Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Разработка творческой заявки есть один из самых важных этапов работы. Уже в творческой заявке можно увидеть, и что самое главное, почувствовать будущ...полностью>>
'Документ'
- Обучение немецкому языку как иностранному в общеобразовательной школе и вузе;- Социокультурный аспект изучения и преподавания немецкого языка; - Нов...полностью>>
'Урок'
Тема моего инновационного педагогического опыта : «Развитие лексических навыков на основе использования ролевых игр на уроке немецкого языка в 7 класс...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Курс «Теория бюрократии» предназначен для студентов 5 курса, обучающихся по специальности «Документоведение и документационное обеспечение управления...полностью>>

Социон: первое знакомство

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

СОЦИОН:

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

Ваше образование, объясните

течение звезд и прочие планеты!

Александр ГРИН

Психология — знание, без которого человеку не обойтись. В том числе и деловому человеку. По двум причинам.

Во-первых, она помогает делать дело. Эффективно управлять. Договариваться с партнерами. Получать максимальный результат.

Во-вторых, и самый прагматичный коммерсант же­лает обеспечить себе высокое качество жизни — в работе и вне ее.

Спору нет, “Мерседес"— это праздник, который всегда с тобой. Но есть еще одна ценность: красота человеческих отношений. Создать ее труднее, а разбить легче, чем “Мерседес”. И счастлив только тот, кто поз­нал эту красоту. А остальные богатые — плачут.

Это очевидно многим. Даже при нашем “диком” капитализме.

А кому не интересно сотрудничество с инофирма­ми? И вот, как никогда остро, ощущаем мы недостат­ки своего английского и... скажем так, культуры че­ловеческого общения.

Ага, на курсах секретарей знают точное определе­ние: “Деловая этика”. Или еще, так: “Психология ус­пеха”. Кто сегодня скажет, что это “смешной” пред­мет? Секретарь должен быть этичным. По крайней мере, в деловой обстановке.

Погоди, скажет умудренный жизнью босс. Можно не учиться, да иметь подход к людям. А иного, сколь­ко ни учи...

Не учиться — оно, конечно, можно. Да только кое-чему научиться нужно.

А с умудренным читателем (даже если он и не босс) мы согласны; большинство настоящих психоло­гов — это не те, что с дипломом психолога. Правда, точно так же клан настоящих психологов не совпа­дает с кланом боссов.

Во все времена находились талантливые люди, ко­торые предвосхищали научные положения психологии.

Вот, например, как характеризует своего героя со­чинитель детективов Гордон Макгил:

“Его представления о человеческой природе были смутными, он не разбирался в мотивах поведения того или иного человека, постоянно удивляясь, как по-разному реагируют люди на определенные явле­ния. Но вот уловить суть какой-нибудь проблемы он мот за считанные секунды”.

Да это прямая иллюстрация Юнга1.

Но вернемся к этике,

Автор позабыл марксистско-ленинское определе­ние этики, сам же он определяет ее как систему от­ношений человека к основополагающим жизненным ценностям, прежде всего — к другим людям.

Едина ли этика? Нет: критерии нравственности могут быть различными в разных этических системах. Есть этика буддистская и мусульманская, крес­тьянская, мещанская и так далее.

Единственно правильной этикой автор видит христианскую мораль, ибо она есть выражение эти­ки Творца.

Не секрет, что многие люди не могут (или не хо­тят, так как полагают, что это ослабит их позиции) разделить по-настоящему такие, к примеру, положе­ния христианской этики, как “люби врага своего”. Чтобы облегчить себе жизнь, они придумали своды формальных законов, правил поведения, которые по­лучили название — “этикет”,

Любой согласится, что большинство правил этике­та лишено здравого смысла, и тем не менее люди со слабым природным чувством нравственности горой стоят за их соблюдение.

Например, обманывать делового партнера неэтич­но, но этикет это допускает — при условии, что вы обманываете “вежливо”.

Проницательные англичане зафиксировали эту ситу­ацию в иронической формуле: “Хорошая мина при пло­хой игре”. Кстати, и сами англичане придают до стран­ного много внимания, к примеру, ритуалу трапезы...

Но ведь часто происходит и наоборот: чистые в эти­ческом смысле побуждения человека выражаются в нес­колько корявой форме, и этикет их не принимает.

Да пусть человек держит ложку, как хочет! Пусть даже льет соус на скатерть! Лишь бы человек был хороший...

Американские психологи Джон Гордон и Ричард Бэндлер свидетельствуют:

“В Калифорнии каждая группа психотерапевтов имеет свою этику (по нашей терминологии этикет. — О.С.). Например, чтобы быть хорошим коммуникато­ром, вы должны одеваться, как рабочий фермы”.

Так что же изучают на курсах наши секретари?..

В идеале психологическое образование (по край­ней мере, для непсихологов) должно представлять собой компактную и целостную систему психологи­ческих знаний, которая заключала бы в себе и глу­бокую идейную (этическую) основу и — одновре­менно — служила бы действенной психотехникой, т.е. имела аппарат, естественно приспособленный к решению практических задач реальной жизни.

В общем-то, любое направление в психологии — будь то психоанализ или, например, модное сейчас на Западе нейролингвистическое программирование — в той или иной мере претендует на эти качества, Однако истинную революцию с точки зрения как этики, так и психотехники, произвела возникшая в конце 1970-х и окончательно сформировавшаяся в начале 90-х годов новая психологическая наука — соционика.

Датой рождения соционики принято считать 1978 год, когда появилась работа А.Аугустинавичюте2 «Ду­альная природа человека».

Сама Аушра Аугустинавичюте дает следующее оп­ределение: «Соционика — наука о соционе, соционной природе человека и соционной структуре общества».

Что же это за материя такая — социон? Вот с этим нам и предстоит разобраться в данной главе.

Социон есть совокупность шестнадцати типов чело­века, называемых соционическими типами. Таким обра­зом, соционика относится к типологическим наукам, она классифицирует людей по соционическим типам.

Теперь следует уточнить понятие «соционический тип». Но прежде поговорим о типологиях вообще.

Читателю известно деление человечества по двум типам: мужчина и женщина. Класс в данном случае носит название “пол”. Вряд ли у кого-либо вызовут сомнения естественность и правомерность такой клас­сификации.

Любой человек может быть отнесен к одному из полов, и никаких иных полов в природе не сущест­вует. Бывают, конечно, различные патологические “промежуточные” случаи, но даже в этих случаях всегда определяется истинный, “основной” пол.

Существует множество других типологий челове­ка. Безусловно-естественными могут считаться расово-национальное деление, возрастное и т.д. Введение таких классификаций имеет смысл только с опреде­ленной точки зрения. Так, детям 14 лет не следует смотреть эротические фильмы, однако билет в трам­вае им нужен такой же, как и взрослым.

Можно придумать, например, такую интересную классификацию: блондинки с серыми глазами и блон­динки с карими глазами. Здесь вопрос, много ли про­ку в такой типологии, выдвигается на первый план. Впрочем, может быть, сероглазые блондинки как раз отличаются от кареглазых каким-то значимым психо­логическим качеством.

До сих пор речь шла о классификациях, правомоч­ность которых оспаривать невозможно.

Существует еще уйма надуманных, зато наукооб­разных типологий. Классический пример — теория четырех темпераментов. Читатель, конечно, знаком с ней: сангвинический, холерический, флегматический и меланхолический темпераменты смешиваются в че­ловеке в любых пропорциях.

В отличие от типологии по цвету глаз, теорию темпераментов можно бесконечно опровергать и до­казывать, что и делают уже много веков ее сторон­ники и противники.

Суть проблемы все же, по-видимому, в том, нас­колько полезна данная научная типология, что дает она для понимания природы человека и объяснения его реального поведения.

Теоретический аппарат соционики тоже, в принци­пе, можно подвергать сомнениям. На то он теорети­ческий аппарат. Недоверие, однако, сменяется настоящим восхищением, когда вы убеждаетесь, сколь за­мечательно соционика “работает”, т.е. описывает кон­кретные жизненные ситуации.

Итак, что же такое соционический тип?

Сразу оговоримся: соционический тип — довольно тонкая материя. Пожалуй, правильнее всего будет опре­делить его как информационное устройство человека.

В каждом из нас от рождения встроена информа­ционная “машинка”, или способ восприятия, отраже­ния (переработки) и продуцирования информации. А информация, как известно, — всеобъемлющее понятие, включающее в себя любые слова, суждения, умозаклю­чения, действия, поступки людей плюс все остальное, что только есть вокруг нас. Вся наша жизнь, по сути, — это сплошная работа с информацией, и каждый че­ловек имеет для этой работы свой инструмент.

Соционика мимоходом дает ответ на интересней­ший вопрос: одинаково ли люди видят мир? Оказы­вается, все-таки нет.

Если даже два недальтоника смотрят на красную книгу, они, конечно, могут сойтись во мнении, что это книга и что она красная, однако дальнейший ход мыслей будет у них похожим лишь в том случае, если эти люди информационно устроены одинаково.

Соционический тип не следует понимать только как способ организации психики человека. Социо­нический тип проявляется в индивидууме очень мощно, по всем возможным каналам. Это и особен­ности конституции (строения тела), и характерные черты лица, стиль разговора и манера двигаться (моторика). У людей одного типа схож вокал (т.е характеристики голоса: тембр, интонации), им свой­ственна склонность к одним и тем же болезням, И многое, многое другое.

Но, разумеется, люди одного соционического типа идентичны далеко не во всем.

Важно, что соционная природа человека если и имеет более короткую историю, чем половая приро­да, то не намного.

Вскоре после того, как Господь создал Адама и Еву, Он сотворил и шестнадцать соционических ти­пов. Возможно, это произошло одновременно с раз­делением народов при Вавилонском столпотворении Автор склонен считать, что данную библейскую прит­чу следует трактовать именно в том смысле, что Тво­рец смешал информационные языки. До этого, по-видимому, люди были информационно универсальны, что и дало им повод возомнить себя богоравными.

Но даже суровому материалисту-прагматику дол­жно быть очевидно, что соционический тип имеет надполовую и надрасовую природу.

Это значит, например, что мужчина и женщина одного соционического типа ближе по человеческой сущности, чем две женщины разных типов. Славянин и негр одного типа похожи больше, чем два индейца. Не по внешности, а по своему внутреннему складу.

Однако, такая ситуация не отменяет половых и расовых особенностей. Нет, эти особенности имеют столь же глубокую природу и существенную значи­мость, как и соционический тип. Но в этом-то никого убеждать не нужно...

Стереотипы половых ролей настолько закоснели (мужчина — силач, добытчик; женщина — предмет обхаживания), что один психолог опубликовал, к при­меру, такой совет: “Подарите своему мужу на день рождения большую хозяйственную сумку, ведь драка в очередях соответствует его природным наклоннос­тям...” Психолог этот — разумеется, дама. И именно такие вот дамы возмущаются, когда им на день рож­дения дарят кастрюлю.

Соционика не только расставляет все по местам, но и делает это высоко гуманистично. Недаром мы говорили, что она — новая этика.

Соционика считает естественным делом для тонко чувствующего мужчины писать стихи или воспиты­вать детей, для умной и волевой женщины — руко­водить предприятием или летать в космос. И к этой справедливости многим еще предстоит привыкать.

Соционическим типом человек обладает с момен­та рождения. А может быть, еще в утробе матери (на этот счет исследований пока не проводилось).

Все данные указывают на то, что соционический тип заключен в генотипе.

К 2000 году ученые обещают полностью расшиф­ровать геном человека. Наверняка, среди множества других, они опишут и ген соционического типа.

Всего соционических типов, как уже упоминалось, существует шестнадцать. Почему именно шестнадцать, ни больше ни меньше? Откуда взялось это число?

На такой вопрос можно ответить с двух точек зре­ния. Во-первых, шестнадцать типов возникают в те­оретическом построении аппарата соционики (см. Ап­пендикс Б). Во-вторых, сам по себе этот факт еще ничего не значил бы (мало ли каких теорий можно настроить'), если бы не обнаружилось, что каждый живой конкретный человек может быть иденти­фицирован с одним и только одним из шестнад­цати типов, составляющих социон.

Вот этот-то факт, по-научному называемый пря­мым экспериментальным подтверждением теорети­ческой модели, и говорит прямо и однозначно о том, что соционическая модель чрезвычайно удачна. Еще бы: теория “угадала” существование в природе шес­тнадцати типов человека!

Так что, если хотите, 16 — это одна из мировых констант, и нет здесь никакой мистики: знает же на­ука другие мировые константы, такие как скорость света в вакууме или масса покоя протона.

Мы подошли к черте, у которой пора обозначить соционические типы, дать им имена. Вот они:

Названия выбраны с таким расчетом, чтобы они отражали существенные и специфические черты, при­сущие каждому данному типу.

Так, мы предпочли название “Плановик” назва­нию “Прагматик”, ибо прагматиками являются также Дизайнер и некоторые другие типы, поэтому обозначение “Прагматик” не удовлетворяет требованию спе­цифичности. В то же время, имя “Плановик” точнее отвечает сущности данного соционического типа.

Еще одно важное замечание: названия типов сле­дует понимать с максимальной общностью.

Так, Механик — это не только превосходный ча­совых дел мастер или автослесарь, он — механик во всем, даже в отношениях с людьми.

Плановик — это не просто работник бухгалтерии ЖЭКа, но человек, который постоянно планирует, просчитывает, прогнозирует.

Массовик может ассоциироваться, в первую оче­редь, с массовиком-затейником, но это также человек, чья стихия — стечение народа, бурная активность, он стремится концентрировать на себе внимание, распо­ряжаться людьми. Заметим, что имя “Распорядитель” было бы менее удачным, поскольку страсть распоря­жаться характерна и для некоторых других социони­ческих типов.

Психолога, даже если он собирает на заводе теле­визоры или работает в математическом институте, больше всего занимают человеческие глубины.

Оператор — это не обязательно телефонистка. Это человек, который умеет безупречно выполнять работу, отыскивать в любом процессе оптимальную технологи­ческую цепочку. Здесь нелишне вспомнить, что до ок­тябрьского переворота хирург назывался оператором.

Читатель, конечно, обратил внимание на то, что социон мы разбили на четыре группы, по четыре типа в каждой. Эти группы называются квадры, и каждой квадре присвоена буква греческого алфави­та:

В чем смысл такого деления социона? Дело в том, что квадра представляет собой некую целостность: для всех типов одной квадры общими являются определенные ценности, которые задают психологическую атмосферу, свойственную данной квадре. Эта атмосфера явственно ощущается в груп­пе, где присутствуют члены лишь одной из квадр.

В следующей таблице представлено описание квадровых особенностей:

Квадра

Характеристика

Главная ценность

Императив общения

Эйфористы

Наслаждение

Независимость

Организаторы

Иерархия

Строгость

Активисты

Борьба

Конкурент­ность

Гуманисты

Согласие

Доброжела­тельность

Императив — значит основополагающий принцип общения, принятый в квадре.

Читатель легко может представить себе, что про­изойдет, если укомплектовать, к примеру Активиста­ми — духовную семинарию, а Гуманистами — бри­гаду рэкетиров.

А между тем, в жизни часто именно так и делается.

Изучайте Соционику, господа!

ВИРТУОЗ НА СВОЕМ МЕСТЕ

Бог хочет, чтобы ни одни человек

не жил в этом мире без работы.

Но не менее очевидно и то, что Он хочет,

чтобы каждый был счастлив в своей работе.

Джон РАСКИН

Однажды, в 1992 году, консалтинговая фирма, воз­главляемая автором, поместила в газетах рек­ламное объявление:

АНСАМБЛЬ СОЛИСТОВ — ИДЕАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ВАШЕЙ ФИРМЫ.

Оптимизация структуры персонала по принципу:

КАЖДЫЙ СОТРУДНИК — ВИРТУОЗ НА СВОЕМ МЕСТЕ, СОГЛАСОВАННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПОТЕНЦИРУЕТ ДЕЛОВОЙ УСПЕХ!

Отклик был ошеломляющий. Позвонил всего один клиент — девушка. Она спросила; “Уточните, какие солисты вам нужны? Вокалисты?”

Заметим: до 1 апреля оставалось полгода.

Подозревая, что дружное недоуменное молчание предпринимателей было вызвано отнюдь не тем, что их фирмы давно пришли к идеальному состоянию, а скорее нулевой осведомленностью о возможностях со­ционики в деловой сфере, мы и решили написать эту книгу. В целях разъяснения упомянутой рекламы...

Проблема № 1 для каждого руководителя — это его кадры, его команда. Вряд ли отыщется такой босс, который стал бы это оспаривать.

Да, доход, да, результат, но и сам этот результат создается теми, кто трудится рядом с вами плечом к плечу.

Нужно быть, извините, в высшей степени недале­ким человеком, чтобы недооценивать значение лич­ностных качеств работников и взаимоотношений внут­ри фирмы. Даже у коммунистических начальников хватало ума выдвигать на первый план “человечес­кий фактор”.

Встречается такая позиция: вот, мол, разбогатеем, встанем на ноги, тогда сможем себе позволить занять­ся психологией. Сейчас, мол, не до этого...

Так с людей, если хотите знать, дело начинается, кадровый вопрос — это первый вопрос, который должна решить фирма, особенно если она еще не встала на ноги.

Можно, конечно, “выжимать” из людей результат, закрывая глаза на бесконечное кипение интриг, кон­фликтов в коллективе, хроническое неудовлетворение сотрудников, превратившихся в невротиков. Такой стиль “руководства”, надо сказать, весьма распрост­ранен на нынешней стадии нашего доморощенного капитализма.

Но ничто в этом мире не сходит с рук даром: люди не выдерживают дикой атмосферы, царящей в такой фирме, и уходят, даже невзирая на высокую зарплату.

Удручающая текучесть кадров является бичом такого горе-руководителя. Если еще учесть, что прежде дру­гих уходят самые ценные сотрудники...

Долго ли будет процветать такая фирма?

Отбирать людей сугубо по деловым качествам — тоже неверно. Психологические аспекты значимы в не меньшей степени, чем даже профессиональный опыт того или иного сотрудника.

Автор уверен, что это станет очевидным для каж­дого, кто дочитает до конца нашу книгу.

И еще одну вещь поймет вдумчивый читатель: соционический менеджмент — такая же серьезная и сложная наука, как, например, менеджмент финансо­вый. Или даже сложнее. А значит — по плечу только профессионалу (и то, между прочим, не каждому).

Поэтому трижды заблуждается тот “мудрый” босс, с которым мы уже имели честь познакомиться в пре­дыдущей главе: руководящее кресло, в его понимании, отождествляется с данными незаурядного психолога.

Действительно, ему, как начальнику, над людьми власть имущему, в какой-то мере подвластна судьба подчиненных. Но вряд ли (ой, вряд ли!) ему открыты тонкие механизмы, определяющие то, что происхо­дит в таком непростом мире человеческих личностей и взаимоотношений.

В выигрыше всегда оказывается босс, обладающий достаточно высокой культурой для того, чтобы подходить к работе с людьми, во-первых, со всей серьезностью, а во-вторых — научно грамотно. Как это давно делается в цивилизованных странах.

При подборе новых работников в американских фирмах используется метод психологического анализа, для чего от кандидата требуют; анкету; заявление, написанное от ру­ки; фотографии (анфас и в профиль).

Специалисты кадровых служб подвергают фотографии анализу с помощью физиогномических таблиц. Анкета и заявление кандидата на должность подвергаются прежде всего графологическому анализу.

Анкета содержит 140 вопросов, ответы на которые ана­лизируются не столько по их содержанию, сколько со сто­роны стиля и характера изложения, где непроизвольно про­являются особенности личности кандидата.

В итоге под благовидным предлогом предприниматели отказывают до 60% претендентов.3

Гуманна ли такая процедура? Ответ однозначен: да.

Гуманизм заключается в том, что 20% отобранных попадают в нормальные условия работы, и именно эти люди действительно нужны фирме. Соответству­ющим образом будут строиться и отношения между работниками и администрацией.

А остальные, те, которых на все лады проанали­зировали и затем “забраковали”? Им, конечно, нем­ножко обидно, но не очень. Каждый из них получает письменный отказ в исключительно вежливой форме, в котором обязательно подчеркивается; “Вы не дол­жны комплексовать по поводу недостатка у Вас ка­ких-либо способностей. Просто был очень большой конкурс претендентов, и мы были поставлены перед необходимостью выбора...”

Было бы хуже, и для человека и для фирмы, если бы сотрудника, “не вписывающегося” в существую­щую структуру, пожалели, или приняли “по блату”, или как-то еще (отечественные бизнесмены знают уйму исконно-посконных способов, не знают только единственно правильного: научного).

Вот одна из главных причин того, что наша эко­номика по сей день ковыляет на костылях, а также того, что на подавляющем большинстве предприятий чуть ли не весь персонал пребывает на грани психи­ческого срыва.

В большинстве зарубежных компаний каждый кандидат подвергается всестороннему анализу. Широко развита сеть специальных оценочных центров. При приеме на работу меньше внимания уделяется формальным знаниям, а боль­ше человеческим и деловым качествам кандидата.

Не обязательно искать бухгалтера суперопытного, пусть это будет способный молодой человек, имею­щий, конечно, соответствующее образование и прак­тический опыт, но главное — обладающий высоким общим культурно-интеллектуальным уровнем, стрем­лением к профессиональному самообразованию... И еще, добавляет соционика, складом личности, кото­рый гарантирует быстрое достижение вершин в дан­ной области4 и возможность результативного взаимо­действия с остальными членами команды. Не правда ли, весомое добавление?

Забегая вперед, скажем: соционические аспекты зна­чимы настолько, что “перевешивают” вес остальное.

На Западе соционики еще не знают. Мы имеем огромную фору!

Итак, чем же характеризуется, с точки зрения со­ционики, тот или иной склад личности и каковы про­фессиональные рекомендации для него?

Подробно исследуем этот вопрос для всех шест­надцати соционических типов.

ВУНДЕРКИНД

Склонен к отвлеченным размышлениям, исследо­ванию абстрактных вопросов. Всегда полон необыкновенных идей. Видит перспективные возмож­ности, открывающиеся в окружающем мире.

Логичен в высказываниях, легко понимает взаи­мосвязь явлений. Может, не испытывая чувства дис­комфорта, длительное время заниматься логической работой: изучением и систематизацией литературы, программированием и т.п.

Стремится к тому, чтобы окружающие видели в нем волевого, решительного человека. Не пасует пе­ред внешним давлением, смело идет “против тече­ния”, доводя до конца свою линию.

Плохо ориентируется во взаимоотношениях лю­дей. Может допускать неэтичное поведение, при этом в ответ на замечания раздражается.

Нуждается в красивой, гармоничной обстановке. С удовольствием выслушивает советы, касающиеся эс­тетики. Старается интересно одеваться.

Предпочитает “живую” эмоциональную беседу. Яр­кие эмоции партнера оживляют его, побуждают к деятельности.

_________________

Каждый из Вундеркиндов считает себя гениаль­ным, Во всяком случае, впереди идущим. Это прояв­ляется и на бытовом уровне, не всегда красиво. Так, Вундеркинд не переносит, если кто-то идет по тро­туару впереди него. В этом случае “гений” наступает на пятки, старается обогнать, а затем — сдерживать вас своей спиной.

Завышенная самооценка у Вундеркинда имеет не­которые основания. Так, он действительно непрерыв­но генерирует необычные идеи.

Не все Вундеркинды — Эйнштейны, но даже на рабочем месте, например, грузчика Вундеркинд твер­до уверен, что среди грузчиков (и всех остальных людей) ему нет равных, потому что он нетрадицион­но видит способ продевания паса под шифоньер.

Конечно, Вундеркинду стоит заниматься наукой. Там есть простор для его вычурной фантазии. И есть вероятность, что идея действительно окажется стоя­щей и будет по достоинству оценена ученым миром. Известны примеры.

Так, Вундеркиндами были Эйнштейн, Карл Маркс и Зигмунд Фрейд. Лучшему из Вундеркиндов — Аушре Аугустинавичюте — принадлежит идея соционики.

В то же время. Вундеркинду трудно быть психоло­гом. Ведь психология — это непрерывное выяснение внутренней сути человека, постоянное возникновение, видоизменение и разрушение отношений с людьми.

Вундеркинду дано глубинное видение, которое хо­рошо работает, будучи нацеленным на что угодно, только не на живого человека.

Вундеркинд смело даст вычурные оценки людям (в своем традиционном духе), но эти оценки слишком мало совпадают с реальностью.

Еще большая трудность заключается в том, что отношения между людьми, а также вопросы этики служат для Вундеркинда настоящим камнем преткно­вения. Он никогда не знает толком, как следует об­ращаться с людьми.

По сей день ортодоксальные психоаналитики казу­истически чтут традицию, восходящую к Фрейду: они кладут пациента на кушетку, а сами садятся позади его головы, так что человеческий контакт сведен до мини­мума. Некоторые даже утверждают, что это делается для повышения эффективности сеанса.

А между тем, мизансцена эта имеет один-единст­венный смысл: доктор Фрейд, как Вундеркинд, прос­то-напросто не любил общения с людьми. Он больше уставал от одного живого пациента, чем от написа­ния тома “Толкование сновидений”.

Нам довелось наблюдать, как один наш коллега-соционик сказал клиентке, которая просила продиагностировать ее тип: “Принесите вашу фотографию, c ней работать мне будет проще...”

Одна женщина Вундеркинд — долгое время ра­ботала в Киеве на телефоне доверия. Представляете, к примеру, звонят ей по поводу несчастной любви... Ей было тяжело, но гораздо страшнее другое. Наверняка, в часы ее работы число самоубийств возрастало.

Вундеркинду непосильно тяжело работать педаго­гом, воспитателем. Несмотря на то, что он, в общем, хороший диагност, из всех врачебных профессий Вун­деркинду подойдут лишь рентгенология и хирургия, где общение с пациентом, как таковое, минимально.

Соответствующими данному складу личности яв­ляются профессии абстрактно-технические (матема­тик, инженер-конструктор, программист и т.д.).

В деловой сфере Вундеркинд нужен тогда, когда требуется разрушить рутинную схему, предложить новые, оригинальные пути развития предприятия.

Власть над людьми Вундеркинду лучше не пре­доставлять. Для выполнения функций менеджера, ад­министратора существуют более подходящие типы.

Если Вундеркинд выбивается в начальники, тут уж отсутствие у него таланта человеческого общения проявляется в полной мере. “Почерк” такого руково­дителя характеризует не столько даже авторитаризм, сколько бестактность.

Вундеркинд-начальник действует по принципу: “Да, я веду себя некрасиво, зато я гениальный, поэтому могу себе это позволить”.

Вундеркинд способен возглавлять нетрадицион­ные направления, в том числе наукоемкие, что само по себе весьма ценно.

Впрочем, Вундеркинду этого объяснять не нужно — о своей необыкновенной ценности он всегда ос­ведомлен лучше, чем окружающие...

СИБАРИТ

Тонко разбирается в красоте, обладает превосход­ным эстетическим вкусом. Умеет одеваться кра­сиво и оригинально. В доме создает теплую, уютную обстановку. Большой приверженец комфорта, при этом стремится разнообразить впечатления и ощущения.

Быстро и точно оценивает настроение человека. Очень общителен, слывет обаятельным собеседни­ком. Эмоционален, импульсивен, бывает вспыльчив. Обожает интриги, но конфликты старается разрешить (в свою пользу).

Старается всюду успевать вовремя.

Может совершать нерациональные поступки. Лю­бит делать покупки, при этом безошибочно выбирает наилучший товар. Однако лишен уверенности в сфе­ре финансов и технологии. Если занимается этим, то без особого успеха.

Симпатизирует людям, которые преисполнены интересных идеи, устремлены в будущее, занимаются зна­чительным, перспективным делом. Любознателен, с удовольствием послушает о разных таинственных вещах.

Очень ценит во всем логическую стройность и непротиворечивость. Люди, умеющие показать взаи­мосвязь вещей, приводят его в состояние восторга.

_________________

Эстетизм Сибарита вовсе не заключается в безу­держном стремлении к наслаждениям. Скорее, это проявляется в самобытном художественном вкусе, а также в умении получать истинное удовольствие от обычных, казалось бы, вещей.

Сибарит кажется мягким, теплым, “уютным” чело­веком. Однако это впечатление верно лишь до определенной степени.

Сибарит бывает и весьма жестким — как в эмоциональном, так и в физическом плане. Он напоминает кошку: ласковая нега легко может перехо­дить в когтистое нападение. Недаром так здорово оз­вучил кота Матроскина Сибарит Олег Табаков.

Сибарит обычно находит себя незаурядной лич­ностью. Пожалуй, только Вундеркинду, который неп­рерывно с милой беззастенчивостью требует пальму первенства. Сибарит готов ее уступить.

Впрочем, многое зависит от воспитания: бывают ис­ключительно интеллигентные и скромные Сибариты.

Счастлив тот Сибарит, который избрал своей про­фессией живопись, искусство, артистическую дея­тельность. Оперетту наверняка придумал Сибарит, Всплески эмоций, манерность, интрижки — вот сти­хия Сибарита в сфере человеческих отношений. Вспомните многотомную хронику дворцовых интриг и мушкетерских трапез Сибарита Александра Дюма.

Неплохо ладит Сибарит и с техникой. Каждый Си­барит влюблен в мотоцикл (не только мужчина, но и женщина). В мотоцикле его пленяет не столько техни­ческое чудо (хотя покопаться в механике, как и в крас­ках, стряпне и т.п. Сибариту, в общем, приятно), сколь­ко даримое им ощущение полета, “живой” скорости.

Довольно часто Сибариты идут в техники или математики. Но это не лучшее решение. Больших успехов на такой стезе Сибарит вряд ли достигнет.

Что касается медицины, то это будет хороший выбор. Практически по всем медицинским специаль­ностям. Хороший, но не лучший.

Сибариту кажется, что он знает людей и является превосходным психологом. Это не совсем так. Дей­ствительно, люди — это стихия Сибарита. Но к дан­ной сфере он подходит, в основном, в разрезе эсте­тических впечатлений. По этому каналу можно иног­да получать весьма тонкие результаты, но для психолога важнее другое: постоянное достоверное проник­новение во внутренние механизмы человеческой ду­ши и объективную суть взаимоотношений людей. В психологии Сибариту, во всяком случае, есть смысл заниматься физиогномикой.

