Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Ф.М.Достоевский написал слова, которые сейчас очень часто повторяют: счастье всего мира не стоит одной слезы на щеке невинного ребенка. Повторять-то п...полностью>>
'Документ'
Конкурентоспроможність вітчизняної сільськогосподарської продукції: тези науково-практичної конференції / Сумська обл. універс. наук. б-ка; уклад. О....полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Дашицыренова Т.Г. – к.с.н., ст.преп. кафедры «Перевода и межкультурной коммуникации факультета иностранных языков» Бурятского государственного универ...полностью>>
'Методические указания'
Методические указания к курсовому проекту по дисциплине "Микропроцессорные системы". Курский государственный технический университет, 1 . 1...полностью>>

Социон: первое знакомство

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

А вообще говоря, больше всего родственные отно­шения подходят для дружбы.

BL21

Деловые интертипные отношения по своей струк­туре также наполовину совпадают с тождествен­ными, наполовину — с отношениями суперэго. Толь­ко, по сравнению с родственными, эти половины по­менялись местами. (Заинтересованный читатель смо­жет полностью разобраться в означенных тонкостях, изучив Аппендикс Б.)

Общая характеристика деловых отношений непре­менно должна отражать; наибольшую из всех видов интертипных отношений легкость контакта; живость и многословность, дискуссионный характер общения при невозможности достичь единых убеждений; бе­зопасность партнеров друг для друга.

Деловые существуют в мире одинаковым спосо­бом, «дышат одним и тем же воздухом». Поэтому они практически мгновенно сближаются, чрезвычай­но легко находят общий язык в любой обстановке. Аналогичные у обоих подходы служат прочной точ­кой опоры, сообщающей коммуникации деловых пар­тнеров устойчивость стиля и долговечность.

Около описанной «точки равновесия» постоянно совершаются «колебания», связанные с тем, что об­ласть наилучшего понимания у одного из партнеров совпадает с кругом проблем, которые постоянно пы­тается изучить второй. Из этой особенности проис­текают живость и динамизм общения в деловой паре. Те вопросы, отпеты на которые один знает из при­родных внутренних убеждений, другой берет из ли­тературы, кино и жизненного опыта. По этой причи­не общение деловых имеет сильную тенденцию к превращению в дискуссию, в которой каждый ос­тается, чаше всего, при своем мнении. Однако дис­куссии эти интересны, содержат взаимно полез­ную информацию и, что немаловажно, редко влекут за собой обиды.

Зона страха и неуверенности у обоих одна и та же, поэтому деловой партнер подсознательно восприни­мается как «брат по несчастью», неспособный при­чинить серьезные неприятности. Иногда, впрочем, деловой (как правило, тот из партнеров, который ху­же чувствует психологию) провоцирует обострение ситуации, однако в большинстве случаев ее развитие приостанавливается.

Похоже, но не вполне одинаково деловые пони­мают, что есть идеал; это — еще одно поле схож­дения интересов и занимательных обсуждений. Парт­неры по деловым отношениям часто поддерживают друг друга в оценках.

Жесткое, в общем-то, взаимодействие, суть кото­рого заключается в корректировке запросов партнера и которое в отношениях суперэго действительно носит по-настоящему жесткий характер, у деловых про­текает заметно деликатнее и воспринимается скорее как не всегда приятный, но справедливый совет.

Существует область полнейшей уверенности в сво­их силах и даже поиска трудных, рискованных поло­жений, общая для обоих партнеров (тот же резонанс присутствует и в тождественных отношениях). По этим аспектам деловая пара словно нарочно создает себе трудности и. тем не менее, почти всегда выходит из них с честью.

_________________

«Родственные» отношения в браке мы назвали ни плохими, ни хорошими; деловые должны быть пос­тавлены на один уровень с родственными.

Разница, впрочем, есть, и существенная; с родст­венным жизнь тихая, с деловым — шумная. Родст­венный вызывает безысходное раздражение, деловой — усталость, зато раздражение всегда находит откры­тую разрядку. Жизнь с родственным чревата болез­ненными травмами, а с деловым — взаимной огуль­ной критикой.

Одним словом, браки заключают и деловые; хоро­ши ли эти браки — вопрос иной, и мы на него в основном ответили.

В работе деловые отношения вполне могут быть конструктивными, если только стараться меньше ус­траивать вольных дискуссий.

