Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Макс Вебер родился в 1864 г. в Эрфурте. Его отец был юри­стом, а по политическим ориентациям — национал-либе­ралом. Мать была образованной и глубоко ...полностью>>
'Доклад'
Г.П. Щедровицкий ЗНАКИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ Тема, объявленная в заголовке моего доклада, очень сложна и объемна. И хотя я выделил...полностью>>
'Реферат'
Иерусалим является одной из центральных тем в палестино-израильском мирном урегулировании. Этот вопрос - в числе самых болезненных для обеих сторон п...полностью>>
'Документ'
доктор исторических наук И. Р. Чикалова (главный редактор); доктор исторических наук, профессор Н. Л. Пушкарева; доктор исторических наук, профессор ...полностью>>

Хельсинкской Группы «Мониторинг прав человека» (1)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Проект

Московской Хельсинкской Группы

«Мониторинг прав человека»

Годовой доклад о положении с правами человека в субъекте Российской Федерации

Республика Дагестан

2005 год

ВВЕДЕНИЕ

Составитель доклада:

Доклад подготовлен Информационно-аналитическим Центром «Ракурс» (ИАЦ «Ракурс»). Адрес ИАЦ «Ракурс»: г. Махачкала, пр. Шамиля, 24-31.

Тел.: (8722)-630643.

Т/ф.: (8722)-630643.

E-mail: junusov@; junusov@

Информационно-аналитический Центр «Ракурс» (ИАЦ «Ракурс») - общественная организация. Ее цели и задачи - содействие становлению гражданского общества в республике, развитию демократических институтов, содействие правовому просвещению населения республики, развитию движения в поддержку международного языка Эсперанто.

Организация учреждена 11.11.2002 г., зарегистрирована 26.11.2002 г. Главным Управлением Министерства юстиции РФ по РД, регистрационный № 1020500002852. Президентом ИАЦ «Ракурс» является журналист Абдурахман Юнусов.

В подготовке доклада непосредственное участие принимал Юнусов Абдурахман Гаджиевич, президент ИАЦ «Ракурс». В подготовке доклада также принимала участие Старостина Ольга Геннадьевна, ИАЦ «Ракурс».

Краткая характеристика субъекта Российской Федерации

В соответствии с Конституцией Дагестана, принятой 26 июля 1994 г., Республика Дагестан (РД) является суверенной республикой в составе Российской Федерации. РД преобразована из Дагестанской АССР в 1991 г.

Площадь РД составляет 50,3 тыс. км2. Протяженность с севера на юг – 420 км и с запада на восток – 216 км. Средняя высота над уровнем моря 1000 м, самая высокая точка – гора Базар-дюзю – 4466 м.

Республику составляют 42 административных района. В состав РД входят 10 городов,18 поселков городского типа, более 1600 населенных пунктов. Две трети населенных пунктов Дагестана расположены в горной части, в них проживает треть сельского населения республики. Основная часть населения проживает в предгорной части Дагестана. Средняя плотность населения достигает 41,2 человек на км2.

Численность постоянного населения Республики Дагестан на начало июля 2005 года составила 2630,7 тыс. человек, в том числе городского – 1123,6, сельского – 1507,1. Дагестан продолжает оставаться одним из немногих субъектов Российской Федерации, где сохраняется естественный прирост населения, и эта тенденция сохраняется. С начала года численность населения республики увеличилась на 8,9 тыс. человек, что произошло за счет естественного прироста населения, перекрывающего отрицательное сальдо миграции.

В республике по-прежнему преобладает сельское население. Так, в 2005 году удельный вес городского населения составил 42,7 % и сельского – 57,3 %. Весь прирост населения республики обеспечивается исключительно за счет естественного прироста населения, перекрывающего отрицательное сальдо миграции.

Как и в предыдущие годы, наибольший естественный прирост среди дагестанских национальностей отмечается у аварцев, даргинцев, лезгин, кумыков и табасаранцев. У русских, украинцев, татар и евреев, как и в предыдущие годы, сохранилась естественная убыль, что обусловлено продолжающимся отъездом из республики населения названных национальностей, преимущественно молодых возрастов.

Дагестан относится к числу субъектов Российской Федерации, где отмечается наименьший уровень смертности. Но, несмотря на то, что общий коэффициент смертности в республике значительно ниже среднероссийского, ситуацию нельзя считать благополучной. Оздоровления ситуации не происходит прежде всего из-за того, что смертность населения в республике сохраняется в последние 10 лет на одном уровне (15-16 тыс. человек умерших ежегодно). Анализ по возрастным группам показывает, что по-прежнему среди умерших преобладают лица преклонных возрастов.

Основными причинами смертности населения в трудоспособном возрасте по-прежнему остаются несчастные случаи, отравления и травмы, болезни системы кровообращения и новообразования.

Миграция населения

На миграционную ситуацию в республике продолжают оказывать значительное воздействие социально-экономическая, криминальная и политическая обстановка в республике и в целом на Северном Кавказе. Миграционные потоки в течение последних 15 лет неоднократно меняли свою направленность. Так, до 90-х годов республика имела отрицательное сальдо миграции, что было связано с отъездом населения на заработки в другие регионы страны. С начала перестройки ситуация существенно изменилась. Сальдо миграции стало положительным, что обусловлено возвращением дагестанцев на постоянное местожительство в республику из бывших союзных республик, а также из других республик, краев и областей России. В последние годы сальдо миграции снова отрицательное.

Продолжается отъезд из Дагестана некоренного населения (русских, украинцев, белорусов, татар, евреев и др.). В январе-июне 2005 года отъезд русских немного уменьшился.

Большинство отъезжающих из республики обосновываются на жительство в Северо-Кавказском, Центральном и в Поволжском районах.

В январе-мае 2005 года отмечается увеличение числа иммигрантов, прибывших из Узбекистана, Украины и Киргизии.

Анализ обстоятельств, вызвавших необходимость перемены места жительства мигрантов в возрасте 14 лет и старше, показывает, что среди прибывших в Дагестан по-прежнему преобладающее число мигрантов указали причины «возврат к прежнему месту жительства». А среди выехавших за пределы республики преобладают «причины личные, семейные» и «в связи с работой».

Государственная структура Дагестана

На территории Дагестана проживают 30 народов, представители 102 национальностей и народностей, небольших этнических групп с самостоятельными языками и диалектами, с самостоятельной культурой и традициями.

В соответствии с Конституцией Дагестана (принятой 26 июля 1994 г.) государственную власть в республике до февраля 2006 года осуществляли Государственный Совет, Народное Собрание (парламент), Правительство Республики Дагестан и суды Республики Дагестан.

Возглавлял исполнительную власть и обеспечивал взаимодействие различных ветвей государственной власти республики Государственный Совет РД, состоявший из 14 человек, по одному представителю от основных национальностей, населяющих республику, избранных Конституционным Собранием РД. Председатель ГС по Конституции являлся главой республики.

В феврале 2006 года Госсовет упразднен, президентом РФ назначен президент РД.

Президент Республики Дагестан – Муху Гимбатович Алиев.

  • Народное Собрание – парламент Республики Дагестан – представительный, законодательный орган государственной власти республики состоит из 121 депутата, избранных прямым, всеобщим и тайным голосованием по одномандатным территориальным округам.

Руководитель – председатель Народного собрания РД М. М. Магомедов.

Рабочие органы парламента представлены 7 комитетами:

- Комитет по законодательству, законности, государственному устройству и местному самоуправлению;

- Комитет по бюджету, финансам и налогам;

- Комитет по межнациональным отношениям, внешним связям, делам общественных объединений и религиозных организаций;

- Комитет по социальной политике;

- Комитет по экономической политике;

- Комитет по аграрной политике;

- Комитет по науке, культуре и образованию.

- Счетная Палата РД.

Правительство Республики Дагестан – исполнительно-распорядительный орган государственной власти республики, состоящий из 26 человек - возглавляет Председатель, имеющий четырех заместителей Председателя, в том числе двух первых заместителей.

Председателем правительства РД с 6 марта 2006 г. является Шамиль Зайналов (до него – Атай Алиев).

В составе республиканских органов управления 14 министерств, 2 Государственных Комитета и 6 Комитетов.

Судебную власть Республики Дагестан представляют:

Конституционный Суд Республики Дагестан – высший судебный орган по защите конституционного строя – состоит из 3 судей.

Верховный Суд Республики Дагестан – высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляющий судебный надзор за их деятельностью – состоит из 42 судей, объединенных в две кассационных коллегии (по уголовным и гражданским делам). Председателем Верховного суда РД является А. М. Магомедов.

Высший Арбитражный Суд Республики Дагестан – высший судебный орган по разрешению экономических споров – состоит из 16 судей. Имеются три судебных состава:

первый судебный состав специализируется на рассмотрении дел возникающих из гражданских и иных правоотношений, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, дел по спорам специальной подведомственности, а также дел с участием иностранных лиц;

второй судебный состав специализируется на рассмотрении экономических споров и дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений;

третий – по рассмотрению дел по апелляционным жалобам на решения и определения Арбитражного суда РД.

Мировые судьи в Республике Дагестан являются судьями общей юрисдикции Республики Дагестан и входят в единую судебную систему Российской Федерации. Народным Собранием РД назначено 93 мировых судьи.

Судебный департамент при Верховном Суде РФ по РД. Это федеральный государственный орган, осуществляющий организационное обеспечение (мероприятия кадрового, финансового, материально-технического и иного характера, направленные на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия) деятельности Верховного суда республики, районных судов, военных и специализированных судов, органов судейского сообщества, а также финансирование мировых судей.

Обеспечение деятельности Верховного Суда РД осуществляется аппаратом этого суда.

Учреждения Судебного департамента призваны способствовать укреплению самостоятельности судов, независимости судей и не вправе вмешиваться в осуществление правосудия.

Политическая ориентация избирателей

Политическая ориентация жителей республики в основном проправительственная и коммунистическая.

Общественные организации республики

По данным Госкомстата РД на 01.07.2005г. в республике зарегистрировано 1098 общественных объединений.

Зарегистрировано по состоянию на:

01.07.2005 г.

Всего общественных объединений

1098

в том числе:

Общественные организации

581

в том числе:

благотворительные

25

Региональные отделения политических партий

32

Общественные движения

57

Общественные фонды

175

в том числе:

благотворительные

33

Общественные учреждения

4

Органы общественной самодеятельности

2

Союзы ассоциаций общественных объединений

3

Общественные объединения с участием государства

1

Иные виды общественных объединений

243

в том числе:

профессиональные союзы

236

национально-культурные автономии

7

Зарегистрированные религиозные организации

656

Возросло количество общественных объединений, главным образом за счет увеличения количества общественных организаций и иных общественных объединений - профессиональных союзов и национально-культурных автономий. Одновременно, по сравнению с прошлым годом уменьшилось количество зарегистрированных политических партий и общественных движений.

На начало 2005 года в республике зарегистрированы 30 политических партий.

Вновь созданные партии:

Наименование партии

Количество

членов

Дагестанское региональное отделение политической партии «Либерально-демократическая партия России» (ЛДПР)

127

Дагестанское Региональное отделение Общероссийской политической партии «Партия развития регионов. Природа и общество»

104

Дагестанское региональное отделение политической партии «Российская партия пенсионеров»

126

В первом полугодии 2005 года в республике зарегистрированы еще две новые политические партии:

Наименование партии

Количество

членов

Дагестанское региональное отделение политической партии «Всероссийская Коммунистическая Партия Будущего»

116

Региональное отделение политической партии « Социалистическая единая партия России» в Республике Дагестан

108

Наиболее многочисленными партиями в республике являются:

Дагестанское региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия» (27434 человек), Дагестанское региональное отделение политической партии «Народная партия Российской Федерации» (10384 человека), Дагестанское региональное отделение политической партии «Аграрная Россия» (10150 человек) и Дагестанское региональное отделение «Коммунистической партии Российской Федерации» (5000 человек).

Профсоюзы

Самой массовой общественной организацией в республике продолжает оставаться Федерация Профсоюзов Республики Дагестан (ФПРД). В 2005 году в республике функционировали 13 республиканских отраслевых комитетов профсоюзов.

Профком Махачкалинского объединенного авиаотряда, профсоюз авиалетных специалистов, Независимый Профсоюз предпринимателей и водителей Дагестана и первичная профсоюзная организация рабочих и служащих Военного Комиссариата РД существуют самостоятельно и с ФПРД не взаимодействуют.

По состоянию на 01.07.2005 г. в республике функционируют 4482 первичных профсоюзных организаций с численностью 397,4 тыс. человек. Из них 54 профкома объединяют 58,2 тыс. учащихся ВУЗов, техникумов (колледжей) и ПТУ.

Женские общественные организации в республике представляют:

  • Общественная организация «Союз женщин РД»;

  • Общественная организация женщин-мусульманок "Муслимат";

  • Общественная организация «Комитет Солдатских матерей Республики Дагестан»;

  • Дагестанское отделение общероссийского движения «Сельских женщин России»;

  • Дагестанская региональная организация «Российского Союза сельских женщин»;

  • Общественно-благотворительная организация "Лига защиты матери и ребенка";

  • Региональная общественная организация "Материнский очаг";

  • Региональный общественный благотворительный фонд «Благотворительная больница для женщин»;

  • Местная общественная организация «Совет женщин г. Избербаша»;

  • Региональное политическое общественное движение женщин «Женщины и общество»;

  • Местная общественная организация женщин «Три сестры».

  • Региональное отделение общероссийского общественного политического движения «Всероссийский женский союз»

  • Местная общественная организация «Союз женщин» Карабудахкентского района РД»;

  • Общественная организация «Матери против наркотиков»;

  • Дагестанская региональная общественная организация «Матери и вдовы чернобыльцев»;

  • Дагестанская региональная общественная организация женщин – участниц локальных войн».

В республике зарегистрированы пять национально-культурных автономий:

Региональная национально-культурная автономия (РНКА) ногайцев РД, зарегистрирована в октябре 2000 года;

Национально-культурная автономия «Дидойцы», зарегистрирована в октябре 2003 года;

Местная национально-культурная автономия «Гинухцы» - февраль 2004 г.;

Общественная организация «Дербентская еврейская национально-культурная автономия» – ноябрь 2004 г.;

Национально-культурная автономия лакцев - май 2005 года.

В республике запрещены ваххабистские организации. Не зарегистрированы и не функционируют структурные подразделения РНЕ и другие организации фашистского толка.

В расчете на душу населения Дагестан по сравнению со среднероссийским уровнем производит меньше валового регионального продукта в 3,4 раза, продукции промышленности - в 18 раз, сельского хозяйства - в 1,1 раза. В республике в расчете на душу населения основные фонды в 2,4 раза, инвестиции в основной капитал - в 3,1 раза, месячная заработная плата в 2,2 раза меньше, чем в среднем по России, а безработица в 2,3 раза выше. За последние восемь лет по большинству из этих показателей отставание Дагестана от среднего уровня России имеет тенденцию к возрастанию.

Дотационность республиканского бюджета Республики Дагестан за последние 13 лет составляла свыше 70 %, что характеризует степень финансовой зависимости состояния экономики и социальной сферы республики от федерального бюджета.

Отставание развития экономики и экономического потенциала от роста численности населения республики обостряет социальные проблемы, приводит к ослаблению социальной сферы и социальных гарантий, порождает хроническую безработицу, бедность и в целом низкий уровень жизни населения, становится тормозом на пути формирования гражданского общества.1

«Северокавказский регион вошёл в новый круг весьма опасных деструктивных перемен, знаковыми символами которых стали трагедии в Беслане и станице Бороздиновская, кадровые ротации в национальных республиках и реакция Кремля на письмо Полномочного Представителя Президента РФ в ЮФО Дмитрия Козака. По старой традиции общество снова задаётся вопросами: что происходит, какова перспектива?

…Кадровые перемены здесь, по сути, означают фарс, где одних криминальных и недееспособных по воле Кремля заменяют другие, не менее криминальные и недееспособные.

Республики печально уникальны: по уровню ВРП на душу населения стабильно занимают последние места в РФ. Террористические акты, убийства, покушения на жизнь политических и не политических деятелей составляют обыденный фон округа (особенно это касается Дагестана).

Промышленности как таковой нет. Сельское хозяйство в упадке. Все мало-мальски доходные предприятия и должности распределены между представителями полукриминальных этнических элит. Каждая республика имеет пограничные претензии к соседям.

На днях некоторые массмедиа опубликовали вообще удивительный документ. Речь идёт об аналитическом докладе Козака, направленном Путину. Доклад обширен, но его суть понятна при ознакомлении с несколькими цитатами:

«Во всех Северокавказских республиках руководящие должности в органах власти, наиболее крупных хозяйствующих субъектах занимают лица, состоящие в родственных связях между собой. В результате оказалась разрушенной система сдержек и противовесов, что приводит к распространению коррупции... Корпоративные властные сообщества монополизировали политические и экономические ресурсы... Доминирующие кланово-корпоративные объединения в силу своей «закрытости» не заинтересованы в наличии механизмов обратной связи, позволяющих вести открытый диалог с обществом». В шести из двенадцати субъектов ЮФО отрицательный рейтинг высших должностных лиц превышает величину положительных оценок... Произвол властей порождает у большей части населения социальную апатию».

Далее Козак отмечает, что 26 % всей экономики ЮФО составляет теневой, криминальный сектор (в Дагестане – 44 %, по России –17 %). Сделан упор на коррупции и малой эффективности милицейско-судебных структур. По мнению Полпреда, 40-88 % населения региона постоянно сталкиваются с милицейским беспределом. Главным препятствием в бизнесе в докладе обозначены поборы и произвол властей. В конце Козак прогнозирует резкий рост напряжённости в округе.

Похоже, Северный Кавказ впереди ждут еще большие апокалипсисы».2

«Полномочный представитель Путина на Северном Кавказе Дмитрий Козак упрекнул российского президента в том, что политика назначения им политического руководства на Северном Кавказе может, скорее, вызвать хаос, чем предотвратить его. Политики, которых назначает Москва, окружены представителями кланов, с которыми они делят добычу. Москва, делая ставку на отдельные кланы, разрушает властный баланс. По сути дела, документ Козака, который предала гласности какая-то из кремлёвских фракций, предупреждает о том, что Россия теряет регион. Кремль де-факто ещё до реформы избирательной системы протаскивал, как в Чечне, своих фаворитов и при этом делал ставку на местных авторитетов, обретших самостоятельность. Так, президент Чечни Алу Алханов правит республикой по милости сомнительного авторитета, 28-летнего Рамзана Кадырова, сына убитого президента республики. В настоящее время опасаются конфликта между Дагестаном и Чечней. Наблюдатели постепенно склоняются к мнению, что в Дагестане обстановка станет более нестабильной, чем в Чечне. С начала года в Дагестане было совершено более 50 нападений на государственные силы безопасности, погибли около 30 милиционеров. Дагестан – республика, насчитывающая больше всего мусульман, но причиной волнений являются, не в последнюю очередь, большой уровень безработицы и организованная преступность».3

«На состоявшемся недавно заседании коллегии Генпрокуратуры были озвучены сенсационные итоги минувшего года.

Как сообщил Владимир Устинов, больше всего убийств остается нераскрытыми в Карачаево-Черкесии, Ингушетии и Дагестане.

«Если в 2003 году в числе территорий, где самый высокий удельный вес нераскрытых убийств, я называл Москву и Московскую область, то сегодня их место заняли Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Дагестан, где не раскрыто от 30 до 55 % этих преступлений», - отметил Устинов.4

«Мы попросили ответить на наши вопросы Сергея Маркедонова, кандидата исторических наук, заведующего отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа.

- Сергей Мирославович, в чём, на ваш взгляд, заключается специфика Дагестана? Каковы его отличия от других регионов Кавказа?

- Исламский вызов популярен именно в Дагестане. Полиэтничная республика, в которой есть запрос на интегризм какой-то, на надэтнические ценности. А поскольку российская государственность этот надэтническии проект не даёт или даёт очень слабо, то в Дагестане, учитывая исламизированный характер республики, проявляется именно такой вот проект.

… - Чем отличается от общего терроризма северокавказский терроризм, а в нём чеченский и дагестанский методы террора?

- Вообще-то у чеченского и дагестанского терроризма есть существенные отличия. Это две, скажем так, самые сильные террористические практики на Северном Кавказе. Чеченский терроризм - он антироссийский изначально, с самого момента его существования. Дагестанский же терроризм пережил два этапа. Этап этнический, который существовал в основном в 90-х годах. И исламский вызов как второй этап имеет более короткую историю и фактически является результатом трансформации этнического. Но что отличает их в корне от чеченского терроризма - это то, что оба они имели своей целью Махачкалу, республиканскую власть, но не Россию...».5

Общая характеристика ситуации с правами человека

В целом ситуацию с правами человека в республике можно охарактеризовать как неблагополучную.

По сравнению с другими регионами, на наш взгляд, ситуация хуже, так как усугубляется этно-клановой системой распределения власти. Любая должность, по мнению многих людей, в том числе высших руководителей республики, покупается, и стоит дорого. По сути, властная структура более всего напоминает коммерческую структуру с высоким уровнем «рентабельности».

Общая ситуация с соблюдением прав за последние годы если и изменилась, то к худшему – стала острее конфронтация между отдельными (в том числе властными) группировками, которые постоянно выясняют между собой отношения с помощью взрывчатки и автоматов. При этом, как правило, страдают случайные люди. В республике, почти не существует какой-либо оппозиции. Власть совершенно нетерпима к инакомыслию. Ограничивается свобода слова, мысли.

Вот какова политическая структура современного Дагестана:

С одной стороны, сильная исполнительная власть в лице президента РД. С другой стороны, парламент, он в Дагестане один из самых крупных среди субъектов Федерации по количеству депутатов (121).

«Инициативы нашего парламента давно нет, есть согласие молчаливое и безропотное. Руководство республики больших успехов достигло в области согласия не только внутри себя, но и с федеральным центром. Подтверждением этому опять-таки является Народное Собрание и его председатель, который принял десятки законопроектов, не соответствующих Конституции страны, в результате чего был назван лучшим спикером страны. Город, напичканный тротилом, перерытый, недоделанный, с бензозаправками под жилыми домами назван самым благоустроенным в стране. Глава же всего этого хаоса и беззакония Магомедали Магомедов награждён Орденом 1-й степени за заслуги перед Отечеством».6

Коррумпированность власти усугубляется на фоне этно-клановой борьбы, как в политике, так и в разделении сфер влияния в экономике.

«В докладе полномочного представителя президента в регионе Дмитрия Козака, который попал в прессу, говорится о том, что представители местной власти погрязли в коррупции и обогащаются путём контроля над экономикой, милицией и судами. Пресс-секретарь Дмитрия Козака сказал, что в докладе был сделан вывод о том, что коррупция «создала недоверие среди населения, которое пытается найти альтернативу властям. К сожалению, они находят эту альтернативу в экстремистах».7

«В Дагестан с однодневной рабочей миссией прибыл полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак.

С руководством республики Дмитрий Козак намеревался обсудить вопросы экономики и борьбы с преступностью. «Чтобы понять, какие эффективные меры можно принять, чтобы остановить скат республики в положение, когда ее захлестывает волна тяжких преступлений», - сказал Дмитрий Козак.

… Оценивая ситуацию в республике, полпред сравнил ее с прифронтовой зоной. А значит, власть должна действовать отлаженно, четко и эффективно. Она должна защищать общество от преступников, которых в республике очень много. И должна подчиняться закону, не отступая от него ни на букву. «Любое правонарушение, совершенное представителем власти в прифронтовой зоне, - это предательство. Любое притеснение кого бы то ни было, создание индивидуальных преференций кому бы то ни было по национальному признаку, по принадлежности к семье или фамилии - это разжигание межнациональной розни и провокация. Все эти проблемы к нам, органам публичной власти, можно предъявлять именно таким образом», - сказал Дмитрий Козак. В оценке своей работы полпред предложил исходить из того, что любое мздоимство и злоупотребление властью - это мародерство.

Другой вопрос, которого коснулся полпред, - выплата заработной платы бюджетникам. «Здесь тоже есть проблемы. В Дагестане на сегодня один из самых низких уровней доходов населения. А удельный вес расходов на государственное управление и местное самоуправление в консолидированном бюджете республики значительно выше среднероссийского», - сказал Дмитрий Козак. Было предложено действовать более прозрачно, честно, эффективно и слаженно. И пока региональная власть не поймет, что причины именно в этом, а не в том, что война, и можно многое списать, эффекта не будет ни в борьбе с криминалом, ни в устранении экономического отставания.

