Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Програма економічного і соціального розвитку Лубенського району на 2011 рік (далі – програма) розроблена відповідно до Закону України “Про державне п...полностью>>
'Документ'
Начавшиеся в Лхасе в марте этого года выступления против жесткого китайского правления в Тибете постепенно охватили все Тибетское нагорье и стали сам...полностью>>
'Документ'
 Муниципальная собственность - экономическая основа местного самоуправления. Финансовые средства местного самоуправления. Система местного самоуправл...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена на кафедре «Государственные доходы» в федеральном государственном образовательном бюджетном учреждении высшего профессионального обр...полностью>>

Гагарина Повесть «…Олинь-болинь, джимпу-римпу, кай, вей, бонкс!»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Александр Никишин

ИНКУБАТОР,

или

Необыкновенные

приключения

Юрки Гагарина

Повесть

«…Олинь-болинь,

джимпу-римпу,

кай, вей, бонкс!».

(Детская считалка).

«О с т а н к и н о. Район на Северо-Востоке

Москвы».

(«Википедия»).

Глава 1.

«Таких не берут в космонавты!»

1.

В тот вечер 17 августа Москва изнывала от жары. Температура била рекорды лета – сорок семь градусов в тени! Плавился асфальт, высыхали фонтаны. В автомобильных километровых пробках кипели перегретые двигатели. Врачи констатировали, что количество тепловых ударов увеличилось в 70 раз по сравнению с августом прошлого года. В атмосфере копилась отрицательная энергия и молодой писатель Юрка Гагарин, однофамилец первого космонавта СССР, был абсолютно уверен, что это не к добру.

Распахнутые окна и три вентилятора от жары не спасали. Лопасти гоняли по квартире тяжёлый горячий воздух. Единственное, что чуть-чуть помогало – пиво. Холодное разливное пиво! За ним Юрка ходит в «стекляшку» на Первой Останкинской улице. Сам живёт на двадцать первом этаже дома № 48 по улице Академика Королёва. Вниз он ехал с Наташей Васнецовой, которая жила двумя этажами ниже, и считалась в Останкино первой красавицей и о ней даже писала районка «Звёздный бульвар». Это была высокая голубоглазая блондинка в белом открытом платье и красных туфлях на высоком каблуке. Она была очень женственная, из-за чего казалась даже хрупкой. Впрочем, внешность её обманула всех. Хрупкая на вид женщина, узнав, что муж-банкир изменяет ей направо и налево, набила ему морду и вышвырнула из квартиры. Так все судачили.

Может, и враньё, думает Юрка. За что купил, за то, как говорится, и продал. Факт в том, что банкир тут больше не живёт, а банкирша работает продавщицей в подвальчике «Продмаг», который размещается в левом крыле их дома.

2.

У подъезда Юрка здоровается с Андреем Андреевым. Сосед, подняв капот видавшей виды «Волги», ковыряется в поисках поломки. Он старше Гагарина лет на двадцать, но выглядит молодо из-за того, что одевается по моде семидесятых годов – клеша, приталенный батник и носит длинные до плеч волосы такого яркого пепельного цвета, что кажется седым. Сейчас на нём синий халат, в зубах папироса, а руки чернее грязи. Он приветствует Юрку звоном гаечных ключей и традиционным:

- Привет героям космоса! – Подмигивая вслед молодой женщине, спрашивает. – Наташку клеим?

- Не в моём вкусе, - парирует Юрка.

- Ну да, - изрёк ироничный Андреев, - съесть-то то он съест, да кто ж ему даст? Такие девушки, дорогой Юра, поверь моему опыту, любят кошельки, а у тебя – что? Кошёлка! Да и та пустая.

- Какие наши годы!

- В смысле, была пустая пустая, будет полная? Утешает! А мы куда?

- За пивом.

- Ударим пьянством по алкоголизму? Кстати, о пиве. Прочитал, что если к пятидесяти не стал богатым, не разбогатеешь уже никогда. А кстати, как твой роман?

- Какой? «Наполеон и Жозефина»?

- Не понял, - удивляется Андрей. - Вчера ты писал «Цезарь и Клеопатра»?

Ну да, думает Юрка, а позавчера был «Брежнев и Полина», о том, как будущий генсек привёз с войны походно-полевую жену и представил своей Галине. Просто Юрка никак не выберет, какая тема ему ближе. Если честно, его от всех его персонажей давно тошнит. Хуже нет, когда пишешь для заработка. А Юрка пишет исключительно ради него. Так он ищет способ обмануть судьбу. Уходя от Юрки, его жена Лена бросила в сердцах: таких не берут космонавты! Я думала, что выхожу замуж за будущего Нобелевского лауреата, а ты – кобелевский! Он так и не понял, почему «кобелевский», по бабам он был не ходок, ну там, разок-другой, так ведь, не застукала же. Видимо, это было сказано ради красного словца. Впрочем, обозвала ещё неудачником. В отличие от героического однофамильца с его легендарной, облетевшей весь мир, улыбкой. А с другой стороны, если сегодня в стране деньги главное, а у Юрки в 26 лет их нет и не предвидится, какой же он удачник?

Билл Гейтс в его годы миллионами ворочал, а Юрка никак не может вылезти из долгов! А их у него - хоть вешайся! Часть заимел, когда пристрастился к посещению казино, их при Лужкове ещё позакрывали, часть, прогорев в кризис 2008-го года на акциях. Отдавать надо, а отдавать нечем.

Лихорадочно прикидывая, на чём можно заработать, Юрка вспомнил, что когда-то подавал литературные надежды. Потом ушёл в бизнес, где и прогорел. Теперь же, за что Юрка не берётся, больших денег заработать не получается. Решив тряхнуть стариной, он снова сел сочинять, связался со знакомыми издателями. Один из них, завернув очередной Юркин роман о любви, сообщил, ни на что не намекая, что ироническая проза, в которой Юрка был когда-то силён, нынче не «катит».

- Хорошо, а что «катит»? – спросил Юрка, еле себя сдерживая.

«Катила» и очень даже хорошо литература, для которой не нужны были сильно продвинутые мозги – фантастика, дамское чтиво, а также книжки-рекомендации по правильному рациональному питанию, чтобы на еде экономить деньги.

Фантастику, несмотря на свою «космическую» фамилию, Юрка терпеть не мог, на дамское чтиво его тексты не тянули, а о правильном, тем более, рациональном питании, он и вообще не знал. С уходом Ленки питался не просто кое-как, а вообще, можно сказать, никак. Кофе, консервы в томате и макароны. Макароны он варит на целую неделю в кастрюле, напоминающей размером старинный советский бак для кипячения белья. Остатки макарон Юрка запихивал в холодильник и питался ими, когда запах кофе начинал вызывать тошноту.

В цене были также исторические романы про судьбы диктаторов. Наподобие тех, что плодил Эдвард Радзинский. Эта информация Юрку воодушевила, Радзинский, по его мнению, не бог весть что, можно и лучше. Историю Юрка знал более-менее, так как выперли его всё-таки не с первого, а с третьего курса исторического факультета МГУ, и кое-чему он там научился. В общем, будучи уверен, что на этом поприще ему светят и слава, и деньги, Юрка пообещал издателю сочинить парочку коммерческих романов на историческую тему. Но, сказать, не значит сделать. Романы у него почему-то не шли.

3.

- А что с твоей тачкой? – уходит Юрка от неприятной темы.

Соседская «волга» перегрелась в «пробке». Во двор её притащил буксировщик из компании «Ангел». Свои последние деньги Андрей отдал за перевозку, поэтому машину ремонтирует сам. Юрка вздохнул: товарищ по несчастью! Если что, у Андрея одолжить не удасться.

- Жарко, - сказал Юрка, чтобы не молчать и посмотрел из-под руки на небо. Дождь не предвиделся ни сегодня, ни, судя по всему, ни завтра, а может и вообще никогда.

На голубом небе нет даже крохотного облачка. Небо такое чистое, словно облака разогнали специально, как это было при мэре Лужкове. Вокруг телебашни дрожало жирное марево, преламывая её чёткие контуры. Горячий воздух, исходящий от боков башни, ощущался почти физически. Внезапно высоко-высоко, в самом зените блестнула маленькая яркая точка, словно вспышка маячного огня. Погасла и появилась снова.

- Что это? – спросил Юрка, глядя в небо. Сосед тоже задрал голову.

- Где? А, блестит, вижу! Какой-нибудь «Боинг».

- Вряд ли, - говорит Юрка, - так высоко самолёты не летают. Инверсионного следа нет, а у реактивных всегда есть след.

Пригляделся внимательнее:

- Да и фигня эта на месте стоит, посмотри.

Сосед махнул рукой: некогда, скоро, мол, стемнеет, а мне поломку искать, и Юрка, забыв про блестящую точку, пошагал в магазин. Охранник парковки дядя Коля попросил закурить. Обсудили жару, стоимость потребительской корзины, которая росла со страшной скоростью. Дядя Коля любит понудеть на тему «что за жизнь настала?». Мимо шёл сосед с 22-го этажа по фамилии Воровский, который прогуливал сына и собаку – огромного и злобного ротвеллера; тот тащился, вывалив язык, на очень коротком поводке и страшно был этим недоволен.

Воровский и Юрка поприветствовали друг друга, и Юрка, дав проехать неуклюжему «Инфинити» чёрного цвета, пересёк Первую Останкинскую улицу. Он двигался по направлению к гастроному с романтическим названием «Анастасия», которую местные алкаши именуют «Анестезия».

Тот же джип «Инфинити» снова пересёк ему дорогу, свернул перед магазином в глубь двора и остановился. Из машины, озираясь по сторонам, вышел Юркин сосед по подъезду Пётр Борисович Бугровский, богач и, как судачили в доме, бандит. Зачем-то высоко поднял воротник пиджака, и, делая вид, что Юрку видит первый раз в жизни, побежал через Первую Останкинскую. Странно, думает наблюдательный Юрка, чего это он не свернул в наш подъезд, а двинулся в глубь двора? При этом убыстряя шаги, оглядываясь, и, судя по всему, страшно боясь, что его узнают. Юрка пожал плечами: ну и домик у них, сплошь тайны Мадридского двора!

На пути из «стекляшки» его чуть не задавил красный открытый «феррари», из которого долбал на всю катушку раздирающий мозг рэп. Машина разразилась презрительным рёвом клаксона, напугала. Юрка оступился от неожиданности и чуть не упал, загремев пивными бутылками. В кабине сидел молодой богач с тринадцатого этажа по имени Лёха. Левой рукой он держал руль, а правой обнимал голые плечи красивой девушки из третьего подъезда их дома.

Её имени Юрка не знал, но слышал, что папаша купил ей квартиру, из которой выехала популярная актриса и телеведущая. Актриса постоянно скандалила с мужем, и многие были свидетелями, как он кидал из окна ночной горшок, угодивший точнёхонько в лобовое стекло её «лексуса».

Лёха кинул на Юрку взгляд, в котором читался такой вот месседж:

- Ты лох с кошёлкой, хоть и Гагарин. Уступай дорогу, знай своё место!

Этот взгляд испортил Юркино настроение, кому хочется сознавать себя лузером?

Глава 2.

Наташка. Не родись красивой

1.

Наташка Васнецова докрашивала стенку в подсобке «Продмага», где работала пятый месяц продавщицей. Ночью тут взорвалась трехлитровая банка с просроченным томатным соком и хозяин магазина Ахмет, свалив всё на неё, потребовал, чтобы она делала ремонт за свой счёт.

Наверняка, он не был бы столь строг и категоричен, не тресни его Наташка три месяца назад в глаз, когда он полез к ней под юбку. Взял и полез, без всяких эмоций, объяснений, как будто Наташка – его безгласная собственность или овца, и должна трепетать от радости, что этот черномазый обратил на неё внимание!

Для Ахмета та затрещина была серьёзным уроком и ценным опытом. До этого момента он достаточно примитивно воспринимал московскую жизнь. В его представлении русская женщина должна была безмолвно и с придыханием сносить все его желания и даже опережать их. Так, во всяком случае, было все двадцать лет, что он работал в московской торговле, приехав сюда из Дагестана. Никогда за эти годы русские девушки, даже самые красивые, получавшие от него зарплату, не отказывали ему ни в чём, удовлетворяя самые смелые его фантазии. Не то, что ударить, Боже упаси, слова сказать боялись, и он мог делать с ними всё, что угодно, разве что не на тот свет отправить.

Наташка, конечно, потрясла Ахмета. Эта длинноногая красавица-блондинка с пушистыми ресницами, мало того, что совершенно его не боялась, так ведь, как он предположил, даже и не уважала. Двинула ему по мордасам, юбку оправила и снова принялась за работу, как будто он не начальник ей, а шкодливый пацан. От её удара что-то переклинило в голове Ахмета. Даже и не попытался ей ответить, хотя внутри его всё кипело.

Но и Наташке, надо сказать, сказочно повезло, что не было свидетелей того унижения, которое она нанесла гордому кавказцу, воспитанному в лучших традициях своего высокогорного аула, где женщина знала свое место. Но повезло ей и с Ахметом, который, пройдя муштру ещё советской армии, что-то понимал в жизни.

Когда тот глянул в её глаза, намереваясь проучить эту русскую стерву, он понял, что с кем-кем, а с ней лучше не связываться. Это были глаза пантеры, которая готовится к смертельному прыжку. Буркнув что-то типа, уходя, гаси свет, Ахмет ретировался, сделав вид, что ничего не произошло.

Он был человеком гибкого от природы ума, недаром прижился в Москве и даже сумел наладить торговый бизнес на зависть землякам из своей высокогорной деревни и имел пять продовольственных магазинов в разных районах Москвы. Продавщицей Наташка была неплохой, к работе относилась ответственно, а воровать – Боже упаси! Скорее себе руку отрубит, очень принципиальная! Такой сотрудник был нужен Ахмету, а найти в Москве просто женщину, готовую на всё, было проще-простого. Не проблема. Но, поскольку Ахмет мужчина с Кавказа, он не мог взять и сделать вид, что ничего не было. Поэтому стал доставать её мелкими придирками и нотациями, от которых Наташке не жарко и не холодно. Не пристаёт и – слава Богу!

В магазине было душно, пахло краской и перегаром от спящего сторожа деда Васи. Наташка решила открыть форточку, которую не трогали с прошлой зимы. Поставила табуретку, ножом срезала с рамы липкую ленту и паралоновый утеплитель. В форточку была видна телебашня, освещаемая огнём прожекторов. Над ней высоко в небе мигнула серебристая точка и стремительно покатилась вниз, осталяя светящийся огненный след.

- Комета! – подумала Наташка. – Или звездочка упала? Загадать желание?

А желание было только одно: быстрее закончить уборку-покраску и идти домой. Вспомнились слова старой песенки:

Ты видишь, пролетает звёздочкой ракета,

А это добрая примета,

По всем приметам нас нашла любовь!

Да уж, любовь! У её матери на всё одна присказка: не родись красивой, а родись счастливой. Как в воду глядела. Со вторым у Наташки были проблемы. Красоты у неё – хоть отбавляй. Все до единого мужики, проходившие мимо, непременно оглядываются. Не важно, сколько им было – 70 лет или 17. Все теряют головы, глядя на неё и готовы выполнить любое её желание. Но вот счастья-то и нет у Наташки.

2.

Первый её муж с женским именем Валя тот еще козёл оказался. Был директором «ВАМ-банка», название которого расшифровывалось, как «Валентин Анатольевич Мундров», спонсировал конкурсы красоты, разные «мисс грудь», «мисс ноги», «мисс попа». Возвращался глубоко ночью, усталый и разбитый. Валился в кровать, засыпая на ходу. Наташка верила: много работы, кризис, высокая конкуренция на рынке банковских услуг. Индексы Доу Джонса и Насдага то взлетают, то падают, по телевизору об этом всегда говорят, ты же смотришь телевизор. Это он ей впаривал. Ты пойми, говорил Наташке муж, за ними – глаз да глаз, день и ночь надо следить за индексами, очей не смыкая, через специальную банковскую аппаратуру. Не уследишь, пиши пропало, упадут и не поднимешь. Я - без штанов, ты - без мужа и достатка, к которому Наташка, если честно, быстро привыкла и уже не представляла, как это – «стрелять» пять тысяч до получки.

Да и что такое получка, просто забыла. Муж раз в квартал выдавал толстую пачку денег со словами: скажешь, когда будут кончаться. Она клала их в шкаф и брала столько, сколько ей было надо – на одежду, косметику и еду.

Так бы всё и шло дальше, день за днем, месяц за месяцем, год за годом. Скорее всего, Наташка родила бы ребенка от мужика с женским именем Валя, а, состарившись, смирилась бы со своей ролью одинокой женщины при муже, если бы не красавица-подружка Зинка-разведёнка из 8-го подъезда. Встретились они случайно в модном ресторане «Сохо» напротив Киевского вокзала через Москва-реку, возле которого Наташка, нагруженная сумками от «Фигуччи» и «Револьдино», припарковала свой двухдверный джип-милягу по имени «Вранглер», чтобы выпить свежевыжатого, модного в том сезоне брюквенного соку и съесть диетическую котлетку из эспарагоса и топинамбура.

Подружка, бросившая двенадцатого (или сто двенадцатого) мужа и обедавшая в «Сохо» с очередным любовником из женатых и состоятельных, открыла этой наивной дуре её глаза и на большой мир, и заодно - на её муженька. На вопрос: как ты терпишь его ночные приходы, Наташка ответила искренне: Зиночка, ты что! Как это «терпишь»? У Вали так много работы, ведь индекс Дон Джонса то поднимается, то падает! А ещё этот, Нас чего-то там, Даг или Дог.

Ну, Зинка ей все и объяснила. Что поднимается индекс у её Валентина на блядей, а на жену падает, если уже и вообще не упал, раз она такая доверчивая дура-дурища, что во все сказки верит. Дура, говорила Зинка, которая отлично знала всю специфику жизни женатых и состоятельных, какие ночные переговоры, какие Дон Джонсы, встречи с партнерами до пяти утра, открой глаза, дитя природы! О кобелизме твоего дона-мужа легенды ходят по Москве, а ты ничего не знаешь и не хочешь знать! Я тебе могу назвать имена по меньшей мере двадцати девчонок, которые переспали с ним только за последние полтора месяца! Да весь конкурс красоты «Мисс грудь». Который он спонсировал!

Милая, - говорила она Наташке, жалея её, - над тобой вся Москва потешается, святая ты простота!

