Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Действующий профсоюзный комитет начал свою работу чуть более полутора лет назад, осенью 2001 года. Ситуация была такова: 30 членов профсоюза, единств...полностью>>
'Документ'
Александр Дмитриевич Градовский, историк права второй половины XIX в., профессор Санкт-Петербургского государственного университета, до сих пор незас...полностью>>
'Документ'
Приглашаем Вас принять участие в IX Всероссийской студенческой научно-практической конференции, которая состоится в Технологическом институте – филиа...полностью>>
'Документ'
Общество с ограниченной ответственностью «ЯЛТА-ТУРИСТ» (лицензия Государственной службы туризма и курортов от «16» февраля 2007 г., серия АВ № 303024...полностью>>

Молодежный радикализм как фактор девиантного поведения: социокультурный анализ 22. 00. 06 Социология культуры, духовной жизни

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Новиков Игорь Анатольевич

МОЛОДЕЖНЫЙ РАДИКАЛИЗМ КАК ФАКТОР ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ:

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ

22.00.06 - Социология культуры, духовной жизни

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп - 2009

Работа выполнена на кафедре философии и социологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального «Адыгейский государственный университет»

Научный руководитель: доктор социологических наук

Михайлов Андрей Павлович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Федоровский Александр Петрович

доктор политических наук, доцент

Жаде Зуриет Анзауровна

Ведущая организация : ФГОУ ВПО «Южный федеральный

университет»

Защита состоится 19 февраля 2010 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета. Автореферат размещен по адресу:

Автореферат разослан 18 января 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С.А. Ляушева

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Системный анализ уровня общественной безопасности современной России свидетельствует о катастрофическом нарастании ранее не типичных форм девиантного поведения, иных криминальных проявлений, связанных с агрессивным поведением националистически настроенных молодежных группировок по отношению к лицам иной национальности, либо расовой принадлежности. Факты насилия, включая убийства, на почве национализма стали злободневной темой для многих российских городов. Общественная опасность данного социального явления, отягощенного крайними формами жестокости, обуславливается не только вредоносностью последствий, но и наличием определенной мотивировки данных криминальных настроений. Мотивом, в данном случае, выступают не какие-то хулиганские побуждения, связанные с разного рода маргинальными проявлениями в молодежной среде, а конкретно обозначенная национальная неприязнь, базирующаяся на радикальной идеологии. Идеологизированность настоящих криминальных группировок определяет их стремление выглядеть сообществом с некоторым «оттенком» политической силы, а, следовательно, иметь возможность активно приобретать сторонников в среде сверстников.

Следует отметить, что в культурных стереотипах данных сообществ сегодня существенную роль играет идеология радикализма, имеющая многолетнюю, а то и вековую историю развития. Следовательно, процессы формирования группировок девиантной направленности на основе данной идеологической парадигмы, бесспорно, требуют пристального общественного внимания и глубокого научного исследования.

Как известно, радикализм - термин, обозначающий политические идеи и действия, нацеленные на коренное (радикальное) изменение существующих социальных и политических институтов.

В сегодняшнем российском обществе радикализм, бесспорно, представляет серьёзную угрозу личности, обществу и государству. В течение последних лет мы являемся свидетелями его эволюции, которая выражается в появлении ряда устойчивых тенденций, наметившихся в его развитии. Прежде всего, это тенденция глобализации. Большинство стран мира подверглись влиянию радикализма, как следствие - террористическим проявлениям. Носители радикальной идеологии, приемлющие террор в качестве аргумента в отстаивании своих убеждений, не стремятся к поиску ненасильственного пути решения вопросов посредством ведения диалога с государством, поиска разумного компромисса.

Пытаясь осуществлять диктат по отношению к государству, своими действиями радикалы противопоставляют себя всему обществу. Конечно же, основной целью их деятельности является стремление если и не изменения государственного, конституционного строя, то, как минимум, получения возможности устойчивого влияния на процесс формирования и принятия государственных решений, выработку внешней и внутренней политики страны.

Регулируя общественные отношения надо чётко представлять, что реакция социума на радикальные проявления далеко не спонтанна, она базируется на целом комплексе предпосылок, имеет характерные черты и, в достаточной степени, является предсказуемой. Например, неприятие терроризма порождает явление общественного противодействия ему. Когда и при каких обстоятельствах активизируется это явление, какие факторы определяют его развитие, как сделать эффективным диалог между обществом и государством в этой сфере, оптимизировать противодействие - ответы на эти вопросы находятся в поле нашего социологического исследования.

Бесспорно, общественно значимым является исследование явления общественного противодействия радикализму, изучение социокультурных механизмов коррекционного воздействия на него, в том числе наличие факторов, определяющих самодетерминацию этого явления. Может ли общество самоопределяться в выборе средств и методов, позволяющих противостоять крайне радикальным проявлениям, в какой степени оно зависит от поддержки со стороны государства?

