Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Библиографический указатель'
Перед вами очередной выпуск библиографического указателя «Молодежь в современном мире». С 2008 года наши указатели выходят только в электронном виде ...полностью>>
'Документ'
Знакомьтесь: я – Позднякова Анастасия. Родилась и живу вот уже 17 лет в небольшом районном центре, в г.Калининске Саратовской области. Я часто спраши...полностью>>
'Рассказ'
Председатель Комитета Госдумы по бюджетам и налогам Юрий Васильев рассказал корреспонденту журнала «Главбух» о готовящихся изменениях в Налоговый коде...полностью>>
'Урок'
Официальные оппоненты: академик РАО, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, профессор Колягин Юрий Михайло...полностью>>

Гагарина Повесть «…Олинь-болинь, джимпу-римпу, кай, вей, бонкс!»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Александр Никишин

ИНКУБАТОР,

или

Необыкновенные

приключения

Юрки Гагарина

Повесть

«…Олинь-болинь,

джимпу-римпу,

кай, вей, бонкс!».

(Детская считалка).

«О с т а н к и н о. Район на Северо-Востоке

Москвы».

(«Википедия»).

Глава 1.

«Таких не берут в космонавты!»

1.

В тот вечер 17 августа Москва изнывала от жары. Температура била рекорды лета – сорок семь градусов в тени! Плавился асфальт, высыхали фонтаны. В автомобильных километровых пробках кипели перегретые двигатели. Врачи констатировали, что количество тепловых ударов увеличилось в 70 раз по сравнению с августом прошлого года. В атмосфере копилась отрицательная энергия и молодой писатель Юрка Гагарин, однофамилец первого космонавта СССР, был абсолютно уверен, что это не к добру.

Распахнутые окна и три вентилятора от жары не спасали. Лопасти гоняли по квартире тяжёлый горячий воздух. Единственное, что чуть-чуть помогало – пиво. Холодное разливное пиво! За ним Юрка ходит в «стекляшку» на Первой Останкинской улице. Сам живёт на двадцать первом этаже дома № 48 по улице Академика Королёва. Вниз он ехал с Наташей Васнецовой, которая жила двумя этажами ниже, и считалась в Останкино первой красавицей и о ней даже писала районка «Звёздный бульвар». Это была высокая голубоглазая блондинка в белом открытом платье и красных туфлях на высоком каблуке. Она была очень женственная, из-за чего казалась даже хрупкой. Впрочем, внешность её обманула всех. Хрупкая на вид женщина, узнав, что муж-банкир изменяет ей направо и налево, набила ему морду и вышвырнула из квартиры. Так все судачили.

Может, и враньё, думает Юрка. За что купил, за то, как говорится, и продал. Факт в том, что банкир тут больше не живёт, а банкирша работает продавщицей в подвальчике «Продмаг», который размещается в левом крыле их дома.

2.

У подъезда Юрка здоровается с Андреем Андреевым. Сосед, подняв капот видавшей виды «Волги», ковыряется в поисках поломки. Он старше Гагарина лет на двадцать, но выглядит молодо из-за того, что одевается по моде семидесятых годов – клеша, приталенный батник и носит длинные до плеч волосы такого яркого пепельного цвета, что кажется седым. Сейчас на нём синий халат, в зубах папироса, а руки чернее грязи. Он приветствует Юрку звоном гаечных ключей и традиционным:

- Привет героям космоса! – Подмигивая вслед молодой женщине, спрашивает. – Наташку клеим?

- Не в моём вкусе, - парирует Юрка.

- Ну да, - изрёк ироничный Андреев, - съесть-то то он съест, да кто ж ему даст? Такие девушки, дорогой Юра, поверь моему опыту, любят кошельки, а у тебя – что? Кошёлка! Да и та пустая.

- Какие наши годы!

- В смысле, была пустая пустая, будет полная? Утешает! А мы куда?

- За пивом.

- Ударим пьянством по алкоголизму? Кстати, о пиве. Прочитал, что если к пятидесяти не стал богатым, не разбогатеешь уже никогда. А кстати, как твой роман?

- Какой? «Наполеон и Жозефина»?

- Не понял, - удивляется Андрей. - Вчера ты писал «Цезарь и Клеопатра»?