«Sancta simplicitas», - зачем-то перевела Наташка, вспомнив лекции по латыни. В ту же ночь, как обычно уложив уставшего муженька одного в кабинете, не веря в инсинуации Зинки и считая слова подружки элементарным наговором, продиктованным завистью к её обеспеченной жизни, полезла в карманы Валиного пиджака и нашла распечатку его расходов по кредитной карте: через день он снимал номера в пятизвездочной «Пенте» на Олимпийском проспекте; туда же, судя по распечаткам, было принесено много бутылок шампанского, презервативов, тонны деликатесов и сладостей. И зачем-то гигиенических прокладок.

Зачем ему гигиенические прокладки, ломала голову эта дурища, но тут её сознание прояснялось и она поняла, что номера её Валя снимал не для работы. И, поняв это, плакать почему-то не стала и не кинулась будить мужа. Утром приготовила завтрак, накрыла на стол, села с ним рядом и спросила его, спешащего на службу: во сколько ты будешь дома, милый? Когда услышала, что под утро, так как очень много работы из-за индекса Динь-Дона, который опять, гад, падает, впервые прямо взглянула в его наглые глаза и всё поняла. А когда поняла, в один из них и двинула кулаком, сделав муженька навсегда кривым.

Прогнав его на улицу, выбросила в окно и все его пожитки. Неделю рыдала, жалея себя и кляня по-женски свою судьбу. На телефонные звонки подруг и стук мужа в квартирную дверь не отвечала. Все решили, что это такой способ самоубийства и оставили Наташу в покое. Хочет уйти из жизни и это её выбор. Однако, через неделю она вышла из добровольного заточения, похудевшая и повзрослевшая лет на десять.

А пошла Наташка не в модный бутик, не в дорогую парикмахерскую делать новую причёску, даже не в клуб «Сохо», а прямиком в секцию спортивных единоборств.

Очень впечатлил её заплывший глаз бывшего мужа.

Глава 3.

Чирик

1.

Москва, звонят колокола,

Москва, златые купола.

Весь вечер 17 августа Чирик напевал под нос любимую песню бывшего мэра столицы. Песня эта прилипла к нему с самого утра. До ВДНХ он добирался на такси. У таджика-водителя, чья аккуратная униформа с галунами и фуражка с гербом Москвы, радовали глаз, была включена программа «По заявкам наших радиослушателей». Таджик спросил вежливо, на безукоризненном русском: «Простите пожалуйста, уважаемый пассажир, вы будете слушать или я выключу?». Чирик махнул рукой: мол, пусть будет, подумав, что надо прибавить 100 рублей за культуру обслуживания.

Какой-то дядя Петя из Твери просил передать старую, богом забытую песню о Москве для соседа по даче. Пел её некий Газманов, но не один, а с военным хором. Звучала она ладно и торжественно, ну и так прицепилась, что никак Чирику от нее не избавиться; уже и вечер, и темнеет, а он ходит и бормочет себя под нос запомнившиеся днём строчки:

Я люблю подмосковные рощи

И мосты над твоею рекой,

Я люблю твою Красную площадь

И кремлевских курантов бой.

И Чирик всей душой, как и бывший московский градоначальник, любит столицу Российской Федерации. А чего её не любить? Москва - город богатый, с большими, как говорится, возможностями для людей предприимчивых, решительных и смелых. Таких, как Чирик. Деньги валяются под ногами, только не ленись, нагибайся и черпай их пригоршнями. Ещё, думает наблюдательный Чирик, любящий пофилософствовать, Москва очень разная, правильнее и точнее сказать, разнообразная, она даже какая-то разноцветная, как в детском калейдоскопе и район на район совершенно не похож. Кто тут не был 20 лет, её нипочем не узнает!

Но не Чирик. Чирик знает Москву и знает её очень хорошо. У Чирика опыт, у Чирика резюме, послужной списочек страниц на сто. А какое портфолио! Одних вырезок из «Московского комсомольца» - несколько дюжин. Отдел «Происшествия в столице» и всё – про него, про его, Чирика, работу: «Сегодня на Ореховом бульваре ограблена квартира такого-то. По уверению такого-то, ущерб составил 100 тысяч долларов…». «Вечером в пятницу произошло ограбление квартиры популярного эстрадного певца N, проживающего на Сретенском бульваре. Грабители вынесли украшений на 500 тысяч долларов…». Богатые, как говорится, тоже плачут!

И так далее. Чирика рук дело. И всё ему с этих самых рук, как он каламбурит, сходит. Он хорошо информирован о том, где какой богатей живёт и какой у него есть денежный излишек. Чирик на таких месяцами собирает досье, считывая про них информацию в Сети, у него под рукой модная электронная приблуда – «вай-фай», «ай-пед», «ай-под», он знает, что такое «интерфейс» и часто влезает в «Википедию», чтобы взять справку. Регулярно заглядывает и в «жёлтую» прессу, отслеживает передачки про «звёзд», такие, как «Не ожидали?» и «Ты не проверишь!», когда телевизионщики наведываются к богатым и популярным и снимают, как те живут. Все углы обшарят, разве что в унитаз не влезут и дадут людям типа Чирика исчерпывающую информацию, как для ФСБ. Вот, к примеру, была передача про популярную дурочку, какую-то поп-диву, каких в России тысячами плодит телевидение.

Когда к ней пришли телевизионщики, словно с цепи сорвалась – всё нараспашку! Все шкафы и сама тоже. Смотрите, какая я крутая и успешная! Шкафчики показывает с обувью: у меня их 500 пар! Демонстрирует, глотая слова и захлебываясь от счастья. По хрену ей, стерве, что народ в Тверской губернии спивается, а в Вятской голодает! Часы с бриллиантами, ожерелья, дорогую косметику – всё в камеру тащит, дура-девка! Ничто в ней не шевельнётся, ничто её не смутит. И демонстрирует свои шпильки-платформы не как-нибудь, а на фоне входной двери. Не знает, что Чирик тем временем записал передачу на диск, сделал стоп-кадрик и видит, какой марки замочек у дурочки в дверях, углядел он, куда выходят окна её квартирки, на какую улицу, а заодно и какие замки на окнах, какой конструкции.

Из интервью дурочки узнал Чирик её распорядок дня. Будущая жертва, расслабившись перед камерой, несла всё подряд. И про то, кто её соседи, и про то, в какое время любит жить на даче и когда ездит в отпуск. Обчистить дурочкины хоромы оказалось делом десяти минут. Чирик, когда залез сюда и увидел полки с обувью, даже подумал: о, я тут, как дома, всё вокруг колхозное, всё вокруг моё, знакомое и родное. Грабить было комфортно и легко.

2.

Он хитрый, Чирик, как Рейнеке-лис, как Бес, совративший Еву в Эдеме. Пока его ищут в районе Черёмушек или Теплого Стана, где он вскрыл, как консервную банку, жилище поп-дивы, променявшей провинцию на столицу, он уже переместился в другой район Москвы. Сейчас Чирика ищут на бульварах в районе Трубной площади, расклеивают на столбах и дверях его фоторобот, а он – здрасьте-пожалте, уже на Северо-Востоке столицы, в районе Алексеевской и «вэдэхи», как молодёжь называет ВДНХ.

Как пелось в советской частушке:

Я проснулся: «Здрасьти,

нет советской власти».

Дом 48 по улице Академика Королёва Чирик выбрал не случайно. Шлялся по Северо-Восточному району, выискивал, вынюхивал объект для работы и однажды на помойке обнаружил листок вот какого полезного содержания:

УВАЖАЕМЫЕ ЖИЛЬЦЫ ДОМА № 48!

В связи с проведением работ по мойке и дезинфекции мусоропровода, убедительно просим вас в целях безопасности и эффективности обработки, 17 и 18 августа не пользоваться мусоропроводом и не открывать мусоросборные клапаны.

Просим также оставить холлы открытыми.

Приносим извинения за временные неудобства. ГУП ДЕЗ района «Останкинский»!

Для Чирика такая информация на вес золота. Особенно про открытые холлы. Холлы не заперты – это раз, а два - те, у кого есть деньги, на время «проведения работ по мойке и дезинфекции», как пить дать, свинтят на дачи или даже за границу, чтобы не дышать вонью чистящей и моющей химии. Чирику только и оставалось, что узнать в базе Сети, кто в этом доме имеет денежки, и дело, как говорится, в шляпе. Денежки имели многие, но больше всех Пётр Борисович Бугровский, антиквар и искусствовед. К нему-то Чирик и решил наведаться вечером 17 августа, предварительно проведя разведку.

Кличка «Чирик» приклеилась к нему по причине немаленького шрама на его левой щеке. След, оставленный фурункулом. Дело было два года назад. Идти на работу, а тут щеку разнесло вдрызг. Одна сторона лица – белая, другая лиловая, а в середине - яркая блямба, набухшая кровью. Надо бы отказаться, повременить с работой, но азарт взял верх, и Чирик, махнув рукой, полез в квартиру. А там так прихватило, что хоть воем вой. Деньги лежат, драгоценности, а он по квартире юлой вьется и орёт благим матом. Ну, люди услышали и вызвали полицию.

Взяли Чирика копы легко и просто, буквально по-детски, но что обиднее всего, ещё и кличку ему впаяли – Чирий, Чирик. Теперь он в картотеке Петровки проходит как «квартирный вор со шрамом от фурункула на правой щеке». Особая примета. Не от финки шрам, не от бритвы, - от фурункула! Стыдоба, ясен день. Остается утешать себя тем, что бывают приметы и посущественней.

Подельник Чирика, например, сделал себе татуировку «Cemento more» прямо на шее, решил соригинальничать. Ну и стал «Куском цемента, плавающим в море» для копов, а для коллег – посмешищем, чуть ли не опущенным. Когда тот отбыл срок, в полиции ему на шею, согласно новому путинскому закону «О противодействии коррупции и преступности», повесили ОМОН-2013 – «Определитель местонахождения отбывшего наказание», и – гуляй, Вася, куда ты с этим ошейником денешься, копы отследят твои передвижения по всему миру через спутники «Сарсат-1» и «Сарсат-2»!

Короче, Цемент, заполучив на шею ошейник, завязал с квартирными кражами. Теперь щипачём заделался – фитнес-клубы, бани, бассейны. Там ведь как. Разделся человек до трусов, а часы, кошельки, мобильники – оставил в предбаннике. А тут и Цемент, на подхвате, если, конечно, повезёт, не сцапают и не побьют.

И Чирику, пойманному на квартире, надели по суду определитель местонахождения. Прямо на шею, как собаке. Но не на того напали. К вечеру ошейничек он снял. Нет, не распаял, распаять эту космическую легированную сталь просто невозможно. Неделю подбирал компьютерный вирус для Петровки, запустил его со своего ай-педа, у них там на двадцать секунд все пробки отовсюду повылетали, грохнулись программы, в том числе и по контролю за «ошейниками».

Чирику осталось только вставить в разъём шпилечку, разомкнуть железку и тут же восстановить статус-кво, но уже не на своей шее. Аккуратненько спрятал ошейничек в коробочку из-под модных в этом сезоне ботинок «Груччини» и оставил у дяди на даче, 65-й километр по Новорижскому шоссе, в товариществе «Московский литератор». Дяде – за 80, он уже и себя-то в зеркале не узнает, так что Чирику не надо ему объяснять, куда едет и когда вернётся, дядя всё равно его вспоминает, лишь когда видит перед носом.

Так и живёт Чирик. Сделал дело и - к дяде. Колбаски нарезал, сто граммов «монопольки» государственной налил, яичницу с помидорами ему пожарил, тот и счастлив, жизнь продолжается. А дураки-копы, знай, таращатся в свою ОЭПК (Обзорная электронная панорамная картотека), думая, что контролируют Чирика! Разок эту дуру показали по телевизору в программе «Время» на День полиции – с футбольное поле! Тысячи светлячков на экране мерцают, носятся туда-сюда по законам Броуновского движения, весь криминальный мир Москвы, расшифрованный и окольцованный; видят копы – ага, на обворованной квартире не было датчика с именем Чирик, тот был на даче, ну и не трогают его.

Значит обворовал залётный, не москвич, такой у них, дураков, вывод. А что раскрыть ошейник можно – никому в голову не придет, ведь его изготовили из космической сверх-стали в Новой Силиконовой долине в Сколково, проведя 563 краш-теста. Велика у народа вера в российские космические приоритеты!

Кстати, Чирик одно время хотел взять подряд на раскольцовку, деньги брать за снятие ошейника, да вовремя остановился: себе дороже. А вдруг кто из своих «стукнет», так потом Чирика не в ошейник, а - за снова-здорОва, – в тюрьму лет на пять. По закону. Вот и не стал никому признаваться, что за чудо сотворил, хотя свербила амбициозная мыслишка похвалиться городу и миру своим ноу-хау, тем, как легко он сделал штукарей-учёных!

Глава 4.

Юрка и подозрительный тип

1.

Добил Юрку Гагарина председатель кооператива Борис Аркадьевич Злобин. Остановив его возле дома, стал задавать неприятные вопросы.

- Вам известно, что вы являетесь задолжником по парковке? – Голос у него скрипучий, неприятный, на одной ноте, как циркулярная пила. – Целых четыре месяца вы не платите за общественную стоянку! Проявляете вопиющее легкомыслие! Знаете, сколько людей желают занять ваше место?

Звучало довольно символично.

- Ну и сколько? – нарочно спросил Юрка, чтобы позлить зануду. Лучше б промолчал! Со словами «а вот сейчас», председатель кооператива открыл объёмистую папку и стал вынимать листок за листком, слюнявя концы пальцев:

- Раз, два, три, четыре... И ещё одно! И ещё заявление, и ещё, и ещё! Пятнадцать человек на место! Пятнадцать!

«Пятнадцать человек на Сундук мертвеца!», вспомнил Юрка пиратскую песенку. Никак не мог понять, о каком «сундуке» идёт речь. Оказалось, Сундук мертвеца – название острова, где пираты зарыли сокровища.

- А вы не платите! Если эта тенденция будет продолжаться, я поставлю вопрос о смене владельца машино-места № 355, то есть, вашего.

- Как только, так сразу! – пообещал Юрка. – В пиастрах или в реалах?

- Вы дошутитесь! Я вам говорю! До исключения с парковки! Это моё последнее предупреждение! – эти слова летели Юрке в спину, который поспешно ретировался. Мимо проходил доктор Татевосян с девятого этажа. Здороваясь с Юркой, поднял приветственно белую шляпу над головой.

Кстати, про доктора рассказывали интересную историю. Когда он открыл частную практику и снял офис в Свиблово, к нему пришли рэкетиры, требовать долю. Он их усадил пить кофе, а внушил им методом гипноза, которым, как оказалось, владел, что они пьют коньяк. Те быстро потеряли человеческий облик и начали друг друга бить. Доктор вызвал наряд тогда еще милиции, те приехали и повязали бандитов, обнаружив у них пистолеты и ножи. Больше они доктору не досаждали. Более того, выйдя из гипноза, не могли вспомнить, где напились, по какому поводу и как их зовут.

У подъезда активно шуровал метлой гастарбайтер Абай Елдаев, представитель неизвестной национальности. Документов у него не было и дворником, как поговаривали, он стал по протекции правления дома. А работал, по слухам, не за деньги, а за еду. Елдаев щеголял в ярко-красном целлулоидном комбинезоне со светоотражателями под коленками и в бейсболке с надписью «ДЭЗ», а спал в подвале.

- Привет, Абай! – приветствовал его Юрка.

- Привет, Абай! – отвечает тот весело и доброжелательно. По-русски он не говорит, но слова повторяет очень и очень точно. И, кстати, никогда не теряет присутствия духа. Вот у кого поучиться выживать, думает Юрка.

2.

Ты как Одиссей, думает Юрка. Трою взяли, коня деревянного в город впихнули, Гектора грохнули, дембель, все по домам. И никак бедолага Одиссей не доедет до своей Итаки, где ждёт его верная Пенелопа. То одно, то другое. Встреча за встречей. То Сцилла и Харибда, то циклоп, то сладкозвучные сирены, которые любого скрутят в бараний рог, то зубы дракона. И никак он до цели не доползёт, как и Юрка.

Завершающая встреча была у Юрки в подъезде. В коморке у консьержки бабы Мани сидел малый с перевязанной щекой и дул с ней чай. Взгляд у него был острый, вороватый, весь он был как на шарнирах и вызывал подозрение. Не исключено, что и домушник, подумал Юрка, пришёл грабить и входит в доверие к бабке. Интересно, какую квартиру? Тряпка у парня на лице явно что-то скрывала, наверняка, шрам, подумал Юрка, который когда-то увлекался чтением детективов и даже иногда проявляет чудеса дедукции.

- Кто это у тебя, баба Маня? – спросил Юрка для очистки совести. Заранее, впрочем, зная, что бабка соврет. Бабка была та еще лицемерка, при первой же возможности норовила улизнуть с поста, оставив на стуле шаль, мол, я тут, хотя сама по магазинам мотыляется. Юрка её на этом ловил раз пять. И даже однажды «настучал» председателю кооператива. Нет, ей за что деньги платят? Чтобы сидела и охраняла, а не сачковала. Юрка в армии год прослужил в спецназе МВД, когда из университета вылетел, дорос до старшего сержанта, за ним не заржавеет показать зубы, если дело пойдёт на принцип.

- Это-то? Да это ж мой пелеменник из Коврова! – весело врёт та. – Лифтовый ремонтник! Весь день не жрамши, хоть чайку, говорю, попей с тётушкой. Ещё чашечку, сынок?

«Пелемянник» строил страдальческую гримасу, показывая, как у него страшно болят зубы. Вызвать полицию и предложить предъявить документы? Юрка на тысячу процентов уверен, что никакого родства не обнаружится. Вручая старушонка!

Поднявшись к себе, Юрка принял холодный душ, завернулся в простыню и сел за стол работать. Долго сидел, попивая пиво в поисках вдохновения. Оно не приходило, зато пиво кончалось. На грязном Юркином столе царила «Римская империя периода упадка», как пел Окуджава: громоздится батарея пустых бутылок из-под пива, тут же зелёные пустые коробки «опохмелина» (биокефир «Останкинский», 0,1% жирности, ОАО «Останкинский молочный комбинат», тел. (495) 789-44-33, Россия, Москва, ул. Руставели, 14), рядом - кружка из-под кофе «Nescafe» с надписью «Nescafe и утро созданы для вас», доверху набитая окурками. Одна радость холостяцкой жизни, думает Юрка, никто не мешает гасить окурки в кофейной гуще. Никто не орёт над ухом, как Ленка, ненавидевшая эту его привычку: «Свинство!». Но кто так делал, того не переучишь. Кофейная гуща не только забирает вонь от чинарика, но ещё и ароматизирует комнату чем-то похожим на дымок от костра. А там уже и воспоминания нахлынут о рыбалке, о выпивке, о бабах. И – пошло, поехало. Впрочем, разве объяснишь это женщине?