Важно учитывать, что сферы нативной професси­ональной компетенции у партнеров по деловым отно­шениям разные, так что если бок о бок работают деловые, то всегда лишь один из них находится впол­не на своем месте, другой же главным образом только развлекает коллегу и вносит сумятицу в ход его мыс­лей, что в некоторых случаях, может быть, и полезно делу, но далеко не всегда.

Боссу трудно руководить подчиненным, если они связаны деловыми интертипными отношениями. Вроде бы и присутствует взаимопонимание, но в то же время сотрудник всякую задачу видит и решает по-своему, не стесняясь в обильном представлении контраргументов.

М22

Зеркальные интертипные отношения, наряду с ду­альными, тождественными и актнвацнонными, причисляются к квадральным, т.е. они существуют между соционическими типами, принадлежащими к одной и той же квадре.

Легко предположить, что отношения между квадралами вряд ли могут содержать черты, причиняю­щие партнерам серьезные неудобства. Данное пред­положение оказывается в основном верным. И все же, если попытаться ранжировать отношения внутри квадры, то порядок их следования от лучшего к худшему будет таков:

  • Дуальные

  • Тождественные

  • Активационные

  • Зеркальные

Таким образом, зеркальные отношения — худшие в квадре; по сравнению же с большинством осталь­ных интертипных отношений они выглядят весьма предпочтительно.

Психологическую окраску общения в зеркаль­ной паре определяют две специфические особен­ности, действующие противонаправленно: 1) сим­патия и 2) критицизм.

В зеркальном партнере можно узнать самого себя, однако сходство это не абсолютное, как в случае тож­дественного отношения, а некоторым образом «пере­вернутое», подобно тому, как у вашего двойника, ко­торый виден в зеркале, по сравнению с вами поме­нялись местами правая и левая стороны.23

Одновременная похожесть и непохожесть такого рода вызывает искреннюю симпатию, а порой и вос­хищение зеркальным партнером, смешанные со стремлением «подправить» его, неизвестно почему надевшего рубашку наизнанку.

Те суждения, которые один из партнеров возводит до положения жизненного кредо, другой видит менее изощренно (с точки зрения первого — упрощенно), но при этом столь же уверенно и даже более адек­ватно. Хорошо, если в общении зеркальных домини­руют именно эти позиции, сильные у обоих. Тогда дискуссии чрезвычайно интересны, компетентны и к тому же отличаются конструктивностью.

Та область, в которой один чувствует себя более-менее устойчиво, для другого является извечным кам­нем преткновения, неисчерпаемым источником неп­риятностей. Если обсуждение фокусируется на соот­ветствующих темах, оно становится трудным; нес­мотря на то, что настрой по-прежнему остается по­ложительным, могут проявляться беспомощность и раздражение. Впрочем, при действительном наличии доброй воли зеркальные стараются поддержать друг друга по слабой позиции и делают это настолько де­ликатно, что партнер невольно испытывает чувство благодарности.

Существует зона более жесткого взаимодействия, при котором, однако, обиды менее чувствительны. Это вза­имодействие касается вещей, которые один стремится заполучить, а другой способен правильно оценить. По­нятно, что при данном распределении ролей партнеры вряд ли удовольствуются друг другом. Тем не менее, и в этой области возможна взаимопомощь.

Малополезное соревнование, никогда, впрочем, не доходящее до азартного, характеризует взаимодейс­твие зеркальных в той сфере, где оба сильны, но не придают событиям большого значения.

_________________

Зеркальные отношения сравнительно неплохо под­ходят для создания семьи. При том, что выше неод­нократно подчеркивались существующие для зеркаль­ных возможности взаимной поддержки, рассматри­ваемые отношения с брачных позиций однозначно должны быть признаны хуже тождественных. Часто жизнь зеркальных оказывается и более скучной, чем у тождественной пары.

В попытках объяснения этого феномена следует учесть, что превосходство зеркального не кажется убедительным, а те позиции, по которым он слабее, делают его неинтересным, если не вызывают жела­ния критиковать.

По этим же причинам редко бывает удачным взаи­модействие в зеркальной паре босс—подчиненный.

Вообще же в деловой сфере зеркальная коопера­ция может быть чрезвычайно плодотворной и при­ятной. Так, одно из лучших пожеланий для психоло­га-Психолога — иметь помощника-Коммуникатора.

