Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Уважаемые коллеги! Тема нашей сегодняшней встречи - работа преподавателя над методической темой. Прежде чем говорить о методической теме - несколько с...полностью>>
'Документ'
1. В организационный этап основная роль отводится знакомству, выявлению и постановке целей индивидуально-личностного и коллективного развития, сплоче...полностью>>
'Планы семинарских занятий'
10. Цыганов А.П. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм: предварительные итоги политического развития России, 1991-1996 Социально...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится 6 мая в 18 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.016.01 в Ростовской государственной консерватории (академии) им. С. В. Р...полностью>>

Илья Якунин Искушение Тцары в пустыне Сказка, написанная порнобионической dx-мухой Содержание

Главная > Сказка
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Илья Якунин

Искушение Тцары в пустыне

Сказка, написанная порнобионической DX-мухой

Содержание

Пролог……………………………………………………………………………...5

Предисловие……………………………………………………………………...11

Часть 1. Herbae autumni.

Тцара. 13 октября1921 …………………………….................................................14

Часть 2. Epistula nuda.

Марсель. 16 ноября 1921…………………………………………………………...64

Часть 3. Flos fenestrae.

Раздвоение Тцары. 21 ноября 1921 ……………………………………………….102

Часть 4. Lana labrorum.

Мягкий локомотив. Вилки Вильта. 28 ноября 1921…………………………………….117

Часть 5. Lacrima virgae.

Трава туши-----бумага. Декабрь 1921- октябрь1921………………………………162

Часть 6. Gula frigoris.

Зимнее море. Январь 1922-14 октября 1921… …………………………………...168

Часть 7. Ovum. Folium.

Мехлиза. Февраль 1922-14 октября 1921 …………………………………………178

Часть 8. Labri autumni.

30 марта 1922-14 октября 1921…………………………………………………....211

Эпилог…………………………………………………………………………...234

Тцара Тристан (Самуэль Розеншток, 1896-1963), поэт, писатель. Родился в Румынии, с началом первой мировой войны по фальшивому паспорту перебрался в Швейцарию. В 1916, вместе с Х. Баллем основал «Кабаре Вольтер» и движение дада в Цюрихе. В 1917 г. Открыл «Галерею дада» и начал издавать журнал «Dada». Написал программный «Манефест дада 1918». В 1920 г. переехал в Париж; создатель и лидер парижского движения дада. В 1923 г. порвал отношения с А. Бретоном и П. Элюаром, однако поэже -----в 1929-1935 гг.------присоединился к сюрреалистам. В 1935 г. вступил во французскую компартию. Участвовал в гражданской войне в Испании, во время второй мировой войны был участником французского Сопротивления.

Альманах дада, « Гилея», Москва, 2000.

Так вот, жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором всё доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало ещё ярче, казалось ещё хуже. Прелеснейшие ландшафты выглядели в нём варёным шпинатом, а лучшие из людей-----уродами, или казалось, что они стоят кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась на всё лицо.

Снежная королева, Г.Х.Андерсен «Сказки и истории», «Художественная литература», Ленинград, 1969.

Пролог

плавно переходящий в плавное предисловие и плавно-дрявую первую главу

Тцара стоял над столом. На столе лежал клок сырного мира Флисс. Это был мягкий, взаимопродавляемый Мёбиус-мир, бесконечно скользящий навтречу, словно два гульфика в одной ширинке.

--------Все флисс----- гермафродиты,------сказал Тцара,-------они так долго скользят друг навстречу другу, что становятся похожи на червей. А черви-----гермафродиты.

--------Черви полосатые,------вставил Марсель.

--------Черви-стрелки дней,-------уточнил Тцара,-----

черви полосатые, когда из сыра потолка ползут черви-стрелки дней.

Марсель встал с пола и дотронулся до потолка.

--------Действительно сыр,-----произнёс Марсель раздумчиво.

Стрелка дня, словно дрявленная водоросль из целотекса пронзила Марселя насквозь.

Она точно была гермафродитом. Она вошла в макушку, а вышла из-под пятого ребра.

Марсель сел на пол и крепко задумался.

--------Почему червь-стрелка дней, а потолок из сыра?-----спросил он.

--------Стрелка дня-----это часы внутри сыра,-----сказал Тцара,---------потолок из сыра, потому что его видно, когда лежишь на спине, как лежишь сейчас ты.