Талант красиво одевать людей, а также кулина­рию, интерьер-дизайн и архитектуру мы отнесем к разряду художественно-артистических профессий...

Из Сибарита получится также отличнейший дач­ник или фермер. (Помните, кот Матроскин: “Вот куп­лю еще одну корову...”?)

Внимание: бизнес Сибариту противопоказан!

Когда Сибарит приходит на рынок, то любо-доро­го посмотреть, с каким действительно незаурядным вкусом он выбирает сало или абрикосы, но впечатле­ние безвозвратно портится, как только дело доходит до расценок и расчетов...

“Средний класс”: в одной хорошо известной нам фирме девушка-Сибарит работает главным экономис­том. Образование: экономический вуз. Стаж: около 10 лет. Приходит в дрожь от необходимости подписать рядовую платежку. Бегает консультироваться на сей пред­мет с главным бухгалтером, которая по типу Софист. Невротизирована до крайней грани, за которой — кли­нический психоз. Аргументация президента фирмы; “За­то она патриот, верный фирме человек...”

Надо сказать, что Сибаритов просто-таки магни­том тянет в коммерцию. Их удельный вес в рядах торгашей-“челночников” может вызвать почтение. В одном киевском Сбербанке весь персонал представ­лен этим соционическим типом. И только управляю­щая Сбербанком — Плановик.

Сибарит-начальник всего себя посвящает сибаритс­тву. С подчиненными не церемонится. На пути к желан­ному креслу бывает не столь уж щепетилен. Запросто может выжить коллегу или “уйти” подчиненного.

СОФИСТ

Любое явление подвергает логическому анализу. При этом мыслит непредвзято, демонстрирует воз­никающие парадоксы, совершает неожиданные логи­ческие ходы. Любит подискутировать, готов отстаивать свою точку зрения в споре с любыми авторитетами. Предмет изучает глубоко, старается проникнуть в первоосновы.

Привержен простому, без излишеств, образу жиз­ни. В быту недостаточно подтянут, чаще, чем следу­ет, находится в состоянии “расслабленности”.

Стремится познать разнообразие мира человечес­ких характеров и отношений. В общении вежлив, старается быть “хорошим” для всех. Этические нор­мы черпает из литературы, кино, из круга общения. Тем не менее, во многих ситуациях оказывается нес­пособным правильно проинтерпретировать этико-психологические аспекты.

Грешит неадекватным проявлением волевого на­пора. Не уверен в оценке своего физического само­чувствия. В качестве компенсации испытывает тягу к закаливанию, физическим упражнениям, физичес­кому труду.

Нуждается в ярком эмоциональном фоне. Испы­тывает удовольствие от общения с эмоциональным собеседником. Сам также интенсивно эмоционирует, особенно в дискуссиях.

Особое значение придает эстетизму. Его идеал — всеобщая красота и целостная гармония мироздания.

_________________

Способность к логическому анализу традиционно ассоциируется с “умом”. Соционика развенчивает это заблуждение. Она предлагает точные обозначения для всех видов “ума”: логического, этического, интуи­тивного, сенсорного.

Каждый человек в чем-то слаб, а в чем-то талант­лив. Коммуникатор, с его слабыми логическими за­датками, блестяще разбирается в тонкостях челове­ческих характеров. Сибарит, с его жалкой коммер­ческой жилкой, любому даст сто очков вперед в сво­ем художественном видении мира.

Мы не хотим преуменьшить достоинства Софис­та, но справедливость требует подчеркнуть, что сре­ди Софистов и Механиков — типов, у которых ло­гика является сильнейшим качеством, недалекие, низ­коинтеллектуальные личности встречаются столь же часто, как и среди всех остальных типов.

Тем не менее, в субъективном восприятии самого Софиста, который ощущает в себе способность ло­гически анатомировать определенные вопросы, этот инструмент кажется всесильным, что побуждает Со­фиста применять его к любым предметам.

Между тем, далеко не всякая сфера человеческой мысли подвластна “голой” логике. Поэтому Софист, например, — весьма посредственный психолог. Тем не менее, Софистов в психологии — тьма; их прив­лекает возможность плодить наукообразные статьи, насыщенные мертвыми логическими конструкциями, одновременно развивая свою слабую функцию: по­нимание человеческих отношений.

Данная функция у Софиста, лишь чуть менее сла­бая, чем у Вундеркинда, отличается приторной книж­ностью, косностью, стремлением узко следовать то­му, что мы выше назвали этикетом.

Наукообразие результатов Софиста обеспечивает ему быстрейшую, по сравнению, например, с Психо­логом, защиту диссертации по психологии. Его ар­гументация логически убедительна, его схемы выс­троены непротиворечиво...

Мертворожденность всех этих конструкций ста­новится очевидной, когда вы убеждаетесь, что в жиз­ни-то ничего похожего не наблюдается.

Но дело уже сделано: Софист успел засорить мно­гочисленные умы ложными убеждениями, и не так-то просто их после этого “вычистить”. Переучивать­ся всегда труднее, чем учиться…

Вред от Софиста в психологии очевиден. Социо­ника страдает от засилия Софистов чрезвычайно. Неко­торые наши коллеги-Софисты, наверняка в глубине души чувствуя это, нашли интересный (вот уж дейст­вительно софистический) выход: они не соглашаются, что соционика — это психология(!). Предпринимаются попытки представить соционику как некую сверхнауку, которая напрямую объясняет практически все.

Подобные поползновения к глобализму свидетельс­твуют как раз об интеллектуальной ограниченности и профессиональной импотентности.

Соционика действительно может объяснить мно­гое, но не “лобовым” применением.

Соционика — наука тонкая. Механизмы, с кото­рыми она оперирует, настолько утонченны, что по­нимание их доступно немногим. Софист просто не обладает требуемой степенью психологической утон­ченности и не воспринимает истинную суть социо­нических явлений.

Попытки же компенсировать этот принципиаль­ный дефект логической (и “этикетной”) агрессией объективно наносят cоционике лишь вред.

Во многих других сферах деятельности Софист выглядит более предпочтительно.

Наилучший штурман — это Софист. Данный соционический тип просто превосходно ориентируется в пространстве и времени. Любит ходить пешком на большие расстояния, в основном по благоустроен­ным территориям. Охота Софисту нравится меньше: в ней слишком много физического дискомфорта.

Качества оратора, спорщика позволяют Софисту быть хорошим педагогом-предметником. Более умест­ной, чем в психологии, здесь оказывается страсть к тривиальным нравоучениям. Сам Софист вынужден всю жизнь учиться премудростям людских отноше­ний, которыми переполнена педагогическая стихия.

Софисту подвластны инженерные профессии лю­бого профиля. Особо отметим системное програм­мирование. Силен Софист в шахматах и прочих логических играх, всегда не прочь составить партию Игроку.

В медицине Софист — неплохой терапевт и от­личный хирург: ведь “оператор” должен уметь не хуже инженера прочертить четкую линию и разоб­раться в устройстве сложнейшей системы — челове­ческого организма...

Известный кардиохирург Николай Амосов — Софист.

Диагност из Софиста может получиться превос­ходный, но — в диагностике технической.

Известна история о советском физике Петре Капице, который, когда ему предложили починить сложный элек­тродвигатель, даже не стал снимать кожух, а просто обошел вокруг, затем попросил молоток, ударил по оп­ределенному месту — и двигатель заработал...

Софист — прекрасный математик, но самое-самое его дело — это философия. Вот где могут во всю мощь развернуться его логическая оригинальность, страсть к софизмам и парадоксам, к глобальному объ­яснению мироздания...

Бизнесмен из Софиста получается, как правило, средний. Он вяловат в продвижении дел, несмотря на поверхностную эмоциональность. Во главу угла ставит не эффективность, а структурирование пред­приятия.

Софист-бухгалтер “дрожит” над каждой копейкой. Для бухгалтера это, может, и хорошо, но уже глав­ному бухгалтеру, а тем более финансисту-экономисту не к лицу быть финансовым цербером: здесь в выиг­рыше оказываются те соционические типы, которые подходят к делу более творчески.

А вот менеджер из Софиста хороший. Софист-начальник обычно отличается редкой для начальника корректностью и доброжелательностью. (Впрочем, бывают и исключения.) При этом он об­ладает всеохватным ведением о своем подразделении. Данный соционический тип — один из наиболее же­лательных, если речь идет о руководителе.

ИГРОК

Непревзойденный мастер эмоций. Эмоционирует ярко, красиво, артистично. Не только творчески владеет собственными эмоциями, но и великолепно чувствует тончайшие оттенки настроения других лю­дей. Человек впечатления. Способен искренне радо­ваться за других. Может и, наоборот, оказывать на собеседника эмоциональное давление.

Эстет. Создает в доме красивую, комфортную об­становку. Испытывает постоянную потребность в при­ятных ощущениях, стремится их разнообразить. Всегда уверен в собственном вкусе, умеет себя “преподнес­ти”. Одевается чаще ярко, эффектно. Придирчиво оце­нивает внешность других людей.

Стремится быть деловым человеком. Демонстри­рует окружающим свою рассудительность, здравый смысл. Придает большое значение успеху по службе. Старается достичь материального благополучия, для этого может пойти на деловой риск. Игрок по натуре. азартный, увлекающийся человек.

Всегда чем-нибудь занят, “весь в делах”. Часто не может всюду успеть, опаздывает на встречи. Живет, будучи полностью погружен в многоцветие конкрет­ной обстановки; не любит загадывать на будущее.

Говорит, что ему нравятся “умные люди”. Затаив дыхание выслушивает стройные, точные теории. Ста­рается сам быть логичным.

Во всех явлениях ценит глубокое внутреннее со­держание. Люди, умеющие вскрыть и показать глу­бинный план, дарят ему новое вдохновение.

_________________

Игрок — один из лучших психологов. Однако, в отличие от, допустим, Психолога, ему интересно имен­но поиграть с человеком. При этом игра для него — занятие серьезное, и игрок он, как правило, честный.

Книга известного психолога Эрика Берна (Игрок) так и называется: “Игры, в которые мы играем”.

Владислав Листьев (Психолог) умел представить человеческие характеры тоньше и глубже, но атмос­фере игры “Поле чудес”, по-видимому, все же боль­ше отвечают азарт и искрометная эмоциональность Леонида Якубовича (Игрок).

Вообще, Игрок — блестящий шоумен. И, конеч­но, актер. В этой связи интересно сравнить, к при­меру, артисток оперетты, одна из которых — Сиба­рит, другая — Игрок. Обе как нельзя лучше подходят для данной профессии. Отличие в том, что Сибарит смотрится утонченнее, эмоционирует более непос­редственно, но и несколько упрощенно по сравнению с актрисой-Игроком, которая умеет передать инте­ресные нюансы настроений, а при необходимости — “включить” энергетику, которая способна затмить да­же эмоциональность Сибарита.

Игрока очень сложно обмануть. Он чувствует из­менения энергетических и физических параметров человека не хуже, чем детектор лжи. Игрок — живой “детектор лжи”.

Игрок — серьезный человек, в то же время — азартный. Казино — это, безусловно, его изобрете­ние. Атмосфера игры полностью поглощает его, зас­тавляет забыть о времени. Недаром в игорных домах Лас-Вегаса окна всегда зашторены, игра идет круг­лосуточно без различения дня и ночи.

Игрок-крупье или владелец казино — это, безус­ловно, человек на своем месте.

Надо сказать, что Игрок — один из самых универ­сальных соционических типов в смысле профессио­нальных рекомендаций. Ему доступны очень многие виды деятельности, в том числе связанные с бизнесом, бухгалтерией, медициной, педагогикой, спортом и т.д.

Неправильно поступит, пожалуй, лишь Игрок, ко­торый профессионально займется экономическим планированием или прогнозированием, а также точны­ми абстрактными науками (например, математикой).

И незачем Сильвестру Сталлоне снова и снова пытаться повысить свои результаты по тестам IQ; истинный его ум заключается в большом человечес­ком таланте, в любви, с которой он создавал своего героя — простого и “неумного” парня Рокки, глубоко трогающего душу зрителя.

Забавно выглядят и подсчеты числа вариантов трансакций у Эрика Берна, в то время как даже ба­зовые варианты служат весьма условными ограничи­телями, когда он выявляет истинно живую психоло­гию, не в пример иным Софистам и другим “технарям”, которые за сухостойными деревьями формаль­ных построений не видят зеленого леса жизни.

Игрок-начальник весьма благожелателен и велико­душен. Иногда, правда, бывает грубоват, любит поко­мандовать. Впрочем, для босса это простительно...

Вообще же для этого соционического типа власть, достижение вершин общественного положения — да­леко не главное. Это человек, который наделен та­лантом жить ярко и интересно, купаясь в стихии чело­веческих страстей и наслаждаясь красотой творения.

АРТИСТ

Воспринимает мир очень эмоционально. Нервен, импульсивен. Мастер экспрессии. Наделен ар­тистическими способностями, испытывает потреб­ность “играть” и в жизни. Превосходный оратор, со­бытия описывает драматично, с эмоциональным на­калом. Чувствует настроение окружающих.

Имеет превосходно развитое чувство времени. Жи­вет напряженной, динамичной жизнью, предпочитая планировать ее по ходу дела. Хорошо видит неодноз­начность развития событий” любит предсказывать их драматический исход*

Стремится реализоваться в работе, дорожит репу­тацией дельного сотрудника. Пространно рассуждает на темы целесообразности и выгодности, заостряет внимание на вопросах оплаты труда. Не чужд пред­приимчивости, которую направляет на улучшение сво­его финансового положения.

Не любит говорить о некрасивом. Болезненно ре­агирует на упреки в неряшливости, отсутствии вкуса. Тратит большие усилия на приведение своей внеш­ности в эстетичный вид.

Симпатизирует людям, имеющим четкое систем­ное мышление; любит выслушивать аргументирован­ные, логически убедительные теории.

Убежден, что человек должен быть сильным, соб­ранным, решительным. Таких людей уважает; сам так­же старается соответствовать идеалу “победителя”.

_________________

Как ясно уже из имени этого соционического типа, больше всего ему подойдут непосредственно артисти­ческие профессии (актер театра, кино, эстрады, певец, музыкант...). Немалого артистизма требуют и профес­сии политика, педагога, лектора. В этих областях Ар­тист также получает самые высокие рекомендации.

Заметим, что все перечисленные профессии так или иначе означают работу с людьми. И это, конечно, не случайно. Артисту даны от природы весьма силь­ные способности психолога и непреодолимая тяга к занятиям с людьми, желательно — в массовом коли­честве. Сам интеллектуальный склад Артиста пред­располагает к постановке драматических вопросов (типа to be or not to be?) и политическому мышле­нию. Его стихия — страсти масс, политические пар­тии и движения, пропаганда и агитация и т.п. В этой связи придется отметить, что Гитлер и Геббельс бы­ли Артисты. Однако этот факт не должен кидать тень на сей достойный соционический тип; чтобы восста­новить равновесие, скажем, что Артистом (истин­ным!) был Чарльз Чаплин; к этому же типу относит­ся, например, Шекспир.

Литературная деятельность также очень привле­кательна для Артиста; он обладает врожденными лин­гвистическими, а часто и поэтическими способнос­тями. Тип “неистового журналиста”, публициста “на злобу дня” — это именно тип Артиста.

В чем Артист не силен, так это в эстетических сферах деятельности. Всюду, где требуются высокая точность и аккуратность, а тем более художествен­ный результат, нервный и несобранный Артист ра­ботает с перенапряжением,

Вот почему этому типу противопоказаны любые хирургические специальности, включая терапевтичес­кую стоматологию,

В то же время Артист может быть неплохим те­рапевтом. Правда, и здесь он больше “играет докто­ра”, чем является им на самом деле.

Если Артист занимается спортом, физической под­готовкой, то делает это с большим рвением. Мужчи­на-Артист предпочитает атлетизм, дзю-до и другие, силовые и нервные, виды спорта. Женщина, как пра­вило, останавливает свой выбор на аэробике.

При всем при этом Артист не обладает по-насто­ящему сильной волей. Начальник он обычно “гром­кий”, энергичный, случается — и деспотичный, но к строгой системе и железной воле его стиль руко­водства может лишь стремиться. Скорее, сам Артист не прочь подчиниться “сильной руке”.

Артист обожает “левую” работу (она в его созна­нии ассоциируется с предприимчивостью), но реко­мендации Артист-коммерсант и Артист-бизнесмен по<-лучит весьма и весьма посредственные. Относитель­но предпочтительны функции менеджера, коммивоя­жера, пресс-секретаря, специалиста по public relations.

МЕХАНИК

Реалист, мыслит конкретными категориями. Луч­ше, чем кто-либо другой, видит логические неу­вязки, которые остроумно вышучивает. Мастер упо­рядочения, систематизации. Умеет разобраться в ус­тройстве любого предмета. Превосходно выполняет сложную, высокоточную работу. Любит иметь в сво­ем распоряжении разнообразный инструментарий. Проявляет недовольство, если посторонние наруша­ют заведенный им порядок,

Может быть властным, умеет действовать реши­тельно. Уверен в своей физической силе, всегда под­тянут. Одевается весьма тщательно, как правило, в строгом стиле.

Стремится возможно более полно изучить жизнь в плане человеческих взаимоотношений, “экспери­ментирует” в этой области, расширяя свои возмож­ности методом проб и ошибок. Устанавливает для себя определенные этические нормативы.

Испытывает затруднения в оценке способностей людей; не знает, чего от них можно ожидать. Поэто­му относится к людям с определенной осторожнос­тью. Болезненно воспринимает обсуждение его соб­ственных способностей. Хорошо чувствует себя в насыщенной эмоциональ­ной атмосфере. При общении с человеком, демонстрирующим сильные, драматические эмоции, ощуща­ет успокоение.

Убежден, что поступок хорош, если он своевременен. Работает очень систематично, считает важным четкое планирование и выполнение работы в срок.

_________________

Величайший талант Механика заключается в том, что он видит жизнь неодушевленных предметов. Ме­ханик — властелин мира вещей, которые для него являются живыми существами. Он умеет оживить их так, чтобы это увидели и другие люди. Классический пример — часы. Механизм со стучащим живым серд­цем. Если изобретатель часов — не Механик, то ав­тор этих строк ничего не стоит как психолог.

Одному Механику — артисту цирка за выдаю­щийся талант была присуждена премия, которой удос­таиваются в основном ученые” изредка художники и музыканты. Этот артист заставлял на сцене жить простые предметы, вроде трости.

Лучшего автослесаря или автоинженера, часового мастера, аниматора, наладчика оборудования, чем Ме­ханик, не сыскать. Поистине, у него умная голова и золотые руки. Но...

Природа блюдет равновесие, и в соционике нахо­дим чрезвычайно весомые подтверждения этому все­общему принципу.

В соционике есть даже закон, который, с долей юмора, можно сформулировать так: если у одного дуала что-либо прибавится, то у другого именно оно непременно убудет.

Этот закон наглядно объясняет, почему, напри­мер, Оператор — никудышний психолог. Да потому, что Психолог — это его дуал. Соответственно, из Психолога получился бы неважнецкий хирург.

Однако на этом наше отступление закончим, мы и так несколько забежали вперед. К закону вычи­тания дуала мы еще возвратимся. Теперь же вер­немся к Механику.

То ли путем вычитания дуала — Артиста, то ли более прямым методом — анализа модели А (см. Аппендикс Б), нетрудно убедиться в том, что теория предсказывает абсолютную неприспособленность Ме­ханика к работе с людьми. И практика жизни всецело подтверждает выводы соционической теории.

Насколько одушевлены для Механика вещи, нас­только же овеществлены для него люди. Причем, человек для Механика — механизм, в устройстве которого разобраться невозможно. Разве что на хирур­гическом столе. Но и там анатомировать можно лишь вещественную часть человека, но никак не душу.

Механик, наделенный властью над людьми, может быть страшен (Сталин, Хусейн). Получив власть, он может позволить себе действительно обращаться с людь­ми, как с винтиками. И позволяет. Стиль такого руко­водителя — авторитарно-тоталитарный в чистом виде.

Меньше масштабы власти — более человечен ру­ководитель-Механик, В начальники Механик попа­дает довольно часто, в силу своих аналитических способностей и властности (правда, в данный период у нас в цене в основном второе). Механик — дирек­тор завода чертовски строг, требователен и педанти­чен, но до Хусейна ему еще далеко.

В качестве поля деятельности Механику можно рекомендовать все виды инженерно-технических профессий, бухучет и аудит (на многое в финансах и бизнесе Механик вряд ли способен), а также работу по систематизации и каталогизации, в том числе компьютеризованной: патентное, информа­ционное, архивное, библиотечное дело (но ни в коем случае не отдел кадров!).

В медицине — хирургия, техноемкие участки, а особенно — протезирование (искусственное сердце, с которым можно жить десятилетия, создаст Механик!).

Противопоказаны Механику психология, психиат­рия, педагогика, большинство медицинских профес­сий, вообще непосредственная работа с людьми.

Заметим, что российско-коммунистическая (Механико-Легионерская) система выпестовала легионы Ме­хаников-кадровиков. Сидит этакий “маленький Сталин” на картотеке с личными делами и “работает с людями”. Эта порода вымирает и должна скоро исчезнуть.

Талантливый Механик всегда чувствует свое ис­тинное призвание.

Валерий Леонтьев отказался сыграть роль Иисуса Христа, потому что не чувствовал в себе морального права на это. Хотелось бы избавить Валерия от пос­ледних сомнений: он поступил правильно.

А вот его шоу ПОЛНОЛУНИЕ, наполненное це­лым сонмом оживших цветовых и механических об­разов, может служить чудесной демонстрацией того, на что способен нашедший себя Механик.

Лучшие представители данного соционического ти­па — это те, кто, сознавая свою слабость в понимании любви и души человеческой, тем не менее пытаются постичь их — именно с позиций любви и души, а не с позиций структурной механики, в которой Механик как раз силен. Тем самым Механик преодолевает ве­ликий соблазн и живет в состоянии боли, но это та боль за мир, которая угодна Христу.

Таким Механиком был Василий Шукшин.

МЕЧТАТЕЛЬ

Превосходно чувствует время и свободно с ним обращается. Видит противоречивость развития со­бытий, что заставляет его быть сомневающимся. Легко “путешествует” во времени, постоянно размышляет о прошлом, полном воспоминаний, и о неясном будущем. Обладает предчувствием, любит предсказывать.

Тревожен, впечатлителен, сентиментален. Эмоции проявляет в широком диапазоне: от спокойствия, гра­ничащего с отрешенностью, до интенсивного эмоци­онального напора. Чутко улавливает перемены в нас­троении людей.

Старается проявить перед окружающими эстетизм, художественный вкус. Одевается, как правило, эле­гантно, в романтическом стиле. Многословно восхи­щается красотой, украшает свой быт произведениями природы или искусства.

Испытывает неуверенность в вопросах деловой це­лесообразности. Неадекватно оценивает полезность веши, а также ее стоимость. Тяготится деятельнос­тью в сфере финансов, экономики, технологии. Скло­нен к “богемному” образу жизни.

Симпатизирует людям волевым, решительным. Бу­дучи сам человеком мягкой натуры, благосклонно воспринимает строгий стиль обращения. Охотно выслушивает советы о необходимости концент­рировать усилия.

Критерием оценки явлений считает логическую убедительность. Люди, отличающиеся четкостью умо­заключений, мобилизуют его, стимулируют его к де­ятельности.

_________________

Мечтатель очень мало приспособлен к конкретной жизни, не говоря уже о жизни экономической. Это — самый “экономически слабый” тип, которому не на­ходится места ни в сфере материального производс­тва, ни в большинстве остальных отраслей общест­венного хозяйства.

Правда, в стране Советов зародился принцип, ко­торый жив и поныне: не умеешь сам — научи дру­гого. Именно поэтому, к примеру, долгие годы Меч­татель у нас был не кем иным, как... премьер-минис­тром (незабвенный Рыжков). Всем была очевидна его несостоятельность, блестящие умы изощрялись в сар­казме (“плачущий премьера — очень метко”.), но цар­ственный Мечтатель наломал немало дров, прежде чем удалился от дел.

Теперь, после достаточной доли критики, вспом­ним, что плохих соционических типов нет; премуд­рость состоит лишь в том, чтобы обеспечить человеку род занятий, соответствующий его призвание

В чем же талант Мечтателя?

Это тонко чувствующие люди, склонные к поэзии, литературе, музыке, искусствам, историческому ос­мыслению общественных процессов. Стиль мышле­ния Мечтателя можно охарактеризовать как абстрактно-историко-эмоциональный. Он умеет не высчитать, а именно почувствовать тенденции развития общес­тва, Причем, сфера приложения этих способностей Мечтателя — глобальные, макроскопические собы­тия, как-то; судьба отечества и т.п.

Есенин проникся такой болью за судьбы русской поэзии, что это привело его к суициду.

Между прочим, склонность к самоубийству харак­терна в целом для -квадры; пальма первенства здесь принадлежит Механику, далее, в порядке убывания риска суицида, типы располагаются в такой последо­вательности: Мечтатель, Артист, Легионер.

Когда не стало Есенина, Маяковский (Легионер) написал — в своем духе — стихи насчет того, что умереть, мол, несложно, “сделать жизнь значительно трудней!” Через год наложил на себя руки сам Ма­яковский.

Но вернемся к профессиям для Мечтателя.

Помимо сфер литературных, политических и ар­тистических (между прочим, две последние хорошо сочетаются друг с другом). Мечтателю, в общем, по­даться некуда.

В работе с людьми он не на высоте. Психолог из него посредственный, то же самое можно сказать и о Мечтателе-враче, Все же в терапии он принесет меньше вреда, чем в хирургических специальностях, Мечтатель-педагог бьет в основном на эмоции и тре­бует от детей немыслимой дисциплины и четкости изложения при собственной расхлябанности и удру­чающей туманности объяснения,

В бизнесе для Мечтателя имеются определенные ниши: он может, например, неплохо справляться с обязанностями пресс-секретаря или советника по об­разовательным программам. Но ни в коем случае — не финансиста, бухгалтера, коммерческого агента (тем более директора), брокера или технолога!

Кстати, и сами Мечтатели, чувствуя непосильность для них этих профессий, “подают в отстав­ку”, даже имея за плечами высшее экономическое образование, полученное в страшных мучениях на заре туманной юности.

Мечтателя часто привлекают математика и техни­ческие науки. Но если математик из него никудыш­ний, то инженер — просто опасный.

Однако вспомним: Сергей Есенин — гений рус­ской поэзии, Александр Малинин — замечатель­ный музыкант...

Вот вам и Соционика.

ЛЕГИОНЕР

Неординарно понимает вопросы волевых проявле­ний. Любит “мериться силой”, соревноваться и побеждать. Способен оказывать мощный силовой прес­синг. Учитывает ситуацию, может ослабить нажим, при­менить обходной маневр, если это целесообразно.

В высказываниях и поступках предельно четок и логичен. Способен к длительному выполнению логи­ческой работы (математика” шахматы, конструирова­ние и т.д.), причем может заниматься несколькими делами одновременно. Убежденный коллективист. Умеет организовать людей, расставить их по позици­ям, потребовать результативной работы. Последова­тельный, твердый руководитель, подчиняющий все действия достижению поставленной цели.

Предпочитает “не выставляться”. Одевается, как правило, со вкусом. Часто говорит располагающим, вкрадчивым тоном, демонстрирует заинтересован­ность в проблемах собеседника, пытается выяснить его способности. В следующее мгновение может вдруг стать жестким и несговорчивым.

По отношению к людям бывает безжалостен. Воп­росы этики старается обходить молчанием. Не любит заострять внимание на взаимоотношениях людей.

Испытывает удовольствие от общения с собеседни­ком, который тонко ощущает требования времени и помогает разобраться в неоднозначностях ситуации.

Уверен в том, что эмоции украшают общение. Про­являет живые, но недостаточно гибкие эмоции. Лю­ди же, владеющие ими в совершенстве, вливают в него заряд новой энергии.

_________________

Легионер — убежденный коллективист. Он ощу­щает себя солдатом в строю, в легионе его сила, и других он желает подчинить духу полка.

Вот образчик философии Легионера: “Плохо чело­веку, когда он один. Горе одному, один — не воин. Каждый дюжий ему господин. И даже слабые, если двое”. Маяковского трудно не узнать.

Каждый Легионер мечтает стать Македонским: пол­ками интереснее управлять.

Дай Легионеру волю, и он переставит всех людей в переполненном троллейбусе, хватая каждого за ши­ворот, указывая определенное ему место и сопровож­дая свои действия хорошо поставленными голосовы­ми командами.

В жизни, разумеется, такую картину можно наб­людать достаточно редко, потому что столь почита­емый Легионером общественный дух требует от него соблюдения приличий, хотя быт на уровне этикета.

В определенных местностях. например в Москве, где доминирует Легионерский тип культуры, быть злобным и грубым считается нормой поведения,

Однако “давать волю” Легионеру приходится — ввиду его неординарных полководческо-организаторских способностей.

Говорят (по-видимому, с большим преувеличением), что маршал Жуков (Легионер) выиграл войну, и дейс­твительно, то, что в той ситуации потребовался Леги­онер, — неудивительно. Общеизвестен жуковский та­лант стратега и тактика, равно как жестокость и бесче­ловечность по отношению к солдатам и офицерам.

Кстати, наверняка утрируют и те, кто утверждает, что Сталин только мешал Жукову побеждать. Конеч­но, Сталин сделал немало, чтобы ухудшить боеспо­собность армии и затруднить оборону (мы говорим сейчас только о войне), но в его отношениях с Жу­ковым наверняка был и конструктивный элемент — во-первых, потому, что и Механик объективно хоро­ший полководец, а во-вторых, Сталин с Жуковым сос­тоят в зеркальных интертипных отношениях, которые характеризуются именно конструктивно-критическим настроем. В конце концов, партнеры по зеркальным отношениям — “одного поля ягоды”, слишком уж близ­ки и похожи друг на друга эти квадралы.

