Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Развитие учебно-образовательного и воспитательного процесса в системе «МГТУГА - средние школы САО г. Москвы», направленного на повышение качества под...полностью>>
'Документ'
«Наша компания маленькая (около 50 человек), но сейчас хотим расширяться и купили колхоз в разваленном состоянии. Так как в «Агро-Союзе» богатый опыт ...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Новейшая история стран Европы и Америки: 1918-1945 гг.: Учеб.-метод. пособие / Автор-составитель: Игумнова Л.О. – Иркутск: Иркутский государственный ...полностью>>

Хельсинкской Группы «Мониторинг прав человека» (1)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

… От меня хотели добиться явки с повинной. Они требовали: «Скажи, что это ты взял «Оку». А когда я сказал, что ничего по этому поводу сказать не могу, перешли к угрозам: «Или ты выйдешь отсюда калекой, или отсидишь и выйдешь, как мужчина».

… Тогда его адвокат перевел разговор на пытки, которым Гаирбекова подвергали в милиции, напомнив, что два раза его подзащитный вскрывал себе вены.

- По этому поводу был составлен материал, - сказал Магомед Гаирбеков. - Меня в присутствии прокурора и следователя осмотрел судмедэксперт. Было возбуждено уголовное дело, но я не знаю, чем все закончилось. Руку мне до сих пор не прооперировали - врачи отказались делать операцию в условиях СИЗО. Кусок сухожилия, который торчал из раны, я сам отрезал лезвием.

… - Незаконные действия ФСБ в отношении вас были зафиксированы 8 апреля 2005 года, - сказал гособвинитель Мухтар Шапиев. - А до или после этого были подобные случаи?

- Неоднократно, и до, и после, - ответил Гаирбеков. - Возили в Хасавюрт, угрожали вывезти в Чечню. Доставали автоматы, грозились, что расстреляют. Один раз надели на меня неисправные наручники и так и вернули меня в них в СИЗО, с распухшими руками. Сказали: пусть ему снимут наручники «болгаркой». Вывозили из СИЗО в 11 часов вечера. Без адвоката. Я вынужден был перерезать себе вены. Когда меня расковали, чтобы я подписал протокол, и вышли ненадолго из комнаты, я сделал это. Работники ФСБ говорили мне, что никто им ничего не сделает, куда бы я ни жаловался. Сначала требование о возбуждении уголовного дела отклонили, но адвокат обжаловал это решение, и в итоге дело дошло до суда.

Суд перешел к допросу Омара Алилова.

… - 23 июля меня вывезли в здание УФСБ, на голову надели целлофановый мешок, завели руки за спину и надели наручники. Я не мог ничего видеть, в это время в кабинет зашли люди и спросили: «Ты будешь говорить или тебя вывезти в Чечню?» Я сказал, что мне нечего говорить, а они ответили: «Наше дело предупредить». Меня спустили на лифте в подвал, потом подняли по лестнице и передали каким-то работникам. Затолкали в «Газель» и повезли неизвестно куда. Везли два-три часа, потом вывели, поставили на колени и стали угрожать. Говорили, что, если я дам показания, меня отправят назад, что у них есть постановление о моем освобождении, что в суде меня оправдают. Говорили, что у них есть документы, что они не имеют ко мне никакого отношения, что я - «похищенный человек». Я спросил, что надо подписать. Они ответили: «Скажи, что Газиев дал тебе деньги, а ты нанял Газимагомеда Гаирбекова для покушения на Амутинова». Я спросил: «Как я могу дать такие показания, если я не знаю этих людей?» Мне сказали: «Твоя судьба в твоих руках».