Являются ли механизмы культурного противодействия терроризму инициативными, самозапускаемыми, исходя из его детерминации, или они вторичны и определяются только лишь с учётом активности позиции занимаемой органами государственной власти и управления? Ответы на эти вопросы, на наш взгляд, дадут возможность выработать эффективные меры предупреждения этого общественно-опасного явления, оптимизировать взаимоотношения общественных и государственных институтов, консолидировать здоровые силы общества, избежать пассивности в противостоянии данных явлений.

Общественное противодействие радикализму, провоцирующему новые формы девиантного поведения, в достаточной степени, является сложно структурированным и многоплановым социальным явлением.

Проблема конфликтности, распространения радикализма и экстремизма в России уже давно стала общей темой в обсуждениях политиков и политологов. Давно названы структурные причины этого явления, среди которых социально-экономические (системный кризис в экономике, сопровождающийся снижением жизненного уровня населения, в том числе безработицей), политические, социодемографические (нерегулируемая миграция), конфессиональные противостояния.

Но наряду с анализом этих причин необходимо исследование различных форм радикализма и оценка современных рисков его распространения по стране. Бесспорно, требуется создание институциональных комплексов общественного противодействия, системного научного подхода к данному явлению. Без активного регулирования данных процессов, без использования при этом всего социокультурного потенциала невозможно стабильное функционирование любого современного общества.

Степень разработанности проблемы. Разработка социокультурного ракурса анализа проблемы молодежного радикализма в современном российском обществе в настоящее время не реализована в системном виде. Это объясняется, во-первых, начальным этапом развития данного теоретического подхода в отечественной социологии, а, во-вторых, в связи с активизацией процесса детерминации данных практик лишь в последнее десятилетие.

Впервые политический радикализм был «открыт» К.Марксом, принят Ф.Энгельсом и продолжен В.Лениным. В разное время к радикализму обращались Г.Авцинова, М.Бакунин, А. Данилевский, Л. Кулчицкий, В. Леонтович, В. Леонтьев, С.Фомичев, П.Сорокин, И.Халий, А.Шубин, О. Яницкий.

Методологические истоки современных исследований радикализма и экстремизма восходят к работам Э. Дюркгейма, автора теории аномии Р.Мертона, концепциям социализации, разработанным Т.Парсонсом, представителями «чикагской школы» (А.Коэн и др.), современных ученых А. Алексеева, В. Истомина, П. Кобец и др.

Соединение двух проблем – дисфункциональных факторов процесса социализации, оказывающих огромное влияние на трансформацию его моделей, и исследование правокультурных девиаций несовершеннолетних - намечено в исследованиях Р. Коллинза, Р. Кларка, О.Н. Ведерниковой, Я.И. Гилинского и др. Изучение работ этих авторов помогает понять механизмы влияния социокультурной трансформации российского общества на ход и результат процесса социализации новых россиян. Содержание и смысл данной трансформации были подробно исследованы А.С. Панариным и С.Г. Кара-Мурзой.

Макросоциальные преобразования последних двух десятилетий как факторы активизации развития в молодежной среде девиантных и делинквентных практик на основе культурной трансформации, в том числе, на идеологической основе анализируются такими авторами как А. Артюхов, Е. Багреева, В. Журавлев, Т. Заславская, В. Каубиш, И. Кон и др.

Учитывая междисциплинарную специфику проблемы, следует отметить современных авторов (социологов, криминологов, психологов и педагогов), чьи труды стали теоретической основой проводимых нами исследований. Это, прежде всего, Я. Гилинский, В. Добреньков, А. Долгова, А. Клочкова, В. Кудрявцев, А. Эфендиев, А. Столяренко, исследующие проблемы правонарушений, аномии, правокультурных деформаций; исследователи в области ювенальной девиантологии - Ю. Алферов, В. Голубев, М. Стурова, авторы, внесшие огромный вклад в изучение проблем подростковой и молодежной девиантности и делинквентности, – Л. Беляева, С. Беличева, В. Ольшанский, В.Попов и др.

Диссертантом использованы результаты исследований конфликтов на Северном Кавказе, сыгравших дестабилизирующую роль для всей страны, состояния межэтнических отношений в южном регионе России, причин появления в Чечне ваххабизма и его распространения по всему региону, угрозы, которую несет исламистский экстремизм для верующих мусульман России (В. Авксентьев, М. Аствацатурова, З. Жаде, Ю. Волков, Х. Дзуцев, Н. Емельянова, А. Ерохин, А. Лукоянов, Е. Малышева, З. Мугадиев, В. Попов, С. Татунц).

В своей работе автор опирался на данные официальной статистики, результаты исследований различных социологических служб, материалы периодической печати.

