Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
УМК подготовлен в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по специальности 020400...полностью>>
'Методические указания'
Цель работы – освоить методы расчетов по кредитам и выбрать вариант погашения заемного капитала, наиболее эффективный для финансовых результатов пред...полностью>>
'Урок'
Выбор формы проведения занятия обоснован тем, что тема дублируется как в курсе истории, так и в литературе. Кроме того, в мире происходят события, на...полностью>>
'Документ'
3. I – III швы выполняются в нижнем положении за один проход, катет шва – 8 мм. 4. I – IV швы выполняются в вертикальном положении за два прохода....полностью>>

Библиотека Альдебаран (5)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

— С удовольствием, — согласилась Ноэлли.

— Я отвезу вас туда. Это обойдется вам в десять франков.

Ноэлли нахмурилась.

— Дело стоит того, — пообещал водитель.

— Хорошо.

— Ладно, поехали.

Она откинулась на спинку сиденья. Таксист завел мотор, и, влившись в сумасшедший поток уличного движения, машина покатила к центру города. Пока они добирались до дома моды, водитель болтал без умолку, но Ноэлли его не слушала. Как зачарованная, она смотрела в окно на парижские улицы. Ноэлли подумала, что из за светомаскировки у Парижа несколько приглушенные тона. Тем не менее он показался ей волшебным городом. Он — красив, изыскан и своеобразен. Машина миновала собор Парижской богоматери, пересекла Пон Неф, оказалась на правом берегу Сены и помчалась по бульвару маршала Фоша. Вдали Ноэлли увидела возвышающуюся над городом Эйфелеву башню. В зеркале задней обзорности водитель заметил на ее лице восхищение.

— Красиво, да? — спросил он.

— Потрясающе, — тихо ответила она. Ноэлли все еще не могла поверить, что она в Париже. Вот такое королевство достойно принцессы… достойно ее.

Такси остановилось у темного, серого каменного здания на рю де Прованс.

— Ну что ж, приехали, — сказал водитель. — С вас два франка по счетчику плюс десять франков мне.

— Как я узнаю, что место еще не занято? — спросила Ноэлли.

Таксист пожал плечами.

— Я же говорил вам, что девушка уволилась сегодня утром. Если не хотите туда зайти, могу отвезти вас назад на вокзал.

— Нет, не надо, — тут же возразила Ноэлли. Она открыла сумочку, достала двенадцать франков и отдала водителю. Он сначала посмотрел на деньги, а затем на нее. Ноэлли смутилась, вновь залезла в сумочку и протянула ему еще франк.

Таксист даже не улыбнулся, а только молча кивнул головой и стал наблюдать, как она достает свой чемодан из машины.

Когда он уже завел мотор, Ноэлли крикнула ему:

— Как зовут вашу сестру?

— Жаннет.

Стоя на обочине, Ноэлли взглядом проводила такси, затем повернулась и посмотрела на здание. У входа не было никакой вывески, но Ноэлли решила, что дом моды и не нуждается в вывеске. Все знают, где он находится. Она взяла чемодан, подошла к двери и позвонила. Через некоторое время дверь открылась, и на пороге появилась служанка в черном фартуке. Она с недоумением смотрела на Ноэлли.

— Слушаю вас.

— Извините, пожалуйста, — обратилась к ней Ноэлли. — Мне стало известно, что у вас освободилось место манекенщицы.

Женщина пристально посмотрела на нее и прищурилась.

— Кто вас прислал?

— Брат Жаннет.

— Входите.

Она открыла дверь пошире. Ноэлли переступила порог и оказалась в большой приемной, выдержанной в стиле начала девятнадцатого века. С потолка свисала огромная хрустальная люстра, стояли несколько богатых канделябров, а через открытую дверь в гостиную была видна старинная мебель и ведущая наверх деревянная лестница. На красивом инкрустированном столе лежали экземпляры газет «Фигаро» и «Эко де Пари».

— Подождите здесь, а я пойду выясню, сможет ли мадам Дели принять вас.