Решение экономических вопросов, по мнению полпреда, требует работы на всех уровнях власти. «Мы должны разобраться, что обязана сделать власть, а что не в состоянии. Чтобы не появлялось фантазий и утопий. Примеров того, что мы не управляем деньгами, бездарно их используем, - масса. Мы обираем учителей, врачей, не доплачиваем зарплату рабочим, чтобы переправить средства сюда. А дальше они попадают в качестве кредитов в ООО «Ласточка» и пропадают безвозвратно. Инвестиционные деньги размазываются. И с этим тоже необходимо разобраться. На строительство школы в республике уходит 4 года. Таких сроков уже не существуют в мире, в России о них давно забыли. Аналогичная ситуация и со строительством объектов здравоохранения. Поэтому необходимо передать власть на региональный уровень, чтобы вы отвечали за выделенные на республику федеральные средства», - сказал Дмитрий Козак. Для успешного развития экономики в республике, где проживает 2,5 миллионов «трудолюбивых людей, ценящих достаток и богатство», по словам полпреда, необходимо создать равные стимулирующие условия для развития экономически активных граждан. Благо этому способствуют «великолепный климат и благоприятнейшая почва для экономического развития». «Власть должна защитить любого, будь то владелец ларька или нефтяной компании, - сказал Дмитрий Козак. - Все, кто пытается создать свое предприятие в рамках закона, должен быть защищен властью от бандитов и коррумпированных чиновников». Полпред призвал проанализировать работу ГУПов и разобраться с эффективностью использования федеральной собственности.

Комментируя итоги совещания, Дмитрий Козак отметил, что разговор состоялся открытый и честный.

Позже Дмитрий Козак провел совещание в УФСБ России по Дагестану, на котором обсуждались вопросы обеспечения безопасности граждан в регионе.8

«О чём из года в год твердят «отцы»: о законе, мудрости «дагестанского народа» и тяжком собственном труде по построению процветающей республики? А чему каждый является свидетелем? Тому, что риторика основана на демагогии и циничной лжи. Обыватель идёт в суд и на приём к начальнику, попадает в больницу и милицию, сталкивается с другими институтами общественных отношений - и везде самодурство, некомпетентность, коррумпированность и клановость».9

Констатируется почти полное отсутствие правового сознания населения.

Процветают милицейско-судебный произвол, незаконные задержания, использование недозволенных методов ведения допроса - пыток.

«Председатель Российского исламского комитета Гейдар Джемаль: «Власть в Дагестане недальновидна. В ней нет места созиданию и уму. А защищают её милиционеры, давно превратившиеся в озверелую банду насильников и мародёров, с чем, кстати, нынешним летом пришлось столкнуться мне самому. Их действия и выталкивают из социальной жизни грамотную молодёжь, единственной виной которой является отказ стать на колени и целовать сапоги новых монголов».10

«В национальных республиках Северного Kaвказа сложилась весьма устойчивая система управления: феодально-этнократическая власть опирается на поддержку Москвы и представляет интересы Москвы в соответствующем регионе, оставив при этом основную часть населения за гранью достойной жизни. Если режим оказывается неспособным представлять интересы Москвы, его меняют на более удобный, но по сути идентичный предшествующему».11

Общая характеристика региональной нормативной базы

Эксперты-юристы, представители правозащитных организаций часто обращались к теме несоответствия ряда положений Конституции РД Конституции РФ. В 2003 г. была принята новая Конституция РД. Она принималась поспешно, и есть моменты, в которых эксперты отмечают ряд положений, которые не согласуются с требованием федерального законодательства и являются противоречивыми. Так, в преамбуле указано, что Конституцию принимает народ. Из этого следует, что вопрос о принятии Конституции РД предполагалось вынести на референдум РД. Однако ст. 117 устанавливает, что Конституция РД принимается Конституционным Собранием РД, которое так же, как и в предыдущей, наделено правом окончательно решать вопрос о пересмотре положений глав 1, 2 и 10 Конституции РД. При этом ряд специалистов считает, что само Конституционное Собрание не является легитимным органом, поскольку не является органом государственной власти, через которые «народ РД осуществляет свою власть»12.

Указом Госсовета РД № 37 от 5 марта 2002 года создана Комиссия по правам человека при Госсовете РД, однако до сих пор Комиссия практически не работает.

Конституцией РД предусмотрено создание института регионального уполномоченного по правам человека, однако такого института в республике еще нет. 6 марта 2006 г. Народное собрание РД приняло Законопроект об уполномоченном по правам человека в РД. в соответствии с этим законом правом выдвигать кандидатуру уполномоченного наделено лишь высшее должностное лицо республики Дагестан.

В Дагестане вводится новая должность: Уполномоченный по правам человека, и соответствующий организационный аппарат.

«Эта государственная должность, не имеет ничего общего с неправительственными правозащитными организациями. Как отметил председатель Народного Собрания Муху Алиев, порядок его назначения является исключительной компетенцией региональных органов власти.

Федеральный закон "Об уполномоченном по правам человека в РФ" был принят 13 февраля 1997 года.

Пока депутаты Народного Собрания РД в первом чтении приняли законопроект "Об Уполномоченном по правам человека в РД.

Кто может выдвигать вносить кандидатуру уполномоченного по правам человека, этот вопрос стал ведущим предметом спора. Депутат Сулейман Уладиев, известные своей оппозиционностью, внес предложение: учитывая правозащитную функцию уполномоченного по правам человека, кандидатуры на эту должность вносить не только высшим должностным лицом республики, как прописано в законопроекте, но и депутатами Народного Собрания, правозащитными организациями, представительными органами муниципальных образований, политическими движениями и партиями.

Председатель Народного Собрания Муху Алиев отметил, что уполномоченный по правам человека - это не конфликтная должность, не надо его противопоставлять госорганам. Муху Алиев сказал, что нет оснований не доверять высшему должностному лицу. Уполномоченный должен добиваться восстановления нарушенных прав, а не бороться с властью как таковой в роли оппозиции. Через два месяца документ будет принят во втором чтении. Тогда же будут вноситься и кадидаты на должность уполномоченного по правам человека».13

«Мы делаем ненужные движения в ненужном месте», - по-черномырдински высказался депутат НС РД Гасен Балатов на «круглом столе», посвященном законопроекту «Об Уполномоченном по правам человека в РД». Эта фраза, как и многие другие, продолжает спор о том, нужен нам институт омбудсменов или нет. И, самое главное, - кто имеет право предлагать кандидатуру омбудсмена на утверждение его Народному Собранию.

К примеру, депутат-охотник Николай Алчиев при обсуждении проекта закона заявил, что право предложения НС РД кандидатуры омбудсмена необходимо оставить только за Председателем ГС РД. «Ведь если каждый депутат, фракция или общественное объединение (а их у нас 1600) получат право предложения кандидатуры, то как мы из всей этой массы выберем Уполномоченного? Что у нас из этого получится?» - вопрошает Алчиев.

Странный тезис. Ведь когда массы предлагают свои кандидатуры, из которых можно выбрать лучшее, - это и является демократией. И Общественная палата РФ, по идее, тоже сформирована благодаря предложениям широкой общественности.

... Представляете, что было бы, если бы Председатель ГС РД предлагал кандидатуру омбудсмена совместно с председателем Верховного суда РД?..

Депутат Сулайман Уладиев говорит, что «первоначально предполагалось, что этот законопроект будет сразу рассмотрен в двух чтениях и принят. Но мы приняли меры, чтобы этого не допустить. Многие депутаты считают, что эта должность нужна лично мне. Они даже говорят: «Да отдай ты «деду» 50 тысяч долларов и стань им...». Мне этого не нужно!»14

Раздел 1
Уважение неприкосновенности личности
Политические и другие убийства, совершенные агентами властей

В 2005 году в республике Дагестан, как и в прошлые годы, произошли громкие убийства, в том числе – политические. Правда, поскольку они не раскрыты, нельзя утверждать, кем они совершены.

В течение года был убит целый ряд офицеров милиции.

Два сотрудника ППС МВД Дагестана были ранены в результате взрыва в ночь с 30-го на 31 января 2005 г. во дворе одного из домов в Махачкале.15

2 февраля было совершено покушение на и. о. главы администрации Хасавюртовского района Алимсолтана Алхаматова.

3 февраля 2005 г. в центре Махачкалы убит заместитель министра внутренних дел РД генерал-майор Магомед Омаров – это второе покушение на его жизнь, первое было совершено 12 мая 2003 года. Вместе с ним погибли сопровождавшие его охранники – прапорщик милиции Магомед Магомедов, сержант милиции Абдулсемед Вагидов (оба из Махачкалинского ОМОНа-2), и водитель, сержант милиции Шамиль Ахмедов.

Продолжается практика похищения людей, а также убийства высокопоставленных милицейских руководителей.

Об этом пишут не только местные, но и центральные газеты:

«За последние несколько лет в Дагестане были убиты десятки высокопоставленных чиновников, политиков и сотрудников правоохранительных органов.

Эти преступления, кроме того, повлекли десятки случайных жертв. Создается впечатление, что в республике идет настоящая война. Не исключено, что она вызвана борьбой местных этнических кланов за власть…

А быть может, речь идет об очередном переделе собственности. Или активизации ваххабитов, давно уже комфортно чувствующих себя на территории Дагестана.

Но в любом случае происходящее свидетельствует о том, что власть в Дагестане не способна защитить от пуль наемных убийц и террористов не только рядовых жителей республики, но и себя. Самое время говорить о масштабном политическом кризисе в Дагестане, кстати, одной из самых дотационных республик в России. Более того, граничащей с Чечней… По сути, сегодня в Дагестане ситуация напоминает ту, что сложилась в Чечне в начале 90-х годов. Чем это закончилось, всем известно».16

Это было написано в «Независимой газете» в 2004 году, однако ситуация практически не изменилась.

Как полагает сенатор Абдулатипов, "это даже не борьба за власть, так там власти-то нормальной нет". Просто в отсутствие демократической практики решения тех или иных вопросов выяснилось, что "сегодня самое доступное решение проблемы - это убийство".

На заседании Генпрокуратуры в январе 2005 года Владимир Устинов сообщил, что больше всего убийств остаются нераскрытыми в Карачаево-Черкессии, Ингушетии и Дагестане – от 30 до 55 %.17

Исчезновение людей

2 февраля 2005 г. в Хасавюрте задержана преступная группа, члены которой подозреваются в похищении людей – женщина 38 лет и двое мужчин 30 и 25 лет. По словам прокурора г. Хасавюрта Рашидхана Магомедова, 30 января в Хасавюрте около гостиницы «Россия» участники группы насильно посадили в машину двух жителей города, отвезли их в сауну и начали побоями вымогать деньги – 30 тысяч рублей.18

В начале 2005 года трое неизвестных молодых людей в Махачкале, в центре города, рядом со зданием МВД РД, похитили 19-летнего и 20-летнего жителей г. Буйнакска, которых незаконно удерживали в общежитии Дагестанской сельхозакадемии, вымогая у них 10 тысяч рублей.19

Трое неизвестных молодых людей в Махачкале, на углу пр. Ленина и ул. Дахадаева, похитили 19-летнего и 20-летнего жителей Буйнакска, которых в течение суток незаконно удерживали в общежитии Дагестанской сельхозакадемии, вымогая у потерпевших 10 тыс. руб.

Подозреваемые в похищении и вымогательстве задержаны. Ими оказались нигде не работающие и не учащиеся уроженцы с. Гергебиль. 20

Сотрудники Управления по борьбе организованной преступностью освободили 14-летнего заложника, похищенного злоумышленниками с целью выкупа

«Рустам Махмудов, сын заместителя главного архитектора Дербента, был похищен 14 сентября. Преступники, угрожая оружием, посадили мальчика в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Позднее они потребовали от отца похищенного выкуп - 200 тысяч долларов.

Мальчик был найден в лесополосе вблизи Маджалиса, неподалеку от заброшенного пионерского лагеря.

Подозреваемые в похищении установлены, и, по словам убоповцев, их задержание - дело нескольких дней».21

«В Дагестане зарождается такой же цикл, который мы видим в Чечне, - атаки боевиков ведут к репрессиям со стороны властей. Как и в Чечне, здесь начали исчезать молодые мужчины, которых похищают люди в масках, обычно это военные или милиционеры. Нет официальной статистики таких исчезновений людей. Многие дагестанцы выкупают своих родственников из милиции за сумму, эквивалентную 3000 фунтам стерлингов. Но некоторые исчезают навсегда. 25-летний Малик Шурпаев, который регулярно посещал мечеть, был похищен людьми в масках по дороге на боксёрский матч в столицу Дагестана, Махачкалу, в декабре прошлого года. Его отец с тех пор только слышал о том, что его сына видели в тюрьме города Грозный».22

«Некоторые люди выходят из заключения ожесточившимися, как 43-летний Омар Аливов, который был похищен 5 июля, и которого заставляли говорить с помощью электрошокера. «Они сказали, что если я не буду говорить, они передадут меня российским военным в Чечне, которые заставят меня говорить», - рассказал он. Его кисти рук и пальцы были красными от электрических ожогов. По оценке одного из адвокатов, начиная с мая произошло не менее 30 случаев подобных похищений.23

«Через год после нападения боевиков на Ингушетию проблема Чечни снова выплеснулась за чеченские границы - на этот раз в Дагестан. Пятый день сохраняется напряженность на чечено-дагестанской административной границе между дагестанским городом Кизляром и чеченской станицей Бороздиновской. Около тысячи этнических аварцев, живших в станице и напуганных жесткой зачисткой, которая прошла там 4 июня, в минувшую среду покинули свои дома и в поисках защиты перешли на территорию Дагестана. Дагестанские власти вроде бы готовы оказать им поддержку, но требуют, чтобы они оставались на административной территории Чечни. Беженцы возвращаться категорически отказываются. Кто именно провел в Бороздиновской зачистку, ставшую причиной переселения народа, до конца неясно. Зато ясно другое: импровизированный табор на окраине Кизляра попал в точку пересечения сразу нескольких политических интриг в Чечне и Дагестане.»24

«Мы ни за что не вернемся в Бороздиновку, - говорят женщины из числа беженцев. - Аллахом клянусь, я лучше здесь на земле спать буду, чем туда вернусь. Фашисты так не делали, как там с нами поступили!»

По словам местных жителей, 4 июня в середине дня в станицу, где живут в основном аварцы, переселенные туда в начале 1950-х годов из горных Цунтинского и Цумадинского районов Дагестана, приехало на одном БТР и нескольких десятках машин около 400 вооруженных людей в камуфляжной форме. По утверждениям жителей, люди эти говорили по-чеченски.

Приехавшие, по словам очевидцев, начали забирать мужчин и юношей старше 15 лет. «У нас школа за селом, их туда во двор согнали, сказали, что пропустят через компьютер. У меня муж там был, он рассказал, как их били, как по ним ногами ходили. Чеченцам бороздиновским тоже досталось, но их почти сразу отпустили, а аварцев и русских били и приговаривали: «Это вам бесплатная баня, первый приз. Дальше посмотрим, как себя вести будете». Муж потом сказал: лучше бы его убили, чем слышать, что они там говорили. Мы пошли к школе посмотреть, что они там творят, но они не подпускали нас - стреляли и дымовые шашки взрывали. А потом, ближе к вечеру, другие приехали - в галстуках, на белых джипах. Кто такие, мы не знаем. Они так сказали: «Здесь все, кроме Рамзана Кадырова». И несколько раз повторяли, что его нет».

Около 11 часов мужчины в школе заметили, что охрана снята. Свои паспорта они нашли в школе рассыпанными по столу и поспешили к селу, где догорали два дотла сожженных дома. Третий дом тоже был подожжен, но сгорел не совсем. В одном из домов нашли погибшего старика, а в другом - человеческие останки: «Собрали два тазика косточек обгорелых, челюсть, коленную чашку и губы».

Пока бороздиновцы считают, что убиты были два человека и еще 11 визитеры забрали с собой. Есть данные, что эти задержанные находятся на базе федералов в Ханкале, но местные жители отказываются опознавать односельчан по предъявленным фотографиям и видеозаписям и предполагают, что задержанные также убиты. «Увели десятерых аварцев и одного русского по фамилии Лачко, - говорит бороздиновец Магомед. - Он приехал к другу из Кизляра, там у нас купаться в озере хорошо. Говорят, в нашем райотделе его «пробили» - оказался инвалид по зрению. Какой из него боевик?»

Единственное, в чем на сегодняшний день уверены местные жители, это в том, что Бороздиновскую разгромили не боевики. Какие формирования в действительности проводили первую жесткую зачистку в маленькой станице, более-менее благополучно пережившей обе войны, с уверенностью сказать невозможно. Наличие БТР никак не свидетельствует о том, что это могли быть федералы: и кадыровцы, и другие местные силовые структуры в последнее время пользуются бронетехникой. Местные жители не вполне уверенно, но довольно часто говорят, что погром устроил батальон «Восток». Магомед из Бороздиновской рассказывает, что в станице жил чеченец Тагир Ахматов, сын которого служит в ямадаевском батальоне. Тагира Ахматова, который работал лесником, убили как раз за день до зачистки. Магомед считает, что убили его чеченцы, а ямадаевцы, видимо, решили, что это сделал кто-то из жителей Бороздиновской, и приехали расквитаться. Другие жители станицы уверяют, что видели среди тех, кто проводил операцию, начальника разведки «Востока» Хамзата Гаирбекова.

Настойчивость, с которой во время зачистки якобы говорилось о том, что среди проводивших ее нет Рамзана Кадырова, выглядит несколько странной, как и стремление беженцев донести это сообщение до журналистов. Известно, что у самого чеченского вице-премьера есть весьма далеко идущие интересы в районе дагестанской границы и связи в среде аварской оппозиции, которая в последние дни бросила все силы на дискредитацию действующих властей Дагестана. Всплеск оппозиционной активности в Дагестане начался спустя ровно два дня после погрома в Бороздиновской, а ситуация в Кизляре при негативном развитии вполне может стать его кульминацией.

Но еще более явная угроза стабильности появилась в Дагестане. Кизляр и Кизлярский район наряду с Хасавюртом являются одними из базовых для «Северного альянса» - группы оппозиционных аварских политиков, требующих немедленной отставки главы Госсовета Дагестана Магомедали Магомедова. Слухи о том, что «северянам» удалось-таки добиться желаемого результата, упорно циркулируют в Дагестане с начала июня. Их отчасти удалось погасить полпреду президента в Южном федеральном округе Дмитрию Козаку, который прилетел в Махачкалу в среду поздравить г-на Магомедова с 75-летием. «У нас есть председатель Госсовета Дагестана Магомедали Магомедович Магомедов, и других решений по этому поводу нет, могу вам твердо сказать», - объявил г-н Козак прямо у трапа самолета. Местные лояльные СМИ склонны трактовать это как обещание не трогать главу республики до конца его конституционного срока, то есть до будущего лета. Но даже внутри дагестанской администрации после визита Дмитрия Козака сохраняется довольно унылое настроение: чиновники просчитывают вариант досрочной отставки. Активнее других отставки требуют как раз политики «Северного альянса» - мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов, депутаты Госдумы Гаджи Махачев и Магомед Гаджиев и ряд их единомышленников. «Альянс» регулярно обвиняет режим Магомедали Магомедова в беспримерной коррупции и ряде убийств политических оппонентов. Политики, относящиеся к «Альянсу», имеют обширные связи с Чечней. В частности, мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов дружен с Рамзаном Кадыровым. Последние несколько месяцев дружба их несколько охладела, поскольку г-н Умаханов категорически отказался назначать заместителем главы своей администрации чеченца, предложенного г-ном Кадыровым. По некоторым данным, в последний свой приезд Рамзан против обыкновения даже отказался ночевать в доме мэра. Однако, по мнению дагестанских политологов, отношения их быстро восстанавливаются.

Между тем ситуация на чечено-дагестанской границе в Кизляре пришлась для «Альянса» как нельзя кстати. Махачкалинские чиновники - в частности, секретарь совета безопасности Ахмеднаби Магомедгаджиев, министр внутренних дел Адильгирей Магометтагиров, да и премьер Атай Алиев - считают, что беженцам из Бороздиновской лучше всего было бы вернуться - в лучшем для Дагестана случае в станицу, в худшем хотя бы на чеченскую административную территорию. «Да, это этнические дагестанцы, но это жители Чечни, - сказал «Времени новостей» премьер Дагестана Атай Алиев. - Комиссия работает, возбуждено уголовное дело. Мы не против переселения, мы всегда будем за этих людей, но мы же живем в составе единой России. Мы не допустим прецедента этнической чистки!». Отказ принять беженцев из Бороздиновской преподносится ими как предательство режима по отношению к аварцам, составляющим около 30 % населения Дагестана.

Судя по скорости появления на месте событий молодых людей с суровыми лицами, резервы у оппозиции есть. И если власти попытаются переместить людей силой, это лишь усугубит ситуацию. И, вполне возможно, приведет к масштабным аварско-чеченским столкновениям. Развитие событий по такому пессимистическому сценарию будет означать для нынешних дагестанских властей окончательный приговор.

Тем временем милиционеры, дежурящие у «городка», вспоминают, что проблемы между аварцами и чеченцами в Бороздиновской были всегда, и строят предположения, почему вся станица снялась и переехала именно теперь. Многие из них уверяют, что в станице и раньше случались весьма жесткие зачистки. В то, что случившееся могло быть результатом хорошо спланированной политической провокации, большинство из них не верит. Говорят, что чеченцы просто хотели отнять аварские дома и земли. И потому написали на своих аварских односельчан один-два ложных доноса. Некоторые, впрочем, полушепотом намекают на российских военных и спецслужбы, которым стало мало простора в Чечне.

Тем временем около тысячи человек, большинство из которых не помышляет ни о спецслужбах, ни о провокациях, продолжают ночевать на голой земле. Пока из удобств в лагере на окраине Кизляра есть всего шесть палаток и цистерна с водой. Воду и четыре палатки привез начальник РОВД полковник Иванов, две другие палатки пожертвовал один из лидеров «Северного альянса» Сайгид Муртазалиев. Активисты «Альянса» все время находятся среди беженцев. Замечены среди них были также помощники депутата Госдумы Магомеда Гаджиева. Официальное дагестанское телевидение с пятницы ситуацию на границе игнорирует. Идти домой беженцы отказываются наотрез...».25

«В ночь на 4 июня в Бороздиновскую, где проживают в основном аварцы - выходцы из Цумадинского и Цунтинского районов, ворвались более двух сотен вооруженных людей, по словам местных жителей, - из батальона спецназа ГРУ «Восток», возглавляемого одним из братьев Ямадаевых - Сулимом. Нападавшие согнали около двухсот мужчин, проживающих в станице, во двор местной школы и стали избивать их прикладами автоматов и пугать выстрелами. Вооруженные люди убили 77-летнего жителя станицы, подожгли четыре дома и, уходя, забрали с собой в качестве заложников 11 бороздиновцев. Дважды - 8 и 11 июня - жители Бороздиновской перекрывали дорогу Грозный - Кизляр в знак протеста против похищения одиннадцати односельчан.

Среди развалин одного из подожженных домов были обнаружены человеческие останки. Как предполагают местные жители, в ходе нападения на станицу вооруженными людьми был убит еще один человек: он был избит до бессознательного состояния, а потом живьем сожжен в одном из домов.

Перед тем как поджечь дома, нападавшие разбросали вокруг них дымовые шашки, по всей видимости, чтобы скрыть от местных жителей последствия своих дел, а затем в ход пошли огнеметы.

Что касается одиннадцати похищенных жителей станицы, то об их местонахождении ничего не известно. Ни одна правоохранительная структура, действующая на территории Чеченской Республики, в своих тюрьмах или изоляторах их не держит. Предполагают, что похищенные содержатся в каком-нибудь подвале или уже убиты. Командир батальона «Восток» Сулим Ямадаев отрицает участие своих бойцов в инциденте, несмотря на показания жителей Бороздиновской о том, что на станицу напали именно ямадаевцы».26

«В восемь утра к нам в дом пришли люди в масках и камуфляжной форме и стали проверять подвал, - рассказала Абсерат. - Они спросили у меня: шайтан здесь? Я сказала, что не понимаю, чего они хотят. Они сказали: двуногий шайтан
здесь? Я сказала, что у нас его нет. Тогда они стали пугать меня гранатой. Сказали, что бросят в подвал, если я вру. Я сказала, что не вру. После этого люди в камуфляже ушли, забрав с собой мужа Абсерат. Женщина, взяв с собой детей, пошла вслед за ними к школе.

- Они лежали вот здесь, под дождем, - Абсерат показывает следователю небольшую площадку, с трех сторон закрытую кирпичными стенами школы. - Когда дети промокли, я повела их домой к свекру, а сама снова пошла к школе. Когда вернулась за детьми, эти люди к ним меня уже не пустили.

Четырехлетняя дочь и пятилетний сын женщины находились как раз в тех домах, которые позже были сожжены. - Я хотела их забрать, но эти люди стали стрелять в воздух и под ноги. А мне сказали: «Ты не поняла? Тебе жить надоело?». Они били стекла в домах и ругались матом. Мой свекор попытался пройти к дому, но они сначала оттолкнули его, а потом ударили прикладом по затылку. После этого дедушка потерял сознание. Сколько он находился в таком состоянии, я не знаю, но потом они его еще били по печени, - рассказывает Абсерат. - Детей я потом поздно ночью нашла у чужих людей. Мальчик с тех пор боится людей в военной форме.

Уволенный и вновь восстановленный в должности глава администрации Шелковского района Хусейн Нутаев назвал произошедшее в Бороздиновской зеркальным отражением того, что сегодня происходит во всей Чечне.

- У тех, кто ушел из станицы, в Дагестане родственники, поддержка. А тех, кто живет внутри Чечни - никто не слышит, - сказал Нутаев. - Сказать, вернутся ли люди - трудно. Думаю, что многие их них в станицу уже никогда не вернутся.

- Мы не можем гарантировать, что таких зачисток больше не будет, - сказал советник президента Чечни Вахид Атамазов.