Ну да, думает Юрка, а позавчера был «Брежнев и Полина», о том, как будущий генсек привёз с войны походно-полевую жену и представил своей Галине. Просто Юрка никак не выберет, какая тема ему ближе. Если честно, его от всех его персонажей давно тошнит. Хуже нет, когда пишешь для заработка. А Юрка пишет исключительно ради него. Так он ищет способ обмануть судьбу. Уходя от Юрки, его жена Лена бросила в сердцах: таких не берут космонавты! Я думала, что выхожу замуж за будущего Нобелевского лауреата, а ты – кобелевский! Он так и не понял, почему «кобелевский», по бабам он был не ходок, ну там, разок-другой, так ведь, не застукала же. Видимо, это было сказано ради красного словца. Впрочем, обозвала ещё неудачником. В отличие от героического однофамильца с его легендарной, облетевшей весь мир, улыбкой. А с другой стороны, если сегодня в стране деньги главное, а у Юрки в 26 лет их нет и не предвидится, какой же он удачник?

Билл Гейтс в его годы миллионами ворочал, а Юрка никак не может вылезти из долгов! А их у него - хоть вешайся! Часть заимел, когда пристрастился к посещению казино, их при Лужкове ещё позакрывали, часть, прогорев в кризис 2008-го года на акциях. Отдавать надо, а отдавать нечем.

Лихорадочно прикидывая, на чём можно заработать, Юрка вспомнил, что когда-то подавал литературные надежды. Потом ушёл в бизнес, где и прогорел. Теперь же, за что Юрка не берётся, больших денег заработать не получается. Решив тряхнуть стариной, он снова сел сочинять, связался со знакомыми издателями. Один из них, завернув очередной Юркин роман о любви, сообщил, ни на что не намекая, что ироническая проза, в которой Юрка был когда-то силён, нынче не «катит».

- Хорошо, а что «катит»? – спросил Юрка, еле себя сдерживая.

«Катила» и очень даже хорошо литература, для которой не нужны были сильно продвинутые мозги – фантастика, дамское чтиво, а также книжки-рекомендации по правильному рациональному питанию, чтобы на еде экономить деньги.

Фантастику, несмотря на свою «космическую» фамилию, Юрка терпеть не мог, на дамское чтиво его тексты не тянули, а о правильном, тем более, рациональном питании, он и вообще не знал. С уходом Ленки питался не просто кое-как, а вообще, можно сказать, никак. Кофе, консервы в томате и макароны. Макароны он варит на целую неделю в кастрюле, напоминающей размером старинный советский бак для кипячения белья. Остатки макарон Юрка запихивал в холодильник и питался ими, когда запах кофе начинал вызывать тошноту.

В цене были также исторические романы про судьбы диктаторов. Наподобие тех, что плодил Эдвард Радзинский. Эта информация Юрку воодушевила, Радзинский, по его мнению, не бог весть что, можно и лучше. Историю Юрка знал более-менее, так как выперли его всё-таки не с первого, а с третьего курса исторического факультета МГУ, и кое-чему он там научился. В общем, будучи уверен, что на этом поприще ему светят и слава, и деньги, Юрка пообещал издателю сочинить парочку коммерческих романов на историческую тему. Но, сказать, не значит сделать. Романы у него почему-то не шли.

3.

- А что с твоей тачкой? – уходит Юрка от неприятной темы.

Соседская «волга» перегрелась в «пробке». Во двор её притащил буксировщик из компании «Ангел». Свои последние деньги Андрей отдал за перевозку, поэтому машину ремонтирует сам. Юрка вздохнул: товарищ по несчастью! Если что, у Андрея одолжить не удасться.

- Жарко, - сказал Юрка, чтобы не молчать и посмотрел из-под руки на небо. Дождь не предвиделся ни сегодня, ни, судя по всему, ни завтра, а может и вообще никогда.

На голубом небе нет даже крохотного облачка. Небо такое чистое, словно облака разогнали специально, как это было при мэре Лужкове. Вокруг телебашни дрожало жирное марево, преламывая её чёткие контуры. Горячий воздух, исходящий от боков башни, ощущался почти физически. Внезапно высоко-высоко, в самом зените блестнула маленькая яркая точка, словно вспышка маячного огня. Погасла и появилась снова.