— Благодарю вас, — сказала Ноэлли. Она поставила на пол чемодан и подошла к большому зеркалу, висевшему на стене. В дороге у нее помялось платье, и она пожалела, что сразу же отправилась сюда. Ей следовало бы сначала немного отдохнуть и привести себя в порядок. Важно было произвести хорошее впечатление. Все же, посмотрев на себя в зеркало, она знала, что выглядит красивой. Безо всякого тщеславия она рассматривала свою красоту как большое благо и намеревалась воспользоваться ею. Увидев в зеркале, что по лестнице спускается какая то девушка, Ноэлли повернулась, чтобы получше разглядеть ее. Девушка отличалась хорошей фигурой и миловидным лицом. Она была одета в длинную коричневую юбку и закрытую блузку. Совершенно очевидно, что манекенщицы здесь высокого качества. Девушка слегка улыбнулась Ноэлли и прошла в гостиную. Чуть позже в комнате появилась мадам Дели, невысокая крепкая женщина старше сорока лет с холодными и сметливыми глазами. На ней было платье, которое, по мнению Ноэлли, стоило не меньше двух тысяч франков.

— Регина сказала мне, что вы ищете работу, — заявила она.

— Да, мадам, — подтвердила Ноэлли.

— Откуда вы?

— Из Марселя.

Мадам Дели недовольно фыркнула:

— Место, где резвятся пьяные моряки.

Ноэлли расстроилась.

Мадам Дели слегка похлопала ее по плечу.

— Это не важно, моя дорогая. Сколько вам лет?

— Восемнадцать.

Мадам Дели одобрительно кивнула головой.

— Это хорошо. Вы понравитесь моим клиентам. У вас есть родственники в Париже?

— Нет.

— Прекрасно. Вы можете сразу же приступить к работе?

— Да, конечно, — с большим энтузиазмом заверила ее Ноэлли.

Наверху раздался смех, и через секунду на лестнице появилась рыжеволосая девушка под руку с толстым мужчиной средних лет. На девушке был только тонкий халатик.

— Вы закончили? — спросила мадам Дели.

— Я оставил Анжелу без сил, — ответил толстяк, манерно улыбаясь. Он заметил Ноэлли.

— Кто эта красивая крошка?

— Это Иветта, наша новая девушка, — объяснила ему мадам Дели и уверенно добавила: — Она из Антиба, дочь принца.

— Никогда не имел принцессу, — воскликнул мужчина. — Сколько?

— Пятьдесят франков.

— Вы шутите?! Тридцать.

— Сорок. Уверяю вас, вы не пожалеете.

— Согласен.

Они повернулись к Ноэлли, но ее и след простыл.

Ноэлли часами бродила по парижским улицам. Она прошла из конца в конец Елисейские поля, сначала по одной стороне, потом по другой, побывала в сводчатой галерее Лидо, постояла перед витринами всех магазинов, поражаясь небывалому изобилию драгоценностей, платьев, кожаных изделий и парфюмерии и стараясь представить себе невероятное богатство Парижа в те времена, когда город еще не испытывал нехватки товаров. Многообразие и качество изделий ослепляли ее, и она чувствовала себя безнадежной провинциалкой, но где то в глубине души ее не покидала уверенность, что когда нибудь все это будет принадлежать ей. Ноэлли прогулялась по Буа, спустилась на рю дю Фобур Сент Оноре и оказалась на проспекте Виктора Гюго. Вскоре она почувствовала, что устала и проголодалась. Сумочку и чемодан Ноэлли оставила в заведении мадам Дели, но ей не хотелось туда возвращаться, и она решила, что пошлет кого нибудь за своими вещами.