-------Что значит часы внутри сыра?

------Время------мягкий дырокол внутри часов сыра.

-----Сырный час дряв стрелками?

------Стрелками дряв потолок всей жизни.

Тцара постучался в клок:

Клок-клок.

Из дыр показались соп-ноэмы.

Тцара схватил одну.

-------Флисс делится на гладкий и ноздреватый. Ноздреватый------поющий, эоловый. В дыры выглядывают соп-ноэмы, эоловые арфы, вокс-нигоды, фле-кет-дуфы, дромбы, лиловые дудки, дрявые флейты, шерстобитовые органы, сквозные оркестрины, эластичные клавесины и голая кора,------сказал Марсель.

------Флейты и так дрявые,------удивился Тцара.

------Ты не понял, это «дрявые флейты»,-----улыбнулся Марсель.

Соп-ноэма в руке Тцары изогнулась и попыталась втянуть Тцару в раструб.

-------Жерла мехов,-------мех------ генеративный музыкальный инструмент-----добавил он,-----есть дыры Флисс и жерла ходуль Ходулки или Псевдоподиксиса,-----продолжал Марсель.

-----Очень плоский мир,-----заметил Тцара.

-----Да, мир плоский как сырный ломтик под сырным ломтиком, когда их дыры не совпадают.

Тцара проглотил соп-ноэму.

------То есть Ходулка или Псевдоподиксис тоже из Флисс?

------Точно, она----- зиккурат Флисс. Представь себе, много-много тонкой лапши Флисс, есть худая Флисс, есть тощая Флисс, есть орохламная. Орохламная----- самая прочная, но совсем сухая и ноздрей в ней больше всего. Лапша Флисс сплетается в мосты и тоннели. По ним ездят мягкие электровозы. Электровозы это аксолотли---- тощие смыслы, смыслы на каждый день. Лотль------- их локоматив, остальные----- вагоны с длинными узкими пазами вдоль спины и прозрачными изрезанными семантелловыми жабрами для навигации. В салонах аксолотлей, маленькие аксолотли------ильмовые ольмы выращивают семантеллу на жабры. Клок Ходулки или Псевдоподиксиса состоит из зиккурата и ходящих в нём электровозов, а так как зиккурат и электровоз в нём не разделить, он называется Мёбиус-мобилем.

Соп-ноэма сползла по глотке Тцары в пищевод.

-----Что есть аксолотль?-----спросил Тцара.

------Я же сказал, аксолотль----тоший смысл, метафора вечной юности и возможность размножаться в личиночной стадии. Возможность размножать дни, гладкие и сферичные, как гермафродиты Платона,-------немного смутившись, повторил Марсель.

------Поющую Флисс назовём Баланоглосс, а орохламную-----Утиль,-----сказал в этот момент Тцара.

Он протянул ладонь потолку, и тут же получил в неё внизчисленную трубку. Трубку он вставил в глотку и залез в окуляр глазом.

------Утиль состоит из петлей и лассо эхолалий и шперрунгов. Она кочует вместе с муссонными свалками и всё больше твердеет и крошится, -----Марсель встал. Он был высоким, 4,5 метра ростом, с карими глазами и чёрными волосами. В карих глазах его журчали ручьи, а в чёрных волосах путались звёзды.

-----Что там?-----он кивнул подбородком на трубку.

-----Флисс,------сказал Тцара и пожал плечами.

------Кто ест Флисс?

-----Мухи.

-----Мухи всегда голодны. Голод вытягивает их внутри Ходулки. Худые мухи едят худую Флисс и влетают в худые фрамуги.

------Худые фрамуги?

-----Можно и так назвать дыры-меха-жерла. От голода мухи всегда зябнут, они дрожат, кутаясь в бутылочный шуб.

-----Бутылочный шуб?

-----Ну да, бутылочного цвета шуб уплотняющий голод, словно бутылку.

На плечо Марселя села Утиль----- не Флисс, муссоная ласточка в красном плюшевом скафандре с сырными жабрами. Она прилетела со свалки.

За сырным окном шёл снег. Утиль посмотрела в него и сняла скафандр. У неё было лицо Марселя.

------Из осколков шуба струятся ленты на битых локтях мух,-----заметила она.