3.

Рядом с банкой примостился замызганный, пятилетней давности «Acer» тамбовской сборки, ветеран умственного труда. У него грязный, в разводах и пятнах от жирных пальцев, экран, а клавиатура ноут-бука щедро засыпана пеплом от сигарет «Ява».

На экране самым крупным шрифтом впечатано следующее:

«ЦЕЗАРЬ И КЛЕОПАТРА», роман. Ю. Гагарин. 500 страниц.

«НАПОЛЕОН И ЖОЗЕФИНА», роман. Ю. Гагарин. 600 стр.

«БРЕЖНЕВ И ПОЛИНА», роман. Ю. Гагарин. 200 стр. В скобках со знаком вопроса – или 300?

Потом шла отбивка в виде знака доллара, которая выглядела так:

$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$

То, что было после отбивки - последствия трех дней претупейшего и бессмысленнейшего сидения за работой, шутка юмора, как говорит себе Юрка:

«НАПОЛЕОН И ЦЕЗАРЬ» (роман для «голубых»),

«ЖОЗЕФИНА И КЛЕОПАТРА» (повесть для «розовых»),

«БРЕЖНЕВ И КУРОПАТКА» (охотничьи рассказы),

«БРЕЖНЕВ И ДРОЗОФИЛА» (рассказы советских биологов).

Так Юрка расписался в своём бессилии. На стене – портрет однофамильца в огромном шлеме с надписью «СССР», Юркины боксёрские перчатки и дипломы за победы в чемпионате Москвы среди вузов. Первый космонавт улыбается, глядя на Юрку скептически. Сквозь распахнутые настежь окна на фоне быстро темнеющего неба одиноко маячит длинный серый столб Останкинской башни с трёхцветным флагом на макушке. Башню подсвечивали фонари кислотного цвета.

- Шампур и три куска мяса, - зевнул Юрка раздражённо. – Исключительно фаллический символ. Это тебе не Эйфелева башня, никакой эстетики!

Конструкция не воодушевляла и не стимулировала процесс творчества. Некстати вспомнилось, что в Останкино после возведения башни, резко возросло количество самоубийств – люди прыгали из домов на Аргуновской улице. В голову полезла всякая тоскливая стихотворная ерунда:

Скука, скука,

ни числа, ни месяца

Был бы хрен потолще,

На суку б повесился.

Чтобы отвлечься, Юрка стал искать на тёмном небе блестящую точку, о которой вдруг почему-то вспомнил. И нашёл! Точка сместилась левее, но всё равно была очень далеко, хотя в темноте была видна лучше, чем днём. Если не самолёт, то что? Дирижабль? Ерунда, откуда у нас дирижабли? Ещё скажи, стратостат! Битый час наблюдает Юрка за точкой. Она стоит практически на одном месте, исчезает и появляется снова. А если это планета, думает Юрка? Облака ушли и её очертания стали чёткими. Венера? Марс? Или это комета, которая движется к Земле?

Ну, о комете растрезвонили бы на весь мир. Комета, метеорит – вещи для Земли не безопасные. Хорошо, Тунгусский рухнул в лес. А мог и на Москву или на Питер. Тогда - конец столицам! Слушай, говорит себе Юрка, а если это пришельцы? Если не самолёт, не диражбль, не планета, то – НЛО? Совсем недавно в интернете сообщали, что к Земле летят три огромных корабля. Юркины сверстники над этим смеются, как и над тем, что скоро предвидится конец света.

Жаль, думает Юрка, что он не пишет фантастику! Корабли бы он направил на их дом № 48 с заданием захватить в рабство его жителей, а главный герой, похожий на него, Юрку Гагарина, организует сопротивление злобным инопланетянам. А ещё главный герой пишет роман про Юлия Цезаря.

Тут Юрка спохватился: он-то вообще ничего не пишет, он пялится на дурацкую точку в поднебесье!

Глава 5.

Чирик

1.

Щёку после фурункула приходится прятать. Тут Чирик проявляет недюжинную смекалку и фантазию. В определённые дни малюет на щеке трехцветный российский флаг. Например, в праздники или когда играет сборная России, поднимаясь с колен, как говорит Президент Путин, в хоккей там, в футбол или гольф, не важно. До флага никому дела нет.

В будни есть более простой способ – обвязать щеку повязкой, мол, зубы болят, проклятые. А денег на лечение нет, на работе зарплату задерживают! Вкупе с курткой «Мослифт» - оригинальное прикрытие. Сердобольные старушки-консьержки начинают жалеть: бедненький, у тебя зубки болят, а ты – на работе! Ай, ай, ай, какая, мол, жизнь у нас теперь, никто никого не жалеет, потому и мрут русские люди, как мухи. Это постоянная реакция у старушек!

Вот и в первом подъезде дома № 48 по улице Академика Королёва такая «жалистая» попалась. Удача полная-полнейшая - заручиться дружбой с консьержкой! Это ж круче любой «Википедии», куда он лезет в поисках ответа на вопросы! Надо отдать должное, Чирик дока в деле коммуникаций, общения с людьми, и при желании, любого расколет.

Та ему и двери подъезда открыла среди ночи, и, скучая в одиночестве, ввязалась в беседу. Ну, как же, несчастный представитель «Мослифта» с больными зубами, да ещё и в ночную смену трудится! А когда приплёл, что он «бывший подводник», что три года «оттрубил подо льдом на северАх» - за это ему и вообще бонус полагался, так она считала. Вот и предложила вместе почаёвничать. Чирик расшаркался, с благодарностью принял приглашение и даже сбегал в ночной магазин на Аргуновку за сушками для бабки.

- Кормили нас на подводной лодке 4 раза в сутки, - вдохновенно врал Чирик, попивая чай в коморке консьержки. – Ежедневная норма довольствия – 3 с половиной кило жратвы и питья на человека. Но, я тебе скажу, всё такое невкусное, гадкое, не аппетитное - проспиртованный хлеб, баночная картошка. Да еще консервированная вобла, дрянь такая, что я тебе, бабуля, передать не могу! Солевой баланс регулировать. Кок был плохой, готовил невкусно, всё у него вечно подгорало, пережаривалось, ужас, короче говоря. В общем, бабуля, жизнь на подводном ракетоносце проекта БДРМ, как у рабов: 12 часов работы, четыре сна и снова 12 часов пашем подо льдами северных морей или у берегов США. И - несварение желудка, не к столу будь сказано! Это ж караул. Только клизма и вино, ничего другое не помогает. Сидишь на толчке петухом и рыдаешь, проклиная судьбу. А куда с подводной лодки деться? Некуда!

Бабка качала головой: бедный, бедный Чирик! А тот, что называется, угорает, да про себя духарится: да уж, бедный! Сколько информации получил за тот час, что хлебал бабкин душистый навар. Очень был полезный рассказ про жильцов дома. Чирика волновала квартира № 96, вернее, её жилец Бугровский, между прочим, бывший чиновник московской мэрии, а ныне - барыга и богач. Того часто показывали по телеку, да не как-нибудь, а на фоне его антиквариата, консультации давал по теме поддельного искусства. Квартирку его, с картинами в дорогих старинных рамах и вазами по миллиону каждая, Чирик увидел в модном журнале «Легион историй», который читал регулярно. При виде гнезда богача сердце Чирика забилось, заныло в приятной истоме, как у юного влюбленного, как это всегда бывает, когда он делает выбор: ну, это точно - мой пассажир!

- У вас тут сам Бугровский живёт, - закинул Чирик удочку.

- Бугровский-то? Живёт, живёт. Очень богатый человек, но, по секрету скажу, очень жадный. Прямо жуть берёт, какой жадюга! Жлоб, одно слово! Вперёд никогда не платит, - жалуется Чирику консьержка баба Маня. – Ты чего, говорит, бабка, раньше времени с деньгами лезешь? Ещё говорит, три дня до конца месяца, сиди, говорит, в своем аквариуме и не квакай! А у самого денег куры не клюют. Такие вазы ему таскают – с тебя ростом! Фанфоровые, по мильёу каждая, это он сам говорил! А для бедной бабушки-консьержки денег у него нет. Ну не гад ли? Три машины его во дворе, а он 500 рублей наскрести не может!

- У него 96-я? – уточняет Чирик. – Точно, бабаня?

- А вот и не 96-я, внучок, не 96-я!

- Как это нет? А какая ж?

Она перешла на шёпот:

- У него ж три квартиры в одну сделаны. 94, 95 и 96. Но об этом просют не говорить. И двери, говорят, прорубил в несущей стенке, хотя не имел прав. Вот, что деньги-то делают. Чего хочу, то и ворочу.

- Дома он? – спросил Чирик на всякий случай. Знал, что не дома, звонил туда раза три-четыре с длинными интервалами. И окна не горят.

- Отъехал на отдых! В Италию, в эту, в Сяцилию, ага. В самый, говорит, сапожный каблук. Семья, говорит, в Таиланде, жена туда детей увезла. А он – в Сяцилию, дом у него там. На месяц, говорит, еду, не хочу, говорит, торфяники ваши сраные нюхать каждый август. Сами, говорит, подыхайте, а я, говорит, могу себе позволить дышать за свои кровные!

2.

- Кто это у тебя, баб Маня? – запикал электрический замок входной двери, и широкое окно бабкиной застекленной коморки загородил молодой парень с авоськой. В авоське было три бутылки «жигулевского» голландского розлива. Одет он был в тёртые джинсы, давно не стираную майку с Майклом Джексоном на груди и надписью «Я жив!» на спине.

- Это-то? Да это ж мой пелеменник из Коврова! – весело врёт та. – Лифтовый ремонтник! Весь день не жрамши, хоть чайку, говорю, попей с тётушкой. Ещё чашечку, сынок?

Нет, отвечает ей распаренный Чирик, позже. И, глядя в подозрительные глаза, говорит громко, что сейчас он допьёт свою чашку и пока народ спит, сосканирует все потенциальные дефекты лифтов на всех 22 этажах, а потом вернётся и выпьет со своей родной тёткой по второй.

Парень смотрит на него внимательно, ухмыляясь недобро.

- Кто этот типчик, а, баб Мань? – спрашивает Чирик на всякий пожарный, когда лифт наверх бдительного глазастого. Он умный, Чирик, предусмотрительный и осторожный.

- А-а, - машет баба Маня презрительно рукой, - писа-атель!

- Писатель? А чего не спит?

- Юрка-то? - Та машет рукой. – Да потому что - гулёна! От бабы, наверное. Я те так скажу, но только между нами, никчёмный он человечишко. Художник от слова худо. Пишет, пишет, а никто его не печатает.

- Почему?

Бабка пожимает плечами:

- Видать, плохо пишет. Или с ошибками.

- А он из какой квартиры?

- Так из девяностой же!

- Диагноз понятен, - говорит Чирик. Всегда надо знать, откуда может исходить опасность. Бабка вздыхает:

- Нет, но такой дурак, прости Господи. Я ему: здравствуй, Юра, а он: здравствуй, Маня, ночь прошла? Я ему: прошла, прошла, милай. А он: ночь прошла, одевайся и пошла! Ну не дурак ли? – она крутит пальцем у виска. – Это, говорит, мой учитель сочинил, большой знаток женской психологии. Так вот, что я тебе скажу, сынок, как тебя, кстати, кличут?

Чирик поперхнулся баранкой.

- Меня-то? Это… А, Петей, - соврал, не поморщившись.

Настоящее имя Чирика - Вячеслав. Так его нарекла мамаша-алкашка Шпитонкова Клавдия Сергеевна в честь Вячеслава Тихонова, знаменитого артиста. Когда шёл сериал «Семнадцать мгновений весны», мама Чирика капли в рот не брала, переживая за жизнь штандартенфюрера СС Штирлица. Зато по окончании так оторвалась, радуясь, что всё хорошо кончилось, и её любимый Тихонов ушёл невредимым от фашиста Броневого, что прямиком угодила в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий). Там за решёткой и родился в 1985-м Чирик, точно в день объявления горбачёвского «сухого закона».

Мать, правда, не помнит, от кого родила – может, от санитара, может, от охранника. Судя по тому, что Чирик страстно любит деньги, а главное, умеет их считать, не исключено, что и от тамошнего бухгалтера.

- Я иногда думаю, Петюнь, - шепчет ему бабка на ухо, - что он, Гагарин-то, тово, этово.

- Какой Гагарин? Космонавт? В смысле, «того-этово»?

- Да Юрки нашего фамилиё, как у Гагарина! Однофамилец он! Я думаю, что не в своём он уме, этот кобелина! Зато девок таскать горазд: это, говорит, баб Маня, по работе, я им книгу диктую. А я ж вижу – прости, Господи, прошмандовки уличные, молдаванки, хохлушки, они и русского толком не знают, диктует он им! Знаем, как он там диктует...

- На каком, говоришь, 96-я? А, баб Маня? – прервал её Чирик. Пора, как говорится и честь знать, пока не застукали! Уже в лифте обнаружил, что по инерции спёр бабкин кошелёк. Заглянул – пятьсот рублей и мелочью около ста. Вернуть, что ли, на обратном пути, подумал Чирик. Хотя не в его это правилах: что упало, то пропало, пардон, мадам, зачем варежку разевали!

Если бы знал Чирик, что обратного пути не будет, если бы мог заглянуть вперед, бежал бы он из этого дома быстрее лани. Что-то ему подсказывало: стой, Чирик, не входи в лифт! Довезёт он тебя до беды.

Не послушал, вошёл и быстро нажал кнопку 22 этажа.

Глава 6.

Наташка

1.

Как ни странно, но после «дольче вита» во всех ниццах, каннах, парижах, на островах Индийского океана и в Нью-Йорке, откуда она не вылезала до этого, или отдыхая от нечего делать, или занимаясь шопингом, простая жизнь за прилавком «Продмага» её нисколько не разочаровала. Наоборот, Наташа втянулась, восстав, что называется, к жизни. Видимо, мамины гены напомнили о том, кто она и из какого вышла сословия. Мать её в советское время работала на дому портнихой, и, обшивая с утра до вечера Останкинский район, фактически содержала и мужа, и дочку, мечтавшую о балетной карьере.

Благодаря матери Наташка умудрилась поступить в балетное училище в районе Фрунзенской набережной, откуда вышли и Бессмертнова, и Максимова, и Вишнева, и дочка Мариса Лиепа. В те годы директором была Софья Головкина, балерина в прошлом. Та была умелой и хитрой администраторшей, ладила с любой властью. В советское время – с коммунистами, в перестроечное и бандитское смогла сохранить и штат преподавателей, и само училище. Цинично принимала на учёбу не переспективных деток «больших» людей и те Христа ради помогали училищу. Кого только не видели аудитории школы! Внучку Горбачёва, дочку Хазанов, тут училась родственница знаменитого Япончика, а также дети безымянных боссов с тугими кошельками.

Но Наташа не выдержала балетной муштры. Уже через полгода возненавидела и балет, и училище, и перевелась на вечернее отделение Института культуры изучать рекламное дело. «Комсомольская правда» объявила среди девушек конкурс «Будь стильной с «КП». Послала туда свои фотографии. Еще в конкурс «Леди ». Везде напечатали, после чего её завалили предложениями руки и сердца. Много было писем из мест заключения, особенно от тех, у кого заканчивался срок отсидки и кто готовился к выходу на свободу, мечтая не столько о создании семьи, сколько о красивом женском теле.

По объявлению пошла на пробы российско-какого-то фильма о Древнем Риме. Очередь из смазливых девчонок выстроилась по всей Брестской до Белорусского вокзала, все хотели стать звёздами. Режиссёр с фамилией не то Толстой, не то Толстый, повизгивая от вожделения, предложил сразу раздеться, лечь и раздвинуть ноги. Мол, так надо для фильма, где жёны патрициев спариваются с рабами на глазах у народа Рима по приказу сошедшего с ума императора Калигулы.

Складно изложив сюжет фильма Дзеффирелли, продюссер быстро-быстро снял грязные штаны и обнаружив жирные лоснящиеся ляжки и огромный эрректированный член, полез к Наташке целоваться. Получив кулаком точно в глаз, отлетел в угол, ударился головой об стенку и затих.

На столе стояла бутылка початого коньяка «курвуазье». Наташка отпила большой глоток, а остатки вылила на бритый режиссерский череп: «Охолонись, Калигула!». Взяла брюки, наступила на одну штанину и дёрнула за другую. Обе половинки кинула Толстому: укройся, говнюк!

Потом пришлось спасаться от погони, высланной оскорблённым продюссером, пришедшим в себя без порток. После «проб» на Брестской, Наташа твердо и бесповоротно решила завязать с кино. Поступила на работу в крошечное рекламное бюро, которое, правда, уверенно дышало на ладан. Его директор много лет пытался выкарабкаться из финансовой ямы, ярко иллюстрируя расхожую мысль, что самая глубокая пропасть – финансовая, в неё можно падать всю жизнь. Постоянно пребывая в поисках денег для отдачи предыдущих, судя по всему, немалых долгов, сделанных на рулетке еще в те годы, когда казино в Москве плодились, как кролики, он не очень-то заглядывался на своих работниц, которые все были для него на одно лицо и отличались только количеством денежных знаков, которые он, к своему неудовольствию, должен был им выплачивать ежемесячно.

Его это страшно нервировало, а Наташке такой шеф и был нужен, она уже устала от приставаний мужиков, от сальных предложений не очень решительных и наглых хватаний за все места тех, кто понаглее. Как правило, такими были те, кто или побогаче, или из грязи в князи.

2.

А дальше случилось то, что и должно было случиться по логике сюжета Наташиной жизни. Банк её будущего мужа сделал заказ на рекламную компанию. Наташкин шеф, уже ни на что не надеясь, - пан или пропал, - решил поучаствовать в тендере на создание нового имиджа большого банка. Наташке поручили взять интервью у директора, чтобы снять кое-какие вопросы. Шеф накручивал её перед визитом:

- Наташа, войди в моё бедственное положение! – заламывал он руки и прикуривал сигарету от сигареты.. - Это мой последний и решительный бой! Это мой призрачный шанс выжить. Если мы не выиграем, я сойду с ума! Я просто повешуся! Но ты не радуйся, потому что перед этим придётся закрыть нашу богадельню, а сотрудников, и тебя, кстати, в первую очередь, я буду вынужден выкинуть на улицу.