Ноэлли вовсе не была шокирована или опечалена тем, что с ней произошло. Просто она знала разницу между куртизанкой и проституткой. Проституткам не под силу повлиять на ход истории. Куртизанкам это удавалось. Пока что у Ноэлли не было ни сантима. Ей надо как то продержаться сегодняшний день, а завтра она найдет работу. Сгущались сумерки. Торговцы и швейцары отелей стали опускать шторы светомаскировки на случай воздушного нападения. Ноэлли требовалось найти кого то, кто бы угостил ее хорошим горячим обедом. Расспросив жандармов, она направилась к отелю «Крийон». Снаружи окна отеля были наглухо закрыты железными ставнями, но внутри выдержанный в мягких, приглушенных тонах вестибюль поразил ее своей неброской изысканностью. Ноэлли вошла туда уверенно, сделав вид, что для нее это обычное дело, и села в кресло около лифта. Раньше она никогда так не поступала и с непривычки немного нервничала. Однако девушка хорошо помнила, как легко справилась с Ланшоном. По правде говоря, мужчины — довольно примитивные существа, и с ними нужно лишь четко придерживаться одного правила: мужчина мягок, когда он тверд, и тверд, когда он мягок. Поэтому нужно держать мужчин на взводе, пока не добьешься от них своего. Осмотревшись в вестибюле, Ноэлли решила, что ей не составит большого труда привлечь внимание неженатого мужчины, пришедшего в отель пообедать в одиночестве.

— Прошу прощения, мадемуазель…

Ноэлли подняла голову и увидела высокого мужчину в темном костюме. Она ни разу в жизни не встречала детектива, но в данном случае не сомневалась в профессии заговорившего с ней субъекта.

— Мадемуазель ждет кого нибудь?

— Да, — ответила Ноэлли, изо всех сил стараясь, чтобы у нее не дрогнул голос. — Я жду друга.

— Ваш друг проживает в этом отеле?

Она почувствовала, что впадает в панику.

— Он э… э… не совсем.

С минуту он изучал Ноэлли, а затем сурово сказал:

— Можно посмотреть ваше удостоверение личности?

— У… у… меня его с собой нет, — заикаясь, ответила она. — Я его потеряла.

Детектив заявил ей:

— Не угодно ли мадемуазель пройти со мной?

Он взял Ноэлли за руку, и она поднялась на ноги.

Тут кто то взял ее за другую руку со словами:

— Прости, дорогая, я опоздал, но ты же знаешь эти проклятые коктейли. Оттуда не вырвешься. Ты давно ждешь?

Удивленная Ноэлли резко обернулась, чтобы посмотреть, кто же с ней разговаривает. Ее держал за руку высокий, стройный, сильный мужчина в необычной, незнакомой ей военной форме. У него были иссиня черные волосы, зачесанные коком, глаза цвета сурового, бурного моря и длинные, пушистые ресницы. Такие лица можно увидеть на старинных флорентийских монетах. Оно отличалось неправильной формой — его половины не совсем совпадали, как будто у монетного мастера во время работы дрогнула рука. Однако это было необыкновенно живое и постоянно меняющееся лицо, всегда готовое улыбнуться, рассмеяться или нахмуриться. Единственное, что спасало его от излишней красивости и женственности, это волевой подбородок с глубокой ямочкой.

Он жестом показал на детектива.

— Этот тип пристает к тебе? — У незнакомца оказался густой, низкий голос. Он говорил по французски с легким акцентом.

— Н нет, — ответила Ноэлли не очень уверенно.

— Прошу прощения, сэр, — вмешался детектив, состоявший на службе при отеле. — Я ошибся… Тут у нас в последнее время появились кое какие трудности с…

Он повернулся к Ноэлли:

— Пожалуйста, примите мои извинения, мадемуазель.

Ноэлли сделала глотательное движение и быстро кивнула головой.

Незнакомец обратился к детективу.

— Мадемуазель великодушна. В следующий раз будьте осторожны. — Он взял Ноэлли под руку, и они направились к двери.

Когда они вышли на улицу, Ноэлли сказала:

— Уж и не знаю, как вас отблагодарить, месье.

— Всегда ненавидел полицейских. — Незнакомец улыбнулся. — Взять вам такси?

Ноэлли уставилась на него, и ее снова охватила паника, потому что теперь она яснее представляла себе свое положение.

— Нет, не надо.

