Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Владимир Иванович Даль – автор толкового словаря русского языка, собиратель пословиц, поговорок, сказок, предлагал заменять иноязычные слова русскими...полностью>>
'Диплом'
Решение о награждении Дипломом и Знаком «За честь и достоинство музейного работника Крыма» принимается общим собранием членов Ассоциации заповедников...полностью>>
'Программа дисциплины'
Цель курса – привить студентам практические навыки в сфере журналистского творчества, познакомить их с основами теории журналистики, системой средств ...полностью>>
'Закон'
ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ ПО ОПТИМИЗАЦИИ СТРУКТУРЫ И ПРИВЕДЕНИЮ ОБЪЕМОВ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ В СООТВЕТСТВИЕ С ПОТРЕБНОСТЬЮ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА НА 2006-2008...полностью>>

Из истории отечественного предпринимательства

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Из истории отечественного предпринимательства

НЕ МЕСТО КРАСИТ ЧЕЛОВЕКА,
А ЧЕЛОВЕК МЕСТО…

Сегодня благодаря голливудским боевикам мы очень хорошо осведомлены о лихих американских ковбоях, но, увы, почти ничего не знаем о том, что и в России в свое время были не менее удалые парни – прасолы.

Прасолы занимались скупкой скота (во всяком случае, мы расскажем об этой разновидности прасолов), составлением гуртов и перегонкой их, как мы бы сказали сегодня, к местам потребления, то есть в крупные города.

Можно предположить, что наши прасолы не уступали американцам ни в искусстве обращения с лошадью, ни в умении заарканить животное, ни в выпивке. Условия были тоже примерно одинаковы – степи и прерии, пограничная линия и фронтир. Единственно, российские прасолы не носили кольтов, с помощью которых американские «коровьи парни» разрешали все проблемы.

Но российский прасол не был уж совсем безоружным. Он имел при себе большой нож, хлыст и длинный посох. Не Бог весть какое оружие, но можно отогнать волка или недоброго человека. Хотя, возможно, и они имели огнестрельное оружие.

Хороший гурт – 300 голов. Обычно – 150, 200. Прасол должен был обладать и ловкостью, и силой, и выносливостью, чтобы управляться с таким количеством животных. «…В занятиях и образе жизни прасола было много увлекательного, выдающегося, много было трудов и опасностей, одно преодоление которых закаляло характер человека. В прасольстве было много казацкого, удалого, что так нравится всегда русскому человеку», – писал один из дореволюционных литераторов, знакомый с прасольским промыслом. – «Прасол прежде всего лихой наездник. Он вечно на лошади, на лихом донском коне, который смело перепрыгивает через овраги, плетни и через всякую деревенскую огорожу и несется вихрем в степях. Прасол такой же и джигит, как казак…».

Непременным атрибутом американского ковбоя вместе с кольтом были хлопчатые штаны, выкрашенные индиго, и стэтсоны – широкополые шляпы, придававшие им бравый вид. Но и российские прасолы имели свой стиль; носили черкески, опоясанные казачьим ремнем с серебряным набором, широкие шаровары, сапоги и папахи.

Ну и норовом прасолы не были мытарями. Там, где появлялся прасол начинался праздник: угощения, рассказы, песни, пляски, хороводы, верховые скачки, гулянья. Потом все это долго вспоминалось, рассматривались подарки, обсуждалось увиденное и услышанное. Особенно в отдаленных киргизских юртах.

Хороший прасол вел дело так, что, продавец был до беспамятства рад и благодарен ему. Притом, что купля состоялась чуть не задаром. Правда и киргизы со своей стороны не знали, сколько там у них скота в степи пасется. Важнее было общение. Конечно, хороший прасол старался не переборщить, и когда он приезжал повторно, его всегда встречали как дорогого гостя.

Прасольский промысел развивался вместе с ростом городов. Крупные города как Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, Оренбург, Томск, Тобольск и другие были главными пунктами назначения, куда прасолы перегоняли для убоя огромное количество скота. Основными его поставщиками были районы юго-востока России – Донская область, Астраханская губерния, Киргизские степи и др. Ценился – особенно в Санкт-Петербурге – черкасский скот из южнорусских степей.

В том же Санкт-Петербурге ежедневно забивали от 700 до 1000 голов крупного скота, не считая мелкого. Среднегодовое потребление мяса в Петербурге составляло свыше 5 пудов (более 80 кг) на одного жителя.

Не следует думать, что этот вид деятельности был совершенно стихийным. Так, на право закупки скота нужно было получить в губернском правлении билет. Послабление в прасольском бизнесе произошло только после «Подтвердительных правил о свободе внутренней торговли» Сперанского, где устанавливалось, что «каждому дозволяется торговать как своим собственным, так и покупным скотом» и «никто не обязан испрашивать какого-либо особенного дозволения на прогон скота».