Естественно, Наташка очень волновалась перед визитом. Банк был в топ-десятке самых крутых в России, и среди его клиентов значился даже Государственный концерн «Газ-Нефть», не говоря уже о сотне более мелких, но по-своему солидных клиентов.

Нарядилась в свои лучшие тряпки, надела каблуки, подвела глаза, а непослушные волосы собрала в высокую башню, заколов её шпильками. Красивая, стройная, похожая на Одри Хепбёрн в фильме «Римские каникулы», пришла к банкиру, молодому и наглому красавчику с пухлыми девичьими губами и глазами неутолённого самца. Его роскошный кабинет с красной дорогой мебелью и видом на Москва-реку и Кремль, помещался на последнем этаже нового здания в районе престижной Пятницкой улицы. Видимо, у него совсем не было времени, потому что ровно через минуту, махнув рукой на интервью, банкир, перешёл с Наташкой на «ты». Ещё через минуту предложил заняться сексом прямо на толстом персидском ковре, положив на её коленки пачку в десять тысяч долларов.

- В порядке шефской помощи, - пошутил при этом.

- Вы ошиблись, - сказала она, глядя в его бараньи глаза, - я вам не девочка по вызову. И я пришла по делу.

Тот рассмеялся:

- По делу! А это что, не дело?

Наташка стала собираться.

- Эй, тебе мало, что ли? За один раз? Ещё добавить?

- Дурак и уши холодные! – сказала она грубо и ушла, даже не оглянувшись. Секретарша бежала за ней до лифта, шептала: девушка, девушка, вернитесь, это Валентин Анатольевич так шутит со всеми красивыми…

- Самками? – задала ей в лоб вопрос. – И как часто он так с вами шутит? С какой регулярностью? Любит шутить на полу или на столе? Сзади или спереди?

- Так что мне ему передать? – заблеяла та. – Валентину Анатольевичу?

- Передайте вашему Анатольевичу, этому вонючему козлу, что он не в моём вкусе.

- Так и передать? – почти потеряла сознание секретарша.

- Так и передать.

- Но он же не вонючий. У него одеколон хороший.

- Хорошо, передайте вашему хорошо пахнущему козлу, то, что я вам уже сказала.

Секретарша вздохнула:

- Зря вы так, девушка. Такими деньгами сорите. Вас же не убудет один раз.

Наташка смерила глупую корову с головы до пят таким взглядом, что та зарделась.

3.

В рекламное бюро Наташа не вернулась, была уверена, что её уже уволили, что этот козёл-банкир уже раззвонил по всем телефонам, нажаловался шефу. Вечером в дверь её квартиры в коммуналке на Маломосковской улице истерично забарабанили кулаками, хотя звонок был на видном месте. Она поглядела в глазок – это был шеф бюро. Заорал с порога, даже не поздоровавшись:

- Наташка, собирайся, такси ждёт, счётчик тикает! Живо! Опаздываем!

- Куда? У меня завтра зачёт, никуда я не поеду.

- Скорей, скорей, скорей, как же ты копаешься! – шеф бегал по квартире, совершенно не вслушиваясь в её слова. - Валентин Анатольевич заказал столик в ресторане «Пушкин» на Тверском, давай, быстро!

- Какой еще Валентин Анатольевич?

- Да ты что, - Мундров! Банкир! Наташа, на кону полмиллиона баксов, я прошу тебя, собирайся в темпе, он хочет обсудить с нами условия контракта!

А Наташке как будто вожжа под хвост попала:

- Вам надо, вы и обсуждайте! А я с этим козлом, извините, на одном гектаре срать не сяду. Так ему и передайте.

- Как это «так и передайте»? – растерялся шеф, видимо, по тону Наташки чувствуя, что та настроена решительно и её не уговорить. – Так прямо и передать?

- Так прямо или так криво, ваше дело.

И вытолкала его за дверь. Но этим всё не кончилось. В двенадцать ночи, когда Наташка уже собиралась ложиться спать, в дверь робко позвонили. Глянула в глазок и увидела огромный букет из роз, охапку размером со сноп чугунной колхозницы над павильоном «СССР» на ВДНХ. Ясное дело, это притащился банкир. Пьяный и весёлый. Просил через дверь впустить его в туалет, «хоть на секундочку», прыгал на одной ножке, скуля щенком. Она не открыла. Он поднял на ноги соседей Наташки по коммуналке, заказал по телефону 29 пицц по количеству едоков, 12 бутылок шампанского, три водки для особо понимающих, а также ящик пива. И вот вся эта шайка-лейка с детьми, бабками и дедками в маразме, собаками и кошками, устроившись у неё под дверью, стала есть, пить, петь песни про «подмосковные вечера», танцевать и играть на гармошке.

В два ночи она вызвала по мобильному милицию, и певцов увезли навсегда. Так она мечтала. Утром же, открыв дверь, чтобы идти в институт, она чуть не лишилась дара речи – пьяный банкир спал на коврике, обняв бездомную жучку.

Так началось их знакомство, которое имело продолжение в виде роскошной свадьбы в старинном парке Кусково и покупки четырехкомнатной квартиры в доме № 48 по Академика Королёва. Прилавок в магазине «Продмаг» в том же доме шёл, видимо, как некий бонус наоборот, чтобы, как говорят в армии, служба мёдом не казалась.

Глава 7.

Гагарин и Клеопатра

1.

Чтобы изобразить портрет римского императора, Юрка Гагарин открывает поисковик «Яндекса», пишет: «Гай Юлий Цезарь в картинках», и – нате вам! - вместо завоевателя Египта и Фракии, на экран вываливаются «весёлые картинки» - разлюли порнуха! Юрке бы и удалить её тут же, чтобы не отвлекаться от романа. Он и хотел так поступить, но извечное мужское любопытство притянуло к экрану и заставило в него уткнуться. И пошло-поехало! Среди прочих попалась на глаза дамочка, которая была очень похожа на его жену Лену, сбежавшую от него на втором году семейной жизни. Юрка в панике увеличивает картинку до 500 процентов, чтобы разглядеть, а насколько похожа? Экран «Acera» резко чернеет и вместо обнажённой дивы, выползла, всё перекрыв, гнусного тревожно-багряного цвета квадратная иконка с устрашающей и мерзкой надписью:

MICROSOFT SECURITY ANTIVIRUS.

Обнаружены нарушения использования сети Интернет!

Системный антивирус проводит независимую проверку на наличие различного рода правонарушений. Обнаружены нарушения:

1. Посещение сайтов порнографического характера.

2. Хранение порнографического видео с элементами насилия.

3. Использование нелицензионного, а также вредоносного программного обеспечения.

В результате нарушений ваш компьютер был заблокирован, т.к. он потенциально представляет опасность для пользователей сети Интернет.

2.

И надпись эта, и иконка ставили жирную точку в Юркином творчестве, так как убивали и его браузер, и все его планы. Ясное дело, эта сволочь давала рекомендации, как избавиться от кроваво-красного позорного клейма. Звучали они так: «Чтобы убрать это предупреждение, достаточно получить код разблокировки и ввести его в соответствующее поле».

Код разблокировки у мобильного магната «Кобелайн» стоил 500 рублей. После получения денег вирус уничтожался. Если глядеть правде в глаза, Юрка горит на этой гадости не в первый раз. Ловится на крючок каких-то шаромыг, как сопливый пацан. Для решения проблем такого рода у него есть технически продвинутый приятель, этакий киллер порновирусов по имени Димыч. А вдруг, ещё не спит, думает Юрка, набирая номер. Судя по тому, что Димыч с первой же фразы послал его на три буквы и кинул трубку, спит.

Не оставалось ничего другого, как звонить провайдеру в «Экстрим». Если честно, Юрка испытывал неловкость и звонить не хотел. Те, правда, работали круглосуточно, порновирусы лезли изо всех щелей, народ обращался за помощью регулярно и в массовых количествах. Но, судя, по сонному голосу операторши, ночью там работали весьма условно.

- Алло-о! – ответили ему, протяжно зевая. – «Экстрим» слушает!

- У меня вирус, - затараторил Юрка, чувствуя себя мальчишкой, которого застукали за просмотром порнушки. – В смысле, не у меня, у моего компьютера. Якобы за использование нелицензионного, а также вредоносного программного обеспечения. А какое у меня вредоносное и нелицензионное? Какое купил, такое и стоит.

- Порнуха, что ли? – цинично спросила девица, снова зевнув.

- Сама ты порнуха! – хотел сказать ей Юрка, но не сказал, а залебезил, понимая, что без компьютера он как без рук. - Ну, какая порнуха, девушка, вы что? – и зачем-то стал врать. - Я – архитектор, всё в жизни видел-перевидел, зачем мне порнуха? У меня проект Дворца бракосочетаний для Бравихи.

Девица ответила, как отрезала:

- Все вы серьёзные, всё вы видели-перевидели и все смотрите порнуху. Четыре тыщи за вызов наладчика.

- Четы-ире? А что так много?

- За удовольствие, молодой человек, надо платить, - сказала операторша назидательно. - Придётся переустанавливать виндоус, он у вас, скорее всего, слетел. Что там было до «клубнички»?

- Э-э, - Юрка чуть не забыл, о чём врал. - Дворец бракосочетаний.

- Забудьте и про дворцы, и про хижины. Их больше нет. Стройте новый, если и в правду, дворец, а не баловством занимались, - захихикали на том конце провода. – Мастера в разъездах, ваш будет с утра.

- Как заново? – испугался Юрка. – И почему с утра? А пораньше?

Чернышевский, «Что делать?». Забыл рукопись в пролётке, когда якобы вез её в издательство. Писал потом заново, чуть не спятил. Во, влип, думает Юрка с тоской, остался я без компа!

- Что значит, «пораньше»? Счас, что ли? Утром, значит, утром! - отрезала девица и вдруг сменила гнев на милость, продолжив голосом ласковым и зазывно-волнующим. – Впрочем, мужчина, если вам так не терпится … В нашем корпоративном пакете есть специальная экстрим-услуга вип. В виде исключения можем пойти навстречу.

3.

- О, пожалуйста, в виде исключения, - канючит Юрка, ещё на что-то надеясь. Так надеется, неверное, приговорённый к смертной казни. Что или нож гильотины сломается, или верёвку от виселицы сопрут. Или примчится в последний момент на взмыленном коне нарочный, завопит, что есть мочи: «Именем короля! Отменить смертную казнь!» и умрёт от усталости. - А что за вип-услуга?

- Девушка по вызову. Живая, не из порносайта. Звать Клеопатра.

- Ка-ак?

- Клеопатра! Имя такое. Делает всё. Двести баксов в час. Ночь – пятьсот. И – никаких вирусов! Ну, как?

- Не-е, спасибочки, - ответил Юрка, мучительно соображая, где ему взять четыре тысячи за вызов мастера. – У меня таких денег нет.

- Адрес? – окатили Юрка холодом.

- Барышня, не надо мне никакой Клеопатры!

- Да я про мастера, мужчина, какая Клеопатра? С вами всё понятно.

- Что со мной понятно? – разозлился Юрка.

- А то, что живым девушкам вы предпочитаете виртуальных, с чем вас и поздравляю.

Э-э, - хотел вспылить Юрка и выдать что-то вроде: женщина, не надо хамить, а денег у меня нет из-за временных трудностей, но не стал.

- Академика Королёва, дом 48, квартира 91. Этаж 21-й.

- Код доступа, тьфу, код в подъезде?

- Ноль девять один.

- Фамилия?

- Юрий Гагарин!

- Слушайте, я кладу трубку. Если каждый чудак начнёт шутить, я спячу, честное слово!

- Но это, правда я! Как космонавт! Только не Юрий Алексеевич, а Иванович. Пожалуйста, я очень прошу, с самого утра. Много работы, очень много, я без компьютера как без рук.

На другом конце провода мстительно засмеялись:

- Да уж, без рук, понятно, непросто. Отказались от девушки, а она бы и компьютер починила, и руки вам заменила, а вы получили бы райское наслаждение. А так – ждите.

И – отрубилась, стерва.

Глава 8.

«Спокойно, это ограбление!»

1.

- Чтоб я так жил! - говорит себе Чирик, оглядываясь по сторонам и довольно потирая руки. – ИКЕА-шоп! Широчайший ассортимент дорогих товаров. И всё абсолютно бесплатно, то есть, даром. Опаньки, это я хорошо попал!

Вызнав у консьержки, что барыги нет дома, что отдыхает на Сицилии, а жена с детьми в Тайланде, сел Чирик в лифт и поехал на 22-й этаж, доставая по ходу связку отмычек. Отмычки у него знатные, просто на загляденье отмычки-отмычечки. Нет в Москве такой двери, которую не взяли бы инструменты Чирика. Но замок в 96-й тоже не простой, ни одна не подошла. Видно, по спецзаказу, под строгим надзором клиента резали, да в одном экземпляре.

Но и на сей счёт у Чирика имеется свой метод. Есть у него ключик без засечек, гладенький такой, на него сверху по всей плоскости наварен баббит, легкоплавкий материальчик. Этот полу-ключ он в дверь сунул, провернул слегка, и - весь рисуночек на нём. Дальше он берёт напильничек и быстро-быстро по рисунку восстанавливает выемки и уголки. А уже они – точнёхонько под личинки замка – открыть его теперь проще-простого.

Провернул Чирик ключик и глазом не успел моргнуть, как тяжёлая из тугоплавкого металла дверь гостеприимно распахнулась и перед ним предстала длинная-предлинная анфилада комнат, уходящих куда-то далеко в сумеречный полумрак. Первым делом шмыгнул Чирик к окошку. На тот предмет, если хозяин сунется в дверь, можно ли использовать балкон для отступления. Он отодвинул тяжелую гардину и восхищённо замер – прямо перед ним взметнулась ввысь всей своей каменной мощью Останкинская телебашня.

- Мощняга! – сказал Чирик. – Умели ж строить люди! Ничего её не берёт – ни время, ни пожары.

На вершине башни лениво полоскался трёхцветный флаг. А выше его увидел Чирик яркую блестящую точку. Самолёт, подумал он. Или дирижабль? А может, гигантский воздушный змей сорвался и повис над землёй?

Точка, сверкнув ярким лучом, ушла в сторону, спряталась за гардину и Чирик потерял к ней интерес – чего только нет теперь в небе Москвы! И частные самолёты, и частные вертолёты. Даже «летающими тарелками» не удивишь!

Со стены на Чирика преданно глядела девушка кисти Маковского. Казалось, только и ждала часа, когда придёт Чирик и заберёт её с собой. Картина тянула тысяч на триста евро. Рядом болтались на плоту несчастные моряки Айвазовского – тысяча долларов квадратный сантиметр. В углу на ослике восседала брюлловская девушка, эскиз будущего шедевра – ещё 100 тысяч евро. Был Малевич и небольшого размера Шагал – Чирик не зря освоил Сеть, всё он знал про искусство, которое прятал по углам богатый московский люд, отслеживал движения раритетов из магазинов и аукционов на дачи и в квартиры.

- Спокойно, - говорит Чирик девушке Маковского, - это ограбление!

Лёгким движением скальпеля достаёт её из рамы и, скатав в рулон, прячет в объёмистый рюкзак. Тем же путём идут Айвазовский, Фешин, Малевич и Шагал. За ними Кандинский, и даже небольшой Репин – всё на какие-то безумные деньжищи!

Он ловко вскрывает ящики серванта в стиле барокко, вынимает из них брошки, кольца и тяжелую золотую диадему наполеоновского времени с вензелем N и, знай, себя нахваливает:

- Ай да Чирик, ай да сукин сын, золотые ручки!

В рюкзак комфортно загрузился сервиз павловских времён на 12 персон, бриллиантовое колье из царской семьи, штук двадцать перстней с бриллиантами по многу карат, золотые часы-луковицы фирмы Буре и «Брегет» и еще много-много чего. Рюкзак стал увесистый, но Чирик никак не может остановиться, всё ему кажется, что и ещё что-то влезет. Он снял со стен две-три иконы Х века, взял парочку золотых подсвечников – до кучи; подумав, правда, что тяжёлые, гады. Обнаружил с десяток «президентских» часиков – «Вашерон» и «Патек Филипп» в тяжёлых золотых корпусах. Им тоже нашлось место в рюкзаке и в широких карманах Чирика.

В ванной комнате подушился всласть дорогущим одеколоном «Бокс», аромат которого составили, как сообщала этикетка, из 979 разных компонентов, а стоил флакончик по цене «жигулей» последней модели.

Представил, сколько надо вкалывать простому человеку, чтобы купить банку этого самого «Бокса», и ещё подушился. Даже подмышками своей брезентовой куртки и в паху. И стал пахнуть как клумба.

2.

Чирик никак не угомонится. Кружит и кружит по квартире Бугровского, как коршун. Но не просто так, а с целью. В поисках, так сказать, завершающего мазка, последней детали большого ночного визита, то есть, сейфа, которого, конечно же, не может не быть у такого состоятельного господина, как Бугровский!

В деле обнаружения сейфов Чирик был настоящим докой. Он не простукивал стены всей квартиры, зная по опыту, что барыги любят, когда сейф под боком. А, значит, или в кабинете, или рядом. Чтобы, во-первых, далеко не ходить, а во-вторых, не смущать родню любимым занятием, каким для них является постоянное перессчитывание и разлядывание денежных купюр.

Кабинет был сплошняком заделан дубовыми книжными шкафами. Если сейф прячут в кабинете, то, опять же, из практики Чирика, или в тумбе стола, закрывая её на ключ или же монтируют сейф в шкафу, укрывая книжками дверцу. Ишь, хитрюга, с теплотой подумал Чирик о хозяине квартиры, считает себя умнее всех! Сейф чёрного металла с белыми перламутровыми кнопочками и рукояткой, поблескивающей тускло, был прикрыт книгами. Но книгами не ценными, таким, чтобы в глаза не бросались, и к которым бы рука не тянулась. Зато рядом сплошным забором стояли сладкие грёзы многих собирателей - прижизненный Пушкин с его автографом, первое издание «Гамлета» с правкой Шекспира, «Ревизор», исправленный рукой Гоголя, коронационные альбомы Александра I, Николая I и Екатерины Великой, дорогущие «Византийские эмали», «Царская охота» и еще чёрт те что на очень и очень немалые денежки.