— Ну ладно. Спокойной ночи.

Он отправился на стоянку такси, стал садиться в машину, обернулся и увидел, что она по прежнему стоит как вкопанная и не может оторвать от него глаз. У входа в отель за ней наблюдал детектив. Незнакомец секунду колебался, а затем вернулся к Ноэлли.

— Вам лучше убраться отсюда, — посоветовал он ей. — Наш общий друг продолжает интересоваться вами.

— Мне некуда идти, — ответила Ноэлли.

Незнакомец понимающе кивнул и полез в карман.

— Да не нужны мне ваши деньги! — выпалила Ноэлли.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Что же тогда вы хотите? — спросил он.

— Пообедать с вами.

Он улыбнулся и сказал:

— Простите, у меня свидание, я и так опаздываю.

— Что ж, тогда поезжайте, — согласилась она. — За меня не беспокойтесь.

Он запихнул деньги обратно в карман.

— Поступай как знаешь, детка, — бросил он ей. — Счастливо оставаться.

Незнакомец повернулся и опять пошел к такси. Ноэлли смотрела ему вслед и удивлялась, чем же она ему не угодила. Девушка знала, что вела себя глупо, но в то же время понимала, что у нее не было выбора. С того момента, как Ноэлли впервые взглянула на этого человека, с ней происходило что то странное. Такого с ней раньше никогда не случалось. Ее захлестнула волна чувства. Ей даже казалось, что эта волна существует физически и что до нее можно дотронуться рукой. Ноэлли не успела спросить, как зовут незнакомца, и, возможно, никогда его больше не встретит. Она посмотрела в сторону отеля и увидела, что прямо к ней идет детектив. Она сама виновата. Теперь уж ей не отвертеться. Ноэлли почувствовала, что кто то положил руку ей на плечо, и, когда она повернулась, чтобы посмотреть, кто это, незнакомец схватил ее и потащил к такси. Он быстро открыл дверцу, втолкнул ее в машину и сел рядом. Затем незнакомец назвал водителю какой то адрес. Такси отъехало, оставив провожавшего их взглядом детектива на обочине.

— А как же ваше свидание? — спросила Ноэлли.

— Это вечеринка, — пояснил он, пренебрежительно пожав плечами. — Если я туда не приду, ничего страшного не случится. Меня зовут Ларри Дуглас, а как твое имя?

— Ноэлли Пейдж.

— Откуда ты, Ноэлли?

Она повернулась к нему, посмотрела в его прекрасные черные глаза и ответила:

— Из Антиба. Я дочь принца.

Он рассмеялся, показывая ровные белые зубы.

— Тебе повезло, принцесса, — пошутил он.

— Вы англичанин?

— Американец.

Она взглянула на его военную форму.

— Но ведь Америка не участвует в войне.

— Я служу в английских ВВС, — объяснил он. — Там только что сформировали отряд американских летчиков. Он называется «Орлиная эскадрилья».

— А почему вы воюете за Англию?

— Потому что Англия воюет за нас, — ответил он. — Просто до нас это пока не дошло.

Ноэлли недоверчиво покачала головой:

— Я этому не верю. Ведь Гитлер всего навсего фигляр у бошей.

— Возможно. Но этот фигляр знает, чего хотят немцы, — мирового господства.

Ноэлли с восхищением слушала, как Ларри Дуглас говорил о военных планах Гитлера, о внезапном выходе Германии из Лиги Наций, о военной оси Рим Берлин Токио и о многом другом. Ей было все равно, о чем он рассказывает. Девушку завораживало выражение его лица. Когда он увлекался темой, его темные глаза вдохновенно сверкали, и в них горел огонь неистребимой жизненной силы.

Ноэлли никогда не встречала таких, как он. Это был редчайший тип человека, который тратит себя без остатка. Он открыт для всех, в нем есть теплота и живое восприятие внешнего мира; он щедро раздает свою душу другим, радуется жизни, хочет, чтобы окружающие тоже наслаждались ею, и как магнитом притягивает к себе людей.