Алибек Заурбекова первый раз оставил дом еще в первую чеченскую кампанию.

- Тогда, в 95-м, случайно залетевшим в станицу снарядом полностью разрушило соседний дом, а у моего снесло крышу и выбило все окна. Пришлось его оставить. И я почти год жил с семьей у брата в Кизляре. когда возвращались обратно, думал, что война закончилась, и мы будем нормально жить. На новом месте построил дом. Но после возвращения в станице y6или еще 20 человек.

Бороздиновец, не пожелавший называть своего имени: Конечно, лучше было бы, если бы мы остались в Дагестане, но этого мы не дождемся. Бесполезно. У нас всего 300 хозяйств, неужели для нас нет здесь места? Мы же настоящие дагестанцы, нас же насильно переселили в свое время в Чечню!

Некоторые станичники называли корреспонденту «НД» еще одну причину возвращения: «А здесь у нас были гарантии безопасности? Ты разве не видел, что здесь устроил ОМОН, когда пытался силой переселить нас обратно?».

Зухра Магомадова живет в станице с 65-го года. Ее семью из Дагестана в Чечню переселили в 47-м. Потом были Хасавюрт и Бороздиновская. Своего мужа она похоронила в станице. Он единственный, кого опознали сразу.

- Когда подожгли дом, огонь перекинулся на сарай, где была корова. В это время ко мне прибежал сосед Исмаил, - рассказывает Зухра. - Он развязал скотину и отогнал ее в огород. Потом перерезал газовый провод, вытащил баллон и спросил, есть ли у меня в доме шерсть. Я сказала, что есть. Несмотря на мои уговоры, он снова забежал в горящий дом, а когда выбежал, сказал, чтобы все женщины отошли от дома, мол, там сейчас что-то должно взорваться. На самом деле Исмаил не хотел, чтобы мы видели, как
выносят останки моего мужа - от него осталось только туловище и голова. Здесь нет условий, но зато по ночам мы хоть спим спокойно. А в Бороздиновской были хорошие дома, но каждую ночь мы ждали, что придут кого-то и заберут...

После двухнедельной жизни в поле под открытым небом люди вернулись в свои дома.

- Куда им деваться, надо же во что-то верить, - сказал постоянно находившийся рядом со своими земляками зам главы администрации Цунтинского района Магомед Магомедов. - Пропавших сельчан, наверное, не выдадут. Их, скорее всего, уже нет в живых, но все равно их не отдадут. И ямадаевцев наказывать, скорее всего, власти не будут. Не будут они жертвовать этим батальоном ради этих одиннадцати человек».27

«Около тысячи этнических дагестанцев, проживающих в станице Бороздиновской Шелковского района Чечни, в четверг утром начали собирать вещи и покидать свои дома. Грузовые машины с домашним скарбом, мебелью и скотом пересекают административную границу Дагестана и Чечни и разгружаются в нескольких километрах от Кизляра, на поляне у федерального контрольно-пропускного пункта, недалеко от которого беженцы из Бороздиновской собираются разбить палаточный городок. Собственно палаток на выбранном беженцами месте пока нет: все их имущество - под открытым, отнюдь не безоблачным, небом. Судя по основательности, с которой организован переезд станичников, назад - в Чечню - они не вернутся. А свои дома они намерены разрушить или сжечь - чтобы не достались чеченцам».28

«В Бороздиновской совершён акт неприкрытого геноцида. Убито двое мирных жителей, пропало 11: скорее всего, они сожжены там же. Все жертвы - этнические аварцы. За преступлением, а не «жёсткой зачисткой», как объявили почти все СМИ, стоят чеченцы (или люди, говорящие на чеченском языке).

В июне в станицу вошёл мощный отряд в составе 2-х БТРов и нескольких УАЗов. Дело происходило днём. Маршрут продвижения колонны пролегал по дорогам с многочисленными блокпостами и по людным населённым пунктам. Сейчас же выясняется, что никто ничего не знает! А государство хочет убедить общество, что оно и само не разбирается в случившемся.

Можно, конечно, всё свалить на армейскую и прочую расхлябанность, но эта версия полностью исключена. Только наивный человек может предположить, что чеченцы действовали самостоятельно. В моём понимании, в известность об операции были поставлены все вышестоящие инстанции, в том числе и военные. Чеченцы получили добро на свои злодеяния, а после широкой огласки давшие добро мимикрировали под отвлечённых «наблюдателей».

Поразительно цинична и реакция властей (как местной, так и центральной) на трагедию в Бороздиновской. Москве необходимо любыми путями вернуть беженцев домой. Мотив понятен: в Чечне, согласно официальной версии, давно закончилась война, её жители заняты «созидательным трудом», а станичники являются наглядным символом продолжающих боевых действий.

Махачкала в лице секретаря Совета безопасности РД заявляет, что для оттока бороздиновцев на территорию Кизлярского района нет никаких оснований, поэтому: «руководство РД предпринимает все возможные меры для предотвращения этого».29

В Хасавюртовском районе 13 октября был задержан и вывезен в неизвестном направлении (фактически похищен) известный религиозный деятель и правозащитник Абдурахим Магомедов. «Как рассказывают очевидцы происшедшего, в полвосьмого утра к дому Магомедова в селе Новосаситли Хасавюртовского района подъехали две автомашины УАЗ, называемые в простонародье «таблетками». Из автомашин вышли люди в камуфляже с масками и без них. Забежав в дом, они спешно вывели правозащитника, не дав ему даже одеться.

Как удалось выяснить через сотрудников правоохранительных органов Хасавюрта, Магомедов содержится в Ножай-юртовском районе. Ещё через несколько дней в Новосаситли позвонили из Ножай-юрта и подтвердили факт содержания их сельчанина в Ножай-юртовском РОВД. Офицер, попросивший не называть его имени, выясняя местонахождение Магомедова, связался с прокурором Ножай-юртовского района Вахитом Мухамадиевым. Тот в личном разговоре, по словам офицера, выронил следующую фразу: «Да, мои ребята его взяли, прыгал слишком много, возникал по всякому поводу».

Абдурахим Магомедов, являясь сопредседателем правозащитной организации «Гражданская альтернатива», вёл активную деятельность по выяснению судеб пропавших, в большинстве случаев по вине правоохранительных органов Чечни, людей. «ЧК» совместно с Магомедовым провёл собственное расследование похищений и последующего убийства шестерых дагестанцев на территории Ножай-юртовского района Чечни на границе с Дагестаном. Его итоги были опубликованы № 20 «ЧК» и в «Новой газете» от 26 мая 2005 года. Видимо, подобная активность Магомедова и «достала» силовиков, которые решили на столь откровенно противоправные действия. В этой связи, учитывая заключённый недавно договор о совместных действиях между МВД РД и ЧР, напрашивается вопрос: знала ли об этой операции дагестанская милиция? А если знала, то на каком основании произошло задержание правозащитника?».30

По мнению многих людей, к похищениям причастны силовые структуры республики.

«- 28 октября Саид Баширов, 1978 года рождения, возвращался домой с работы на своей машине, - взволнованно рассказывает женщина. Она кивает на здание прокуратуры: - Теперь говорят, что он здесь. Он занимался предпринимательством, шил обувь. До этого служил в псковском ОМОНе. Он не был террористом. Если он поздоровался за руку не с тем, с кем нужно, это еще не основание...

К разговору подключаются другие митингующие. 4 дня назад исчез друг и одноклассник Баширова, Насрулла Насруллаев. Следы исчезнувшего также обрываются у стен прокуратуры.

- 18 декабря Малик Шурпаев, 1979 года рождения, ехал на тренировку и пропал, рассказывает корреспонденту "МК" в Дагестане" молодой человек, стоящий немного в стороне. - С тех пор о нем не было ни слуху, ни духу. А в марте в Махачкалинскую тюрьму был переведен человек, который, оказывается, все эти месяцы сидел с Маликом в чеченской тюрьме. Бывший сокамерник Малика обещал нам все рассказать, однако, когда мы пришли на свидание, оказалось, что с заключенным уже "побеседовал" заместитель начальника 6-го отдела, и теперь заключенный никого не хочет видеть...».31

Свобода от рабства, запрет на принудительный и подневольный труд

Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания со стороны правоохранительных органов, произвольные аресты, задержания

В СМИ опубликовано немало материалов по данной теме.

В Республике Дагестан произвол правоохранительных органов продолжается. Рядовые граждане, которые получают информацию лишь такую, которая тщательно обрабатывается созданными в каждой силовой структуре пресс-службами, не доверяют правоохранительным органам ни личную безопасность, ни право защищать себя от посягательства преступных элементов.

Правоохранительные органы в гонке за результатами применяют любые способы. Силовые структуры в республике применяют методы физического насилия над подозреваемыми.

Зачастую не обеспечивается реальное участие адвоката с самого начала следственных действий. Правоохранительными органами широко применяются мера пресечения в виде заключения под стражу и задержания до двух суток, при этом применяется физическое и психическое давление не только для получения признательных показаний, но и с целью отказа обвиняемых или подозреваемых от адвокатов.

«В Верховном суде Дагестана продолжается процесс по делу о взрыве на улице Пархоменко в Махачкале 4 сентября 1998 года.

Исмаил Исмаилов: Меня пытали в Волгограде, ломали пальцы, бросали в каменный мешок. Я оглох в результате на одно ухо...

На очередном заседании показания давал Виктор Мезенцев.

- Явка с повинной написана моей рукой, - подтвердил после оглашения протокола Мезенцев, - но на процессе по моему делу суд признал ее недопустимым доказательством, так как она была добыта с применением пыток. Есть протокол обыска моего дома от 28 сентября 1998 года. И, хотя ничего особенного там не нашли, меня заключили под стражу по постановлению Кировского РОВД Махачкалы, а через два дня появилась эта явка. Половина там - ложные сведения, которые мне подсказывали на предварительном следствии.

После этого был оглашен протокол допроса Мезенцева от 1 октября 1998 года.

- Этот протокол был получен при тех же обстоятельствах, что и явка с повинной, - заявил Мезенцев.

Так как свидетель намекал на незаконное происхождение документа, судья Бутта Увайсов удалил из зала присяжных и предложил Мезенцеву рассказать об этих обстоятельствах.

Свидетель повторил свой рассказ про обыск, произведенный 28 сентября в его доме, добавив, что при этом у него изъяли все документы, удостоверяющие личность. Утром следующего дня по этим документам ему оформили авиабилет и доставили в Махачкалу. Дальше его пытали в служебном помещении МВД республики: сажали на стул, на голову надевали пакет, а потом били в живот.

  • Я терял сознание через полторы-две минуты, - сказал свидетель. - Я думал, что меня от этого может избавить только смерть. Мне никогда не хотелось жить так, как тогда хотелось умереть. От меня ничего не добивались, просто хотели сломить личность. Явку с повинной я написал через час после пытки.

Кроме того, по словам Мезенцева, его содержание в СИЗО не соответствовало законодательным нормам. Как бывший офицер силовых структур он должен был все время находиться отдельно, тогда как в Дагестане его поместили в общую камеру, с обычными преступниками. Если бы они узнали о прошлой работе Мезенцева, это уже создало бы угрозу его жизни. По мнению свидетеля, это был еще один способ держать его в постоянном страхе.

По словам Мезенцева, во время следствия он ощущал на себе постоянное давление, все его показания были даны против воли. Сотрудники ФСБ и бойцы подразделения «Альфа» подсказывали ему формулировки. Вначале, когда он говорил о Муртузалиеве, ему отвечали, что подполковника милиции «не надо трогать». Позже оказалось, что «трогать» все-таки надо...

Сказать, кто именно пытал его, свидетель не смог - все силовики во время пыток были в камуфляжной форме и в масках.32

«В Верховном суде Дагестана продолжаются слушания по делу взрыва 9 мая в городе Каспийске. На скамье подсудимых находятся Мурад Абдуразаков и Абдулхалим Абдулкаримов. Первый, по версии следствия, изготовил взрывное устройство, а второй производил съемку взрыва. Помимо этих обвинений, оба подсудимых обвиняются в участии в НВФ, в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и по другим статьям УК РФ.

Этот процесс можно назвать, пожалуй, одним из самых громких процессов. Подсудимые неоднократно заявляли о пытках, которым они подвергались во время следствия, написано большое количество заявлений и жалоб, которые были неоднократно освещены и в прессе.

Адвокаты и мать Ханали Умаханова заявляли, что он неоднократно подвергался пыткам во время допросов, в результате чего он находится уже длительное время на лечении в психиатрической клинике.

Мурад Абдуразаков зачитал заявление, в котором говорилось о том, что его показания в явке с повинной опровергаются его показаниями, данными в ходе судебных слушаний.

На что судья ответил, что противоречия в показаниях явки с повинной и показаниях на суде не дают возможности признать их недопустимыми, другое дело, если сторона защиты предоставит доказательства факта того, что Абдуразаков подвергался пыткам.

- Пытали, противогазом «долбили», - не выдержал Абдуразаков, а его адвокат Сергей Квасов добавил: - Какой милиционер захочет себя подвести под статью, признавшись в применении пыток, это же глупо!

…Из следственного изолятора мой подзащитный выводился лишь только потому, что начальник СИЗО не позволяет никого у себя пытать».33

К 22 годам строгого режима приговорил Верховный суд Дагестана жителя поселка Шамхал Гамала Рамаева, обвинявшегося в убийстве начальника Шамхальского поселкового отделения милиции Магомедшапи Шарипова

Гамалу Рамаеву было предъявлено обвинение в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, покушении на убийство, краже и незаконном приобретении, хранении и ношении оружия. В суде обвиняемый категорически отверг свою причастность к убийству милиционера, заявив, что явку с повинной написал под физическим давлением со стороны работников правоохранительных органов Дагестана. «Подсудимый заявил, что его неоднократно жестоко избивали во время следствия и вынудили оговорить себя, поскольку не могли найти истинного убийцу.

- Меня избивали работники милиции. А потом дали мне ручку и велели писать явку с повинной. Они рассказывали мне об убийстве, а я писал с их слов, - заявил подсудимый на допросе в суде».34

28 апреля перед зданием Республиканской прокуратуры собрались митингующие в количестве 100 человек.

В основном это были жители с. Кванада Цумадинского района. В руках у них были лозунги, один из которых гласил: «Не хотим возврата в 37-й год!».

Поводом для митинга послужило, что 17 марта в качестве подозреваемых в покушении на управляющего Пенсионным фондом РФ по РД Амучи Амутинова были арестованы братья Магомед и Газимагомед Гаирбековы. Со слов адвоката задержанных Рашида Джафарова, оперативные работники УФСБ РФ по РД вначале путём шантажа и угроз, затем и прямого физического насилия неоднократно пытались выбить у них необходимые показания. Один из братьев (Магомед), не выдержав «нечеловеческих пыток», 8 апреля вскрыл себе вены. Хотя судебно-медицинская экспертиза не проведена и поныне, факт физического насилия подтверждён актом, подписанным начальником СИЗО-1 и начальником медсанчасти. Второй брат 27 апреля вообще пропал из ИВС, и его дальнейшая судьба никому не известна. Основными требованиями собравшихся были: возбуждение уголовных дел против лиц, применяющих недозволенные методы ведения следствия, проведение судебно-медицинской экспертизы и заявление отвода всей следственной группе УФСБ, а также передача дел для дальнейшего расследования в Прокуратуру РД.

После безрезультатных переговоров с представителями прокуратуры люди переместились к зданию УФСБ по улице Дахадаева, которая и была перекрыта собравшимися до ночи.35

«Полторы сотни жителей Цумадинского района, в основном выходцы из с. Кванада, пикетировали вчера здание республиканской прокуратуры, а затем блокировали автомобильное движение по ул. Ярагского. Так они протестовали против незаконных методов ведения следствия со стороны сотрудников УФСБ в отношении их односельчан Магомеда и Газимагомеда Гаирбековых, подозреваемых в покушении на Амучи Амутинова, управляющего дагестанским отделением пенсионного форда России.

Братья Гаирбековы живут в селе «Вперед» Кизлярского района. «Освободите невинных людей из камер пыток!», «Грязнов, не пытай наших детей!», «Мы против возвращения 37-го года», «Яралиев, защити нас от палачей ФСБ!», - такие транспаранты развернули пикетчики перед окнами прокуратуры, пытаясь повлиять на судьбу своих родственников и односельчан.

Покушение на жизнь Амучи Амутинова, в котором подозревают братьев Гаирбековых, произошло 3 ноября прошлого года в Махачкале. Тогда на перекрестке улиц Ярагского и Богатырева на пути бронированного «Мерседеса» Амутинова взорвалась стоявшая на обочине дороги «Ока». В результате взрыва никто не пострадал. А 15 марта этого года в Махачкале на перекрестке улиц Ярагского и Коркмасова Гаирбековых задержали. Им было предъявлено обвинение по ст. 277 (покушение на жизнь государственного или общественного деятеля). Делом занялись следователи УФСБ.

«Магомеда пытали, хотели заставить признаться в преступлении, - сказал корреспонденту «НД» отец обвиняемых Гаирбек Гаирбеков. - Подсыпали психотропные средства, чтобы он потерял над собой контроль и подписал то, что нужно. Так кого угодно можно заставить признаться. Он не выдержал издевательств и перерезал себе вены».

«Если человека подозревают в совершении особо тяжкого преступления, его имеют право держать в следственном изоляторе месяц до предъявления обвинения, - сказал корреспонденту «НД» адвокат обвиняемых Рашид Джафаров. - Когда месяц подходил к концу, их начали пытать. Били в ночь на 9 апреля».

Адвокат считает, что следователи стали избивать подследственных потому, что не смогли собрать доказательства их вины. «Магомед не смог вынести пыток, обманул их, сказав, что согласен признать вину. Когда все вышли и остался только один следователь, Магомед попросил воды. Следователь вышел, и Магомед ножом для резки бумаги перерезал себе вены на левой руке».

Родственники задержанных показали корреспонденту «НД» заключение врачей о состоянии Магомеда: синяки в правом подреберье и на левой коленной чашечке, ссадина в области правой голени, 4 резаные раны длиной 3 сантиметра на левом предплечье. «Они не все написали, - утверждает адвокат Джафаров. - Во-первых, они даже не снимали повязку с руки, когда осматривали его. Там у него не только вены, даже жила перерезана. Если убрать повязку, видно, что жила торчит. А на пятках - следы ожогов, совершенно одинаковые, как будто туда приставляли электроды. Магомед говорит, что его пытали электрическим током. Все собранные мной материалы о пытках переданы в военную прокуратуру. Однако они до сих пор не возбудили дело в отношении работников ФСБ. А знаете, по какой причине? Они вызывают фээсбэшников для дачи показаний, а те не приходят. И поэтому, оказывается, они не могут возбудить дело». А позавчера, по словам адвоката, работники ФСБ увезли в неизвестном направлении Газимагомеда. «Они должны ставить меня как адвоката в известность о любых передвижениях моих подзащитных, но они этого не сделали», - сказал Джафаров. Митингующие требовали от прокуратуры разбирательства по фактам пыток и информации о местонахождении Газимагомеда Гаирбекова».36

«В прошлом номере мы сообщали о двух митингах, организованных жителями селения Кванада Цумадинского района у стен республиканской прокуратуры и УФСБ. Участники акций выражали недовольство по поводу незаконных методов ведения следствия в отношении их земляков, подозреваемых в покушении на главу дагестанского отделения Пенсионного фонда России Амучи Амутинова («Достучаться до небес», «НД» № 16/2005).

Родственники братьев Магомеда и Газимагомеда Гаирбековых и их адвокат заявляли, что одного из них в ходе следствия пытали, а второго вывезли из СИЗО в неизвестном направлении.

Редакция «НД» получила официальный комментарий управления ФСБ России по Дагестану. «Следственным отделом Управления возбуждено уголовное дело, в рамках которого с соблюдением процессуальных норм Г. Гаирбекову предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, - говорится в распространенном УФСБ сообщении. - В ходе следственных действий у Г. Гаирбекова обнаружена и изъята видеозапись опросов жителей Чеченской Республики с участием задержанного, лидеров НВФ Хаттаба, Ш. Басаева и других. По данному факту прокуратурой Ленинского района г. Грозного в отношении Г. Гаирбекова также возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208 и ч. 3 ст. 222 УК РФ. Для проведения следственных действий 27 апреля 2005 г. он в установленном законом порядке этапирован в ИВС-2 ГУМВД РФ по ЮФО г. Грозного. В связи с указанными событиями Управление ФСБ предупреждает жителей Дагестана, а также отдельных политических деятелей (либо лиц, мнящих себя ими) о недопустимости вовлечения граждан в незаконные акции, направленные на осложнение обстановки в республике. Инициаторам пикетирования указано на возможные правовые последствия их действий и необходимость решения конфликтных вопросов в законном порядке», - говорится в документе».37

В Махачкале после большого перерыва прошли очередные заседания выездной сессии Северо-Кавказского окружного военного суда по делу об убийстве подполковника ФСБ Саидмохмата Умарова.

Задержаны жители Чечни Магомед Адилханов, Ибрагим Батраев, Абдулла Салимгереев. Им было предъявлено обвинение в покушении на жизнь Умарова. Все они числились помощниками коменданта Шелковского отдела УФСБ Чечни и имели звания прапорщиков ФСБ.

«Содержащиеся в деле признательные показания, по словам подсудимых, были выбиты из них пытками и издевательствами со стороны оперативников хасавюртского отдела УФСБ.

В качестве свидетелей защиты были допрошены начальник отдела собственной безопасности чеченского УФСБ Сергей Воронов и непосредственный начальник подсудимых - глава Шелковского отдела ФСБ Борис Надеждин.

О том, что против обвиняемых используются недозволенные методы ведения следствия, полковник Надеждин узнал от одного из оперативников, который видел их в хасавюртовском отделе УФСБ: «Один из ребят, по его словам, был как отбивная котлета. К сожалению, я узнал об этом слишком поздно. Я хотел выехать в Хасавюрт, но мне не разрешили - посчитали заинтересованным лицом».

Тогда же был допрошен бывший начальник хасавюртовского отдела УФСБ Али Магомедов. Именно с его ведома, по словам подсудимых, их подвергали изощренным пыткам.

«Подсудимый Салимгереев утверждает, что его избивали в течение нескольких суток, издевались над ним, подвешивали на несколько часов...» - начал свой вопрос адвокат Арсанукаев.

Когда подсудимый Адилханов напомнил свидетелю о том, как задержанных пытали электрическим током, Али Магомедов возмутился в очередной раз: «Ты такие сказки не рассказывай!». Ответы свидетеля на все остальные напоминания подсудимых о том, что происходило на предварительном следствии, были довольно однообразны: «Ты о чем говоришь?.. Ты вообще соображаешь, о чем говоришь?».

Судебный процесс возобновился 20 апреля. Первым был допрошен начальник нефтекумского отдела УФСБ России по Ставропольскому краю Александр Шебалдасов.

  • Разговор с Салимгереевым получился скоротечным, встреча длилась минут пять. Он с трудом говорил. Лицо было опухшее, синее. Он сказал, что его бьют. Поднял рубашку и показал нам - мне и моему сотруднику Юрию Решетняку - гематомы на ребрах. Он говорил, что его обвиняют в убийстве сотрудника ФСБ, хотя он ни сном ни духом не знает ничего об этом преступлении. Сказал, что не выдержит и возьмет преступление на себя. Это говорил человек, которого сам Али Алиевич назвал кремнем.

  • После разговора с Салимгереевым меня завели в кабинет напротив. Там сидел человек, который на вопрос «Вы там были?» (имелось в виду: на месте преступления) ответил: «Были».

Подсудимый Адилханов пояснил, что в кабинете был он: Мне сказали: «Мы сейчас приведем человека и спросим у тебя, вы ли убили. Ты скажешь, что это были вы. Понял?». Когда меня ввели в кабинет, я на вопрос ответил так, как от меня требовали.

- По характеру ссадин, которые вы видели на лице и теле
Салимгереева, можете сказать: били его или нет? - обратился председательствующий на процессе Николай Гулько с вопросом к свидетелю Шебалдасову.

- По-моему, били.

Аналогичные показания дал суду и другой свидетель – старший оперуполномоченный нефтекумского отдела УФСБ Юрий Решетняк.

После этого адвокат Арсанукаев обратился к жене подсудимого Адилханова – Зареме: Подтверждаете ли вы слова начальника хасавюртовского отдела Али Магомедова о том, что избиений подследственных не было, и повреждения были получены ими в ходе задержания?

- Я абсолютно не согласна с его словами, - ответила свидетельница. - Я была с этими ребятами в машине, когда их задерживали. Их избивали и во
дворе горотдела, и в кабинетах. И меня тоже били прикладами
автоматов по спине. Я запомнила расположение всех кабинетов горотдела.

- А с тем, что сообщили сотрудники УФСБ Ставропольского края, вы согласны?

- Полностью согласна.

Затем участники процесса просмотрели видеокассету с записью проверки показаний подсудимого Батраева на месте преступления.

- На просмотренной нами пленке видно, что у вас на лице следы побоев, синяки. Когда и откуда они появились? - попросил объяснить адвокат Арсанукаев.

- Нас не просто били. Нас пытали...