Легионером был также Ленин, сумевший переста­вить вес в огромной стране по своему усмотрению. Вот уж действительно великий организаторский талант!

Артист Ульянов так здорово играет Ленина по той простой причине, что сам он тоже Легионер. Другой известный артист-Легионер — всеобщий российский любимец Владимир Высоцкий.

Патрисия Каас — тоже Легионер, встречаются они и в такой вот изящной “упаковке”.

А как насчет той русской женщины, которая “коня на скаку”?.. Здесь необходимо сделать отступление.

Дело в том, что соционическая модель оказыва­ется правомочной в описании не только отдельно взятой личности, но также и более крупных ассо­циаций людей.

Существует такая дисциплина — макросоциони­ка. Она занимается изучением возможностей приме­нения соционической модели к таким понятиям, как ментальность нации и национальный характер, типы культуры городов и регионов, а также взаимодейс­твие их между собой и с людьми различных соци­онических типов.

В макросоционике нам удалось сделать чрезвы­чайно интересные открытия.

Так, оказалось, что доминирующий тип культуры того или иного города описывается не чем иным, как... соционическим типом! Определенная модель А может объяснить атмосферу, “душу” города.

Мы уже упоминали о связи Москвы с типом Ле­гионер. Киев, например, — Блюститель, Санкт-Пе­тербург — Психолог, Вильнюс — Софист, Львов — Артист, Харьков — Игрок, Днепропетровск — Ком­муникатор, Николаев — Легионер, Алушта — Ком­муникатор, Чернигов — Оператор…

К сожалению, если мы продолжим перечисление, а тем паче, займемся разъяснением, то получится не отступление, а глава в главе. А посему пойдем даль­ше, едва успев полюбоваться па миг открывшимся пейзажем наших прекрасных городов.

Соционической структурой А описываются также культура и ментальность региона. Например, Закар­патье — Оператор, при том, что Ужгород — Дизай­нер (бывшая столица Закарпатья Мукачево — Оператор); Полтавщина — Блюститель (сама Полтава — Массовик) и т.д.

Когда речь заходит о нации, необходим качествен­но иной подход.

Этнос — цельное, стабильное образование, сущес­твующее на протяжении веков и тысячелетий. Если бы он обладал структурой отдельно взятого соционической) типа, по своей природе метастабильного и малоуниверсализованного, то просуществовал бы весь­ма недолго, да и не был бы этносом в полном смысле слова. Возможно, такие народы известны истории, а некоторые существуют и в нашу эпоху.

Вообще же для представления менталитета нации требуется структура метауровня по отношению к соционическому типу, а именно — диада, которая уже обладает необходимой степенью устойчивости и универсализованности — качествами, изначально прису­щими нации, и в то же время отражает яркую наци­ональную специфику, чего нельзя сказать о следую­щей ступени обобщения — квадре.

Так, познакомившись с описанием Мечтателя и (в основном) Легионера, читатель без труда отождест­вит российскую культурно-ментальную традицию с диадой Мечтатель—Легионер.

Мы уделяем так много места данному вопросу еще и потому, что, хотя и освещали его еще в 1991 году, многие наши коллеги до сих пор руководствуются ошибочным отождествлением нации с отдельно взя­тым соционическим типом.

Россия, к примеру, у них — Мечтатель, а не диада Мечтатель—Легионер, Украина — вместо диады Пси­холог—Оператор почему-то вообще Блюститель (оче­видно, киевская субкультура выросла в их глазах в украинскую). Однако, об украинской культурно-мен­тальной матрице мы поговорим позднее.

Вдумчивому психологу должно быть очевидно, что одного типа Мечтатель для объяснения типа россий­ской национальной специфики совершенно недоста­точно. Наряду с поэтизмом, фатализмом, отвлечен­ностью и расхлябанностью, свойственными данному этносу, ему в равной мере присущи экспансивность, воинственность, жесткость.

С одной стороны — вера в “царя-отца”, готов­ность подчиниться сильной руке, с другой — желез­ная воля, ура-патриотизм, укрепление государствен­ной власти и колонизация огромных территорий.

Ни одна из этих сторон не может быть признана первичнее другой, они органически сплетены между собой и только вместе составляют то, что зовется русским духом.

Теперь возвратимся к Легионеру.

Его тактика и стратегия могут найти выражение в политической эквилибристике, чем славится украин­ский экс-президент Леонид Кравчук, принципиаль­ный центрист, продемонстрировавший умение учесть различные веяния и течения и поступить всякий раз так, чтобы по возможности удовлетворить их все. Мы находим, что это качество ценно для президента. Одна­ко до определенной степени и не во всех ситуациях.

А вот когда Легионер становится начальником про­изводства, это хорошо, пожалуй, без всяких оговорок.

Вообще, босс-Легионер принадлежит к тем бос­сам, у которых максимум деловой целесообразности сочетается с минимумом человечности. Требователен до неумолимости, авторитарен до жестокости. Но про­изводство — на высоте.

В бизнесе Легионер выглядит достаточно серо.

Вы уже поняли, конечно, что такое Легионер-пси­холог. Или во что превращается школьный класс под скипетром Легионера-учителя. Не думаю, что вы за­хотите пойти на прием к Легионеру-терапевту. А вот на стол к Легионеру-хирургу (если только наркоз общий) можно ложиться с уверенностью: этот свое дело сделает.

У Легионера есть такая черта: он старается “раз­говорить” собеседника. Может по такому случаю да­же изобразить мягкость, а нужно это для того, чтобы прозондировать способности человека и решить, “на каком месте” его можно использовать. Посему, как это ни диковинно, психология привлекает Легионера. Психология, берегись!

Да, Легионеру лучше бы почитать Евангелие. Но ему не до этого — вот он вдавливает вас в забитый вагон метро, громогласно увещевая: “Не в церковь заходите!”

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

Превосходно разбирается в вопросах деловой ак­тивности, Видит выгодность или невыгодность, перспективность или бесперспективность тех или иных предприятий. Предлагает неординарные пути увеличе­ния эффективности, может пойти на деловой риск.

Чрезвычайно деятелен, динамичен, импульсивен. Остро ощущает напор времени, считает недопусти­мым отставание в делах. Не любит, если кто-либо нарушает его планы или отрывает от работы,

В общении с людьми проявляет эмоции, старается оживлять атмосферу беседы. Вспыльчив, но отход­чив. Оптимист, романтик.

Испытывает неуверенность по поводу собствен­ного эстетизма, однако не стесняется “преподно­сить” себя таким, как есть. Не способен искоренить некоторую небрежность в одежде, как правило, ос­тавляет впечатление “растрепанности”.

Проявляет недовольство; когда на его внешность обращают пристальное внимание.

Доверчив в построении отношений. Хочет от парт­нера доброжелательности, верности, однако не знает, как этого добиться. С удовольствием выслушивает точку зрения собеседника, которому подвластны пе­реплетения человеческих взаимоотношений.

Считает, что человек должен быть волевым и на­пористым. Стремится сам соответствовать этим кри­териям. “Крепкие” люди как бы передают ему часть своей силы, побуждая к еще более интенсивной де­ятельности.

_________________

Кто получает всяческие и практически безогово­рочные рекомендации к занятию бизнесом, так это Предприниматель.

Именно он (если не Плановик) придумал формулу “время — деньги”. Или, как у Джека Лондона: “время-не-ждет”. Способность просчитывать коммерчес­кие проекты во времени ставит Предпринимателя вне конкуренции в предпринимательстве.

Ближайшие соперники — Оператор и Плановик — все же должны быть признаны несколько менее приспособленными к бизнесу как таковому, хотя Опе­ратор превосходит Предпринимателя в производи­тельных сферах, требующих непосредственного вло­жения труда, а Плановик, быть может, — лучший из банкиров, который скрупулезно превращает время в деньги, в то время как Предприниматель — комби­нирует средства во времени (разница тонкая, но су­щественная). Четвертый из прагматиков — Дизайнер — является действительно четвертым.

В общем, в торговле, коммерции, маркетинге, финансах, планировании, словом, — повсюду в бизнесе Предпринимателю должна быть открыта зеленая улица.

Имея хорошие задатки к юриспруденции (любимый раздел — контрактное право), Предприниматель, как правило, чтит закон, во всяком случае, его букву.

Мы рады были бы сказать, что в нашем государ­стве наступило время Предпринимателей, да только это не так. К сожалению, сейчас процветает не столь­ко тот, кто имеет бизнес-интеллект, сколько облада­тель загребущей руки, умеющий превращать в дело слова “хочу”, “дай”, “мое”. Надежда лишь на то, что этот период скоро исчерпает себя.

Весьма существенным фактором (в том числе и коммерческого результата) Предприниматель счита­ет межличностные отношения. Однако, эта материя уже не находится в его власти, в чем Предпринима­тель отдает себе отчет достаточно ясно. Данной фун­кцией, по закону вычитания дуала, обладает Блюсти­тель — диадный партнер Предпринимателя.

Как психолог Предприниматель откровенно слаб. В своем воображении он наделяет людей качествами (реже — хорошими, чаще — плохими), которыми те на самом деле не обладают. Диада Предприниматель — Блюститель не ориентирована на психологию. Это диада фантазеров, обожающих занудные выяснения сути того или иного человека, но не способных к ней приблизиться.

Ушедшие в психологию Предприниматели обрека­ют себя на достойную сожаления роль ученого-эн­циклопедиста, который всю жизнь изучает информа­цию, произведенную другими. Попытки самостоятель­ного продвижения всегда оказываются неадекватны­ми и приводят к неудобным ситуациям.

Нечто неопределенное представляет собой Пред­приниматель-врач. Стиль Предпринимателя-педагога преисполнен неумеренного родительского апломба и резонерства. Ученый, инженер может получиться из Предпринимателя неплохой, но и не блестящий.

В спорте Предприниматель, как правило, делает успехи в видах “на выносливость”: стайерский бег, плавание, велосипед.

Предприниматель в кресле директора (если речь идет о коммерческой фирме) — один из самых желательных вариантов. Такой руководитель весьма де­мократичен, он принимает во внимание любые дель­ные замечания сотрудников. Последним можно посо­ветовать лишь приноровиться к импульсивности, а возможно — и вспыльчивости босса. Предпринима­тель незлопамятен, вспышка гнева быстро сменится настроем к позитивному сотрудничеству. Не следует идти на поводу у эмоциональности шефа, лучше про­тивопоставить ей собственную взвешенную позицию.

Не всякий человек может выжить, приняв беше­ный темпоритм, в который стремится его втянуть Предприниматель.

БЛЮСТИТЕЛЬ

Обладает способностью объективно разобраться в отношениях между людьми. Считает важным вы­яснить, как относятся к нему: лучше проявленное плохое отношение, чем неизвестность.

Во всем полагается на себя, твердо определяет собственную линию поведения. Недоверчив, посто­янно собран, готов к действию. Вполне миролюбив, но на противника может оказывать мощное силовое давление. Любит распоряжаться, обнаруживая вкус к власти, однако его команды обесцениваются логичес­кой невыверенностью.

Следит за своей внешностью, одевается аккуратно, довольно часто — ярко и эффектно.

Стремится выглядеть рассудительным. Тяготеет к объективному знанию, к точным наукам и технике. Дорожит репутацией эрудита. В спорах нередко при­бегает к ссылкам на источники.

Из-за того, что плохо ориентируется в глубинных индивидуальных различиях людей, активно проводит “уравнительную” мораль, считая, однако, себя “равнее” Любит обозначить человека, навесив на него ярлык, прозвище — всегда поверхностное и неточное. Тем не менее, претендует на роль психолога. Когда люди об­наруживают “неожиданные” черты, бывает разочаро­ван, убежден, что его подвели. Проявляет недовольство, если обсуждаются его собственные способности.

Любит получать материальную поддержку, подар­ки, вознаграждения. Делает символические подноше­ния близким как знак хорошего отношения. Питает симпатию к людям дела, способным обеспечить его средствами. Нуждается в советах по вопросам эконо­мической целесообразности.

_________________

Очень привлекательной для Блюстителя выглядит социология. В своем стремлении классифицировать людей на группы по формальным признакам именно в ней Блюститель находит радость души.

Другое дело, что группы эти искусственные, призна­ки, по которым человека можно отнести к той или иной группе, банальны. Но все равно искомое достигнуто: человеки разложены по полкам, и к каждой привешен ярлык с указанием сорта и цены “товара”.

Это Блюститель придумал и абсолютизировал “суб­культуры” — слишком сложно ему согласиться с существованием бесконечного разнообразия челове­ческих индивидуальностей.

Блюститель возводит в догму и возрастное ранжи­рование. Всякой человеческой особи, которая явно моложе, Блюститель стремится говорить “ты”. Это, по сути, еще одно проявление “ярлычества”: “ты” в устах Блюстителя означает, что вам присвоен ранг “младшего”. Из этого следует ряд принципиальных требований: младший — а) хуже старшего, б) усту­пает старшему сидячее место, в) не знает жизни, а посему обязан выслушать поучения умудренного Блюстителя, и т.д. Кстати, этикеточное “тыканье” характерно и для другого соционического типа — Механика, у которого также “в загоне” различение человеческих индивидуальностей.

Далее, социология предполагает активную дея­тельность среди людей: перемещения, включающие прокладывание пути в толпе, телодвижения, распо­ряжения, нравоучения — все то, что нравится Блюс­тителю и в чем он себя находит.

Еще одна приятность социологии: после такой де­ятельности Блюститель может всем говорить: “Я изу­чал нравы людей (тайники человеческой души, под­лую человеческую природу и т.п.)”, тем самым ре­ализуя свое тяготение к роли людоведа и душелюба.

Наконец, занимаясь статистической обработкой ре­зультатов, заглядывая в таблицы и справочники, Блюс­титель ощущает себя умным математиком.

Чаще все же Блюстителя — социолога-любителя можно встретить в обличье трамвайного контролера.

Психологию Блюстителя, реализующего свою “со­циологическую” стезю, хорошо проследить по авто­биографической книге нью-йоркского Блюстителя-так­систа Владимира Лобаса “Желтые короли”.

Имеются сферы (а именно — блюстительство, в прямом смысле слова), где различение человеков и вовсе нежелательно, там отсутствие этой способнос­ти превращается в козырь. Тем эффективнее оказы­вается “действование” с людьми.

Блюститель, к примеру, — идеальный охранник. Сталинского типа. (Иными словами — цербер.) Или — милиционер - совкового типа - (слава Богу, что не все милиционеры — Блюстители). Или, наоборот (а почему, собственно, наоборот?), мафиози.

“Мафиозность” Блюстителя имеет очень широкий контекст. Она ярко проявляется, например, в отноше­нии к детям; для своего собственного ребенка Блюс­титель поистине преданный родитель, “чужого” же может двинуть так, что увечье останется памятным на всю жизнь.

Впрочем, действительно хорошо иметь Блюстите­ля своим другом; он верен вам и никогда не предаст. Но учтите, что и от вас потребуется полная предан­ность. Здесь, как в любви; чтобы быть любимым, нужно напрягать все душевные силы и ежеминутно оказываться достойным такого отношения.

Интересно, на уровне макросоционики, обсудить городскую культурно-ментальную матрицу Киева (Блюститель).

Не все киевляне — люди соционического типа Блюс­титель, хотя их достаточно много (сколько? — задачка для Блюстителя-социолога), Однако, культура этого ти­па господствует в городской атмосфере, и ей, в той или иной степени, подчинены все жители столицы.

Проявления блюстительства типичны и легко уз­наваемы: физическая грубость, морализаторство (в том числе на тему уступания мест в транспорте), взгляд исподлобья, недоброжелательность и замкнутость, обособленность, принцип “моя хата с краю”. В то же время — ощутимая этическая теплота, избегание кон­фликтов, относительная ухоженность и чистота.

Подчеркнем еще раз: конкретная личность — Блюс­титель может оказаться изящной девушкой, которая воспитана в традициях человечности и красоты. Макросоционическая же матрица впитывает черты хрес­томатийного, акцентуированного Блюстителя.

Городская культура Блюститель означает, что практически каждый встречный горожанин “надви­гается” на вас, как танк, не сворачивая со своего прямого пути, а чаще — нарочно вас “подрезая”, надувшись при этом, напрягшись и нацелив на вас окаменевшие локти. Он набычился, угрюмо молчит, и попытки заговорить с ним равносильны заигрыва­нию с крокодилом.

Нам больно, стыдно, но это — типичный киевля­нин. Это культура Блюститель, взращенная в некогда святом городе,

Кто он — этот родной и знакомый прохожий? Не обязательно Блюститель. Это может быть любой из шестнадцати соционических типов. Даже Мечтатель или Психолог. Мужчина или женщина; старик или ребенок. Ибо они погружены в Блюстительскую сре­ду. Жить в море и быть при этом пресноводной ры­бой невозможно.

Блюстители любят Киев. Им-то хорошо в этой среде. Еще больше наслаждаются атмосферой Пред­приниматели (для них она дуальная). Люди разных соционических типов включаются в определенный тип культуры и относятся к нему по-разному. Пси­холог, например, ощущает от киевской жизни неудо­вольствие и усталость.

Для тех, кто видит в украинской нации тип Блюс­титель, скажем: это о Блюстителе украинский народ придумал поговорки: “Очі завидющі, руки загребущі>, “Моя хата с краю”, “Meні аби сало”.

Блюститель всегда был чужеродным духу украин­цев, критиковался и высмеивался в народе. Опять-таки речь идет о Блюстителе-идее, реальные же лю­ди-Блюстители часто бывают весьма и весьма дос­тойными. Так, Блюстителем был Тарас Шевченко.

О Блюстителе в качестве бизнесмена можно сде­лать вывод из вышесказанного.

Тем, кто работает под началом Блюстителя, мы не позавидуем.

Блюститель в школе — это носитель классической совковой педагогики.

К Блюстителю-врачу желательно не попадать, хо­тя бывают исключения.

ПЛАНОВИК

Великолепно ощущает динамику происходящего, умеет выделить главенствующие тенденции и на этой основе предвосхитить развитие событий. Всегда имеет собственное мнение по поводу своевременнос­ти тех или иных действий. Оценки носят, как пра­вило, скептический характер (“мрачный” юмор).

Прагматик, педант. В своей деятельности руко­водствуется принципами рациональности и целесо­образности поступков, направляя их на извлечение разумной выгоды. Умеет скрупулезно, в деталях про­анализировать проблему. В выполнении логической работы (программирование, финансовый учет и т.п.) способен к длительному напряжению сил.

Тяготеет к сфере эстетики, интересуется вопроса­ми культуры, искусства. Одевается обычно элегант­но, со вкусом.

Старается держаться спокойно и корректно, про­изводит впечатление интеллигентного, утонченного собеседника. Редко смеется — для него более харак­терна печальная улыбка. Тем не менее, лицо его об­ладает живой мимикой. В критической ситуации может раздражаться, проявлять неадекватные эмоции.

Питает симпатию к волевым, уверенным в себе людям. Их неудержимый порыв и силовой напор дей­ствуют на него успокаивающе. С удовольствием воспринимает советы, касающиеся активизации его соб­ственных волевых качеств.

Уверен в том, что в мире должна царить любовь. Партнер, умеющий поладить с людьми, красиво про­явить чувства, наполняет его вдохновением и жаж­дой новых свершений.

_________________

Дух этого человека можно охарактеризовать слова­ми “унылый задор”. Общий для -квадры энергичес­кий, “боевой” настрой приобретает у Плановика форму кислого, въедливого, скрупулезного и почти всегда иро­нического оценивания предпринятых усилий.

Эмоциональность Плановика заслуживает отдель­ного разговора.

Весь мир пытается разгадать “тайну” улыбки Джоконды.

“Большинство историков искусства, по мнению еженедельника “Newsweek”, считает, что Леонардо да Винчи изобразил Мону Лизу, которая готова зап­лакать, потому что ее били”.

“Как считает стоматолог и одновременно эксперт по живописи Джозеф Борковски, эта женщина, судя по выражению ее лица, потеряла много зубов”.

Как вам нравятся такие описания характерной улыбки Плановика?

И всего-то Мона Лиза — Плановик, с нормальной улыбкой, присущей Плановику. Как жаль, что все эти эксперты не просвещены соционически.

Плановик расплескивает эмоциональную энергию болезненно и неадекватно, но при этом, в отличие от Дизайнера, у которого похожие проблемы, демонст­рирует их постоянно.

И все же сильной стороной этого человека явля­ется обратное качество—трезвый рационализм. Имен­но благодаря ему Плановик и становится превосход­ным плановиком, бухгалтером, финансистом, банки­ром, коммерсантом, бизнесменом.

В последнее время Плановики у нас ударились в рекламу. Их излюбленное “научное обеспечение” рек­ламного дела — нейролингвистическое программи­рование. И по многим каналам телевидения с неотвратимой рекламной периодичностью звучат их уны­лые голоса и возникают их удрученные джокондоподобные улыбки.

Традиционно притягательна для Плановика сти­хия любви. Так, певец любви Оноре де Бальзак был Плановиком. И ничего, что его любовные опусы ско­рее напоминают годовую финансовую отчетность, слу­чайно забрызганную слезами.

Как мы уже упомянули. Плановик неравнодушен к психологии. К сожалению, при всех его аналитических, прогностических и прочих замечательных способнос­тях, как психолог Плановик заслуживает низкого балла.

Сентиментальный и утонченный, Плановик часто находит себя в семейной педагогике. Податься же в педагогику школьную означает для него обречь себя на жестокие неврозы. Эмоциональность Плановика несовместима с эмоциональностью школьной жизни.

Если медицине нужна не столько человечность, сколько умение диагностировать и планировать лече­ние (а такие специальности, пожалуй, найдутся — например, фтизиатрия), то шансы Плановика хоро­ши. Однако, врачей этого типа немного.

Плановик — прекрасный руководитель, властью не злоупотребляющий, умело направляющий дело к успеху.

И если в роли эстрадного артиста, супермена-кара­тиста или рекламиста Плановик выглядит карикатурно, то он истинно красив в работе банкира, руководителя коммерческой структуры или оператора предваритель­ных железнодорожных касс, восхитительно легко кон­струирующего для вас изумительно оптимальную схе­му передвижения во времени и пространстве.

МАССОВИК

Чрезвычайно творчески, в соответствии со своими самобытными убеждениями, подходит к вопро­сам волевых проявлений, желаний и целей. Обладает независимым пониманием того, что следует и чего не следует делать. Уверен в себе, умеет “заполнить собой” пространство, подчинить людей своему вли­янию, стремится управлять их поведением. Способен оказывать мощное силовое давление, диктовать свою волю; так же легко может “освободить” партнера.

Действует этическими методами, умело строит от­ношения с людьми — как положительные, так и негативные. Понимает, что такое любовь. Не стесня­ется в проявлении чувств, а также в высказываниях на темы воспитанности, вежливости, нравственнос­ти. Одевается смело, оригинально, со вкусом. Любит находиться в центре внимания. Развивает бурную, обширную деятельность, стремится к лидерству, вме­шивается во все события. Его стихия — коммуника­ции в массе людей.

Старается расположить к себе, демонстрируя за­интересованность в проблемах собеседника, чуткость и сопереживание. Легко говорит комплименты, как, впрочем, и нелицеприятные замечания. Считает важ­ным выяснить способности человека, однако не мо­жет в них разобраться достаточно глубоко, часто оши­бается в людях.

Проявляет алогичность в высказываниях и пос­тупках, при этом врядли признает свою неправоту. Затрудняется в анализе сложных структур. С техни­кой и вообще с предметами обращается смело, но неуместное применение силы и резкости часто приво­дит к их разрушению. Трудно дается понимание точных наук.

Внимательно выслушивает рассуждения о разви­тии событий во времени, о возможности различных подходов. Подобные советы помогают разумнее рас­пределить усилия.

Оценивая любое явление, во главу угла ставит его способность принести пользу. Считает; хорошо то, что выгодно, ценит экономность. Сам также хотел бы быть рачительным, но в то же время — щедрым, что не всегда удастся совместить.

_________________

Массовик — один из наиболее “сильных” типов, практически не поддающийся управлению. Сам он любит стяжать власть, распоряжаться людьми и в руководители попадает довольно часто.

Большего волюнтариста и самодура, чем начальс­твующий Массовик, пожалуй, и не сыскать. На его фирме постоянно свирепствует “буря в стакане во­ды”, текучесть кадров поражает воображение. Если кто-то “зацепится” рядом с ним, объяснение этому следует искать не в деловых и не в человеческих достоинствах сотрудника, а в его приспособленности к шефу, вплоть до мазохистических наклонностей.

Взвешенность и последовательность присущи сти­лю босса-Массовика в последнюю очередь. Однако, в наше непростое время эти качества, по-видимому, не являются главными, ибо фирмы Массовиков, как правило, довольно прочно стоят на ногах, продолжая концентрировать материальные средства из окружаю­щего хаоса. Может быть, это происходит по той па­радоксальной причине, что внутри таких фирм хаоса еще больше.

При всем при том, директор-Массовик (который, впрочем, любит называться не иначе как президен­том5) находит определенное удовольствие в показной “заботе о людях” (подарки “с барского плеча” на юбилей фирмы и т.п.), отпускает определенные суммы на благотворительные цели, чем не преминет пох­вастаться при всяком удобном случае.

Кстати, практика публичных “отчетов о милосер­дии” стала традицией у многих наших бизнесменов, не только у Массовиков. Видимо, им тяжело согла­ситься с простой истиной: “Когда творишь милосты­ню, не труби перед собою...” (Мф 6:3).

Все же, в области руководительства Массовик по крайней мере реализует себя, а точнее — свою пот­ребность манипулировать людьми. Иначе нам приш­лось бы рекомендовать ему лишь профессию ревизо­ра в троллейбусе. (В паре с Блюстителем достигается истинный идеал: не уйдет ни один “заяц”!)

Правда, есть еще место, где можно показать себя: это — эстрада (Алла Пугачева, Маша Распутина, Вя­чеслав Добрынин).

Политическая арена для деятеля такого размаха, как Массовик, быстро оказывается слишком тесной (Михаил Горбачев).

Массовик-педагог чувствует себя хорошо в своей роли, чего никак не скажешь о его подопечных.

Массовик-врач — это явление, для характеристики которого мы отказываемся подыскивать слова.

Массовик-психолог — абсолютно не психолог.

Массовик — ученый или инженер — может такого напридумать и настроить…

Массовика-бухгалтера несколько выручает цепкость взгляда и памяти.

Однако, несмотря ни на что, мы не хотели бы создавать у читателя негативное впечатление об этом соционической типе.

Среди Массовиков есть люди, обладающие иск­лючительным этическим талантом. Та же Алла Бори­совна в самом деле прекрасно поет о любви. С силой могут сочетаться благородство и великодушие. И, между прочим, Массовик-телохранитель — это вам не Меч­татель (К. Костнер) в одноименном фильме.

КОММУНИКАТОР

Превосходно видит индивидуальные качества че­ловека, его внутреннее состояние. Независим в своих оценках людей. Обладает способностью с ходу определить, “что за человек”. Предпочитает деятель­ность, которая связана с возможностью широко кон­тактировать с людьми.

Легко вступает в общение с незнакомцами. Доб­рожелателен, обнаруживает неподдельный интерес к человеку. Пользуется репутацией обаятельного и га­лантного собеседника. Быстро и точно отмечает ка­чество отношений между людьми и соответственно перестраивает свое поведение. Отличается умением искусно “сглаживать” конфликтные моменты.

Стремится предстать перед окружающими настойчи­вым и решительным, пространно рассуждает об этих качествах. Готов оказывать физическое противодействие.

Испытывает неуверенность в анализе сложных конструкций. Не любит структурирования, скло­нен все “смешивать”. Осторожен в обращении с техникой, составлении документов, нелегко дается работа в сфере точных наук. Болезненно воспри­нимает упреки в нелогичности.

Нуждается в атмосфере красоты. Благодарен лю­дям, помогающим разнообразить эстетические ощу­щения. Старается быть элегантным в одежде.

Поступки оценивает с точки зрения их целесообраз­ности. Готов подписаться под утверждением: хорошо все то, что дельно. Люди, умеющие соблюсти разум­ную выгоду, действуют на него активизирующе.

_________________

Коммуникатор — большой мастер общения с людь­ми. Он — психолог-практик от рождения, и никакое образование — ни техническое, ни экономическое — не в силах убить в нем эту способность.

Понятно, что расцвет Коммуникатора возможен в ситуации, когда его профессия связана именно с людь­ми, их характерами и отношениями.

В сфере бизнеса это, прежде всего, работа в ка­честве агента (коммерческого, страхового, а особен­но — рекламного), коммивояжера, вербовщика.

Нередко Коммуникатор взбирается и на высшие ступеньки управления. Он любит это дело... Комму­никатора-начальника можно встретить очень часто, причем в любой отрасли. Он может быть даже (по­чему “даже” — объясним чуть ниже) президентом Академии наук. Причем, в любом директорском кресле — от врачебного до милицейского — Ком­муникатор, не страдая, в общем-то, избыточной мягкостью, умудряется не терять человечности. Он прекрасно знает качества и способности своих сот­рудников, практически с любым человеком может поладить, а если потребуется, то, к примеру, уве­ренно устранить неподходящего.

В нашу “новую” экономику Коммуникаторы бук­вально обрушились потоком. Каждый второй работ­ник украинского частного сектора принадлежит к это­му соционическому типу. А может быть, каждый третий. Хорошо ли это? Не очень.

Логика деловых операций не является сильной функ­цией у Коммуникатора. Она для него притягательна, но из этого еще не следует успешность профессио­нальной реализации в деловой сфере, И хотя людей этого типа предостаточно во всех нишах обществен­ного хозяйства и они действительно превосходные коммуникаторы, одним этим качеством; увы, не всег­да удается подменить все другие.

Закон вычитания дуала говорит о том же; в диаде Коммуникатор — Дизайнер коммерсантом и бизнес­меном выступает Дизайнер, а Коммуникатор тут — лишь помощник.

Еще менее желательно Коммуникатору посвящать себя точным или инженерным наукам. К сожалению, и в этих профессиях мы видим немало Коммуника­торов, которые работают с перенапряжением и при этом практически ничего ценного не производят.