Наивный ты мой, думает Чирик о хозяине, святая простота. За дураков людей держишь! И код сейфа у тебя, как пить дать, из цифр твоего года рождения и даты.

Вынул записную книжку, нашёл Бугровского и его данные. Выкинув на пол книжный хлам, взялся за кнопки сейфа. Так и есть – день рождения! Со скрипом, приятно даскающим слух, дверца растворилась. Чирик сунул внутрь пятерню и она вошла в груду металлических катышков, которых там было так много, что Чирику на какое-то мгновение показалось, что рука погрузилась в банку с крупой. Неужели, золото?

Замирая от предвкушения, Чирик захватил целую горсть и высыпал на стол. Зерна упала с весёлым, тяжёлым, солидным стуком и рассыпались с грохотом покерных костей. От того, что увидел Чирик, всмотревшись, челюсть у него самопроизвольно опустилась и раскрылся щербатый рот. От увиденного его тут же затошнило, и он, матеря на все лады хозяина дома, набившего сейф золотыми зубными коронками, поскакал в уборную, свалив по ходу дела высокую китайскую вазу, стоявшую в прихожей. Пролетая мимо, и слыша, как с грохотом бьётся о мраморный пол дорогой фарфор, подумал мстительно: «Бей мельче, собирать будет легче».

Над унитазом убедил себя Чирик, что не так всё страшно. Наверняка, хозяин сто раз продезинфицировал коронки. А золото оно и в Африке золото! Вернувшись к сейфу, он аккуратно и вдумчиво собрал всё, что там было и рассовал по тайным и явным карманам своей куртки с надписью «Мослифт». В ванной с мылом и щёткой долго мыл руки, матеря сквозь зубы «хозяина-палача».

После этого захотелось поужинать. Холодильник обнаружился за зеркальной раздвижной стенкой. Поздний ужин или ранний завтрак Чирика состоял из деликатесов: чёрной икры, португальских сардин, сыра «рокфор» в коробочке, колбасы-сервелата финского производства, маслин, мидий в винном соусе «пикант» и баночной, опять же, ветчины.

Он разом свалил провиант на кухонный стол, старинный, большой, круглый, который стоял посреди кухни. Стол был не обычный, я из тяжёлого красного дерева; его середина была выложена толстой плиткой, что придавало ему основательности. Открыв банки и распаковав сыр, Чирик полез в навесные шкафчики за хлебом. Хлеба не было, из мучного он обнаружил только макароны и пакет с сушками. Зато нашёл Чирик пузатую бутылочку «The Glenrothes Malt Scotch Whisky» двадцатипятилетней выдержки в деревянной дорогой коробке и надписью «Limited Release» (ограниченная партия). Хозяин прятал её в самом низу кухонного шкафа.

И только после этого, потирая руки, сел Чирик трапезничать в богатой и уютной квартирке № 96: икру зачерпывая сушкой, слизывая с манжет падающие в дырку икринки, заедая это дело сыром, ветчиной, колбасой и запивая дорогим вискариком из чайной кружки.

Глава 9.

Наташка

1.

Когда взорвалась банка с соком, загадив стены магазина, Наташа позвонила Ахмету и всё ему доложила, как есть, ничего не скрывая.

- Сама не уследила, сама и чини, - сказал тот мстительно. – Я тебе и так чересчур много плачу.

Платил он ей тридцать тысяч рублей. По московским меркам – копейки. Наташка мысленно плюнула и, засучив рукава, взялась за ремонт, не надеясь ни на кого. А на кого, собственно, было надеяться? На вечно пьяного деда Васю? Тот, как пришёл на работу, поддатый, так и уснул, положив голову на прилавок. Надеяться можно было только на собственные силы, как в учении Чучхе. Сначала она решила вынести из подсобки весь товар, который там громоздился до потолка, отмыть его от томатного сока. Днём шли посетители, поэтому этой работой она могла заняться только вечером. За буханкой хлеба зашёл таджик, которого звали Абай Елдаев, он юда засто забегал за едой, когда мёл двор, и она предложила ему заняться переноской тяжестей из одной подсобки в другую, пообещав за это деньги. Тот, даже не спросив: сколько заплатят, принялся за работу. Через час подсобка была готова к побелке. Она предложила деньги, но таджик покачал головой и показал пальцем сперва на батон белого, а потом на бутылку кефира и что-то сказал на своем тарабарском языке.

- Кефира тебе? И белого? И всё, больше ничего? – переспросила его удивленная Наташка. – Так мало?

Чучмек, кивнув, сказал с важным видом:

- Так мало.

- Ну ладно, - сказала она. – Хозяин-барин. Возьми хоть два батона и два кефира.

- Два батона и два кефира, - как эхо отозвался тот.

- А может, колбаски хочешь? Докторской? Свежая, бери!

- Свежая. Бери! – отозвался чучмек, растянув рот в улыбке до ушей.

Короче, Наташка поняла, что он ни фига по-русски не понимает. От избытка нахлынувших чувств – не то сострадания, не то жалости, а может, то от того, что чурка был ей просто симпатичен своей безотказностью, и еды ему дала, и денег пятьсот рублей.

Проводив его, наметила фронт работ. Надо было снять слой испорченной штукатурки, развести краску, подобрав нужный колор и привести стены в божеский вид. Еще год назад от такого рода деятельности её бы вытошнило, а сейчас она с энтузиазмом взялась за разведение краски. Утром 17 августа, идя на работу в свой «Продмаг», завернула в «Ситистор», что рядом с «Патио-пицца», купила на свои деньги кисть, складную стремянку, белую краску и вечером, заперев магазин, оставив спать за прилавком сторожа деда Васю, принялась за дело.

Она уже давно поняла, что не в работе дело, а в отношении к ней. Разве она могла год назад предполагать, что встанет за прилавок, будет отпускать мужикам пиво и водку, выслушивая их идиотские шуточки и сальные комплименты по поводу её внешности, стоически и даже с юмором сносить самые гнусные намёки. Конечно, не могла бы. А сейчас, поменяв взгляды на жизнь, делала эту работу быстро и даже с огоньком.

Глава 10.

Юрка Гагарин

1.

«Получите райское наслаждение!» - вспомнил Юрка и разозлился: четыре тысячи за ремонт и шмаре двести баксов за визит. По курсу Центробанка – 18 тысяч рублей! Итого – двадцать кусков. Губа не дура у этого «Экстрима», чтоб им пусто было.

Юрка бросил трубку и сделал попытку убить вирус самостоятельно. Не вышло. У Димыча всё просто. Он лезет в какой-то «Bios», меняет настройки, переводит системное время компьютера на год вперёд, зная, что вирус живёт сутки. И тот растворяется во временном пространстве, так как у него истекает срок действия. Карета превращается в тыкву, кучер - в крысу, а вирус – в ничто.

Никуда, короче, влезть Юрка не смог, сучий этот вирус блокировал все команды и теперь его «Acer» годился только для заколачивания им гвоздей. Юрка ещё раз потыкал кнопки и ничего не добившись, решил с горя выпить. У него была припрятана початая бутылка «чиваса-ригал», которым он надеялся отметить окончание работы над романом.

- Планы не меняет только покойник, - успокоил он совесть, и как был, завёрнутый в простыню, пошагал на кухню. И вдруг что-то торкнуло прямо в сердце, какая-то неясная, невнятная тревожная мысль о чём-то очень и очень плохом, какое-то предчувствие беды, не беды вдруг возникло в самой глубине его сознания. И что самое поганое, возникло ощущение, что беда может случиться вот-вот, буквально через считанные минуты.

И вдруг погас свет. Но даже не погас, а медленно угас, как в театре перед спектаклем. И стало тихо-тихо, как в склепе.

- Блин, накаркал! Фильм «Вий», вторая серия, - сказал Юрка, глядя в темноту и пытаясь справиться с наваждением. - Паннычка помЭрла, а теперь воскресла. Стоит посреди кухни и сейчас возьмёт меня за горло холодными пальцами. Бр-р, мама! Одно из двух: или вчера перебрал, или сегодня переработал, - Юрка говороит нарочно громко, давя страх, и, словно стараясь вырваться из его липкой паутины, будто соревнуясь с нехорошим предчувствием, быстренько, наощупь, по памяти, распахивает дверцы старого шкафчика над электроплитой, вынимает дрожащими, от чего-то запотевшими руками бутылку и, в спешке, не ища даже стакана, делает, не морщась, порядочный, граммов в сто пятьдесят, не меньше, глоток.

Ф-фу! Страх скукожился и совершенно исчез. Стало легко и весело. А хоть и паннычка, да шут с нею! Заходи, налью! Настолько это Юрку развеселило, что когда заскрипел замок входной двери, и та медленно растворилась, обнаружив в проёме силуэт человека, Гагарин, радостно приняв его за сотрудника «Экстрима», готов был произнести:

- Во, блин, «Экстрим», понимаю! Не успел чихнуть, а вы уже тут!

Шагнул навстречу человеку, но только и сказал из всей задуманной фразы: «во, блин!», и не тогда испугался, когда узнал гостя консьержки бабы Мани, не тогда, когда пришла в голову мысль, с какого привета этот малый с перевязанной щекой открывает его, Юрки Гагарина, дверь своим ключом, а тогда, когда тот, выпучив глаза, ткнул рукой на что-то за Юркиной спиной и заорал истошно: «Пришельцы!».

И хотя знал Юрка Гагарин, что на такие дешёвые штуки ловятся только лохи, - ты обернулся, а тебе ногой в пах, и будь здоров, не кашляй, кошелёк или мобильный уже перекочевал в чужие руки, но, вспомнив, что кошелька у него отродясь не было, а мобильник валяется, не оплаченный, на столе в кабинете, а, главным образом, увидев ужас в глазах гостя, всё-таки обернулся и мысленно согласился: точно, «пришельцы»!

И весь хмель пропал, когда увидел Юрка, как над его немалого размера домом, закрывая лунное звёздное небо, высоченную Останкинскую башню, строения по улице Академика Королёва, соседние дома, да всё-всё, что только можно закрыть, нависал, надвигаясь медленно, грозно и страшно, словно бы приземляясь на самую крышу, гигантский, как в американском фильме «День независимости», бесшумный объект из тёмного, почти чёрного металла, из-под днища которого лился яркий, фосфоресцирующий, проникающий во все щели свет, да ещё такой резкий, такой звенящей яркости, что и у воришки, и у Юрки одновременно до рези заболели глаза. И оба разом прикрыли их похожим движением – заслонившись локтями.

Но это было только начало…

Глава 11.

Чирик

1.

Для пущего комфорта Чирик задрал ноги на обеденный стол и включил плазматрон последнего поколения. Шло большое ток-шоу про инопланетян. В его рамках священнослужители разных конфессий обсуждали животрепещущий вопрос: есть инопланетяне или их нет? Выступал настоятель храма протоиерей Сергей Чирков:

- Пришельцы из иных миров – это духи подземного царства мёртвых, если иметь в виду универсальную модель мироздания, так называемого Мирового Древа, возникшую еще на рубеже XII-XI тысячелетий до Рождества Христова. Она, хотя и в искривленном виде присутствует в сознании еще многих людей.

- Значит, нет инопланетян! – кричал известный журналист Андрей Монахов, который, судя по всему, плохо слышал. Сам Чирик считал, что инопланетяне есть, а из телека дружно отвечали, что их нет.

- Исследование, проведенное социологами в 22 странах мира, показало, что каждый пятый опрошенный верит, будто на Земле скрытно живут инопланетные «агенты», выдающие себя за людей. В Индии и Китае в это верит более 40 процентов. Меньше всего склонны допускать подобное жители Бельгии, Швеции и Нидерландов - там верующих в инопланетян всего по 8 процентов.

- У нас в студии Отец Георгий! – кричал плохо слышащий Монахов. - Что он думает об этом?

Отец Георгий думает, что инопланетяне это бесы. И по его мнению, их надо просто осенить крестным знамением, и они немедленно испарятся.

- А вдруг не испарятся? – кричит Монахов и, не дожидаясь ответа, тычет микрофон преподавателю духовной семинарии. – Что вы скажете?

- Вера в инопланетян вызвана безграмотностью населения. Её подпитывают СМИ. Поймите, существует духовный мир. В этом мире живут существа мыслящие и весьма активные. Это мир ангелов - светлых и падших, воздействующих на человека. А если человек пребывает в состоянии духовной безграмотности, он верит любым фантазиям, которые навязываются духами тьмы.

Андрей Монахов суёт микрофон ещё кому-то:

- Представьтесь, пожалуйста!

- Клирик храма, священник Андрей Андреев.

- Вы верите в существование инопланетян?

- Вы знаете, подобная вера вызван только духовной непросвещенностью людей, отсутствием элементарных знаний о духовном мире. Если в прежние времена бесы смущали человека чертями и драконами, то сегодня, в век технических достижений, их замещают всякие инопланетные цивилизации, пришельцы и так далее.

2.

- Хорошо, - заходится в крике Монахов, - но чем тогда объяснить бурный интерес к этой теме? Глупостью людей, их любопытством, чем?

- Увы, - разводит руками священник, - многие СМИ, опять же, спекулируют на этой теме. Всё это говорит об очень низком уровне духовной культуры и элементарном незнании основ веры.

- Итак, - кричит Монахов, - представители православной церкви считают, что инопланетяне – порождение фантизий журналистов, представителей телеиндустрия и кино. А что говорит на эту тему ислам?

Ислам в лице муфтия, приглашенного в студию, заявил, что возможность существования других миров нельзя исключать.

- Во, чешет, мусульманин! - обрадовался Чирик появлению союзника.

- В исламе вера в приметы и прочие суеверия отсутствует. Человек, прежде всего, должен полагаться на Всевышнего. В Коране сказано, что Всевышний - Господь миров: мира ангелов, мира джинов, мира человека, мира животных и так далее. Может, есть мир и каких-то других существ - творений, нам неведомых. Придет время, и Всевышний раскроет людям знание о них. Но сегодня наука пока ничего не может сказать по этому поводу. Суеверные представления о пришельцах - это попытка уйти от проблем реальной жизни. Сложно судить о причинах такой тенденции. Тут безусловное влияние фильмов и телепередач, которые играют на струнах человеческого легковерия. Вера в инопланетян - это суеверие, когда всё необычное пытаются объяснить вмешательством извне. Порой вообще кажется, что тема пришельцев усиленно педалируется именно в тех регионах, в которых есть ряд социальных проблем. А и Индия, и Китай, несмотря на чудеса экономического роста, имеют очевидные социальные проблемы. И такие проблемы иногда сознательно заглушаются подобной информацией. Хочется верить, что подлинно верующие люди не будут идти на поводу у такого рода суеверий. Нам земная жизнь дана в реальности, мы не должны уходить в фантазии. А земная жизнь - это большая подготовка к жизни вечной. И к ней, как бы она ни была трудна, необходимо подходить реалистично.

- Начал за здравие, кончил за упокой, - махнул рукой Чирик, а Малахов уже теребил очередного гостя. Им был раввин.

- О, еврей! – обрадовался Чирик. – Боишься инопланетян, толстопузый? Конкуренты ваши! Те умные, развитые, задвинут вас в два счёта в лузу!

Раввин возразил Чирику:

- Иудаизм учит, что весь этот мир был создан для человека. Есть внеземные цивилизации, нет их, эта тема иудаизм попросту не интересовала. А люди верят в «зелёных человечков» только в силу того, что это нельзя доказать и проверить.

- Тоже мне, следователь хренов! Доверяй, но проверяй, – разозлился Чирик, которому надоел и Монахов, и его передача. – Сами вы там все инопланетяне, а Бога вашего - нет!

Только это сказал, экран погас. И свет вырубился в квартире.

3.

Мёртвая тишина наступила. Вообще ни звука. Как ночью на кладбище. Ни шороха даже, ни малейшего. Чего не ожидал Чирик, того не ожидал. К чему угодно был готов опытный вор-домушник Чирик. Что включится сигнализация, что из-под стола выскочит собака – живая или электронная, без разницы. Или на пороге возникнет хозяин, занесённый сюда неведомой силой. Но только не такой вот тишины. Что-то зловещее было в ней. Пробки так не выбивает, подумал трусливо Чирик. Чтоб вообще ни звука и ни шороха. Когда выбивает пробки, начинают хлопать двери, слышится дружный соседский ор: «Мань, а у тебя свет есть?». «Нет! А у тя? Тоже нет? Надо в ЖЭК звонить!».

А тут такая тишина, какая, наверное, только в невесомости. Нет, но вообще ни звука! Чирика сковал страх. Он даже отшатнулся, почувствовав, что за спиной кто-то стоит и глубоко дышит. Чётко ощутил Чирик это чье-то дыхание и чей-то строгий взгляд, как это бывает в церкви, когда темно и не горят свечи, а ты один. Грешен Чирик, на заре туманной юности крал икону из церкви, где и испытал такой же вот страх и бежал из храма, чувствуя строгий взгляд в спину.

Видимо, со страху, ахнул Чирик кружку. Выпил бы ещё, да остановился, почувствовав неприятный и непонятный запах. Не понял он сразу, откуда запах исходит.

- Сыр, что ли, протух, зараза? – спросил он, стуча зубами от страха и нарочно уронил на пол нож, лишь бы не сидеть в гнетущей тишине.

Понюхал сыр, да нет, не он. Сыр, как сыр. Как и положено, воняет грязными носками. А тревожащий запах был совсем другой. Какой-то сладкий, дурманящий. Такой, что Чирик почти улетел под потолок, широко и сладко зевая. И заснул бы, но спас его вискарь.

- Или шотландцы набодяжили? – говорит Чирик, тяжело ворочая языком. – ну, не гады! 22 года, это ж какие деньжищи! Надуть русских людей!

И сунул свой длинный нос в кружку - нюхать. Да так понюхал, что виски оказались в носоглотке, отчего на Чирика чих напал такой, что сон как рукой сняло. Раз чихнул, два, а на третий - как по команде - вдруг полыхнуло ярко, но без выстрела и взрыва, и стало так светло, как не бывает даже днём. Увидел Чирик то, чего всегда боялся - фары полицейского «форда» и с криком:

- Менты! Атас! – метнулся из квартиры.