… Следующий свидетель - следователь Тагир Сутаев - сказал, указывая на подсудимых: Они проходили у меня по уголовному делу об убийстве Умарова. Сначала дали признательные показания, а потом отказались от них, мотивируя это тем, что их якобы избивали.

- Подсудимые и здесь, в суде, утверждают, что во время следствия их били каждый божий день. Как вы прокомментируете эти их утверждения? - продолжил допрос прокурор.

- На них были следы побоев, но получены они были во время задержания. У Батраева, к примеру, был синяк под глазом. Их приводили, я допрашивал. Потом уводили и закрывали. При мне никто медиков к ним не вызывал.

- Батраев, - обратился Арсанукаев к своему подзащитному, - показания свидетеля правдивы, по-вашему?

- Нет. Он мне на допросе так странно говорил: «Тебе под ногти иголки втыкали когда-нибудь?».

- Ответь мне как мужчина: когда ты меня допрашивал, у меня был в руках пакет? - взволнованно обратился к Сутаеву подсудимый Салимгереев.

- Не было.

  • Как «не было»! Я говорить не мог. Все время с пакетом ходил, потому что постоянно вырывал из-за побоев.

Свидетельства подсудимых о примененных к ним пытках произвели впечатление даже на видавших виды адвокатов.38

О применяемых сотрудниками ФСБ незаконных действиях и пытках свидетельствуют материалы судебного расследования, опубликованные в СМИ.

«В Верховном суде продолжается слушание дела о покушениях на управляющего дагестанским отделением Пенсионного фонда Амучи Амутинова.

Первым был допрошен Газимагомед Гаирбеков. Он заявил, что не признает себя виновным ни по одному из предъявленных ему обвинений.

- Во время моего пребывания в ИВС ко мне неоднократно приходили работники ФСБ и угрожали, что они заставят нас с братом признаться в покушениях. Эти наши встречи проходили, естественно, без адвоката. 8 апреля нас с братом заставили побриться и предъявили кому-то на опознание в здании УФСБ. На следующий день я увидел своего брата всего в синяках, с перевязанной рукой, с опухшим - видимо, сломанным - носом. Я его начал расспрашивать. Он сказал, что накануне его допоздна держали в здании УФСБ и в присутствии следователя Марата Саидова и представителя следственного отдела Сергея Цветкова люди в масках избивали его, пытали электрическим током, требовали, чтобы он признался в покушениях на Амутинова.

Чтобы остановить пытки, он перерезал себе вены, когда его истязатели отвлеклись. Его отказывались принять в таком состоянии в следственный изолятор Махачкалы, куда нас переправили 9 апреля. Потом его все же приняли, но составили акт о состоянии его здоровья.

27 апреля меня вывезли на границу Чечни и Дагестана и передали вооруженным чеченцам. Меня поместили в ОРБ-2 (оперативно-розыскное бюро - «НД») в Грозном, в какую-то камеру в полуподвальном помещении. Это была даже не камера в привычном представлении, а какая-то яма, зиндан. Поздно ночью того же дня меня в наручниках и с повязкой на глазах отвели в какой-то зал. Надев мне на голову противогаз, не задавая вопросов, люди, которых я не мог видеть, до рассвета избивали меня и пытали электрическим током, приговаривая при этом, что заставят меня признаться, что у них любой признается. Со мной разговаривал человек, представившийся полковником ФСБ, по-видимому, чеченец. Он обвинял меня в связях с Хаттабом и Шамилем Басаевым, угрожал, что меня заставят признаться, что я был финансистом боевиков. Уходя, он сказал мне: «Мы с тобой будем жить от пытки до пытки...».

Практически каждый день, пока я находился в ОРБ-2, сопровождался чудовищными экспериментами на мне.

6 мая ко мне приехали работники дагестанского управления ФСБ, которые «навещали» меня в махачкалинском ИВС. «Нам вес равно, кто это сделал, - ты или твой брат, - мы доведем дело до конца, - сказали они, и добавили, намекая на возможные пытки: - Все, что ты видел в эти десять дней в Чечне, покажется тебе детской игрой...».

12 мая меня вернули в Дагестан. Я находился в СИЗО-1, и за все время меня никто не допросил. Совершив необходимые формальности для продления срока моего содержания под стражей еще на месяц, меня тем же способом отправили обратно в Чечню. И вновь я оказался в одной из камер ОРБ-2. На следующий день пытки возобновились, но уже в более изощренной форме. Я несколько раз терял сознание. После этого я был не в состоянии самостоятельно передвигаться. На второй день пыток они изложили свои требования. Речь не шла о даче показаний. Я должен был подписать уже готовые протоколы допросов, составленные ими. Любой человек, побывавший в ОРБ-2, скажет вам, что это самый изощренный пыточный лагерь на постсоветском пространстве. Мне сказали, что туда же доставили моего брата Магомеда и что нас обоих будут пытать, пока не добьются своей цели.

В качестве примера они назвали имя Руслана Сайпутдинова, который пропал без вести и не найден до сих пор. И сказали, что мы с братом повторим его судьбу, если будем упорствовать. Я слышал, как пытали моего брата.

«У нас и трупы говорят и подписывают то, что нужно», - сказал пожилой «адвокат». Люди в масках пригрозили мне, что замучат меня, если я еще раз заикнусь об отказе подписывать протоколы. Я вынужден был поставить подписи.

2 июня меня переправили в грозненский СИЗО. Я рассказал осматривавшему меня врачу о пытках. Увидев мое состояние, врач начала что-то кричать на чеченском. Потом составила акт об осмотре и отказалась принять меня в СИЗО. Меня отправили обратно в ОРБ-2 и ночью пытали за то, что я сказал в СИЗО, что меня пытали. Пытали электрическим током, а тот самый полковник ФСБ посмеивался: мол, от пыток электричеством на теле не остается следов.

9 августа мне вынесли приговор в одном из судов Чеченской Республики. Меня осудили по статьям 208 и 222 (участие в НВФ и незаконное ношение оружия - «НД»), а на следующий день этапировали в махачкалинский СИЗО. Уже здесь у меня появилась возможность в присутствии адвоката Джафарова дать показания о пытках, которые применялись ко мне. Эти мои показания есть в деле.

… Меня держали между жизнью и смертью, чуть что - заводили в соседний кабинет - и били!

… От меня хотели добиться явки с повинной. Они требовали: «Скажи, что это ты взял «Оку». А когда я сказал, что ничего по этому поводу сказать не могу, перешли к угрозам: «Или ты выйдешь отсюда калекой, или отсидишь и выйдешь, как мужчина».

… Тогда его адвокат перевел разговор на пытки, которым Гаирбекова подвергали в милиции, напомнив, что два раза его подзащитный вскрывал себе вены.

- По этому поводу был составлен материал, - сказал Магомед Гаирбеков. - Меня в присутствии прокурора и следователя осмотрел судмедэксперт. Было возбуждено уголовное дело, но я не знаю, чем все закончилось. Руку мне до сих пор не прооперировали - врачи отказались делать операцию в условиях СИЗО. Кусок сухожилия, который торчал из раны, я сам отрезал лезвием.

… - Незаконные действия ФСБ в отношении вас были зафиксированы 8 апреля 2005 года, - сказал гособвинитель Мухтар Шапиев. - А до или после этого были подобные случаи?

- Неоднократно, и до, и после, - ответил Гаирбеков. - Возили в Хасавюрт, угрожали вывезти в Чечню. Доставали автоматы, грозились, что расстреляют. Один раз надели на меня неисправные наручники и так и вернули меня в них в СИЗО, с распухшими руками. Сказали: пусть ему снимут наручники «болгаркой». Вывозили из СИЗО в 11 часов вечера. Без адвоката. Я вынужден был перерезать себе вены. Когда меня расковали, чтобы я подписал протокол, и вышли ненадолго из комнаты, я сделал это. Работники ФСБ говорили мне, что никто им ничего не сделает, куда бы я ни жаловался. Сначала требование о возбуждении уголовного дела отклонили, но адвокат обжаловал это решение, и в итоге дело дошло до суда.

Суд перешел к допросу Омара Алилова.

… - 23 июля меня вывезли в здание УФСБ, на голову надели целлофановый мешок, завели руки за спину и надели наручники. Я не мог ничего видеть, в это время в кабинет зашли люди и спросили: «Ты будешь говорить или тебя вывезти в Чечню?» Я сказал, что мне нечего говорить, а они ответили: «Наше дело предупредить». Меня спустили на лифте в подвал, потом подняли по лестнице и передали каким-то работникам. Затолкали в «Газель» и повезли неизвестно куда. Везли два-три часа, потом вывели, поставили на колени и стали угрожать. Говорили, что, если я дам показания, меня отправят назад, что у них есть постановление о моем освобождении, что в суде меня оправдают. Говорили, что у них есть документы, что они не имеют ко мне никакого отношения, что я - «похищенный человек». Я спросил, что надо подписать. Они ответили: «Скажи, что Газиев дал тебе деньги, а ты нанял Газимагомеда Гаирбекова для покушения на Амутинова». Я спросил: «Как я могу дать такие показания, если я не знаю этих людей?» Мне сказали: «Твоя судьба в твоих руках».

Потом они ушли, оставив меня каким-то людям, и посоветовали им «подогреть меня на фугасе». К моим рукам привязали провода, и я подумал, что они на самом деле хотят меня взорвать, но по проводам пустили ток. Сначала пускали ток через руки, потом через ноги, а потом связали руки и ноги вместе и продолжили пытать. Периодически они останавливались и говорили, что, если я передумал, еще не поздно вернуть тех, кто меня привез. Я неоднократно терял сознание, меня обливали водой и приводили в чувство. Потом надели противогаз и остановили дыхание, выдавливали глаза. Один из них спросил: «А если мы сейчас приведем твоего младшего сына и убьем его на твоих глазах?». Угрожали, что инсценируют попытку к бегству и убьют меня. Я сказал, что пусть лучше убьют, и они ответили, что легкой смерти мне не обещают и так легко меня не отпустят. Продолжалось это 6 или 7 часов. Мне сказали, что повезут меня в Гудермес, снова затолкали в машину и везли куда-то два или три часа, но привезли в УФСБ в Махачкале. По дороге опять предлагали дать показания: «Зачем тебе упираться? Мы поможем тебе выйти, тебе дадут условный срок...». Когда с головы сняли пакет, бригадир ФСБ спросил у меня: «Где ты был, Омар, что с тобой случилось? Приведи себя в порядок ». Меня отвели в душевую, приковали за одну руку к трубе и велели помыться. Я просил совсем убрать наручники, потому что не мог даже поднять руки. Помылся, постирал одежду и надел ее мокрой. Вечером меня привезли в СИЗО. Меня не хотели принимать, видя мое состояние, но я сказал, что у меня все нормально и претензий нет. В камере, где я сидел, меня не узнали. Работники СИЗО, которым не нужны были неприятности, вызвали врача, и он сделал записи в моей карточке. Назначили собственное расследование и допросили меня, куда меня вывозили. На следующий день — в воскресенье — я не мог подняться. В понедельник меня снова повезли в УФСБ, там надели наручники, завернули футболку на голову и оставили стоять на весь день. Так вывозили постоянно. 30 июля меня отвезли в Советский районный суд, где решался вопрос о продлении срока содержания под стражей. Адвокат увидел, в каком я состоянии, вызвал врача. 8 августа Верховный суд изменил мне меру пресечения на подписку о невыезде, и 9-го меня выпустили из СИЗО. За это время я похудел на 30 килограммов, состояние было очень плохое, я лежал в больнице.

… Тогда суд перешел к допросу последнего подсудимого — Асхабали Газимагомедова, двоюродного брата подсудимых Гаирбековых.

13 мая его арестовали: вошли вооруженные люди в масках, надели на него маску и наручники, вывели во двор, посадили в «Газель» и увезли в УФСБ. Вместе с ним забрали и его старшего брата Шамиля. Асхабали Газимагомедова продержали там целый день, маску и наручники сняли только под вечер, потом пришел следователь Марат Саидов.

- Я спросил, в чем меня обвиняют. Он ответил: «Сейчас посмотрим, в чем тебя обвинить». Потом меня предъявили кому-то на опознание. Следователь сказал, что Шамиля уже отпустили, отпустят и меня, если меня никто не узнает.

Газимагомедов предположил, что его задержали из-за митинга у здания УФСБ, прошедшего в конце апреля. Тогда он сказал в камеру тележурналиста, что все теракты в Дагестане совершают именно «фээсбэшники». И заметил, что спустя некоторое время эту камеру у журналиста отобрали. Он поделился своими соображениями со следователем, и следователь заметил: «А тебе надо было это говорить?».39

Это дело завершилось оправданием подсудимых.

«Приговор судьи основывался на таких фактах:

- В ходе допросов и опознаний следователями были допущены глубочайшие нарушения УПК как на предварительном следствии, так и в дальнейшем расследовании данного уголовного дела.

Судья также учел факт того, что к подсудимым применялись недозволенные методы ведения следствия в виде применения пыток. Эти показания были закреплены рапортом начальника медчасти Махачкалинского СИЗО № 1, а так же заключение судмедэксперта того же учреждения.

Судья признал доказательства стороны обвинения сомнительными и неподкрепленными фактами. В итоге Мавлетгерей Атаев оправдал подсудимых по всем предъявленным им статьям УК РФ».40

Нередки случаи произвольных задержаний, арестов с последующим предъявлением задержанным обвинений в терроризме.

«В Махачкале сотрудниками МВД Дагестана задержан 32-летний местный житель Сергей Пигорев.

У него в руках находился черный полиэтиленовый пакет с готовым самодельным взрывным устройством». Эта оперативная информация МВД буквально в течение нескольких часов разлетелась по всем СМИ: крупная спецоперация - задержанный Пигорев - "правая рука" самого неуловимого Макашарипова.

По словам адвоката задержанного Сахиля Гусейнова, который знал Пигорева еще до ареста, история с миной - чистая подстава.

«С момента, как он - русский - принял ислам, и началось его преследование. Под любым предлогом обыскивали квартиру, где мой подзащитный проживает с отчимом, матерью и сестрой. Заставляли заходить к участковому и отмечаться каждый вечер, хотели заставить принести его домашнюю библиотечку в милицию. Это все целенаправленная работа оперативников Кировского района по имени Арсен и Нурик, а также оперативников Хакимова И. А., Абдуллаева Г. А., Маджидова Д., которые якобы и задержали Пигорева с бомбой. Ранее его уже преследовали по национальному и религиозному признакам (год как он принял ислам), так как не могут найти тех, кто совершает взрывы в Махачкале, и зная, что за моим подзащитным никого нет».

… Сергей стал подниматься наверх по улице, по направлению к своему дому. Не прошло и двух минут, как возле него остановилась другая автомашина, из которой выбежали несколько человек, положили Сергея лицом на землю и сообщили, что являются сотрудниками милиции. Они стали спрашивать о том, что находится в пакете. Сергей ответил, что не знает о каком пакете идет речь. В пакете, который был найден по Левина, были обнаружены мина и взрывчатка.

Сахиль Гусейнов: Я был сильно удивлен, когда увидел, как приехал мой подзащитный, которого назвали террористом. Он был без сопровождения, конвоя, без наручников, приехал на такси со следователем, в руках держа какой-то пакет, и жевал булку. Неужели это матерый террорист, чуть ли не правая рука Макашарипова?! Просто все знают, что он невиновен и не представляет никакой опасности!

Мать Сергея: Когда он принял ислам, я сразу известила об этом участкового, потому как обо всем этом много нехорошего говорят по ТВ, вот с этого и начались наши проблемы.

По ее словам, после задержания в квартире сразу провели обыск, в тот момент дома была дочь и больной слепой ее муж. Сотрудники отправили ее дочь Марию открывать дверь вызванным ими же самими понятым, и когда она вернулась с ними, сотрудники начали трясти книги. Из одной книги вывалился какой-то листок. Понятые даже отказались подписывать протокол. Больше нигде обыск они не проводили.

Имам мечети подтвердил, что Пигорев регулярно посещал мечеть, и характеризовал Сергея как немного странноватого, но безобидного человека:

  • Он мне говорил, что его постоянно преследует милиция, потому что он русский и принял ислам, даже просил, чтобы я ему помог разобраться в ситуации. Он захотел принять ислам, мы не имеем права ему отказывать в этом. Да, он немного странноватый, но он не опасный для общества человек, я уверен».41

Побоям подвергаются люди, даже пришедшие на прием к милицейским руководителям МВД. «10.12.2002 года я и мой отец Курбанов Вилимет Курбанович пришли на прием к начальнику УБОП МВД РД А. Кулиеву по поводу неправомерных действий зам. начальника 3-го отдела А. Курбаналиева и зам. начальника УБОП М. Мирзаева. Нас пропустили в здание УБОП, мы прошли в приемную и сидели там, ожидая окончания совещания у Кулиева. Отец мой вошел в кабинет начальника, а я оставался в приемной, когда оттуда вышел М. Мирзаев. Увидев меня, он грубо спросил, по какому вопросу я сюда пришел?! Я спокойно ответил, что пришел жаловаться А. Кулиеву на его и А. Курбаналиева неправомерные действия. Он рассвирепел и стал меня оскорблять нецензурной бранью, после чего дал команду работникам, находившимся в приемной, избить меня и вышвырнуть из здания. Те избили меня и выкинули во двор. В это время я услышал продолжение команды М. Мирзаева, что «вы так мало наваляли п...лей, затащите его в спортзал и отрихтуйте как следует, чтобы он понял до конца своих дней, куда он пришел». Как это ни удивительно, уважаемые читатели, но команда эта была тотчас исполнена, что подтверждается актом медицинского освидетельствования М. Курбанова. Судя по этому акту, рихтовали его не за страх, а за совесть… Но в описании Мамеда картина рихтования превосходит все наши представления. «... на меня налетели не менее 15 человек, я могу опознать многих, затащили в здание и избили до потери памяти». Исполнив привычное дело, правоохранители отдыхали. Мамед между тем очнулся и, улучив момент, рванулся внутрь «святая святых», как сам он говорит, «за помощью к отцу и А. Кулиеву». Но добежать до спасительных объятий Кулиева Мамед не успел. «Когда я почти добежал до приемной, - сообщает он в заявлении, - они меня догнали, повалили на пол и стали избивать уже прямо в приемной, при этом разорвали на мне всю одежду». Потенциальный спаситель Мамеда вскрикнул и «дал команду прекратить бесчинства в его приемной. Затем он стал убеждать всех присутствующих, в том числе штатных «рихтовщиков» от МВД и их начальников, говоря: давайте, мол, мирно закроем этот вопрос, мол, Мамеду и его отцу лучше написать заявление об отсутствии у них претензий к работникам МВД». И те были вынуждены написать такую бумагу. Так закончился поход отца и сына Курбановых в святая святых МВД.

Предусмотрительно получив акт медицинского освидетельствования, Мамед написал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении избивших его («до потери памяти») сотрудников УБОП МВД РД. Как и обещал, он опознал нескольких из них и в отношении них начались следственные действия по факту превышения должностных полномочий по признакам преступления, предусмотренного ст. 286, ч. 3, УК РФ. Обвинение было предъявлено двум оперуполномоченным ОМНС - К. Мугидинову и Д. Нурулаеву. 29.08.2003 года предварительное следствие по этому делу было приостановлено по основаниям ст. 208, ч. 1, УПК РФ - «в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечения в качестве обвиняемого». «Дело тянется уже 4 года, – сетует Мамед. За это время поменялось 6 следователей».42

Подсудимые, проходившие по делу о взрыве в г. Каспийске, по их показаниям и свидетельству родственников и адвокатов, подвергались пыткам.

«27 июня в Верховном суде Дагестана возобновилось слушание по делу Ханали Умаханова, обвиняемого в организации теракта в Каспийске 9 мая 2002 года.

В этот день в суде выступали свидетели обвинения, и первой стала мать обвиняемого Патимат Умаханова. - Я хочу объяснить, как я дала показания на предварительном следствии, - сразу сказала она. - Моя подпись была получена только один раз. Меня вызвали для допроса в 6-й отдел, и там я сказала, что по конституции имею право не давать показания ни против моего сына, ни за. Я подписалась под этим же, - она указала на листок, где расписалась в том, что ей разъяснены судом права и обязанности свидетеля. - Вот и все. Видимо, после этого они что-то дописали... Теперь я понимаю, как там получают показания! … Ваш сын приезжал домой с ранениями? – спросила адвокат Умаханова Загидат Насухова.

Нет, - ответила Патимат Умаханова, - он был здоровый молодой парень...

Здесь она достала из пакета крупные фотографии Ханали Умаханова, сделанные до и после задержания. На одном из снимков подсудимый был с обритой головой, на которой выделялся большой шрам.

    - Вот такой он был раньше, сказала свидетельница, показывая фото присяжным, -
    такой - после... Судья Магомедгаджи Юсупов потребовал, чтобы она убрала фотографии. Почему моему сыну нанесли такое ранение? - спросила свидетельница. - Пусть сторона обвинения ответит!

Судья потребовал, чтобы она вышла из зала суда, но женщина не сдавалась:

- Если мне не дают говорить то, что я знаю, то зачем меня сюда вызвали?

- Ваш сын до ареста страдал психическими заболеваниями? - спросил адвокат Магомед Муртузалиев. - Нет, - ответила Патимат Умаханова. - А во время предварительного следствия его состояние ухудшилось. Его допрашивали в Кировском РОВД, избивали мешком на голове. Меня тоже избивали, потому что я просила это прекратить. После этого мой сын сошел с ума, перестал меня узнавать...

- Вы не должны принимать во внимание эти сведения, - обратился судья к присяжным заседателям. - Доказательств тому, что она говорит, нет. Вы должны руководствоваться только доказательствами по данному делу...

- Но есть другие люди, которые это видели, - запротестовала мать подсудимого. - Они тоже могут рассказать об этом. Если мне нельзя говорить то, что я хочу, то дайте мне инструкцию, и я буду читать по бумажке!

Здесь Магомедгаджи Юсупов удалил Патимат Умаханову из зала суда.

Несколько свидетелей, выступивших после нее, не смогли дать каких-либо сведений относительно участия Ханали Умаханова в организации теракта - все они знали только Джамала Турулаева, непосредственного исполнителя теракта по версии обвинения»43.

Большой резонанс в СМИ республики вызвало дело братьев Гаирбековых, обвиненных в покушении на главу Пенсионного фонда Дагестана. Их пытали во время следствия, одного из братьев вывозили на допросы с пристрастием в Чечню.

«Прошлая неделя была ознаменована для столицы Дагестана митингом необычайного размаха.

Жители Цумадинского района (в основном из с. Кванада) в первой половине дня собрались на ул. Ярагского напротив республиканской прокуратуры и перекрыли движение автотранспорта. В руках у них были лозунги: «Грязнов, не пытай наших детей!», «Освободите невинных людей из камер пыток!» - речь шла о братьях Гаирбековых, задержанных 15 марта по подозрению в покушении на главу Пенсионного фонда Амучи Амутинова.44

- У одного из них маленькие дети, а другой два года назад женился, - рассказывает, не сдерживая слез, мать братьев. - Ну какие они террористы?».

Далее она начинает что-то говорить об ужасных фотоснимках, которые ей не показали, чтобы она не плакала: там ее сын с перевязанной рукой (пытался перерезать вены, не выдержав пыток), с синяками. Позже корреспонденту «МК в Дагестане» удалось узнать, что на фотографиях запечатлено далеко не все: так, на ней не видны одинаковые ожоги на пятках Магомеда Гаирбекова - очевидно, его пытали электрическим током. Отец заключенного также рассказал о том, что его сыну подсыпают в питье психотропные средства, от которых он становится "как пьяный". Очевидно, все это делается с целью получения от заключенных признания в виду недостатка прямых улик против братьев Гаирбековых. Ведь говорят, что обыски в домах родственников заключенных не дали почти никаких результатов.

Большую тревогу вызвала у цумадинцев судьба Газимагомеда Гаирбекова – о его местонахождении почти ничего не было известно. Прошел слух о том, что цумадинца увезли в Чечню, в Ханкалу.

- Туда всегда увозят тех, кого хотят безнаказанно убить, - мрачно поделился своими страхами с корреспондентом "МК" в Дагестане" один из родственников Гаирбековых.

Позже этот слух почти подтвердился - Газимагомед обнаружился в Грозном. Живой.

…Власть имущие обещали цумадинцам все сделать, как те требуют: расследовать дело по закону и вернуть Газимагомеда Гаирбекова из Чечни. Материалы о пытках, которым подвергался Магомед Гаирбеков, переданы в военную прокуратуру. Однако там уголовное дело возбуждать отказались на том основании, что сотрудники ФСБ все равно на допрос не придут. А стало быть, что зря и время терять...».45

Избиениям подвергались и обвиняемые в организации взрыва жилого дома в г. Буйнакске.

«Во вторник в Верховном суде Дагестана прошло очередное заседание на процессе по делу Магомеда Салихова, который обвиняется в организации взрыва жилого дома в Буйнакске в сентябре 1999 года. Суд допросил в качестве свидетелей двух уже осужденных фигурантов этого дела - Абдулкадыра Абдулкадырова и Магомеда Магомедова.

- Тебя били перед допросами? - спросил Салихов /Абдлкадырова/. Председательствующий снял этот вопрос, а гособвинитель Мурад Алиев обратился к подсудимому:

- А что из этого, Салихов? Даже если его били, это его личное дело.