Они приехали на вечеринку, которая проходила в небольшой квартире на рю Шмэн Вер. Там собралась веселая и шумная компания, в основном молодежь. Ларри представил Ноэлли хозяйке, хищной рыжеволосой особе с весьма сексуальной внешностью, и скрылся в толпе гостей. В течение вечера Ноэлли лишь мельком видела его в окружении настырных девиц, каждая из которых старалась завладеть его вниманием. Однако, по мнению Ноэлли, Ларри вовсе не был тщеславен. Он попросту не замечал, как он привлекателен. Один из гостей раздобыл Ноэлли рюмку и предложил выпить, другой принес ей с буфетной стойки тарелку с едой, но у нее вдруг пропал аппетит. Ей захотелось побыть с американцем, вызволить его из группы девушек, столпившихся вокруг него. К ней подходили другие мужчины и пытались завязать разговор, но она отвечала невпопад. С того момента, как они с Ларри вошли в квартиру, американец не обращал на нее никакого внимания и вел себя так, словно ее не существовало. А почему бы и нет, подумала Ноэлли. Чего ему с ней возиться, если к его услугам любая из присутствующих на вечеринке девушек? Двое мужчин попробовали заговорить с ней, но она не могла сосредоточиться. В комнате вдруг стало невыносимо жарко, и она стала искать повода, чтобы уйти.

Кто то шепнул ей на ухо:

— Уходим.

Через несколько секунд она оказалась на улице с американцем. Над городом уже сгустилась прохладная ночь. В связи с угрозой немецкого налета на улицах было темно и тихо. Машины ровно и почти бесшумно проплывали по ним, словно безмолвные рыбы во мраке морских глубин.

Ларри и Ноэлли не удалось поймать такси. Они пошли пешком и по дороге решили пообедать в бистро на площади Виктуар. Ноэлли просто умирала с голоду. Она изучала сидящего напротив нее американца и не могла понять, что же с ней делается. Ей казалось, что он открыл в ее душе какой то живительный источник, о существовании которого она и не подозревала. Раньше она никогда не испытывала подобного счастья. Они говорили обо всем. Она рассказала ему о себе, а от него узнала, что он родился в Бостоне и что по происхождению он ирландец. Его мать родом из графства Керри.

— А где вы научились так хорошо говорить по французски? — спросила Ноэлли.

— В детстве я каждое лето проводил на мысе Антиб. Мой отец был заправилой на фондовой бирже, пока его не съели медведи.

— Медведи?

Ларри пришлось объяснить ей, как совершаются сделки на фондовой бирже. Ноэлли было неважно, о чем он говорил, лишь бы слушать его.

— Где ты живешь?

— Нигде.

Она рассказала ему о водителе такси, о мадам Дели, о толстяке, поверившем, что она принцесса, и согласившемся заплатить за нее сорок франков, а Ларри громко смеялся над всем этим.

— Ты помнишь, где находится тот злополучный дом?

— Да.

— Тогда пошли, принцесса.

Когда они добрались до дома на рю де Прованс, дверь им открыла та же служанка в форменной одежде. Увидев молодого красивого американца, она очень обрадовалась, но тут же помрачнела, когда заметила, кто пришел вместе с ним.

— Нам нужна мадам Дели, — заявил ей Ларри. Вместе с Ноэлли он вошел в приемную. Оттуда было видно, что в гостиной сидят несколько девушек. Служанка ушла, и через несколько минут появилась мадам Дели.

— Добрый день, месье, — сказала она и повернулась к Ноэлли. — Ну, а ты, я надеюсь, одумалась?

— Нет, — любезно ответил за нее Ларри. — У вас тут осталось кое что, принадлежащее принцессе.

Мадам Дели вопросительно посмотрела на него.

Она на секунду засомневалась, а затем вышла из комнаты. Через несколько минут служанка принесла сумочку и чемодан Ноэлли.

— Благодарю вас, — сказал Ларри и обратился к Ноэлли. — Пойдем, принцесса.