Теперь обсудим вещи, которые Коммуникатору под­ходят. Он — прекрасный педагог. Неплохой врач-тера­певт (но не хирург). Лирический актер, литератор.

Конечно же. Коммуникатору есть смысл занимать­ся психологией. С упором на практическое ее исполь­зование (Д.Карнеги).

Но существует профессия, словно специально соз­данная для этого типа, — психиатр. Интересно заме­тить, что соционическому типу Психолог практичес­кая психиатрия рекомендована в меньшей степени: он слишком хорошо “включается” в психический мир другого человека. (Поэтому для Психолога лучше, если он работает не с психотиками.) Коммуникатор же, в отличие от Психолога, умеет “отстраиваться” от партнера, легко меняя тактику отношений, а состоя­ние его психики видит столь же превосходно.

Ну и, конечно, каждый Коммуникатор знает, что жизнь — это не только работа (вспомним таких Ком­муникаторов, как Ги де Мопассан, Х.К.Андерсен...). Чрезвычайно значимы для него хлопоты, связанные с близкими людьми, друзьями, обширным и постоян­но обновляющимся кругом знакомых. Более того, и в служебную деятельность Коммуникатор привносит существенную долю этической стихии.

ДИЗАЙНЕР

Непревзойденный эстет. Всегда имеет собственное мнение о том, что красиво и что некрасиво, где гармония, а где — безвкусица. Красота, в его пони­мании, должна быть функциональной. Одевается ори­гинально, со вкусом, часто весьма эффектно. Боль­шой ценитель комфорта, любит расположиться с мак­симальным удобством. В то же время тяготеет к рис­ку, скорости, вообще к острым ощущениям. Упрям, своенравен, оказывает жесткое сопротивление внеш­нему давлению.

Не мыслит себя вне дела, вне труда. В своей де­ятельности естественно следует принципам прагма­тизма. Очень экономен, в то же время — для близких людей — щедр, любит дарить подарки.

Соблюдает временной распорядок, стремится иметь репутацию пунктуального человека. Может прямо ска­зать: “Извините, мне пора, меня ждут дела”.

Затрудняется в проявлении эмоций. Редко смеется, чаще на лице — сдержанная улыбка. Речь четкая, иног­да отрывистая, “металлическая”, иногда — томная, пре­исполненная глубокого чувства. В минуту срыва демон­стрирует жесткие, нелицеприятные отрицательные эмо­ции. Старается избегать таких моментов. Может произ­водить впечатление человека холодного.

Испытывает потребность во встречах с интересны­ми, одаренными собеседниками. Получает удовольс­твие, когда слышит глубокие оценки личностных ка­честв людей.

В целом правильно понимает взаимоотношения. Предпочитает находиться в атмосфере дружелю­бия, доброжелательности. Стремится к красивым, настоящим человеческим чувствам. И, тем не менее, легко может ошибиться, “обжечься”. Будучи лишенным любви, испытывает угнетенность: она — источник его вдохновения.

_________________

Дизайнер — один из наиболее “полипрофессио­нальных” соционических типов. Превосходит его в этом, пожалуй, только Оператор.

Великолепен Дизайнер в художественно-эстети­ческих профессиях: живопись, стилистика, оформ­ление интерьеров и витрин, парфюмерия, модели­рование одежды...

Технический дизайн — это тоже его стихия. Ди­зайнер создаст вещи функционально удобные и, как правило, красивые.

Следует учесть, что неумеренная самобытность эс­тетических принципов порой выливается у Дизайне­ра в парадоксальные трансформации эстетизма: нап­ример, приятное отыскивается в грязном, жара ощу­щается в стужу и т.д.

Наблюдательность, цепкая память, аналитические способности приводят Дизайнера на вершины юриспру­денции, сыска (комиссар Мегрэ — Дизайнер, как и Жорж Сименон) или же, например, искусствоведения.

При малоудовлетворительном владении эмоциями истинный эстетизм может превратить Дизайнера в большого артиста (Маргарита Терехова, Андрей Ми­ронов, Фред Меркюри, Мерайя Кейри).

Страсть к риску и острым ощущениям полностью реализована у Дизайнера-гонщика (Найджел Мэнселл, многократный чемпион автогонок Формулы I). Подходят Дизайнеру и другие виды спорта, вплоть до хоккея и регби. Люди этого соционического типа стре­мятся в эпицентр физической опасности и бывают весьма тверды в соответствующих ситуациях.

Иногда, впрочем, находясь во власти лукавого, Ди­зайнер использует свои “подавительские” способнос­ти против хорошего человека.

Дизайнер — лучший спортивный врач или врач скорой помощи, один из самых блестящих хирургов. Терапия ему доступна в меньшей степени,

Дизайнер также неважный психолог и никудыш­ний педагог.

Что касается сферы экономики, коммерции, биз­неса — тут Дизайнер получает высокие рекоменда­ции. Правда, есть более сильные экономисты (Опе­ратор), предприниматели (Предприниматель), финан­систы (Плановик), но и Дизайнер находит себя в любой из этих областей, а в качестве продавца, то­вароведа или ресторатора соперничать с ним может только Оператор.

К этому следует добавить, что Дизайнер — до­вольно жесткий коммерсант и свое, как говорится, всегда возьмет.

Для роли босса этот соционический тип словно создан специально. Дизайнер “прочувствованно” поль­зуется своим руководящим положением и выглядит при этом очень респектабельно: суровый деловой муж­чина, с которым бесполезно вступать в пререкания или пытаться придать делу иное направление, чем того хочет Дизайнер.

В то же время даже самый “крутой” босс-Дизай­нер, в отличие от, скажем, Легионера, быстро отзы­вается на доброту, да и за всей его суровостью, в общем, кроется восприимчивое сердце.

ПСИХОЛОГ

Превосходно разбирается в людских взаимоотношениях, оценивает их тонко и объективно. Пред­почитает общение на короткой психологической дистанции (“камерный” человек). Неутомимый созида­тель добрых, теплых человеческих отношений, дли­тельных привязанностей. Избегает впрямую прояв­лять неприязнь к кому бы то ни было. Последовате­лен в своих этических принципах, которые близки к христианской морали.

Всех людей принимает такими, как они есть. Ви­дит их индивидуальность, сильные и слабые сторо­ны, задатки на будущее. Практически всегда “раск­рыт” навстречу людям, “впускает” их к себе в душу, оттого очень незащищен. Предоставляет человеку мак­симальное психологическое пространство, что спо­собствует наиболее полному и свободному проявле­нию личности собеседника. Умеет внимательно выс­лушать, в советах проявляет деликатность.

Стремится понимать первопричины, механизм яв­лений: почему все происходит так, а не иначе. Испы­тывает потребность в логическом упорядочении, структурировании окружения. Тяготеет к научному способу мышления.

Не приемлет насилия, остро ощущает чужую боль. В случаях, когда приходится оказывать волевое дав­ление, выдвигать строгие требования, испытывает не­уверенность: необходимо ли это делать, в такой ли форме и т.п. Поэтому почти всегда уступает, но и тогда не может избежать терзаний, ибо оказываются ущемленными он сам, или его близкие, или его дело.

Нуждается в конструктивных советах по вопросам деловой целесообразности. Испытывает благодарность к людям, которые помогают улучшить благосостояние.

В одежде предпочитает классический стиль и пас­тельные тона. Эстетике придает особое значение. Любое явление “поверяет” гармонией. Красота для него — источник вдохновения.

_________________

Психолога, до недавнего времени, в соционике принято было считать “слабым” типом. Однако, это неверно.

Если считать “слабостью” обычное для этого соционического типа сдерживание волевой экспансии, то вторая из “силовых” функций — энергетика Пси­холога — превосходит таковую у всех других типов.

Это значит, что при желании Психолог мощным направленным воздействием может энергетически по­давить агрессивные проявления любого человека, В обычных же ситуациях Психолог — само спокойст­вие, лишь его внутренняя энергетическая наполненность ощущается постоянно.

Мы знаем немало Психологов — образцов мужест­венности: это, в частности, супергерой каратэ Чак Норрис, “ковбой всех времен и народов” Клинт Иствуд.

Очень существенно при этом, что Психолог обла­дает обостренным чувством справедливости и силы свои направляет на защиту добра.

Мы должны отметить, что женщины-Психологи часто с большой легкостью и охотой проявляют не­любовь (это Психолог тоже умеет, и его нелюбовь настолько тяжела, что ощущается даже физически). Тем временем мужчины-Психологи, как правило, ис­тинно добры. Они несут в себе образ Иисуса Христа, ибо Иисус Христос (вернее, человеческая ипостась Его) принадлежал к соционическому типу Психолог. Вдумчивый анализ Писания однозначно убеждает в этом. Попытки “искать Христа в женском лике” есть не что иное, как неумные абстрактные реверансы ве­ры по-Мечтательски.

Но, конечно, не каждый мужчина-Психолог — Ии­сус. Среди них есть немало личностей, в которых христианская нравственность только дремлет.

Очевидно, что никто лучше, чем Психолог, не подходит для исследования человеческой души и любви. Это убедительно доказали Достоевский и Александр Грин.

Будучи, к тому же, по призванию ученым, Психо­лог — единственный, кто получает высший балл в профессиональных занятиях психологией.

Наилучшим дополнением в этой сфере Психологу служит Игрок, Артист (Гете, Чехов) и Коммуникатор по-своему неп­лохо разбираются в человеческой природе, но в психо­логии все же должны быть поставлены ступенью ниже.

Занятия другими науками Психологу тоже по силам, но не правы те из представителей этого ти­па, которые видят свое прямое призвание, к приме­ру, в математике.

Психолог прекрасно понимает искусство, музыку, умеет передать тончайшие чувства (Андрей Тарков­ский, Стинг, Нина Матвиенко).

Те из Психологов, которые фиксируются на теме насилия, обычно плохо кончают (Игорь Тальков).

Психолог — замечательный врач-терапевт и не­превзойденный психотерапевт (мужчина, не женщи­на!). Хирургия же, как и вообще работа руками, ему подвластна мало.

Научившись использовать свои энергетические воз­можности (тут уж явное преимущество имеют жен­щины), Психолог, при его доброте и понимании дет­ской психологии, а также настоящем дидактическом таланте, оказывается лучшим из педагогов. К сожа­лению, он остается уязвимым для самодурства школь­ного начальства. Завучу-Сибариту, например, ничего не стоит “сожрать” учителя-Психолога.

В производство и бизнес Психологу лучше не со­ваться. То тут, то там возникают директора-Психологи, но, честно говоря, автору долго пришлось бы объ­яснять, как они держатся при коммерческой наивности и неумении торговаться, столь органичных для Психолога.

В то же время Психолог — наилучший кадровик. Даже недипломированный Психолог, специализиру­ющийся на проблемах, связанных с персоналом, име­ет огромное преимущество перед докторами психо­логических наук — не Психологами.

Хорош Психолог и на других должностях, непос­редственно связанных с людьми (public relations, ра­бота с клиентами).

Босс-Психолог — это, в общем, добрый босс. Но тут есть и обратная сторона медали; если уж он ре­шил “власть употребить”, то выглядит это как нера­зумный и неуместный нажим.

Таким образом, можно еще поспорить по поводу мудрости изречения, что-де “властью нужно наделять тех, кто ею тяготится”...

ОПЕРАТОР

Превосходно разбирается в деловых вопросах. Уве­рен в своем понимании дела. Творчески интер­претирует любую информацию. Любит и умеет “спрямлять пути”, выбирая наиболее экономный и эффективный способ действий.

Дело, которое считает важным, доводит “до блес­ка”. Скорее переделает работу наново, чем оставит в виде, который его не удовлетворяет. Любит поря­док и чистоту, в то же время великолепно ориенти­руется в хаосе вещей.

Во всем проявляется как эстет: не только его ра­бота, но и любое движение, взгляд, внешность от прически до обуви — всегда красивы. При этом не увлекается излишествами.

Бесстрашен, уверен в своих физических данных, но силу использует не для агрессии, а чтобы защи­тить себя и тех, кто рядом.

К людям относится уважительно. Со всеми кор­ректен и вежлив, с друзьями — приветлив и весел. Однако, может быть и строгим. Особенно требовате­лен к себе и к своим близким.

Старается соблюдать выдержку и спокойствие, и все же наружу частенько прорываются эмоции.

Будучи полностью “погруженным” в настоящее, плохо чувствует течение времени. Стремится к пун­ктуальности, но выполнение планов дается с трудом. Не переносит, когда его “подхлестывают” или, нао­борот, задерживают.

Не может влиять на отношения людей. Принима­ет практически любое к себе отношение, когда речь идет о деловых контактах. От близкого человека же­лает постоянного подтверждения настоящего, чисто­го, глубокого чувства,

Людей оценивает в целом правильно, но неуме­ние различать тонкости часто приводит к драмати­ческим ошибкам.

Идеальным считает мир, где царят любовь, доб­рота, разумное и красивое созидание.

_________________

Оператор среди соционических типов наиболее по­липрофессионален. Правда, он плохой психолог (рабо­тает закон вычитания дуала). Соответственно, ему не стоит заниматься психотерапией, педагогикой и т.п.

В то же время, Оператор — хороший врач-тера­певт и просто-таки наилучший хирург. Вершин в этой профессии может достичь и женщина-Оператор.

Оператору по плечу вся и всяческая технология (на память сразу приходят “супертехнологические” романы Артура Хейли из самых различных областей человеческой деятельности) — будь то производст­венный процесс, экономика и финансы, возделыва­ние земли, хирургическая операция, художественное рукоделие, изобразительное искусство, “от кутюр” или кулинария (если правда, что лучшие кулинары — мужчины, то мы уточним: это — Операторы).

Недоверчивость удивительным образом сочета­ется в Операторе с бережным отношением к лю­дям, практичность и деловитость — с наивностью в понятиях о любви.

Оператор — лучший из начальников. Если бы его сплошь и рядом не вытесняли более властные типы, экономика наша выглядела бы гораздо прив­лекательнее.

Миролюбивость диады Психолог—Оператор не означает, тем не менее, ее внутренней податливости. Предоставляя любые возможности свободного разви­тия всем типам социона, эта ласковая диада несет в себе несгибаемое начало.

История Украины, земли талантливой и бесталан­ной, служит яркой исторической иллюстрацией

Культурно-ментальная матрица украинского (рус­ского) этноса описывается именно диадой Психо­лог—Оператор.

Это утверждение настолько очевидно, что мы не станем посвящать ему многостраничную аргумента­цию. Скажем лишь кратко: от Оператора в украин­ском национальном характере — неистощимое тру­долюбие, умение создавать достаток, содержать хо­зяйство в порядке, а дом — в красоте (“Садок вишневий коло хати”, “Ой зацвіла ружа край вікна...”), уважительность к людям, но и твердость, порой уп­рямство; от Психолога — деликатность, любовь к Богу и к ближнему, этическая принципиальность, точность в оценке людей, тонкий лиризм.

Может, кому-то и кажется, что голосом Украины поет София Ротару (Блюститель), мы же считаем — Нина Матвиенко.

Как случилось, что процветающая русская (т.е. украинская) цивилизация в пору киевских князей на долгие века сменилась настойчивым выхолащиванием духа первичной диады украинской земли?

Нашествие жестоких и воинственных азиатов (куль­тура Легионер) подавило Русь. На северо-востоке, где, по-видимому, образовалось Мечтатсльское тер­риториальное пятно расселения славян, татаро-монгольское Легионерство нашло благодатную дуальную почву, и появилась Московия (Легионер—Мечтатель) — устойчивый славяно-тюркский конгломерат, в даль­нейшем “позаимствовавший” и самое название Русь, или Россия.

Коммунистическая идея (даже если се изобрел Вундеркинд) есть воплощение духа диады Мечта­тель—Легионер. Подобно стоглавой гидре, снова и снова будет она возрождаться в головах россиян, вы­зывая (в который раз!) к жизни миф о “роковой судь­бе шестой части суши”. Победа на выборах в России наци Жириновского отнюдь не представляется нам случайностью. Нескончаемая цепь “случайностей” — это не что иное, как закономерность6.

За века соседства и “воссоединения” такой “стар­ший брат” погубил украинский народ и сам украинс­кий дух, ибо на уровне отношений народов неустанная агрессивность (Легионер—Мечтатель) всегда берет верх над миролюбием (Психолог—Оператор); в истории это правило подтверждалось неоднократно.

Выжил в Украине Блюститель — тип, совпадаю­щий с представлением россиян о “хохле”, но росси­янам же оказавшийся не по зубам (Блюститель — ревизор Легионера и заказчик Мечтателя).

Однако, “хохлацкое” население, эта нация-выро­док, не имеет ничего общего с украинским этносом. Нация украинцев уже почти умерла. Жива же она постольку, поскольку жив в ней дух диады Опера­тор—Психолог.

СЫГРАННЫЙ ОРКЕСТР

Многие случаи “идеальной дружбы” часто основаны

на том, что игроки дополняют друг друга очень

экономно и к большому взаимному удовлетворению,

так что их игры отлича­ются максимальным

выигрышем при мини­мальной затрате сил.

Эрик БЕРН

Мы познакомились со всеми соционическими ти­пами, что было полезно, по крайней мере, с двух точек зрения: во-первых, бесконечное разнооб­разие человеческих характеров нам удалось система­тизировать введением шестнадцати основных клас­сов, не обеднив при этом указанное разнообразие. И, во-вторых, мы увидели, как много пользы можно по­черпнуть из анализа соционических типов в плане как их человеческих особенностей, так и професси­ональной предрасположенности.

Таким образом, мы разрешили первую, но далеко не последнюю задачу соционики, проделали работу, без которой невозможно двигаться дальше. Но в це­лом эта работа не составляет еще и половины дела.

Следующая, еще более интересная задача заключа­ется в рассмотрении взаимодействия, то есть, на более привычном языке психологии, — отношений людей.

Ясно, что никто из реальных людей не живет в вакууме. Каждый из нас включен во взаимоотноше­ния со многими другими людьми всевозможных, т.е. всех шестнадцати, соционических типов. Нечего и говорить, что качество этих взаимоотношений столь же важно, со всех точек зрения, как и индивидуаль­ные качества человека, рассматриваемого отдельно.

В научном смысле, поле отношений просто-нап­росто эквивалентно совокупности типов, так что вмес­то шестнадцати соционических типов мы можем рас­сматривать шестнадцать отношений в соционе.

То, что отношений всего шестнадцать, надеемся, читателю уже ясно. В самом деле, какой бы ни взять соционический тип, «относиться» он может со всеми типами социона (включая и тот тип, который мы взяли) — таким образом, число отношений равно шестнадцати. Правда, тут есть один нюанс: пока мы не конкретизируем, какой именно соционический тип вза­имодействует с другими типами, мы говорим фактичес­ки о видах интсртипных отношений, этих-то видов и есть шестнадцать. По-другому это называется — интертипные отношения в обобщенном смысле.

Конкретные же интертипные отношения возника­ют между двумя конкретно названными соционичес­кими типами: например, отношение Софист—Игрок.

Ясно, что Софист—Игрок и Предпринима­тель—Блюститель — это разные интертипные пары. В то же время, в них реализовано одно и то же обобщенное отношение — дуальное.

Всего дуальных пар восемь:

Вундеркинд—Сибарит

Софист—Игрок

Артист—Механик

Мечтатель—Легионер

Предприниматель—Блюститель

Плановик—Массовик

Коммуникатор—Дизайнер

Психолог—Оператор

Если аккуратно подсчитать все возможные пар­ные отношения между конкретными типами соци­она, то окажется, что их 136. И они разбиваются на 16 видов обобщенных отношений, которые на­зываются:

  • Дуальные

  • Ид

  • Полудуальные

  • Миражные

  • Тождественные

  • Суперэго

  • Родственные

  • Деловые

  • Зеркальные

  • Противоположные

  • Параллельные

  • Активационные

  • Ревизия

  • Подревизия

  • Заказ

  • Подзаказ

Все отношения, кроме четырех последних, явля­ются симметричными, или одноуровневыми, или психологически равноправными; отношение одинаково в ту и в другую сторону, оба партнера находятся в равном положении. Разумеется, если учесть специ­фику типов, конкретно вступающих в отношение, то о равноправии можно говорить лишь приблизитель­но; на уровне же обобщенных отношений это усло­вие является точным.

Последние четыре отношения — асимметричные (разноуровневые, неравноправные): в них один из партнеров психологически довлеет над другим, кото­рому отводится, в определенном смысле, подчинен­ная роль.

Кроме того, эти отношения являются однонаправ­ленными. Поэтому часто ревизию и подревизию объ­единяют в одно обогодонаправленное отношение, ко­торое называется ревизия; заказ и подзаказ объеди­няют в заказ. При таком счете получается, что общее число отношений — четырнадцать.

Нам предстоит подробно рассмотреть все виды интертипных отношений с обсуждением их проявле­ния в деловом сотрудничестве, а также в семейной жизни, но прежде...

Прежде поговорим о важности грамотного учета всех этих моментов в предпринимательстве и управ­лении. К сожалению, такая необходимость еще су­ществует в нашем отечестве, в то время как в циви­лизованном мире давно все смотрят на психолога не как па человека, пришедшего сорвать куш, а совсем наоборот — как на реального помощника в деле повы­шения доходов фирмы. Как любили говаривать комму­нисты (мы их, конечно, несколько перефразируем): пси­хология — производительная сила экономики,

Удалось же рекламистам внушить нашему пред­принимателю, что без рекламы — никуда, что рек­лама — необходимая составляющая маркетинга, что затраты на рекламу — такая же необходимость, как затраты, скажем, на покупку телефона. И только на консультанта по персоналу до сих пор многие дирек­тора смотрят как на, мягко говоря, совсем не обяза­тельную статью расхода. В действительности же рубль, сэкономленный на психологии, — это даже более чем потерянный рубль.

Компании и фирмы развитых стран все шире привлека­ют психологов к управлению персоналом. Известно, что на тех предприятиях, где между руководителем и подчинен­ными существуют хорошие взаимоотношения, эффектив­ность производства и уровень квалификации сотрудников выше, стремление использовать более совершенные ме­тоды производства сильнее, а число прогулов и текучесть рабочей силы значительно ниже.

Установление хороших производственных отношений требует от руководства определенных затрат (физических, материальных, моральных). Для осуществления на практи­ке политики нормальных производственных отношений во многих фирмах создаются специальные психологические группы. Например, в одной из британских фирм такая груп­па из 700 сотрудников несет ответственность за установ­ление здоровых отношений в 40-тысячном коллективе (т.е. один психолог приходится на каждые 60 служащих).

Представляю себе нашего директора, нанявшего такую «армию дармоедов»... Этого директора попрос­ту не существует в природе. В результате, уважаемые господа рачители, страдает не психолог. Психолог, от профессиональной помощи которого вы отказались, найдет себе работу в другом месте. Страдает — и существенно — ваша фирма. И вы сами. И если не прямо сейчас, то обязательно завтра утром вас «об­ставит» конкурент, которому хватило интеллекта пос­тавить дело на грамотную психологическую основу. Ибо ученье — это не только свет. Это еще, в конце концов, и деньги. По крайней мере, повсюду в мире. А значит, скоро так будет и у нас.

Мы верим, что в нашем государстве настанет век предпринимателя с просветленным умом. Ему, кста­ти, мы и адресуем эту книгу. Так что — за дело, господа, за отношения.

Дуальные — лучшие из отношений людей. Дуаль­ность — высшая награда Творца, ибо только в отноше­ниях дуалов содержится все необходимое, чтобы при­дать им гармонию совершенства. Ни об одном из ос­тальных интертипных отношений этого сказать нельзя.

Открытие Аушрой Аугустинавичюте психологи­ческой дуальности как гармонической дополнитель­ности людей явилось замечательным событием не только в соционике, но и, на наш взгляд, в науке вообще, ничуть не менее значительным, чем, напри­мер, в физике — корпускулярно-волновой дуализм.

Чем же характеризуются эти чудесные отношения?

D7

Наиболее сильная, творческая сторона одного из дуалов находит благодарный отклик у другого, которому как раз требуются частые сильные раздра­жители по соответствующим аспектам. Смелые суж­дения и оригинальный юмор, принципы и програм­мы дуала служат жизненно необходимой поддерж­кой; с другой стороны, приятие и понимание нужны партнеру, компетентному в этих вещах. Уверенность сочетается с благородством и великодушием, и дуал вполне может положиться на партнера и вверить ему свою самую беззащитную сторону.

То, как дуал проявляет себя, его естественный способ существования в мире, в высшей степени устраивает, нравится, и это служит неисчерпаемым ис­точником постоянной симпатии к дуалу, его неимо­верной притягательности. Только дуал умеет создать такую обстановку (а он иначе не может, для него это естественно, как дыхание), в которой второй дуал может почувствовать себя комфортно и радостно, пос­кольку именно к такой атмосфере он и стремится как к идеалу. Иногда возможна и требовательность (в плане полнейшего приближения к этому идеалу), ко­торую дуал воспринимает спокойно, проверяет на адекватность, и в случае, если партнер прав, с удо­вольствием подчиняется.

Дуал обладает и недостатками, которые кажутся безобидными и даже милыми; с ними, к тому же, легко совладать. Так, любой человек в общении выд­вигает на первый план качества, которые не являют­ся у него истинно сильными, а значит красивыми, однако только дуалу присуща способность мощным и в то же время разумным воздействием, зачастую с юмором, пресекать неадекватные проявления своего партнера именно в соответствующих вопросах.

Дуал — это первейший защитник. Он приходит на выручку в ситуации, когда партнер уязвлен, расте­рян, и он же, в случае если находится рядом, инду­цирует такую атмосферу, где столь болезненные ве­щи вообще оказываются невозможными. Более того, дуал в определенной степени передает партнеру свое умение вести себя в соответствующих ситуациях и тем вселяет в него чувство безопасности, повышает его социальный иммунитет. Дуал не способен се­рьезно задеть дуала, он всегда идет «на поводу» у капризных требований партнера по аспектам, кото­рые для последнего болезненны, и в то же время — мягко подталкивает к правильному их осознанию.

_________________

Дуальные отношения — единственные, в кото­рых возможно достижение супружеской гармонии. Поэтому только дуалам есть смысл вступать в брач­ные отношения. И даже для дуалов здесь имеются определенные оговорки.

Мы берем на себя смелость утверждать: Бог хо­чет, чтобы друг с другом жили дуалы.

Понятно, что «первый встречный» дуал — это еще не готовый кандидат в супруги. И среди дуалов надо выбирать. Хотя бы потому, что много значат возрастные, социальные, культурно-интеллектуаль­ные, эстетические критерии. И такая немаловажная материя, как любовь.

Однако, и в соционическом смысле не все так просто.

Приведенное выше описание дуальных отноше­ний — отнюдь не идеализация, такие отношения ре­ально осуществимы. Но для того, чтобы они приняли столь гармоничную форму, партнеры должны «дуа­лизироваться», т.е. притереться друг к другу.

Особенность дуальных отношений как раз и сос­тоит в том, что «притирка» для этого случая — бла­годарное дело, с замечательной перспективой полной гармонизации отношений. При всех иных отношени­ях, кроме дуальных, если по мере изучения партне­рами друг друга и возникает положительная динами­ка, то она весьма ограничена, в большей же степени показательны, наоборот, кумуляция психологической неудовлетворенности и прогрессирующее раздраже­ние недостатками супруга.

Всегда ли происходит дуализация? Нет, не всегда. И не потому, что она действительно неосуществима. Принципиальная возможность превратиться в идеальную пару у дуалов всегда есть. Но беда в том, что процесс дуализации во многих случаях протекает трудно. И тогда отношения рвутся на полдороге. (Как правило, неверное решение принимает один из дуа­лов, а именно тот, который наделен худшим психо­логическим чутьем.)

Чем же обусловлена эта трудность? Можно отве­тить просто: тем, что дуалы — разные (мы видели, что, например, профессиональные сферы у них пря­мо-таки противоположны) и попросту «не узнают» друг друга, не успевают почувствовать, что они — две половинки целого и что «разность» их означает такое необходимое каждому дополнение, обретение жизненной устойчивости и полноты. Особенно скор на разрушительные выводы, как правило, один из партнеров диады. Он-то и отвергает самое драгоцен­ное, что может иметь в жизни.

В дуальной паре Оператор—Психолог неразум­ным оказывается Оператор; в диаде Предпринима­тель—Блюститель «не чувствует» партнера Предпри­ниматель. Так что эти диады в виде супружеских пар встречаются слишком редко. В то же время есть более «счастливые» диады, в которых дуалы чаще соединя­ют свои судьбы: например, Игрок—Софист, Вундер­кинд—Сибарит, Коммуникатор—Дизайнер. Но труд­ности дуализации имеют и другие причины, связан­ные с историей жизни человека.

Интересно, что легко находят супруга-дуала те люди, которым повезло с родителями: один из них или оба были дуального для этих людей соционического типа.

«Настроенность» на дуала, вынесенная из детства, сознательное или подсознательное ощущение необык­новенной ценности такого человека, каким являлся родитель-дуал, а самое важное — чистота, неискаженность психической структуры ребенка, выросше­го в дуальной семье, превращают его в «радикал», который естественным образом соединяется со своей гармонической половинкой.

Это срабатывает даже и в тех случаях, когда ребенок-дуал не очень понимает своего родителя и не вполне осознает, насколько благосклонна к нему судь­ба (здесь снова «отличаются» соционические типы, слабо понимающие людей: ребенок-Оператор, к при­меру, не всегда ценит родителя-Психолога).

Если же учесть, что счастьем иметь родителя-дуала подавляющее большинство людей обделено и, совсем наоборот, отношения в семье засоряют, деформируют психические структуры человека, с детства превращая его в невротика, то станет ясно, какую труд­ную задачу поставит перед собой дуал, решивший «достучаться» до исковерканной жизнью дуальной души. Процесс дуализации скорее всего будет прерван, причем тем, «неправильным» и нечувствительным дуалом, и душа его так никогда и не очистится.