Для прогона скота существовали специальные скотопрогонные тракты: Белорусский, Старорусский, Донской, Муромский, Сибирский, Архангельский, Финляндский и Эстляндский.

Нормальная ширина скотопрогонног тракта около 65 метров. Проходили они по малонаселенным местам, в обход деревень, реки пересекали, где были наименьшие разливы. Память о них еще кое-где хранится в названиях некоторых улиц. Так, в Москве есть Скотопрогонная улица в районе Рогожской заставы.

В определенных местах на скотопрогонных трактах устанавливались пункты ветеринарного контроля. Существовал Устав ветеринарной полиции. Ветеринарные служащие получали содержание на счет сборов с прогоняемых гуртов. Так же по закону 30 мая 1876 года взимались сборы для создания карантинных дворов, оказания помощи заболевшим животным и других нужд. Самый большой сбор – 2 процента с головы – был на Сибирском тракте. На Донском – 1 процент. Один из таких КПП располагался во второй половине XIX века в селе Успенское, ныне восточный пригород Ногинска.

Скотопрогонные тракты иногда проходили рядом с большими проезжими трактами, но в расстоянии нескольких сот метров, чтобы не создавать проблем для движеия. Ну а если такой возможности не было, то гурты прогоняли по дороге ночью. Именно таким образом скот перегонялся на участке Москва – Клин – Завидово – Тверь – Петербург.

В Петровскую и Екатеринскую эпоху, кстати, цены на мясо регулировались правительством. Так, горные заводы на Алтае были заинтересованы в низких ценах, для того чтобы не было волнений среди рабочих казенных мануфактур. То же на золотых приисках Томской и Енисейской губерний и т.д.

Начало практики установления фиксированных цен на мясо в России было положено указом Сената от 14 января 1725 года «О продаже съестных припасов во всех городах по умеренным ценам и о воспрещении перекупа пригоняемого в Санкт-Петербург скота и привозимых окрестными жителями припасов и продуктов». Хотя, в целом жесткого контроля за ценами не было. Только в неурожайные годы.

У прасолов существовало определенная специализация. Одни закупали гурты в отдаленных пунктах на весенних ярмарках и пригоняли скот к осени; другие дважды – весной для продажи осенью и осенью для весенней доставки.

Прасол не был простым пастухом или погонщиком. Перегон скота был своего рода искусством, имел свою технологию. Доставить на тысячикилометровые расстояния скот в хорошем состоянии дело не шуточное. Для этого арендовались луговые пастбища, расположенные по рекам Москве, Оке, между городами Серпуховым, Коломной, Рязанью, Касимовым и Муромом. Здесь с половины июля и до конца осени, пока не выпадет снег, ежегодно откармливалось на травах более 100000 голов убойного скота.

Такой участок для нагула скота у донских прасолов назывался «ворота». Двух- или трехмесячное откармливание давало нередко до 32 пудов хорошего мяса с головы.

Правда, с развитием железных дорог такой сложный вариант технологии уже не был таким актуальным. Скот перевозили по железнодорожным дорогам, как правило, от места до места, так как была введена обязательная перевозка железным транспортом. Естественно, это вело к потерям. Скот прибывал к местам продаж не той кондиции, что в старину. В Москве с закрытием скотопрогонных трактов в районе Перова было создано четыре крупнейших скотопрогонных двора, принимавших скот, прибывавший по Нижегородской, Курской и Рязанской железным дорогам.

Но, вероятно, подобная мера была оправдана в виду большого риска эпидемий среди скота.

Стоимость провоза крупного рогатого скота устанавливалась не свыше 1,25 копейки с головы и версты.

Считается, что прасольский промысел особенно был развит в Муроме и Козлове. Муромские прасолы закупали гурты преимущественно в Киргизских степях, козловские – в Донской области и Причерноморье.

Прасольский промысле был довольно распространенным. Многие купеческие династии выросли из прасолов. Род знаменитых заводчиков и меценатов Бахрушиных, например, происходил из купцов подмосковного Зарайска, имевших там более чем двухсотлетнюю историю, на протяжении которой занимались прасольством. Заслуги Бахрушиных перед Россией так велики, что одна из улиц в Москве и поныне носит имя одного из представителей рода –Алексея Александровича Бахрушина – создателя знаменитого Театрального музея.

Промышляли прасольством тысячи людей разных сословий – купцов, крестьян, мещан; русские, татары, евреи. Но вершину прасольской иерархии занимали немногие. Так, в 1878 году было 3 прасола, перегнавших более 10 тыс. голов и 49 – до 10 тыс. голов. Эти прасолы принадлежали к первой и второй категории.

Вокруг прасольского бизнеса существовали и более мелкие дельцы: «бегуны» и «шибаи».