В тот же вечер Ноэлли вместе с Ларри поселилась в небольшой чистой гостинице на рю Лафайет. Они заранее ни о чем не договаривались, но оба знали, что все будет именно так. Ночью они занимались любовью, и ничего более захватывающего Ноэлли в своей жизни не испытывала. Это был дикий, первобытный взрыв страсти, потрясший их обоих. Всю ночь она пролежала в объятиях Ларри, крепко прижавшись к нему. Она и мечтать не могла о таком счастье.

Проснувшись на следующее утро, они снова занялись любовью, а потом пошли осматривать город. Ларри оказался замечательным гидом и, чтобы Ноэлли не скучала, превратил для нее Париж в красивую игрушку. Они позавтракали в Тюильри и несколько часов бродили вокруг собора Парижской богоматери в самом старом квартале Парижа, построенном еще при Людовике XIII. Ларри показал ей места, в которые обычно не заходят туристы, такие, как площадь Мобер с ее колоритным открытым рынком и набережная Межиссери, где в клетках выставлены на продажу сотни птиц с ярким и причудливым оперением и визжащие от страха животные. Он провел ее через рынок де Бюси, и в ушах у них долго звенели голоса уличных торговцев, на все лады расхваливавших достоинства своих товаров — свежих помидоров в плетеных корзинах, устриц на подстилке из морских водорослей, сыров с изящными этикетками. Они посетили Монпарнас и закончили свое путешествие по Парижу на Центральном рынке, где в четыре часа утра ели луковый суп вместе с мясниками и водителями грузовиков. По дороге Ларри приобрел массу друзей. Ноэлли поняла, что он расположил их к себе своим заразительным смехом. Он и ее научил смеяться, и она никогда не предполагала, что у нее в душе столько смеха. Похоже, бог наградил ее этим даром. Она была благодарна Ларри и очень любила его. На рассвете они вернулись в гостиницу. Ноэлли совсем обессилела, а Ларри по прежнему был неутомим и полон энергии, как динамо машина. Ноэлли наблюдала за ним, лежа в постели. Он стоял у окна и смотрел, как над парижскими крышами восходит солнце.

— Я люблю Париж, — говорил он. — Он похож на волшебный замок, где есть все, что нужно человеку. Это город красоты, пищи и любви. — Он повернулся к ней и с улыбкой добавил:

— Необязательно в таком порядке.

Ноэлли продолжала наблюдать за ним, пока он раздевался забирался в постель и ложился рядом с ней. Она крепко обняла его. Ей нравилось чувствовать его тело, его мужской запах. Ноэлли подумала об отце, который так бессовестно предал ее. Она была не права, когда судила обо всех мужчинах по нему и Огюсту Ланшону. Теперь она знала, что есть такие мужчины, как Ларри Дуглас. И еще она поняла, что для нее никогда в жизни не будет никого другого.

— Знаешь, принцесса, кто были два самых великих человека на Земле?

— Ты, — ответила принцесса.

— Уилбер и Орвилл Райты. Они дали человечеству настоящую свободу. Ты когда нибудь летала? — Она отрицательно покачала головой. — У нас было дачное место в конце Лонг Айленда. Ребенком я подолгу смотрел, как, рассекая воздух, там над пляжем летают чайки, и все бы отдал, чтобы парить вместе с ними. Я уверен, что, еще не научившись ходить, хотел стать летчиком. Когда мне было девять лет, один из друзей нашей семьи поднял меня в воздух на старом биплане, а в четырнадцать я начал учиться водить самолет. По настоящему я живу только в воздухе.

Он продолжал:

— Надвигается мировая война. Германия хочет завладеть всем миром.

— Франции ей не видать, Ларри. Никому не удастся преодолеть «Линию Мажино».

Ларри громко и презрительно рассмеялся:

— Да я сто раз ее преодолевал.

Она бросила на него недоуменный взгляд.

— По воздуху, принцесса. Это будет война в воздухе… моя война.

А потом как бы невзначай добавил:

— А почему бы нам не пожениться?

Это был самый счастливый момент в жизни Ноэлли.