- Что это? – спросил Юрка, глядя в небо. Сосед тоже задрал голову.

- Где? А, блестит, вижу! Какой-нибудь «Боинг».

- Вряд ли, - говорит Юрка, - так высоко самолёты не летают. Инверсионного следа нет, а у реактивных всегда есть след.

Пригляделся внимательнее:

- Да и фигня эта на месте стоит, посмотри.

Сосед махнул рукой: некогда, скоро, мол, стемнеет, а мне поломку искать, и Юрка, забыв про блестящую точку, пошагал в магазин. Охранник парковки дядя Коля попросил закурить. Обсудили жару, стоимость потребительской корзины, которая росла со страшной скоростью. Дядя Коля любит понудеть на тему «что за жизнь настала?». Мимо шёл сосед с 22-го этажа по фамилии Воровский, который прогуливал сына и собаку – огромного и злобного ротвеллера; тот тащился, вывалив язык, на очень коротком поводке и страшно был этим недоволен.

Воровский и Юрка поприветствовали друг друга, и Юрка, дав проехать неуклюжему «Инфинити» чёрного цвета, пересёк Первую Останкинскую улицу. Он двигался по направлению к гастроному с романтическим названием «Анастасия», которую местные алкаши именуют «Анестезия».

Тот же джип «Инфинити» снова пересёк ему дорогу, свернул перед магазином в глубь двора и остановился. Из машины, озираясь по сторонам, вышел Юркин сосед по подъезду Пётр Борисович Бугровский, богач и, как судачили в доме, бандит. Зачем-то высоко поднял воротник пиджака, и, делая вид, что Юрку видит первый раз в жизни, побежал через Первую Останкинскую. Странно, думает наблюдательный Юрка, чего это он не свернул в наш подъезд, а двинулся в глубь двора? При этом убыстряя шаги, оглядываясь, и, судя по всему, страшно боясь, что его узнают. Юрка пожал плечами: ну и домик у них, сплошь тайны Мадридского двора!

На пути из «стекляшки» его чуть не задавил красный открытый «феррари», из которого долбал на всю катушку раздирающий мозг рэп. Машина разразилась презрительным рёвом клаксона, напугала. Юрка оступился от неожиданности и чуть не упал, загремев пивными бутылками. В кабине сидел молодой богач с тринадцатого этажа по имени Лёха. Левой рукой он держал руль, а правой обнимал голые плечи красивой девушки из третьего подъезда их дома.

Её имени Юрка не знал, но слышал, что папаша купил ей квартиру, из которой выехала популярная актриса и телеведущая. Актриса постоянно скандалила с мужем, и многие были свидетелями, как он кидал из окна ночной горшок, угодивший точнёхонько в лобовое стекло её «лексуса».

Лёха кинул на Юрку взгляд, в котором читался такой вот месседж:

- Ты лох с кошёлкой, хоть и Гагарин. Уступай дорогу, знай своё место!

Этот взгляд испортил Юркино настроение, кому хочется сознавать себя лузером?

Глава 2.

Наташка. Не родись красивой

1.

Наташка Васнецова докрашивала стенку в подсобке «Продмага», где работала пятый месяц продавщицей. Ночью тут взорвалась трехлитровая банка с просроченным томатным соком и хозяин магазина Ахмет, свалив всё на неё, потребовал, чтобы она делала ремонт за свой счёт.

Наверняка, он не был бы столь строг и категоричен, не тресни его Наташка три месяца назад в глаз, когда он полез к ней под юбку. Взял и полез, без всяких эмоций, объяснений, как будто Наташка – его безгласная собственность или овца, и должна трепетать от радости, что этот черномазый обратил на неё внимание!

Для Ахмета та затрещина была серьёзным уроком и ценным опытом. До этого момента он достаточно примитивно воспринимал московскую жизнь. В его представлении русская женщина должна была безмолвно и с придыханием сносить все его желания и даже опережать их. Так, во всяком случае, было все двадцать лет, что он работал в московской торговле, приехав сюда из Дагестана. Никогда за эти годы русские девушки, даже самые красивые, получавшие от него зарплату, не отказывали ему ни в чём, удовлетворяя самые смелые его фантазии. Не то, что ударить, Боже упаси, слова сказать боялись, и он мог делать с ними всё, что угодно, разве что не на тот свет отправить.

