Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
Курс называется основы психосоматики. Курс - вводит в тему, в предмет, структурирует, все вопросы и проблемы в этом курсе затронуты быть не могут. Есл...полностью>>
'Документ'
Целью изучения дисциплины «Антикризисное управление кредитными организациями» является освоение студентами основных понятий антикризисного управления...полностью>>
'Программа'
Одобрена и рекомендована к утверждению Научно-методическим советом Учреждения образования Федерации профсоюзов Беларуси «Международный университет «МИ...полностью>>
'Анализ'
о выполнении предложений по результатам контрольного мероприятия «Анализ исполнения бюджета муниципального образования Абдулинский район Оренбургской...полностью>>

Современная многопартийность глава XXVII феномен многопартийности в современной россии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава XXIX. ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА

Новые либералы”

Либеральное движение конца 80-х – начала 90-х гг. было самым влиятельным идейным и политическим движением в бывшем СССР. Без него невозможно представить себе победу сторонников Б.Н. Ельцина в 1991 г., равно как и его собственную победу на президентских выборах, проходивших под либеральными лозунгами и при поддержке либеральных партий и движений. Однако считать “новых либералов” прямыми последователями их предшественников начала века нельзя прежде всего потому, что первоначально они не имели сложившейся системы взглядов и в основном лишь эмоционально поддерживали публицистов, призывавших на волне горбачевской “гласности” к ослаблению партийно-государственного пресса в экономической и политической жизни страны и к достижению каждым гражданином максимальной независимости от государства. Это была реакция интеллигенции на монополии КПСС на власть. Иными словами, либерализм возродился как естественная альтернатива социалистическим идеологии и советской системе в условиях их острого кризиса.

Несколько позже, в 1990–1991 гг., либеральное движение приобрело откровенно прозападнический характер. Тогда большинству “новых либералов” казалось, что стоит лишь заменить планово-директивную экономику рыночной, а монополию КПСС на власть – политическим плюрализмом, как все в стране встанет на свои места и будет развиваться исключительно благоприятно для всех. Впервые прозвучало и не принятое большинством общественности главное положение либеральной доктрины – противопоставление индивидуализма традиционному для советского (да и российского) человека коллективизму. Одной из главных особенностей возрождения либерализма в нашей стране было то, что основным носителем его идеологии выступал не типичный для Запада “средний класс”, а интеллигенция. Ведущей же темой выступлений либералов стало создание рыночной экономики с целью насыщения потребительского рынка, а не формирование гражданского общества и правового государства (как это имело место на Западе, да и в самой России в начале века). Такой подход получил в политологической литературе название “потребительского либерализма”. Метаморфозы в сознании советского человека претерпела и идея индивидуализма. Если на Западе она обычно рассматривалась как право каждой личности иметь и свободно выражать свое мнение (что предполагало и терпимость к позиции [c.580] оппонента), в СССР периода “перестройки” эта категория воспринималась чаще всего как вседозволенность.

В мае 1988 г. возникла первая партия “новых либералов” Демократический союз (ДС). Изначально в организации оформилось два крыла – “реформаторов” и “радикалов”. Единого лидера в ДС с самого начала не было. Однако фактическим руководителем стала В.И. Новодворская. Интересен и социальный состав либералов “первого созыва”: 30–35% были представителями интеллигенции, 29– 25% – студентами, 18–20% – рабочими. За первые два года существования ДС его региональные организации были созданы в 30 городах СССР.

ДС стал первой самопровозглашенной партией в стране, поэтому к нему были близки представители других идейных течений, выступавших против монополии КПСС на власть и традиционной советской модели развития, в частности Российский союз молодых демократов (Ленинград), Социал-демократическая фракция в КПСС, часть христианских демократов. Неудивительно, что в последующие два года именно из рядов ДС рекрутировались руководители и активисты не только христианских демократов (стоящих на либеральных позициях), но и социал-демократов. Это обстоятельство подчеркивает еще одну важную особенность “нового либерализма” – первоначально он не был дифференцирован. Лишь политический опыт последующих лет привел к появлению в среде либералов (или, как их стали называть, демократов) различных течений.

Главной целью, декларировавшейся членами ДС, было радикальное изменение советского общественного и политического строя с целью “создания парламентской демократии”. Принятая II съездом ДС (1989) декларация зафиксировала это положение как центральное:

“Демократия для нас – не лозунг и не пустой призыв, а форма и сущность общественного устройства, основанного на политическом, экономическом и духовном плюрализме, многопартийной системе со свободной прессой и независимыми от государства профсоюзами”. В качестве основного политического принципа было закреплено положение о том, что изменение советского строя должно произойти революционным путем, но без насилия. Осуждались террористические методы политической борьбы, а главной приемлемой ее формой называлась кампания гражданского неповиновения и политическая пропаганда. Правда, в период вильнюсских событий января 1991 г. Новодворская выступила на V съезде ДС с предложением начать подготовку “вооруженного сопротивления массовым убийствам в республиках, где происходит национально-демократическая революция”.