ОР24

Конфликтные интертипные отношения правильнее было бы называть противоположными, ибо парт­неры, участвующие в этих отношениях, устроены про­тивоположным образом буквально по каждой пози­ции. Поэтому любое из проявлений конфликтера (выс­казывание, действие) будоражит визави и порождает у него чувство протеста. Быть может, лишь «игру­шечный» конфликтер, который фигурирует на кино- или телеэкране, вызовет в основном положительные чувства, интерес, уважение — ведь при этом факт «неудобности» партнера, столь ощутимый в жизни, нивелируется.

Доминирующая функция одного конфликтера сов­падает с самой болезненной зоной другого. Если парт­неры не «чувствуют» друг друга и не испытывают друг к другу доброй воли, то это весьма напоминает такую ситуацию, когда двое приставили один друго­му ножи к горлу. Впрочем, именно взаимность этого положения содержит мощное сдерживающее начало. Конфликтеры, как правило, сразу ощущают обоюдную опасность, что служит хорошей предпосылкой приоста­новления конфликта. Почувствовав, что коса нашла на камень, лишь глупец станет продолжать косьбу.

Та часть личности одного из конфликтеров, в ко­торой он «схватывает» ситуацию вполне адекватно и действует абсолютно уверенно, для второго представ­ляет собой карточный домик, составленный из где-то услышанных или вычитанных утверждений. Понят­но, что и в этой сфере партнеры противоположны и имеют все основания для недовольства друг другом.

Более или менее нейтральный резонанс затрагива­ет сферу, которая служит предметом запросов у од­ного из партнеров и одновременно является у второго сильной функцией, не избегающей самых рискованных ситуаций. Здесь кроется, хоть и небольшая, возмож­ность положительного взаимодействия. Здесь также подтверждается противоположность организации парт­неров, однако эта противоположность не столь антаго­нистична, как по резонансам, рассмотренным выше.

Относительно позитивную окрашенность имеет и взаимодействие по аспектам, которые у одного конфликтера представлены сильной функцией, выполня­ющей роль ограничителя отклонений, а у другого служат предлежащим критерием оценивания. Опять-таки имеем противоположность в определенном смыс­ле, но в то же время противоположность относитель­но совместимую.

_________________

Нетрудно догадаться, что конфликтные интертипные отношения входят в группу отношений, одноз­начно непригодных для супружества.

«Конфликтные» пары живут из ряда вон плохо, и хотя временами устанавливается относительное спо­койствие и партнерам начинает казаться, что они су­мели «притереться» друг к другу, — это всего лишь затишье перед бурей, знаменующее назревание ново­го взрыва, который случается с неизбежностью вос­хода солнца — с новой силой и в самый неподходя­щий момент. Супруги в конфликтной паре взвинче­ны, невротизированы, озлоблены. И «притереться» им никогда не суждено.

В деловых25 отношениях часто представляется воз­можным и в любом случае — желательным ввести конфликтное взаимодействие в качество нейтрально­го, взаимно уважительного общения и конструктив­ного сотрудничества по типу взаимного дополнения. Для достижения этого необходимо соблюсти два ус­ловия: сохранять достаточно большую дистанцию между партнерами, т.е. определенную степень отчуж­дения, и адекватно разделять обязанности в соответ­ствии с объективными законами соционического ме­неджмента, изложенными в предыдущей главе.

PL26

Участники параллельных, или квазитождественных, интертипных отношений, наряду с большой до­лей поверхностного сходства, обладают принципи­ально различным миропониманием и исповедуют раз­личные жизненные ценности. Поэтому, как правило, параллельный партнер понятен и легок в общении лишь до определенной черты, за которой таится жес­ткое расхождение во взглядах.

Область, которая одному из партнеров представ­ляется принципиально важной, для второго не имеет особого значения, несмотря на то, что он чувствует себя в ней более чем уверенно.

Один из партнеров всегда может мощным воздейс­твием нейтрализовать проявления второго, однако лишь па короткий промежуток времени, после чего тот спо­койно продолжает отстаивать свое понимание дела.

Как правило, приятным моментом в параллель­ных отношениях бывает доминирование функций, которые, хотя и не относятся у обоих к зоне пол­ной уверенности, позволяют получить от партнера интересную информацию и достойно оценить его успехи в саморазвитии.

Наконец, слабейшие психические функции явля­ются слабейшими у обоих. При развитии отношений в русле доброй воли их участники щадят друг друга, а если партнер к тому же еще пытается оказывать помощь в соответствующих проблемах, чувство бла­годарности к нему испытывается совершенно осо­бое. В случае менее благоприятной реализации отношений такая помощь «вымогается», а неспособность партнера быть здесь на высоте приводит к раздраже­нию, которое сразу становится взаимным.