Объектом исследования является молодежный радикализм как социокультурный феномен в современном российском обществе

Предметом исследования выступает социокультурная специфика воспроизводства радикальных взглядов современной молодежи в контексте социокультурного подхода к проблемам девиантного поведения.

Гипотезой исследования выступает предположение о том, что наметившаяся в настоящее время прогрессивная динамика преступных практик среди представителей молодежи на почве национальной и расовой ненависти является одновременно проявлением активной эскалации в социокультурные взгляды молодого поколения радикальной идеологии и дисфункции базовых коммунитарных институтов российского общества. В сложившихся социальных условиях разработка пакета мер, направленных на преодоление данных форм девиантного поведения, требует комплексного научного анализа детерминантов, обуславливающих их развития, включая культурно – историческое осмысление данного явления.

Целью диссертационного исследования является раскрытие социокультурной сущности молодежного радикализма в современном Российском обществе.

Для реализации поставленной цели выдвинуты следующие задачи:

- проанализировать культурно-историческое развитие идей радикализма;

- рассмотреть радикализм в условиях социальной транзиции общества;

- определить влияние социокультурного кризиса на радикальные настроения молодежи;

- исследовать радикализм как одну из форм развития девиантного поведения в молодежной среде;

- выявить факторы, влияющие на усиление молодежного радикализма в современном обществе;

- определить перспективы трансформирования социокультурных ценностных стереотипов молодежи.

Теоретико-методологическая основа исследования. Теоретическую и методологическую базу диссертации составляют: системный анализ, диалектический, исторический и логический подходы к явлениям и процессам общественной жизни. Автор опирался на междисциплинарный подход, широко использовал статистический метод. В работе учитывались теоретические разработки российских и зарубежных исследователей-социологов, этнологов, политологов, а также материалы, содержащиеся в официальных документах органов государственной власти России.

Эмпирической базой исследования являются данные официальной статистики и вторичный анализ результатов социологических исследований, опубликованных в научных изданиях. Социологический опрос проводился среди студентов Краснодарского юридического университета МВД России, Адыгейского государственного университета в мае – августе 2009 г. Проводилась квотная выборка, в ходе которой было опрошено 1685 студентов. Кроме того автором был проведен экспертный опрос, а так же контент–анализ материалов региональных и федеральных СМИ и мониторинг управленческих решений по проблемам ювенальной девиантности..

Научная новизна исследования определяется тем, что в ней:

- уточнены теоретические основы исследования молодежного радикализма в современной России;

- рассмотрена динамика развития идей радикализма в условиях социальной транзиции общества;

- выявлены социальные причины появления и развития радикальных
идей на Северном Кавказе;

- определена роль глобализации в усилении позиций радикализма;

- проведено обоснование идей радикализма как современного фактора развития дополнительных форм девиантного поведения;

- определены перспективы трансформации социокультурных симпатий молодежи.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Молодежный радикализм - это приверженность крайним взглядам и методам действий по достижению групповых целей различных молодежных организаций, при этом этнический, религиозный и другие компоненты выступают в неразрывной связи друг с другом.

  2. Современный радикализм, в особенности этнорелигиозный, является
    одним из проявлений компенсаторного процесса в глобализирующемся мире.
    В свою очередь, глобализация активизирует деятельность радикалистских групп. Эскалация экстремизма в северокавказском регионе является одним из локальных ответов глобализации, препятствием для модернизации российского общества.

  3. Молодые люди находятся в процессе активной интериоризации социокультурных норм и представлений. Драматичность событий на Северном Кавказе, множественность травмирующих ситуаций, концентрация внимания на очень узких сферах социальной жизни, ограниченность возможностей гармоничного развития личности, изменение наглядного набора идентичностей делают молодежь основным ресурсом для рекрутирования в ряды экстремистских группировок и террористических организаций.

  4. Явление молодежного радикализма на Северном Кавказе имеет в своей основе социальные, экономические, политические психологические корни: 1) системный кризис и разрушение Советского Союза, стимулировавшие этноцентризм и сепаратизм в Российской Федерации; 2) кризис коллективной идентичности и его социально-психологические последствия; 3) наслоения старых социальных неравенств на проблемы новой социальной дифференциации в регионе, особенности социально-профессионального состава автохтонных народов Кавказа и своеобразие природно-климатической среды, проблемы малоземелья и
    перенаселенности, безработица и незанятость населения, особенно среди
    молодежи, ставшей основной социальной опорой и действенной частью
    экстремистских группировок и террористических банд.

  5. Радикализация молодежи является особой формой девиантного поведения, лежащего в основе молодежной преступности. Молодежная преступность - специфический, но весьма точный индикатор состояния и тенденций развития мотивационных и ценностных структур поведения значительных социальных групп, показатель их реакции на социально-экономические изменения. Распространенность преступлений среди лиц молодежной возрастной группы, их качественные характеристики с определенными коррективами могут расцениваться как прогностические для всей преступности.