Марсель посмотрел в лицо Утиль и продолжил:

------Лица-----это самое главное, тушь прорисовывает лица Ходулки, прежде чем пропитать Флисс мух.

-----Мухи плачут,-----Тцара всмотрелся в горло.

-----Они не плачут, они прядут слёзсвиль. Слёзсвиль состоит из дафний и золотых рожков или чугунных уховёрток. Мухи-----мягкие вентили э-кранов или э-кспансирующих кранов. Их прямостояние держит э-краны закрытыми, когда они кутаются, то горбятся и открывают фрамуглию. Через э-краны они стелят фрамуглию, а через ходули сосут тушь из твоего колена.

Внутри Ходулки на ходулкиных ходулях из орохламной Флисс стоят мухи, они из Флисс и поглощают Флисс себя. Они поглошают чёрный Флисс, пропитанный тушью твоего колена. Кроме фрамуглии стелется и слёзсвиль. Слёзсвиль----оптика заиканий.

В окне появилось одиннадцать чертей.

Тцара отразился в каждом из них.

-----Телармониум,-----сказал он.

-----Что?----спросил Марсель.

-----Аксолотли спрядаются на Телармониуме-----самопрядущей фугу из сиамской Флисс. Чертовски важный механизм.

----Не чертовски важнее других,------Марсель засмеялся.

----Что он даёт тебе?

-----Суициды, я могу кончать с собой, как мне угодно и столько, сколько мне хочется. За это он отбирает у меня память и прядёт из неё аксолотлей. Аксолотлей я вынимаю из колена, это «водяные игрушки»----личинки каждого дня. Рассвет каждого дня сферичен и похож на море. Море-----вода. Я-----дождь. Дождь-----мягкий дырокол, дрявящий Флисс.

-----А ветер, ты забыл ветер.

-----Ветер-----желатиновый карандаш, которым я пишу «Худые фрамуги»-----роман-атарактат о дырах Флисс. Роман об обретении смыслов. О поэтах и механизмах, влюблённых в них. Ветер моего карандаша кидает мух в худые фрамуги.

-----А какой пол у аксолотлей?

-----Все аксолотли------девочки, каждая девочка-----смысл, разве не так, Марсель?

-----Конечно так.

-----А у мух?

-----Все мухи-----тоже девочки.

-----А у Ходулки?

----Ходулка----девочка, конечно.

------Сиамская Флисс-----это семантелла?-----спросила Утиль,----Я-----девочка, конечно,------добавила она.

------Да, электровозы внутри Ходулки из сиамской Флисс. Есть четыре локоматива или же лотля: Эо-лотль Эль, Снеллиус, Триэдр-рдэирт-рт-тр и Вильт. Первый родился из эоловой арфы, это самый тощий лотль, второй сломан, третий лотль заиканий, четвёртый увяданий. Лотли передвигают Флисс. Они гульфики Мёбиус-мира.

-----Что значит генеративные музыкальные инструменты?

-----Это инструменты, которые сочиняют музыку сами. Они творят её пусто-вокруг и никогда не повторяются. Ветер рождает музыку эоловых арф, он же пишет «фрамуги», из эоловой арфы появляется Эо-лотль-Эль, он самый пустой, самый ветреный лотль, самый тощий смысл для Ходулки. Но ей больше и не надо. У неё есть только ходули и воздушные змеи, хребты всех змеев переломаны, это тот же лом, что убил девочек на ковре из ранеток-----шкатулку осенних депрессий для Телармониума.

-----Тцара не пишет «фрамуги»?

-----Нет. «Фрамуги» пишет ветер.

----Зачем тогда Тцара?

----Тцара производит тушь. А тушь------ только его тело, как аксолотли---- тело Марселя с лицом Тцары, но с другим, тонким и извитым телом, похожим на фрамуглию.

------Телармониум------самоиграющий инструмент?

-----Да, он не застрахован от повторов. Но самоиграющие инструменты перерождаются в генеративные, они проростают в генеративные, словно ходульная сперма.

-----Телармониум прядёт и белых механических флисс в том числе.

-----Да, белые механические флисс убивают мух и собирают эдевельсовую пыль с Утиль, эдельвейсовая пыль----это «случайная красота», красота белая и Утиль готова даже на это.

------Но, убивая мух, Телармониум лишает Ходулку голода.