Наташка, конечно, потрясла Ахмета. Эта длинноногая красавица-блондинка с пушистыми ресницами, мало того, что совершенно его не боялась, так ведь, как он предположил, даже и не уважала. Двинула ему по мордасам, юбку оправила и снова принялась за работу, как будто он не начальник ей, а шкодливый пацан. От её удара что-то переклинило в голове Ахмета. Даже и не попытался ей ответить, хотя внутри его всё кипело.

Но и Наташке, надо сказать, сказочно повезло, что не было свидетелей того унижения, которое она нанесла гордому кавказцу, воспитанному в лучших традициях своего высокогорного аула, где женщина знала свое место. Но повезло ей и с Ахметом, который, пройдя муштру ещё советской армии, что-то понимал в жизни.

Когда тот глянул в её глаза, намереваясь проучить эту русскую стерву, он понял, что с кем-кем, а с ней лучше не связываться. Это были глаза пантеры, которая готовится к смертельному прыжку. Буркнув что-то типа, уходя, гаси свет, Ахмет ретировался, сделав вид, что ничего не произошло.

Он был человеком гибкого от природы ума, недаром прижился в Москве и даже сумел наладить торговый бизнес на зависть землякам из своей высокогорной деревни и имел пять продовольственных магазинов в разных районах Москвы. Продавщицей Наташка была неплохой, к работе относилась ответственно, а воровать – Боже упаси! Скорее себе руку отрубит, очень принципиальная! Такой сотрудник был нужен Ахмету, а найти в Москве просто женщину, готовую на всё, было проще-простого. Не проблема. Но, поскольку Ахмет мужчина с Кавказа, он не мог взять и сделать вид, что ничего не было. Поэтому стал доставать её мелкими придирками и нотациями, от которых Наташке не жарко и не холодно. Не пристаёт и – слава Богу!

В магазине было душно, пахло краской и перегаром от спящего сторожа деда Васи. Наташка решила открыть форточку, которую не трогали с прошлой зимы. Поставила табуретку, ножом срезала с рамы липкую ленту и паралоновый утеплитель. В форточку была видна телебашня, освещаемая огнём прожекторов. Над ней высоко в небе мигнула серебристая точка и стремительно покатилась вниз, осталяя светящийся огненный след.

- Комета! – подумала Наташка. – Или звездочка упала? Загадать желание?

А желание было только одно: быстрее закончить уборку-покраску и идти домой. Вспомнились слова старой песенки:

Ты видишь, пролетает звёздочкой ракета,

А это добрая примета,

По всем приметам нас нашла любовь!

Да уж, любовь! У её матери на всё одна присказка: не родись красивой, а родись счастливой. Как в воду глядела. Со вторым у Наташки были проблемы. Красоты у неё – хоть отбавляй. Все до единого мужики, проходившие мимо, непременно оглядываются. Не важно, сколько им было – 70 лет или 17. Все теряют головы, глядя на неё и готовы выполнить любое её желание. Но вот счастья-то и нет у Наташки.

2.

Первый её муж с женским именем Валя тот еще козёл оказался. Был директором «ВАМ-банка», название которого расшифровывалось, как «Валентин Анатольевич Мундров», спонсировал конкурсы красоты, разные «мисс грудь», «мисс ноги», «мисс попа». Возвращался глубоко ночью, усталый и разбитый. Валился в кровать, засыпая на ходу. Наташка верила: много работы, кризис, высокая конкуренция на рынке банковских услуг. Индексы Доу Джонса и Насдага то взлетают, то падают, по телевизору об этом всегда говорят, ты же смотришь телевизор. Это он ей впаривал. Ты пойми, говорил Наташке муж, за ними – глаз да глаз, день и ночь надо следить за индексами, очей не смыкая, через специальную банковскую аппаратуру. Не уследишь, пиши пропало, упадут и не поднимешь. Я - без штанов, ты - без мужа и достатка, к которому Наташка, если честно, быстро привыкла и уже не представляла, как это – «стрелять» пять тысяч до получки.

Да и что такое получка, просто забыла. Муж раз в квартал выдавал толстую пачку денег со словами: скажешь, когда будут кончаться. Она клала их в шкаф и брала столько, сколько ей было надо – на одежду, косметику и еду.