  6. В настоящее время наиболее серьезной является опасность распространения расизма в России и этнонационализма и религиозного экстремизма (ваххабизма) в республиках, вызванных отказом от учета региональной, прежде всего, этнической специфики региона, в проведении административной, политической, муниципальной реформ, особенностями структуры гражданского общества и его взаимодействия с властью. Адекватная оценка современных рисков и реакция на них предполагает региональную корректировку проводимых реформ и создание нормативной базы превенции расизма и этнонационализма на федеральном уровне.

Теоретическая и практическая значимость работы обусловлена, прежде всего, тем, что содержащийся в ней фактический материал, положения и выводы могут быть использованы при дальнейшем теоретическом осмыслении проблем радикализма как социального явления в российском обществе в целом и в северокавказском регионе в частности.

Результаты диссертационного исследования могут использоваться для научной коррекции деятельности социальных институтов, управленческих процессов в интересах укрепления единства страны, предотвращения сепаратизма, экстремизма и терроризма, преодоления кризиса и достижения стабильности, а также при чтении курсов лекций по социологии, этносоциологии, конфликтологии.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации докладывались и обсуждались на Всероссийских и региональных научно-практических конференциях, были опубликованы в научном издании и 6 научных статьях общим объемом 4,4 п. л.

Структура работы. Цель и задачи определили структуру диссертации, которая состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, рассматривается степень научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет, его методологические основы, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, показываются теоретическая и практическая значимость результатов исследования и их апробация.

В первой главе «Теоретико-методологические основания идей радикализма» рассматривается теоретическая сущность радикализма, исследуется культурная и историческая ретроспектива его развития, анализируется уровень трансформации радикальных настроений молодежи в транзитивном обществе. Автор подвергает анализу степень влияния социальных факторов на радикализацию культурных стереотипов молодежи, в том числе в условиях социокультурного кризиса.

В первом параграфе «Радикализм: генезис и типология» отмечается, что радикализм - термин, обозначающий политические идеи и действия, нацеленные на коренное (радикальное) изменение существующих социальных и политических институтов.

Автор, характеризуя историческую ретроспективу развития радикализма, отмечает, что политический радикализм подразделяется на два типа - правый и левый. Такое деление радикализма соответствует разделению на левые и правые политические идеологии и движения.

Истоки подобного деления восходят к Великой французской революции, когда на первом заседании Генеральных штатов в 1789 г. аристократы-монархисты сидели по правую сторону от короля, а антимонархически настроенные представители «третьего сословия» - по левую сторону от него. Эта традиция закрепилась в последующих французских парламентах, а затем была воспроизведена в других странах.

В России наибольшее влияние оказали Г.Гегель и Л.Фейербах, а позже О.Конт и К.Маркс. Философская критика религии в ее просветительской парадигме к 40-м гг. XIX в. в Западной Европе в основном выполнила свою функцию в качестве инструмента социальной критики и результировалась в гегелевском тезисе о «снятии» религии философией; фейербаховском сведении теологии к антропологии; контовском позитивизме, противопоставившем религии науку как основу социальной организации; в учении Маркса, представляющем собой единое, недифференцированное целое, в котором научные и практические вопросы тесно переплетают­ся. При этом учитываются и идеи мыслителей, оказавших большое влияние на Маркса: братья Бауэр, М. Гесс, П.-Ж. Прудон, М. А. Бакунин, Ф. Лассаль и др., так как они также были приверженцами радикализма.

В Соединенных Штатах Америки проблематика правого радикализма исследовалась такими известными представителями политологической, исторической и социологической мысли, как Д. Белл, М. Сеймур Липсет и Р.Хофстедтер.

В свое время Э.Фромм, изучая проблему человеческой деструктивности, так же выделил такие ее типичные для современности проявления, которые можно видеть в лозунге «порядок и закон» с призывами к ужесточению мер наказания за преступления, равно как и в одержимости некоторых «революционеров» жаждой власти и разрушения.

Изучение процессов этнической идентификации показывает, что подобные типичные черты, подмеченные Э. Фроммом, можно наблюдать в ментальности любого этноса, а не только российского, как это нередко пытаются представить дилетанты от науки в средствах массовой информации.

В данном параграфе диссертант отмечает воздействие современной российской ментальности на сознание и поведение молодежи, когда в условиях транзитивности российского общества в жизненной практике отсутствуют стабильные и завершенные социальные связи и взаимодействия, общие для членов общества представления, ценности и установки. Анализ действий трансформирующейся системы социальных институтов показывает, что их специфика функционирования в этих условиях оказалась мало приспособленной к новой действительности, а адаптация населения к новым ценностям, в том числе значительной части молодежи идет медленно и трудно.

Так же девинтогенным фактором является образовавшийся в постреформенном российском обществе комплекс противоречий между позитивными, традиционно сформировавшимися общественными нормами и стереотипами и нормами поведения отдельных субкультур (применительно к исследуемой теме речь идет о криминальной субкультуре).