Магомед Магомедов, допрошенный следующим, заявил:

«В буйнакской милиции мне обещали, что они посадят меня в любом случае. И сдержали свое обещание!» И рассказал об избиениях, которым подвергали обвиняемых перед первым процессом».46

Не раз обращалась дагестанская пресса к делу Ханали Умаханова, обвинявшегося в причастности к взрыву в Каспийске и доведенного пытками до умопомешательства.

«Суд присяжных заседателей Верховного суда Дагестана 20 октября вынес оправдательный приговор по одному из самых громких судебных процессов (теракт в Каспийске 9 мая 2002 г.) Ханали Умаханову, обвинявшемуся в причастности к совершению данного теракта.

…В ходе следствия в 2003 году Умаханов был подвергнут принудительному лечению. При этом его родственники заявляли, что Ханали подвергали пыткам, в результате чего он и потерял рассудок - диагноз «приобретённая деменция».

Адвокат подсудимого Гасан Гасанов рассказал нам: «… На данный момент Ханали находится в невменяемом состоянии».

Таким образом, теракт в Каспийске остаётся пока не раскрытым. И все подозреваемые, представленные прокуратурой РД в качестве виновных, никакого отношения к теракту не имеют».47

Правоохранительными органами Дагестана 15 ноября 2005 года задержан председатель общественной организации «Ромашка» Осман Болиев. Ему предъявлено обвинение в хранении оружия и участии в незаконных вооружённых формированиях.

«Болиева задержали сотрудники ГБДД, кода он собирался выезжать на машине из своего дома в Хасавюрте. А потом почему-то он был передан сотрудникам ОМОНа. И уже при досмотре его автомобиля блюстители правопорядка «совершенно случайно» обнаружили в салоне гранату.

Как передаёт радио «Свобода», общественная организация «Ромашка» - инициатор судебного процесса по делу о похищении 19 октября 2004 года сотрудниками Хасавюртовского ГОВД жителя города Хасавюрт Яралы Исраилова.

18 апреля 2005 года на обучающем семинаре по судебной защите в Назрани Болиевым совместно с комиссаром международной комиссии юристов, юридическим экспертом Центра содействия международной защите Кариной Москаленко была составлена жалоба и направлена в Европейский суд по делу Исраилова - и Европейским судом эта жалоба признана приоритетной.

Как пояснил адвокат Болиева Ахмад Умаев, «Осман Болиев задержан и находится в СИЗО города Хасавюрт. Фант обнаружения у него гранаты вызывает у нас много вопросов».

Это не первый случай задержания правозащитников в Дагестане. 13 октября 2005 года в селении Ново-Саситли Хасавюртовского района был задержан сопредседатель правозащитной организации «Гражданская альтернатива» 70-летний Абдурахим Магомедов. Он являлся одним из инициаторов огласки информации о трагической судьбе похищенных из его села людей, среди которых был и его родной брат.

Как сообщает Региональное общественное движение «Чеченский комитет национального спасения», Болиевым был предан огласке случай убийства сотрудниками силовых структур шестилетней чеченской девочки, которую убили прямо в постели летом 2005 года в Хасавюрте во время проведения спецоперации по задержанию подозреваемых в совершении преступлений.

По мнению общественного движения, оба этих случая и стали причиной преследования Болиева и заставили пойти хасавюртовские силовые структуры на провокацию в отношении него».48

«Рассмотрение уголовного дела в отношении правозащитника Османа Болиева назначено на понедельник, 20 февраля.

Болиев подозревается в незаконном приобретении, хранении и ношении оружия. Напомним, назначавшийся на 30 января этого года суд над руководителем хасавюртовской правозащитной организации "Ромашка" Османом Болиевым не состоялся в связи с уходом в отставку судьи. Первое заседание суда по делу Османа Болиева состоялось 13 января.

13 февраля Осман Болиев был освобожден из-под стражи. Суд рассмотрел ходатайство защиты и, по словам адвоката, принял решение об изменении подсудимому меры пресечения на подписку о невыезде.

Как считает московский адвокат Сергей Бровченко, под стражей Осман Болиев содержался незаконно. "Протокол задержания не подписан даже лицом, которое его задерживало и установило, что в его карманах находятся боеприпасы. Понятые находились вообще в другой комнате и не видели их изъятия. Я опрашивал понятых, они будут давать в суде показания в пользу обвиняемого. Показаний он фактически не давал в ходе следствия. Только один раз и ни о чем", - говорит защитник.

По словам адвоката, Осман Болиев был задержан 15 ноября 2005 года сотрудниками ГИБДД под предлогом проверки информации о его автомобиле, похожем, по словам сотрудников дорожной инспекции, на числящуюся в угоне машину. Однако по пути в отделение милиции Хасавюрта автомашину Болиева остановили бойцы ОМОНа. При этом сотрудники ГИБДД передали Болиева омоновцам и уехали. Омоновцы доставили Болиева в райотдел внутренних дел Хасавюрта. В милиции правозащитника обыскали и обнаружили у него гранату в разобранном виде. Сначала Болиева также пытались обвинить в участии в незаконном вооруженном формировании. Общественная организация "Ромашка", которую возглавляет Болиев, является инициатором судебного процесса по делу о похищении 19 октября 2004 года сотрудниками Хасавюртовского ГОВД жителя города Хасавюрт Яралы Исраилова. При его участии была составлена и направлена жалоба в Европейский суд по делу Исраилова, и Европейским судом эта жалоба признана приоритетной».49

В Верховном суде Дагестана подходит к завершению процесс по делу о двух покушениях на зампреда правительства Дагестана, управляющего отделением Пенсионного фонда Амучи Амутинова.

«Братья Гаирбековы обвиняются в непосредственном исполнении двух покушений на Амутинова. Асхабали Газимагомедов - в пособничестве террористам. Организатором же терактов следствие называет Омара Алилова, начальника отдела рабочего снабжения Махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги.

7 февраля с последним словом выступил Газимагомед Гаирбеков.

Гаирбеков напомнил о том, как в конце апреля 2005 года его вывезли в Грозный и бросили в камеру ОРБ-2 (Оперативно-розыскное бюро).

- С того дня начались планомерные пытки с целью получения нужных следствию показаний. Мне надевали на голову противогаз, постоянно избивали и пытали током. Так и возникали мои подписи на протоколах допросов. Понять меня сможет лишь тот, кто прошел эти пытки. Если бы к каждому применялись эти зверские методы ведения следствия, то, в мире не оставалось бы нераскрытых преступлений.

Приговор суда ожидается 9 февраля».50

Отказ в проведении справедливого публичного судебного разбирательства, нарушение принципа независимости судов

Примеры вскрытых грубых судебных ошибок

Отказ в получении гарантированной внесудебной защиты

«Они хотят забрать наши земли, - ответил один из митингующих на вопрос корреспондента «МК» в Дагестане». Это было во вторник на центральной площади Махачкалы.

Жители селения Коркмаскала Кумторкалинского района в общем ничего незаконного не требуют. По крайней мере, так посчитали представители Арбитражного суда РД, Верховного суда Дагестана и Северо-Кавказского арбитражного суда. Во всех этих судах было вынесено решение в пользу коркмаскалинцев.

Тем не менее, власти по каким-то, возможно, крайне важным причинам решение суда выполнять не спешат.

Когда-то в далекие годы всеобщей коллективизации в Коркмаскале был создан колхоз, в который вошли земли и имущество жителей селения. Теперь землю этого колхоза власти республики хотят передать в пользование предприятию "Дагвино".51

Произвольное вмешательство в частную жизнь, семью, жилище, корреспонденцию

РАЗДЕЛ 2
СОБЛЮДЕНИЕ ОСНОВНЫХ ГРАЖДАНСКИХ СВОБОД

Свобода слова и доступа к информации

«Присутствие на встрече председателя компании ГТРК «Дагестан» Салама Хавчаева и многочисленных тележурналистов давало нам повод думать, что из их репортажей дагестанцы смогли бы воочию и более подробно увидеть и услышать то, о чём говорил знаменитый гость республики. Но... Из-за того, что произошло на следующий день, нам стало ясно, для чего именно прибыл на встречу руководитель Дагестанского телевидения.

На второй день состоялся визит на республиканское телевидение. Была запись в программе Заура Газиева «Другое измерение» (РГВК) и с Мурадом Абдулмукминовым (ГТРК). Но к этому моменту высшие руководители республики уже были проинформированы более мелкими, но не менее ответственными товарищами о тех нехороших вещах, которые Каспаров говорит про президента Путина. И само собой, были даны ценные указания, результатом которых явилось то, что ни в одном из многочисленных телевизионных репортажей вы не увидели и не увидите о Каспарове ровным счётом ничего.

То происходило в начале второго дня визита, достаточно авторитетное в России издание - «Независимая газета» - изложила следующим образом: «...Глава оргкомитета «Объединённого гражданского фронта» Гарри Каспаров не смог пообщаться с беженцами чеченской станицы Бороздиновская, проживающими в лагере, разбитом под Кизляром. На полпути в палаточный городок его кортеж был остановлен. «Нам сказали, что нежелательно туда приезжать, - сообщила член «Комитета 2008» Марина Литвинович. - Мы туда отправили грузовик с мукой и сахаром, но сами туда добраться, к сожалению, не смогли». Сам Гарри Каспаров, как сообщает его официальный сайт, «предположил, что отказ пустить его в Кизляр связан с высказанной им накануне на пресс-конференции критикой в адрес федеральных властей...».

В планы великого шахматиста входило посещение шахматной школы. Однако здесь произошли не менее интересные события...

По некоторым данным, против посещения Гарри Каспаровым шахматной школы выступило всё руководство нашей республики, пригрозив соответствующими санкциями (вплоть до увольнения) «профильному» министру и руководителю шахматной федерации.

… Центральные двери школы были надёжно заперты, а Кимовича встречали только некоторые работники СМИ.

… Присутствующим в зале участникам и гостям, специально пришедших на встречу с великим гроссмейстером, до этого объявили, что Каспаров не приедет, «так как у него заболела жена, и ему пришлось развернуть свой лимузин и уехать обратно». Видать, такую версию настойчиво рекомендовали донести до общественности наши власти».52

«4 июня в станице Бороздиновская ЧР, заселённой в основном аварцами, произошла страшная по последствиям этническая зачистка: два человека было убито, сожжено несколько домов, а 11 мужчин до сей поры считаются пропавшими без вести (наиболее вероятно, что их кости и нашли в одном из сожжённых домов). Оставшиеся жители, боясь за собственную жизнь, в спешке перебрались на территорию Дагестана и разбили палаточный городок около Кизляра. Инцидент впрямь беспрецедентен. Но не менее беспрецедентной оказалась реакция республиканской власти и подконтрольных ей СМИ. В случившейся трагедии оба умудрились заметить действия маловразумительных деструктивных сил: оказывается, по их инициативе бороздиновцы ни с того ни с сего перебрались на дагестанскую землю. Соответственны были и действия чиновничества. Доходило до кощунственного: смертельно напуганных беженцев с помощью силовых структур пытались насильно выдворять на территорию сопредельной республики, им не оказывали медицинскую и прочую помощь. Общество так и осталось бы в неведении о случившемся в Бороздиновской, если бы не журналист «ЧК», который выехал на место, встретился со всеми заинтересованными, лицами и дал честный репортаж обо всём.

Получается, что свобода слова имеет как лживую, так и правдивую разновидность. В рамках первой разновидности, - обычно прикрываемой неясным, но удобным «внутренним цензором», - истеблишмент сейчас самозабвенно вводит горцев в мир дезинформации, где царят тишь да благодать. Но определённая (и самая активная) часть населения у нас вменяема, ей, в частности, нужны не басни о ежесекундно растущем ВВП, а правда, какая бы горькая она ни была, которая и поможет республике выйти из того тупика, где она и оказалась благодаря той же власти и тому же официозу».53

Средства массовой информации

В Республике Дагестан сложилась достаточно разветвленная информационная структура.

По данным Министерства по национальной политике, информации и внешним связям в республике зарегистрировано около 400 печатных и электронных СМИ, 6 информационных агентств. Издается 200 газет разной периодичности, в том числе 15 республиканских, 13 городских, 25 ведомственных, 20 рекламных и рекламно-информационных, 4 религиозные, 40 журналов.

Главными элементами функционирования средств массовой информации являются новость и реклама. Отсутствие или недостаточность того и другого приводит к зависимости от бюджета и спонсоров.

Республика относится к числу регионов с развитой структурой СМИ. Дагестан занимает третье место по количеству СМИ, уступая Краснодарскому краю и Ростовской области. Соотношение государственных и частных СМИ, характеризующее процесс демонополизации в республике, 1:3 (по округу - 1:5).

Все большую конкуренцию традиционным СМИ составляет Интернет-пресса. Многие газеты и журналы обзавелись собственными web-страницами и электронными почтовыми ящиками. Однако компьютерные СМИ в Дагестане в силу их дороговизны пока не приобрели широкой популярности и не пользуются таким спросом, как печатные средства.

В республике бурно развиваются электронные СМИ: зарегистрировано около 80 муниципальных и коммерческих студий телевидения и радио (помимо общероссийских телекомпаний и Гостелерадиокомпании «Дагестан», вещающей на всю республику). Функционирует также 8 сетей кабельного телевидения. Практически в каждом районе имеется или создается своя телерадиовещательная база.

Многие СМИ пытаются сочетать элементы общеполитических и информационно-коммерческих СМИ, качественной и массовой информации. В их тематике можно выделить политическую борьбу, межнациональные отношения и социальные проблемы.

Состояние полиграфической сети, которую образуют более 70 типографий, во многом определяют оперативность и качество информационных потоков в республике. Основные полиграфические мощности по книжному, журнальному и газетному производству находятся в государственной или в муниципальной собственности. Большинство таких полиграфических предприятий работают на давно отработавших свой ресурс машинах. Удельный вес негосударственного сектора в общем количестве полиграфических предприятий составляет 19 %. Частный сектор прочно обосновался в относительно дорогих по инвестициям и высокодоходных рыночных нишах (выпуск визиток, этикеток, многокрасочных проспектов, рекламных и агитационных буклетов). В этой связи уровень доходов на негосударственных предприятиях значительно превышает доходность предприятий с участием государства.

В целом по количеству зарегистрированных печатных и электронных СМИ Дагестан занимает третье место среди субъектов Южного Федерального Округа после Краснодарского края и Ростовской области.

Свобода доступа к информации

Доступ к информации в условиях РД зачастую весьма проблематичен.

«О какой публичной открытости можно говорить, к примеру, в условиях Дагестана, если здесь принят закон «о государственной службе РД», где существует официальный запрет «на публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в СМИ, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей» (ст. 16 и 10). А ведь любой запрос к властным структурам автоматически должен инициировать «публичное высказывание».54

«Вы не узнаете не только о юбилее Народного Собрания Дагестана, но и о пламенной речи по «факторам дестабилизации» Председателя Госсовета Магомедали Магомедова, о его перепалке с депутатом Госдумы Гаджи Махачевым, о покинувших в знак протеста зал депутатах НС РД и о многом другом. И всё это «благодаря» аппарату НС РД, которое сначала в ответ на наш письменный запрос аккредитует на сессию представителя «ЧК», а затем в лице главы Информационно-аналитического отдела НС Эдуарда Денивича отказывает с «концертной» мотивировкой «мест нет!» При этом просил не расстраиваться - мол, и «другим» газетам тоже отказали. Утешение, конечно, слабое. Да и дело не в Эмирове - ему приказали. Кто? Тот, кто начальник. А кто его начальник? Поднимаем голову по иерархической структуре республиканского парламента и упираемся в спикера Муху Алиева. Честно сказать, не ожидали. А может, и ему сказал ЕГО начальник? Может быть, хотя оправдание тоже слабое...».55

«Состоялся XV республиканский съезд Союза журналистов.

… На съезде рассматривался и ряд других вопросов: взаимоотношения власти и СМИ в Дагестане, проблемы развития и становления радио- и телевизионного вещания на национальных языках и многое другое.

Дагестанские власти на съезде подверглись критике. Похоже, сотрудники всех средств массовой информации в Дагестане сталкиваются с одной и той же проблемой: трудностью получения необходимой информации от чиновников и власть имущих. То, что таким образом нарушается закон о СМИ, никого, кроме самих СМИ, похоже, не интересует».56

Отмечены случаи, когда власти прямо препятствуют журналистам заниматься сбором информаации.

«10 мая около 22 часов на место взрыва по проспекту Шамиля выехал корреспондент федерального еженедельника "МК" в Дагестане", ничем не напоминающая ваххабита Мария Алешечкина.

На месте к ней подошли работники милиции и тоном, не терпящим возражения, посоветовали проследовать с ними в Советский РОВД. Удостоверения журналиста, увещевания, звонки главному редактору и просьбы взять трубку и поговорить не возымели никакого действия. Милиция была как скала! Поводом для приглашения послужило предположение, что наш корреспондент делал недозволенные снимки. То есть честно выполнял свою работу.

Мария утверждает (и у меня намного больше оснований ей верить, чем вашим работникам, уж простите), что снимок она успела сделать только один и то вдали от места происшествия. Проверить это нет никакой возможности, так как фотоаппарат у нее забрали, снимок удалили.

Но дальше - больше. Эту самую Марию продержали в райотделе почти два часа, тем самым поставив под угрозу выпуск газеты. Конечно, время, проведенное в Советском РОВД, пролетело для корреспондента "МК" в Дагестане" незаметно, так как ваши работники скучать ей не давали, развлекали, как могли. Так, один из них предложил ей оставить хлопотную работу журналиста и поработать в сауне. …

Уважаемый Адильгерей Магомедович57! Я Вас настоятельно и категорично прошу - прекратите этот беспредел, связанный с преследованием журналистов. Это не те люди, которых нужно ловить и давить. Вы препятствуете нашей работе, регламентированной Законом о средствах массовой информации. Это уже не первый случай неправомочных действий Ваших работников. До этого два раза пытались задержать фотокора "МК" в Дагестане" Салимат Алиомарову. После моего вмешательства по телефону она была отпущена. …

Вы неоднократно говорили, что боретесь с беспределом в своих рядах. У Вас есть прекрасная возможность наказать виновных и не допускать впредь подобного. Вот имена этих доблестных воинов: дежурный опер. Ибрагимов, некий Шихабутдин, из скромности не назвавший свою фамилию, старший сержант Джафаров».58

«Зубайру Зубайруев, редактор отдела политики «Черновика»:

- 30 сентября вышел наш очередной номер с анонсом на первой полосе статьи из «Новой газеты» Вячеслава Измайлова: «Прокурор Дагестана устал работать на богатого дядю». Так вот, в редакцию позвонили многие наши читатели и сообщили, что эту газету трудно было найти. А большинство из тех, кто все-таки ее купил, обнаружили, что в 32-полосном номере - только 28 страниц: нет именно вкладки «Новой газеты».

В ночь с четверга на пятницу в махачкалинскую типографию «Лотос» зашли несколько человек и, предъявив удостоверения работников прокуратуры, выкупили большую половину «Черновика». Впоследствии несколько тысяч экземпляров все-таки попали в продажу, но без вкладки «Новой». Из 10 тысяч экземпляров «Черновика» до читателей с вкладкой «Новой» и материалом В. Измайлова дошло не более четырех тысяч.

Мы сейчас пытаемся расследовать, каким образом исчезла вкладка и что за люди козыряли прокурорскими удостоверениями. Если это действительно работники прокуратуры, очень хочется знать, на чьи деньги они выкупили газеты: на личные или из бюджета прокуратуры. Один экземпляр «Черновика» стоит в розничной продаже от 10 до 12 рублей. Напомню, что выкуплено было 6 тысяч. Посчитайте...».59

Свобода производства информации

По экспертным оценкам, степень экономической зависимости СМИ от местной власти очень высока.

Эти данные подтверждаются ежедневно публикациями в зависимых от властей СМИ.

Типографиям в Дагестане практически не разрешено печатать оппозиционную газету "Дагестанцы", в результате ее приходится печатать в других городах Северного Кавказа.

«Нет у нас свободной прессы, - утверждает обозреватель газеты «Черновик Хаджимурад Камалов. - На корню скупили. В республике произошел скрытый бюрократический переворот».60

В этой же статье автор утверждает, что если бы даже цензуру ввели, ничего не изменилось бы в республике, ибо есть «дагестанский опыт регулирования правды».

Руководитель Центра стратегических исследований и политических технологий (ЦСИПТ) Загид Варисов информировал в СМИ РД о том, что за сотрудниками Центра ведется слежка – отслеживание маршрутов и мест парковки автомобилей, а также угрозах в их адрес.61 Он высказывает мнение, что это не связано с тем, что в 1995-98 гг. он «достаточно жестко, интенсивно… выступал в центральной и республиканской прессе против руководства Дагестана, и, в частности, против нынешнего главы республики Магомедали Магомедова».62

26 сентября в Махачкале на площади им. В. И. Ленина состоялся митинг в защиту свободы слова.

«Акция протеста была организована одноимённым («Свобода Слова») ООО - учредителем нашего общественно-политического еженедельника «Черновик». Вообще для Дагестана, где хронически разворовываемая дотационность, коррупция, клановость и кумовство, нескончаемые теракты и политические убийства спорадически рождают вялотекущие акции протеста местного населения и оппозиции, митинг, а тем более, на площади им. Ленина, - явление вполне обыденное.

Парадоксально, но свободу слова в республике с соблюдением всех предусмотренных законом процедур, как нам кажется, защищают едва ли не впервые. Защищают, естественно, от руководства РД, которое, не решившись на силовые либо административные методы давления на неподконтрольный еженедельник, пошло по пути экономического прессинга. Он выразился в том, что местный монополист РГУП «Роспечать» в одностороннем порядке разорвал договор о распространении, предусматривающий 35 % торговой скидки.

… Для «Черновика» же всё вылилось не только в потере определённой доли реализуемого тиража, но и в немотивированном (опять-таки в нарушение договора) отказе (пока единичном) местной типографии «Лотос» печатать издание. В результате газета в спешном порядке вынуждена была печататься за пределами республики, что связано с дополнительной потерей времени и средств. Естественно, в таких условиях выжить независимой прессе в республике невозможно. А при отсутствии свободы слова в Дагестане население, особенно молодёжь, оставляет за собой право выбора. Выбора формы сопротивления (в том числе и вооружённого) нынешней власти, причём не только республиканской, но и федеральной.63

В борьбе с неугодной прессой власти применяют самые разные способы, вплоть до того, что скупают тиражи газеты с последующим уничтожением их.

«Некоторые работники республиканской прокуратуры с 29 на 30 сентября (день выхода «ЧК») в 2-3 часа ночи пожаловали в типографию «Лотос», чтобы скупить по возможности как можно больше свежеотпечатанных номеров нашей газеты.

По нашим данным (если мы ошибёмся, пусть они нас поправят), таким образом были выкуплены 5-6 тысяч экземпляров последнего номера (№ 38 от 30 сентября 2005 г.).

И это ещё не всё. Фанаты нашей газеты из прокуратуры на свои честно заработанные крохи выкупают особенно полюбившиеся им отдельные страницы.

… Интерес вызвала статья обозревателя «Новой газеты» Вячеслава Измайлова, посвященная Прокурору РД Имаму Яралиеву, опубликованная в «Новой» (№ 70 от 22 сентября 2005 г.) и перепечатанная нами.

Лавры популярности достались рядовому, по нашим меркам, материалу про то, как вышеупомянутый прокурор оформил свой необъятный в пределах Южного Дагестана бизнес на своих родственников, их же руками прибрал уже к своим рукам завод минеральных вод «Рычал-Су», дал им на хранение оружие, которое проходило до этого по уголовным делам, и т. д. и т. п. Согласитесь, что для Дагестана - это обычное дело, фактически норма жизни. В Москве и других городах России для многочисленных читателей «Новой газеты» такие факты являются сенсацией. Так вот там и надо было скупать тираж, чтобы люди не смогли узнать о том, что такое возможно.

Вячеслав Измайлов: Я в курсе того, как вас пытаются прессовать, какие вам создают препятствия с изданием и распространением.

Власть боится критики, она её просто не выдерживает и поэтому начинает давить. У нас в газете тоже много проблем, отпугивающих рекламодателей, спонсоров и т. д. У нас постоянно идёт задержка зарплаты. Коллектив понимает всё и терпит. И вы там держитесь, ребята, хотя я понимаю, как вам тяжело там, в Дагестане».64

Свобода убеждений, совести и религии

Религиозные организации

Конфессиональный спектр Дагестана представлен в основном исламом, христианством и иудаизмом.

По данным Комитета Правительства РД по делам религий, по состоянию на 01.08.2005г. в республике функционируют Духовное Управление мусульман Дагестана (ДУМД), председатель муфтий Абдуллаев А.М., 1786 мусульманских религиозных объединений, из которых 1107 джума-мечетей, 621 квартальных мечетей и 38 молитвенных домов, 20 шиитских организаций с 2500 имами, будунами и муэдзинами. В Махачкале построены самые крупные в Российской Федерации мечети вместимостью 10 и 7,5 тысяч человек.

За последние 15 лет более 100000 дагестанцев совершили хадж, что составляет около 70 % от числа всех россиян, совершивших паломничество. В первом полугодии 2005 года хадж совершили 7176 дагестанцев.