Так бы всё и шло дальше, день за днем, месяц за месяцем, год за годом. Скорее всего, Наташка родила бы ребенка от мужика с женским именем Валя, а, состарившись, смирилась бы со своей ролью одинокой женщины при муже, если бы не красавица-подружка Зинка-разведёнка из 8-го подъезда. Встретились они случайно в модном ресторане «Сохо» напротив Киевского вокзала через Москва-реку, возле которого Наташка, нагруженная сумками от «Фигуччи» и «Револьдино», припарковала свой двухдверный джип-милягу по имени «Вранглер», чтобы выпить свежевыжатого, модного в том сезоне брюквенного соку и съесть диетическую котлетку из эспарагоса и топинамбура.

Подружка, бросившая двенадцатого (или сто двенадцатого) мужа и обедавшая в «Сохо» с очередным любовником из женатых и состоятельных, открыла этой наивной дуре её глаза и на большой мир, и заодно - на её муженька. На вопрос: как ты терпишь его ночные приходы, Наташка ответила искренне: Зиночка, ты что! Как это «терпишь»? У Вали так много работы, ведь индекс Дон Джонса то поднимается, то падает! А ещё этот, Нас чего-то там, Даг или Дог.

Ну, Зинка ей все и объяснила. Что поднимается индекс у её Валентина на блядей, а на жену падает, если уже и вообще не упал, раз она такая доверчивая дура-дурища, что во все сказки верит. Дура, говорила Зинка, которая отлично знала всю специфику жизни женатых и состоятельных, какие ночные переговоры, какие Дон Джонсы, встречи с партнерами до пяти утра, открой глаза, дитя природы! О кобелизме твоего дона-мужа легенды ходят по Москве, а ты ничего не знаешь и не хочешь знать! Я тебе могу назвать имена по меньшей мере двадцати девчонок, которые переспали с ним только за последние полтора месяца! Да весь конкурс красоты «Мисс грудь». Который он спонсировал!

Милая, - говорила она Наташке, жалея её, - над тобой вся Москва потешается, святая ты простота!

«Sancta simplicitas», - зачем-то перевела Наташка, вспомнив лекции по латыни. В ту же ночь, как обычно уложив уставшего муженька одного в кабинете, не веря в инсинуации Зинки и считая слова подружки элементарным наговором, продиктованным завистью к её обеспеченной жизни, полезла в карманы Валиного пиджака и нашла распечатку его расходов по кредитной карте: через день он снимал номера в пятизвездочной «Пенте» на Олимпийском проспекте; туда же, судя по распечаткам, было принесено много бутылок шампанского, презервативов, тонны деликатесов и сладостей. И зачем-то гигиенических прокладок.

Зачем ему гигиенические прокладки, ломала голову эта дурища, но тут её сознание прояснялось и она поняла, что номера её Валя снимал не для работы. И, поняв это, плакать почему-то не стала и не кинулась будить мужа. Утром приготовила завтрак, накрыла на стол, села с ним рядом и спросила его, спешащего на службу: во сколько ты будешь дома, милый? Когда услышала, что под утро, так как очень много работы из-за индекса Динь-Дона, который опять, гад, падает, впервые прямо взглянула в его наглые глаза и всё поняла. А когда поняла, в один из них и двинула кулаком, сделав муженька навсегда кривым.

Прогнав его на улицу, выбросила в окно и все его пожитки. Неделю рыдала, жалея себя и кляня по-женски свою судьбу. На телефонные звонки подруг и стук мужа в квартирную дверь не отвечала. Все решили, что это такой способ самоубийства и оставили Наташу в покое. Хочет уйти из жизни и это её выбор. Однако, через неделю она вышла из добровольного заточения, похудевшая и повзрослевшая лет на десять.

А пошла Наташка не в модный бутик, не в дорогую парикмахерскую делать новую причёску, даже не в клуб «Сохо», а прямиком в секцию спортивных единоборств.

Очень впечатлил её заплывший глаз бывшего мужа.

Глава 3.

Чирик

1.

Москва, звонят колокола,

Москва, златые купола.