Совокупность социокультурных установок, традиций и норм, составляющих основу, ядро национального характера и российской ментальности, как правило, не осознаваемые индивидами, детерминируют их сознание и поведение, в том числе при выборе политических стратегий властвующей элитой.

Двойственность политических взглядов молодежи подтверждают многочисленные социологические исследования. С одной стороны, она проявляет аполитичность. Однако это не только ее ментальная позиция, но и влияние социального института власти в его современном виде. Молодежь ощущает отчужденность, безразличие государства к молодому поколению, заигрывание с ней только тогда, когда это нужно государству. Кризис политической самоидентификации молодых очевиден и практически он не обеспечивает молодежи возможностей социально-политической активности. У современной молодежи сохраняются мифологичность сознания и социальные иллюзии.

Автором охарактеризовано внутреннее содержание культурных норм, которое является идеологическим основанием доминирующих в обществе правил, принципов, стереотипов поведения.

Во втором параграфе «Молодежный радикализм в условиях социальной транзиции общества» рассматриваются факторы, определяющие позитивную динамику развития радикальных проявлений как одной из форм девиантного поведения со стороны представителей молодежной среды, Автор выдвигает предположение, что одной из детерминантов данного явления возможно обозначить социальную транзицию общества.

В подтверждение своему предположению диссертант анализирует источники классической социологии, где влияние транзитивности на активизацию развития девиантных практик, исследовалось Э. Дюркгеймом, М. Вебером, Р. Мертоном, Д. Летоном, Л. Сроулом и др.

В параграфе также отмечается, что, по мнению некоторых упомянутых выше авторов, в процессе социализации личности, значимую роль призвано сыграть коллективное сознание. Коллективное сознание, согласно научной концепции Э. Дюркгейма, представляет для общества особую и предпочтительную ценность в условиях переходного состояния общества. Коллектив защищает себя от посягательства агрессивной личности, не считающейся с законами и обычаями, обретая в этой борьбе еще большее единство. Р. Мертоном активно исследовались социальные и культурные детерминанты девиантного поведения, социальная структура и степень ее влияния на индивида, демонстрирующего склонности к асоциальному поведению.

Рассмотрение проблемы правонарушений, как результата ослабления норм, регулирующих поведение в условиях социальной транзиции общества, просматривается так же в трудах М. Вебера и Т. Парсонса.

Нормы, основная функция которых - интегрировать соци­альные системы, конкретны и специализированы применительно к отдельным социальным функциям и типам социальных ситуаций.1

Т.Парсонс, адаптируя к своим целям дюркгеймовское понятие аномии, подчеркивал «состояние дезорганизации (переходности), при котором нормы, призванные координировать индивидуальное поведение, разрушены».

Исследования американской ретроспективы теории аномии как результата социальной транзиции определяют необходимость отметить таких ученых, как Р. Макивер и Х. Ласуэлл.

Так, Макивер понимал аномию как утрату чувства или смысла своей принадлежности, причастности обществу и общественным делам, а Х. Ласуэлл рассматривал аномию как недостаточную идентификацию той части личности, которое воплощает собственное Эго, с той, которая отвечает за связь с другими людьми.

Модификации либо расширения теории аномии Мертона были предложены, в частности, Р. Дабином, Л. Охлином, А.Когеном.2

Социальные изменения, происходящие в транзитивном обществе, в значительной степени провоцируют девиантные проявления, включая и формирование идеологии радикального толка, поскольку они не находят должного противодействия со стороны ослабленных, не функционирующих эффективно институтов социального контроля.

Автором приводятся исследования статистических показателей постсоветского периода в России. В частности, он отмечает, что прогрессивный рост уровня преступности несовершеннолетних в СССР стал наблюдаться с середины 80-х годов XX века. Так, с 1980 до 1990 года (за 10 лет) количество преступлений, совершенных подростками, возросло со 135074 до 223908 фактов. Причем, наиболее интенсивный рост наблюдался в 1988-89 годах. Однако, после распада СССР, за 4 года этого же уровня достигает подростковая преступность в отдельно взятой Российской Федерации, лишь на 257 фактов отставая от количества зарегистрированных преступлений во всех 15 республиках Советского Союза.3

В третьем параграфе «Развитие молодежного радикализма в контексте социокультурного кризиса» автор отмечает, что современные социологи характеризуют ценности как относительно общие, стабильные характеристики людей, изменяющиеся под воздействием экономических, социальных и других факторов, и направляющие своих носителей к определенным целям. В условиях общества переходного периода, процесс влияния на лиц с признаками девиации поведения более затруднен.

Политические и социокультурные изменения, происходящие в транзитивном обществе в значительной степени провоцируют девиантные проявления, поскольку они не находят должного противодействия со стороны ослабленных, не функционирующих эффективно институтов социального контроля.

