фактов и данных судебной, правоохранительной и экономической практики, общетеоретических и специальных работ отечественных и зарубежных авторов
  3. Iii. Триумф и трагедия. Уход с политической арены глава XX. Крах однопартийной системы

    Документ
    Многопартийность, как уже отмечалось выше, была ликвидирована в советской России уже в конце 1917 – начале 20-х годов совсем не в результате политического краха, внутреннего распада и самороспуска всех иных политических партий, кроме
  4. Программа учебной дисциплины история россии 050401 История, история с дополнительной специальностью

    Программа
    1.2. Квалификация выпускника – учитель истории, учитель истории и права. Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории, учителя истории и права по специальности 050401 История, история с дополнительной
  5. А. А. Радугина История России (Россия в мировой цивилизации) курс лекций

    Курс лекций
    Учебное пособие подготовлено в соответствии с «Государственными требованиями (Федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускников высшей школы по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины».

Другие похожие документы..