Кроме ДС, в 1989–1991 гг. оформились и другие партии либерального направления. Так, в августе 1989 г. состоялась учредительная конференция Христианско-демократического союза России (ХДСР), на второй конференции он конституировался в объединение “христиан всех конфессий, которые ставят своей целью экономическое и духовное возрождение России и создание на ее территории правового демократического государства на принципах христианской демократии”. Лидером организации стал А. Огородников. [c.581]

Наряду с ХДСР в апреле 1990 г. было объявлено о создании Российского христианско-демократического движения (РХДД). В своих программно-теоретических основах РХДД опиралось на идеи С. Франка, С. Булгакова, И. Ильина, Н. Лосского, П. Новгородцева Б. Вышеславцева, Н. Бердяева, Г. Федотова, П. Струве, на основе которых предполагалось осуществить возрождение России.

Месяцем позже свою учредительную конференцию провела Российская христианско-демократическая партия (РХДП). Свой статус она определила так: “открытая народная партия, движимая идеалами Евангелия”.

В августе 1989 г. из числа сторонников ДС возникла Демократическая партия Советского Союза (ДПСС) во главе с Л. Убожко. Позже она трансформировалась в Консервативную партию Советского Союза – КПСС–2.

В ноябре 1989 г. на основе неформальной группы “Гражданское достоинство” была создана первая партия конституционных демократов – Союз конституционных демократов, который в мае следующего года распался на три кадетские организации.

В декабре 1989 г. бывшие члены ДС начали работу по созданию одной из крупнейших в последующем партий либерального толка – Либерально-демократической партии Советского Союза (ЛДПСС, с октября 1990 г. – ЛДП, а с 1991 г. – ЛДПР). В ее документах было записано, что главной целью партии является “построение европейского индустриального общества в Советском Союзе” на базе здоровой экономики. Лидером партии стал В.В. Жириновский. Он же стал первым официальным кандидатом от своей партии на президентских выборах в РСФСР в июне 1991 г. и по количеству поданных за него голосов вышел на третье место после Б.Н. Ельцина и выдвинутого коммунистами Н.И. Рыжкова.

В мае 1990 г. оформилась крупнейшая и наиболее авторитетная тогда либеральная партия – Демократическая партия России (ДПР). В оргкомитет по ее созданию вошли представители “Демократической платформы в КПСС”, “Народного фронта Ленинграда” и “Московского объединения избирателей”. Председателем партии был избран Н.И. Травкин.

Причинами кризиса, поразившего советское общество, члены ДПР считали “коммунистическую идеологию и практику планомерного уничтожения десятков миллионов лучших людей, подавление экономической инициативы народа”. Среди основных задач было названо воссоздание Российского самостоятельного демократического государства как равного члена добровольного объединения республик, а также принятие новой (по существу либеральной) Конституции России. “Дэпээровцы” выступали за создание единого блока демократических (т.е. либеральных) партий, а также рабочих и профсоюзных организаций на правах коллективных членов. Свои отношения с другими партиями и движениями ДПР была готова строить на принципах независимости, равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга. Организационным принципом построения ДПР был провозглашен федерализм. В отличие от КПСС в ДПР создавались не только вертикальные, но и горизонтальные временные [c.582] партийные структуры (на основе профессиональных, творческих и иных интересов). Особое место в организационном функционировании ДПР занимала дискуссия, с помощью которой осуществлялось выявление, сопоставление и сближение мнений членов партии. Издавалась газета “Демократическая Россия” (25 тыс. экземпляров). К началу 1991 г. в партии состояло около 30 тыс. человек. В апреле 1991 г. в этой крупнейшей либеральной партии произошел раскол. Большинство во главе с Н. Травкиным выступило за эволюционный путь общественных перемен. Меньшая часть во главе с Г. Каспаровым и А. Мурашовым предлагала добиваться изменения политического строя посредством всеобщей политической забастовки.

Среди либеральных партий, заявивших о продолжении традиций своих исторических предшественников, следует назвать Народно-конституционную партию, которая была образована в августе 1990 г. на основе развития политических идей, идущих от “Союза 17 октября”. В ее документах предлагалось “для возвращения к насильственно прерванному (в 1917 г.) государственно-правовому процессу признать незаконными все акты большевистского режма по расчленению России на так называемые республики и по социально-экономическому устройству страны”. Для решения судеб России предлагалось созвать Учредительное собрание.