Диссертантом делается ряд выводов: 1) ценности как определенные убеждения людей относительно целей, на которые они ориентированы, в процессе жизнедеятельности определяют поведенческую сторону культуры; 2) социокультурный кризис, вызванный коренными изменениями в обществе переходного периода, является фактором, трансформирующим систему нравственно-ценностных ориентаций личности, и, следовательно, оказывающим влияние на уровень культуры, как содержательной основы механизма правопослушного поведения;

Исходя из вышеизложенного, доказывается определяющее влияние последствий социокультурного кризиса на уровень правосознания подрастающего поколения, на степень рискогенности личностно-поведенческой модели социальных действий молодежи, на формирование факторов, определяющих тяготение личности к социально-порицаемым образцам поведения.

Проводя анализ факторов развития идей радикализма в молодежной среде в контексте социокультуного подхода, автор отмечает, что у молодежного радикализма есть две составляющие - сам радикализм, заложенный в социокультурном коде общества, и исторический контекст, в котором он реализуется.

Как известно, бесконтрольность социальных процессов в большинстве случаев сопровождается кровопролитием. Этот феномен обычно можно наблюдать в переходные, кризисные и смутные времена, когда неожиданно происходит девальвация понятных всем и общих для всех членов общества норм, ценно­стей и целей, а значит, разрушается устойчивость общества и оно подвергается угрозе распада, гибели4.

Членство в радикальных политических и религиозных группировках сегодня удовлетворяет подсознательное чувство протеста значительной массы молодых людей против тотальной коммерциализации всех сфер жизни общества, социального неравенства, коррумпированности чиновников. Экстремистские организации весьма успешно эксплуатируют подсознательную потребность молодых пассионариев в бескорыстном служении идее, в самопожертвовании, в стремлении к подвигу. Радикалы дают молодежи реальную возможность почувствовать себя дееспособной частью общества. Националисты предлагают вернуться к традиционным правилам общежития, использовать для разрешения конфликтов нормы обычного права (кровную месть и т.д.). Ваххабиты видят путь решения проблемы в неуклонном соблюдении законов шариата.

Принадлежность к радикальной политической организации автоматически снимает в неокрепшем сознании молодого человека многие "барьеры", связанные с законностью предпринимаемых им политических действий. Периодически возникающие на Кавказе межэтнические конфликты и военные столкновения обеспечивают радикальные политические группировки весьма перспективным "резервом" в лице воевавших в "горячих точках" молодых людей, привыкших к насилию и дисциплине.

Во второй главе «Детерминация форм радикализма в развитии девиантности молодежи» автор рассматривает молодежный радикализм как самостоятельный фактор в концепции теории отклоняющегося (девиантного) поведения, отдавая предпочтения социокультурному подходу к проблемам молодежной и подростковой девиантности.

В первом параграфе «Социокультурный анализ радикализма в поведенческих моделях» утверждается, что если государственное устройство (унитарное или федеративное) и политический режим (демократический или авторитарный) соответствуют этнической и конфессиональной структуре населения в полиэтничном государстве можно говорить о прочной основе этнополитической стабильности. Если не соответствует, то это государство в результате действий радикальных политических сил, выступающих под лозунгами соблюдения прав народов (этнических групп), в особенности, права на самоопределение, неизбежно распадается по этническому принципу.

Если рассматривать проявления радикализма и экстремизма как вид девиантного поведения в конкретном обществе, то для анализа этого явления можно применить концепцию социализации (А. Коэн), теорию аномии (Р.К. Мертон), теорию конфликта культур (А. Коэн, Р. Клоуард, Л. Олин), концепцию стигматизации (Э. Леммерт, Г. Беккер, Э. Гофман), теорию социального контроля (Э. Дюркгейм). Но анализ современной ситуации осложняется тем, что мировое сообщество вступило в особый период интенсификации взаимного влияния различных культур, этносов, финансовых и политических групп.

Одним из элементов напряженности стало то, что при всплеске религиозного самосознания в постсоветский период, а для нашей страны характерна достаточно жесткая связь между этническим и религиозным факторами, не удалось оперативно наладить механизмы регулирования этой сферы социальной жизни. Этнические группы России постепенно втягиваются в орбиту международных этнорелигиозных процессов.

Неустойчивая экономическая ситуация, отсутствие четкой системы общенациональных ценностей, разрушение общественных связей и другие факторы, характеризовавщие страну в переходный период, в первую очередь отразились на молодом поколении. И, как следствие такого воздействия, остро встает проблема молодежной (подростковой) преступности, особенно ранее не типичного ее проявления – создание преступных группировок радикального толка.