Сначала он побежал в коридор, потом к лифту, а от лифта, вспомнив первую заповедь вора-домушника – если погоня, держись подальше от лифтов! – шарахнулся на пожарную лестницу и поскакал по ней, перепрыгивая через три, а то и четыре ступеньки, а страх толкал и толкал в спину, сбивая дыхание. Спустился Чирик на один пролет, на другой, на третий и понял: а погони-то и нет! И сказал себе Чирик: ты что, дурак, какие менты на 22-м этаже? Если вертолёт, где звук мотора? Прожектор с телебашни, салют какой беззвучный, какие менты? И тут Чирика осенило: а рюкзачок-то он забыл! С инструментом и барахлишком! Ну, это ни в какие ворота! Стоило стараться, рисковать собой! И хотя понимает Чирик умом, что самое лучшее – бежать отсюда, из этого подъезда, из этого дома, из этого района, из этого города, раз так неудачно всё сложилось, но понимает со всей остротой и другое - бежать без рюкзака он не может. Во-первых, улика, а во-вторых, такие ценности, такая удача!

Инстинкт самосохранения шепчет и шепчет в уши: беги, Чирик, беги! Куда глаза глядят! Рюкзак, рюкзачок, орёт, надрывается и стыдит жадность! С барахлишком на огромные деньжищи! Кто хочешь от такой раздвоенности запаникует. И Чирик запаниковал, когда понял, что всё-таки пойдёт наверх. Что-то подобное случалось в его глубоком детстве, но тогда он легко убегал от этого страха, спрятавшись, например, под одеяло. Затаившись, перетерпевал, даже засыпал. А с возрастом уже не так всё просто.

- Да не менты это! – говорит он себе громко, перебарывая гадкий, липкий страх. И уже ступенечка за ступенечкой, держась рукой за стену, качаясь от охватившего его волнения, идёт Чирик наверх. Всё время его тянет оглянуться и прижаться к стене, слиться с ней, раствориться и исчезнуть. Он останавливается у двери барыги, пробует её открыть и видит, что та закрыта. Руки у Чирика трясутся, как после хорошей пьянки, отмычка никак не войдёт в замок и он громким шёпотом ругает себя плохими словами, холодея от какого-то небывалого, леденящего предчувствия встречи с чем-то таким, что невозможно представить и даже невозможно описать словами, пересказать. Вот вставил Чирик отмычку в замок и её провернул. Дверь распахнулась, и Чирик застыл от сковавшего его ужаса, не в силах не только ступить вперед или назад, но даже и крикнуть: «Мама!», хотя очень и очень хотелось. Перед ним во всём белом, как привидение, стоял инопланетянин!

Глава 12.

Наташка

1.

Наташа уже заканчивала красить верхнюю часть стены, думая о том, как она придёт к себе и примет горячую ванну с хвойным экстрактом. И вдруг дом тряхануло так, что она, не удержавшись, полетела с лестницы вниз, успев, правда, сгруппироваться, как её учили в клубе. Только чудом не сломала ногу или руку. Ведро с краской со звоном упало на пол, разбив стоящую внизу бутылку с политурой и жуткая, резкая вонь заполнила подсобку.

- Вот, чёрт! – выругалась Наташка, поднимаясь с пола, залитого белой краской. – Не было печали! Чёрт, чёрт, чёрт!

С грохотом летели вниз бутылки с водой и алкоголем. Наташка подумала, что этот гад Ахмет из принципа потребует оплатить ущерб из её кармана, и тут же философски сказала себе самой:

- Да плевать!

Однако, масштаб бедствий оказался намного значительней того, что она предполагала. Когда вышла в зал, зажимая нос пальцами, первое, что она увидела – упавшего на прилавок сторожа под большой полкой с товаром.

С криком «о, Господи!», Наташка кинулась спасать старика и была страшно удивлена, когда, перевернув его лицом к свету, услышала бодрый храп – тот крепко дрых, невзирая на случившийся катаклизм. Она сделала попытку его добудиться, но тут вдруг погас свет, и она почувствовала, что пол под ногами, стал крениться и что её потянуло куда-то вбок.

Она схватилась обеими руками за что-то железное, как потом оказалось, кассовый аппарат и, почувствовала, что дом качнулся.

- Землетрясение! – первое, что пришло ей в голову.

Она сделала попытку вспомнить, как себя вести в таких случаях и ничего, кроме дурацкой детской шутки: «накрыться простынёй и ползти на кладбище», в голову не пришло. Поскольку в магазине было темно, Наташка решила вытащить из-под прилавка большой железнодорожный фонарь, забытый тут кем-то месяца три назад и полезла за ним, балансируя среди разбросанных по полу буханок, картофелин, бутылок и наступая на пакеты с чипсами, которые взрывались под её туфлями на манер педард. В темноте она ударилась бедром о край прилавка, локтем – о кассовый аппарат, а в довершение ко всему, в нос шибал и шибал мерзкий запах, который, как ей казалось, шёл из подсобки, да ещё отчего-то щипало в глазах. Она интуитивно намочила платок, отыскав на полу бутылку с водой и, приложив его к лицу, глубоко вдохнула. Так и дышала, пока запах газа не улетучился через щели в раме.

Включив фонарик, попыталась сделать ревизию и ахнула: всё в магазине было перевернуто вверх дном, а в довершение ко всему по стенам пошли какие-то странные трещины. Наташка попыталась добудиться деда, но тот на все её толчки и тычки отзывался только мощным богатырским храпом.

- Дед, а дед, вставай! – толкала она его в бок, не понимая, что произошло. – Что-то случилось! Надо бежать, пока дом не рухнул! Вставай же, чёрт тебя дери!

Со злости она зажала дедов нос двумя пальцами, надеясь, что тот, оставшись без воздуха, пробудится, но тот только бурчал какие-то ругательства и не просыпался. Тогда Наташка попыталась взвалить его на себя и вынести из магазина на воздух. Дед был тяжёлый, неподъёмный и ей никак не удавалось его сдвинуть с места. Сколько времени продолжались эти её попытки поднять недвижное тело, она вряд ли смогла бы сказать точно. Вдруг под потолком резко загорелась лампа, за дверью послышался стук сапог, подбитых железом, и она могла поклясться, что вооружённые люди в чёрных касках с непрозрачными забралами и в чёрных комбинезонах вошли в магазин сквозь закрытую дверь...

Глава 13.

Страшное ЧП в Останкино

1.

«…В результате трагических событий в районе Останкино на северо-востоке Москвы, происшедших в ночь с 17 на 18 августа 2012 года, без вести пропали 536 человек. Их фамилии на данный момент выясняют следователи Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Мы будем постоянно информировать о результатах расследования конфликта в этом районе Москвы в специальных информационных выпусках…».

Из выпуска программы «Россия-911».

Семёнов выключил салонный плазматрон: и без того жарко, а от него шло дополнительное тепло. Жара действовала на нервы. Садясь за руль своей «Ходнды-люкс», он улышал змеиное шипение и решил, что какой-то дурак из лагеря близ Зоны проколол ему шину. Раздражённый, он вышел из кабины, осмотрел колеса и не заметил каких-либо повреждений.

Но шипение продолжалось и Семёнов, предположив, что от жары распаялся кондиционер, хотел вызвать дежурного водителя, чтобы тот довёз его до Главного управления. Но тут и обнаружился источник шипения – из раскаленной, деформированной из-за жары зажигалки, выходил газ. Семёнов взял её в руку, обжёгся и в сердцах выкинул в окно.

Старший следователь Генеральной прокуратуры Семёнов Николай Иванович, которому только-только стукнуло пятьдесят лет, человек представительный, дородный, в очках золотой оправы и такими же запонками, с солидными манерами, рассудительный и уважаемый в среде коллег, последние две недели себя не узнавал. Стал раздражителен, а по утрам просыпался с головной болью. Выпивка совершенно не при чём, в жару пьёт только самоубийца. А если наплевать на медицину, то пить Семёнову просто некогда, приходится, как говорится, «гореть» на работе. Головная боль – это следствие «горения».

Семёнов вспоминает, с какой бесцеремонностью вели себя с ним представители ФСБ, ФАПСИ, ФСО, ещё каких-то суперсекретных отделов Главного разведывательного управления, ещё чего-то и ещё чего-то, задвигая его, Семёнова, деятельность на второй план и он раздражается.

А больше всего раздражает Семёнова мысль, что сегодня, как и вчера, ему придётся выяснять с ними отношения, спорить, ругаться, куда-то звонить и тратить нервы, доказывая, что ты не верблюд и то, что ты делаешь – важно и нужно. Фактически те наложили запрет на малейшие самостоятельные действия прокуратуры в районе ЧП, и каждый раз коллегам Семёнова приходилось вставать на уши, чтобы даже просто попасть на место происшествия.

Постоянно шли какие-то муторные, долгие согласования то с армией, то со спецслужбами. Нужно было кого-то всю дорогу убеждать в том, что работа Семёнова по поиску жильцов дома вообще нужна.

Военные и комитетчики работали по своей программе, искали то, что им было нужно, не ставя в известность прокуратуру, что, собственно, они ищут. И при этом совершенно не вникали, чем занимаются коллеги Семёнова, для чего они опрашивают сотни свидетелей, шныряя вокруг дома № 48 по улице Академика Королёва. Если бы они знали, что открывалось день за днем Семёнову и его людям, какая информация поступала в их ведомство после событий в Останкино, они, и Семёнов был в этом уверен на сто процентов, повели бы себя по-другому.

И уж совершенно точно, как говорится, к гадалке не ходи, не считали бы, что их отрывают от важных дел и что люди Семёнова болтаются у них под ногами. То, с чем стакивался Семёнов и его команда день за днём последнюю неделю, могло поразить воображение любого, даже самого психически закаленного и циничного до мозга костей человека.

Из 536 жильцов дома № 48 по улице Академика Королёва, пропавших без вести в ночь останкинского конфликта, в течение недели нашлись пятьсот двадцать шесть человек. Но как нашлись, а главное - где! У Семёнова, внешним видом и солидными манерами которого всегда восхищались в отделе, просто волосы стояли дыбом, и даже галстук летел прочь, мешая дышать, когда он вдруг, снимая телефонную трубку, слышал такую вот информацию: вас беспокоят из посольства Российской Федерации в Австралии. Вчера в посольство пришла женщина по фамилии Угрюмова Антонина Ивановна, без паспорта, без, соответственно, визы и без денег, которая утверждает, что проживает в Москве, а доме № 48 по улице Академика Королёва. Как сюда попала – не помнит. На ней домашний халат и тапочки.

Ни в каких списках авиапассажиров никаких компаний её нет и на все вопросы она отвечает одно и то же: «Путин, партия, комсомол! Путин, партия, комсомол!». И что она будет доставлена в течение двух суток в Москву в отделение общей психиатрии института имени Ганнушкина.

2.

Без паспортов и без визы, а то и в пижамах и тоже в домашних тапочках обнаруживались жильцы дома № 48 в Киншасе, а также в районе исландского вулкана Эйяфьйатлайокудль; молодую женщину из пятого подъезда дома № 48 нашли спящей в районе мыса Горн. Пропавший консьерж пятого подъезда, проживавший с женой в однокомнатной квартире в доме напротив, обнаружился на Фарерских островах, где он, глядя на океан, декламировал во весь голос на древнерусском языке из «Слова о полку Игореве».

Семёнов много чего повидал на своем веку. Как шутят коллеги, занимался всем – «от кражи мобильного телефона до нападения на переписчика». В 90-е с «макаровым» в руке брал бандитскую сходку в Капотне и был ранен в плечо. Потом наступили «нулевые» годы, когда шла борьба с коррупцией. Её представители были пострашней бандитов. Внешне лощёные, они были жестоки, жадны и человеческая жизнь для них ничего не значила. Сто тысяч «баксов» киллеру и нет проблем. И с ними вступал Семёнов в схватку, из которой выходил победителем. Но сейчас, занимаясь «останкинским» делом, он подсел на фенозипам и валидол – в голове не укладывалось всё то, что видел и слышал.

У подножия египетской пирамиды был задержан гражданин, который просил милостыню и говорил исключительно по-немецки. В полицейском участке признался, что он русский, хотя родного языка не знает и что проживает в Москве в доме № 48 по улице Академика Королёва. Немецкий он знал в совершенстве, хотя на допросе утверждал, что еще два дня назад мог сказать на языке Гете и Шиллера только «хенде хох», «шнель», «руссиш швайн» и «Гитлер капут». То же самое: ни паспорта, ни визы, а как попал в Египет не помнит. Поначалу, когда думали, что немец, обратились в посольство Германии и у тех глаза полезли на лоб – москвич шпарил наизусть из «Майн кампф»!

Обнаружились жители дома № 48 в Шанхае, в столице Латвии Риге в зоопарке рядом с Киш-озером, на Алеутских островах, в Лондоне, в Мельбурне, в Осаке, во Владивостоке, на Новой Земле, на острове Мадагаскар, в районе Ниагарского водопада, возле озера Чад, в Хургаде, в городе Коньяк на складе компании «Отард», у озера Байкал, в порту Галифакса, в центре Осло, в Копенгагене рядом со статуей русалочки, в галерее Уфиццы во Флоренции, на Корсике, рядом с домом, где родился Наполеон, на набережной города Далянь на панцыре каменной черепахи, в Сайгоне, на острове Бали, на Мальте, в Перми, в пещерах близ озера Блед в Словении, в Салехарде, в армянском городе Эгвардт, на острове Борнхольм в Балтийском море, в Гаджиево на секретной базе атомных подводных лодок Северного флота, в Каунасе, в Риме на ступенях Колизея и даже в Антарктиде.

Через Министерство иностранных дел РФ Генеральная прокуратура распространила секретный документ, согласно которому всех граждан, указавших за границей этот адрес, требовалось незамедлительно изолировать и всеми правдами-неправдами, под специальным присмотром и обязательно в обстановке самой строгой секретности, доставлять в Москву по предписанному адресу, снимать с них показания и немедленно докладывать «наверх».

Бывший дипломат, проживавший в пятом подъезде, был пойман на острове Капри, когда крал из кафе на набережной заказанную кем-то пиццу. На допросе читал куски из Шатобриана на чистом французском и требовал доставить его домой на улицу Академика Королёва. В каком городе и в какой стране эта улица – не помнил.

В Токио был арестован за разбой некто назвавшийся дядей Васей. Якобы проживал в Москве в третьем подъезде дома № 48 по той же Академика Королёва. Работал ночным сторожем в магазине «Продмаг», но где был этот магазин, не помнил. При задержании требовал вернуть мифический миллион долларов, якобы украденные у него полицейским 3-го класса Куодо Сан, которому он выбил коренной зуб.

В камере, куда его посадили до выяснения обстоятельств дела, собрал вокруг себя хулиганов, сутенеров, двух взломщиков игровых аппаратов и трёх «напёрсточников». На чистом японском спросил их таинственным голосом: «Не желаете ли, добрые люди, послушать прекрасную повесть о любви и смерти?». Решив, что он гомик, его послали, куда подальше. Тогда он полез в драку, кричал, что заставит этих дураков слушать прекрасную историю про юношу и девушку, которые любили друг друга к великой радости и к великой печали и скончались в один и тот же день - он из-за неё, она из-за него.

Ему накостыляли по первое число, но, когда он пришёл в чувство, всё повторилось снова. И ещё раз, и ещё. Всё шло к тому, что в токийской каталажке дядя Вася испустит дух, но его спасла счастливая случайность.

Сотрудник российского посольства, выпив за суши два глиняных графинчика сакэ, решил не ехать за рулем, а спуститься в метро. Там он купил вечерний выпуск «Токин симбун», которую никогда в жизни не приобретал, экономя средства посольства и потом объяснял эту покупку своим послеобеденным расслабленным состоянием. В рубрике «Городские происшествия» нашёл заметку о драчуне, которого пытался арестовать полицейский 3-го класса по имени Куодо Сан. На допросе драчун дядя Вася утверждал, что прибыл из Москвы, что проживает в доме № 48 по улице имени отца советской космонавтики Королёва и что у него из кармана украли миллион долларов.

При этом человек из Москвы не знал ни слова по-русски, зато у него от зубов отскакивал Кодекс чести самурая и ещё на языке Страны Восходящего Солнца он читал наизусть кельтскую поэму «Тристан и Изольда». Всё это настолько не соответствовало его внешнему виду старого пьяницы, что японцы только плечами пожимали: ох уж, эти русские!

Сотрудник посольства, вовремя вспомнив письмо из Гепрокуратуры, проинформировал посла и уже назавтра дядя Вася с воплями об украденном миллионе вселялся в отдельную палату больницы имени Кащенко, прибыв в Домодедово спецрейсом «Аэрофлота».

3.

Голова у Семёнова шла кругом: как эти люди попали в дальние дали? В результате какой необъяснимой силы оказывались заброшены за тысячи километров от Москвы? Физически никто не пострадал, но никто из них почти ничего и не помнил, кроме имени-фамилии и чёткого адреса: улица Академика Королёва, дом № 48. Семёнов, думая с утра до вечера о той страшной силе, которая может так легко творить подобные чудеса, попытался найти во всем хоть какую-то систему и по мере обнаружения людей, вкалывал красные флажки в карту мира – каждый флажок в том месте, где был обнаружен очередной жилец с улицы Академика Королёва. Никаких секретных знаков эта работа не выявила, системы в этом не было.

Попытки определить, отчего люди оказывались именно в тех местах, где были найдены, нет ли в этом также какой-то закономерности, тоже оказались безуспешными. На вопросы никто не отвечал, многие тупо глядели в потолок или напевали странную песенку: «Если завтра война, слепим пушки из говна. В жопу пороха набьём, всех буржуев перебьем».

Странности плодились с какой-то космической скоростью. Жилец, который шпарил наизусть из «Слова о полку Игореве», данной книги, по уверению родни, вообще никогда не видел и про неё даже слышать не мог. Знаток Шатобриана был водителем в гараже администрации Президента РФ и книг в руках отродясь не держал. И так далее. О стороже «Продмага» дяде Васе речи и вообще не было, у того было лишь три класса образования и полное незнание правил умножения. Просто чудеса в решете!

Но следы десяти человек затерялись. Эти десять как в воду канули. Семёнову принесли их список, который он в данный момент изучает, сидя в своем кабинете на Тверской. Иногда он встаёт, закуривает сигарету и подходит к окну. Каждый день за окном одна и ту же картина – толпы злобно настроенных журналистов телекомпаний разных стран мира кидаются ко всем выходящим и выезжающим за ворота прокуратуры, требуя информации.

Прокурорские только отмахивалась: мы сами ничего не знаем! Им не верили, критиковали нещадно за непонятную секретность всего и вся.

4.