В ноябре 1990 г. была создана Республиканская партия Российской Федерации (РПРФ) на базе той части “Демократической платформы в КПСС”, которая вышла из ее рядов в дни работы XXVIII съезда КПСС. Ее возглавили В.Н. Лысенко, С.С. Сулакшин и В.Н. Шостаковский.

Весьма скоро малочисленные либеральные партии почувствовали необходимость объединения своих усилий. Это особенно проявилось в ходе подготовки и проведения выборов народных депутатов РСФСР весной 1990 г. В результате в октябре того же года удалось создать единое либеральное политическое движение “Демократическая Россия”, в которое вошли все основные либеральные силы. Главными экономическими целями движения были названы: свободный рынок, свободное предпринимательство, свободная конкуренция различных форм собственности и экономических укладов. Политическими идеалами “демороссов” объявлялись плюрализм в политике, идеологии и культуре, многопартийность, демонтаж тоталитарных государственных структур, демократизация и департизация органов правосудия, право наций на самоопределение при соблюдении прав национальных меньшинств.

Во многом при поддержке Демократической России и опираясь на либеральные лозунги, на президентских выборах 1991 г. уверенную победу одержал Б.Н. Ельцин. Это означало наступление нового этапа в развитии российского либерализма – приход либералов к реальной власти.

Однако в условиях сохранения за союзным центром приоритета в вопросах внешней политики, обороны, государственной безопасности и других вопросах власть, полученная либералами в одной из республик (пусть и крупнейшей), казалась им неполной, порой [c.583] эфемерной. Начался по инициативе Ельцина этап противостояния центрального и российского руководства.

Августовский политический кризис 1991 г. в одночасье усилил позиции российских либералов. Их влияние впервые распространилось на положение дел во всем СССР. Наступил период двоевластия не просто Горбачева и Ельцина, не только Центра и российского руководства, но и коммунистов-реформаторов и либералов-реформаторов. У одних за плечами был противоречивый, в целом неудачный опыт экономического и политического реформирования в годы “перестройки”, у других – надежды и поддержка огромного количества (если не большинства) населения. Такое положение не могло продолжаться долго. В противном случае ситуация грозила выйти из-под контроля. [c.584]

Либералы у власти

В конце октября 1991 г. президент Б.Н. Ельцин выступил на съезде народных депутатов РСФСР с программой рыночных преобразований. Предполагалось в короткий срок провести либерализацию цен и приватизацию большей части государственной собственности. При подготовке проекта реформ выявились две основные точки зрения на последовательность действий и социальную направленность перемен. Е.Т. Гайдар предлагал вначале отпустить цены, ввести свободную торговлю, затем провести приватизацию и на этой основе обеспечить стремительное создание рыночной инфраструктуры и макроэкономическую стабилизацию. По его мнению, социальная цена такой программы была бы высокой, но терпеть издержки рынка пришлось бы недолго, так как предполагалось быстрое насыщение потребительского рынка и последующий устойчивый экономический рост.

Другой точки зрения придерживался Г.А. Явлинский. Он полагал, что сначала стоит осуществить приватизацию и лишь затем проводить либерализацию цен, тогда социальные потери будут минимальны. Президент назначил Е.Т. Гайдара вице-премьером правительства России, ответственным за реформу, а через некоторое время – исполняющим обязанности главы правительства практически с неограниченными полномочиями. Это означало и автоматическое принятие его проекта реформ.

Со 2 января 1992 г. в стране были “отпущены” цены на товары. Одновременно была упразднена централизованная система распределения ресурсов. Сразу выяснилось, что расчеты экономистов, прогнозировавших 2-3-кратное повышение цен, оказались неверными. Цены выросли в 10–12 раз и сделали для абсолютного большинства населения недоступными даже товары первой необходимости, так как обещанная индексация заработной платы и пенсий не превысила 70%, а вклады населения в единственном тогда и “самом надежном” банке страны – Сбербанке – были просто обесценены. Это поставило на грань бедности десятки миллионов пенсионеров и работников бюджетных организаций, которым с перебоями выплачивались их скудные оклады. [c.584]