Во втором параграфе «Условия формирования радикальные взгляды молодежи» отмечается, что молодежная субкультура является искаженным зеркалом взрослого мира вещей, отношений и ценностей. Эффективность культурной самореализацию молодого поколения в больном обществе определяется культурным уровнем других возрастных и социально-демографических групп населения России.

Опираясь на исследования В.В. Морозова и А.П. Скробова5, автор выделил следующие противоречия социализации молодёжи за последний период.

Современные требования молодёжи к обществу

и реальность нашего общества

Объективно усложняющиеся общественные отношения, всё возрастающие требованиями со стороны общества к социализации и воспитанию молодого поколения

недостаточное использование социально-экономических, идеологических, политико-воспитательных средств воздействия на человека.

Стремление видеть общество процветающим

современная социальная и экономическая нестабильность.

Стремление к демократии и гуманизму

оставшиеся административные методы воспитания.

Непрерывность процесса социализации и культурного воспитания

остаточная система финансирования государственных культурных и воспитательных учреждений.

Определённая система ценностей

неопределённость в условиях существования одновременно «старых» и «новых» ценностей.

«Каждому по труду»

бесполезность честного труда.

Потребности в высоком благосостоянии

возможности государства удовлетворить такие потребности.

Соответствие слова и дела

социальная незащищённость при общем курсе на правовое государство.

Диссертант утверждает: причина образования молодёжных субкультур — недовольство жизнью, а в социологическом аспекте — кризис общества, неспособность его ответить базовым потребностям молодёжи в процессе её социализации. В этом заключена причина сугубо молодёжного состава неформальных объединений.

Процессы глобализации, затронувшие Европу за последние десятилетия, не могли не оказать непосредственного влияния на социоультурное самосознание российского человека. Еще Э. Дюркгейм одной из главных причин преступности называл патологию потребительства, когда проявляется ненасытная жажда наживы.

Средства массовой информации оказывают чрезвычайное влияние на формирование сознания молодого человека. Например, по результатам социологического опроса, проведенного силами студентов Международного университета бизнеса и управления (январь 2004 г.) о том, какую роль играют средства массовой коммуникации в формировании агрессивного поведения членов социума (на примере жителей Москвы), было получено, что информацию, получаемую из зарубежных источников, оценивают как агрессивную 39,2% респондентов. 45,4% опрошенных считают агрессивными новостные зарубежные программы и 21,2% обозначают таковыми художественные фильмы.

В третьем параграфе второй главы «Векторы трансформации социокультурных ценностей молодого поколения» отмечается, что теория субкультуры (Э. Сазерлэнд, Д. Кресси и др.) утверждает, что некоторые группы или субкультуры одобряют преступление или придерживаются ценностей, влекущих совершение преступления. Основой взаимодействия людей, осуществляющих девиантные поступки, является криминальная субкультура, которую социологи называют и "второй жизнью", и "асоциальной культурой" и "социально-негативными групповыми явлениями" (В. Пирожков, А. Подгурецкий и др.).

Криминальная субкультура, аккумулируюшая в себе духовные и материальные ценности, структурирует и упорядочивает деятельность членов преступных сообществ, способствует преемственности враждебных обществу ценностей разными поколениями. Основными характеристиками преступной субкультуры является и враждебная обществу деятельность и закрытость от непосвященных и целым набором своих собственных ценностей.

Социологи выделили четыре группы субкультур:

1) группы, безоговорочно принимающие все или большинство преступлений и осуждающие все виды поведения, принятого в обществе;

2) группы, поощряющие лишь некоторые формы преступности;

3) группы, оправдывающие преступления при определенных условиях;

4) группы, не одобряющие явно преступления, но разделяющие ценности преступников.

Переход к рыночным отношениям стимулировал внедрение идеи быстрого обогащения любыми средствами. Преступные принципы не представляют собой нечто застывшее и не способное к видоизменению. Преступная субкультура имеет несколько пластов.

Традиционный пласт заключает в себе основные традиции и предписания поведения девиантного индивида. Этот пласт несовершеннолетним понятнее всего, поскольку он строго и однозначно регламентирует их жизнь до мельчайших нюансов. Они нуждаются в этом, благодаря юношескому максимализму, не допускающему полутонов в отношениях. При этом традиции, объединяющие членов преступной группировки, отличаются с одной стороны всеобщностью, а с другой своеобразием свойственным лишь данной общности.

Следующий пласт преступной субкультуры подвергается изменениям вследствие изменения социальной ситуации. Рыночные законы проникают и в преступный мир. Сегодня положение "авторитетного вора" можно приобрести за деньги, в то время как ранее этого почти не наблюдалось. В субкультуре преступного мира прослеживается и рост "аномии" преступного сообщества, т. е. индивиды, нарушают соответствующие этому сообществу законы, за что подвергаются преследованиям уже со стороны других представителей этой субкультуры.