Потом они ушли, оставив меня каким-то людям, и посоветовали им «подогреть меня на фугасе». К моим рукам привязали провода, и я подумал, что они на самом деле хотят меня взорвать, но по проводам пустили ток. Сначала пускали ток через руки, потом через ноги, а потом связали руки и ноги вместе и продолжили пытать. Периодически они останавливались и говорили, что, если я передумал, еще не поздно вернуть тех, кто меня привез. Я неоднократно терял сознание, меня обливали водой и приводили в чувство. Потом надели противогаз и остановили дыхание, выдавливали глаза. Один из них спросил: «А если мы сейчас приведем твоего младшего сына и убьем его на твоих глазах?». Угрожали, что инсценируют попытку к бегству и убьют меня. Я сказал, что пусть лучше убьют, и они ответили, что легкой смерти мне не обещают и так легко меня не отпустят. Продолжалось это 6 или 7 часов. Мне сказали, что повезут меня в Гудермес, снова затолкали в машину и везли куда-то два или три часа, но привезли в УФСБ в Махачкале. По дороге опять предлагали дать показания: «Зачем тебе упираться? Мы поможем тебе выйти, тебе дадут условный срок...». Когда с головы сняли пакет, бригадир ФСБ спросил у меня: «Где ты был, Омар, что с тобой случилось? Приведи себя в порядок ». Меня отвели в душевую, приковали за одну руку к трубе и велели помыться. Я просил совсем убрать наручники, потому что не мог даже поднять руки. Помылся, постирал одежду и надел ее мокрой. Вечером меня привезли в СИЗО. Меня не хотели принимать, видя мое состояние, но я сказал, что у меня все нормально и претензий нет. В камере, где я сидел, меня не узнали. Работники СИЗО, которым не нужны были неприятности, вызвали врача, и он сделал записи в моей карточке. Назначили собственное расследование и допросили меня, куда меня вывозили. На следующий день — в воскресенье — я не мог подняться. В понедельник меня снова повезли в УФСБ, там надели наручники, завернули футболку на голову и оставили стоять на весь день. Так вывозили постоянно. 30 июля меня отвезли в Советский районный суд, где решался вопрос о продлении срока содержания под стражей. Адвокат увидел, в каком я состоянии, вызвал врача. 8 августа Верховный суд изменил мне меру пресечения на подписку о невыезде, и 9-го меня выпустили из СИЗО. За это время я похудел на 30 килограммов, состояние было очень плохое, я лежал в больнице.

… Тогда суд перешел к допросу последнего подсудимого — Асхабали Газимагомедова, двоюродного брата подсудимых Гаирбековых.

13 мая его арестовали: вошли вооруженные люди в масках, надели на него маску и наручники, вывели во двор, посадили в «Газель» и увезли в УФСБ. Вместе с ним забрали и его старшего брата Шамиля. Асхабали Газимагомедова продержали там целый день, маску и наручники сняли только под вечер, потом пришел следователь Марат Саидов.

- Я спросил, в чем меня обвиняют. Он ответил: «Сейчас посмотрим, в чем тебя обвинить». Потом меня предъявили кому-то на опознание. Следователь сказал, что Шамиля уже отпустили, отпустят и меня, если меня никто не узнает.

Газимагомедов предположил, что его задержали из-за митинга у здания УФСБ, прошедшего в конце апреля. Тогда он сказал в камеру тележурналиста, что все теракты в Дагестане совершают именно «фээсбэшники». И заметил, что спустя некоторое время эту камеру у журналиста отобрали. Он поделился своими соображениями со следователем, и следователь заметил: «А тебе надо было это говорить?».39

Это дело завершилось оправданием подсудимых.

«Приговор судьи основывался на таких фактах:

- В ходе допросов и опознаний следователями были допущены глубочайшие нарушения УПК как на предварительном следствии, так и в дальнейшем расследовании данного уголовного дела.

Судья также учел факт того, что к подсудимым применялись недозволенные методы ведения следствия в виде применения пыток. Эти показания были закреплены рапортом начальника медчасти Махачкалинского СИЗО № 1, а так же заключение судмедэксперта того же учреждения.

Судья признал доказательства стороны обвинения сомнительными и неподкрепленными фактами. В итоге Мавлетгерей Атаев оправдал подсудимых по всем предъявленным им статьям УК РФ».40

Нередки случаи произвольных задержаний, арестов с последующим предъявлением задержанным обвинений в терроризме.

«В Махачкале сотрудниками МВД Дагестана задержан 32-летний местный житель Сергей Пигорев.