------Что, верно, то верно, поставляя аксолотлей, Телармониум лишает Ходулку голода, то есть желания этих аксолотлей.

------Наверное, так нужно.

-----Так нужно, конечно.

----Так клок сырного мира Флисс,-----сказал Тцара и показал на стол,------так клок сырного мира Флисс,----он посмотрел в горло,-----так клок сырного мира Флисс,---он посмотрел в потолок.

Марсель посмотрел в потолок, лениво почесал лобок, посмотрел на горло Тцары и сказал:

-----Там клок сырного мира Флисс.

Клок-клок.

Предисловие

Я-----порнобионическая DX-муха. Муха-писатель. Я ем бумажный сыр.

Как я это делаю?

Я беру бумагу и скатываю в комок. Потом смачиваю слюной. И съедаю.

1. Скатываю в комок.

2. Смачиваю слюной.

3. Съедаю.

Иногда я выедаю только дыры. Тогда я -----писатель.

Иногда я люблю себя. Иногда меня любят другие. Совсем так же как я себя.

В окне бегут облака. У них фиолетовые контуры, придающие моим глазам свежесть.

Думаю, я-----прибитая муха. По комнате я ползаю совсем прибито. И достаточно----плоская.

Что касается яйца и курицы.

Вначале была плазменная курица.

Она не ползала прибито. А скорее завихрялась.

Я часто линяю. Мои старые оболочки-----сказки. Они исписаны очень мелко. Как и свойственно мухам.

Если другие порнобионические DX-мухи-писатели? Думаю------ их уйма. Но они едят в основном бумагу, но не дыры. Днями напролёт жуют её внутри хоботов. Я слышу это справа. Я сползаю с кровати и цепляюсь за гвоздь, по гвоздю с меня сползает кожа. Я оборачиваю ничего не выражающее лицо и фиксирую этот факт. Сажусь на пол «Эшер» и свешиваю шесть руко-ног на потолок «Гигер», там я начинаю писать, взяв в руки мягкие электровозы. Электровозы герметично закрыты и переполнены тушью. Персонажи----внутри. Они утонули в туше. Я выдавливаю их как очень тонкий крем.

Я очень часто зябну. Моя дрожь похожа на сквозняки в дырах бумажного сыра.

Кругом-----бумага. Иногда она кажется не бумагой. Но всегда эрогенна вся.

Я очень аккуратно дотрагиваюсь до неё. Чаще хожу на изолированных ходулях, опасаясь эрогенного шока.

Как писать ходулями? Это всё равно, что писать ортопедами или ветеринарами. Тот же запах неминуемого протезирования.

Пока я протезировала только глаза. Я врезала четыре створки, вроде купе, чтобы иметь возможность отслеживать, что пишу мягкими электровозами.

Глаза у меня голубые. Но в электровозах так много туши, что они часто кажутся чёрно-белыми из слепнувших взглядов.

Если ко мне приходят, то стучат так: Клок-клок.

Из этих клоков у меня уже целая шуба. Зябкая, как и я. Слишком неправильная форма у клоков.

Сидя на подоконнике «Эшер/Гигер», я держу всех в ладонях:

Хундертвассера, Лидерина, Антипирина…

Хотя нет----Антипирина не держу.

Лидерин---издатель.

Он издаёт всё, что я пишу. А пишу я безостановочно. Иногда он издаёт даже раньше, чем я напишу.

Часто он висит прямо в окне на верёвке, обвязанной вокруг туловища, вместе со всем своим издательским делом в руках. Тогда его издательское дело похоже на турельный пулемёт, стреляющий опережениями или на документальную камеру со мной на стене.

Собственно я закладываю их всех в хобот и перекатываю в его толще. Разрезаю и смешиваю. Изнутри мой хобот утыкан бритвами. Я отстёгиваю его, и он становится Телармониумом.

На остальные части тела я просто смотрю и дублирую веками.

За окном у меня-----птичий сыр, свалки и диссоциации.

Я смотрю в камеру и вижу, как по ним ходят, встречаются и обмениваются репликами.

Я отползаю и лежу на стене, как в камере на стене.

Ко мне приходят.

Это профессиональные гости. Такие же плоские с бегущими волосами в облаках. Их тонко надрезанные улыбки подрезают сухожилия на моих коленях. Я падаю в обморок. И какое-то время не пишу. Потом одеваю сюртук и снова пишу.