_________________

В супружестве параллельные отношения не очень хороши. Основным их достоинством является то, что они допускают вполне конструктивное строительст­во и, таким образом, «параллельный» брак — вещь реально достижимая. Однако, ввиду рассмотренных выше особенностей этих отношений, такой брак да­лек от идеала и не приносит супругам психологичес­кого удовлетворения.

Профессиональные сферы у параллельных не иден­тичны, но близки, а в значительной мере и пересе­каются. Так, гуманитарная область в равной степени является «родной» и для Мечтателя, и для Психоло­га; при этом первый все же более силен в истории и, быть может, в артистических профессиях, второй — в психологии и медицине. Литература для этих соционических типов — общая область, так что всерьез ответить на вопрос, кто лучше: Достоевский (Психо­лог) или Гоголь (Мечтатель), вряд ли возможно.

Сотрудничество параллельных приносит хорошие плоды, при условии что они работают в «своей» сти­хии. Тогда партнеры, мягко «перетягивая» дело каж­дый к своему полюсу, тем самым обогащают и кор­ректируют друг друга (при этом иногда трудно не восхититься талантом и силой параллельного) — прав­да, в достаточно узких пределах этой самой стихии.

При иных, менее благоприятных вариантах (к при­меру, Оператор и Легионер в школьной педагогике), во всяком случае, обязательно появляется важней­шая черта параллельных отношений — конфликтоустойчивость. Параллельным партнерам легко по­нять и простить слабости друг друга, хотя и отсутствуют та острота сочувствия, которая присуща тождественным отношениям.

А27

Этот вид интертипных отношений следует отнес­ти к одним из наиболее интересных и благопри­ятных с точки зрения как интимной дружбы, так и отношений делового сотрудничества.

Активаторы принадлежат к одной квадре, т.е. яв­ляются квадралами. Активатор, в определенном смыс­ле, похож и на дуала, и на тождественного, и на партнера по отношениям суперэго.

Оба участника активационных отношений — или экстраверты, или интроверты, иными словами, дан­ное отношение — гомовертное.

Активатор — зеркальный партнер дуала. Его силь­нейшая творческая функция резонирует не с тем эле­ментом, который требует неординарной информации» как это происходит в дуальной паре, а с иной сос­тавляющей психической структуры партнера, «пред­почитающей» стабильный положительный фон, ре­зультатом чего являются быстрый «перегрев», перег­рузка в межличностном взаимодействии: партнеры нуждаются в том, чтобы после интенсивного «завода» при кратковременном общении отдохнуть друг от друга.

С другой стороны, те аспекты, по которым акти­ватор создает стабильный, полностью адекватный си­туации фон, приходятся на такую психическую фун­кцию партнера, которая нуждается в более интерес­ных, неординарных посылах информации, сочетаю­щих эксцесс с непоколебимой уверенностью. В силу того создастся впечатление, что партнер по активационным отношениям «недотягивает», и действи­тельно, он объективно неспособен удовлетворить зап­рос так, как это делает дуал.

Чрезмерно обстоятельно, вплоть до занудства, ак­тиватор воспринимается в другом: он любит подроб­но разъяснять вещи, в которых вторым партнером понимание уже достигнуто самостоятельно. И эта особенность отношений активации прибавляет веса на чашу «активационной» утомляемости.

Наконец, в активационных отношениях имеется канал взаимодействия воочию отрицательный: фун­кция жесткого ограничения, так называемого фреймирования ситуации направлена на наиболее чувс­твительный, незащищенный элемент психической ор­ганизации партнера. Благодаря этой особенности, акти­ватор выглядит весьма жестким партнером, а при по­верхностном контакте (в общении малознакомых или вовсе незнакомых людей: типичная ситуация городской жизни) может даже восприниматься враждебно.28

_________________

Как видно из описанных особенностей активаци­онных отношений, партнер-активатор может надое­дать, раздражать, не удовлетворять и жестко ограни­чивать; тем не менее мы утверждаем, что данные отношения являются одними из самых интересных и приближенных к гармонии, уступая в этом плане лишь истинно гармоничным — дуальным отношениям и, быть может, тождественным.

Не только теория, но и сама жизнь показывают выдающуюся устойчивость активационных браков, а надо сказать, что браков такого типа немало, ибо активаторы притягиваются сильнее и находят друг друга чаще, нежели дуалы и даже тождественные.