У него в руках находился черный полиэтиленовый пакет с готовым самодельным взрывным устройством». Эта оперативная информация МВД буквально в течение нескольких часов разлетелась по всем СМИ: крупная спецоперация - задержанный Пигорев - "правая рука" самого неуловимого Макашарипова.

По словам адвоката задержанного Сахиля Гусейнова, который знал Пигорева еще до ареста, история с миной - чистая подстава.

«С момента, как он - русский - принял ислам, и началось его преследование. Под любым предлогом обыскивали квартиру, где мой подзащитный проживает с отчимом, матерью и сестрой. Заставляли заходить к участковому и отмечаться каждый вечер, хотели заставить принести его домашнюю библиотечку в милицию. Это все целенаправленная работа оперативников Кировского района по имени Арсен и Нурик, а также оперативников Хакимова И. А., Абдуллаева Г. А., Маджидова Д., которые якобы и задержали Пигорева с бомбой. Ранее его уже преследовали по национальному и религиозному признакам (год как он принял ислам), так как не могут найти тех, кто совершает взрывы в Махачкале, и зная, что за моим подзащитным никого нет».

… Сергей стал подниматься наверх по улице, по направлению к своему дому. Не прошло и двух минут, как возле него остановилась другая автомашина, из которой выбежали несколько человек, положили Сергея лицом на землю и сообщили, что являются сотрудниками милиции. Они стали спрашивать о том, что находится в пакете. Сергей ответил, что не знает о каком пакете идет речь. В пакете, который был найден по Левина, были обнаружены мина и взрывчатка.

Сахиль Гусейнов: Я был сильно удивлен, когда увидел, как приехал мой подзащитный, которого назвали террористом. Он был без сопровождения, конвоя, без наручников, приехал на такси со следователем, в руках держа какой-то пакет, и жевал булку. Неужели это матерый террорист, чуть ли не правая рука Макашарипова?! Просто все знают, что он невиновен и не представляет никакой опасности!

Мать Сергея: Когда он принял ислам, я сразу известила об этом участкового, потому как обо всем этом много нехорошего говорят по ТВ, вот с этого и начались наши проблемы.

По ее словам, после задержания в квартире сразу провели обыск, в тот момент дома была дочь и больной слепой ее муж. Сотрудники отправили ее дочь Марию открывать дверь вызванным ими же самими понятым, и когда она вернулась с ними, сотрудники начали трясти книги. Из одной книги вывалился какой-то листок. Понятые даже отказались подписывать протокол. Больше нигде обыск они не проводили.

Имам мечети подтвердил, что Пигорев регулярно посещал мечеть, и характеризовал Сергея как немного странноватого, но безобидного человека:

  • Он мне говорил, что его постоянно преследует милиция, потому что он русский и принял ислам, даже просил, чтобы я ему помог разобраться в ситуации. Он захотел принять ислам, мы не имеем права ему отказывать в этом. Да, он немного странноватый, но он не опасный для общества человек, я уверен».41