Часть 1

Herbae autumni

Тцара.

13 октября 1921.

I.

Плоский целотексовый ветер зло путался в сухой траве. Под небом Тцара стоял на краю муссонной свалки. Короткий локомотив, крутя шеренги морософов, подъехал и встал, остекленев, словно иссиня-белая трава вокруг. Это был «Икаров пёс», с длинными скалярными усами, растущими с двух белых рогов на спине, тело его было белым и каждый волос белый, в форме золь-флисс, приматывающего свой вопрос красной проволокой к хвосту ходульного змея. Вдоль корпуса фиолетовые в красных шапках буквы складывались в надпись «Элизиум». Это был осенний локомотив обратных глоток тощего сыра, его люстровая тиромантия всё ещё струилась с концов белых усов. На Тцаре было серое клетчатое пальто, гамаши и велосипедные туфли, чуть расползшиеся на пятках. Он поставил туфлю на подножку.

------Кто?------спросил внутри локоматив.

------Галибард,-------ответил Тцара, и каждое его слово пёстрым гагатом выпало и повисло на сухой траве.

Из салона выпорхнуло облачко трохил и усыпало его голову пыльцой для гостей. Солнце уже розовым мёдом висло на траве, словно люстр распологаясь в фронтистериях под их длинными волосами.

-------Какой галибард?------спросил локомотив, и Тцара увидел в салоне бритвы и черви-стелки дней.

------Гемелиабин,------не задумываясь, соврал он.

Как только Тцара зашёл в салон, двери за ним закрылись, и локомотив помчался по орохламной равнине. Сев, в изрезанние ножиком, кресло Тцара достал блокнот из промакательной бумаги, и быстро, чуть кривя рот, набросал вопрос толстым неперманетным маркером чёрного цвета. В правом нижнем углу он поставил дату «13 октября 1921».

На горизонте показалась одинокая мусоросжигательная труба. Дым из неё не стоял столбом, но разрывался у самого основания в красивые клочья. К трубе хвостами змеев была привязана Ходулка. Другие хвосты свисали вниз на пегую землю, среди которой были почти не заметны существа, быстро приматывающие свои вопросы. На более короткие хвосты были прикреплены эоловы арфы и соп-ноэмы, отчего вся церемония с изящным и непрерывным музыкальным сопровождением казалась зрелищем несколько недолговечным, хотя и непрерывным, как было сказано выше. Нефелегет приматывали кусочки саргассовой бумаги с разноцветными лентами и грузами из пёстрых гагатов слов Тцары, некоторые подвисали сами, глупо повесившись с мирософом на ноге. Нефелибат оттягивали хвосты и приматывали консервные банки, гремящие по орохламу, когда ветер ташил их вслед полукруг крутящей Ходулки. Нефелибат закладывали в банки какую-то пасту, специально для Ходулки. Эту пасту Ходулка всасывала прорезями лиц. У нефелибат не было подбородков, зато были огромные глаза с красными белками и радужками, две ноздри и рот, похожий на кривую соп-ноэму. Паста называлась «Случайные составы» или «Смешанные техники», в зависимости от того, для каких прорезей она накладывалась. Для лиловых, чуть вытянутых плисовых прорезей шли «составы», для рванных бумазейных фиолетовых-----«техники». На нефелибатах были саламандр-скафандры с длинными искусственными жабрами. У одних из флиса, у других из маленьких воздушных змеев, точь в точь как Ходулкины.

Заскрипев тормозами, локомотив встал. Тцара выскочил из открывшихся дверей и прошёл немного вперёд, на трубу.

Его заметила одна из нефелибат:

------Утиль, -------представилась она. Это имя как нельзя лучше подходило к её скафандру, с длинными, сырными зиккуратами на месте жабр.

------Как вам шурум-бурум?------ сразу спросила она с интересом.

------Гемелиабин. Что есть шурум-бурум?------представился и спросил Тцара.

-------Шурум-бурум-----вся церемония, или же только музыка, как вам угодно.

-------Музыка очень мелодична,------заметил Тцара, пристально всматриваясь в соп-ноэму её рта.

-------Нам может пригодиться мантия локоматива…Шизмаж её плотнее,------Утиль резко отскочила к нефелебат, завитой в красный осенний плющь. Её скафандр тоже был плюшевым, но цвета морской волны.