Отдавая необходимую жертвенную дань отрица­тельным сторонам своих соционических интертипных отношений, супруги-активаторы находят друг в друге достаточный магнетизм, или, как говорят аме­риканцы, «химию», чтобы оставаться вместе, вновь и вновь обращаясь к взаимно притягательным чертам, которыми тоже богаты эти отношения.

Родитель-активатор воздействует на ребенка весь­ма интенсивно и строго, однако чрезвычайно важным положительным результатом такого воспитания явля­ется повышенный жизненный тонус, «заактивированность» чада, что, как правило, обеспечивает ему жиз­ненный успех.

Весьма желательным представляется и деловое сот­рудничество активаторов. От этого партнера очень легко научиться, перенять недостающие ценные ка­чества, пусть и не столь гармонизирующие, как ду­альные. Чрезвычайно интересно, что, несмотря на разительное несовпадение профессиональных сфер ак­тиваторов, соответственная жизненная ориентация мо­жет привести к несомненно талантливым достижени­ям в «активационной» вотчине,

Так, перу Жоржа Симонова (Дизайнера) принадле­жит ряд романов, тонкостью и глубиной понимания человеческой души достойных гения Психолога. В то же время, пронизанный неземным светом эстетизм Александра Грина (Психолога) ставит его на одну ступень с наиболее значительными певцами красоты — Дизайнерами, такими как Леся Украинка или Фран­суаза Саган.

С29

Отношения ревизии, в отличие от всех интертипных отношений, рассмотренных ранее, являют­ся асимметричными, или разноуровневыми. Это означает, что партнеры по ревизным отношениям пре­бывают в различающихся, неравноправных позици­ях. Данное обстоятельство отражено и в их именах: один из партнеров называется ревизором, второй — подревизным. Отношение ревизора к подревизному совершенно не совпадает с отношением подревизного к ревизору.30 Иногда удобно считать отношения ревизии распадающимися на два отдельных отноше­ния: ревизии (отношение ревизора к подревизному) и подревизии (отношение подревизного к ревизору).

Наиболее сильная психическая функция ревизора совпадает с самым слабым и болезненным компонен­том подревизного, так что генерируемые ревизором мощные потоки информации постоянно приводят под­ревизного в замешательство и ставят его в зависимое, подчиненное ревизору положение.

Самая сильная функция подревизного приходится на столь же сильный, хотя и менее творческий пси­хоинформационный элемент ревизора; недостаток по­лета воображения по этому элементу только способ­ствует нейтрализации информационных посылов под­ревизного. В то же время, благодаря этому взаимодействию адекватно оценивающий ревизор признает на­личие у подревизного определенных талантов.

Преимущество подревизного, опять-таки скорее до­садное, потому что оно минимально, прослеживается и в тех вопросах, которые для ревизора составляют предмет «общеобразовательного» интереса.

Слабая точка ревизора оказывается неуязвимой, так как соответствующая функция подревизного не отно­сится к зоне уверенности последнего и не в состоянии сгенерировать импульс, убедительный для ревизора.

Достаточно эффективное воздействие на партнера возможно для подревизного по сфере «небрежной уверенности»: ревизор по ней хорошо суггестируется, т.е. проявляет восприимчивость и даже сам тре­бует этого сорта информации. Вот только для под­ревизного фиксироваться на ней малоинтересно.

Тех же воздействий, в которых нуждается подревизный, ревизор предоставить ему не может, но ис­пытывает от этого не угрызения совести, а желание покритиковать несостоятельность партнера.

Болезненное несогласие обычно наблюдается по аспектам, которым подревизный превосходно умеет дать общую оценку, а ревизор остро фиксирует вни­мание на «ложке дегтя в бочке меда», чем перечер­кивает суждение подревизного.

«Господствующий» партнер создает вокруг себя сильное поле того или иного качества, нейтрализо­вать которое подревизный способен лишь мощными направленными вспышками, после чего ситуация воз­вращается к исходному состоянию, так что к кратко­временным атакам на ревизора приходится прибегать снова и снова, и это утомительно для подревизного.

_________________

Можно представить себе, во что превращается жизнь при близком присутствии ревизора, например в супружестве.

Подревизный перманентно пребывает в состоя­нии растерянности и фрустрации. Он, как правило, остро переживает свою психологическую зависимость.