Побоям подвергаются люди, даже пришедшие на прием к милицейским руководителям МВД. «10.12.2002 года я и мой отец Курбанов Вилимет Курбанович пришли на прием к начальнику УБОП МВД РД А. Кулиеву по поводу неправомерных действий зам. начальника 3-го отдела А. Курбаналиева и зам. начальника УБОП М. Мирзаева. Нас пропустили в здание УБОП, мы прошли в приемную и сидели там, ожидая окончания совещания у Кулиева. Отец мой вошел в кабинет начальника, а я оставался в приемной, когда оттуда вышел М. Мирзаев. Увидев меня, он грубо спросил, по какому вопросу я сюда пришел?! Я спокойно ответил, что пришел жаловаться А. Кулиеву на его и А. Курбаналиева неправомерные действия. Он рассвирепел и стал меня оскорблять нецензурной бранью, после чего дал команду работникам, находившимся в приемной, избить меня и вышвырнуть из здания. Те избили меня и выкинули во двор. В это время я услышал продолжение команды М. Мирзаева, что «вы так мало наваляли п...лей, затащите его в спортзал и отрихтуйте как следует, чтобы он понял до конца своих дней, куда он пришел». Как это ни удивительно, уважаемые читатели, но команда эта была тотчас исполнена, что подтверждается актом медицинского освидетельствования М. Курбанова. Судя по этому акту, рихтовали его не за страх, а за совесть… Но в описании Мамеда картина рихтования превосходит все наши представления. «... на меня налетели не менее 15 человек, я могу опознать многих, затащили в здание и избили до потери памяти». Исполнив привычное дело, правоохранители отдыхали. Мамед между тем очнулся и, улучив момент, рванулся внутрь «святая святых», как сам он говорит, «за помощью к отцу и А. Кулиеву». Но добежать до спасительных объятий Кулиева Мамед не успел. «Когда я почти добежал до приемной, - сообщает он в заявлении, - они меня догнали, повалили на пол и стали избивать уже прямо в приемной, при этом разорвали на мне всю одежду». Потенциальный спаситель Мамеда вскрикнул и «дал команду прекратить бесчинства в его приемной. Затем он стал убеждать всех присутствующих, в том числе штатных «рихтовщиков» от МВД и их начальников, говоря: давайте, мол, мирно закроем этот вопрос, мол, Мамеду и его отцу лучше написать заявление об отсутствии у них претензий к работникам МВД». И те были вынуждены написать такую бумагу. Так закончился поход отца и сына Курбановых в святая святых МВД.

Предусмотрительно получив акт медицинского освидетельствования, Мамед написал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении избивших его («до потери памяти») сотрудников УБОП МВД РД. Как и обещал, он опознал нескольких из них и в отношении них начались следственные действия по факту превышения должностных полномочий по признакам преступления, предусмотренного ст. 286, ч. 3, УК РФ. Обвинение было предъявлено двум оперуполномоченным ОМНС - К. Мугидинову и Д. Нурулаеву. 29.08.2003 года предварительное следствие по этому делу было приостановлено по основаниям ст. 208, ч. 1, УПК РФ - «в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечения в качестве обвиняемого». «Дело тянется уже 4 года, – сетует Мамед. За это время поменялось 6 следователей».42

Подсудимые, проходившие по делу о взрыве в г. Каспийске, по их показаниям и свидетельству родственников и адвокатов, подвергались пыткам.

«27 июня в Верховном суде Дагестана возобновилось слушание по делу Ханали Умаханова, обвиняемого в организации теракта в Каспийске 9 мая 2002 года.

В этот день в суде выступали свидетели обвинения, и первой стала мать обвиняемого Патимат Умаханова. - Я хочу объяснить, как я дала показания на предварительном следствии, - сразу сказала она. - Моя подпись была получена только один раз. Меня вызвали для допроса в 6-й отдел, и там я сказала, что по конституции имею право не давать показания ни против моего сына, ни за. Я подписалась под этим же, - она указала на листок, где расписалась в том, что ей разъяснены судом права и обязанности свидетеля. - Вот и все. Видимо, после этого они что-то дописали... Теперь я понимаю, как там получают показания! … Ваш сын приезжал домой с ранениями? – спросила адвокат Умаханова Загидат Насухова.

Нет, - ответила Патимат Умаханова, - он был здоровый молодой парень...

Здесь она достала из пакета крупные фотографии Ханали Умаханова, сделанные до и после задержания. На одном из снимков подсудимый был с обритой головой, на которой выделялся большой шрам.

    - Вот такой он был раньше, сказала свидетельница, показывая фото присяжным, -
    такой - после... Судья Магомедгаджи Юсупов потребовал, чтобы она убрала фотографии. Почему моему сыну нанесли такое ранение? - спросила свидетельница. - Пусть сторона обвинения ответит!

Судья потребовал, чтобы она вышла из зала суда, но женщина не сдавалась:

- Если мне не дают говорить то, что я знаю, то зачем меня сюда вызвали?

- Ваш сын до ареста страдал психическими заболеваниями? - спросил адвокат Магомед Муртузалиев. - Нет, - ответила Патимат Умаханова. - А во время предварительного следствия его состояние ухудшилось. Его допрашивали в Кировском РОВД, избивали мешком на голове. Меня тоже избивали, потому что я просила это прекратить. После этого мой сын сошел с ума, перестал меня узнавать...