Не входит в задачу прокуроров определять марку металла, из которого произведён упавший НЛО, уточнять состав ДНК павших в бою с землянами инопланетян. А вот судьба людей прокуратуру сильно волнует. Только люди могут с точностью до минуты восстановить события той ночи, объяснить причины агрессивного поведения инопланетян и их скоропалительного отлёта с Земли.

Но это в идеале. Опрос тех, кого привезли в клинику Кащенко из разных частей света, не дал никаких результатов. Разве что Семёнов и его молодой помощник Алексей Бубукин (тот недавно на следственной работе и для него происшествие в Останкино – уникальная школа жизни), наслышались и навидались такого, чего никогда бы не нафантазировали. Жильцы дома № 48, вернувшиеся чёрт те знает, откуда, вдруг разом научились и петь, и стихи читать на разных языках и даже сочинять теоремы. Один больной, а, по мнению врачей, жильцы дома № 48 все теперь душевно больны, а особенно, совершившие этот головокружительный полет за тысячи километров от Москвы, экстраполируясь в ночи, как в каком-нибудь фильме ужасов, обратился к Семёнову на чистейшей латыни. И не просто так, а с выражением, размахивая руками, гневаясь на его непонимание.

- Что он говорит? – спросил Семёнов у психиатра.

Тот, вслушавшись, процитировал:

- Persaepe accidit, ut utilitas cum honestate certet.

- Что это значит? – спросил Семёнов с раздражением. Когда он чего-то не понимал или не знал, то злился.

- Очень часто случается так, что выгода – utilitas – спорит с честностью – honestate, - перевёл тот.

- Ах, как интересно! – сказал Семёнов с иронией. – Глубокая мысль.

Больной, строго глядя в глаза Семёнову, разразился длинной и гневной тирадой. Семёнов попросил по возможности перевести сказанное. Психиатр, изучавший латынь в институте, только головой качал в тихом обалдении: это ж выступление Цицерона, его, так называемая, Первая филиппика против Марка Антония и сделал попытку перевести на слух несколько предложений.

Семёнова, надо сказать, очень удивило их современное звучание:

- Но вот, чего я опасаюсь сильнее, - переводил врач, - как бы ты не ошибся в выборе истинного пути к славе, не счел, что быть могущественнее всех, внушать согражданам страх, а не любовь – это слава. Пользоваться любовью у граждан, иметь заслуги перед государством, быть восхваляемым, уважаемым, почитаемым – всё это и есть слава; но внушать к себе страх и ненависть тяжко, отвратительно; это признак слабости и неуверенности в себе.

- Спасибо, хватит, - Семёнов жестом остановил врача, непроизвольно оглянувшись: крамола всё ж таки! Хрен его знает, кто тут работает, какой народ и что у них на уме. – Я вас вот о чём попрошу, профессор. Никому не переводите этого Цицерона, хорошо? Мало ли чего? От греха подальше, что называется. Договорились?

- Хорошо, - сказал доктор, пожав плечами. Кажется, он так и не понял, чего от него хотел следователь. Для него этот самый Цицерон – параноидальный бред больного, он словам значения не придаёт и в них не вслушивается. Только удивляется: откуда у больного Цицерон, если он никогда не учил латынь? Какой там «учил», даже не знал, собственно говоря, о существовании этого языка, если верить родственникам! Это что ж за сила воздействия у останкинских «гостей», говорил врач, нервно дёргая Семёнова за рукав! Это ж просто какая-то психотропная бомба!

- Хуже, - сказал Семёнов, вспомнив Цицерона.

- А если «гости» вернутся? – волновался врач. - Кто может сказать, что принесет миру вторая встреча?

- Да что тут думать, - мрачно буркнул Семёнов, - расширим вашу клинику, только и всего. Койко-мест миллиончиков на сто пятьдесят. А если НТВ подключится и будет освещать эти события в своем ключе, то и филиалы по всему миру.

Врач иронии Семёнова не понял и, кажется, засомневался в его психическом здоровье. Семёнов и сам в нём сомневается, ведь приходится слышать и слушать такое, что – мама, как говорится, дорогая! Всё откладывается в мозгу, не без последствий, это очевидно.

Глава 14.

Герои и подвиги

1.

- …Что это? Мама! – орёт Чирик не своим голосом. – Мамочка!

Юрка Гагарин, с которого в миг сошёл хмель при виде огромной стальной конструкции, слепящей ярким огнём, и сам искал ответ – что это? Но, когда понял, что и гость не в курсе, решил прояснить, а кто он такой, собственно говоря.

- Ты кто? – надвинулся он на Чирика. - Откуда? Из «Экстрима», компьютер чинить? Так иди, чини, чего орать?

Чирик, не ответил. Подвывая, он кинулся к окну, но, споткнувшись со всего размаху о запасные колёса Юркиного «жигуля», которые тот хранил в прихожей, грохнулся на пол, матерясь во всё горло.

- Эй, хорош тут кувыркаться! Тоже мне, ванька-встанька!

Юрку и самого тянуло к окну, поглядеть, что там горит ярким пламенем. Но не мог он так взять и впустить какого-то идиота, не узнав, кто он и с какого привета влез в его квартиру без звонка и стука! То, что не из «Экстрима», Юрка, хоть и не сразу, но понял, увидев на его куртке надпись «Мослифт». Но и то понял, что этот пришибленный с наушником «хэнд-фри» в ухе и не из «Мослифта», судя по всему. А значит этот субчик, как он, Юрка, и предполагал, увидев его в первый раз в «стекляшке» у бабы Мани, скорее всего, обыкновенный вор-домушник. Такого надо - руки за спину – и тащить в полицейскую «ментовку». Легко сказать, если тот скачет по квартире, как кенгуру в вольере!

- Эй, мужик, - разозлился Юрка, - какого чёрта? Влез без стука, падает! Воровать пришёл?

Изловчился и схватил мятущегося гостя за шиворот. Только тут Чирик, который подвывал и охал, обрёл дар речи:

- Какой воровать, дяденька, какой воровать! Вы посмотрите, что за окном делается? Конец света! Мы пропали, мы все умрём!

- Будешь орать, умрёшь прямо сейчас, - сказал Юрка весомо.

От воплей этого истерика у него заболела голова. Кстати, насчёт конца света этот малый сильно преувеличивает, думает он, света тут много и конца ему не видать. За окном что-то загрохотало. Уж не пожар, ли, испугался Юрка? Держа Чирика за шиворот, подтащил его к окну, жмурясь от ярких огней и от увиденного потерял дар речи. Огромная железная кастрюля, сверкающая огнями и не подходившая ни под одну классификацию летающего объекта - ни под натовскую, ни под российскую, ни под китайскую, снижалась всё ниже и ниже и ещё пять-десять метров, она просто раздавит родное гнезда Юрки Гагарина, оставив тут только груду железобетонных блоков, да чугунные заборчики, выкрашенные в весёленькие жёлтые и оранжевые цвета. То, что от него тоже ничего не останется, об этом Юрка и не подумал, волнуясь за своё родное жилище.

- Слушай, так это Никита Михалков! Кино снимаепт. Он любит такие вот дорогостоящие полёты во сне и наяву. В «Цирюльнике» у него машина бегала, лес валила. Не сравнить, конечно, с этой. А теперь, скажем, бюджет большой, вот он и собрал из досок и фанеры.

От увиденного голова шла кругом: вот тебе и серебристая точка в зените! Точка, точка, запятая, вышла рожица кривая! Вот, оказывается, во что она превратилась! И тут только Витька вспомнил, что держит за шиворот незнакомого человека. Отпустил его и тот мешком рухнул на пол, запричитав:

- Какой из досок? Какой из фанеры? Господин хороший, вы что дурак? Кто вам тут ночью снимать разрешит? Даже вашему Михалкову – возле Останкинской-то башни? Вы совсем, что ли, ни фига не рубите?

Юрка согласно кивнул, да, насчёт кино неправдоподобно.

- А ты мне, кстати, не груби, ворюга, - сказал мстительно. – Погоди, а если это учения МЧС? Пришло им в голову, что именно среди ночи, когда все спят.

Чирик замахал руками:

- Чтоб народ от страха поумирал?

Он прав, подумал Юрка, неправдоподобно. Как ты себе представляешь такого рода маневры? Из-за отсутствия света отключатся лифты и как смогут эвакуироваться люди, если их никто и никогда этому не учил? Паника среди ночи? «Пожар, спасайся кто может!». Да нет, бред, бред сивой кобылы!

- Это не МЧС, это инопланетяне! – причитал Чирик. – Они самые! Я их чую, гадов! Сбылись мои страшные предчувствия!

- Хорош ныть! – отрезал Юрка, не терпевший нытиков-мужиков. – Ты ж не баба, в конце-концов, инопланетяне!

- А куда нам теперь деваться?

- Не психуй заранее! А может, они с мирными целями? Научная экспедиция? Все флаги в гости к нам?

- Ну да и садятся на крышу, чтобы всех порадовать?

- Вот мы сейчас пойдём, - говорит Юрка, ничего не понимая и борясь с омерзительным чувством страха, - и всё разъясним. Кто они, зачем прилетели, откуда? Идёшь со мной?

- Я-а? – Чирик в ужасе шарахнулся в сторону. – Я - пас! Никуда не пойду, я не нанимался! На хрен мне это надо! Вы не видели «Войну миров»? Я видел! Людей жгут, дома рушат. «Мирные»! Я этих пришельцев на дух не перевариваю, такие мерзкие типы, хуже ментов! Меня стошнит, если я их увижу.

Чирик стал заикаться от страха:

- К-куда б-бежать, что д-делать? Ёпэрэсэтэ!

Юрка первым пришёл в себя, умел собираться минуты опасности.

- Не ныть! И звонить в МЧС, вот, что делать!

Он схватил телефонную трубку и стал тыкать в цифры, набирая 911. МЧС не отвечал. Юрка сгоряча попытался ещё раз набрать номер, пока не понял, что аппарат не просто не соединяет, он элементарно выключен из сети, отрублен, отсоединён от внешнего мира. Ни гудков, ни шорохов. И это сильно его насторожило.

- Эй, парень, тебя как зовут?

- Меня-то? А что?

- Имя, говорю!

- Чирик. Бежать надо, хозяин, спасаться!

- Я те побегу! Борзов, блин, хренов, бегун! Слушай, в доме дети и старики, как бежать, сам подумай! Никогда себе не простим. Ты пойми: малые дети!

- Деньги? – не расслышал Чирик и насторожился.

- Дети, дурак, какие деньги! Детей надо спасать. Ну что, идёшь со мной?

Тут Чирик затрясся и совершенно искренне захныкал: я не спасатель, мне за это не платят. И что мы можем голыми руками, да вдвоём, ты и я?

- Нет, я не по этому делу, я в такие игры не играю! Хочешь спасать, спасай, но без меня!

- Двое это сила! – убеждал Юрка. - Не будь бабой! Себя уважать перестанешь, если людям не поможешь.

Ну, это на Чирика подействовало как на мёртвого припарки.

2.

У Юрки Гагарина вся эта история не укладывается в голове. Как-будто сон! Инопланетяне! Созрел план – быстро-быстро обзвонить всех знакомых мужиков по первому подъезду. Особенно тех, кто с машинами, это народ решительный, закаленный в боях за выживание на дорогах Москвы, пообтесавшийся и не малохольный. Наверняка, у кого-нибудь и оружие есть, припрятано на всякий пожарный. Чувствовал Юрка, что не обойтись сегодня ночью без оружия. Вот чувствовал и всё тут.

Ещё себя ругнул мысленно, что давно не тренировался в стрельбе, хотя армейский сослуживец, который служит в охране РЖД, частенько звонил, приглашая вместе ехать на стрельбище: «Юрка, приезжай! Патроны халявные, постреляешь от пуза, вспомнишь службу, молодость!».

Не съездил вот ни разу, лень матушка вперед тебя родилась, как говаривал покойный отец, критикуя Юрку за неумение быстро принимать решения.

Из моих знакомых, говорил Юрка Чирику, собираясь по ходу дела, мы собьём серьёзный отряд самообороны. Человек в десять-пятнадцать. Со многими он познакомился на парковке. О, там жизнь бурлит, бьёт ключом просто. Сосед-автомобилист всегда поможет соседу-автомобилисту. Кому трос нужен, чтобы отбуксировать машину до сервиса, когда не заводится, кому «когти», чтобы «прикурить» от своего аккумулятора. Ключами гаечными делятся, насос, колеса подкачать, иногда и маслом моторным, если марки совпадут. Зимой – скребок дадут взаймы, со стекла лёд счистить.

Тут можно разжиться деньжатами до получки, пообщаться, поболтать «за жизнь», обсудить политические и культурные новости, жён, деятельность правления кооператива, ну и так далее, темы всегда найдутся у мужиков.

В конце концов, говорит Юрка Чирику, носясь по квартире в поисках штанов, носков и кроссовок, дом – домом, но хотя бы свой подъезд они-то смогут отстоять, защитить, если что? Или мы с тобой не мужики? – спрашивает он Чирика, глядя в его кислое, несчастное лицо. Того и гляди, разрыдается человек.

- Не боись, Чирик, в соседней подъезде у меня приятель, фотограф, - подбадривает Юрка парня. - Крепкий, сильный мужик, надёжный, как страховой полис «Уралсиба». Между прочим, сын легендарного Кривомазова, редактора журнала «Русская водка». Не слышал о таком? Его папаша всю жизнь боролся против захвата алкогольного рынка разной бандитской братией.

Вспомнил Юрка по ходу дела и других ребят, на которых можно положиться. Игорь Курдовер, ему уже подл 70, но крепок, силён, когда-то играл за команду мастеров в баскетбол. Старый конь борозды не портит. Потом Колька Герасимов, бывший журналист, открыл свою строительную фирму, мужик надёжный, двухметрового роста, смелый. Вовка Родомский, коммерсант, Юрка Лапин с телевидения, Игорь Моничев, журналист английской газеты «Сан», создатель сайта «За честный футбол».

- Да нет, Чирик, не трясись, наберём команду, дай Боже!

Но Чирику, похоже, не до Юркиных стратегических планов. Глядит широко распахнутыми, по-детски испуганными глазами в окно, дрожит всем телом, что-то там себе соображая, не иначе, как бы поскорее и понезаметнее улизнуть. Юрка, чувствуя это, спешит со сборами.

Мол, сейчас, сейчас, друг Чирик, только мобильник он найдёт, сделает десяток-другой звоночков и – вперед, на баррикады! Как его папаша в 1991 году. Тот ночевал у Белого дома на Краснопресненской набережной все три дня, ждал вместе с народом штурма, даже фотографии есть, где он стоит в бронежилете и с автоматом АК-47 радом с Ельциным и Хасбулатовым.

Юрка жалел, что на его век не выпало таких пафосных событий. Это ж потом всю жизнь можно вспоминать с друзьями: а помнишь? Юрка, как бы это сказали газетчик, человек с активной жизненной позицией. В отца пошёл. Никогда мимо не пройдёт, если видит несправедливость. Драка там, когда трое на одного или кого слабого обижают.

Сколько раз, попав в пробку, вылезал Юрка из кабины и шёл разруливать, хотя его никто об этом не просил. Так было на пересечении Проспекта Мира и Садового кольца, когда сломались светофоры. Наглые козлы на навороченных джипах, конечно же, кинулись вперед, всех игнорируя, пытаясь продраться, с ними смешались ряды, что шли по кольцу, ну и начался замес. Юрка понял: пробка эта до завтра, не рассосётся, если не вмешаться. Не поленился, вышел, взял в руку монтировку, ну и быстро навёл порядок: этот – туда, тот - сюда. А тебе – стоять! И монтировкой грозил для убедительности.

У него это хорошо получается, разруливать разные экстремальные ситуации, надо сказать. Ему вообще не писателем быть, а спасателем. Раньше много летал самолетом по делам коммерции, которая его окончательно разорила в 2011 году. Сколько раз мечтал в полёте: вот, случись авария или катастрофа, он себя покажет. Каждый раз планировал создать новый спасательный жилет, считая те, что демонстрируют стюардессы перед полетом, неудобными и непонятными в эксплуатации.

Когда народ в панике, хватает детей, чемоданы, какие, на хрен, «завяжите за спиной лямки»? Да он никогда в жизни не сообразит, как лямки завязывать за спиной, он просто выкинет в окно такой жилет! Жилет должен быть примитивным, как весло или спасательный круг. Чтобы даже ребёнок уразумел, как им пользоваться, да сразу. Чтоб в минуту опасности хватался за него, зная, что вот это и есть – спасение.

3.

Электричества в доме не было, но компьютер еще работал, используя заряд батареи. На экране Юркиного «Аcera» красовалась всё та же кроваво-красная иконка:

MICROSOFT SECURITY ANTIVIRUS.

Обнаружены нарушения использования сети Интернет!

Компьютер жалобно попискивал, у него, судя по угасающему звуку, окончательно садилась батарея. Юркин мобильник, дешёвый «айфон» марки «Made in China», нашёлся на столе среди пустых пивных бутылок. Но и он не работал, показывал отсутствие средств на счету.

- Это плохо, что нет связи, очень плохо, - говорит Юрка и, быстро приняв решение, командует Чирику. – План такой, Чирик. Пробежимся по этажам, потыкаемся прямо в двери, разбудим тех, кто дрыхнет и оперативно мобилизуем на подвиги. Мой сосед по коридору – крутой мужик, хозяин автосервиса. Бандит-не бандит, чёрт его знает. Морда такая - семь на восемь, восемь на семь. Как выйдет к ним, так они и разбегутся, твои гости – глодать кости, будь спокоен. Ниже меня Колян Герасимов, вечно за правду воюет, мужественный чувак, его следующим разбудим.

Куда и зачем кого-то брать, Юрка совершенно не думал. Движимый желанием разобраться в ситуации, он как-то быстро взял себя в руки и в отличие от Чирика, был настроен не ныть, а что-то делать. Единственное, что его удивляло и пугало, так это то, что на улице царила необъяснимая тишина. Ведь если со стороны глядеть – полнеба закрыла эта страшная, гигантская конструкция. И что, никто её не видит? Не из этого дома, не из соседних? Не звонит в милицию, не поднимает тревогу? Где милицейские трели, где сирены пожарных машин и «скорой»?

Дом в Останкино спал крепко, а под покровом тьмы происходило что-то из ряда вон. Собственно, эта мысль и заставила Юрку быстро натянуть джинсы, надеть куртку и кроссовки, и распихать по карманам – на всякий пожарный – фонарик, перочинный нож, зажигалку, спички, и ещё раз глянуть в ярко освещённое окно, что оценить ситуацию. Корабль теперь висел над домом низко-низко, а из его необъятного чрева выходила, выдвигалась с лязгом какая-то непонятная конструкция в виде гигантских размеров полого цилиндра, который спускался всё ниже и ниже к земле.