Одновременно капиталы теневой экономики и созданных еще при Горбачеве естественных монополий были направлены на скупку объявленных к приватизации 20% предприятий в промышленности и 70% предприятий торговли и сферы услуг, а также источников сырья. Абсолютному большинству населения покупать акции приватизируемых предприятий было не на что. В этих условиях правительство либералов-реформаторов объявило о выдаче с 1 октября 1992 г. приватизационных чеков-ваучеров, которые с 1993 г. было разрешено вкладывать в акции предприятий. Однако тут же началась неконтролируемая скупка ваучеров новыми предпринимателями и банкирами по их номинальной (сильно заниженной) стоимости. Цены тем временем продолжали расти в течение всего года. К концу 1992 г. они выросли в 100–150 раз, в то время как средняя зарплата – в 10–15 раз. Это привело к значительному сокращению потребления населением продуктов питания. Потребление мяса упало (причем в сравнении с далеко не самым “сытным” 1991 г.) до 81%, молока – до 56%, овощей – до 84%, рыбы – до 56%. Большинство семей стало тратить на питание до 3/4 своих доходов. С 1992 г. началось абсолютное сокращение численности населения России (впервые с военных лет). Если в 1992 г. оно сократилось на 70 тыс. человек, то в 1995 г. – почти на миллион. Спад промышленного производства достиг в 1992 г. 35%. Не удалось обуздать и стремительно набиравшую темпы инфляцию. Не оправдались расчеты Гайдара на финансовую поддержку Запада. Международный валютный фонд (МВФ) занял выжидательную позицию, ссылаясь на нестабильность ситуации в России. Непредсказуемость развития событий явилась причиной того, что вместо инвестирования в отечественную экономику “новые русские” предпочитали вывозить полученные сверхприбыли за рубежи Отечества. Только в 1992 г. из России было вывезено 17 млрд. долларов. Ранее скрытая коррупция государственных чиновников (в немалой степени прежде опасавшихся партийного и народного контроля и быстрой расправы) приобрела вполне легальный характер.

В течение первого года реформы пострадали не столько убыточные и технически отсталые предприятия (как уверяли либералы-реформаторы), сколько передовые наукоемкие производства (в первую очередь связанные с военно-промышленным комплексом). Валовой внутренний продукт России оказался в 1993 г. на уровне таких стран, как Испания, Мексика, Бразилия.

В то же время резкая смена вех во внешней политике привела к тому, что в короткий срок торгово-экономические связи России с прежними республиками СССР и союзниками по восточному блоку были парализованы, что также болезненно сказалось на состоянии отечественной экономики.

В результате главная задача первого года реформ – макроэкономическая стабилизация – так и не была решена, а вместо ожидавшегося “цивилизованного рынка” страна получила полукриминальный “дикий капитализм”.

Оказавшиеся у власти либералы, без сомнения, несут и свою долю ответственности за распад СССР. Личные амбиции и узкополитические [c.585] интересы стали если не главной, то одной из важнейших причин “беловежских соглашений”. Эти решения были продиктованы стремлением быстрее опрокинуть мешавший (в том числе и либеральным преобразованиям) центр.

В ходе предвыборной президентской кампании 1991 г. неоднократно звучали призывы кандидатов-либералов к регионам “брать суверенитета столько, сколько сможете съесть”. Этим правом регионы воспользовались в полной мере. Началась децентрализация управленческой вертикали, неизбежно повлекшая за собой не только сбои в управлении территориями из теперь уже российского центра, но и попытки некоторых из них объявить о своей государственной независимости. В свою очередь, это вызвало ряд новых вооруженных столкновений на межнациональной почве, заложило основу для грядущей чеченской войны.

В области внешней политики ситуация также оказалась крайне непростой. Изменилось геополитическое положение России. В результате распада СССР и краха коммунистической системы в Восточной Европе была взорвана биполярная система послевоенных международных отношений, на которой базировалась стабильность в мире. Распад единой системы вооруженных сил СССР, “приватизация” бывшими союзными республиками наиболее оснащенных в техническом отношении ударных военных группировок, находившихся по периметру границ СССР, не только снизили обороноспособность России, но и во многом способствовали эскалации межнациональных конфликтов, прежде всего на Кавказе, в Средней Азии, Приднестровье.

С распадом “социалистического лагеря” и отказом СССР, а затем и России от поддержки традиционных союзников в “третьем мире” страна оказалась в сложном положении, не обретя с западными странами союзнических отношений, на которые рассчитывали как “прорабы перестройки”, так и сменившие их у власти либералы. Западные либералы – партнеры России, укрепляя отношения со странами СНГ, исходили не столько из абстрактной идеи “всеобщего мира” и “общечеловеческих ценностей”, сколько из вполне прагматичных и естественных национальных (в том числе политических) интересов. В этих условиях приоритетным направлением внешней политики России объективно становилось ближнее зарубежье – СНГ и прежние традиционные союзники и партнеры (включая Китай). Однако осознание этого пришло не сразу, что вынудило многие страны СНГ переориентироваться на других влиятельных соседей.