В воскресенье Ноэлли и Ларри решили отдохнуть и ничего не делать. Они позавтракали в одном из кафе на Монмартре, вернулись в номер и почти весь день провели в постели. Ноэлли просто не верилось, что мужчина может быть таким страстным. Какое блаженство заниматься с ним любовью! Но ей доставляло не меньшую радость лежать рядом с ним и слушать его или наблюдать, как он беспокойно ходит по комнате. Ей было достаточно одного его присутствия. Чего только не случается в жизни, думала Ноэлли. В детстве отец называл ее принцессой, и вот теперь, пусть даже в шутку, Ларри тоже зовет ее так. Рядом с ним она чувствовала себя человеком. Он возродил в ней веру в мужчин. Он представлял для нее целый мир, ее собственный мир, и Ноэлли знала, что большего ей и не нужно, и никак не могла поверить в свое счастье. Она считала, что ей необыкновенно повезло, поскольку Ларри относился к ней так же.

— Я не собирался жениться, пока не кончится война, — сказал Ларри. — Но теперь мне плевать на все. Ведь планы для того и существуют, чтобы нарушать их, верно, принцесса?

Ноэлли кивнула головой в знак согласия.

— Давай обвенчаемся где нибудь в сельской местности, — предложил Ларри. — Конечно, если только ты не хочешь, чтобы у нас была пышная свадьба.

Ноэлли охотно согласилась с ним.

— Венчаться в сельской местности — это просто чудесно!

Ларри кивнул головой.

— Решено. Сегодня вечером мне надо вернуться в полк. Встретимся здесь же в следующую пятницу. Тебя это устраивает?

— Я… не знаю, смогу ли я жить без тебя так долго, — ответила Ноэлли, и у нее задрожал голос.

Ларри крепко обнял ее и прижал к себе.

— Ты меня любишь? — спросил он.

— Больше жизни, — сказала Ноэлли просто и искренне.

Через два часа Ларри уже возвращался в Англию. Он не позволил Ноэлли проводить его в аэропорт.

— Я не люблю прощаний, — объяснил он ей. Ларри протянул ей целую пачку франков. — Купи себе свадебный наряд, принцесса. Увидимся на следующей неделе.

И он уехал.

Неделю Ноэлли не могла прийти в себя от счастья. Она бродила по тем кварталам Парижа, где они гуляли вместе с Ларри, и часами мечтала об их будущей совместной жизни. И все же дни тянулись крайне медленно, минуты вырастали в долгие часы, и ей казалось, что она сойдет с ума от ожидания.

Она обошла с десяток магазинов в поисках подвенечного платья и наконец нашла то, что хотела. Она купила красивый свадебный наряд из белой прозрачной жесткой ткани с закрытым прилегающим лифом, длинными рукавами, застежкой из шести перламутровых пуговиц и тремя кринолиновыми нижними юбками. Платье стоило гораздо больше, чем Ноэлли предполагала, но она взяла его не раздумывая, потратив не только все деньги, оставленные ей Ларри, но и почти все личные сбережения. Она изо всех сил старалась угодить Ларри, постоянно думала, как бы сделать ему приятное, отыскивая в памяти эпизоды из своего прошлого, которые могли бы его позабавить. Она чувствовала себя школьницей.

Итак, сгорая от нетерпения, Ноэлли ждала пятницы, и, когда долгожданная пятница наконец наступила, Ноэлли встала на заре и два часа потратила на то, чтобы вымыться и получше одеться. Одно за другим она меняла платья, пытаясь определить, какое из них может больше всего понравиться Ларри. Она надела свадебный наряд, но тут же сняла его, подумав, что это дурная примета. Она с ума сходила от волнения.