Вот почему мы имеем тот печальный итог, что великое множество людей связывает свою судьбу от­нюдь не с дуалом, а с самым чужим по душевным связям партнером, и опять-таки психологически без­грамотные Операторы, сами себя на всю жизнь обво­ровав, станут искать утешения в том, что-де муж зато богат, или же он курчавый брюнет, или...

Что касается дуальных отношений в деловой жизни, то здесь определяющими оказываются два момента.

Первый, и мы о нем уже упоминали, заключается в том, что профессиональные сферы дуалов различ­ны и практически не пересекаются.

Второй момент, диалектически парадоксальный, состоит в наблюдении, что хорошему профессиона­лу, который реализуется в своей области, наилучшим помощником будет не кто иной, как дуал!8 Так, Оператор-бизнесмен очень выиграет, тесно сотрудничая с Психологом, которому открыт столь значимый в предпринимательстве человеческий фактор, а Опера­тор способен оказать Психологу наилучшую техни­ческую поддержку в его деле.9

Итак, что Бог сочетал, того человек да не раз­лучает. (Мф 19:6).

ID

Ид — это, по Фрейду, «оно», или витальное, организменное начало человека. Именно так вос­принимается партнер по отношениям ид: он как бы воплощает собой образ, присущий и вам, в качестве «первобытной натуры», и по этой причине сознатель­но вами сдерживаемый. Партнер же «ид» не стесня­ется проявлять эти качества в полном расцвете, что вызывает двойственные чувства; с одной стороны, протест, а с другой — признание «органического» с ним родства.

В отношениях постоянно присутствует тенденция взаимного пресечения партнерами наиболее ярких, самобытных проявлений друг друга. Творческие ус­тремления «ида» кажутся чрезмерными, получают строгую оценку и, при необходимости, эффективно нивелируются.

Сфера интересов одного участника отношений, свя­занная с его способом существования в своей «сти­хии», для второго является лишь «техническим обеспе­чением». Поэтому кажется неоправданным столь заин­тересованный подход «ида» к тем вещам, на которых, казалось бы, «не стоит» особо фиксироваться. В то же время, «ид» почему-то игнорирует аспекты, которые второй партнер находит важными. Сказанное относит­ся и к стилю поведения участников этих отношений.

Когда «ид» демонстрирует свои якобы сильные (на самом деле — только на поверхности) стороны, то, в подавляющем большинстве случаев, его парт­нер сразу ощущает их «недостаточность» и нередко активно выказывает свое неудовлетворение. В то же время сам он в соответствующих вопросах не сильнее своего визави и мало что может предложить взамен.

Партнерам «ид» прекрасно видна и слабость друг друга. Оценивание при этом происходит «отстранен­ное», без особого стремления к конструктивной по­мощи. Однако, при наличии доброй воли, нет и же­лания «наступить на больное место» партнеру, ско­рее проявляются великодушие и сочувствие. И все же, идеалы у «идов» противоположны.

_________________

Ид — довольно распространенные отношения в браке. Ничего идеального, конечно, в таких семьях не построишь. Супруги постоянно «срезают» друг друга, заглушая развитие наиболее интересных, твор­ческих качеств личности. Они то и дело спорят, бук­вально по любому поводу. Эти отношения никогда не приносят психологического удовлетворения. В об­щем и целом супруг получает низкую оценку, и еже­часное искушение высечь незащищенное место спут­ника жизни (действительно слабое) слишком часто выливается в нескончаемое критиканство. Особенно с годами. Особенно со стороны супруги.

Как чувствуют себя дети в такой семье, догадаться нетрудно. Кстати, по поводу педагогики у родителей совершенно различные мнения, впрочем, как и по всем другим поводам. Чтобы избежать споров при детях и прямо противоположных указаний, один из родителей (тот, который умнее) попросту смиряется,

В деле обсуждаемые отношения могут быть как полезными, так и наоборот, — все зависит от кон­кретной диспозиции.

Профессиональная сфера у партнеров ид одна или почти одна и та же. Подходы в этой сфере различа­ются на 180 градусов, но оба по-своему успешны.

Если посадить «ид» рядышком и присвоить им одинаковые полномочия, на выходе, скорее всего, получится ноль; в такой паре произойдет психологи­ческая аннигиляция.

Если же «ид» работают в одной комнате, но от­носительно независимы друг от друга, решают свои задачи параллельно и скрещивают критические шпа­ги разве что на консультациях и совещаниях, то дело, несомненно, выиграет, да и сами наши герои ощутят пользу и удовольствие от общения друг с другом.

Отношения ид начальник—подчиненный также являются вполне приемлемыми, если только боссу хватает способностей, чтобы отдавать должное та­ланту «ида» и признавать за ним право выполнять работу своим способом.

SD10

Полудуальные отношения, как это следует уже из самого названия, отчасти («наполовину») характе­ризуются удачной дополнительностью партнеров, чем напоминают дуальные, в остальных же моментах им присуща конкуренция противоположных точек зрения, как в отношениях ид. В целом у полудуалов легко и быстро возникает взаимная симпатия, которая может стать непреходящей, при условии, что не возобладают тенденции, разрушающие гармонию отношений.

Партнеры-полудуалы, как и дуалы, покоряют друг друга превосходным владением определенными вза­имодополняющими сферами жизни. Однако даже это их качество, по сравнению с дуалом, далеко не так идеально отвечает чаяниям партнера.

Второй момент сходства с дуальными отношени­ями — помощь друг другу (довольно строгая и кри­тичная) в формировании качеств, которые не являют­ся истинно сильной стороной личности, но важны с точки зрения имиджа. Тот из партнеров, у которого данное качество является «имиджевым», подвергает­ся, по мере необходимости, мощному корректирую­щему воздействию со стороны полудуала, обладаю­щего этим качеством в полной мере.

Другая «половина» полудуальных отношений представлена взаимодействием, характерным для отношений ид.

Полудуалы придерживаются прямо противополож­ных позиций по поводу того, какой аспект обсужда­емой проблемы должен быть выдвинут на первый план, и образ их действий органически соответствует их позициям.

Партнеры хорошо видят «слабое место» друг у друга, и это подталкивает их к критической оценке гораздо чаще, чем к заинтересованной помощи, нес­мотря на то, что один из полудуалов чувствует себя в соответствующей области все же несколько более уверенно, чем другой.

_________________

В полудуальных отношениях действительно по­полам удачного и не очень, но гармония не терпит половинчатости, и если дуальную пару можно срав­нить с румяным яблоком, то как будет выглядеть диковинный фрукт, половина которого — яблоко, а половина — капуста?

Утешает то, что статистически полудуальных бра­ков не так уж много, да и к тому же супруги-полудуалы — не самое худшее из возможных сочетаний.

В дружбе полудуальные отношения — одни из самых распространенных, полудуалы также обычно добрые коллеги, и в большинстве напряженных си­туаций отношения спасает великодушная, специфи­чески «полудуальная» симпатия. Правда, мыслимы и такие размолвки, когда жизненные ценности и прин­ципы перевешивают, и тогда отношения терпят крах.

Профессиональные сферы у полудуалов, как прави­ло, различны, однако при бытующих у нас методах «работы с людьми» они сплошь и рядом оказываются «в одной упряжке». В этих случаях результативно ра­ботает лишь один из партнеров, по поводу же второго трудно сказать — помогает или мешает он своим «по­лудуальным присутствием». Ясно лишь, что самосто­ятельной ценности такой работник не представляет.

Если же каждый из полудуалов находится в адек­ватной профессиональной оболочке, то их сотрудни­чество может принести щедрые плоды.

MG11

Миражные отношения, как и полудуальные, ок­рашены наполовину дуальным, наполовину ид-взаимодействием. Только по сравнению с полудуаль­ными отношениями эти части «переставлены места­ми». Партнер по миражным отношениям, или миражный, напоминает дуала уже не столько в своих суждениях, сколько в проявлениях, и по этой причнне кажется притягательным. Однако одновременное присутствие в характере миражного моментов жесткости и неудовлетворенности, общих с ид, неизбеж­но разрушает гармонию отношений.

Способ существования одного партнера, его жиз­ненный стиль своим сходством со стилем, свойствен­ным дуалу второго, вызывает у второго партнера бес­сознательную дуальную ностальгию. И все же даже в этом пункте манеры миражного отличаются от ана­логичных проявлений дуала в менее удовлетвори­тельную, порой даже раздражающую сторону,

Как и дуалы, миражные в основном щадят боль­ные места друг друга. Однако, они не дают уже при­сущего дуалам успокоительного чувства взаимной за­щищенности, Отвечающая за это функция у мираж­ного, по сравнению с дуалом, либо чрезмерно, либо, наоборот, недостаточно агрессивна. В результате ока­зывается недостижимой согласованность, столь орга­ничная для дуальных отношений.

Вторая полусфера миражного взаимодействия стро­ится по типу отношений ид.

Партнеры «срезают» самое интересное в творчес­ких программах друг друга: жизненные принципы одного кажутся чересчур смелыми и претенциозными другому, который, обладая по соответствующим воп­росам не менее сильными, однако не терпящими «из­лишеств» позициями, активно осуществляет «приче­сывание» миражного.

В тех же аспектах, где визави ожидает получить смелые и интересные идеи, миражный предлагает ба­нальности, выставляя себя, тем не менее, большим зна­током. В результате накапливается взаимная неудовлет­воренность, а отношения не содержат внутренних ме­ханизмов, которые позволили бы ее преодолеть.

Миражные отношения болезненны, ибо притягатель­ность партнера, похожего на дуала, сменяется при сбли­жении нескончаемой цепью неудач при попытках дос­тичь согласованности и взаимопонимания — важней­ших условий психологической гармонии, которые ми­ражным отношениям попросту не свойственны.

_________________

Тот факт, что миражный нравится, иногда застав­ляет людей связывать свои судьбы. Причем столь нехитрую психологическую наживку «заглатывают» лишь самые неискушенные и безнадежные в пости­жении любви. В большинстве же случаев миражные бессознательно приходят к выводу, что они — всего лишь «дуалы, вывернутые наизнанку», и серьезные отношения не развиваются.

Даже детская дружба в миражных отношениях воп­лощается редко.

Все это, повторим, не исключает красочности об­раза партнера. Но миражным хорошо любоваться от­странение, на некоторой дистанции.

Профессиональные сферы миражных пересекают­ся в обширной области. При этом миражный привно­сит в работу качество, которого недостает его парт­неру, Если эта «общая область» определена правиль­но, то миражный является наилучшим профессио­нальным дополнением, В миражной паре становится осуществимым универсальное, сбалансированное рас­смотрение проблемы, причем — не в ущерб профес­сиональной концентрации, что отличает рассматрива­емое взаимодействие от дуального.

Сказанное ярко иллюстрируется ситуацией в пси­хологии, где полнота осмысления достигается в не­противоречивом соединении усилий двух миражных соционических типов — Игрока и Психолога.

Как правило, всегда определяются «главный» про­фессионал и «дополняющий». Так, психология в на­ибольшей степени тяготеет к Психологу. Есть и другие хорошие психологи, но среди них лишь Игрок способен дополнить, т.е. достроить психологичес­кую картину до почти полной.

Подход же, к примеру, Артиста (отношения ид с Психологом) заключается в том, чтобы поменять в этой картине всякий белый штрих на черный и наоборот. Коммуникатор приставит к работе Психолога зеркало и скажет: отражение и есть истинная картина.

Таким образом, широко бытующее в соционике суж­дение, что миражные отношения не приспособлены к сотрудничеству, является ошибочным. Необходимо лишь соблюдать условие независимости работы миражных, и тогда при сведении воедино их результатов обнаружит­ся чудесное взаимодополнение и вырисуется оптималь­но завершенная картина той узко профессиональной об­ласти, которую каждый из двух коллег с достаточным основанием может считать «своей».

Подобные итоги соционического менеджмента по­истине вселяют в прогрессивных директоров веру в его могущество.

I12

Тождественные отношения, безусловно, представ­ляют особый интерес как отношения между двумя индивидуумами одного и того же соционического ти­па. Вы видите повторение себя в другом человеке, близнеца своей души в теле другого мужчины, женщины, ребенка, старика. Такое социальное «продол­жение» человека не может не быть поучительным. Определяющим чувством к тождественному является почти полное понимание, которое, при более деталь­ном анализе, распадается в следующий спектр.

Область наивысшего полета фантазии, творчест­ва, как и основополагающих самобытных жизненных принципов, у тождественных одна и та же. Поэтому оценить достижения личности во всем их достоин­стве (и не более их достоинства) способен именно партнер тождественного типа. Однако конкретное «за­полнение» этой общей области вовсе не обязано быть идентичным, и в действительности жизненные уста­новки и иные творческие продукты тождественных существенно различаются — в диапазоне от блиста­тельного взаимного потенцирования до полной не­совместимости позиций.

Поле тождественных отношений сгущает, концен­трирует качество, присущее и по отдельности каж­дому из партнеров в виде мощного инструмента уве­ренного и адекватного реагирования на ситуацию, способа существования в ней. Тождественные взаим­но индуцируют друг другу усиление этого качества, что в одних ситуациях становится сильнейшим козы­рем тождественной пары, в других же, ввиду аспектного ограничения, оказывается слабостью.

Диалектически проявляется синергизм и по тем ас­пектам, в которых оба все еще сильны, но недостаточно. Бесспорно, партнеры способны здесь помочь Друг дру­гу, но возможность удовлетворить запросы полностью, как и вывести партнера из тупика, затруднена.

Еще более драматично взаимодействие по слабым позициям. Тождественный вызывает то досаду, то со­чувствие, особенно щемящее оттого, что и у второго партнера дела в этих вопросах вряд ли обстоят сущес­твенно лучше.

По другим «слабым» аспектам (одним и тем же для обоих!) партнеры активно запрашивают друг у друга поддержку, а дать ее, увы, затрудняются.

Есть позиция — и не слабая, и не сильная, — которая больше всех остальных способствует едине­нию взглядов тождественных. Оба партнера по отно­шениям имеют практически одно и то же представ­ление о том, как должен выглядеть мир в идеале, поэтому вполне могут доверять друг другу в оценках самых различных явлений.

В тех аспектах, с которыми у индивидуума проб­лемы очень редки, тождественная пара справляется еще легче и попросту является «непробиваемой». Это сильнейшее оружие обеспечивает ей даже избыточ­ную внешнюю защищенность (только в обсуждаемом узком смысле!) но и в случае, если партнеры обра­щают это оружие друг на друга, оно остается безо­пасным, так как встречает равносильное сдерживаю­щее противодействие.

Имеется также зона особого спокойствия и уверен­ности в своих силах, поиска трудных ситуаций и рис­кованных испытаний, из которых каждый из партне­ров и по отдельности, как правило, выходит с досто­инством, а в тождественной паре это качество допол­нительно синергируется.

_________________

При обсуждении дуальных отношений мы стара­лись передать читателю наше однозначное убежде­ние в том, что идеальная пара — это дуальная пара, и только она.

Тем не менее, далеко не каждая супружеская чета представлена дуалами; в реальной жизни видим все шестнадцать возможных видов сочетаний.

Психолог не должен уходить от живой картины к желаемому, пусть даже сколь угодно прекрасно­му, идеалу.

Соционикой не исчерпывается вся психология, а психология меньше, чем жизнь.

Поэтому мы анализируем применительно к супру­жеской жизни каждый из шестнадцати видов интертипных отношений, и читатель уже имел возмож­ность удостовериться, что их специфическая окрашенность весьма различна.

В принципе, возможно ранжирование отношений по степени их благоприятности с точки зрения любовного, делового и иных типов общения. Построением такой шкалы мы займемся позднее, когда ознакомим читателя со всем набором интертипных отношений.

Возвращаясь же к тождественным отношениям, мы должны сказать следующее: раз уж супруги не дуалы, то наиболее приемлемо, чтобы они были тождественными.

По отношению к тождественному очень легко воз­никают сочувствие, доверие, симпатия, любовь. Муж­чине и женщине одного соционического типа, при прочих удачных соотношениях (возраст и т.д.), сой­тись, в общем, просто.

Наиважнейший компонент супружеской жизни — взаимопонимание — в самой полной мере про­является как раз в тождественных парах.13 Тождес­твенный супруг — это повторение мужчины в жен­щине, женщины — в мужчине. Понимание партне­ра особенно щемяще оттого, что в нем постоянно узнаешь самого себя, мысли его и поступки при­нимаются и оправдываются, как свои собствен­ные, а возможность вмешательства в них сильно ограничена.

Тождественная пара лишена гармонической до­полнительности, присущей диаде, но остается комплементарность по одной очень важной шкале: муж­чина и женщина.

Сколько времени ни проводишь с дуалом — с ним не станет ни скучно, ни утомительно; общение про­текает в плавной взаимосвязи, без каких бы то ни было усилий; с дуалом комфортно и молчание.

Тождественные же все время немножко мучаются, неосознанно желая получить друг от друга то, что может дать только дуал. Впрочем, если есть любовь, то с тождественным и не скучно. Все же наиболее интересные темы беседы касаются сильных функ­ций, общих для обоих. Так, двоим Психологам бесе­да интересна лишь тогда, когда она касается любви, жизни, веры, измены; два Оператора «фиксируются» на темах дела, технологии, разумной выгоды.

Отсюда очевидны обделенность, ограниченность миропонимания тождественной пары, по сравнению, например, с дуальной, но не исключено, что тождес­твенные глубже проникают в суть подвластного им круга явлений.

Особая нежность и симпатия возникают к ре­бенку тождественного типа. Здесь-то взрослый тож­дественный может не только понять ребенка, узна­вая в нем и вспоминая самого себя, но и помочь ему по-настоящему и именно так, как нужно, — этому благоприятствует трудный опыт собственно­го становления в борьбе с точно такими же слабос­тями и проблемами...

Много значит и то, что тождественный ребенок — это воистину ваша копия, ваше повторение и продол­жение, К детям других типов, даже дуального, это нельзя отнести столь полно и безоговорочно.

В деловом общении тождественные отношения могут быть как весьма, так и не очень желательны­ми, в зависимости от того, какие функции на них возлагаются.

Так, руководителя-Мечтателя совершенно не устро­ит охранник-Мечтатель, но пресс-секретарь того же ти­па прекрасно поймет и изложит мысли своего босса.

Общее правило таково: там, где требуется до­полнение функций, «тождественное» сотрудничес­тво нежелательно, где же ожидается замещение, дублирование — тождественный справится лучше, чем кто бы то ни было.

SE14

Анализ отношений суперэго очень ценен с точки зрения постижения соционических закономер­ностей. Партнеры суперэго и похожи друг на друга, и в то же время весьма различны- Впрочем, вышес­казанное можно, в том или ином смысле, отнести почти ко всем видам интертипных отношений. Зада­ча заключается в выявлении, конкретизации этого смысла в контексте специфики отношения.

Что касается суперэго, то партнер, как правило, вызывает неподдельное уважение, с небольшой до­лей зависти, ибо в ситуациях, которые вам хорошо знакомы по тому изрядному напряжению сил, кото­рого они всякий раз от вас требуют, суперэго решает вопросы легко и талантливо. Если он действует в ваших интересах, то этим оказывает вам огромную поддержку. Чаще, однако, суперэго имеет ввиду соб­ственную пользу; хорошо еще, если не бравирует перед вами демонстрацией превосходства. Такая так­тика обычно вызывает аналогичную ответную реакцию, и общение превращается в некрасивые сорев­нования.

Какие же особенности резонансного спектра15 отношений суперэго приводят к подобным тенден­циям в общении?

Наиболее сильная функция одного партнера, от­вечающая его уверенным оценкам, внутренним убеждениям и жизненным принципам, у второго находится в относительно слабой позиции, прояв­ляясь как стремление человека создать себе имидж сведущего в данной области, в основном средства­ми научения и просвещения.

Есть также сфера, в которой один из партнеров всегда чувствует себя чрезвычайно спокойно, а дей­ствует адекватно, в то время как для другого она представляет собой зону опасности, неадекватных дей­ствий и практически неизбывных проблем.

Партнеры суперэго воспринимают друг друга как людей несколько жестких, так как в этих отношени­ях существует механизм эффективного пресекающе­го воздействия на ту позицию в структуре личности, которая требует совершенно иного качества инфор­мации, а именно — смелого и интересного подхода.

Также о суперэго можно сказать, что он всегда мало соответствует идеалу, так как критерии оценки одного из партнеров всегда отвечают позиции риска и вольности у другого.

_________________

Отношения суперэго однозначно характеризуются как непригодные для брачного союза.

В семьях, где представлены эти отношения, суп­руги чрезвычайно невротизированы; легко возника­ют и психические расстройства. Найти общий язык очень сложно, и то неприятное «перетягивание кана­та», о котором мы упоминали выше, становится обыч­ным статусом общения.

В деловом же сотрудничестве данные отношения могут носить положительный характер — при условии, что сферы компетенции партнеров достаточно различа­ются, как этого и требует соционическая природа.

Например, если в часовой мастерской починкой занимается Легионер, а общением с клиентами — Коммуникатор, то такое сотрудничество принесет делу пользу, а его участникам — психологическое удовлетворение.

Предложив Коммуникатору ремонтировать часы ря­дом с Легионером, менеджер вызовет законное раз­дражение у обоих. Коллеги скорее всего переругаются, а Коммуникатор к тому же запорет работу. Увы, в жизни такие плачевные результаты наблюдаются слишком часто, и виновник здесь один — руководи­тель, недооценивающий соционический менеджмент.

RL16

«Родственные»17 отношения по своей резонансной структуре18 наполовину совпадают с от­ношениями суперэго, наполовину — с тождественны­ми. Вследствие этого в них узнаваемы черты двух названных видов отношений; однако родственные от­ношения не сводятся к ним, а представляют собой новое целостное качество.

Родственные и сходны друг с другом, и очень раз­личаются. Им легко поддерживать беседу; при этом уровень взаимопонимания чрезвычайно высок. В то же время своими поступками родственные могут дос­тавлять друг другу весьма ощутимые неприятности.

Родственный способен понять определяющие жиз­ненные идеи партнера во всей их сложности, почти гак же полно, как и тождественный. На этой почве родственные находят темы для обмена мнениями и строят взаимное согласие.

Однако сильная зона уверенной оценки ситуации и отражения ее в поступках одного партнера совпа­дает с областью самых болезненных переживаний второго. Здесь-то и кроется возможность причинения друг другу чувствительных обид и травм, которая исподволь осуществляется даже в том случае, когда партнеры взаимно положительно настроены и жела­ют строить добрые отношения.

Родственные; как и тождественные, имеют в од­ной и той же позиции относительной силы функцию «книжного имиджа», что, с одной стороны, снова-таки немало способствует взаимопониманию, а с дру­гой — предоставляет возможность критического от­ношения партнеров друг к другу.

В еще большей степени сказанное относится к другой позиции, одинаковой у обоих, характеризую­щейся постоянным запрашиванием информации мак­симально высокого качества, которую, вообще гово­ря, в состоянии предоставить только дуал, а вот род­ственные приводят друг друга в состояние перманен­тной информационной неудовлетворенности.

Почти в точности то же происходит и у тождествен­ных, однако в родственных отношениях данная черта проявляется, быть может, еще более болезненно.

Существует и нейтральный, скорее даже положи­тельный момент: родственные устраивают друг друга (хотя и не совсем в том виде, как им мечталось) на предмет соответствия универсальным критериям оценки; последние у каждого из партнеров — свои.

Сильнейшая функция гашения эксцессов у обоих родственных одинакова и локализуется в одной и той же «непробиваемой» позиции, так что с этой точки зрения партнеры практически равносильны, хотя и не столь безопасны друг для друга, как тождествен­ные.19 В смысле же внешней защищенности, родст­венная пара даст фору тождественной.

_________________

В супружеской жизни «родственные»20 отноше­ния не причисляются ни к лучшим, ни к худшим. У родственных довольно легко завязывается контакт, как, впрочем, и быстро обнаруживаются определенные досадные несоответствия в личностных особенностях партнеров. В одних случаях они удаляются друг от дру­га, в других дело доходит до создания семьи; правда и то, что такая семья далека от идеальной.

Не всегда «родственное» общение приемлемо и на работе. В ряде случаев сотрудничество родственных можно охарактеризовать как продолжение одних и тех же идей иными методами, что приносит делу объективную пользу.

Например: следователь-Психолог и оперуполномо­ченный-Блюститель. Такой тандем будет действовать вполне слаженно и эффективно.

А вообще говоря, больше всего родственные отно­шения подходят для дружбы.

BL21

Деловые интертипные отношения по своей струк­туре также наполовину совпадают с тождествен­ными, наполовину — с отношениями суперэго. Толь­ко, по сравнению с родственными, эти половины по­менялись местами. (Заинтересованный читатель смо­жет полностью разобраться в означенных тонкостях, изучив Аппендикс Б.)

Общая характеристика деловых отношений непре­менно должна отражать; наибольшую из всех видов интертипных отношений легкость контакта; живость и многословность, дискуссионный характер общения при невозможности достичь единых убеждений; бе­зопасность партнеров друг для друга.

Деловые существуют в мире одинаковым спосо­бом, «дышат одним и тем же воздухом». Поэтому они практически мгновенно сближаются, чрезвычай­но легко находят общий язык в любой обстановке. Аналогичные у обоих подходы служат прочной точ­кой опоры, сообщающей коммуникации деловых пар­тнеров устойчивость стиля и долговечность.

Около описанной «точки равновесия» постоянно совершаются «колебания», связанные с тем, что об­ласть наилучшего понимания у одного из партнеров совпадает с кругом проблем, которые постоянно пы­тается изучить второй. Из этой особенности проис­текают живость и динамизм общения в деловой паре. Те вопросы, отпеты на которые один знает из при­родных внутренних убеждений, другой берет из ли­тературы, кино и жизненного опыта. По этой причи­не общение деловых имеет сильную тенденцию к превращению в дискуссию, в которой каждый ос­тается, чаше всего, при своем мнении. Однако дис­куссии эти интересны, содержат взаимно полез­ную информацию и, что немаловажно, редко влекут за собой обиды.

Зона страха и неуверенности у обоих одна и та же, поэтому деловой партнер подсознательно восприни­мается как «брат по несчастью», неспособный при­чинить серьезные неприятности. Иногда, впрочем, деловой (как правило, тот из партнеров, который ху­же чувствует психологию) провоцирует обострение ситуации, однако в большинстве случаев ее развитие приостанавливается.

Похоже, но не вполне одинаково деловые пони­мают, что есть идеал; это — еще одно поле схож­дения интересов и занимательных обсуждений. Парт­неры по деловым отношениям часто поддерживают друг друга в оценках.

Жесткое, в общем-то, взаимодействие, суть кото­рого заключается в корректировке запросов партнера и которое в отношениях суперэго действительно носит по-настоящему жесткий характер, у деловых про­текает заметно деликатнее и воспринимается скорее как не всегда приятный, но справедливый совет.

Существует область полнейшей уверенности в сво­их силах и даже поиска трудных, рискованных поло­жений, общая для обоих партнеров (тот же резонанс присутствует и в тождественных отношениях). По этим аспектам деловая пара словно нарочно создает себе трудности и. тем не менее, почти всегда выходит из них с честью.

_________________

«Родственные» отношения в браке мы назвали ни плохими, ни хорошими; деловые должны быть пос­тавлены на один уровень с родственными.

Разница, впрочем, есть, и существенная; с родст­венным жизнь тихая, с деловым — шумная. Родст­венный вызывает безысходное раздражение, деловой — усталость, зато раздражение всегда находит откры­тую разрядку. Жизнь с родственным чревата болез­ненными травмами, а с деловым — взаимной огуль­ной критикой.

Одним словом, браки заключают и деловые; хоро­ши ли эти браки — вопрос иной, и мы на него в основном ответили.

В работе деловые отношения вполне могут быть конструктивными, если только стараться меньше ус­траивать вольных дискуссий.

Важно учитывать, что сферы нативной професси­ональной компетенции у партнеров по деловым отно­шениям разные, так что если бок о бок работают деловые, то всегда лишь один из них находится впол­не на своем месте, другой же главным образом только развлекает коллегу и вносит сумятицу в ход его мыс­лей, что в некоторых случаях, может быть, и полезно делу, но далеко не всегда.

Боссу трудно руководить подчиненным, если они связаны деловыми интертипными отношениями. Вроде бы и присутствует взаимопонимание, но в то же время сотрудник всякую задачу видит и решает по-своему, не стесняясь в обильном представлении контраргументов.

М22

Зеркальные интертипные отношения, наряду с ду­альными, тождественными и актнвацнонными, причисляются к квадральным, т.е. они существуют между соционическими типами, принадлежащими к одной и той же квадре.

Легко предположить, что отношения между квадралами вряд ли могут содержать черты, причиняю­щие партнерам серьезные неудобства. Данное пред­положение оказывается в основном верным. И все же, если попытаться ранжировать отношения внутри квадры, то порядок их следования от лучшего к худшему будет таков:

  • Дуальные

  • Тождественные

  • Активационные

  • Зеркальные

Таким образом, зеркальные отношения — худшие в квадре; по сравнению же с большинством осталь­ных интертипных отношений они выглядят весьма предпочтительно.

Психологическую окраску общения в зеркаль­ной паре определяют две специфические особен­ности, действующие противонаправленно: 1) сим­патия и 2) критицизм.

В зеркальном партнере можно узнать самого себя, однако сходство это не абсолютное, как в случае тож­дественного отношения, а некоторым образом «пере­вернутое», подобно тому, как у вашего двойника, ко­торый виден в зеркале, по сравнению с вами поме­нялись местами правая и левая стороны.23

Одновременная похожесть и непохожесть такого рода вызывает искреннюю симпатию, а порой и вос­хищение зеркальным партнером, смешанные со стремлением «подправить» его, неизвестно почему надевшего рубашку наизнанку.

Те суждения, которые один из партнеров возводит до положения жизненного кредо, другой видит менее изощренно (с точки зрения первого — упрощенно), но при этом столь же уверенно и даже более адек­ватно. Хорошо, если в общении зеркальных домини­руют именно эти позиции, сильные у обоих. Тогда дискуссии чрезвычайно интересны, компетентны и к тому же отличаются конструктивностью.