Тцару стало укачивать, он заметил, что паста состоит из мелких фрагментов «фрамуг».

------Собственно, он мне не принадлежит,------попытался ответить он твёрдо.

-------Вам не принадлежат «фрамуги», но локомотив то точно ваш,-----от всей язвительности тона глаза Утили зажмурились, словно от яркого света. Но солнце было сладким, потому Тцара последовал за ним, сморщив рожицу как можно сильнее.

------Мы уже разобрали один… «Иксион»,------Утиль показала на другой локомотив.

Из паза аксолотля торчали две жёлтые ленты, из них расходились красные и белые, из красных-----чёрные и зелёные.

«Иксион» стоял на одной пепельно-синей ноге, переходящей в прозрачное люстровое колесо, диаметром одиннадцать тысяч пятьсот двадцать метров. Морософы с него были сняты. На спине торчали две огромные лапы без ногтей, всё того же белого цвета, похожие на золь-флисс, приматывающих вопросы.

Собако-саранча носилась вокруг, уцепившись в ленты зубами и вращая «Иксион», словно гадательную мельницу.

-----Айяяй, его души плачут,-----глаза Утиль увлажнились. Зиккураты стали саржевыми. Перед ней опустилось лицо Ходулки. Лицо было огромно, зрачки двойные, волосы белые:

------Тело любимого-----темница,-----пропищала Ходулка плисовым выступом рта.

-----Солнце больше земли?-----спросило оно Тцару. Это был именно тот вопрос, который он написал на промакательной бумаге. Он достал бумагу и промокнул написанным слёзы Утиль.

-----Но каждая слеза как чёрный янтарь,------глаза Утиль высохли.

----Шизмаж рагу,------сказала Ходулка. Её лицо резко ушло вверх.

Некоторые из её хвостов были похожи на бумажные объявления с полосками телефонов, причём половина телефонов была сорвана вместе с кусками объявления-хвоста. На полосках, словно на клейких ленточных мухоморах Ходулка втянула янтари. Она высыпала их в глаза, и они зажглись внутри их бархатным огнём.

Утиль положила в банку виолончельного рагу с жёлтыми бутонами крафт-крокусов:

------Успокой же души,------бросила она через плечо Тцаре.

Тцара выглядел расстерянно. Он подошёл к «Иксиону». Колесо «Иксиона» было настолько огромно, что даже Ходулка порхала совсем неубедительно и где-то в стороне. Где же у него были души. Из левого бока торчал такой же пепельно-синий заводной ключ с надписью «Мраморный доктор Арп-Эпистемон». Тцара схватился за него и, уперевшись ногами в локомотивный бок, провернул два раза. Велосипедные туфли его окончательно разъехались и развалились. Тцара оказался в аксолотле.

-----Из чего сделаны твои души?-----спросил он аксолотля.

-----Из целотекса,------последовал ответ.

-----Что есть целотекс?

-----Целотекс есть девочки ломом забитые на ковре из ранеток.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга жизни или Путь к Свету Владимир Податев предисловие к электронной версии интернет

    Книга
    Друзья! Сегодня, 15 июля 1 года, я поместил в Интернет около 60 глав из своей книги, работу над которой начал четыре года назад. И рад тому, что у меня появилась возможность поделиться с Вами своим жизненным опытом и теми сокровенными
  2. Долгая история человечества представляет собой почти непрерывную череду вооруженных конфликтов

    Документ
    Долгая история человечества представляет собой почти непрерывную череду вооруженных конфликтов. Поэтому естественно будет предположить, что феномен Войны вовсе не роковая случайность, а некое вполне закономерное поражение людей грехом воинственности.
  3. Море житейское: Ответы на вопросы читателей

    Документ
    Его перу принадлежит множество книг и статей, посвя­щенных и животрепещуще актуальным, и неизбывно вечным вопросам бытия как рядового мирянина, так и всей нашей Право­славной Церкви.
  4. Государственная семейная политика – зло или благо?

    Закон
    4 марта 2004 года в Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему: "О  законотворческой деятельности Комитета Государственной Думы по делам женщин, семьи и молодежи и взаимодействии с федеральными министерствами и
  5. Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991) Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью Составитель Герд Штриккер книга

    Книга
    Русская Православная Церковь в советское время (1917–1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Составитель Г. Штриккер.

Другие похожие документы..