- Вы не должны принимать во внимание эти сведения, - обратился судья к присяжным заседателям. - Доказательств тому, что она говорит, нет. Вы должны руководствоваться только доказательствами по данному делу...

- Но есть другие люди, которые это видели, - запротестовала мать подсудимого. - Они тоже могут рассказать об этом. Если мне нельзя говорить то, что я хочу, то дайте мне инструкцию, и я буду читать по бумажке!

Здесь Магомедгаджи Юсупов удалил Патимат Умаханову из зала суда.

Несколько свидетелей, выступивших после нее, не смогли дать каких-либо сведений относительно участия Ханали Умаханова в организации теракта - все они знали только Джамала Турулаева, непосредственного исполнителя теракта по версии обвинения»43.

Большой резонанс в СМИ республики вызвало дело братьев Гаирбековых, обвиненных в покушении на главу Пенсионного фонда Дагестана. Их пытали во время следствия, одного из братьев вывозили на допросы с пристрастием в Чечню.

«Прошлая неделя была ознаменована для столицы Дагестана митингом необычайного размаха.

Жители Цумадинского района (в основном из с. Кванада) в первой половине дня собрались на ул. Ярагского напротив республиканской прокуратуры и перекрыли движение автотранспорта. В руках у них были лозунги: «Грязнов, не пытай наших детей!», «Освободите невинных людей из камер пыток!» - речь шла о братьях Гаирбековых, задержанных 15 марта по подозрению в покушении на главу Пенсионного фонда Амучи Амутинова.44

- У одного из них маленькие дети, а другой два года назад женился, - рассказывает, не сдерживая слез, мать братьев. - Ну какие они террористы?».

Далее она начинает что-то говорить об ужасных фотоснимках, которые ей не показали, чтобы она не плакала: там ее сын с перевязанной рукой (пытался перерезать вены, не выдержав пыток), с синяками. Позже корреспонденту «МК в Дагестане» удалось узнать, что на фотографиях запечатлено далеко не все: так, на ней не видны одинаковые ожоги на пятках Магомеда Гаирбекова - очевидно, его пытали электрическим током. Отец заключенного также рассказал о том, что его сыну подсыпают в питье психотропные средства, от которых он становится "как пьяный". Очевидно, все это делается с целью получения от заключенных признания в виду недостатка прямых улик против братьев Гаирбековых. Ведь говорят, что обыски в домах родственников заключенных не дали почти никаких результатов.

Большую тревогу вызвала у цумадинцев судьба Газимагомеда Гаирбекова – о его местонахождении почти ничего не было известно. Прошел слух о том, что цумадинца увезли в Чечню, в Ханкалу.

- Туда всегда увозят тех, кого хотят безнаказанно убить, - мрачно поделился своими страхами с корреспондентом "МК" в Дагестане" один из родственников Гаирбековых.

Позже этот слух почти подтвердился - Газимагомед обнаружился в Грозном. Живой.

…Власть имущие обещали цумадинцам все сделать, как те требуют: расследовать дело по закону и вернуть Газимагомеда Гаирбекова из Чечни. Материалы о пытках, которым подвергался Магомед Гаирбеков, переданы в военную прокуратуру. Однако там уголовное дело возбуждать отказались на том основании, что сотрудники ФСБ все равно на допрос не придут. А стало быть, что зря и время терять...».45

Избиениям подвергались и обвиняемые в организации взрыва жилого дома в г. Буйнакске.

«Во вторник в Верховном суде Дагестана прошло очередное заседание на процессе по делу Магомеда Салихова, который обвиняется в организации взрыва жилого дома в Буйнакске в сентябре 1999 года. Суд допросил в качестве свидетелей двух уже осужденных фигурантов этого дела - Абдулкадыра Абдулкадырова и Магомеда Магомедова.

- Тебя били перед допросами? - спросил Салихов /Абдлкадырова/. Председательствующий снял этот вопрос, а гособвинитель Мурад Алиев обратился к подсудимому:

- А что из этого, Салихов? Даже если его били, это его личное дело.