Та область, в которой один чувствует себя более-менее устойчиво, для другого является извечным кам­нем преткновения, неисчерпаемым источником неп­риятностей. Если обсуждение фокусируется на соот­ветствующих темах, оно становится трудным; нес­мотря на то, что настрой по-прежнему остается по­ложительным, могут проявляться беспомощность и раздражение. Впрочем, при действительном наличии доброй воли зеркальные стараются поддержать друг друга по слабой позиции и делают это настолько де­ликатно, что партнер невольно испытывает чувство благодарности.

Существует зона более жесткого взаимодействия, при котором, однако, обиды менее чувствительны. Это вза­имодействие касается вещей, которые один стремится заполучить, а другой способен правильно оценить. По­нятно, что при данном распределении ролей партнеры вряд ли удовольствуются друг другом. Тем не менее, и в этой области возможна взаимопомощь.

Малополезное соревнование, никогда, впрочем, не доходящее до азартного, характеризует взаимодейс­твие зеркальных в той сфере, где оба сильны, но не придают событиям большого значения.

_________________

Зеркальные отношения сравнительно неплохо под­ходят для создания семьи. При том, что выше неод­нократно подчеркивались существующие для зеркаль­ных возможности взаимной поддержки, рассматри­ваемые отношения с брачных позиций однозначно должны быть признаны хуже тождественных. Часто жизнь зеркальных оказывается и более скучной, чем у тождественной пары.

В попытках объяснения этого феномена следует учесть, что превосходство зеркального не кажется убедительным, а те позиции, по которым он слабее, делают его неинтересным, если не вызывают жела­ния критиковать.

По этим же причинам редко бывает удачным взаи­модействие в зеркальной паре босс—подчиненный.

Вообще же в деловой сфере зеркальная коопера­ция может быть чрезвычайно плодотворной и при­ятной. Так, одно из лучших пожеланий для психоло­га-Психолога — иметь помощника-Коммуникатора.

ОР24

Конфликтные интертипные отношения правильнее было бы называть противоположными, ибо парт­неры, участвующие в этих отношениях, устроены про­тивоположным образом буквально по каждой пози­ции. Поэтому любое из проявлений конфликтера (выс­казывание, действие) будоражит визави и порождает у него чувство протеста. Быть может, лишь «игру­шечный» конфликтер, который фигурирует на кино- или телеэкране, вызовет в основном положительные чувства, интерес, уважение — ведь при этом факт «неудобности» партнера, столь ощутимый в жизни, нивелируется.

Доминирующая функция одного конфликтера сов­падает с самой болезненной зоной другого. Если парт­неры не «чувствуют» друг друга и не испытывают друг к другу доброй воли, то это весьма напоминает такую ситуацию, когда двое приставили один друго­му ножи к горлу. Впрочем, именно взаимность этого положения содержит мощное сдерживающее начало. Конфликтеры, как правило, сразу ощущают обоюдную опасность, что служит хорошей предпосылкой приоста­новления конфликта. Почувствовав, что коса нашла на камень, лишь глупец станет продолжать косьбу.

Та часть личности одного из конфликтеров, в ко­торой он «схватывает» ситуацию вполне адекватно и действует абсолютно уверенно, для второго представ­ляет собой карточный домик, составленный из где-то услышанных или вычитанных утверждений. Понят­но, что и в этой сфере партнеры противоположны и имеют все основания для недовольства друг другом.

Более или менее нейтральный резонанс затрагива­ет сферу, которая служит предметом запросов у од­ного из партнеров и одновременно является у второго сильной функцией, не избегающей самых рискованных ситуаций. Здесь кроется, хоть и небольшая, возмож­ность положительного взаимодействия. Здесь также подтверждается противоположность организации парт­неров, однако эта противоположность не столь антаго­нистична, как по резонансам, рассмотренным выше.

Относительно позитивную окрашенность имеет и взаимодействие по аспектам, которые у одного конфликтера представлены сильной функцией, выполня­ющей роль ограничителя отклонений, а у другого служат предлежащим критерием оценивания. Опять-таки имеем противоположность в определенном смыс­ле, но в то же время противоположность относитель­но совместимую.

_________________

Нетрудно догадаться, что конфликтные интертипные отношения входят в группу отношений, одноз­начно непригодных для супружества.

«Конфликтные» пары живут из ряда вон плохо, и хотя временами устанавливается относительное спо­койствие и партнерам начинает казаться, что они су­мели «притереться» друг к другу, — это всего лишь затишье перед бурей, знаменующее назревание ново­го взрыва, который случается с неизбежностью вос­хода солнца — с новой силой и в самый неподходя­щий момент. Супруги в конфликтной паре взвинче­ны, невротизированы, озлоблены. И «притереться» им никогда не суждено.

В деловых25 отношениях часто представляется воз­можным и в любом случае — желательным ввести конфликтное взаимодействие в качество нейтрально­го, взаимно уважительного общения и конструктив­ного сотрудничества по типу взаимного дополнения. Для достижения этого необходимо соблюсти два ус­ловия: сохранять достаточно большую дистанцию между партнерами, т.е. определенную степень отчуж­дения, и адекватно разделять обязанности в соответ­ствии с объективными законами соционического ме­неджмента, изложенными в предыдущей главе.

PL26

Участники параллельных, или квазитождественных, интертипных отношений, наряду с большой до­лей поверхностного сходства, обладают принципи­ально различным миропониманием и исповедуют раз­личные жизненные ценности. Поэтому, как правило, параллельный партнер понятен и легок в общении лишь до определенной черты, за которой таится жес­ткое расхождение во взглядах.

Область, которая одному из партнеров представ­ляется принципиально важной, для второго не имеет особого значения, несмотря на то, что он чувствует себя в ней более чем уверенно.

Один из партнеров всегда может мощным воздейс­твием нейтрализовать проявления второго, однако лишь па короткий промежуток времени, после чего тот спо­койно продолжает отстаивать свое понимание дела.

Как правило, приятным моментом в параллель­ных отношениях бывает доминирование функций, которые, хотя и не относятся у обоих к зоне пол­ной уверенности, позволяют получить от партнера интересную информацию и достойно оценить его успехи в саморазвитии.

Наконец, слабейшие психические функции явля­ются слабейшими у обоих. При развитии отношений в русле доброй воли их участники щадят друг друга, а если партнер к тому же еще пытается оказывать помощь в соответствующих проблемах, чувство бла­годарности к нему испытывается совершенно осо­бое. В случае менее благоприятной реализации отношений такая помощь «вымогается», а неспособность партнера быть здесь на высоте приводит к раздраже­нию, которое сразу становится взаимным.

_________________

В супружестве параллельные отношения не очень хороши. Основным их достоинством является то, что они допускают вполне конструктивное строительст­во и, таким образом, «параллельный» брак — вещь реально достижимая. Однако, ввиду рассмотренных выше особенностей этих отношений, такой брак да­лек от идеала и не приносит супругам психологичес­кого удовлетворения.

Профессиональные сферы у параллельных не иден­тичны, но близки, а в значительной мере и пересе­каются. Так, гуманитарная область в равной степени является «родной» и для Мечтателя, и для Психоло­га; при этом первый все же более силен в истории и, быть может, в артистических профессиях, второй — в психологии и медицине. Литература для этих соционических типов — общая область, так что всерьез ответить на вопрос, кто лучше: Достоевский (Психо­лог) или Гоголь (Мечтатель), вряд ли возможно.

Сотрудничество параллельных приносит хорошие плоды, при условии что они работают в «своей» сти­хии. Тогда партнеры, мягко «перетягивая» дело каж­дый к своему полюсу, тем самым обогащают и кор­ректируют друг друга (при этом иногда трудно не восхититься талантом и силой параллельного) — прав­да, в достаточно узких пределах этой самой стихии.

При иных, менее благоприятных вариантах (к при­меру, Оператор и Легионер в школьной педагогике), во всяком случае, обязательно появляется важней­шая черта параллельных отношений — конфликтоустойчивость. Параллельным партнерам легко по­нять и простить слабости друг друга, хотя и отсутствуют та острота сочувствия, которая присуща тождественным отношениям.

А27

Этот вид интертипных отношений следует отнес­ти к одним из наиболее интересных и благопри­ятных с точки зрения как интимной дружбы, так и отношений делового сотрудничества.

Активаторы принадлежат к одной квадре, т.е. яв­ляются квадралами. Активатор, в определенном смыс­ле, похож и на дуала, и на тождественного, и на партнера по отношениям суперэго.

Оба участника активационных отношений — или экстраверты, или интроверты, иными словами, дан­ное отношение — гомовертное.

Активатор — зеркальный партнер дуала. Его силь­нейшая творческая функция резонирует не с тем эле­ментом, который требует неординарной информации» как это происходит в дуальной паре, а с иной сос­тавляющей психической структуры партнера, «пред­почитающей» стабильный положительный фон, ре­зультатом чего являются быстрый «перегрев», перег­рузка в межличностном взаимодействии: партнеры нуждаются в том, чтобы после интенсивного «завода» при кратковременном общении отдохнуть друг от друга.

С другой стороны, те аспекты, по которым акти­ватор создает стабильный, полностью адекватный си­туации фон, приходятся на такую психическую фун­кцию партнера, которая нуждается в более интерес­ных, неординарных посылах информации, сочетаю­щих эксцесс с непоколебимой уверенностью. В силу того создастся впечатление, что партнер по активационным отношениям «недотягивает», и действи­тельно, он объективно неспособен удовлетворить зап­рос так, как это делает дуал.

Чрезмерно обстоятельно, вплоть до занудства, ак­тиватор воспринимается в другом: он любит подроб­но разъяснять вещи, в которых вторым партнером понимание уже достигнуто самостоятельно. И эта особенность отношений активации прибавляет веса на чашу «активационной» утомляемости.

Наконец, в активационных отношениях имеется канал взаимодействия воочию отрицательный: фун­кция жесткого ограничения, так называемого фреймирования ситуации направлена на наиболее чувс­твительный, незащищенный элемент психической ор­ганизации партнера. Благодаря этой особенности, акти­ватор выглядит весьма жестким партнером, а при по­верхностном контакте (в общении малознакомых или вовсе незнакомых людей: типичная ситуация городской жизни) может даже восприниматься враждебно.28

_________________

Как видно из описанных особенностей активаци­онных отношений, партнер-активатор может надое­дать, раздражать, не удовлетворять и жестко ограни­чивать; тем не менее мы утверждаем, что данные отношения являются одними из самых интересных и приближенных к гармонии, уступая в этом плане лишь истинно гармоничным — дуальным отношениям и, быть может, тождественным.

Не только теория, но и сама жизнь показывают выдающуюся устойчивость активационных браков, а надо сказать, что браков такого типа немало, ибо активаторы притягиваются сильнее и находят друг друга чаще, нежели дуалы и даже тождественные.

Отдавая необходимую жертвенную дань отрица­тельным сторонам своих соционических интертипных отношений, супруги-активаторы находят друг в друге достаточный магнетизм, или, как говорят аме­риканцы, «химию», чтобы оставаться вместе, вновь и вновь обращаясь к взаимно притягательным чертам, которыми тоже богаты эти отношения.

Родитель-активатор воздействует на ребенка весь­ма интенсивно и строго, однако чрезвычайно важным положительным результатом такого воспитания явля­ется повышенный жизненный тонус, «заактивированность» чада, что, как правило, обеспечивает ему жиз­ненный успех.

Весьма желательным представляется и деловое сот­рудничество активаторов. От этого партнера очень легко научиться, перенять недостающие ценные ка­чества, пусть и не столь гармонизирующие, как ду­альные. Чрезвычайно интересно, что, несмотря на разительное несовпадение профессиональных сфер ак­тиваторов, соответственная жизненная ориентация мо­жет привести к несомненно талантливым достижени­ям в «активационной» вотчине,

Так, перу Жоржа Симонова (Дизайнера) принадле­жит ряд романов, тонкостью и глубиной понимания человеческой души достойных гения Психолога. В то же время, пронизанный неземным светом эстетизм Александра Грина (Психолога) ставит его на одну ступень с наиболее значительными певцами красоты — Дизайнерами, такими как Леся Украинка или Фран­суаза Саган.

С29

Отношения ревизии, в отличие от всех интертипных отношений, рассмотренных ранее, являют­ся асимметричными, или разноуровневыми. Это означает, что партнеры по ревизным отношениям пре­бывают в различающихся, неравноправных позици­ях. Данное обстоятельство отражено и в их именах: один из партнеров называется ревизором, второй — подревизным. Отношение ревизора к подревизному совершенно не совпадает с отношением подревизного к ревизору.30 Иногда удобно считать отношения ревизии распадающимися на два отдельных отноше­ния: ревизии (отношение ревизора к подревизному) и подревизии (отношение подревизного к ревизору).

Наиболее сильная психическая функция ревизора совпадает с самым слабым и болезненным компонен­том подревизного, так что генерируемые ревизором мощные потоки информации постоянно приводят под­ревизного в замешательство и ставят его в зависимое, подчиненное ревизору положение.

Самая сильная функция подревизного приходится на столь же сильный, хотя и менее творческий пси­хоинформационный элемент ревизора; недостаток по­лета воображения по этому элементу только способ­ствует нейтрализации информационных посылов под­ревизного. В то же время, благодаря этому взаимодействию адекватно оценивающий ревизор признает на­личие у подревизного определенных талантов.

Преимущество подревизного, опять-таки скорее до­садное, потому что оно минимально, прослеживается и в тех вопросах, которые для ревизора составляют предмет «общеобразовательного» интереса.

Слабая точка ревизора оказывается неуязвимой, так как соответствующая функция подревизного не отно­сится к зоне уверенности последнего и не в состоянии сгенерировать импульс, убедительный для ревизора.

Достаточно эффективное воздействие на партнера возможно для подревизного по сфере «небрежной уверенности»: ревизор по ней хорошо суггестируется, т.е. проявляет восприимчивость и даже сам тре­бует этого сорта информации. Вот только для под­ревизного фиксироваться на ней малоинтересно.

Тех же воздействий, в которых нуждается подревизный, ревизор предоставить ему не может, но ис­пытывает от этого не угрызения совести, а желание покритиковать несостоятельность партнера.

Болезненное несогласие обычно наблюдается по аспектам, которым подревизный превосходно умеет дать общую оценку, а ревизор остро фиксирует вни­мание на «ложке дегтя в бочке меда», чем перечер­кивает суждение подревизного.

«Господствующий» партнер создает вокруг себя сильное поле того или иного качества, нейтрализо­вать которое подревизный способен лишь мощными направленными вспышками, после чего ситуация воз­вращается к исходному состоянию, так что к кратко­временным атакам на ревизора приходится прибегать снова и снова, и это утомительно для подревизного.

_________________

Можно представить себе, во что превращается жизнь при близком присутствии ревизора, например в супружестве.

Подревизный перманентно пребывает в состоя­нии растерянности и фрустрации. Он, как правило, остро переживает свою психологическую зависимость.

Данным отношениям органически присущ антаго­низм, Однако игра ведется «в одни ворота», и попытки борьбы со стороны подревизного истощают его, не оставляя жизненных сил уже ни на что другое.

Все это очень напоминает предысторию психичес­кого заболевания, каковое и является реальным рис­ком для подревизного.

Неудивительно, что ревизные браки весьма часто заканчиваются разводом. Лучше, если такому сочета­нию выставить красный свет с самого начала. К со­жалению, зачастую ревизор, испытывая удовольствие от владения «жертвой», стремится к браку, а подре­визный не находит в себе сил противиться, так что «сладостный» союз кролика с удавом свершается. В дальнейшем вся сопутствующая атрибутика усугуб­ляется, и сохранить брак могут, по-видимому, лишь истинные садомазохисты.

Еще отчаяннее выглядит ситуация, когда ревизор — родитель. Ребенку-то деться некуда, а ревизия про­исходит более сильная и всепоглощающая, чем в от­ношениях взрослых.

На этом фоне более безобидным представляется обратный вариант: ревизор — ребенок.

Если у человека родитель — ревизор, то он, воз­ненавидевший ревизию всеми фибрами души, рано или поздно пойдет войной на ревизора-начальника. В остальных случаях сочетание босс-ревизор и сотрудник-подревизный реализуется вполне нормаль­но и даже естественно: формальная, должностная подчиненность усиливается подчиненностью пси­хологической.

Когда же, наоборот, босс — подревизный, ситуа­ция чревата конфликтом, ибо не каждый босс потер­пит психологическое превосходство подчиненного и не у всякого сотрудника достанет таланта понять, что быть соционическим ревизором руководителя — еще не повод к тому, чтобы пытаться им командовать.

О31

Отношения заказа, как и отношения ревизии, яв­ляются разноуровневыми. Один из партнеров, именуемый заказчиком, воспринимает другого — подзаказного32 — вовсе не так, как второй — первого.

Концентрация заказчика на определенной, ес­тественной для него сфере интересов приковывает внимание подзаказного и служит мощным инстру­ментом воздействия на него; в то же время, жиз­ненное поведение подзаказного отличается, с точ­ки зрения заказчика, широтой мышления, однако также и спутанностью, и, если можно так выра­зиться, бестолковостью.

Принципиальная уверенность заказчика в опреде­ленных вопросах бытия, в общем, нейтрально соче­тается с соответственной зоной «небрежной уверен­ности» подзаказного.

Одна из наиболее развитых психических функций довлеющего партнера, отражающая основную сферу его возможностей, резонирует с наиболее восприим­чивым, «впечатлительным» элементом подзаказного, тем самым заставляя его осмысливать определенную задачу, в чем и заключается принципиальный момент механизма заказа.

Усилия заказчика, сопряженные с его стремлением к определенному социальному имиджу, встречают объ­ективную и беспристрастную оценку подзаказного, так что на данном взаимодействии подчиненный партнер может позволить себе относительно «расслабиться».

На незащищенное, слабое место заказчика подза­казный, при желании, может направить мощное огра­ничивающее воздействие. Это — вторая определяю­щая особенность, проясняющая «принцип действия» заказных отношений.

Заказчик не может получить адекватную информа­цию на те структуры, которые ее жаждут, так как подзаказный в соответствующей сфере откровенно слаб. Вследствие этого подзаказный представляется неубедительным и достойным жалости.

При этом оценивающая функция, взаимодействуя с наиболее сильной и интересной компонентой под­заказного, подсказывает заказчику, что его партнер весьма талантлив в своем деле.

Наиболее яркие особенности поведения подзаказ­ного встречают, по большей части, снисходительный контроль заказчика, который при необходимости легко может быть актуализирован и направлен на погашение избыточности проявлений «младшего» партнера.

Сфера «общеобразовательных», служащих поддер­жанию реноме, притязаний подзаказного встречает нейтральное, окрашенное некоторым «попустительс­твом» отношение со стороны заказчика, при этом последний представляется в данном круге вопросов в целом более сильным.

Очевидно, что, в отличие от ревизных отношений, безнадежных для подчиненного участника, в отноше­ниях заказа имеются возможности эффективного про­тиводействия господствующему партнеру, так что пос­ледний оказывается в определенном смысле более слабым и, в случаях открытой конфронтации, стано­вится пострадавшей стороной.

Второе важное отличие этого вида разноуровне­вых отношений заключено в их большей, по сравне­нию с ревизией, гуманности и осмысленности. По этой причине отношения заказа часто обладают дос­таточной теплотой, чтобы соединить людей в дружбе, а также и в брачном союзе на долгие годы.

Менее благоприятно заказ реализуется в случаях, когда заказчик — личность заведомо более слабая по сравнению с подзаказным, т.е., например, заказчик— ребенок, подзаказный — взрослый, или же: заказчик — женщина, подзаказный — мужчина. В последнем случае достичь взаимопонимания особенно сложно. Поэтому чаще наблюдаются браки, а которых супру­га — подзаказный.

В отношениях делового сотрудничества заказ не может считаться предпочтительным. Однако, он и не столь тягостен, как ревизия.

Сравнительно хорошее развитие заказные отноше­ния могут получить в ситуации, когда заказчик — босс, но лишь при условии, что он научится «слы­шать» сотрудника-подзаказного. А вот если босс — подзаказный, ему следует стараться задействовать про­фессиональную мощь заказчика, вместо того чтобы направлять усилия на борьбу с ним.

Развитие отношений по конструктивному варианту тем более возможно, что сферы профессиональной уве­ренности у партнеров практически не пересекаются.

Таким образом, мы завершили представление всех возможных видов интертипных отношений в соционе.

Мы видели, что практически каждому из отноше­ний присущи как определенные положительные чер­ты, так и специфические для него трудности. Это касается и дуальных отношений, хотя диада — един­ственное парное сочетание, в котором достижение психологической гармонии является принципиально возможным.

Если задаться целью ранжировать отношения — по шкале от лучших к худшим, то не удастся обой­тись без уточнений. С точки зрения какого взаимо­действия строится шкала? Результативности делового сотрудничества или же пригодности для брачного со­юза? А возможно, чего-то еще?

И даже после уточнения этих вопросов задача мо­жет быть решена лишь приблизительно.

Вот как выглядит шкала интертипных отношений по степени их предпочтительности в супружестве:

ДУАЛЬНЫЕ

Тождественные

Активаиионные

Зеркальные

Полудуальные

Родственные

Параллельные

Деловые

Ид

Миражные

Заказные

Суперэго

Противоположные

РЕВИЗНЫЕ

Находящиеся на полюсах дуальные и ревизные отношения вынесены «в бесконечность»: это отража­ет идею, что, во-первых, никакие отношения, кроме дуальных, не допускают совершенной гармонии, и, с другой стороны, брак, основанный на отношениях ревизии, абсолютно дисгармоничен.

Понятно, почему мы оговаривались об условнос­ти, приблизительности таких диаграмм. Реальные меж­личностные отношения допускают те или иные «пе­рестановки» позиций: так, например, возможен активационный брак, более полный и счастливый, неже­ли тождественный, если тому способствуют личнос­тные особенности супругов.

В еще большей степени условно ранжирование отношений по их приспособленности к деловому сот­рудничеству. Тем не менее, мы представляем здесь и такую шкалу, ибо она вполне, может служить ка­чественным ориентиром:

Дуальные

Активаиионные

Тождественные

Полудуальные

Деловые

Параллельные

Зеркальные

Ид

Миражные

Заказные

Суперэго

Противоположные

Ревмзные

Родственные

Безусловно, для однозначной объективной оценки трудных конкретных ситуаций требуется участие ква­лифицированного эксперта. Тем более что задача мно­гократно усложняется, если речь идет не о паре сот­рудников, а о целой группе. Грамотно провести тимбилдинг,33 добиться действительно согласованной и результативной работы коллектива может лишь про­фессионал соционической) менеджмента.

И если практически каждый из наших руководите­лей лихо берется за кадровую работу, не только не заручившись поддержкой консультанта, но даже не об­ладая элементарной психологической грамотностью, то это говорит лишь о дремучести экономической жизни. Вы можете ухмыляться, когда говорится о том, что высшая ценность — это люди, но бесспорно для каждого, что ценности создаются людьми.

Человек же сложнее, чем любая финансовая опера­ция, и наука о нем — потруднее, чем теория Маркса.

WHO IS WHO,

или

КАК РАБОТАЕТ СОЦИОНИК

Откуда вы взяли, что я моряк?

Из вашей визитной карточки.

  • Мало ли что там написано. У меня есть еще одна,

где сказано, что я шелковичный червь.

Дэшил ХЭММЕТ

Вне всяких сомнений, дойдя до этого места, чита­тель уже не раз и не два задавал себе (или авто­ру?) вопрос: но как?! Как узнать, кто есть кто? К какому соционичесиому типу следует отнести того или иного реального человека, по каким признакам это определяется? Иными словами, как поставить соционический диагноз?

О, да. Типодиагностика — это, быть может, цен­тральная проблема всей соционики. Нет необходи­мости убеждать читателя, насколько важна точность идентификации типа: ведь на этом строится все даль­нейшее, от профессиональных рекомендаций для че­ловека до анализа отношений в команде. Если диаг­ност «соврал» хотя бы по поводу одной личности, рушится вся картина целиком. И для человека, в от­ношении которого «ошиблись», такая халтура может иметь весьма серьезные последствия.

В идеале, соционику-диагносту, как и саперу, дол­жно быть позволено ошибиться один-единственный раз: соврал — и погиб как профессионал.

Сапер может, в целях обучения, долго тренироваться на макетах, соционик же начинает выдавать лживые заключения сразу живым людям; хорошо еще, если он вообще когда-нибудь станет сносным диагностом...

Впрочем, человеческой культуре известны области с не менее высокой, чем в соционике, профессиональ­ной ответственностью: это медицина (в частности, психиатрия), педагогика, юриспруденция.

С психолога взятки гладки: он оперирует «объек­тивными» выводами, он говорит: «Вот по такому-то тесту вы получаетесь интроверт. Ученые авторитеты составили этот тест и проверили на валидность, я же только предложил его вам и обсчитал результат...»

Это ничего, что по другому тесту вы попадаете в экстраверты, как не страшно и то, что само понятие ингроверсии—экстраверсии, придуманное совсем уж большими психологическими авторитетами, весьма ис­кусственно, надуманно и условно, и никто досконально не знает, что оно означает для живого человека.

Зато никто не придерется к такой вот формулиров­ке: «По результатам теста, вы экстраверт, следова­тельно, мы можем порекомендовать вам работу, свя­занную с широким кругом общения...»

Соционический диагноз претендует на нечто го­раздо более определенное и существенное.

Соционический тип — это не условное понятие, не модельная конструкция, а некоторая природная данность, как пол — мужской и женский. С этим связана и степень ответственности диагноста.

Педагогов-взломщиков, судей-безбожников и вра­чей-коновалов у нас считать — не пересчитать. Социоников-врунишек тоже, кстати, предостаточно. Мы отстаиваем истинный профессионализм и высокую ответственность в соционике вообще и прежде всего — в соционической диагностике.

Такова одна из сторон проблемы — при взгляде извне, с точки зрения соционики для пользователя.

Есть и другая сторона, внутренняя для соционики: методы типодиагностики, а также критерии правиль­ности соционического диагноза. Безусловно, одно дол­жно быть органично связано с другим, и метод обя­зан основываться на положениях, гарантирующих ис­тинность конечного результата, т.е. идентификации конкретной личности с соционическим типом.

Мы кратко обсудим здесь основные из методов ти­подиагностики, чтобы оградить читателя от сакрамен­тального вопроса, который так любят задавать дилетан­ты и фарисействующие соционики: «А как вы докаже­те, что именно вы поставили верный диагноз?!»

Несмотря на явную казуистичность, такой «аргу­мент», повторяем, весьма в ходу даже среди тех, кто причисляет себя к соционикам, что свидетельствует лишь об их неудовлетворительном профессиональ­ном уровне.

Ответ может быть и такой: «Уверен, потому что знаю. Знаю, потому что вижу. «Имеющие уши да услышат». Я не виноват, что вам не дано».

Тем не менее, для более рационалистически нас­троенного читателя мы чуть ниже представим обзор методов типодиагностики, в итоге которого читатель сможет со спокойной совестью сказать: да, очевидно, что совершенное владение данной техникой позволя­ет диагностировать безошибочно.

И все же многое, очень многое определяется лич­ностью диагноста. Сама соционика говорит о том, что различным типам по-разному доступны те или иные сферы деятельности, и сфера соционической диагностики не является исключением.

И даже среди представителей типа, который как нельзя лучше подходит для соционико-диагностической профессии, найдутся личности более талантли­вые и менее талантливые.

Это похоже на ситуацию в медицине: много ли среди врачей хороших диагностов? Да нет, конечно.

На выручку медикам приходит консилиум — это когда много плохих диагностов собираются вместе и пытаются поставить правильный диагноз. Заметим, что действительно хороший врач, уверенный в своем понимании болезни и больного настолько, что готов отвечать за это понимание перед Богом, не нуждает­ся в том, чтобы созывать консилиум и делить таким образом ответственность.

Однако, если в медицине, которая в основном имеет дело с физическим организмом и базируется на ма­териальных предпосылках (например, результаты ана­лизов, а также великое множество других физико-химико-технических методов исследования), коллеги­альность еще имеет какой-то смысл, то в соционике...

Маловероятно все-таки, что если девять из десяти врачей определили корь и лишь один — краснуху, то прав именно этот последний.

Для соционики же совершенно обыденна ситуа­ция, когда сто «диагностов» считают, например, Крав­чука Оператором, а один диагност — Легионером, и именно этот последний прав.

Еще более характерно для социоников иметь ров­но шестнадцать диагнозов по поводу одной и той же личности.

Так чего же вы добьетесь, собрав соционический консилиум?..

Прибегнем еще к одной медицинской параллели, на этот раз — более близкой к соционике. Мы имеем в виду психиатрию. Все же предмет у этих двух дисциплин в какой-то мере общий: психическое фун­кционирование человека.

И действительно, психиатрический консилиум уже существенно похож на соционический: ученые кол­леги не потрясают друг перед другом электрокарди­ограммами, зато зондируют диагностируемого про­ницательными взглядами и обмениваются друг с дру­гом умными мнениями.

Чей диагноз окончательно запишут в протокол? Очевидно, того психиатра, который был наиболее убедителен. Например, это может быть профессор.

Гарантирует ли это верность диагноза? Смешно даже отвечать.

Однако приступим к рассмотрению особеннос­тей внутреннего аспекта задачи соционической типодиагностики.

Первый и основной метод типодиагностики — соционико-аналитический.

Дело в том, что нельзя научиться одной только типодиагностике, не изучая соционики. При таком подходе избежать ошибок не удастся. Соционическая типодиагностика органично содержится, в ткани ап­парата соционического анализа.

В том, что аппарат этот достаточно сложен, чи­татель может убедиться, заглянув в Аппендикс Б нашей книги. Это своего рода высшая математика. Даже для освоения формализма потребуются опре­деленные усилия. Самое же трудное — научиться адекватно осуществлять психологическую интерпре­тацию. Здесь нужен особый талант, и как раз вовсе не математический.

Предоставим изучение соционического анализа тем способным студентам, которые намерены заниматься соционикой (в том числе и диагностикой) професси­онально. Мы надеемся, что знакомство с нашей кни­гой, включая Аппендикс Б, станет для них полезным шагом на этом пути.

Соционика — дело профессионалов.