Бегуном назывался крестьянин или казак, занимавшийся приисканием скота таких качеств, какие укажет купец. Иногда его участие бывало полезно, например, во время краткосрочных ярмарок, когда купцу нужно быстро набрать ровную партию, чего он, мало знакомый с местными условиями, не в состоянии был сделать.

Шибаи, были мелкими жуликами. Это были крестьяне, занимавшиеся барышничеством по «бычьей части», поодиночке или в компании. Закупив партию скота, шибаи гнали ее на ближайшую ярмарку и старались продать оптом. Если это не удалось, то, разбив скот на пары, водил по дворам, где останавливались купцы, выдавая себя за крестьян-собственников скота. Они были склонны сбывать скот если не больной явно, то набранный в зараженных местах по низким ценам.

Следом за прасолом в технологической цепочке стоял «ушлый и оборотистый» комиссионер. Он подыскивал на Скотопригонном дворе прасолу-провинциалу подходящего покупателя и сбывал партии с крупным барышом быкобойцам.

Комиссионер прасолу был нужен, так как за короткий срок трудно сориентироваться в ситуации на рынке. Обладая информацией, комиссионер и устанавливал продажную цену.

Весь процесс торговли начинался затемно. В Санкт-Петербурге вся процедура происходила на Скотопригонном дворе. Вот как описывает ее А.А. Бахтияров, автор брошюры «Чрево Петербурга»: «Хозяева и приказчики, собравшись в кружок, бросали между собой жребий на прясла (стойла). Чем ближе к входным воротам размещалась партия быков, тем быстрее она распродавалась.

Когда места были разобраны, ворота распахивались настежь, и быки гуськом шли на торжище. Каждому ставили клеймо с обозначением времени, когда он поступал на рынок. Загнав быков в прясло, погонщики накладывали им на рога арканы и привязывали по местам. С краев ставили упитанных, показных, а в центр – малорослых и худых. В это время на «эгоистках», запряженных орловскими рысаками, спешили на Скотопригонный двор комиссионеры, быкобойцы, телятники, свинятники, мясники со всего Петербурга.

В полдень над воротами на башне взвивался красный флаг и торг начинался. Вот немец продает откормленных ливонских быков, вот еврейский быкобоец подыскивает себе подходящую партию (евреи придерживались своего способа убоя, выпуская из быка всю кровь). Степные прасолы стояли в стороне и лишь прислушивались, во сколько оценивают их товар.

Ловкие барышники-комиссионеры десятки раз переходили от быкобойца к прасолу и вели переговоры, артистично потрепывая своих быков и расхваливая их отменное дородство».

Можно добавить, что все переговоры происходили шепотом на ухо.

Прасольский промысел был мало эстетичным. Но среди и прасолов встречались яркие оригинальные личности. Таким был знаменитый поэт-самоучка эпохи Пушкина Алексей Кольцов. Он гонял гурты из Воронежа в Москву. Кольцова знали в светских салонах. Ему покровительствовал сам воспитатель наследника Престола Жуковский. Его друзьями были известные литераторы Станкевич, Белинский.

Собственно, Станкевич и открыл это удивительное дарование. Встреча произошла, когда Кольцов, пригнав гурт скота, разместил его для откорма в подмосковном имении отца Станкевича. Ужиная с дворней, молодой прасол пел песни своего сочинения. Один из слуг рассказал о песеннике-прасоле Станкевичу, который пожелал его видеть. С этого момента и началось восхождение Кольцова.на поэтический Олимп. Воистину, не место красит человека…



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Купцы-старообрядцы в городах европейской России в середине XVIII века (из истории российского предпринимательства)

    Документ
    В последнее время в отечественной историографии выявился устойчивый интерес к проблеме старообрядческого предпринимательства. Это связано с не подлежащим сомнению, а требующим, как заявлено в одной из работ, лишь "конкретизации
  2. История возникновения и развития предпринимательства

    Документ
    С точки зрения римских юристов, «предпринимательством» считалось занятие, дело, деятельность, особенно коммерческая, а предпринимателем – арендатор, человек, ведущий общественное строительство.
  3. Методические рекомендации по курсу «История России XVII xviii в.»

    Методические рекомендации
    Начало самозванства. Лжедмитрий I. Вторжение войск самозванца в Россию. Смерть Годунова. Правление Лжедмитрия I. Восстание в Москве. Гибель Лжедмитрия.
  4. Программа курса по правоведению " из истории права" для 10-11-х классов

    Программа курса
    Настоящая программа представляет собой первый опыт введения в отечественное правовое образование старших школьников курса по истории права. Традиционно право как культурно-историческое явление в учебных правовых курсах не рассматривалось.
  5. История отечественного государства и права. Часть 2

    Документ
    Т.Е. Новицкая, доц., лауреат Гос. премии РФ - гражданское, трудовое, земельное и природоохранительное право в § 4 гл. 2, гражданское, трудовое, земельное, колхозное право в § 8 гл.

Другие похожие документы..