Магомед Магомедов, допрошенный следующим, заявил:

«В буйнакской милиции мне обещали, что они посадят меня в любом случае. И сдержали свое обещание!» И рассказал об избиениях, которым подвергали обвиняемых перед первым процессом».46

Не раз обращалась дагестанская пресса к делу Ханали Умаханова, обвинявшегося в причастности к взрыву в Каспийске и доведенного пытками до умопомешательства.

«Суд присяжных заседателей Верховного суда Дагестана 20 октября вынес оправдательный приговор по одному из самых громких судебных процессов (теракт в Каспийске 9 мая 2002 г.) Ханали Умаханову, обвинявшемуся в причастности к совершению данного теракта.

…В ходе следствия в 2003 году Умаханов был подвергнут принудительному лечению. При этом его родственники заявляли, что Ханали подвергали пыткам, в результате чего он и потерял рассудок - диагноз «приобретённая деменция».

Адвокат подсудимого Гасан Гасанов рассказал нам: «… На данный момент Ханали находится в невменяемом состоянии».

Таким образом, теракт в Каспийске остаётся пока не раскрытым. И все подозреваемые, представленные прокуратурой РД в качестве виновных, никакого отношения к теракту не имеют».47

Правоохранительными органами Дагестана 15 ноября 2005 года задержан председатель общественной организации «Ромашка» Осман Болиев. Ему предъявлено обвинение в хранении оружия и участии в незаконных вооружённых формированиях.

«Болиева задержали сотрудники ГБДД, кода он собирался выезжать на машине из своего дома в Хасавюрте. А потом почему-то он был передан сотрудникам ОМОНа. И уже при досмотре его автомобиля блюстители правопорядка «совершенно случайно» обнаружили в салоне гранату.

Как передаёт радио «Свобода», общественная организация «Ромашка» - инициатор судебного процесса по делу о похищении 19 октября 2004 года сотрудниками Хасавюртовского ГОВД жителя города Хасавюрт Яралы Исраилова.

18 апреля 2005 года на обучающем семинаре по судебной защите в Назрани Болиевым совместно с комиссаром международной комиссии юристов, юридическим экспертом Центра содействия международной защите Кариной Москаленко была составлена жалоба и направлена в Европейский суд по делу Исраилова - и Европейским судом эта жалоба признана приоритетной.

Как пояснил адвокат Болиева Ахмад Умаев, «Осман Болиев задержан и находится в СИЗО города Хасавюрт. Фант обнаружения у него гранаты вызывает у нас много вопросов».

Это не первый случай задержания правозащитников в Дагестане. 13 октября 2005 года в селении Ново-Саситли Хасавюртовского района был задержан сопредседатель правозащитной организации «Гражданская альтернатива» 70-летний Абдурахим Магомедов. Он являлся одним из инициаторов огласки информации о трагической судьбе похищенных из его села людей, среди которых был и его родной брат.

Как сообщает Региональное общественное движение «Чеченский комитет национального спасения», Болиевым был предан огласке случай убийства сотрудниками силовых структур шестилетней чеченской девочки, которую убили прямо в постели летом 2005 года в Хасавюрте во время проведения спецоперации по задержанию подозреваемых в совершении преступлений.

По мнению общественного движения, оба этих случая и стали причиной преследования Болиева и заставили пойти хасавюртовские силовые структуры на провокацию в отношении него».48

«Рассмотрение уголовного дела в отношении правозащитника Османа Болиева назначено на понедельник, 20 февраля.

Болиев подозревается в незаконном приобретении, хранении и ношении оружия. Напомним, назначавшийся на 30 января этого года суд над руководителем хасавюртовской правозащитной организации "Ромашка" Османом Болиевым не состоялся в связи с уходом в отставку судьи. Первое заседание суда по делу Османа Болиева состоялось 13 января.

13 февраля Осман Болиев был освобожден из-под стражи. Суд рассмотрел ходатайство защиты и, по словам адвоката, принял решение об изменении подсудимому меры пресечения на подписку о невыезде.