Бессмысленно, например, пытаться определить чей-либо тип при помощи описаний, содержащихся в гла­ве «Виртуоз на своем месте». Да, описания эти могут быть узнаваемы, во всяком случае, нам хотелось бы в это верить. Может даже случиться, что по описа­ниям типов вы поставите кому-то (например, себе) правильный диагноз. И все же, эти описания вторич­ны. Не понимая, откуда они проистекают, вы не мо­жете быть диагностом.

Описания типов, а также описания отношений (см. главу «Сыгранный оркестр») есть продукт социони­ческого анализа.

И такой частный вопрос, как типодиагностика, име­ет полное разрешение в рамках соционико-аналитического рассмотрения.

Образно говоря, профессионал-соционик видит, как «дышит» модель А, встроенная в живую личность, как функционирует каждый ее элемент на каждой из позиций. Дальнейшее подтверждение правильности диагноза получается из наблюдения резонансов в про­цессах коммуникации.

Да не испугает читателя обилие терминов; мы так­же и в мыслях не держим никакой мистики. Все наши утверждения имеют ясный рациональный смысл для того, кто владеет соционическим анализом.

Вспомогательным для соционической типодиагностики может быть признан физиогномический метод.

Мы уже отмечали выше, что соционический тип — образование комплексное, универсальное, затраги­вающее не только психоинформационные, но и мно­гие другие аспекты человека.

Так, определенному соционическому типу свой­ственны определенные формы лица (в частности, глаз), конституции и т.п. Эти особенности играют сущест­венную роль в типодиагностике и в практической соционике вообще. Однако, их детальное рассмот­рение не входит в предмет нашей книги; то же относится и к некоторым другим типодиагностическим методикам.

Признаком определенного мастерства в диагности­ке является способность к интегральному распознава­нию типа: диагност «видит в целом», что перед ним, к примеру, Оператор. Если попросить его объяснить, как он это понял, ответ прозвучит примерно так: «Ну, у него глаза Оператора, он сенсорик, и у него блестящая черная логика, явно на ведущей позиции...»

Таким образом, на пути синтеза различных диаг­ностических подходов профессионал может прийти к новому качеству диагностики, а именно — к ин­тегральному распознаванию типов.

Займемся теперь той стороной проблемы, кото­рую мы назвали внешней, т.е. попытаемся описать, как выглядит работа эксперта-соционика с точки зре­ния директора-пользователя.

Психологи всегда впечатляли клиентов обстоятель­ностью, даже театральностью действа. Классической иллюстрацией может служить психоаналитическая процедура З.Фрейда.

Современные «людоведы» не преминули взять на вооружение компьютерные технологии. Для выясне­ния судьбы, предначертанной суеверному бизнесме­ну, астрологу теперь достаточно нажать пару кнопок на клавиатуре IBM. Академический психолог, приглашенный солидной фирмой с целью отбора претен­дентов на имеющиеся вакансии, везет за собой не­большой обоз: компьютер плюс компьютеризован­ные тесты вроде MMPI, и каждого кандидата на долж­ность вынуждает проводить у монитора чуть ли не по нескольку часов.

Да что говорить, практически все наши коллеги-соционики изводят испытуемых надоедливыми теста­ми, которые — якобы! — в состоянии определить соционический тип. Если бы еще результаты подобных подходов соответствовали затраченным усилиям...

Тем не менее, один чрезвычайно важный резуль­тат все же достигается: обеспечивается солидность процедуры, достаточная для придания консультанту вида человека, трудящегося в поте лица и не зря получающего зарплату,

Действительно хороший эксперт не приносит с со­бой ничего, кроме собственной способности безоши­бочно диагностировать людей и творчески анализи­ровать сколь угодно сложную ситуацию. Такой спе­циалист, как правило, вызывает «праведное возмуще­ние» работодателя: как можно платить за пять минут работы деньги, составляющие дневной заработок «компьютеризованного» тестолога?!

«Вам кажется, что мне все далось очень просто? Впрочем, может, так оно и было, но это уже мое дело», — возражает Дэшил Хэммет.

И вообще, надо сказать, эта проблема стара, как сама психология. Так, нашу точку зрения поддержи­вает Эрик Берн:

«Это мог бы быть недорогой проект, легко выпол­нимый для одного хорошо работающего исследовате­ля... Для более ленивого исследователя это можно превратить в более дорогой и более внушительный проект, с несколькими секретарями и компьютером».

В несколько ином разрезе рассматривают вопрос психотерапевты Джон Гриндер и Ричард Бэндлер:

«Это — странная особенность психотерапии: чем эффективнее вы работаете, тем меньше денег зараба­тываете. Клиенты получают что хотят, покидают вас и денег больше не платят».

Мы, со своей стороны, хотели бы передать чита­телю наше убеждение в том, что час работы консультанта-соционика, который способен уверенно продиагностировать за это время четверых или пятерых испытуемых, достоин оплаты такого же уровня, как и часовая консультация хорошего юриста или про­фессора медицины. Более логично платить за резуль­таты труда, нежели, по выражению Вячеслава Буту­сова, «за усталость».

Существуют еще два важных момента во взаимо­действии руководителя-заказчика и эксперта.

Во-первых, консультант — не оракул, который от­вечает за все будущие поступки каждого из испыту­емых. И если в процессе эволюции фирмы возникают новые проблемы, то, очевидно, имеет смысл пригла­сить эксперта для новой консультации, и, естествен­но, труд его должен быть оплачен.

И, во-вторых, руководителю, желающему действи­тельных изменений к лучшему в своей фирме, следо­вало бы возможно более полно выполнять рекомен­дации консультанта. Если это столь очевидное требо­вание игнорируется, бессмысленно возлагать на экс­перта ответственность за те или иные нежелательные тенденции в жизни коллектива.

СОЦИОНИКА И ЭКОНОМИКА

И если ты пьешь лимонад, который тебе

кажется шампанским, значит, рано или поздно

ты будешь пить шампанское, похожее на лимонад.

Фазиль ИСКАНДЕР

Заключительную главу мы хотели бы посвятить некоторым интересным иллюстрациям полезности соци­онических методик для совершенно реального пред­принимателя с точки зрения их практической отдачи.

К слову сказать, западного, «цивилизованного» де­лового человека в подобных материях давно уже убеж­дать не приходится...

Предприятия, в особенности мелкие и средние, должны рассматривать затраты на повышение квалификации сво­его персонала как инвестиции в основной капитал, кото­рые позволяют наиболее эффективно использовать новей­шие технологии.

Давным-давно оценены как качественная необхо­димость участия психолога-консультанта в производ­ственном процессе, так и количественный его вклад в финансовые достижения.

В США фирма «Менеджмент рекрутерс», специализи­рующаяся на подборе менеджеров, имеет более 300 отде­лений по всей стране. Оказываемые ею услуги довольно высоко оплачиваются заказчиками — в размере трети го­дового оклада каждого поставленного работника. Подбор одного наиболее удачного претендента осуществляется из 20—30 и более кандидатов. Таких специализированных фирм — своего рода отделов кадров, вынесенных за проход­ную, — в одном Нью-Йорке существует несколько сотен.

Многолетний опыт деятельности в США центров про­фессионального отбора показывает их высокую эффектив­ность. Отсев «непригодных» в учебных заведениях снижа­ется с 30—40 до 5—8 %, аварийность по вине персонала уменьшается на 40—70 %, затраты на подготовку специа­листов снижаются на 30—40 %. По опубликованным дан­ным, каждый доллар, затраченный только на разработ­ку тестов профотбора, создает экономический эффект в 1 тысячу долларов.

Консультации по управлению персоналом идут в следу­ющих направлениях: разработка кадровой политики орга­низации, выбор методов совершенствования управления персоналом, подбор и расстановка кадров, совершенство­вание социально-психологического климата... Основной це­лью консультативных фирм является оказание помощи в структурной перестройке предприятий, переводе их рабо­ты на качественно более высокий организационный уро­вень. Оплата консультанта на Западе колеблется от 300 до 1000 долларов s день, тем не менее для заказчика это считается выгодным, В большинстве случаев сто­имость консультативных услуг не превышает 3—5% приносимого ими экономического эффекта.

Прогрессивное экономическое мышление разви­тых стран отнюдь не ограничивается очевидными, элементарными аспектами, в которых могут быть за­действованы современные психологические системы, подобные соционике.

Опыт высшей школы ряда стран, в том числе США, свидетельствует, что не менее 20 % времени учебные прог­раммы технических вузов должны уделять общественным дисциплинам: экономике, экологии, социологии, психоло­гии, что необходимо для подготовки инженеров, умеющих работать с людьми и готовых впоследствии занимать руко­водящие посты в деловом мире.

Отмечается, что если прежде в экономике основная роль отводилась развитию важнейших отраслей промышленнос­ти и формированию структуры рынка, а в настоящее вре­мя — развитию сферы обслуживания и информации, то в будущем главную роль будут играть кадры.

Анализируются и предлагаются новые направления стратегии управления кадрами, а именно: разработка но­вой системы подбора и выдвижения кадров, подготовка и совершенствование кадров, оценка кадров, вопросы отстав­ки и замены кадров.

И то, что на сегодняшний день предприниматели заняты «первичным накоплением», а рядовой граж­данин нашей многострадальной страны обеспокоен, главным образом, одним сакраментальным вопросом: «Как выжить?», отнюдь не лишает актуальности как проблему стратегии дальнейшего экономического раз­вития, так и, быть может, еще более грандиозную тему гармонии человеческих отношений.

Вот ведь что пишут сегодняшние газеты о том, как рушатся самые, казалось бы, успешные предпри­ятия в самых благополучных государствах: «Некоторое время ничего не было слышно о швед­ской четверке «Асе of Base». Ходили слухи, что отношения в составе перешли из неприязни в ненависть и группа больше не существует. Чтобы прекратить сплетни и домыслы, Ульф Экберг на последней пресс-конференции откровенно признался: «С определен­ного времени мы уже не разговариваем, у нас больше нет общих интересов. Джонас взял на себя руковод­ство, а мне это не нравится. При таком положении дел я не вижу возможности реализации своих музы­кальных идей в этой группе. В запланированном на март следующего года альбоме нет ни одной песни, написанной совместно, работать дальше в такой ат­мосфере мы не можем». Сегодня никто не знает, что будет дальше с «Асе of Base». И пока терпеливые поклонники группы ждут обещанного альбома, не­когда дружная семейка Берггринов делит с Ульфом заработанные деньги: на кон поставлены десятки мил­лионов долларов».

Нужно ли еще убеждать без того уже озабоченные человеческими проблемами умы нарождающейся оте­чественной бизнес-элиты?

Пожалуй, на прощание с читателем, в которого мы, надо признаться, несмотря ни на что, отчаянно и безгранично верим, процитируем явно идеалисти­ческое, однако справедливое высказывание нашего замечательного коллеги Эрика Берна:

«Если бы все остановились и послушали, что про­исходит в их собственных головах, они все стали бы прекрасными людьми и распространяли бы добро вокруг, и это разрешило бы множество мировых проб­лем в тот же миг».

АППЕНДИКС А

НОМЕНКЛАТУРЫ

Название типа в книге

Аббревиа­тура междуна­родной классифи­кации

Название типа по

А. Аугустинавичюте

Псевдоним типа по А. Аугустинави-чюте

Вундеркинд

ETNP

Интуитивно-логический экстраверт

Дон Кихот

Сибарит

IFSP

Сенсорно-этический интроверт

Дюма

Софист

ITNJ

Логико-интуитивный интроверт

Робеспьер

Игрок

EFSJ

Этико-сенсорный экстраверт

Гюго

Артист

EFNJ

Этико-интуитивный экстраверт

Гамлет

Механик

ITSJ

Логико-Сенсорный интроверт

Горький

Мечтатель

IFNP

Интуитивно-этический интроверт

Есенин

Легионер

ЕТSР

Сенсорно-логический экстраверт

Жуков

Предпри­ниматель

ETNJ

Логико-интуитивный экстраверт

Джек Лондон

Блюститель

IFSJ

Этико-сенсорный интроверт

Драйзер

Плановик

ITNP

Интуитивно-логический интроверт

Бальзак

Массовик

EFSP

Сенсорно-этический экстраверт

Наполеон

Коммуни­катор

EFNP

Интуитивно-этический экстраверт

Гексли

Дизайнер

ITSP

Сенсорно-логический

Интроверт

Габен

Психолог

IFNJ

Этико-интуитивный интроверт

Досто­евский

Оператор

ETSJ

Логико-сенсорный экстраверт

Штирлиц

АППЕНДИКС Б.

ГФ.Филиппову

АППАРАТ СОЦИОНИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Это так же просто, как двойная порция

сливочно­го мороженого

с горячим шоколадным соусом.

Владимир НАБОКОВ

  1. СОЦИОНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ

Соционические функции описывают отражение психикой человека четырех фундаментальных категорий мироздания: материи, энергии, простран­ства, времени.

Данная система категорий является полной, в том смысле, что в ее терминах представимо любое явле­ние в материальной Вселенной,

Учитывая, что каждая из категорий имеет субъек­тивный и объективный аспекты, приходим к необхо­димости введения восьми соционических функций.

Следующая таблица дает сведения о системе соци­онических функций и об их поэтапной интерпретации:

Фундамен­тальная категория

Аспект фундаментальной категории

Обобщен­ная соци­оническая функция

Аспект соционической функции

Графи­ческий символ

1

2

3

4

5

Материя

Субъек­тивный

Логика

Внутренний, динамический

Объек­тивный

Относительный, статический

Энергия

Субъек­тивный

Этика

Внутренний, динамический

Объек­тивный

Относительный, статический

Прос­транство

Субъек­тивный

Сенсорика

Внутренний, динамический

Объек­тивный

Относи­тельный, статический

Время

Субъек­тивный

Интуиция

Внутренний, динамический

Объек­тивный

Относи­тельный, статический

Продолжение таблицы

Термин,

обозначаю­щий соционическую

функцию

Абстракт­ная интерпретация

Конкретно-психологическая интерпретация

6

7

8

Черная

логика

Субъек­тивные

характе­ристики

материи

Рассудочность, рациональность, прагматизм, функциональность, выгодность, полезность,

целесообразность, стоимость,

экономичность, оптимальность,

деньги, технология, алгоритм

Белая логика

Матери­альные соотношения

Конструкция, структура, схема, система, иерархия, классификация, сравнимость, взаиморасположение, равновесие

Черная

этика

Внутренняя

энергия

Эмоции, настроение, страсть, артистизм, нервность, энергетика человека

Белая

этика

Соотно­шение

энергий —

взаимо­действие

Отношения людей, взаимосвязи между живыми объектами, симпатия—антипатия,

любовь—ненависть, мораль, нравственность

Черная сенсорика

Внутрен­нее пространство

(чело­века)

Здоровье, воля, физическая сила, решительность, способность добиваться цели

Белая сенсорика

Внешнее

пространство, пространствен­ные соот­ношения

Эстетизм, красота, гармония, комфорт, ощущения, наслаждение

Черная

интуиция

Внутреннее время—

потенциал

Потенциальные возможности, глубинные характеристики объектов, способности человека, его истинные внутренние качества

Белая интуиция

Временные соотно­шения

Физическое время, динамика (эволюция во времени), причинность, диалектическая неоднозначность, временная ось: прошлое—будущее, интер­валы времени: скоро—долго, темпоритмы: быстро—медленно, планирование, прогнозирование

Возможна следующая, имеющая определенный смысл, попарная разбивка соционических функций.

Функции-антагонисты:

Соционические функции в паре являются антаго­нистическими в том смысле, что актуализация, доми­нирование в структуре личности одной из них подав­ляет проявления другой.

Так, пара функций-антагонистов отражает классическую альтернативу «трезвый рассудок — испе­пеляющая страсть». Если вы заняты коммерцией, то не можете одновременно терять голову, и наоборот, если вы вдохновенно играете на сцене, то не можете в этот момент подсчитывать семейный бюджет.

Антагонизм заключается в том, что мате­матика и любовь несовместимы. Так, влюбленный человек теряет точное восприятие взаиморасположе­ния материальных предметов, он может ронять чаш­ки, направляться прямо под колеса автомобиля и т.п. Всякий математик знает, что во время работы над задачей нельзя отвлекаться на выяснение отношений.

Интересна интерпретация антагонизм Черная интуиция означает углубленное наблюдение, проникновение во внутреннюю суть людей и явле­ний. Так вот, все это неосуществимо, если у вас «вклю­чена» черная сенсорика; «наезд», подавление, экспансия собственного «я» на тех же людей и явления. Чтобы понять нечто существенное в их содержании, следует настроиться на доброту, уступчивость, откры­тость — характеристики, присущие черной интуиции.

: либо вы ощущаете время, но тогда на бегу вам некогда ощущать все остальные измерения; либо погружаетесь в ощущение форм, красок, света, звука, вкусов, запахов, одним словом — эстетичес­ких наслаждений, но тогда вы вынуждены забыть о времени. Вспомнили — напряглись, заторопились, и вам снова не до красоты...

Противоположные соционические функции:

Функции в паре противоположны в том смысле, что отражают одну и ту же сферу мироздания, но с диаметрально противоположных позиций.

Так, и , и — логика, обе функции имеют прообразом физическую материю, однако трактует материальные аспекты с субъективной точки зре­ния (стоимость, функциональность, технологичность, целесообразность), — с объективной (взаимораспо­ложение, конструкция, количественные соотношения).

Черного этика больше интересует энергетическая динамика взаимоотношений людей (эмоциональные состояния, перемены настроения), белому этику ин­тересна прежде всего стабильная, относительно дол­говременная компонента человеческих отношений, ко­торая мало зависит от сиюминутных настроений (сим­патия, любовь, мораль).

Черный интуитив стремится углубиться в суть лю­дей и явлений, для чего ему нужна спокойная сосре­доточенность. Белый интуитив, для которого важнее не внутреннее, а относительное время, не станет те­рять его на созерцание, подчиняя свою жизнь напря­женному темпоритму,

Черный сенсорик рассматривает пространство как сферу для собственной экспансии, подчиняя его сво­ей воле. Белый сенсорик бережно относится к окружающему пространству, старается гармонически со­единиться с ним, а если возможно, то и усовершен­ствовать эстетически.

Противоположные функции позволяют диалекти­чески, всесторонне трактовать те или иные области, однако, будучи приведенными в непосредственное «соприкосновением, они, отражая противоположные точки зрения на один и тот же предмет, нивелируют друг друга.

Третье разбиение — на пары дуальных функций:

Дуальные соционические функции усиливают, под­держивают друг друга.

Так, трезвый рассудок и материальный достаток () лишь способствуют прочной нежной привязан­ности (), и, наоборот, большая любовь, наличие рядом дорогих близких побуждают человека много и хорошо работать для обеспечения их благосостояния.

Если любовь () мешает математике, то страсть () — помогает! Эмоциональная заинтересован­ность в результатах стимулирует сложные изыска­ния в сфере объективной логики. Поэтому, напри­мер, все великие физики были весельчаки, а в пре­успевающих научных коллективах всегда царит при­поднятое настроение. Удачный результат по вы­зывает у человека прилив радости (). Хороший полемист, аргументируя свои убеждения, делает это эмоционально.

. Это единство формы и содержания. Изу­чение глубинной сути предмета нисколько не всту­пает в противоречие с эстетическим удовольствием от наблюдения его прекрасных форм. Расхожее заб­луждение, что девушка бывает красива либо душой, либо внешностью, находит, таким образом, опровер­жение в Соционике.

, Если вы бьете кого-нибудь, то делать это надо быстро. Если вы мчитесь на большой скорости, то произведете немалые разрушения в том предмете, который попытается вас остановить.

Дуальные функции попарно являются ведущи­ми у дуалов. У одного и того же соционического типа дуальный элемент представлен функцией, ду­альной ведущей.

Наконец, еще к Юнгу восходит разбивка функций на рациональные (логика, этика — черная и белая) и иррациональные (интуиция и сенсорика, также обоих цветов).

Восемь соционических функций можно объеди­нить в одну замечательную конструкцию, называе­мую полутактным кубиком:34

Соционические функции расположены в верши­нах куба таким образом, что на вертикальных гранях попарно оказываются дуальные функции, на диаго­налях оснований — функции-антагонисты, на диаго­налях куба — противоположные функции.

Существование такой высокосимметричной конс­трукции — еще одна прекрасная демонстрация строй­ности соционической модели.

  1. МОДЕЛЬ А

Модель А — основная соционическая психоинформационная модель человеческой личности. Она представляет собой совокупность восьми пози­ций, которые располагаются на плоскости и нумеру­ются в следующем порядке:

В модели можно выделить два кольца: верхнее носит название ментального, нижнее — витального.

Другие суперблоки (кластеры из четырех элемен­тов) показаны на рисунке:

Левый вертикальный суперблок (I) называется инертным, правый (II) — контактным. Инертные эле­менты трудноперестраиваемы, отличаются стабиль­ностью. Это — «внутренний стержень» личности. Контактные элементы лабильны, их главная задача — коммуникативная.

«Крайние» горизонтальные блоки составляют интернальный суперблок (III), «внутренние» — экстернальный (IV). Интернальность и экстернальность — полюса шкалы локуса контроля. Интернальной для индивидуума является та сфера, в которой он ощущает свою способность определять ситуацию. Это — зона уверенности. Экстернальные области — те, в которых «обстоятельства сильнее». Это — зона за­висимости.

Четыре горизонтальных блока, содержащие каж­дый по два элемента, носят следующие названия:

Эти термины по семантике отличны от соответс­твующих фрейдовских понятий.

Что касается принадлежности элементов к сферам сознания либо бессознательного, то каждый из них частично погружен в бессознательное, однако по ме­ре «продвижения» от блока ЭГО к блоку ИД степень этой погруженности возрастает. Качественно это представимо в виде рисунка;

Элементы блока ЭГО — наиболее осознанные, дифференцированные, сильные, творческие. Другое название блока ЭГО — творческий блок.

Блоки СУПЕРЭГО и СУПЕРИД составлены из сла­бых, экстернальных элементов. Относительно силь­ными среди них являются 3-я и 6-я позиции. Блок СУПЕРЭГО в большей степени «освещен» сознани­ем, нежели СУПЕРИД.

Блок ИД — наименее осознаваемый, однако он является интернальным, его элементы сильны, реа­лизуются надежно.

Охарактеризуем функциональную специфику каж­дого из восьми элементов модели А.

Названия элементам присвоены следующие:

Ведущий элемент в структуре личности — на­иболее сильный. Он хоро­шо дифференцирован в соз­нании и в наибольшей ме­ре обеспечен энергетичес­ки. Являясь инертным интернальным элементом, ве­дущий элемент служит «главным стержнем» лич­ности; по его аспектам че­ловек обладает самобытными незыблемыми принци­пами, которые пытается творчески экспансировать в окружающую жизнь. В проявлениях этого элемента личность настолько сильна и интересна, что часто эпатирует общественное мнение, выходя за обще­принятые рамки.

Шахматной аналогией данной по­зиции модели А может служить конь, совершающий независимые и неожиданные ходы.

Реализационный эле­мент назван так потому, что отражает способ реализа­ции личности, ее «стихию». Этот элемент энергетичес­ки не менее силен, чем ве­дущий, однако не создает и не разрушает стереотипов, гибко и адекватно реагируя на реальное положение ве­щей. Проявления реализа­ции мощны, надежны, хо­рошо осознанны; в момент актуализации реализаци­онного элемента человек действительно является хо­зяином состояния дел в соответствующей области. Шахматная аналогия — ферзь.

Ролевой элемент, расположенный в контактном супербло­ке, во многих ситуа­циях выдвигается личностью на первый план, чтобы в небла­гоприятных комму­никативных услови­ях обезопасить от первого удара ведущий элемент (антагонист ролевого).

Переключение с ролевого элемента на ведущий, невзирая на то, что они представлены функциями-антагонистами, осуществляется легко; данная диаго­наль ментального кольца (рациональная либо ирраци­ональная) является сильнейшим «оружием» человека.

В то же время, ролевой — это тот элемент, который создается, лепится, выстраивается человеком самосто­ятельно, это — «рукотворная» конструкция, источник творческого удовлетворения личности в случаях удачи. В шахматах ролевому элементу соответствует пешка.

Болевой элемент — слабое место, точ­ка наименьшего соп­ротивления. Он при­надлежит к инертно­му суперблоку, кото­рый объединяет эле­менты, ценностно значимые для личнос­ти. Человек всерьез заинтересован, чтобы по аспек­там его болевого элемента в обществе были приняты мягкие, гуманные правила. Однако жизнь в боль­шинстве случаев оказывается более суровой, а чело­век не находит способа надежно обезопасить боле­вой элемент от травмирующих внешних воздействий. Точно так же практически невозможно обеспе­чить адекватное проявление самой личности по ас­пектам болевого элемента. Данная позиция модели А для человека является пожизненным источником проб­лем, постоянно требующим заботы и защиты.

В шах­матах существует прекрасная аналогия — король.

Дуальный эле­мент является ключе­вым в психической структуре личности — в том смысле, что обеспечение его в достаточной мере ин­формацией должного качества служит не­обходимой предпо­сылкой стройного функционирования всей структу­ры. Следует подчеркнуть, что этот элемент «переборчив», т.е. весьма чувствителен к качеству инфор­мации по присущим ему аспектам. Восприятие толь­ко позитивной информации сопровождается ощуще­нием истинного удовольствия. Наоборот, деструк­тивное воздействие на данный элемент приводит к витальному угнетению человека. Сам индивид проявляет активность в требовании информационных стимулов на свой дуальный эле­мент, во всеуслышание жалуется по поводу негатив­ной обстановки в соответствующих аспектах. Таким образом, дуальный элемент является в ос­новном акцептным, даже суггестивным. Его продук­тивная роль существенно менее значима.

Референтный элемент, как это ясно уже из наз­вания, служит для личности репером, точкой отсче­та. Позитивное качество аспектов референтной соционической функции представляет собой некий эта­лон, идеал. В соответствии с этим критерием человек производит глобальную оценку любых жизненных явлений. Однако эта оцен­ка, как правило, верна лишь в целом- деталей же данный элемент «не различает», в результате чего референтное оценивание иногда оказыва­ется ошибочным.

Позитивная обстановка по аспектам референтной функ­ции повышает настроение, жизненный тонус человека, негативная служит депрессогенным фактором.

Суть фреймово­го35 элемента как нельзя лучше отража­ет его англоязычное название. Прежде всего, личность в про­цессе жизненного формирования выст­раивает (больше — в бессознательном) определенный фрейм — некие жес­ткие правила, которым должно удовлетворять по­ведение людей из значимого окружения и свое соб­ственное — по аспектам соответствующей социо­нической функции.

В этом смысле, просматривается отдаленное сход­ство с ролевым элементом, тоже «конструируемым», однако более осознанно.

Существенная особенность заключается в том, что личность активно фреймирует, т.е. воздействует на окружение с целью «вставления» его в рамки, соответствующие выработанному фрейму. Если учесть при этом, что фреймовый элемент является интерваль­ным, а мощь его концентрируется .точно в фокусе воздействия («остронаправленность» фреймовой фун­кции), такое воздействие обычно оказывается практи­чески непреодолимым, погашая проявления даже ве­дущей, во всяком случае в витальном плане.

Шахматная аналогия этого элемента — «простре­ливающий» диагонали слои.

Название пилотного36 элемента мы также находим исклю­чительно удачным, принимая во внимание многозначную семан­тику соответствующе­го английского слова. Этот элемент, являясь одним из наименее осознаваемых, тем не менее пос­тоянно и надежно выполняет свою интернальную функцию в психической структуре человека. Право­мерной будет ассоциация с автопилотом: пилртный элемент «ведет» человека и его 'ближайшее окруже­ние, практически не требуя сознательного вмеша­тельства, т.е. в автоматическом режиме.

Личность настолько уверена в своих силах, что не страшится сколь угодно трудной ситуации по аспек­там пилотной функции. Более того, последняя соци­ально орентирована: она рассчитана на поддержку, «ведение» окружающих людей. Поэтому те, кто ря­дом, могут спокойно положиться на пилотную фун­кцию партнера.

При всем этом пилотный элемент выполняет слу­жебную роль; личность проявляет мало истинного интереса к аспектам мироздания, представленным со­ответствующей соционической функцией. Иногда и «бесстрашие» пилотного элемента связано с недоо­ценкой ситуации по этим аспектам.

Следует также отметить, что неординарные ситуа­ции, требующие творческого подхода, заставляют прилагать определенные усилия, чтобы «припод­нять» пилотную функцию в сознательную область, превозмогая ее тенденцию «упруго соскользнуть» в бессознательное.

В шахматах пилотному элементу соответствует ла­дья, фигура прямолинейная и крепкая.

Обобщенная модель А имеет шестнадцать конк­ретных реализации. Дальнейшая наша задача заклю­чается в их конструировании.

Операциональное определение таково.

Для того чтобы получить модель А определенного соционической) типа, необходимо заполнить восемь знакомест обобщенной модели восемью соционичес­кими функциями согласно- следующим правилам.

На ведущей позиции размещается функция, выб­ранная из восьми произвольным образом. Пусть, нап­ример, это будет белая сенсорика:

После этого реализационная позиция может быть заполнена одной из двух соционических функций, отличающихся от ведущей по цвету и рациональнос­ти. Выберем, к примеру, черную логику:

Таким образом, мы построили блок ЭГО. Осталь­ная часть модели А однозначно задается этим бло­ком. Всего имеем 8х2=16 вариантов реализации бло­ка ЭГО и, стало быть у модели А.

Перейдем к дальнейшему построению. На диагоналях ментального суперблока распола­гаются функции-антагонисты.

Витальное кольцо получается из ментального пу­тем зеркального отражения с одновременной инвер­сией цвета.

Мы получили модель А соционического типа Дизайнер.

Приведем полный набор реализации модели А:

Подчеркнем, что в структуре каждого социони­ческого типа каждая соционическая функция встре­чается один и только один раз.

  1. СОЦИОНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТИПОВ.

Одной из важнейших задач соционического ана­лиза является конкретно-психологическое опи­сание соционических типов. Эта задача решается в рамках раздела соционического анализа, который но­сит название соционический анализ типов. (CAT).