В республике действуют 42 христианские церкви с численностью настоятелей 276 человек, из них 13 относятся к РПЦ, 4 иудейских синагоги, которые возглавляют 12 служителей.

Духовное Управление Мусульман Дагестана (ДУМД) – самая влиятельная мусульманская организация в республике.

Исламских партий в республике нет. До выборов в Государственную Думу РФ в республике активно функционировали всероссийская общественная организация «Исламская партия России» и политическая партия «Партия справедливости развития России», зарегистрированные в ГУ Минюста РФ в Москве.

В республике создана сеть исламских учебных заведений. По данным Комитета Правительства РД по делам религий на начало 2005 года в республике функционируют 13 исламских ВУЗов, 43 филиалов исламских ВУЗов, 132 медресе, 278 примечетских начальных школ.

Исламские ВУЗы в республике представляют:

  • исламский университет имени имама Ашари (г. Хасавюрт);

  • исламский университет имени имама Шафии (г. Махачкала);

  • исламский институт имени имама Навави (с. Новая Серебряковка Кизлярского района);

  • исламский институт имени имама Шамиля (г. Кизизюрт);

  • исламский университет имени Сайпулы Кадия (г. Буйнакск);

  • исламский институт имени Сайид-Мухаммеда Абубакарова (г. Хасавюрт);

  • исламский университет имени Мухаммада Арипа (г. Махачкала);

  • исламский институт имени Сайпулы Кадия (совхоз «Комсомолец» Кизилюртовского района);

  • исламский институт им. Хасана Афанди (с. Гергебиль);

  • исламский институт «Нурул Иршад» им. Саида Апанди (сел.Чиркей Буйнакского района);

  • исламский институт имени имама Шамиля (с. Дылым)

  • исламский институт имени Юсуфа-хаджи (г. Хасавюрт);

  • исламский институт имени Махмуда Афанди (сел. Н.Батлух);

  • исламский институт имени Шамиля (г. Хасавюрт);

  • исламский институт имени Саида Афира (г. Хасавюрт);

Медресе в основном функционируют при крупных джума-мечетях и квартальных мечетях республики. Обучение в примечетских начальных школах чтению Корана носит непостоянный (сезонный) характер, состав учеников часто меняется. Основная цель таких школ – обучение намазу (молитве) и чтению арабского текста Корана. В примечетских школах учатся как дети, так и люди пожилого возраста. Наибольшее количество таких школ в районах: Хунзахском – 30; Ботлихском – 25; Шамильском – 25; Карабудахкентском – 20; Кизилюртовском – 15.

По неполным данным Комитета Правительства РД по делам религий в исламских учебных заведениях стран Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки, Пакистана и Малайзии обучаются 900 дагестанцев.

В республике выходит несколько религиозных изданий. Так, ДУМД имеет свой печатный орган – газету «Ассалам», которая с 1999 года выходит на шести языках – русском, аварском, даргинском, кумыкском, лезгинском и лакском, а с 2004 года – и на табасаранском языке. Кроме того, издается еженедельник «Исламский вестник». Дагестанское отделение общероссийского мусульманского движения «Нур» издает в республике газету «Нурул ислам». Электронные версии газет «Ассалам» и «Нурул ислам» помещаются в сети Интернет. С 2002 года в Махачкале под эгидой ДУМД выходит журнал «Ислам».

Для религиозной пропаганды исламские организации Дагестана активно используют республиканское телевидение и радио. Два раза в неделю на русском языке проводятся телевизионные передачи «Мир вашему дому». Пропаганда ислама ведется работниками ДУМД по республиканскому радио на русском языке и языках народов Дагестана.

На территории Дагестана находятся 12 приходов Русской Православной Церкви, которые относятся к Бакинской и Прикаспийской Епархии Московского Патриархата.

Кроме того, из христианских конфессий в республике действуют:

– 4 общины христиан адвентистов седьмого дня;

– 8 общин евангельских христиан-баптистов;

– 6 общин христиан Свидетелей Иеговы;

– 7 общин пятидесятников (бывшая «Асана»);

– 1 армянская Апостольская церковь;

– 1 община евангелистов-христиан;

– 1 римско-католический приход;

- 1 община старообрядцев.

В г. Кизляре восстанавливается женский монастырь, в г. Дербенте строится дом для гостей при храме; строится часовня во имя Александра Невского на территории воинской части Буйнакска. В мае 2005 года в Кизляре открыт армянский храм (часовня).

«На здании школы в дагестанском горном селе Гимры висит трёхцветный российский флаг. Но здесь можно увидеть намного больше символов ислама - таких, как зелёный полумесяц со звездой, - чем символов российской государственности.

В школе преподают арабский язык. Женщины на улицах села закутаны с головы до пят. Если кого-то увидят пьяным, его ждёт наказание - 40 ударов плетью. Здесь действуют законы шариата.

18-летний Шамиль заявляет, преклонив колени: «Я хочу пойти тропой Аллаха. Мы должны вести джихад против местной милиции и неверующих». Он добавляет: «У нас здесь действуют законы шариата, и они должны быть ещё строже. Всё, что вам нужно, содержится в Коране».65

«Уже дошло до того, что на суде в качестве отягощающего обстоятельства рассматривается совершение регулярной молитвы».66

24 человека пострадали в Дагестане в результате драки между суннитами и шиитами.

«В результате массовой драки, произошедшей 9 апреля между суннитами и шиитами Дербента, пострадали 24 человека, из них четверо - милиционеры.

Начало сегодняшнему событию было положено накануне, когда во время пятничного полуденного намаза, самой важной молитвы мусульманина, возникла массовая потасовка сторонников разных религизных течений: суннитов (этого мусульманского вероучения придерживается большинство дагестанцев), и шиитов (течения, которое имеет распространение на юге Дагестана). Надо отметить, что ваххабизм - идеология чеченских и дагестанских экстремистов - имеет именно шиитские корни.67

Около трехсот человек участвовало в драке, завязавшейся 9 апреля в Джума-мечети Дербента.

«Итогом массовых беспорядков стало двадцать пять человек, поступивших с ранениями разной степени тяжести в Центральную городскую больницу Дербента. Джума-мечеть Дербента - старейшая из существующих на Северном Кавказе.

Конфликт начался еще в пятницу. Во время пятничной молитвы столкнулись верующие, приходящие на молитву из мечети «Баб-уль-Абваб», и «отдельные группы верующих». Кстати, насчет «отдельных групп». Информацию об «участии в конфликте ваххабитов» федеральные телевизионные каналы опровергли только на следующее утро.

Видимо, рано или поздно это должно было случиться, считает большинство верующих Дербента. «Этот конфликт был неизбежен. Нас (и суннитов, и шиитов) уже долгое время провоцируют на столкновения, пытаясь насильно внедрять нам новые ценности», - говорит прихожанин Джума-мечети Мирза Джафаров».68

Свобода мирных собраний и создания объединений

«В воскресенье в банкетном зале «Юнтас» прошел съезд представителей лакского народа. Цель мероприятия - создание национально-культурного центра.

«Сегодня в Дагестане проживают 140 тысяч лакцев, в других регионах России - около 28 тысяч. И это не считая ближнего и дальнего зарубежья. Основная задача нашего центра - делать все, чтобы сохранить язык и культуру лакского народа, - сказал корреспонденту «НД» председатель оргкомитета Магомед Османов. - Мы будем работать по девяти направлениям: наука, образование, религия, работа с молодежью...».

Но проволочки, по словам Османова, начались, когда организаторы конференции обратились к представителям власти с просьбой помочь им в проведении конференции. «Конституция России гарантирует нам право собираться и объединяться в различные партии, группы, - сказал Османов. - Это же право гарантирует нам и Конституция Дагестана. Но республиканские власти чинят всяческие препятствия. Наш центр - помощь властям, но она этого не понимает».

Депутат Госдумы Гаджи Махачев, присутствовавший на съезде в качестве гостя, призвал собравшихся присоединиться к Съезду народов Дагестана, который намечено провести в сентябре.

К съезду народов Дагестана готовятся представители «Конгресса народов Дагестана», Объединения «В защиту Конституции РФ в Республике Дагестан, а также «патриотически настроенная интеллигенция».

На съезд будут приглашены представители всех уровней республиканской и федеральной власти, а также представители Европейского союза».69

26 сентября в Махачкале на площади им. В. И. Ленина состоялся митинг в защиту свободы слова.

«Администрация города Махачкала была своевременно уведомлена о времени и месте проведения митинга. Однако городская милиция, несмотря на имеющиеся на руках у митингующих ксерокопии уведомления, всё требовала от организаторов мифического разрешения. Наши резонные доводы о том, что Федеральным законом от 19 июня 2004 года «О собраниях, митингах, демонстрациях...» введён уведомительный характер проведения подобных мероприятий, никак не устраивал стражей правопорядка. Они ссылались на какое-то разрешение мэра Махачкалы Саида Амирова, благосклонно разрешившего проведение митинга в ином месте, а именно – у Аварского театра. Милиционеры принесли даже искомое «разрешение», состоящее из ксерокопии клочка бумаги с автографом, возможно, похожим на подпись Амирова. «Разрешение» было написано от руки, повторяем, не на официальном бланке городской администрации и адресовано некоему тов. Камалову Г.А., идентифицировать которого нам так и не удалось.

Однако от решительных действий в отношении «черновиковцев» стражей порядка удерживало присутствие на митинге депутата НС РД Сулаймана Уладиева, который не побоялся даже прилюдно выступить против нападок власти в отношении неподконтрольной прессы. И всё-таки два автобуса с омоновцами, приехавшими, на счастье «черновиковцев», уже после окончания митинга, были присланы, как нам кажется, для вразумления упрямых журналистов».70

Свобода прав беженцев и вынужденных переселенцев

По официальным данным статуправления РД поток вынужденных переселенцев и беженцев, прибывавших в нашу республику из стран СНГ и Балтии и отдельных регионов России, где существовала политическая и социальная напряженность, сложившийся с июля 1992 года (даты начала официальной регистрации в республике вынужденных мигрантов) фактически иссяк.

По данным Управления по делам миграции МВД РД в январе-июне 2005 года в республику вынужденные переселенцы и беженцы не прибывали. В то же время с начала регистрации в республике по состоянию на 01.07.2005 г. статус вынужденных переселенцев имеют 352 семьи с численностью 1080 человек. Наибольшее число вынужденных переселенцев ранее проживали в Чеченской Республике (65,4 %) от общего числа вынужденных переселенцев, Узбекистане (8,1 %), Казахстане (7,6 %) и Азербайджане (5,9 %). Национальный состав вынужденных переселенцев характеризуется преобладанием лиц коренных дагестанских национальностей.

По состоянию на 01.07.2005 г. года статус беженцев имеет 1 семья из 2 человек, прибывшая из Азербайджана. Кроме того, на территории республики предоставлено временное убежище 2 семьям из 2 человек, прибывших из Афганистана.

По оценке региональной благотворительной общественной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Набат» положение беженцев в Дагестане можно назвать катастрофическим. Попрание их элементарных прав стало обыденным явлением. Страшная нищета, безысходность, отсутствие крыши над головой, болезни, невозможность посещения школ многими детьми беженцев – вот неполный перечень проблем, обрушившихся на многих и многих жертв войны в соседней республике. Произвол чиновников различных калибров, в чью компетенцию входит прием, регистрация, обустройство беженцев и вынужденных переселенцев, оказался в некогда гостеприимной республике не менее страшным и жестоким, чем испитая до дна чаша страданий в Чечне.71

С сентября 1999 года большое количество вынужденных мигрантов из Чеченской Республики переселилось в Дагестан, в частности, в Ногайский, Тарумовский, Кизлярский районы. Количество вынужденных переселенцев не потерпело видимых изменений. К ним теперь применяются требования, не имеющие отношения к действующему законодательству. К примеру, от вынужденных переселенцев, проживающих в Кизлярском районе, требуют идентификацию личности через дактилоскопию. На запрос о разъяснениях по данным указаниям, нарушающим права вынужденных переселенцев, ответа нет.

Порой беженцы из других регионов вынуждены покидать Дагестан, не найдя здесь помощи и поддержки..

«Жители станицы Бороздиновская, живущие в палаточном лагере «Надежда» под Кизляром, собираются до конца августа переехать на постоянное место жительства в сельские районы Пензенской области.

Решение навсегда уехать с территории Северного Кавказа Представитель комитета беженцев Ахмед Ахмедов называет «вынужденным шагом». По его словам, на беженцев никто не обращает внимание и не пытается отговорить уезжать. «В Дагестане начинается борьба за власть. Им не до людских забот, а в Чечне заняты своими проблемами. Ни одна организация не оказывает помощь беженцам, хотя в лагере есть больные, дети и старики», - заявил Ахмедов. По его словам, готовность покинуть Чечню и Дагестан выразили 120 семей.

…Напомним, что Бороздиновские события начались 4 июня 2005 года после того, как неизвестные вооруженные люди провели в этом населенном пункте спецоперацию. При этом 11 человек пропали без вести, один погиб, сгорели четыре дома».72

РАЗДЕЛ 3

Соблюдение основных политических свобод

Право на периодическую смену власти через выборы

Основные органы законодательной и исполнительной власти являются выборными на основе равного всеобщего избирательного права при тайном голосовании. Народное собрание РД в составе 121 депутата избирается сроком на четыре года.

Главой Республики Дагестан является президент РД, назначаемый президентом РФ.

Таким образом, глава государства – президент республики – избирается не всеобщим и прямым волеизъявлением граждан республики, а является назначенцем.

Тем самым нарушены избирательные права граждан республики, гарантированные Конституциями Дагестана и России и Международным Пактом о гражданских и политических правах. Так, согласно ст. 32 Конституции РФ и аналогичной статьи Конституции РД каждый гражданин имеет право «избирать и быть избранным в органы государственной власти…». А согласно ст. 25 Международного Пакта «Каждый гражданин должен иметь, без какой бы то не было дискриминации,… и без необоснованных ограничений возможность: …голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе равного всеобщего избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей. Согласно же ст. 17 Конституции РФ «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права…», так как они «…не отчуждаемы и принадлежат каждому от рождения».

Фактически Народное собрание РД с точки зрения Российского законодательства является нелигитимным органом власти, поскольку выборы происходили по Закону РД «О выборах депутатов Народного собрания РД». Данный Закон содержал ряд норм, противоречащих Конституции РФ и федеральному Закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

В 2003 году в республике принята новая Конституция РД, в которой устранены противоречия с российской. Однако действие данного положения будет продолжаться до новых выборов в Народное собрание РД.

Право на организацию местного самоуправления

«Любая должность в Дагестане продаётся и покупается», - заявил спикер парламента республики Муху Алиев через одну из центральных газет. Назвал конкретные цифры, должность главы районной администрации - $300 тыс., министра - до $500 тыс. долларов.73

Сложная социально-политическая ситуация сложилась в Ногайском районе.

«14 депутатов районного собрания голодают в зале заседания администрации. Народные избранники хотят таким образом привлечь внимание к драматической ситуации, сложившейся вокруг выборов главы муниципального образования «Ногайский район». Голодовку объявили депутаты-оппозиционеры, сторонники кандидата на пост главы, председателя районного собрания Темирбека Абдулкадырова. Как утверждают сами голодающие, они не будут принимать пищу до тех пор, пока не отстранят от должности нынешнего главу и не определятся с датой выборов». 74

«В пятницу в Каспийске, на главной площади, планировалось всенародно обсудить вопрос о приватизации городского парка, расположенного на берегу моря. Однако обсуждение так и не состоялось. Вместо этого «чисто консультативный митинг», как назвал его один из организаторов - «временно не работающий» Магомед Абакаров - вылился в полуторачасовую перепалку между устроителями мероприятия и сотрудниками каспийской администрации, а также их сторонниками.

К назначенному времени на площади собралось около трех тысяч каспийчан.

«Сотрудники администрации вышли на площадь, чтобы открыть людям глаза и дать отпор тем, кто устроил этот митинг», - прокомментировал пятничное событие по телефону корреспонденту «НД» заместитель главы каспийской администрации Сергей Кравченко».75

«В Кумухе, райцентре Лакского района, прошел митинг, участники которого выразили недоверие главе района Нематуллаху Алиеву.

По словам представителей оппозиции, идет откровенный грабеж района, 80 % всех бюджетных средств, поступающих в район, расхищается, сельское хозяйство поставлено в такие кабальные условия, что с трудом выживает, при этом остановить грабеж не может никто, так как глава стал безраздельным правителем, узурпировав власть в районе и чувствуя абсолютную безнаказанность.

Заместитель главы Шамиль Гафуров, курирующий экономику и соцкультбыт, прорехи в экономике объяснил отсутствием внимания со стороны руководства республики к проблемам Лакского района.

Согласно милицейским сводкам, на главной площади Кумуха собралось около 1000 человек. Главный активист оппозиционеров Джахпар Капиев сказал, что основная цель митинга - донести до руководства республики и района, в каком бедственном положении находится хозяйство района и его народ.

Митингующие говорили о регулярных пьянках, проходящих в администрации, о выдавливании с муниципальных должностей всех неугодных, сокращениях, основной целью которых была управляемость системы, о том, что не решаются проблемы газификации, водоснабжения, энергоснабжения.

Митинг принял резолюцию: обратиться в правительство республики с требованием проверить целевое использование бюджетных средств, поступивших в администрацию и ЖКХ района в 2000-2005 годах; проверить законность отчуждения прикутанных земель Лакского района, находящихся в Бабаюртовском районе. И, наконец, начать сбор подписей о недоверии главе администрации Лакского района».76

Право на равный доступ к государственной службе

В законодательстве республики нет дополнительных ограничений для занятия государственных должностей, однако фактически устанавливаются квоты по национальным признакам. Руководство целыми министерствами закрепляется за представителями той или иной национальности, а то и тем или иным кланом.

Права политической оппозиции

Представители политической оппозиции практически лишены доступа к СМИ, контролируемым государством.

Запрет на пропаганду войны, на подстрекательство к дискриминации и насилию

РАЗДЕЛ 4

соблюдение основных социальных и трудовых прав

Право на приемлемые условия труда и заработной платы

В Дагестане сегодня минимальная заработная плата – 450 рублей, тогда как прожиточный минимум составляет 1578 рублей. Согласно данным из сборника Московского статистического управления, Дагестан в ряду показателей по среднемесячной заработной плате по крупным и средним предприятиям находится на самом последнем месте, и эта цифра составляет 1949, 0 рублей.

Заработная плата в Дагестане почти в три раза ниже в среднем, чем по России, а безработица достигла примерно 60 % от трудоспособного населения республики (данные НППВД).

«Здесь тоже есть проблемы. В Дагестане на сегодня один из самых низких уровней доходов населения. А удельный вес расходов на государственное управление и местное самоуправление в консолидированном бюджете республики значительно выше среднероссийского», - сказал Дмитрий Козак. Было предложено действовать более прозрачно, честно, эффективно и слаженно. И пока региональная власть не поймет, что причины именно в этом, а не в том, что война, и можно многое списать, эффекта не будет ни в борьбе с криминалом, ни в устранении экономического отставания»77.

Право на гарантированное минимальное медицинское обслуживание

Заболеваемость населения

Основными причинами, вызывающими смертность населения продолжают оставаться болезни системы кровообращения, органов дыхания и новообразования.

По состоянию на 1 августа 2005 г. эпидемиологическая обстановка в республике оставалась напряженной по вирусному гепатиту А, В и С, по острым кишечным инфекциям, по острым инфекциям верхних дыхательных путей. За январь-июль 2005 г. выявлено 37 человек с болезнью, вызванной вирусом иммунодефицита человека.

По официальным данным практически по всем показателям республика находится на последних местах в Российской Федерации, что свидетельствует о низком уровне экономического потенциала республики.

Социально-демографическая ситуация, сложившаяся в республике, сложна и противоречива. С одной стороны - Дагестан один из трех регионов России, где сохранилась благоприятная демографическая ситуация (уровень рождаемости обеспечивает численное замещение поколений родителей их детьми), а, следовательно, и рост численности трудовых ресурсов, с другой - Дагестан традиционно является регионом, где проблема занятости всегда стояла остро.

Основными причинами общей смертности населения остаются болезни системы кровообращения, органов дыхания и новообразования. При этом смертность мужчин выше (53 %) смертности женщин (43 %). Особо следует отметить причину смертности населения от социально - обусловленных инфекций и особенно от туберкулеза. Данная проблема довольно часто освещается во всех средствах массовой информации, но с 1992 года все еще отмечается рост основных эпидемиологических показателей на 39 % и количество заболевших на 100 тысяч населения составляет 81 человек. Среди них особенно велик удельный вес больных с деструктивными формами туберкулеза - около 55 %. Среди зарегистрированных больных туберкулезом городское население почти в 3 раза выше, чем сельское. На самом деле больных гораздо больше. Многие не попадают в поле зрения врачей, особенно сельское население.

По состоянию на 1 января 2005 г. эпидемиологическая обстановка остается напряженной по гриппу, острым кишечным инфекциям, паротиту эпидемическому, краснухе и некоторым болезням социально обусловленной инфекции.

«Дагестан, Карачаево-Черкесия и Ставропольский край входят в число регионов с высокой степенью заболеваемости гепатитом А, в народе известного как желтуха. Данные об этом содержатся в постановлении главного санитарного врача РФ Геннадия Онищенко «О состоянии заболеваемости населения вирусным гепатитом А и мерах по ее снижению». В Дагестане показатель заболеваемости составил 22 на 100 тысяч человек. Основной причиной высокого уровня заболеваемости являются недостатки в обеспечении питьевой водой приемлемого качества».

Онищенко отмечает недостаточный объем и несвоевременное проведение противоэпидемических мероприятий. Низким остается охват населения вакцинацией даже в субъектах с высоким уровнем заболеваемости вирусным гепатитом А.78

Уровень несоответствия воды по микробиологическим показателям, согласно материалам той же публикации, в Дагестане равен 49, 3 %. Низким остается охват населения вакцинацией.

Время от времени вспыхивают эпидемии дизентерии. вызывает беспокоство распространение СПИДа.

«За последние девять месяцев увеличение числа ВИЧ-инфицированных достигло небывалого количества - 123 новых заболевших. Наиболее напряженная ситуация сложилась в Дербенте, - об этом РИА "Дагестан" заявил главный врач Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИДом Абдулла Абдуллаев.

На 1 января 2005 года в Дербенте (который мы сегодня взяли как пример изучения общей обстановки со СПИД в республике) был зарегистрирован всего 21 случай ВИЧ-инфицирования. Уже к началу этого года число виченосцев достигло 83 человек. Т. е. рост за год составил почти 300%.

При подсчете теневых вирусоносителей специалисты зачастую применяют практику "упрощенного подсчета". Т. е. из расчета 10-15 очагов заражения возле каждого носителя ВИЧ. По этому методу можно подсчитать, что 83 дербентских ВИЧ - инфицированных - это в среднем тысяча возможных носителей опасного вируса. Это и есть тот самый злополучный 1 % населения».79

Анализ данных, характеризующих состояние здоровья населения и санитарно-эпидемиологической обстановке в республике Дагестан за последние три года, показывает, что республика остается одной из самых неблагополучных для жизни регионов страны. Даже столица Дагестана г. Махачкала, где проживает 1/5 часть населения республики, занесена в десятку экологически неблагополучных городов российской федерации. В последние 5 лет значительно возросло количество инвалидов по причине болезни туберкулезом, психическим расстройствам, травмам.

По стандартам Всемирной организации здравоохранения, о благополучии в плане туберкулеза можно говорить, если число заболевших не выше 30 человек на 100 тысяч населения. По имеющимся данным, на 100 тысяч населения по Дагестану приходятся 94 заболевших.

Ситуация с правом на охрану здоровья и получение медицинских услуг никак нельзя назвать благополучной даже по российским меркам. Конституционно закрепленные права на бесплатное медицинское обслуживание повсеместно нарушаются или же серьезно ограничиваются.

Право на экологическую безопасность

Экологическая обстановка в республике - весьма неблагополучная. Гибнет уникальный реликтовый Самурский лес, где продолжаются варварские вырубки редких пород деревьев. Крупнейший в мире и высочайший в Европе бархан Сары-Кум с собственной уникальной флорой и фауной засоряется отходами, в его районе продолжается добыча песка, губительная для этого природного дагестанского феномена. Здесь продолжается выпас скота, имеют место захват земли и самовольная застройка. За последние 30-40 лет его высота уменьшилась на 20 метров.

«Экологическая обстановка в Дагестане ужасающая. Главная проблема – Каспий», - так отразили данную проблему в программе «Вести – Дагестан» от 16 апреля 2004 г.