Весь вечер 17 августа Чирик напевал под нос любимую песню бывшего мэра столицы. Песня эта прилипла к нему с самого утра. До ВДНХ он добирался на такси. У таджика-водителя, чья аккуратная униформа с галунами и фуражка с гербом Москвы, радовали глаз, была включена программа «По заявкам наших радиослушателей». Таджик спросил вежливо, на безукоризненном русском: «Простите пожалуйста, уважаемый пассажир, вы будете слушать или я выключу?». Чирик махнул рукой: мол, пусть будет, подумав, что надо прибавить 100 рублей за культуру обслуживания.

Какой-то дядя Петя из Твери просил передать старую, богом забытую песню о Москве для соседа по даче. Пел её некий Газманов, но не один, а с военным хором. Звучала она ладно и торжественно, ну и так прицепилась, что никак Чирику от нее не избавиться; уже и вечер, и темнеет, а он ходит и бормочет себя под нос запомнившиеся днём строчки:

Я люблю подмосковные рощи

И мосты над твоею рекой,

Я люблю твою Красную площадь

И кремлевских курантов бой.

И Чирик всей душой, как и бывший московский градоначальник, любит столицу Российской Федерации. А чего её не любить? Москва - город богатый, с большими, как говорится, возможностями для людей предприимчивых, решительных и смелых. Таких, как Чирик. Деньги валяются под ногами, только не ленись, нагибайся и черпай их пригоршнями. Ещё, думает наблюдательный Чирик, любящий пофилософствовать, Москва очень разная, правильнее и точнее сказать, разнообразная, она даже какая-то разноцветная, как в детском калейдоскопе и район на район совершенно не похож. Кто тут не был 20 лет, её нипочем не узнает!

Но не Чирик. Чирик знает Москву и знает её очень хорошо. У Чирика опыт, у Чирика резюме, послужной списочек страниц на сто. А какое портфолио! Одних вырезок из «Московского комсомольца» - несколько дюжин. Отдел «Происшествия в столице» и всё – про него, про его, Чирика, работу: «Сегодня на Ореховом бульваре ограблена квартира такого-то. По уверению такого-то, ущерб составил 100 тысяч долларов…». «Вечером в пятницу произошло ограбление квартиры популярного эстрадного певца N, проживающего на Сретенском бульваре. Грабители вынесли украшений на 500 тысяч долларов…». Богатые, как говорится, тоже плачут!

И так далее. Чирика рук дело. И всё ему с этих самых рук, как он каламбурит, сходит. Он хорошо информирован о том, где какой богатей живёт и какой у него есть денежный излишек. Чирик на таких месяцами собирает досье, считывая про них информацию в Сети, у него под рукой модная электронная приблуда – «вай-фай», «ай-пед», «ай-под», он знает, что такое «интерфейс» и часто влезает в «Википедию», чтобы взять справку. Регулярно заглядывает и в «жёлтую» прессу, отслеживает передачки про «звёзд», такие, как «Не ожидали?» и «Ты не проверишь!», когда телевизионщики наведываются к богатым и популярным и снимают, как те живут. Все углы обшарят, разве что в унитаз не влезут и дадут людям типа Чирика исчерпывающую информацию, как для ФСБ. Вот, к примеру, была передача про популярную дурочку, какую-то поп-диву, каких в России тысячами плодит телевидение.

Когда к ней пришли телевизионщики, словно с цепи сорвалась – всё нараспашку! Все шкафы и сама тоже. Смотрите, какая я крутая и успешная! Шкафчики показывает с обувью: у меня их 500 пар! Демонстрирует, глотая слова и захлебываясь от счастья. По хрену ей, стерве, что народ в Тверской губернии спивается, а в Вятской голодает! Часы с бриллиантами, ожерелья, дорогую косметику – всё в камеру тащит, дура-девка! Ничто в ней не шевельнётся, ничто её не смутит. И демонстрирует свои шпильки-платформы не как-нибудь, а на фоне входной двери. Не знает, что Чирик тем временем записал передачу на диск, сделал стоп-кадрик и видит, какой марки замочек у дурочки в дверях, углядел он, куда выходят окна её квартирки, на какую улицу, а заодно и какие замки на окнах, какой конструкции.

Из интервью дурочки узнал Чирик её распорядок дня. Будущая жертва, расслабившись перед камерой, несла всё подряд. И про то, кто её соседи, и про то, в какое время любит жить на даче и когда ездит в отпуск. Обчистить дурочкины хоромы оказалось делом десяти минут. Чирик, когда залез сюда и увидел полки с обувью, даже подумал: о, я тут, как дома, всё вокруг колхозное, всё вокруг моё, знакомое и родное. Грабить было комфортно и легко.