Как считает московский адвокат Сергей Бровченко, под стражей Осман Болиев содержался незаконно. "Протокол задержания не подписан даже лицом, которое его задерживало и установило, что в его карманах находятся боеприпасы. Понятые находились вообще в другой комнате и не видели их изъятия. Я опрашивал понятых, они будут давать в суде показания в пользу обвиняемого. Показаний он фактически не давал в ходе следствия. Только один раз и ни о чем", - говорит защитник.

По словам адвоката, Осман Болиев был задержан 15 ноября 2005 года сотрудниками ГИБДД под предлогом проверки информации о его автомобиле, похожем, по словам сотрудников дорожной инспекции, на числящуюся в угоне машину. Однако по пути в отделение милиции Хасавюрта автомашину Болиева остановили бойцы ОМОНа. При этом сотрудники ГИБДД передали Болиева омоновцам и уехали. Омоновцы доставили Болиева в райотдел внутренних дел Хасавюрта. В милиции правозащитника обыскали и обнаружили у него гранату в разобранном виде. Сначала Болиева также пытались обвинить в участии в незаконном вооруженном формировании. Общественная организация "Ромашка", которую возглавляет Болиев, является инициатором судебного процесса по делу о похищении 19 октября 2004 года сотрудниками Хасавюртовского ГОВД жителя города Хасавюрт Яралы Исраилова. При его участии была составлена и направлена жалоба в Европейский суд по делу Исраилова, и Европейским судом эта жалоба признана приоритетной».49

В Верховном суде Дагестана подходит к завершению процесс по делу о двух покушениях на зампреда правительства Дагестана, управляющего отделением Пенсионного фонда Амучи Амутинова.

«Братья Гаирбековы обвиняются в непосредственном исполнении двух покушений на Амутинова. Асхабали Газимагомедов - в пособничестве террористам. Организатором же терактов следствие называет Омара Алилова, начальника отдела рабочего снабжения Махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги.

7 февраля с последним словом выступил Газимагомед Гаирбеков.

Гаирбеков напомнил о том, как в конце апреля 2005 года его вывезли в Грозный и бросили в камеру ОРБ-2 (Оперативно-розыскное бюро).

- С того дня начались планомерные пытки с целью получения нужных следствию показаний. Мне надевали на голову противогаз, постоянно избивали и пытали током. Так и возникали мои подписи на протоколах допросов. Понять меня сможет лишь тот, кто прошел эти пытки. Если бы к каждому применялись эти зверские методы ведения следствия, то, в мире не оставалось бы нераскрытых преступлений.

Приговор суда ожидается 9 февраля».50



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Хельсинкской Группы «Мониторинг прав человека» (2)

    Доклад
    Информационно-аналитический Центр «Ракурс» (ИАЦ «Ракурс») - общественная организация. Ее цели и задачи - содействие становлению гражданского общества в республике, развитию демократических институтов, содействие правовому просвещению
  2. Совместный отчет Международная Хельсинкская Федерация по Правам Человека (мхф) Московская Хельсинкская Группа (мхг) (1)

    Публичный отчет
    Международная Хельсинкская Федерация по правам человека (МХФ) является неправительственной организаций, содействующей соблюдению обязательств по правам человека, принятых Заключительным Хельсинкским Актом и последующими документами.
  3. Совместный отчет Международная Хельсинкская Федерация по Правам Человека (мхф) Московская Хельсинкская Группа (мхг) (2)

    Публичный отчет
    Международная Хельсинкская Федерация по правам человека (МХФ) является неправительственной организаций, содействующей соблюдению обязательств по правам человека, принятых Заключительным Хельсинкским Актом и последующими документами.
  4. Московское бюро по правам человека (1)

    Документ
    В данном исследовании представлен правовой и содержательный анализ специфического направления деятельности органов государственной власти и, в частности, прокуратуры Российской Федерации по деловому сотрудничеству с общественностью
  5. Отчет Московской Хельсинкской группы о деятельности за 2010 год Содержание

    Публичный отчет
    В течение всего 2010 года Московская Хельсинкская группа (далее МХГ) активно продолжала деятельность, направленную на реализацию своих уставных целей и задач.

Другие похожие документы..