Данным отношениям органически присущ антаго­низм, Однако игра ведется «в одни ворота», и попытки борьбы со стороны подревизного истощают его, не оставляя жизненных сил уже ни на что другое.

Все это очень напоминает предысторию психичес­кого заболевания, каковое и является реальным рис­ком для подревизного.

Неудивительно, что ревизные браки весьма часто заканчиваются разводом. Лучше, если такому сочета­нию выставить красный свет с самого начала. К со­жалению, зачастую ревизор, испытывая удовольствие от владения «жертвой», стремится к браку, а подре­визный не находит в себе сил противиться, так что «сладостный» союз кролика с удавом свершается. В дальнейшем вся сопутствующая атрибутика усугуб­ляется, и сохранить брак могут, по-видимому, лишь истинные садомазохисты.

Еще отчаяннее выглядит ситуация, когда ревизор — родитель. Ребенку-то деться некуда, а ревизия про­исходит более сильная и всепоглощающая, чем в от­ношениях взрослых.

На этом фоне более безобидным представляется обратный вариант: ревизор — ребенок.

Если у человека родитель — ревизор, то он, воз­ненавидевший ревизию всеми фибрами души, рано или поздно пойдет войной на ревизора-начальника. В остальных случаях сочетание босс-ревизор и сотрудник-подревизный реализуется вполне нормаль­но и даже естественно: формальная, должностная подчиненность усиливается подчиненностью пси­хологической.

Когда же, наоборот, босс — подревизный, ситуа­ция чревата конфликтом, ибо не каждый босс потер­пит психологическое превосходство подчиненного и не у всякого сотрудника достанет таланта понять, что быть соционическим ревизором руководителя — еще не повод к тому, чтобы пытаться им командовать.

О31

Отношения заказа, как и отношения ревизии, яв­ляются разноуровневыми. Один из партнеров, именуемый заказчиком, воспринимает другого — подзаказного32 — вовсе не так, как второй — первого.

Концентрация заказчика на определенной, ес­тественной для него сфере интересов приковывает внимание подзаказного и служит мощным инстру­ментом воздействия на него; в то же время, жиз­ненное поведение подзаказного отличается, с точ­ки зрения заказчика, широтой мышления, однако также и спутанностью, и, если можно так выра­зиться, бестолковостью.

Принципиальная уверенность заказчика в опреде­ленных вопросах бытия, в общем, нейтрально соче­тается с соответственной зоной «небрежной уверен­ности» подзаказного.

Одна из наиболее развитых психических функций довлеющего партнера, отражающая основную сферу его возможностей, резонирует с наиболее восприим­чивым, «впечатлительным» элементом подзаказного, тем самым заставляя его осмысливать определенную задачу, в чем и заключается принципиальный момент механизма заказа.

Усилия заказчика, сопряженные с его стремлением к определенному социальному имиджу, встречают объ­ективную и беспристрастную оценку подзаказного, так что на данном взаимодействии подчиненный партнер может позволить себе относительно «расслабиться».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Я и все остальные Начала соционики (2004 г.) Что лучше жить с завязанными глазами, или отчет

    Публичный отчет
    Что лучше - жить с завязанными глазами, или отчетливо видеть, что происходит вокруг? Что практичнее - принимать решения вслепую, или делать осознанный выбор? Известные специалисты в области прикладной соционики помогут вам по-новому
  2. Екатерина Сергеевна Филатова Личность в зеркале соционики

    Документ
    Соционика посвящена той структуре психики человека, которая не меняется на протяжении всей жизни, а также проблемам психологической совместимости людей.
  3. Анкерсмит Ф. Р. История и тропология: взлет и падение метафоры. 1994

    Реферат
    Работа известного нидерландского философа Рудольфа Анкерсмита, представляет собой собрание эссе, написанных в разное время и выстроенных в единую логическую линию размышлений, показывает обстоятельства возникновения, источники и эволюцию
  4. Функция общих законов в истории

    Закон
    1. Достаточно широко распространено мнение, что история в отличие от так называемых физических наук, занимается скорее описанием конкретных явлений прошлого, чем поиском общих законов, которые могут управлять этими событиями.
  5. Вера Израилевна Стратиевская Как сделать, чтобы мы не расставались руководство (1)

    Руководство
    Эта книга — руководство по поиску спутника жизни не по рекомендациям в популярных журналах, не по многочисленным гороскопам, а с позиций соционной природы человека.

Другие похожие документы..