Суть соционического анализа типов состоит в сов­мещении интерпретации соционических функций с трактовкой позиций модели А.

Полученный таким образом теоретический «пор­трет» соционического типа может и должен обога­щаться и корректироваться эмпирической трактов­кой, точнее, той ее частью, которая не приводит к ограничению общности и несоблюдению условия ор­тогональности типов,

Общая схема CAT выглядит следующим образом.

Прежде всего, присвоим позициям модели А со­ответствующие англоязычные аббревиатуры:

Здесь:

Ld — ведущий (leading) элемент,

Rz (realization) - реализационный,

Rl (role) — ролевой,

Рп, (painful) — болевой,

Dl (dual) — дуальный,

Rf (referent) — референтный,

Fr (frame) — фреймовый,

Pi (pilot) — пилотный.

Как, например, психологически проинтерпретиро­вать тот факт, что у типа Дизайнер в позиции веду­щего элемента находится соционическая функция — белая сенсорика?

Ответ таков:

Ld. Непревзойдённый эстет. Всегда имеет соб­ственное мнение о том, что красиво и что не красиво, где гармония, а где — безвкусица. В его понимании, красота должна быть функциональной. Одевается ори­гинально, со вкусом, часто весьма эффектно. Боль­шой ценитель комфорта, любит расположиться с мак­симальным удобством. В то же время тяготеет к рис­ку, скорости, вообще к острым ощущениям. Упрям, своенравен, оказывает жесткое сопротивление внеш­нему давлению.

Аналогичным образом,

Rz. Не мыслит себя вне дела, вне труда. В своей деятельности естественно следует принципам праг­матизма. Очень экономен, в то же время для близких людей щедр, любит дарить подарки.

Rl. Соблюдает временной распорядок, стремится иметь репутацию пунктуального человека. Может пря­мо сказать: «Извините, мне пора, меня ждут дела».

Pn. Затрудняется в проявлении эмоций. Редко смеется, чаще на лице — сдержанная улыбка. Речь четкая, иногда отрывистая, «металлическая», иногда — томная, преисполненная глубоким чувством. В минуту срыва демонстрирует жесткие, нелицеприятные отри­цательные эмоции. Старается избегать таких моментов. Может производить впечатление человека холодного.

Dl. Испытывает потребность во встречах с ин­тересными, одаренными собеседниками. Получает удовольствие, когда слышит глубокие оценки лич­ностных качеств людей.

Rf. В целом правильно понимает взаимоотно­шения. Предпочитает находиться в атмосфере дру­желюбия, доброжелательности. Стремится к краси­вым, настоящим человеческим чувствам. И, тем не менее, легко может ошибиться, «обжечься». Будучи лишенным любви, испытывает угнетение; она — ис­точник его вдохновения.

В этой книге приведены соционико-аналитические описания типов по первым шести элементам мо­дели А.

4. ИНТЕРТИПНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

На базисе соционической модели оказывается воз­можным глубокое адекватное рассмотрение межличиостных отношений.

Прежде всего, представляется очевидным, что меж­ду различными типами в соционе существует взаи­модействие. Всего 16 соционических типов можно связать (162-16)/2+16=136 отношениями. Однако, осо­бый интерес представляет рассмотрение обобщен­ных интертипных отношений, которых, как легко убе­диться, 16, включая тождественные.

В самом деле, каждый определенный тип связан со всеми типами социона 16 отношениями, и это верно для любого из соционических типов, следова­тельно, симметрия требует существования 16 видов метауровневых интертипных отношений, которые мы и называем обобщенными. Прямое доказательство дает детальный анализ соционической модели.

Отношения каждого конкретного типа со всеми со­ционическими типами удобно определять по схеме;

В позиции Т (1, 2) находится блок ЭГО партнера по тождественным отношениям, 3 (2, 1) — зеркальным, ПР (2, 3) — подревизного, ДЕЛ (3, 2) — деловым, СЭ (3,4) — суперэго, ПТ (4, 3) — противоположным, РОД (1,4) — родственным, РЕВ (4, 1) — ревизора, Д (5, 6) — дуальным, А (6, 5) — активационным, ПД (5, 8) — полудуальным, ЗАК (8, 5) — заказчика, ПЗ (6, 7) — подзаказного, МИР (7, 6) — миражным, ИД (7, 8) — ид, ПАР (8, 7) — параллельным.

5. СОЦИОНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ОТНОШЕНИЙ

В основе соционического анализа отношений (САО) лежит теория резонансов.

Постулируется, что психоинформационное взаи­модействие между двумя участниками общения про­исходит по резонансному принципу: во взаимодей­ствие вступают (резонируют) одноименные социони­ческие функции в структурах А индивидов — учас­тников коммуникации.

Таким образом, резонансом по определенным по­зициям модели А, либо по определенной социони­ческой функции, называется соответствующий канал продукции — акцепции информации при межлич­ностном взаимодействии.

С другой стороны, под резонансом в соционике подразумевается элементарный акт взаимодействия37 партнеров в процессе общения.

Обобщенный резонанс по определенным позици­ям модели А вводится для описания обобщенных интертипных отношений и обозначается RAB.

В индексации резонанса первая позиция относится к первому («левому») участнику общения, за ней сле­дует индекс элемента формулы А другого («правого») партнера.

Каждое из шестнадцати обобщенных интертип­ных отношений характеризуется специфичным для него набором (спектром) обобщенных резонансов, или резонансной матрицей.

Так, например, резонансный спектр дуальных от­ношений выглядит следующим образом:



Существенным является то обстоятельство, что в спектре данного отношения присутствуют четыре обобщенных резонанса, хотя очевидное общее их ко­личество равно восьми.

Редукция произошла вследствие симметрического вырождения, присущего дуальным отношениям. В самом деле,

Говорят, что дуальные отношения — симметрич­ные, или одноуровневые. Такие отношения являются психологически равноправными.

Условие

служит критериальным формальным признаком симметричности отношения.

Симметричных интертипных отношений, как лег­ко убедиться, двенадцать.

Отношения ревизии и заказа — асимметричные:

для них

Приведем в качестве иллюстрации резонансный спектр ревизных отношений:

Интересно, что данное отношение, в отличие от отношения заказа, расслаивается по ментально-витальному признаку: в верхней строчке матрицы выписаны только ментально-ментальные резонансы, в нижней — только витально-витальные.38

Асимметричные отношения — невырожденные, все восемь обобщенных резонансов в их спектре различны.

Иногда (например, при рассмотрении схемы иден­тификации отношений, см. предыдущий раздел) удоб­ным оказывается представление каждого из этих от­ношений в виде двух отдельных однонаправленных отношений (например, ревизор —> подревизный и подревизный —> ревизор), каждое из которых характери­зуется спектром из восьми однонаправленных обоб­щенных резонансов.

САО представляет собой психологизированное опи­сание либо обобщенных резонансов в обобщенных интертипных отношениях (этот подход реализован в соответствующем разделе нашей книги), либо конк­ретных резонансов по определенным соционическим функциям в представлениях интертипных пар. Приведем соционико-аналитическое описание ду­альных отношений в паре Оператор—Психолог:

Психолога покоряет всегда смелая и интересная деловая логика дуала. Не только в отношении собственно «труда и зарплаты», но практически по любому мыслимому поводу Оператор проявляет чу­деса логической оценки, изобретательности и опти­мизации. Именно такая информация и служит «сверхраздражителем» для дуального элемента Психолога, который с истинным удовольствием воспринимает су­бъективно-логические суждения Оператора, в блеске их великодушной силы и оригинального юмора.

Белый сенсорик, Оператор буквально во всем про­является как эстет. Не злоупотребляя словесными программами, он на деле, самым естественным об­разом управляется с сенсорной обстановкой, превращая ее в красивую и удобную среду, которую Пси­холог воспринимает как земной рай. С другой сто­роны, референтное оценивание дуала, в соответствии с правилом: «Большое видится на расстоянии», ори­ентирует Оператора в принципиальных аспектах эс­тетизма диады.

Сильная внутренняя энергетика Психолога служит важнейшим регулятором состояния диады. Прог­рамма его эмоционального фрейма предполагает бо­гатую внутреннюю эмоциональность при внешнем плавном спокойствии, причем в процессе достиже­ния этого статуса Психолог способен погашать сколь угодно сильные, даже интернальные эмоции. В от­ношении мощной, но неконцентрированной ролевой энергетики Оператора, Психолог быстро и без труда снимает напряженность, раздражение или угнетен­ность, приводя дуала в комфортное настроение. С другой стороны, такая «обязанность», обеспечивая постоянную мобилизацию витальной энергетики, спа­сает от подавленности самого Психолога.

Присущее Психологу надежное и альтруистическое чувство времени является доброй поддерж­кой для Оператора, которому эта материя дается труд­но, Психолог рассчитывает время, сообщает (напо­минает) о нем дуалу, планирует и обеспечивает вы­полнение планов, деликатно настраивает темпоритмы диады. В результате Оператор чувствует себя ря­дом с дуалом в безопасности.

Это — второй дуальный резонанс диады. Операто­ру жизненно важно, чтобы его любили. Никто не желает этого так сильно и так беззащитно, как Опе­ратор. И никто, кроме дуала, не может дать Опера­тору любовь высокую и всепоглощающую, непрео­долимым теплым потоком уносящую в синь небес. Белая этика психолога — это та награда, которая составляет мечту Бога в Операторе. В ней, и только в ней Оператор может познать счастье. Величайшая трагедия состоит в том, что слишком часто, не об­ладая чувством истинного в психологии (закон вы­читания дуала), Оператор предпочитает довольство­ваться каким-нибудь досадным суррогатом, лишь в зрелом возрасте начиная различать и ценить то, что может дать только дуал.

Естественное состояние Психолога — интуитив­ная вознесенность, деликатность и доброта по отношению к людям, сопряженные с тонким проник­новением в глубь человеческой души, точной и всеприемлющей оценкой качеств людей, — это та атмос­фера, в которой Оператор хотел бы утонуть навеки. С другой стороны, отстраненный референтный взгляд дуала часто открывает перед Психологом интерес­ный, неожиданный ракурс человеческой ярмарки.

Белологический фрейм Оператора больше исполь­зуется в целях пространственно-объектного ори­ентирования рассеянного Психолога, нежели для шли­фовки его абстрактно-логических способностей, с ко­торыми обычно у Психолога проблем не бывает. Опе­ратор также контролирует данной функцией внеш­ние воздействия, защищая диаду от логической аг­рессии (от иного Софиста мозги могут съехать на­бекрень у кого угодно, только не у Оператора).

Нередко обладая большой физической силой. Пси­холог тем не менее почти всегда отказывает себе в праве на ее применение. В результате внешняя сенсорная агрессия всякий раз оказывается неожи­данной и больно ранящей. Присутствие рядом Опе­ратора, который витально знает, какими должны быть физические проявления в самых различных ситуаци­ях, сила которого добра и бесстрашна, вселяет в дуала чувство уверенности и защищенности.

Заметим, что определение вырожденности отно­шений, основанное на конкретных резонансах, неп­равомерно.

Так, в рассмотренном примере

хотя дуальные отношения симметричны. В смысле же обобщенных резонансов,

6. КЛАСТЕРИЗАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ

В рамках соционического анализа отношений, ко­торый, в свою очередь, базируется на модели А и теории резонансов, открывается замечательный ме­ханизм естественного разбиения совокупности интертипных отношений на кластеры.

Всего возникает четыре кластера; каждый из них объединяет четыре вида интертипных отношений. Наз­вания этих кластеров: ид-дуальный, сулерэго-тождественный, зеркально-противоположный, ревизно-заказный (или асимметричный).

Ниже приведены резонансные спектры отношений, сгруппированных покластерно.

Ид-дуальный кластер объединяет отношения: ду­альные, ид, полудуальные, миражные.

Дуальные отношения характеризуются резонанс­ным спектром

Очевидна та особенность, что спектры полудуаль­ных и миражных отношений состоят наполовину из ид, наполовину — из дуальных резонансов.

Суперэго-тождественный кластер представлен отношениями: тождественными, суперэго, родствен­ными, деловыми.

Резонансный спектр тождественных отношений:

Родственные и деловые отношения также напо­ловину состоят из суперэго, наполовину — из тож­дественных резонансов. Аналогия с предыдущим клас­тером нарушается лишь в смысле понижения сим­метрии спектров.

Зеркально-противоположный кластер включа­ет отношения: активационные, параллельные, противо­положные, зеркальные.

Активационные отношения имеют резонансный спектр:

все резонансы смешанные, ментально-витальные;

Ревизно-заказной, или асимметричный кластер представлен асимметричными отношени­ями ревизии и заказа.

Резонансный спектр отношений ревизии приве­ден в предыдущем разделе; спектр заказных отно­шений имеет вид:

7. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ГРУППАХ

Если САО представляют собой в основном завер­шенный, во всяком случае — принципиально яс­ный раздел соционики, то изучение групп — коллек­тивов, состоящих из трех и более партнеров, — на­ходится на стадии разработки.

Подобно тому как в физике многочастичная зада­ча, в отличие от задачи двух тел, допускает лишь приближенное решение, в соционическом анализе групп (САГ) многое остается невыясненным. Тем не менее, найдены подходы, потенциально весьма эффективные.

Рассмотрение парного взаимодействия в группах может оказаться полезным лишь с точки зрения ана­лиза некоторых частных ситуаций. Этот прием хоро­шо работает, например, применительно к группам из трех человек.

Обсуждение же основного и наиболее интересно­го вопроса — о специфике психологического поля (атмосферы, доминанты) группы удобно вести в тер­минах теории резонансов.

Прежде, однако, мы изложим необходимые сведе­ния относительно возможностей группового состава,

Особый интерес представляет изучение групп из че­тырех человек, связанных между собой отношениями, число которых симметрически редуцировано до трех;

Идентичные отношения отмечены значками кон­груэнтности.

Такие коллективы в соционике называются ма­лыми группами.39

Пример конкретной реализации малой группы:

Г. Рейнин (1986) математически систематизировал малые группы. Суммарное число обобщенных малых групп равно тридцати пяти: 15 однородных (т.е. вклю­чающих только симметричные интертипные отноше­ния) и 20 — неоднородных.

Пример конкретного представления неоднородной малой группы:

8. СОЦИОНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ГРУПП

Покажем, как последовательное применение теории резонансов, в рамках сбалансированного те­оретико-феноменологического подхода, позволяет опи­сывать психологические поля групп.

Введем понятие общего резонанса — по опреде­ленным комбинациям А-позиций (для обобщенных групп) или по фиксированной соционической функ­ции (для конкретных представлений групп).

Очевидно, тем, какие позиции структур А партне­ров группы резонируют по соответствующей функ­ции, определяется психологическая окраска резонан­са, которая, по крайней мере отчасти, может быть отнесена на счет специфики поля данной группы.

В качестве иллюстрации проделаем соционический анализ малой группы (в конкретном представле­нии) «Квадра »:

ЭГО-ДУАЛЬНЫЕ РЕЗОНАНСЫ (общая формула RLdDlRzRf).

RLdDlRzRf (). Сильнейшая этическая черная инту­иция, «отзеркаленная» у Коммуникатора и Психоло­га, резонирует с позициями дуального блока Дизай­нера и Оператора.

Это означает, что интерес к людям, глубокая и смелая оценка их качеств, уважение к человеческой личности являются одними из главных составляю­щих психологического поля данной группы.

Экстраверты -квадры выполняют роль оценива­ния людей вовне (Оператор — в общих чертах, как правило, в связи с деловой необходимостью, Комму­никатор — самым заинтересованным, «профессио­нальным» образом). Оценки Психолога максимально адекватны, он же производит глубокий психологи­ческий анализ (при критическом участии Коммуни­катора), что оживляет Оператора и приводит в экс­татическое состояние Дизайнера. Психолог также осу­ществляет регуляцию психологического состояния са­мих участников квадры.

RRzRfLdDl (). Аналогично.

Человеческие взаимоотношения, любовь, нравст­венные принципы — столь же значимая и необходи­мая компонента духа -квадры.

Вдохновителем и проводником этических идеи, хранителем отношений и чувств является Психолог. В этом его поддерживает благодарный Оператор. Ком­муникатор отслеживает отношения наиболее реалис­тически. Дизайнер, так же, как и Оператор, счастлив атмосферой любви, царящей в -квадре.

RRfRzDlLd (). Аналогично.

Труд, материальное созидание, достаток—третья по счету из ценностей, определяющих атмосферу -квадры.

Наиболее интересно мыслит в этой сфере Опера­тор. Он щедр в созидании и распределении резуль­татов труда. Дизайнер стремится выделить самое «вер­ное» дело, чтобы упростить путь к вознаграждению. Коммуникатор и Психолог, «заведенные» обстанов­кой деловитости и материальных возможностей, ока­зывают поддержку, связанную с людьми и отноше­ниями, задействованными в деле.

RDlLdRfRz (). Аналогично.

Красота во всем, эстетизм — четвертый из «конь­ков» -квадры.

Самый большой художник -квадры — Дизайнер. Эстетизм Оператора — не менее ярок, но более со­ответствует ситуации. Усилия квадралов по созда­нию художественной гармонии оценивает Психолог, обладающий придирчивым эстетическим вкусом. Ком­муникатор, главным образом, наслаждается разнооб­разием ощущений в атмосфере прекрасного, как, впро­чем, и Психолог.

СУПЕРЭГО-ИД РЕЗОНАНСЫ (общая формула RFrRlPlPn).

Резонансы типа суперзго-ид в меньшей степени, чем зго-дуальные, определяют «лицо» квадры, так как в них участвуют функции, с одной стороны ме­нее сильные (блок СУПЕРЭГО), с другой — менее осознанные (ИД).

В то же время, они не являются и «слабыми» сторонами квадры, так как всегда у двух зеркальных типов соответствующая функция занимает мощные позиции интернального блока ИД.

RFrRlPlPn (). Надежная интуиция времени, лока­лизованная в блоке ИД у Психолога и Коммуникато­ра, вступает в резонанс со слабыми (суперэговскими) позициями Оператора и Дизайнера.

За структурирование времени в -квадре отвечают Психолог и Коммуникатор; у Психолога данная фун­кция включена постоянно и выдает посылы надежно и в мягкой форме, Коммуникатор в тех случаях, ког­да, по его мнению, например, возникает необходи­мость поторопиться, жестко перебирает на себя уп­равление темпоритмом квадры, что вполне устраива­ет Дизайнера, который и сам немного умеет рассчи­тывать время. Оператору же больше подходит мане­ра Психолога, с которым все получается вовремя без лишнего нажима.

RPlPnFrRl (). Аналогично.

В -квадре имеются два энергетически сильных типа; Коммуникатор и Психолог. Они поддерживают энергетическое поле квадры, защищая его от внеш­них помех и регулируя внутри. Коммуникатор пос­тоянно «дирижирует» настроением квадралов, при­чем в такой форме, что Дизайнер с его проблематич­ной эмоциональностью может вздохнуть свободно. Интенсивная, ориентированная вовне, но часто «не­разумная» энергетика Оператора требует более мощ­ного, направленного, регулирующего воздействия, ко­торое осуществляет Психолог. Психолог же корректирует, в случае необходимости, любые эмоционально-энергетические эксцессы как внутри квадры, так и во взаимодействии ее с внешним окружением.

RRlFrPnPl (). Аналогично.

Физически-силовые аспекты в -квадре, естест­венно, находятся в ведении сенсориков: Оператора и Дизайнера, в сознании которых дифференцирована, главным образом, эстетическая сенсорика, силовая же завуалирована в бессознательном как отражение уязвимости квадралов по данной функции. В физическом поле Оператора практически любой человек чувствует себя защищенным, с особой же благодар­ностью воспринимает это Психолог с его ранимой сенсорикой. Более «прочный» Коммуникатор нужда­ется в более жестком сенсорном взаимодействии, ко­торое обеспечивает Дизайнер.

Необходимости физического нажима на Психоло­га никогда не возникает; в случае, если Дизайнер все же попытается действовать таким образом. Психолог противопоставит энергетический фрейм, так что ак­тиваторы окажутся равномощными. Зеркальное вза­имодействие по силовой сенсорике в -квадре также прекрасно сбалансировано Творцом: роль Коммуни­катора, как правило, исключает физическое давление на Психолога, а ИДовский резонанс Дизайнера и Опе­ратора обычно принимает форму забавного состяза­ния, игры двух тигрят.

RPnPlRlFr () - Аналогично.

Логики -квадры — Дизайнер и Оператор, Ком­муникатор лишен этой функции практически начис­то, поэтому задача Дизайнера заключается в подроб­ном, терпеливом разъяснении и помощи — к приме­ру, в составлении документов или в поиске нужного дома в городе. Психологу такая манера активатора кажется несколько утомительной: логика у Психоло­га достаточно сильна, она требует иного уровня взаимодействия, вплоть до жесткой критики, что пре­доставляет ему (как и остальным квадралам) Оператор.

Еще одна иллюстрация связана с соционическим анализом обобщенной малой группы «Релаксация».

Четырехсторонние отношения в группе «Релак­сация» характеризуются общими резонансами сле­дующих трех типов:

RLdDlRlFr (по четырем соционическим функциям). Дуальное взаимодействие в структуре данного резо­нанса подпитывает партнеров жизненной энергией, доставляя им истинную радость и удовольствие. В то же время фреймирование всех четырех партнеров по ведущей функции не дает уводить общение в область суперраздражителей: это настраивает на отдых.

RPnPlPnPL (по двум функциям). Вселяет в участни­ков группы чувство защищенности и безопасности,

что способствует возникновению состояния макси­мальной расслабленности и раскрепощенности.

RRzRfRzRf (по двум функциям). Все четверо погру­жены в абсолютно приемлемую, приятную обстанов­ку, что тонизирует и восстанавливает силы.

Группа «Релаксация», таким образом, в целом при­мечательна атмосферой, предоставляющей ее участ­никам все возможности для отдыха, расслабления, действительно — релаксации. Рекреационные свой­ства этого сочетания типов позволяют рекомендовать его в качестве основы формирования коллективов для совместного отдыха.

Отметим, как частное следствие, что САГ делает очевидной несостоятельность примитивистской мо­дели распределения ролей в квадре, согласно кото­рой «генератором идей» всегда выступает интуитив­ный экстраверт, «корректором» — интуитивный интроверт, «реализатором» — сенсорный экстраверт, а «корректором реализации» — сенсорный интроверт. Приведенный полный анализ показывает, что, напри­мер, идейным проводником в сфере эстетики в -квадре является сенсорный интроверт, и так далее: каждый участников квадры поочередно выступает в роди «генератора», как и во всех других ролях.

В завершение нашего построения аппарата соционического анализа припомним небезынтересную мысль насчет того, что «некоторые люди стараются считать себя «цельными личностями», отрицая, что в них есть эти различные части. Но лучше постарать­ся выяснить как можно больше относительно каждо­го аспекта, поскольку все они всегда есть, а затем научить их эффективно сотрудничать друг с другом».

Эрик Берн высказывает данное соображение по поводу своей теории эго-состояний, однако оно в пол­ной мере справедливо и применительно к соционике.

СОЦИОНИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Украина, Киев, 252111, а/я 33 тел. +380 (44) 443-18-39

Проведение семинаров и психотренингов по соционике.

Программа семинара (20 или 24 часа, по 2—4 ча­са в день, численность аудитории не регламентирует­ся) предусматривает освоение аналитичесого аппара­та соционики и его прикладных возможностей.

Слушатели семинара обеспечиваются литерату­рой, для них выполняются диагностика личности и персональное консультирование.

Результатом психотренинга (48 часов) является практическое овладение психотехникой соционики, что означает реальную способность: «мгновенной» диаг­ностики личности собеседника, выбора успешной так­тики и стратегии общения с ним, понимания истинных причин суждений и действий людей, а также возника­ющих между ними взаимоотношений.

Как семинары, так и тренинги ориентированы на профессиональные потребности аудитории. Нами раз­работаны многие специальные номинации, например:

«Техника эффективной продажи», «Успешный руково­дитель», «Психология деловых переговоров», «Секре­ты работы с подследственным», «Психологический инструмент врача» и другие.

Персонал-консалтинг:

диагностика личности сотрудников с раскрытием их сильных и слабых сторон, должностного соответствия;

объективный анализ межличностных отношений, налаживание бесконфликтного и результативного вза­имодействия людей;

совершенствование структуры фирмы и методов управления персоналом;

эффективный профессиональный отбор, целевое формирование слаженных и продуктивных коллективов;

проведение делового тренинга, значительно повыша­ющего профессионализм и слаженность команды.

Руководителю организации представляется конфи­денциальный отчет, содержащий систематический анализ и конструктивные рекомендации.

Консультирование

по проблемам самореализации, успешного обще­ния, выбора «идеального партнера», отношений в семье, а также психотерапевтического плана.

1 Юнг Карл Густав — швейцарский психиатр, личный друг З.Фрейда, автор выдающихся работ в области психологии.

2 Аугустинавичюте Аушра (род. 1930) — выдающийся ли­товский психолог, основопопожница Соционики — нового науч­ного направления в психологии.

3 Здесь и далее, выделенные петитом, приводятся выдержки из обзорной работы Г.Щекина “Как работают с людьми за ру­бежом” (К.: МЗУУП, 1992).

4 Здесь Соционика соприкасается с акмеологией.

5 М.Горбачев (Массовик) даже специально создал для себя институцию президентства в стране Советов.

6 Когда эта книга уже версталась, Россия развязала кровопро­литие в Чечне.

7 Dual (англ.) - дуальные

8 Это очень сильное подтверждение в пользу того, что в деловом сотрудничестве психологическая согласованность имеет больший вес, чем даже профессиональное взаимодействие. Хотя и последнее немаловажно, и нам предстоит еще это обсудить.

9 Аллан Пиз, внесший замечательный вклад в психологию сис­тематизацией языка телодвижений, — не кто иной, как Оператор.

10 Semi-dual {англ.) — полудуальные

11 Mirage (англ.) — миражные.

12 Identic (англ.} — тождественные.

13 Интересно, что в диаде (дуальной паре) взаимопонимание, в определенном смысле, является не менее полным, при этом включая в себе возможность действенной взаимопомощи.

14 Суперэго

15 См. Аппендикс Б.

16 «Relative» (англ.) — «родственные».

17 В дальнейшем при употреблении этого термина кавычки опускаются.

18 См. Аппендикс Б, разд. 6, 7.

19 Даже я тождественные могут травмировать друг друга, если фреймовая функция (см. Аппендикс Б) включается у них неод­новременно.

20 Здесь мы употребили кавычки, чтобы подчеркнуть недвус­мысленность выражения.

21 Business-Like (англ.) - деловые

22 Mirror (англ.) — зеркальные.

23 Мы привели это сравнение не только в целях наглядности:

оно имеет и более глубокий смысл. За разъяснениями, как и прежде, отсылаем читателя к Аппендиксу Б.

24 Opposite (англ) - противоположные. В описании исполь­зуется традиционное Название - конфликтные.

25 Здесь мы не имеем в виду деловые интертипные отношения.

26 Parallel (англ.) — параллельные. Традиционное название данного вида отношений — квазитождественные.

27 Activating (англ.) — активационные.

28 Как правило, подобным отрицательным отношением гре­шит один из активаторов, а именно тот, который более слаб как психолог; при этом объективные предпосылки к враждебности могут напрочь отсутствовать.

29 Control (англ.) — ревизия.

30 Что касается одноуровневых отношений, то они строго симметричны лишь в обобщенном виде. Конкретные интертипные отношения не являются вполне симметричными. Это и понятно; ведь в них участвуют (за исключением тождественных отношений) различающиеся соционические типы. Например, в полудуальных отношениях Предприниматель—Психолог отно­шение первого ко второму имеет определенные качественные отличия от отношения второго к первому.

31 Ordering (англ.) — заказ.

32 Иногда данному участнику отношений заказа присваива­ют название «приемник», имеется в виду — приемник заказа.

33 TeambuiIding (англ.) — буквально «командостроительство», т.е. подбор команд.

34 Впервые его догадался построить математик Г.Рейнин

35 Frame (англ.) — рама, остов, вставлять в рамки, высказывать.

36 Pilot (англ.) — пилот, лоцман, проводник, вести, управлять.

37 Например, в психологической теории игр Э.Берна анало­гичная простейшая составляющая коммуникационного процесса названа трансакцией; отсюда происходит другое название этой теории — трансакционный анализ.

38 В отношениях заказа наблюдается «диагональное» рассло­ение: только ментально-витальные и только витально-ментальные резонансы (см. следующий раздел).

39 Полезно заметить, что группу из трех человек можно рас­сматривать как «неполную» малую группу, шестерку (с необходи­мой симметризацией отношений) — как малую группу с «воз­мущением».

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Я и все остальные Начала соционики (2004 г.) Что лучше жить с завязанными глазами, или отчет

    Публичный отчет
    Что лучше - жить с завязанными глазами, или отчетливо видеть, что происходит вокруг? Что практичнее - принимать решения вслепую, или делать осознанный выбор? Известные специалисты в области прикладной соционики помогут вам по-новому
  2. Екатерина Сергеевна Филатова Личность в зеркале соционики

    Документ
    Соционика посвящена той структуре психики человека, которая не меняется на протяжении всей жизни, а также проблемам психологической совместимости людей.
  3. Анкерсмит Ф. Р. История и тропология: взлет и падение метафоры. 1994

    Реферат
    Работа известного нидерландского философа Рудольфа Анкерсмита, представляет собой собрание эссе, написанных в разное время и выстроенных в единую логическую линию размышлений, показывает обстоятельства возникновения, источники и эволюцию
  4. Функция общих законов в истории

    Закон
    1. Достаточно широко распространено мнение, что история в отличие от так называемых физических наук, занимается скорее описанием конкретных явлений прошлого, чем поиском общих законов, которые могут управлять этими событиями.
  5. Вера Израилевна Стратиевская Как сделать, чтобы мы не расставались руководство (1)

    Руководство
    Эта книга — руководство по поиску спутника жизни не по рекомендациям в популярных журналах, не по многочисленным гороскопам, а с позиций соционной природы человека.

Другие похожие документы..