Само совершение девиантного поступка имеет для несовершеннолетних особое значение. Чем "круче" выполнено асоциальное действие, тем больший интерес оно вызовет как со стороны девиантного окружения, так и со стороны общества. Ценность труда у делинквентов также девальвируется. Результаты опроса 2008 г., касающиеся традиционных ценностей россиян, показали, что даже у недевиантной части населения ценность труда в сознании занимает далеко не первое место.

Что же касается тех, кто придерживается позиции нарушителей общепринятых правил, для них характерно явное отрицание труда как ценности.

Д. Матца и Дж. Сайкис, размышляя о происхождении девиантных субкультур, выделили основной причиной их возникновения деформацию приоритетов в сознании индивида. Ценность жесткой позиции в отношении других членов социума существует и не в девиантных субкультурах, но в последних она приобретает доминирующее значение, расширяя возможности применения насилия в тех случаях, когда оно не должно применяться ни в каких формах.

В «Заключении» подводятся итоги исследования, определяются перспективы дальнейшей разработки проблемы, обозначенной в диссертации, предлагаются практические рекомендации.

Результаты исследования представлены в следующих публикациях

Статьи из перечня ведущих научных журналов и изданий ВАК

1. Новиков И.А. Радикализм современной России и его влияние

на социокультурные взгляды молодежи [ Текст] / И.А. Новиков //

Вестник АГУ. Вып. № 8. Серия « Регионоведение: философия,

история, социология, экономика, юриспруденция, политология,

культурология». - Майкоп, 2008. – 0,4 п.л.

Научные статьи, доклады, тезисы

2. Новиков И.А. Формы социального противодействия радикализму в

современной России. [ Текст] / И.А. Новиков // Материалы

Всероссийской научно-технической конференции ( Гуманитарный

сектор ). Сборник научных статей, Ставрополь. Изд-во СВВА, 2006. –

0,2 п.л.

3. Новиков И.А. Специфика социокультурного подхода к анализу

проблем развития идей радикализма в молодежной среде [ Текст] /

И.А. Новиков // Девиантное поведение и интернет ( Опыт

социологического анализа) Сборник научных статей. М.: Институт

социологии РАН, 2008. - 0,3 п.л.

4. Новиков И.А. Исследование молодежного радикализма в ситуации

социокультурного кризиса (тезисы) [ Текст] / И.А. Новиков //

Феноменология и профилактика девиантного поведения Материалы

Третьей Всерос. науч.-практ. конф., 29-30 октября 2009 г.

Краснодар: Краснодарский университет МВД. - 0,2 п.л.

5. Новиков И.А. Молодежный радикализм в условиях

мультикультурализма: тенденции и перспективы развития [ Текст]:

Научное издание / И.А. Новиков // . Краснодар: Краснодарский

университет МВД России, 2009. – 3,0 п.л.

6. Новиков И.А. Молодежный радикализм в современном поликультурном

обществе. [Текст ] / И.А. Новиков // Молодые голоса в науке. Вып. №15.

Майкоп: АГУ, 2009. – 0,3 п.л.

7. Новиков И.А. Современные радикализационные процессы: пути общественного противодействия / И.А. Новиков, А.П. Михайлов // Наука-2009: Ежегодный сборник научных статей ученых и аспирантов АГУ. – Майкоп: изд-во АГУ, 2009. – 0,5 п.л. (0,3 п.л.).

1 Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997. - С. 18.

2 См. Аномалии социума….54.

3 Положение детей в СССР. 1990. Изд-во «Дом». М.: 1990.

4 Преступление и наказание: криминализация России как социально-политическое явление: материалы дискуссии. – М.: Альфа-М, 2004 (Серия: «Научные семенары · Круглые столы · Дискуссии»). Вып.3. С.10.

5 В.В. Морозов, А.П. Скрябов. Противоречивость социализации и воспитания молодёжи в условиях реформ. //Социально-политический журнал. 1998. №1.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа кандидатского экзамена по специальности 22. 00. 06 «Социология культуры, духовной жизни»

    Программа
    Настоящая программа кандидатского экзамена по специальности «Социология культуры, духовной жизни» ориентирована на освоение соискателем понятия культуры, рассмотренной через призму социологического подхода, в соответствии с которым
  2. Программа минимум кандидатского экзамена по специальности [Социология культуры, духовной жизни] по социологическим наукам

    Программа
    Настоящая программа кандидатского экзамена по специальности [Социология культуры, духовной жизни] ориентирована на освоение соискателем понятия культуры, рассмотренной через призму социологического подхода, в соответствии с которым
  3. Социология в россии под редакцией в. А

    Документ
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  4. Институт социологии социология в россии

    Литература
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  5. Диалог культур и цивилизаций

    Документ
    Д 44 Диалог культур и цивилизаций. Материалы X Всероссийской научной конференции молодых историков. Тобольск: Изд-во ТГПИ им. Д.И. Менделеева, 2009. – 198 с.

Другие похожие документы..