Загрязнение Каспия превышает все допустимые нормы в сотни раз. Ежегодно в республике сбрасывается 1,5 куб. км неочищенных сточных вод, из них около 100 млн. куб. м – фекальные стоки, которые идут в Каспийское море. В то же время очистные сооружения и канализационные сети в ряде случаев не действуют. В гг. Дербенте, Буйнакске, Южносухокумске очистные сооружения разрушены, а в г. Избербаше они не достроены. В последние годы наблюдается массовая гибель тюленей на Каспии. Несмотря на то, что охраной рыбных запасов Каспийского моря занимается множество служб и организаций, включая силовые структуры, браконьерство процветает. При этом зачастую контролирующие службы потворствуют браконьерам. Специалисты полагают, что если оно будет продолжаться в таких масштабах, через 10-15 лет осетровые породы рыб в море исчезнут. Тем более что 85 % осетрового стада Каспия нагуливается в районе дагестанского побережья. Требует восстановления стоящий на грани полного уничтожения уникальный заповедник – Аграханский залив Каспийского моря.80

«Судьба Каспийского моря по-прежнему волнует мировое сообщество — с нового года ООН запретила торговлю черной икрой. Однако браконьерство — не единственная угроза уникальным биоресурсам Каспия. Не меньший вред может принести освоение шельфа нефтяниками, о радужных перспективах которого мы слышим уже несколько лет. Эксперт Каспийской экологической программы Ахмед Мунигиев.

- Пять лет назад в отчете о причинах гибели каспийских тюленей вы писали, что экосистема Каспийского моря находится на грани срыва. Как вы охарактеризуете ситуацию сейчас?

- Тогда ситуацию можно было наблюдать визуально, потому что все побережье было усыпано трупами тюле ней, хотя правительство пыталось не заметить этого — я храню, как курьез, постановление правительства, где говорится, что гибели тюленей в Дагестане нет. Но сейчас очень трудно ответить, какова ситуация, по
тому что органы экологического контроля ничего не контролируют. Лаборатории разрушены, государственные структуры не работают. Какие-то фрагментарные сведения, фоновую картину мы получаем от Гидромета, санэпидстанции, кое-что благодаря исследованиям нашего экологического центра, но без государственного финансирования мы не можем проводить регулярные наблюдения. Так что объективной картины просто не существует».81

Большинство предприятий нефтегазодобывающего комплекса имеют незарегистрированные источники выбросов, поэтому природоохранительные службы не могут точно оценить степень воздействия загрязняющих веществ на окружающую среду. Размеры штрафов за экологические нарушения оказываются, как правило, меньшими, нежели ущерб, понесенный окружающей среде. Данные обычно скрываются.

Неблагоприятной является ситуация с питьевой водой в Махачкале. Устаревшие очистные сооружения требуют капитального ремонта, они не в состоянии стабильно обеспечивать городское население питьевой водой. В результате из положения выходят, обеззараживая питьевую воду избыточным количеством хлора, что само по себе приносит вред здоровью человека и окружающей среде.

Махачкалинские городские очистные сооружения, давно требующие реконструкции, обслуживают треть города. Бытовые стоки оставшихся двух третей сбрасываются в Каспий, вследствие чего на протяжении почти десяти лет в летнее время на городских пляжах складывается неблагоприятная санитарно-эпидемиологическая ситуация. В общей сложности за год в море сбрасывается более 80 млн. кубометров сточных вод.

25 % поверхностных и подземных источников воды в республике не отвечают санитарным нормам.

Причина загрязнения источников в подавляющем большинстве случаев - отсутствие зон санитарной охраны.

Северные районы Дагестана (Ногайский, Бабаюртовский, Кизилюртовский, Тарумовский, город Южно-Сухокумск) используют воду Терско-Кумского бассейна, в котором содержание мышьяка в несколько десятков раз выше нормы.

С повышенным содержанием мышьяка в воде связывают высокий уровень онкологических заболеваний в Северном Дагестане.

В питьевой воде Хасавюртовского, Буйнакского, Ахтынского районов повышено содержание железа. Это вызывает аллергию и болезни крови. Повышенное содержание минеральных солей касается Казбековского, Кулинского, Бабаюртовского, Хасавюртовского, Ногайского, Тарумовского, Дахадаевского районов и городов Дербент, Кизляр, Южно-Сухокумск. Опасность высокой минерализации воды в том, что она повышает солевую нагрузку на организм и приводит к образованию камней в почках. Проблема осложняется еще и тем, что на очистных сооружениях в этих районах и городах специальные фильтры-умягчители не применяются.

При этом в воде не хватает йода и фтора. Недостаток йода - причина того, что каждый второй дагестанец болен эндемическим зобом. Дефицит фтора в питьевой воде - причина того, что кариесом страдает 90 % населения.

Воду обеззараживают хлорированием. Это единственный метод, применяемый в Дагестане. В результате многочисленных аварий и утечек водопроводная вода вторично загрязняется из-за смешивания с грязными (а иногда и канализационными) стоками.

Использование такой воды вызывает вспышки острых кишечных инфекций и распространение вирусного гепатита А.

Дагестанцы продолжают употреблять потенциально опасную для здоровья воду. Более 50 % населения республики вынуждены использовать для питья воду, не отвечающую гигиеническим нормативам.

«Десятки жителей Буйнакска госпитализированы в первой половине июня с диагнозом «острая кишечная инфекция», более 80 % из них - дети. Об этом сообщила и. о. начальника Буйнакского управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзора) по Дагестану Айшат Абдусаламова.

По словам Абдусаламовой, ситуация с кишечными заболеваниями в этом году «в разы хуже, чем в предыдущие годы».

«С января заболели 205 человек, в прошлом году - 88 за тот же период, - сказала она. - С апреля случаи обнаружения инфекции участились, а пик пришелся на 7-8 июня, когда было больше десяти случаев в день».

Причиной вспышки инфекции Айшат Абдусаламова считает неудовлетворительное состояние городских коммуникаций, изношенность которых, по ее словам, составляет 75 %. Вследствие этого произошла утечка канализационных вод и попадание их в водопровод».82

В республике ежегодно выбрасывается в атмосферу более 120 тысяч тонн вредных веществ. В Махачкале загрязненность атмосферного воздуха пылью превышает нормы в 2,7 раза, по окиси углерода – в 1,3 раза, по окислам азота – в 1,25 раз. Содержание бензпирена, обладающего канцерогенными свойствами, в атмосферном воздухе превышает нормы в 2,9 раз.

Загрязненность водных источников нефтепродуктами также превышает все нормы. В р. Терек – 45 предельно допустимых концентраций (ПДК), кроме того – 1,5 ПДК цинка, в р. Сулак – 7,4 ПДК нефти, 2,2 ПДК цинка, 3 ПДК меди.

Республика Дагестан относится к территориям с нестабильной санитарно-эпидемиологической обстановкой. Она остается напряженной, а по инфекционной заболеваемости ухудшилась.

Нередко администрации городов и районов выделяют в нарушение Закона «Об охране окружающей природной среды» земельные участки для недропользования. Это песчаные, каменные карьеры. Только в г. Дербенте и в Дербентском районе их насчитывается более двадцати. Под угрозой гибели находятся самурские, кайтагские, присулакские леса.83

Неблагополучная экологическая обстановка сложилась в регионе Черных земель и Кизлярских пастбищ, которые занимают 30 % территории республики и являются зоной отгонного животноводства. 78,5 тыс. гектаров их превращены в открытые пески. Около 60 % пастбищ сбито в средней, сильной и очень сильной степени, 24 % засорены вредными и ядовитыми травами, 71 % подвержен эрозии. (По данным экологического клуба «Эко-дао»).

Красная книга Республики Дагестан включает в себя более 300 видов растений и животных, которые находятся под угрозой исчезновения. Среди них – безоаровый козел, занесенный в Красный список Международного союза охраны животных и вместе с тем не имеющий убежища на заповедной территории.

РАЗДЕЛ 5

положение отдельных наиболее уязвимых групп и нарушение их прав

Положение национальных меньшинств

По переписи 1926 года в Дагестане было зарегистрировано 32 коренных и 49 мелких народностей. (Сборник «Районирование Дагестана», Махачкала, 1930, Орготдел ЦИК Дагестана, стр. 11). Сейчас, в соответствии с Российским законодательством, Госсовету РД дано право определять, какой народ является «коренным», а какой нет. В результате «коренными», или т. н. «конституционными, являются 14 народов.

В результате возникают национально-этнические протесты представителей народов, которых автоматически присоединили к той или иной, как правило, более многочисленной народности.

Одно из таких постановлений было принято 18 октября 2000 года Госсоветом Дагестана. Оно называется "О коренных малочисленных народах РД". В нем говорится, что коренными малочисленными народами Дагестана являются аварцы, агулы, азербайджанцы, даргинцы, кумыки, лакцы, лезгины, таты, табасаранцы, ногайцы, рутульцы, русские, цахуры, чеченцы-аккинцы. Парадокс ситуации в том, что в соответствии с Федеральным законом "О гарантиях прав  коренных малочисленных народов Российской Федерации", коренными малочисленными народами считаются те, численность которых составляет менее 50 тысяч  человек, а численность вышеназванных народов, за исключением агулов, татов, рутульцев и цахуров, намного превышает 50 тысяч. Фактически в Дагестане проживают 32 коренных народа, 18 из которых были исключены из этнической карты Дагестана.

В Северном Дагестане имеется 14 таких же малочисленных народностей, которые не имеют статуса отдельного этнического образования или народности. Между тем, они, как и малочисленные народности Южного Дагестана, исторически имеют свои территории, языки и самосознание, как любой другой этнос и как таковые признавались в течение всей их истории до переписи населения в 1926 году. В последующих переписях они обозначены как аварцы, и не имеют никаких льгот, а также прав, предусмотренных федеральным и местным законодательством о малочисленных народах. Федеральный закон, в котором говорится, что Дагестан в этническом отношении уникальная страна и что Госсовет Дагестана должен определить, какую из народностей можно считать за отдельный этнос, и кого нет, специалистом Дагестанского научного Центра Российской Академии Наук профессором Мамайханом Агларовым назван «умопомрачительным».

До сих пор сказываются последствия локальных депортаций.

«В 1944 году Правительством СССР и ДАССР было совершено преступление, заключавшееся в стопроцентной депортации дидойского народа из родных мест в Веденский район Чечни.

В результате депортации погибло большое количество людей, был нанесён огромный материальный ущерб коренному малочисленному дидойскому народу и его генофонду. Были разрушены и сожжены 46 аулов Цунтинского района. Была уничтожена сельская инфраструктура, нарушен веками сложенный уникальный уклад жизни. Затем через 13 лет, с возвращением чеченцев в свои родные места, жители Цунтинского района вместе с другими дагестанскими народами были вынуждены переселиться обратно в свои родные места или на то, что от них осталось.

Недавно в районном центре Цунтинского района в селении Кидеро состоялся 5 съезд дидойского народа. На съезде обсуждались проблемы и нужды дидойского народа, который сильно пострадал в результате двойного насильственного переселения в 1944-1957 годах.

Эти проблемы являются актуальными и не решенными и до сих пор. Дидойцы еще не получили полной государственной реабилитации, несмотря на наличие конституционных гарантий и другой необходимой законодательной базы.

Более 80 % территории района занято скалами, лесами, реками и местами, не пригодными для проживания. При таком дефиците земель для среды обитания дидойцев с прошлого года в пяти разных местах района началось строительство больших военных объектов федерального значения в непосредственной близости от населенных пунктов и на самых дефицитных сельскохозяйственных угодьях (пашни, сенокосы и пастбища). Идет притеснение многих фермерских и личных подсобных хозяйств района, которые веками занимались производством сельхозпродукции. Президиум Национально-культурной автономии «Дидойцы» пытается урегулировать существующую проблему правовыми методами.

Правительством РД было принято постановление «О социально-экономическом развитии Цунтинского района и Бежтинского участка». Прошел год, но, к сожалению, и это постановление Правительства РД, как и в прошлые годы, остается на бумаге. По многим пунктам постановления Правительства РД практически ничего не сделано.

Стремясь к восстановлению исторической справедливости, V съезд дидойского народа постановил ходатайствовать перед Государственным Советом, Народным Собранием и Правительством Республики Дагестан:

- в первое постановление съезда народных депутатов ДАССР от 23 июля 1991 года внести дополнение «...выселенный в марте-апреле 1944 года полностью дидойский народ признается репрессированным», а в п. 5 после слов чеченцы-аккинцы добавить слово «... и дидойцы»;

- разработать комплексный план государственных мероприятий по восстановлению нарушенных прав и интересов насильственно переселенного дидойского народа в 1944 и 1957 годах, восстановлению исторической справедливости, улучшению их социально - экономических, культурно-бытовых условий жизни и компенсации материального ущерба.

  • создать нормальные условия для сохранения и развития дидойского языка, истории и культуры.

  • подготовить необходимые документы для воссоздания исторически существовавшего национально-территориального образования андо-дидойских народов - «Андийский автономный округ».

- строительство объектов недвижимости военного городка и погранзаставы привести в соответствие с действующим законодательством «О коренных малочисленных народах».84

Несмотря на протесты жителей с. Ботлих, в районе идет строительство военного городка на землях, принадлежащих жителям этого селения.

«В субботу на окраине Ботлиха около тысячи местных жителей заблокировали дорогу, ведущую к строительству военного городка. Пикетировать стройку ботлихцы намерены до полной консервации объекта.

Решением правительства РФ на окраине села будет размещена мотострелковая бригада Министерства обороны. Военнослужащих и технику собираются ввести из Грузии. По мнению жителей села, военный городок представляет для жителей города большую опасность, так как его планируют разместить на территории, предназначенной для посадки деревьев и новостроек.

Активисты также потребовали, чтобы министр обороны публично извинился перед ботлихским джамаатом за нанесенное оскорбление. Вячеслав Иванов в "Независимом военном обозрении" заявил, что строительство военного городка прежде всего обусловлено тем, что в этом районе популярны идеи ваххабизма.

… Сельчан опередили милиционеры, прибывшие из Цумадинского, Ахвахского и Гумбетовского райотделов. В бронежилетах и с дубинками в руках они еще с раннего утра перекрыли все подъезды к стройке. Вокруг объекта на каждой сотке наблюдали за происходящим уже федералы.

… Масштабы строительства действительно впечатляют. Два ряда ограждения из железобетонных блоков и колючей проволоки огородили территорию, превышающую почти 100 гектаров. Для солдат и офицеров заложены фундаменты пяти трехэтажных домов.

С начала строительства военного городка в Ботлихе подскочили цены на жилье и продукты питания. Баранина выросла в цене вдвое - с 60 до 120 рублей за килограмм. Если раньше в Ботлихе можно было снять квартиру за 150 рублей в месяц, сегодня ниже тысячи не сыщешь. Но в самом большом убытке - владельцы магазинов и рынков стройматериалов. Посудите сами, зачем покупать на рынке мешок цемента за 110 рублей, когда у военных он стоит 40 рублей. Бетономешалку (4 куба) продают за 2 тысячи, а оцинкованный профильный лист шестиметровой длины - за 350 рублей.85

«Сельские жители уже две недели контролируют подъезды к воинским частям, тем не менее стройка продолжается. Возводится бетонный забор, солдаты обносят его вторым, проволочным. Все это время военные пользуются горючим и стройматериалами, которые имелись у них в запасе

Kaк рассказали ботлихцы, за неделю до того, как перекрыть дорогу, они разослали в органы федеральной и республиканской власти письма с просьбой решить вопрос. Но никакой реакции не последовало.

Военные здесь уже почти десять лет. В начале строительства военного городка по решению сельского собрания среди ботлихцев провели опрос: как они к этому относятся?

Девяносто девять процентов, если не все сто, высказались против строительства городка. Эти данные сейчас находятся в сельской администрации.

Со дня первого митинга ботлихцев прошло полгода. За это время состоялось множество встреч с чиновниками разных уровней. Но результат по-прежнему один: городок хоть и медленно, но продолжает строиться. Несмотря на это, решимости в отстаивании прав на свою землю у горцев не убавилось.

- Городок ставит под угрозу существование ботлихского народа как этноса, - говорит Муртуз Гасангаджиев. - В начале апреля наша делегация ездила в Москву. Там мы встретились с первым заместителем министра обороны России Александром Белоусовым, депутатом Госдумы Магомедом Гаджиевым, председателем комитета по безопасности Госдумы Владимиром Васильевым, были на приеме у помощника председателя комитета по обороне Валентина Чернобровкина. Всюду мы говорили, что строительство городка невозможно. Что даже если его здесь все-таки построят - начнется война. Наша молодежь уже сейчас готова воевать за землю. Но нам пока удается ее сдерживать. Мы просили не допустить стравливания местного населения с военными. Если надо строить, - пусть строят, но только с учетом Конституции, Гражданского и Земельного кодексов, а не вопреки им, как делается сейчас.

Юристы определили, что при строительстве городка нарушаются более ста статей различных законов. И справка об этом у нас тоже есть, - добавляет Далгат Дибиров. - Чтобы решить вопрос законным путем, мы сначала обратились в районный суд. Но он, сославшись на то, что решение вопроса не в его компетенции, направил нас в арбитражный суд. Там нам тоже ответили, что это не в их компетенции, и направили нас в Верховный суд. В Верховном сказали, что это дело арбитражного суда. Вот такое идет затягивание, переадресация и отфутболивание. А дела до сих пор нет.

По словам митингующих, если разделить все имеющиеся у села земельные угодья на число жителей, то на каждого придется только 30 процентов от установленной нормы. Дефицит пастбищных угодий на сегодняшний день составляет 6 тысяч гектаров. 60 гектаров, которые переданы военным под городок, изымаются, как говорят ботлихцы, самым издевательским образом. Малейшее возвышение поверхности - и военным участок уже не подходит. Эти неровности обносят вторым проволочным забором, так что жители села лишаются возможности пользоваться и этими клочками земли. Таким образом, из оборота, по меркам ботлихцев, уходит гораздо больше, чем 60 гектаров. Местность, где строится городок, отводилась под участки для молодых семей. Сейчас в сельской администрации лежат около 350 заявлений с просьбой выделить эти участки.

- Получается, что подрастающее поколение ботлихцев сможет строить дома только на безжизненных скалах, где нет ни воды, ни электричества, ни подъездных дорог. А в сельской местности человек не сможет прожить, если у него нет хотя бы маленького огорода и двора, где можно содержать скотину, - говорит Далгат Дибиров. - Нас поставили на край пропасти и спрашивают об условиях.

Нехватка земли в условиях растущего села - главная, но не единственная причина протеста ботлихцев. Беспокойство вызывают и высыхающие абрикосовые и ореховые сады. А их ботлихцы называют своим основным и традиционным источником заработка.

- С приходом военных была разрушена оросительная система. Началась эрозия почвы. Из-за того, что в районе садов регулярно проводятся учения и
стрельбы, сельчане лишились доступа к ним, - говорит Мурадис Шалапов. - В результате деревья начали сохнуть. И военные стали спиливать их на
растопку. Вы поймите, ботлихцы ведут оседлый образ жизни.
Мы тем и живем, что разводим сады и продаем то, что с них получаем. У государства ничего не требуем. А сейчас нас лишают и этого. У нас нет ни горных,
ни равнинных пастбищ. Ходят слухи, что изъятые 60 гектаров - это только первая ласточка.

По словам ботлихцев, каплей, переполнившей чашу их терпения, стало заявление о том, что население Ботлиха заражено идеями ваххабизма,

На самом деле люди, те, кого выставляют ваххабитами, 7 августа 99-го года, не дожидаясь указания, собрали все село, и в 10 часов все его жители
встали по периметру села в окопах с оружием и без него, - рассказывает Далгат Дибиров.

После августовских событий, вручая награды, нам говорили: «Молодцы!» - за то, что положили начало укреплению целостности России. В 99-м мы защищали землю от врагов, сейчас - от бандитов-чиновников.86

«20 октября в Арбитражном суде Республики Дагестан началось предварительное слушание дела по иску муниципального образования «селение Ботлих» к администрации Ботлихского района и Правительству Дагестана.

Суть иска - признание недействительными постановлений администрации Ботлихского района и распоряжения Правительства республики «Об изъятии земель, находящихся в ведении муниципального образования «селение Ботлих», и передаче их в ведение Министерства обороны Российской Федерации».

Основная дискуссия развернулась по поводу того, на основании чего считать земли, переданные под строительство военного городка в Ботлихе, находящимися в ведении сельской администрации. Глава администрации с. Ботлих Иса Окиев заявил, что до 1990 года эти земли принадлежали местному колхозу, а после его расформирования автоматически перешли под юрисдикцию администрации Ботлиха».87

Немало проблем у ногайского народа в связи с тем, что этот народ в 1957 году был разделен по территориальному признаку.

«9 января 1957 года Указом ПВС РСФСР № 721-4 «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР и упразднении Грозненской области» были реабилитированы чеченцы и ингуши, и восстановлена их автономия.

В соответствии с этим Указом Ногайская Степь вновь была расчленена в угоду притязаниям партноменклатур регионов и частями присоединена к субъектам РСФСР.

Раздел территории Ногайской Степи в 1957 году стал трагедией для ногайского народа.

Расчленяя Ногайскую Степь, нанесли невосполнимый вред традиционно живущему на Северном Кавказе русскому населению: расчленили мощную русскую этническую группу - терских казаков. Подвергли новой депортации с территории ЧИАССР дагестанских народов - аварцев, даргинцев, лакцев и других. «Парад суверенитетов» и последующая война в Чечне усугубили положение казаков, ногайцев, кумыков, аварцев, даргинцев, русских, осетин, казанских татар, армян и других этносов. Многие из них вынуждены были покинуть обжитые места.

Свежий пример: станица Бороздиновская стала для представителей аварского народа местом третьей депортации, начиная с 1944 года.

Положение инородцев в Чечне до сих пор незавидное. Этнические чистки были и остаются обыденным явлением в Чеченской республике. Из станицы Дубовской уезжают даргинцы, из станицы Бороздиновской уже второй раз часть аварского населения выезжает и располагается в лагере «Надежда» под Кизляром, в станице Гребенской (Тараклы) ранее проживали казанские татары. Осталось лишь около 300 человек. В селе Коби проживали осетины, в настоящее время многие из них переселились.

12 сентября 1999 г. села Кокуй, Коги подверглись бомбардировке двух военных самолётов федеральных сил, в результате чего погибли 5 человек из числа мирных жителей (двое детей).

В печати была распространена ложная информация будто в ауле Сары Су существовал ногайский батальон «мародеров Желтой воды», Так вот этот знаменитый ногайский аул, где сегодня проживают около 2-х тысяч этнических ногайцев, выглядит уныло даже на фоне современной Чечни. С помощью властных структур сары-сувцы наконец освободили школьные классы, где проживал личный состав прикомандированных силовых структур, проступки некоторых из них, в отношении мирных жителей, противоречили законам и Конституции РФ. Начальники прикомандированных подразделений после окончания срока своей командировки передавали из рук в руки (вернее продавали) вновь прибывшим списки «неблагонадежных» жителей села, составленные еще в первую чеченскую войну. Адресные проверки до сих пор продолжаются. Некоторых из этих списков давно уже нет в живых, некоторые переселились в другие регионы, а есть и такие, которые осуждены судами разных инстанций, многих родственники многократно выкупали у «правоохранителей». Ногайские семьи вынуждены оставлять Сары Су в поисках спокойной жизни. И в день Бороздиновской трагедии из Сары Су «забрали» троих, двое из которых вернулись домой.

По данным «Датского совета» в Ногайском районе было зарегистрировано 3500 человек - вынужденных переселенцев из Чечни. В 2005 г. зарегистрированы 1300 человек, а остальные из-за безысходности положения, учитывая своё бессилие перед бюрократами, недоверие властям и в поисках лучшей жизни, чтобы как-нибудь обустроить свой быт, выезжают на заработки в области Центральной России. С 1991 года официальный статус вынужденного переселенца получили всего около 50 семей. Никто серьезно не занимается проблемами вынужденных переселенцев, а у многих истекли сроки регистрации, по причине несвоевременного представления документов. Сегодня в Ногайской районе только 300 человек из числа беженцев получают гуманитарную помощь.88

Порой беженцы вынуждены покидатьдагестан, не находя здесь помощи и поддержки.

«Переселенцы из станицы Бороздиновская, находящиеся в лагере «Надежда» под Кизляром, обсуждают возможность переезда на постоянное место жительства в одну из областей России.

«Мы убедились в том, что здесь нашими проблемами никто не занимается, и поэтому решили навсегда уехать из Чечни и Дагестана», - заявил агентству «Интерфакс» представитель комитета беженцев Ахмед Ахмедов. Он отметил, что по данному вопросу предварительные переговоры уже ведутся. Как один из вариантов рассматривают переезд в сельские районы Пензенской области.

По словам Ахмедова, делегация беженцев встретилась с мэром Махачкалы Саидом Амировым и обратилась к нему с просьбой оказать посредническую помощь в решении вопроса переезда. Ахмедов заявил, что на эту вынужденную меру беженцам приходится идти в связи с тем, что условия в лагере «самые плачевные, тяжелые и ухудшающиеся с каждым днем». По его словам, среди беженцев есть 97 детей школьного возраста. «Через две недели нужно идти в школу, а мы до сих пор не знаем, где они сядут за парты, и сядут ли вообще», - заявил Ахмедов».89

Положение женщин

Крайне неблагоприятная социально-экономическая ситуация, сложившаяся в Дагестане в последние годы, отражается в первую очередь на положении женщины. В условиях сложнейшей геополитической и социально-экономической ситуации оказываются нарушены права женщины: право на труд, на доступ к культуре и образованию, право на получение медицинского обслуживания, репродуктивные права женщины.