2.

Он хитрый, Чирик, как Рейнеке-лис, как Бес, совративший Еву в Эдеме. Пока его ищут в районе Черёмушек или Теплого Стана, где он вскрыл, как консервную банку, жилище поп-дивы, променявшей провинцию на столицу, он уже переместился в другой район Москвы. Сейчас Чирика ищут на бульварах в районе Трубной площади, расклеивают на столбах и дверях его фоторобот, а он – здрасьте-пожалте, уже на Северо-Востоке столицы, в районе Алексеевской и «вэдэхи», как молодёжь называет ВДНХ.

Как пелось в советской частушке:

Я проснулся: «Здрасьти,

нет советской власти».

Дом 48 по улице Академика Королёва Чирик выбрал не случайно. Шлялся по Северо-Восточному району, выискивал, вынюхивал объект для работы и однажды на помойке обнаружил листок вот какого полезного содержания:

УВАЖАЕМЫЕ ЖИЛЬЦЫ ДОМА № 48!

В связи с проведением работ по мойке и дезинфекции мусоропровода, убедительно просим вас в целях безопасности и эффективности обработки, 17 и 18 августа не пользоваться мусоропроводом и не открывать мусоросборные клапаны.

Просим также оставить холлы открытыми.

Приносим извинения за временные неудобства. ГУП ДЕЗ района «Останкинский»!

Для Чирика такая информация на вес золота. Особенно про открытые холлы. Холлы не заперты – это раз, а два - те, у кого есть деньги, на время «проведения работ по мойке и дезинфекции», как пить дать, свинтят на дачи или даже за границу, чтобы не дышать вонью чистящей и моющей химии. Чирику только и оставалось, что узнать в базе Сети, кто в этом доме имеет денежки, и дело, как говорится, в шляпе. Денежки имели многие, но больше всех Пётр Борисович Бугровский, антиквар и искусствовед. К нему-то Чирик и решил наведаться вечером 17 августа, предварительно проведя разведку.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гагарін Юрій Олексійович; літ запис спец кор. «Правди» С. Борзенка І М. Денисова; пер. В. Г. Тищенка. К.: Політвидав України,1984. 325с.:іл. Гагарин Ю. А. Есть пламя! Статьи, речи, письма, интервью

    Интервью
    Белоцерковский С.М. Диплом Гагарина / С.М.Белоцерковский.-М.: Мол. гвардия, 198 .- 173с.:ил. Денисов Н.Н. На орбитах мира и дружбы:(из запис. кн. корреспондента «Правды»).
  2. Анны Тимофеевны Гагариной, матери первого в мире космонавта планеты Земля, рассказ

    Рассказ
    Книга Анны Тимофеевны Гагариной, матери первого в мире космонавта планеты Земля, рассказывает о детстве и юности Юрия Алексеевича, его учебе и космическом полете, о добрых семейных традициях.
  3. Юрий Алексеевич Гагарин Дорога в космос

    Документ
    12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, В историю всего человечества В этот день советский космический корабль-спутник «Восток» с майором Юрием Гагариным на борту поднялся в космос и, совершив полет вокруг земного
  4. Методические рекомендации по проведению мероприятий, посвященных 50-летию полета в космос Ю. А. Гагарина / сост. М. Н. Крухмалева, Ю. А. Ларченко, Е. С. Ракова, В. С. Урсой

    Методические рекомендации
    Настоящие методические рекомендации включают в себя материалы, призванные помочь педагогическим работникам при планировании, подготовке и проведении классных часов, посвященных 50-летию со дня первого полета человека в космос.
  5. Г. Г. Гагарин (1810 1893) Г. Г. Гагарин, советник при ректорате ргтэу в 2010 году отмечалось 200-летие со дня рождения князя Григория Григорьевича Гагарина диплом

    Диплом
    В 2010 году отмечалось 200-летие со дня рождения князя Григория Григорьевича Гагарина – дипломата, генерал-майора, обер-гофмейстера – и при этом одного из самых талантливых русских художников XIX века, архитектора, художественного

Другие похожие документы..