Вместе с тем нельзя не видеть и некоторых успехов правления либералов. Реформаторам удалось насытить потребительский рынок за счет товаров, закупаемых за рубежом (люди впервые свободно вздохнули без очередей). В короткий срок был подготовлен и заключен Федеративный договор, укреплялись разносторонние политические и экономические отношения со странами Запада, развивающимися государствами. Россия начала постепенную интеграцию в общеевропейские и недоступные для нее прежде международные структуры. Угроза возникновения термоядерной войны между Россией и ее главными вероятными противниками прошлых лет заметно ослабла. Однако [c.586] этого оказалось явно недостаточно для того, чтобы большинство населения страны положительно оценило первый год либеральных реформ.

В декабре 1992 г. съезд народных депутатов РСФСР признал деятельность правительства неудовлетворительной и отправил Гайдара в отставку. Новым главной кабинета стал “умеренный либерал” В.С. Черномырдин.

Несмотря на то что в правительстве Черномырдина остались представители радикальных либералов – сторонников Гайдара, в целом расстановка сил в высших эшелонах власти свидетельствовала о том, что симпатии президента и народных депутатов теперь на стороне умеренных либералов. В стане либералов началась новая перегруппировка сил, приведшая к уходу из кабинета ряда сторонников Гайдара. Сохраняя общее направление движения в сторону рынка, Черномырдин сделал ставку на поддержку государственных (в том числе убыточных) предприятий. Особое внимание было уделено топливно-энергетическому и оборонному комплексам, получившим от правительства кредиты. Все это потребовало дополнительных средств и привело к усилению инфляции. На Западе, да и в самой России заговорили не о корректировке, а о смене курса реформ. В этих условиях состоялось “второе пришествие” Гайдара в правительство в роли заместителя председателя, отвечавшего за экономическую реформу. Ему удалось путем возобновления жесткой финансовой политики снизить темпы инфляции к концу 1993 г. В то же время главной чертой политики Черномырдина продолжал оставаться протекционизм. В начале 1994 г. из-за несогласия в принципах проведения реформ Гайдар покинул правительство.

Почти весь 1993 год прошел под знаком противостояния президентской и представительной власти, заведшего страну в политический и конституционный тупик. По существу, речь шла об органической несовместимости президентской (либеральной) и советской систем власти, объединенных после 1990–1991 гг. в рамках одной политической системы.

Президент осенью пошел на роспуск советов всех уровней и объявил о начале формирования новой политической системы и принятии новой Конституции России. В период вооруженных столкновений в Москве в начале октября 1993 г. отношение к ним со стороны либералов было также различным. Гайдар призвал по телевидению своих сторонников выйти на улицы для противодействия сторонникам Верховного совета, а позже безоговорочно поддержал предпринятые президентом меры.

Вместе с тем силовое решение проблемы усилило президентскую власть в стране, ослабив законодательную и судебную ветви. В итоге это означало, что идея реального разделения властей, реализацию которой либералы считали одной из своих главных задач, так и не была проведена в жизнь, хотя на этом пути политическая реформа 1993 г. сделала известные шаги вперед. [c.587]



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современные электоральные процессы: взаимосвязь поведенческого и институционального аспектов (политологический анализ)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «1» июля 2008 г. в 9-00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г.
  2. России Материалы Межвузовской научно-практической конференции 29 марта 2007 года Санкт-Петербург 2008

    Документ
    Материалы на основе всестороннего анализа законодательных, иных нормативно-правовых актов, фактов и данных судебной, правоохранительной и экономической практики, общетеоретических и специальных работ отечественных и зарубежных авторов
  3. Iii. Триумф и трагедия. Уход с политической арены глава XX. Крах однопартийной системы

    Документ
    Многопартийность, как уже отмечалось выше, была ликвидирована в советской России уже в конце 1917 – начале 20-х годов совсем не в результате политического краха, внутреннего распада и самороспуска всех иных политических партий, кроме
  4. Программа учебной дисциплины история россии 050401 История, история с дополнительной специальностью

    Программа
    1.2. Квалификация выпускника – учитель истории, учитель истории и права. Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории, учителя истории и права по специальности 050401 История, история с дополнительной
  5. А. А. Радугина История России (Россия в мировой цивилизации) курс лекций

    Курс лекций
    Учебное пособие подготовлено в соответствии с «Государственными требованиями (Федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускников высшей школы по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины».

Другие похожие документы..