В десять часов Ноэлли стояла в спальне перед трюмо в полной уверенности, что никогда в жизни она не выглядела такой красивой. Она любовалась своей красотой без всякого тщеславия. Ноэлли попросту радовалась, что сможет сделать приятное Ларри. К двенадцати часам дня Ларри все еще не появился, и Ноэлли пожалела, что не спросила, в котором часу он приедет. Через каждые десять минут она звонила дежурному администратору гостиницы и спрашивала, не поступало ли для нее каких нибудь сообщений, и то и дело снимала трубку, чтобы убедиться в исправности телефонного аппарата. К шести часам вечера от Ларри все еще не было никаких вестей. К полуночи он так и не позвонил. Свернувшись калачиком, Ноэлли сидела в кресле напротив телефона и ждала звонка, моля Бога, чтобы Ларри все же позвонил. Она заснула и проснулась уже в субботу на рассвете в том же кресле. У нее затекло все тело, и ей было холодно. Платье, которое она так тщательно выбирала, смялось, и на чулке поехала петля.

Ноэлли переоделась, но целый день не выходила из номера. Сидя у открытого окна, девушка пыталась убедить себя, что, если она останется там, Ларри обязательно появится; если же уйдет, то с ним случится что то страшное. Прошло утро, наступила вторая половина субботнего дня, но никто не приходил. Она была уверена, что с Ларри произошло несчастье. Наверное, его самолет разбился, и теперь он лежит где нибудь в открытом поле или в госпитале тяжело раненный или убитый. Ноэлли лезли в голову всякие кошмары. В субботу она просидела у окна всю ночь, мучаясь неизвестностью и боясь выйти из номера, потому что у нее не было возможности связаться с Ларри.

В воскресенье к двенадцати часам дня от него так и не поступило никаких сведений, и у Ноэлли сдали нервы. Нужно позвонить ему. Но как? Сейчас, когда идет война, очень трудно заказать разговор с Англией. К тому же Ноэлли вовсе не была уверена, что Ларри находится именно там. Она знала только, что он летает в составе американской эскадрильи, входящей в английские ВВС. Ноэлли сняла трубку и поговорила с телефонисткой.

— Это невозможно, — получила она твердый ответ.

Ноэлли объяснила, в чем дело, и то ли благодаря ее красноречию, то ли из за звучавшего в ее голосе безумного отчаяния она сама не могла сказать почему, через два часа ее соединили с министерством обороны в Лондоне. Там не смогли помочь, но переключили ее на министерство военно воздушных сил в Уайтхолле, а те связали ее с Управлением боевых действий, где повесили трубку, не дав никакой информации. Ей удалось вновь дозвониться только через четыре часа, но к тому времени она была близка к истерике. В Управлении военно воздушных операций ей также не смогли ничего сказать о Ларри и предложили вновь обратиться в министерство обороны.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Библиотека Альдебаран (44)

    Литература
    Предметом первого тома является древнерусская литература и литература XVIII в. Здесь освещается своеобразие исторического пути русской литературы X – первой четверти XVIII в.
  2. Библиотека Альдебаран (36)

    Документ
    В романе «Код да Винчи» автор собрал весь накопленный опыт расследований и вложил его в главного героя, гарвардского профессора иконографии и истории религии по имени Роберт Лэнгдон.
  3. Библиотека Альдебаран (42)

    Документ
    Крупнейшие русские писатели, современники Александра Солженицына, встретили его приход в литературу очень тепло, кое кто даже восторженно. Но со временем отношение к нему резко изменилось.
  4. Библиотека Альдебаран (62)

    Документ
    Традиции плутовского и героико галантного романа, волшебно сказочные мотивы и анекдотические ситуации, театральность барокко и колорит ярмарочного зрелища, сочетание аллегории с утопией и сатирой – из такой причудливой мозаики гениальный
  5. Библиотека Альдебаран (83)

    Документ
    После прочтения рукописи этой книги я неделю не мог спокойно спать. И дело не в ночных кошмарах, а в том потрясении, которое я испытал буквально с первых глав этого исследования.
  6. Библиотека Альдебаран (90)

    Документ
    В этом романе королевы детектива Агаты Кристи Великий Сыщик Эркюль Пуаро расследует ужаснувшее и взволновавшее общество убийство четвертого барона Эджвера.

Другие похожие документы..