Как устойчивую тенденцию, можно отметить миграцию матерей одиночек (вдовы, разведенные, оставленные мужьями) из сел в города в поисках способов прокормить семью. Особенно трудным является положение женщин в горных районах. Доля ручного труда здесь очень велика и труд этот крайне тяжел.

Около 28 % беременностей в Дагестане прерываются абортами - это в 2 раза больше, чем в РФ. В Дагестане практически отсутствуют исследования по методам и технике планирования семьи.

Специалисты на ближайшие годы прогнозируют дальнейшее ухудшение показателей здоровья женщин и соответственно сохранение высоких показателей детской смертности.

Уровень материнской смертности из года в год держится на высокой отметке.

Согласно официальным данным, в 15-18 % дагестанских семей супруги страдают бесплодием. Самопроизвольное прерывание беременности до 27-28 недель встречается в 2 раза чаще, чем в целом по Российской Федерации.

В большинстве случаев единственным источником питьевой и технической воды являются родники и редкие артезианские колодцы. Женщины вынуждены набирать воду в кувшины и носить воду на своих плечах по 5-6 раз в день. Горячей воды нет вообще. Проблематичным становится приготовление пищи, умывание, купание, стирка белья. Отсутствие водоснабжения ведет к антисанитарии, вспышкам инфекционных заболеваний.

В высокогорных районах у женщин более запущено здоровье, подорванное тяжким физическим трудом и скудным питанием. Каждая восьмая-девятая женщина из ста обратившихся за помощью была с подозрением на туберкулез.

Новым негативным явлением последнего времени стало появление и нарастание маргинальных групп женского населения. Положение дел с преступностью женщин таково, что на территории республики открыта уже вторая женская колония. Одна пятая часть заключенных в РД сегодня – женщины.90

Положение детей

«Каждая третья дагестанская школа не обеспечена необходимым количеством первичных средств пожаротушения. Из 1б9б общеобразовательных учреждений республики в 331 отсутствует наружное водоснабжение, а в 312 - электрохозяйство эксплуатируется с грубыми нарушениями правил противопожарной безопасности.

Таковы итоги проверок, проведенных накануне нового учебного года Управлением государственного противопожарного надзора (Госпожнадзора) Главного управления МЧС России по Дагестану. По мнению начальника управления Джаруллаха Гусейнова, переломить сложившуюся ситуацию можно лишь на правительственном уровне:

- В результате наших проверок к административной ответственности были привлечены 26 должностных лиц, в том числе директора общеобразовательных учреждений. Были вынесены предписания о приостановке эксплуатации отдельных зданий, помещений и пожароопасных участков электросетей 14 школ республики. Уже год работает без приемки государственной комиссии, а значит без санкции Госпожнадзора, школа-интернат для глухих детей в поселке Ленинкент.

Но улучшить противопожарную безопасность усилиями лишь нашей организации невозможно. Директора школ подчас просто не имеют возможности выполнить все наши предписания и требования. Они, конечно, могут повесить противопожарный щит и держать в рабочем состоянии запасные выходы, но это не обезопасит школу от возникновения пожаров. Возраст большинства зданий наших средних учебных заведений уже давно перевалил за 20 лет. 600 школ эксплуатируются уже больше полувека. За все это время лишь в единицах из них проводился капитальный ремонт. Почти 100 процентов зданий наших школ нуждаются в полной замене электросетей. А ведь основной причиной пожаров является замыкание изношенной электропроводки. Посудите сами, о какой противопожарной безопасности может идти речь в среднем учебном заведении, которое располагается в сборно-щитовом, то есть деревянном доме, где к тому же отсутствует или неисправен водопровод. А ведь таких школ у нас 177.

12 февраля в Магарамкенте в школе-интернате произошел пожар. Причина - поджог, 30 июня в буйнакской школе-новостройке по улице Ленина произошло возгорание. Причина – поджог».91

Положение военнослужащих срочной службы

Ситуация с положением дагестанцев-военнослужащих такая же, в общем, как и по всей стране – «дедовщина», т. е. неуставные отношения, побои, издевательства, унижение человеческого достоинства.

«Вот письмо, которое родители военнослужащего переслали в «ЧК»: «...Офицеры ходили пьяными, избивали нас резиновыми дубинками, обзывали нас чурками, обезьянами... Нам (6 человек) - пришлось бежать, добежали до командира части только трое, остальных, говорят, били всю ночь, одному дуло ружья засунули в рот... На нас написали 15 заявлений, будто бы мы избивали своих же...». (В/ч Сахалинской области)».92

Доходит до смертельных исходов.

13 февраля в реанимации Республиканской уфимской клинической больницы скончался рядовой строительного батальона «Главспецстроя», 23-летний дагестанский солдат-срочник Нурсулла Даутов.

«По предварительной версии, выдвинутой СМИ, солдата избили непосредственно офицеры части за неподчинение. Однако по данным Комитета солдатских матерей Дагестана, жестокую расправу над Даутовым учинили его же земляки-дагестанцы (аварец, кумык и ногаец) по наущению одного из офицеров части. Факт нанесения Даутову смертельных побоев именно дагестанцами подтверждают и его близкие родственники, выехавшие в Уфу сразу, пока парень ещё был жив и лежал в реанимации.

Известно, что Нурсулла Даутов, даргинец по национальности, являлся мастером спорта по карате и жил в поселении недалеко от Избербаша. Призванный в ряды Российской армии в декабре 2005 года, Даудов был направлен на учёбу в военное училище и затем на два месяца переведён в стройбат в Башкирию.

В поисках информации по данному факту мы обратились в Военную прокуратуру РД. Мужчина, не пожелавший представиться, сообщил, что «информация подобного характера к ним не поступала», и от прочих комментариев отказался.

Председатель Комитета солдатских матерей РД Хури Пирсаидова сообщила, что «на данный момент ещё один дагестанец, солдат срочной службы, призванный из Избербаша, лежит с тяжёлыми травмами в больнице. Его мать Луиза Манапова обратилась с просьбой о помощи. В воинской части № 25665 Пензенской области её сына избили пьяные офицеры. Его оскорбляли, наносили удары арматурой, железными прутьями, табуреткой. Издевательства продолжались всю ночь. После его уговаривали жалобу не подавать. Однако дело обернулось худшим образом: на самого парня возбудили уголовное дело».

Так и не получив вразумительного ответа от дагестанской военной прокуратуры, мы попытались связаться с руководителем Военного комиссариата, человеком, по сути отвечающим за жизнь каждого из почти 2,5 тысяч призывников-дагестанцев военкомом РД Магомедом Тинамагомедовым. К сожалению, он оказался в отъезде.

Учитывая, что случаев неуставных отношений и преследований дагестанцев по этническому признаку - множество, по данной теме мы начинаем своё месячное расследование».93

«13 февраля в Башкирской республиканской клинической больнице имени Куватова умер избитый в Уфимском стройбате солдат, призванный из Дагестана Нусрулла Даудов. Причина смерти 23-х летнего солдата - тяжелая травма черепа.

Даудов был доставлен в больницу из поселка Ново-Александровка под Уфой, где располагается стройбатальон. Сразу после госпитализации 8 февраля солдата взяли на операционный стол и для того чтобы произвести трепанацию черепа, вызвали бригаду нейрохирургов. Врачи обнаружили у него ушиб мозга и внутричерепную гематому. Уже 8 февраля Даудова перевели в реанимационное отделение нейрохирургии республиканской клинической больницы (РКБ) имени Куватова. Состояние его здоровья с самого начала характеризовалось медиками как крайне тяжелое. По словам врачей, они сделали все возможное, однако спасти Даудова так и не удалось.

До призыва в Вооруженные силы Даудов окончил университет в Дагестане, являлся мастером спорта по каратэ.

Напомним, что, по словам командира части, рядовой был избит сослуживцем в звании ефрейтора за то, что Даудов отказался мыть полы в казарме утром 8 февраля. Удар по голове оказался неожиданным, так что сам Даудов, который имел разряд по каратэ, не успел ответить обидчику.

По мнению командира, причина избиения - неуставные отношения в среде военнослужащих. Военнослужащий Даудов был призван в Вооруженные силы осенью 2005 года, а ефрейтор служил в батальоне как минимум с весны прошлого года. Стоит отметить, что и пострадавший, и обвиняемый в избиении военнослужащие родом из Дагестана. Но версия о конфликте на национальной почве не рассматривается. "Это проявление "дедовщины", - сказал источник в командовании части.

По свидетельству очевидцев, побои Даудову наносили и другие представители офицерского состава военной части, которые устроили "бои без правил".94

Нарушения жилищных прав инвалидов и престарелых

Распространенный характер в городах и районах республики носят нарушения жилищных прав инвалидов и престарелых. Так, повсеместно не исполняется требование закона об обеспечении инвалидов бесплатным жильем в муниципальном и государственном жилищном фонде, а также не производится капремонт принадлежащих инвалидам и участникам войны жилых помещений. В Махачкале на учете на улучшение жилищных условий состоят более 1500 инвалидов.

Плохо организован или вовсе не ведется учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий в городах Буйнакске, Южносухокумске, в Бабаюртовском, Тарумовском, Дербентском, Буйнакском районах, что в большинстве случаев также лишает многих из них возможности воспользоваться предоставленными льготами.

Неблагополучная ситуация с положением чернобыльцев. Газета «МК в Дагестане» отмечала: «Мало кто вспоминает о них до тех пор, пока они сами не напомнят о себе. Две основные проблемы, которыми, конечно, список нужд дагестанских чернобыльцев не ограничивается, это монетизация льгот и квартирный вопрос». Чернобыльцы год за годом не устают говорить о своих бедах – вопрос только в том, услышит ли их кто-нибудь».95

«В пресс-клубе Союза журналистов РД состоялась встреча представителей СМИ с дагестанскими чернобыльцами.

Мероприятие провел председатель Союза чернобыльцев РД Магомедшарип Шанавазов.

Пресс-конференция затронула две основные проблемы, которыми, конечно, список нужд дагестанских чернобыльцев не ограничивается, но именно эти вопросы стали сегодня особенно наболевшими. Это, разумеется, монетизация льгот и квартирный вопрос.

Как видим, чернобыльцы год за годом не устают говорить о своих бедах - вопрос только в том, слышит ли их кто-нибудь».96

Список сокращений в тексте:

ВПК – Военно-промышленный комплекс

ВС – Верховный суд

ГС, Госсовет – Государственный совет

ГТРК – Государственная телерадиокомпания

ДАССР – Дагестанская Автономная Советская Социалистическая Республика

ДУМД – Духовное Управление мусульман Дагестана

ИАЦ – Информационно-аналитический Центр

Комстат – комитет по статистике

КПП - Контрольно-пропускной пункт

МВД – Министерство внутренних дел

МК – «Московский комсомолец» (газета)

МУП – Муниципальное унитарное предприятие

НВФ – Незаконные вооруженные формирования

НГ – Независимая газета

НППВД – Независимый профсоюз предпринимателей и водителей Дагестана

НС – Народное собрание

НПО – Неправительственная организация

ОВД – Отдел внутренних дел

ОМОН – Отряд милиции особого назначения

ОМС - Обязательное медицинское страхование

ООН – Организация Объединенных Наций

ОРБ – Оперативно-розыскное бюро

ПВС – Паспортно-визовая служба

ПВС РФ Президиум Верховного совета Российской Федерации.

ППС – Патрульно-постовая служба

РГВК – Республиканская Государственная вещательная компания

РГЖК – Республиканский газетно-журнальный комплекс

РГУП – Республиканское государственное унитарное предприятие

РД – Республика Дагестан

Реском – Республиканский комитет

РОВД – Районный отдел внутренних дел

РОО – Региональная общественная организация

РПЦ – Русская православная церковь

СМИ – Средства массовой информации

СМУ – Строительно-монтажное управление

УБОП – Управление по борьбе с организованной преступностью

УБЭП - Управление по борьбе с экономическими преступлениями

УБЭТ – Управление по борьбе с экстремизмом и терроризмом

УВКБ – уполномоченный Верховного комиссара по делам беженцев

УК – Уголовный кодекс

ЧИАССР – Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика

ЧР – Чеченская Республика

ФМС – Федеральная миграционная служба

ФПРД – Федерация профсоюзов Республики Дагестан

1 Материалы Научно-практической конференции «Социально-экономические основы формирования гражданского общества в Дагестане. 24-25 ноября 2005 г.

2 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Жаркое лето 2005-го». «Черновик», № 25, 1 июля 2005 г.

3 «Анализ: Россия теряет контроль над Северным Кавказом». Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), «Der Standard» (Австрия). 27 июня 2005 г. перепечатано в «Черновике» № 25, 1 июля 2005 г.

4 Магомеднур Айнуров, "МК в Дагестане" № 4, 27 января -3 февраля 2005 г.

5 Марко Шахбанов. «Рецепт для Дагестана». «Черновик» № 46, 25 ноября 2005 г.

6 Магомед Бисавалиев. «Согласие - секрет политического долголетия». «Черновик», № 38, 30 сентября 2005 г.

7 Ник Пэйтон Уолш (Nick Paton Walsh) «Воинствующий ислам на Кавказе распространяется за пределы Чечни». «Guardian» (Великобритания) 23 сентября 2005. Перепечатано газетой «Черновик» № 38, 30 сентября 2005 г.

8 Лаура Магомедова. «Предательство, провокация, мародерство… Полпред президента не поскупился на резкие слова».

9 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Поколение не «Next». «Черновик» 3 45, 18 ноября 2005 г.

10 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Поколение не «Next». «Черновик» 3 45, 18 ноября 2005 г.

11 Виталий Портников. «Кавказские метастазы». «Черновик», № 41, 21 октября 2005 г.

12 Н. Н. Примов, кандидат юридических наук, доцент. «Как принимали конституцию». Газета «Дагестанцы», № 7-2003.

13 Загир Багиров. «Кто уполномочен нас защищать?». «МК в Дагестане» № 6, 9-16 февраля 2006 г.

14 Магомед Магомедов. «Омбудсмания гор». «Черновик» № 7, 17 февраля 2005 г.

15 Данные пресс-службы МВД РД.

16 Сергей Мигалин. "Независимая газета" от 15.03.04.

17 Газета «МК в Дагестане» № 3-2005 г.

18 «Лишение свободы… в сауне». Газета «Новое дело», № 4, 4 февраля 2005 г.

19 Газета «МК в Дагестане» № 4-2005 г.

20 «Похищают не только любимых». "МК в Дагестане" № 4, 2005 г.

21 Наталья Крайнова. «14-летний заложник освобожден из плена». «Новое дело» № 40, 14 октября 2005 г.

22 Ник Пэйтон Уолш (Nick Paton Walsh) «Воинствующий ислам на Кавказе распространяется за пределы Чечни». «Guardian» (Великобритания) 23 сентября 2005. Перепечатано газетой «Черновик» № 38, 30 сентября 2005 г.

23 Там же.

24 Иван Сухов, «Время новостей» (Интернет), 20.06.2005 г.

25 Там же.

26 «Окончательное решение». «Новое дело», № 23, 17 июня 2005 г.

27 Лаура Магомедова, Руслан Салахбеков. «Бороздиновцы оставили «Надежду». «Новое дело», № 25, 1 июля 2005 г.

28 «Окончательное решение». «Новое дело», № 23, 17 июня 2005 г.

29 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Жаркое лето 2005-го». «Черновик», № 25, 1 июля 2005 г.

30 Марко Шахбанов «Увели правого защитника...». Черновик № 41, 21 октября 2005 г.

31 Магомеднур Айнуров. Бермудский треугольник у стен прокуратуры. «МК в Дагестане», № 18, 12-19 мая 2005 г.

32 Елена Бакидова. «Мне никогда не хотелось жить так, как тогда хотелось умереть». «Новое дело», № 10, 18 марта 2005 г.

33 «Каспийское дело». «МК в Дагестане». 14-21 апреля 2005 г.

34 Ислам Абакаров. «Вор признан виновным в убийстве». Новое дело» № 16, 29 апреля 2005 г.

35 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Последние доводы». Черновик», № 16, 29 апреля 2005 г.

36 Руслан Салахбеков, Ислам Абакаров, «Достучаться до небес». «Новое дело», № 16, 29 апреля 2005 г.

37 «Достучаться до небес – 2». «Новое дело», № 17, 6 мая 2005 г.

38 Ислам Абакаров, Сергей Расулов. «ФСБ против ФСБ». «Новое дело», № 17, 6 мая 2005 г.

39 Ислам Абакаров, Елена Бакидова, Лаура Магомедова. «Будем жить от пытки до пытки». «Новое дело», № 47, 2 декабря 2005 г.

40 Жамиля Алимусаева. «Признать невиновными». «МК в Дагестане» № 7, 16-23 февраля 2006 г.

41 Диана Алиева. «С будкой и без охраны». «МК в Дагестане», 26 мая-2 июня 2005 г.

42 Багаудин Узунаев. «Бесчинство в святая святых». «Новое дело», № 21, 3 июня 2005 г.

43 Елена Бакидова. Свидетель обвинения обвиняет следователей. «Новое дело», № 25, 1 июля 2005 г.

44 3 ноября 2004 г. было совершено первое покушение на председателя отделения Пенсионного фонда России в Дагестане Амучи Амутинова. «Это одна из самых значительных политических фигур в Дагестане. Его деятельность имела ярко выраженный государственный характер» - сказал о нем заместитель председателя Пенсионного фонда РФ в РД Ахмед Муртазалиев.

45  Магомеднур Айнуров. Бермудский треугольник у стен прокуратуры. «МК в Дагестане», № 18, 12-19 мая 2005 г.

46 Елена Бакидова. «Если его били, это его личное дело...». «Новое дело», № 40, 14 октября 2005 г.

47 Тимур Мустафаев. «Невиновен...». «Черновик» № 41, 21 октября 2005 г.

48 Тимур Мустафаев. «Правозащитник без защиты…». «Черновик» № 46, 25 ноября 2005 г.

49 «Освободили под подписку». «МК в Дагестане», № 7, 16-23 февраля 2006 г.

50 Карине Магомедова. Не было причины покушаться». «МК в Дагестане», 9-16 февраля 2006 г.

51 Диана Омарова. «Посланные Минимуществом». "МК в Дагестане" № 16, 21-28 апреля 2005 г.

52 Зубайру Зубайруев, Магомед Магомедов. «Незваный Каспаров хуже татарина?». «Черновик», № 25, 1 июля 2005 г.

53 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Прошу слова». «Черновик», № 38, 30 сентября 2005 г.

54 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Апрель. Время тезисов. Нам нужна публичная открытость». «Черновик», № 16, 29 апреля 2005 г.

55 «Пустое место», «Черновик», № 16, 29 апреля 2005 г.

56 Екатерина Сафронова. «СМИ. Журналисты ругали власти». «МК в Дагестане», № 18, 12-19 мая 2005 г.

57 Министр внутренних дел РД А. Магомедтагиров.

58 Айшат Абдуллаева. «Я к вам пишу. Адильгерею Магомедтагирову. Лично». Колонка редактора. «МК в Дагестане», № 18, 12-19 мая 2005 г.

59 Записал Вячеслав Измайлов. «Любимая газета дагестанских прокуроров». «Черновик» № 73, 03 октября 2005 г., перепечатка из «Новой газеты».

60 Хаджимурад Камалов. Нужна ли СМИ цензура, или во что обходится лояльность. Газета «Черновик», № 3-2004 г.

61 Загид Варисов «Нас невозможно запугать!». Газета «Новое дело» № № 38-2005 г. Публикации на эту тему были также в № 37, а также в программе «Время новостей» ГТРК РД.

62 Загид Варисов убит в мае 2005 г.

63 «Требуйте разрешения на свободу слова», «Черновик», № 38, 30 сентября 2005 г.

64 Зубайру Зубайруев. «Ночной дозор. РРОкурорская PR-акция, или Как прокуроры бдят по ночам». «Черновик « № 39, 7 октября 2005 г.

65 Ник Пэйтон Уолш (Nick Paton Walsh) «Воинствующий ислам на Кавказе распространяется за пределы Чечни». «Guardian» (Великобритания) 23 сентября 2005. Перепечатано газетой «Черновик» № 38, 30 сентября 2005 г.

66 Ахмеднаби Ахмеднабиев. «Поколение не «Next». «Черновик» 3 45, 18 ноября 2005 г.

67 ИА REGNUM - пресс-служба МВД РД. 09.04.2005

68 «Джума-мочить?» В центральной мечети Дербента устроили кровавую мессу. «МК в Дагестане» 14-21 апреля 2005 г.

69 Лаура Магомедова. «Верхи и низы». «Новое дело», № 21, 3 июня 2005 г.

70 «Требуйте разрешения на свободу слова», «Черновик», № 38, 30 сентября 2005 г.

71 Данные РОО помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Набат».

72 Кристина Казачкова. «Беженцы готовы покинуть Дагестан». "МК в Дагестане" № 34, 25 августа 2005 г.

73 Магомед Бисавалиев. «Согласие - секрет политического долголетия». «Черновик», № 38, 30 сентября 2005 г.

74 Марат Бийгишиев. «Корпусное голодание». «МК в Дагестане», № 4, 27 января – 3 февраля 2005 г.

75 Лаура Магомедова. «Полтора часа демократии», «Новое дело», № 23, 17 июня 2005 г.

76 Ханжан Курбанов. «Лакский район требует внимания». «Новое дело», № 33, 26 августа 2005 г.

77 Лаура Магомедова. «Предательство, провокация, мародерство...». Полпред президента не поскупился на резкие слова. «Новое дело», № 48, 3 декабря 2004 г.

78 По материалам Интернет-сайта "Кавказский узел " подготовил Магомеднур Айнуров. "МК в Дагестане" № 4, 27 января – 3 февраля 2005 г. 2005 г.

79 «Московский комсомолец в Дагестане», 2-9 февраля 2005 г.

80 Данные экологического клуба «Эко-дао».

81 Наталья Крайнова. «Чем болен Каспий?». «Новое дело», № 6, 17 февраля 2006 г.

82 Руслан Салахбеков. «Канализация… в водопроводе», «Новое дело», № 23, 17 июня 2005 г.

83 Данные экологического клуба «Эко-дао».

84 Абдулкарим Ахмеднабиев. «По сей день не реабилитированы». "Московский комсомолец в Дагестане». 12-19 мая 2005 г.

85 Марат Бийгишиев. «Майдан непроездности». «МК в Дагестане», 21 - 28 апреля 2005 г.

86 Лаура Магомедова. «Нас поставили на край обрыва и спрашивают об условиях...». Двухнедельная блокада дороги пока ничего не дала митингующим жителям Ботлиха». «Новое дело», № 16, 29 апреля 2005 г.

87 Тимур Исаев. «Чья земля ботлихская?». «Черновик», № 25, 1 июля 2005 г.

88 Янгурчи Аджиев. «Горькая судьба дагестанцев». По следам наших публикаций «Дагестанцы», № 7, 2005 г.

89 «Теперь в Пензу?». «Новое дело», № 32, 19 августа 2005 г.

90 Данные «Лиги защиты матери и ребенка», рук. Айшат Магомедова.

91 Сулейман Алиев. «Школы готовы... гореть Интернат для глухих детей работает без санкции Госпожнадзора». «Новое дело», № 33, 26 августа 2005 г.

92 Сапият Магомедова. «Дагам» устав не писан». «Черновик», № 38, 30 сентября 2005 г.

93 Сапият Магомедова. «Чужой среди своих». «Черновик» № 7, 17 февраля 2006 г.

94 «Бои без правил в армии. «МК в Дагестане», № 7, 16-23 февраля 2006 г.

95 Газета «МК в Дагестане» № 3-2005 г, 20-27.1.05.

96 Магомеднур Айнуров. «Чернобыльцы: ни денег, ни жилья». "МК в Дагестане" № 3, 20-27 января 2005 г.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Хельсинкской Группы «Мониторинг прав человека» (2)

    Доклад
    Информационно-аналитический Центр «Ракурс» (ИАЦ «Ракурс») - общественная организация. Ее цели и задачи - содействие становлению гражданского общества в республике, развитию демократических институтов, содействие правовому просвещению
  2. Совместный отчет Международная Хельсинкская Федерация по Правам Человека (мхф) Московская Хельсинкская Группа (мхг) (1)

    Публичный отчет
    Международная Хельсинкская Федерация по правам человека (МХФ) является неправительственной организаций, содействующей соблюдению обязательств по правам человека, принятых Заключительным Хельсинкским Актом и последующими документами.
  3. Совместный отчет Международная Хельсинкская Федерация по Правам Человека (мхф) Московская Хельсинкская Группа (мхг) (2)

    Публичный отчет
    Международная Хельсинкская Федерация по правам человека (МХФ) является неправительственной организаций, содействующей соблюдению обязательств по правам человека, принятых Заключительным Хельсинкским Актом и последующими документами.
  4. Московское бюро по правам человека (1)

    Документ
    В данном исследовании представлен правовой и содержательный анализ специфического направления деятельности органов государственной власти и, в частности, прокуратуры Российской Федерации по деловому сотрудничеству с общественностью
  5. Отчет Московской Хельсинкской группы о деятельности за 2010 год Содержание

    Публичный отчет
    В течение всего 2010 года Московская Хельсинкская группа (далее МХГ) активно продолжала деятельность, направленную на реализацию своих уставных целей и задач.

Другие похожие документы..