- Эй, Чирик, это что они задумали? Сесть нам на головы? Чирик, быстрей сюда! – громким шёпотом стал звать Юрка воришку, но ответом ему была тишина.

- Чирик! – сказал уже громче, но никто ему не ответил. Юрка достал из кармана фонарик, посветил в сторону прихожей. Там никого не было. Прошёл на кухню – нету Чирика. Посветил в ванной, в туалете – пропал человек! В комнате его нет, во второй тоже нет. Нагнулся, чтобы заглянуть под кровать, вдруг, там прячется и услышал стук двери на пожарной лестнице.

- Ах ты, трус! Стой, Чирик, стой, кому говорят!

Выскочив в коридор, наткнулся в темноте на шкаф с барахлом и выронил фонарь. Пока искал, понял, за что Чириком бежать смысла нет, тот уже далеко. Чтобы не расстраиваться, сказал себе: какая от этого идиота польза? Крепко разозлил он Юрку Гагарина. Он не хотел себе в этом признаваться, но злило его то, что с уходом Чирика ему стало до жути страшно. Такое было ощущение, что дом вымер и что он остался один на всём белом свете. Это похоже на детский страх, когда трясутся поджилки, а в животе все пустеет и обрывается, как будто летишь на санках с горки или несёшься на скоростном лифте с 50 этажа в Московском Сити.

И вот этот страх остаться одному, да еще в какой-то непонятной, необъяснимой ситуации и толкнул к двери на пожарную лестницу. По принципу: лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. Но не успел Юрка сделать шаг, как почувствовал, что из-за чего-то слабеют и подгибаются ноги. И еще услышал запах, похожий на запах хлороформа, который медленно и убаюкивающе обволакивал мозг…

Глава 15.

Список следователя Бубукина

1.

В кабинет Семёнова влетает без стука его молодой помощник Бубукин. Лицо его сияло, как начищенная сковородка:

- Николай Иванович, разрешите! Включайте радио!

- Что случилось? – спрашивает Семёнов – мы высадились на Марс? Или опять что-то взорвалось?

- А вы не в курсе? Весь мир к нам ломится! В Москву, в Останкино! Миллионы людей! Вы послушайте, что творится!

И он настроил радиоприемник Семёнова на волну «Эхо Москвы»:

«…Как сообщают наши корреспонденты, на приграничных с Российской Федерацией территориях, по данным ООН, скопилось до 100 миллионов человек, ждущих разрешения на въезд в нашу страну. Они селятся в палаточных городках ООН, срочно разбитых вдоль границ; тут же повсеместно стали возникать эпидемии различных болезней. Требуются лекарства и врачи. День и ночь самолеты ООН доставляли гуманитарную помощь в места скопления людей. В подушках и матрасах, в детских игрушках и мобильных телефонах, присланных из Южной Америки, было обнаружено около 2 тонн чистейшего кокаина; колумбийская мафия попыталась под шумок наладить новый трафик наркотиков в Россию...

В Варшаве обнаружены листовки нелегальной партии «Смерть или социализм!» с требованием восстановить Варшавский договор. «Не случайно инопланетяне высадились именно в России, - писал некто Яцек Костюшко. – В этом видится перст судьбы, подтверждение избранности России, которая может повести за собой остальной мир. Долой Евросоюз, служащий интересам богатой элиты, да здравствует социализм и Варшавский договор!».

Как с ума посходили! – подумал Семёнов. И как ему работать в такой обстановке? Что-то там искать? Эти стада вытопчут все следы!

- Николай Иванович! Вы в курсе, отчего народ к нам ломанулся? Со всего мира?

Семёнов пожал плечами:

- На инопланетян таращиться, отчего ещё?

- Да нет! Останкино после посещения инопланетян обрело целительные свойства! – захлёбывался от радости Бубукин. – Радио сообщило, что под смещённым домом №48 отверзлась бездна…

- Ну да, - вздохнул Семёнов. – «Открылась бездна звезд полна». И что там? «Незакрытый пуп Земли»?

- Не понял.

- Это Высоцкий пел про Бермудский треугольник.

- А-а. И, короче, из этой бездны шарахнул старинный источник, который был забетонирован! И радио сообщило, что вода из него исцеляет все болезни, возвращает молодость!

- А бессмертие не гарантирует? – Семёнову не до шуток. - Какое радио? «ОБС»? Одна бабка сказала?

- Да нет, все сообщают! Серьёзно! Ура, Николай Иванович!

Семёнов пожал плечами: сколько раз он был в Зоне, никакого источника под домом не видел.

2.

- А что вы так сияете? – спросил Семёнов не без ехидства. – Как начищенная сковородка? Выкупаться успели? Омолодились в источнике?

- Нет, но говорят, что правда!

- Говорят, что кур доят, товарищ Бубукин! В Останкино, поверьте мне, кроме грязной лужи у телецентра, под названием пруд, нет других «живительных» источников, уверяю вас, коллега. Чтобы и с пиявками, и собачьми блохами.

- Вы зря не верите! – Бубукин просто фонтанировал идеями. - Представьте, весь мир хлынет в Москву! Она станет центром мировой цивилизации. Сюда будут ехать как едут в Лурд, к Святой Бернадетте, где люди исцеляются, выбрасывая костыли. Серпухов, Саров, Валаам, Иерусалим, Иордань, Мекка, - все святые места отдыхают, все мировые курорты и самые известные больницы мира, если люди будут знать, что их в Москве излечат и продлят им жизнь! Это не газ-нефть, тут не нужны трубы, не нужны новые месторождения! Только успевай лечить желающих, да торгуй сувенирами!

- Ну да, с изображением олимпийского Мишки, - хмыкнул Семёнов.

- Да вы послушайте, что говорят! – Бубукин сделал громче приёмник, настроенный на волну новостей:

«На границе РФ открыт проход для представителей стран, имеющих соглашение с Россией о безвизовом режиме, таких, как Украина, Белоруссия, Молдова, Казахстан, Турция, Черногория, Таиланд, Туркмения, Таджикистан, Армения, Азербайджан, Киргизия, Бразилия и Уругвай. На представителей этих стран, бегом пересекающих границу РФ, с завистью смотрят латыши, литовцы, грузины, поляки, эстонцы, сербы, болгары, бывшие восточные немцы, хорваты, албанцы, венгры, чехи, словаки и румыны, чьи страны некогда были или частью могучего СССР, или единого социалистического лагеря, а ныне, войдя в Шенгенскую зону, потеряли права на самостоятельное решение многих вопросов…».

Семёнов раздражённо выключил приёмник.

- Ещё не хватало политики! Слушайте, коллега, я вам так скажу. Целительными стали развалины Помпеи, в смысле, Останкино, вот, видите, я уже с вами зарапортовался, или от них сплошной вред, не наше с вами дело. Мы чем занимаемся? Слоников из говна лепим или дело делаем?

Бубукин сконфузился:

- Дело делаем…

- Мы ищем пропавших людей. У нас благородная и трудная миссия. И я советую вам сконцентрироваться именно на этой работе. Давайте собирать улики, а не слухи! У вас есть, что мне сообщить, кроме вот этой трескотни? – он кивнул на радиоприёмник. – Или вместо доклада будем слушать про сто миллионы сумасшедших, которые поверили в сочинённый кем-то бред?

Бубукин вместо ответа обиженно выложил на стол фотографии пропавших без вести жильцов дома № 48 с «ориентировками». Единственную женщину из десяти пропавших, звали Васнецова Наталья Николаевна. Двадцати пяти лет, разведена, жила в первом подъезде. Работала продавщицей магазина с названием «Продмаг», который размещался в левом крыле злополучного дома № 48. Занималась единоборствами, чемпион Москвы по кунг-фу. Спортивная девушка, подумал Семёнов, читая «ориентировку».

С фотографии на него глядела красивая, улыбающаяся блондинка. Рядом с ней сиял от счастья некто невысокий, худой и невзрачный на вид.

- А это кто? – спросил Семёнов.

- Её бывший муж Валентин Анатольевич Мундров. Выгнала его из квартиры. За многочисленные измены. Банкир.

- А фотография откуда?

- Он и дал.

- Хранит её фото?

- Так точно! Вся стена в кабинете увешана!

- Мазохист, что ли? Вы там хлыстик не заметили в углу? Наборчик садо-мазо.

- Никак нет! Но он на ней просто помешан, такое ощущение. Верните, плачет, мою зайку, любые деньги заплачу! Я – дурак, я перед ней виноват! Хотите, говорит, миллион долларов? Если пообещаете найти, переведу вам прямо сейчас в любой банк!

- Пообещали?

Бубукин задохнулся от гнева.

- Да вы что, Николай Иванович, я ж не оборотень какой в лампасах, извините за выражение. И в тюрьму что-то не хочется.

3.

Дальше шло фото председателя жилищного кооператива Бориса Аркадьевича Злобина.

- Гроза жильцов, в смысле задолжников по квартплате! Его тут зовут Борька-чума, - прокомментировал Бубукин.

Семёнов разглядывает фотографию вполне интеллигентного, милого и застенчивого человека лет 55-60 с добрыми глазами. Ни фамилия, ни кличка не соответствовуют его мирному виду. Такое, кстати, случается. Не прав, выходит, Гоголь, который утверждал, что если русский человек даст кличку или прозвище, то это всегда в «яблочко». Что как железом каленым припечатает. Хотя, кто его знает, что там у него внутри у этого миляги Злобина? Тонкие, плотно сжатые губы выдают в нём много. Упрямство характера – не самое худшее.

Тут Бубукин не выдержал:

- Николай Иванович, а можно ещё разок радио? Что там про Останкино?

Семёнов махнул рукой: ну, как ребёнок, честное слово! Дай ему любимую игрушку. Раздражённо махнул рукой:

- Валяйте! Включайте!

«…По сообщениям нашего Дальневосточного корреспондента, эпидемия дизентерии, вспыхнувшая в палаточном лагере на границе РФ и КНР в районе Благовещенска, унесла жизни 17 тысяч человек. 1580 человек, в основном, представителей республик Средней Азии умерли от холеры, эпидемия которой разразилась в районе Оренбургской таможни…».

«…По сообщениям наших корреспондентов с дальнего Востока, шестьдесят катеров ВМФ КНР с туристами из Тайваня на борту, сделали попытку нарушить государственную границу России, но были обстреляны ракетами «Оса-707» с эсминца «Сторожевой» и ушли в территориальные воды. Спустя пять часов, разделившись на шесть групп, они вновь попытались пересечь границу РФ. По ним был дан ракетный залп с крейсера «Петр Великий». Шесть катеров с туристами взлетели на воздух. МИД КНР выступило с нотой протеста и потребовал наказать виновных в массовой гибели туристов…».

«…В районе острова Сахалин захвачена атомная подводная лодка ВМФ США с 200 туристами из Голливуда, которые пытались незаконно проникнуть на территорию РФ и добраться до Останкино, не имея ни малейшего представления, где оно находится. Еще три подводных лодки типа «Трайдент» высадили туристов в районе Колымы, и ушли подо льды Северного ледовитого океана. Все туристы арестованы. На допросе сознались, что платили по миллиону долларов за лодку, чтобы попасть на территорию РФ, а оттуда – в Москву...».

4.

- Йес! – счастливый Бубукин сделал известный жест рукой. – Мы их сделали!

Семёнов встретил его высказывание в штыки:

- Кого вы сделали, если не секрет? Сделали они! Себя вы сделали! А кормить вы чем будете эту ораву? Это мамайское нашествие! Сувенирами? Деревянными матрёшками? Портретами наших лидеров? Или пусть со своей пайкой прибывают? Да одних сортиров нужно столько, что за ними Москву не увидите! А где им жить? У нас что, гостиничный фонд развит? Или по квартирам распихаете? Представляю. Выражение «Москва слезам не верит» не случайно родилось. Город-то не резиновый, не обольщайтесь. Мы тут взвоем уже назавтра – не надо нам никаких денег, пусть выметаются! Надо быть японцем или немцем, чтобы вот так изо дня в день не из-под палки, замечу, а с радостью и охотой грузить на себя этот гигантский ком проблем по обслуживанию. А коррупция? Она что, в прошлом? Я предполагаю, что на этой теме мы потеряем всё – и людей, и страну. Сейчас в Москве сколько гастарбайтеров?

Бубукин пожал плечами.

- Вот вам факт, - продолжал Семёнов, - каждый 10-й ребёнок в Москве – от гастарбайтера. Вы хотите, чтобы каждый первый? Русский человек не готов к испытанию ежедневным трудом. Вот отдыхать с гармошкой – да. В Куршавеле зажигать – всегда пожалуйста, модно. А работать – не модно. Значит, рабочие места займут – кто? Кавказ, Средняя Азия, молдаване, хохлы, сербы. Опять строй жильё, рушь здания, чтобы расширить дороги… Короче, чур меня, чур! Я бы что предложил. Останкино закрыть. Под предлогом, что радиация, как в Чернобыле, чудо дезавуировать, народ разогнать дубинками и водомётами. Прессе кляп вставить, чтоб на эту тему помалкивала, а на границе ввести усиленный контроль за въезжающими. И как можно скорей! Вот моё мнение. Иного, как при Горбачёве говорили, не дано.

- Николай Иванович, да вы что! Вы только прикиньте! В смысле, простите, представьте себе…

Впервые за месяцы совместной работы, Семёнов внимательно посмотрел на Бубукина. Прокурорский мундир на нём сидел с иголочки. Он был чисто выбрит, от него пахло каким-то дорогим одеколоном и был похож Бубукин на новогоднюю игрушку в коробке. Такой же новенький и блестящий! Да уж, подумал Семёнов, смена на пятки наступает. Вот только, судя по этому вырвавшемуся у него словечку «прикиньте», которое терпеть не мог Семёнов, совсем ещё пацан этот Бубукин.

- И что я должен, э-э, прикинуть? К чему?

- Какая жизнь начнётся! Как в «Ширли-мырли»!

- Вы про что?

- Да это фильм режиссёра Меньшова! Там нашли самый большой в мире алмаз. Его продали и на вырученные средства все жители России отправились отдыхать в тёплые страны. У него фантастика, а у нас это будет реально. Это ж круче, чем олимпиада, чемпионат мира в Москве! Да нам ни Сочи, ни футбол уже не нужны, их пусть забирают! Мы без футбола миллиарды заработаем, зачем нам этот дурацкий чемпионат?

- Слушайте, успокойте вы вашу фантазию! – попытался урезонить подчинённого Семёнов. - Пока мы ничего не приобрели, а только потеряли. Целых десять человек! И найти не можем. Хватит фантазировать, давайте продолжать! На кого ещё мы имеем данные?

5.

- Врач-психиатр Татевосян Эдурад Тевосович, 61 год, - обиженно засопел Бубукин. - Имеет свою практику. Когда-то создал кооператив, лечил от запоев и пьянства. Жил в первом подъезде. Жена, трое детей. Любит бардовскую песню, коньяк «Арарат» и русские пельмени. Это всё жена сообщила. Жена – русская, большая такая, толстая, с во-от такой грудью.

Бубукин изобразил перед собой два арбуза килограммов по 15 и был в тот момент похож на рыбака, который, рассказывая об улове, прибегает к помощи рук, боясь, что словам его никто не поверит. Семенов хмыкнул, подумав об этом. Дудукин, истолковав это как недоверие к его словам, попытался убедить шефа в своей правоте, но тот его перебил:

- О жене армянина замнём для ясности. Кто ещё в списке?

Четвёртым в списке был бывший художник Андреев Андрей Андреевич. В 1991 году создал с друзьями частное издательство. 55 лет. Лауреат премии Ленинского комсомола, ещё времен СССР. Издавал журнал «Конец века» и газету «Москвариум».

- Москва – что? – не понял Семёнов.

- «Москва-риум». Аквариум, террариум, не знаю, что он там имел ввиду. Но газета по тем временам забойная. Много политики, но и откровенного хулиганства тоже. Дали туловище голой девицы, а голова улыбающегося Ельцина. Куда это годится? Требовали учредить орден имени Бориса Николаевича, ввести звание Героя Советского Несоюза и Несоциалистического Труда с вручением дозы героина и медали «Золотая Звезда» из коронок награжденного.

- Ахинея какая-то!

- Ну, это сейчас – ахинея, а тогда это была полноценная газета с большим тиражом и со своей аудиторией. Потом он бросил газету, стал издавать книги. Лимонов, Аксёнов, Суворов. Вся эмиграция. Какие-то конфликты возникли на этой почве. Наезды, разборки, бандиты. Машину сожгли, угрожали. Долги, что ли? Короче, он всё резко бросил и ушёл с головой в торговлю. Товары от сети магазинов «Интим».

- Чего-о? – Семёнов решил, что ослышался. - «Интим»?

- Ну да, «Интим». А что? Сейчас все чем-то торгуют. У меня жена – элитным постельным бельем, например.

- И что же такого интимного он продавал?

- Говорят, удлинитель мужских половых органов.

- Чего-о?

Бубукин закашлялся:

- Извините, Николай Иванович, точно так, я справлялся. - И уточнил, опережая вполне резонный вопрос собеседника. – На целых пять сантиметров.

Семёнов усмехнулся, прикинув:

- На пять? Да ну, ерунда какая-то, на пять, не может быть, чтобы на пять! Миллиметров, скорее. Впрочем, это не тема для дискуссии. Я о другом подумал. Как 90-е всё перевернули. Художник, которого учили рисовать, пошёл торговать органами.

- Удлинителями!

Семёнов махнул рукой:

- Да какая разница! Судьба творца в Росси замысловата. А пути его неисповедимы. Как у кого-то из азиатских поэтов:

Всё в жизни так,

хоть бейся в стенку лбом

То едешь ты в седле.

То ходишь под седлом.

6.

Пятым в списке Бубукина шёл Пётр Борисович Бугровский, искусствовед, коллекционер, но по внешнему виду - совершеннейший бандит. С фотографии глядел на Семёнова человек, в глазах которого вообще не прочитывался интеллект. Видимо, был Бугровский из породы обыкновенных бультерьеров – низкий лоб, прижатые уши, широкая челюсть, покатые плечи, маленькие хитрые глазки и – бездонная жадность и бесконечная жестокость.

- А не пребывал ли ваш, простите за выраженние, искусствовед, в местах не столь отдалённых? – спросил Семёнов. - Или я ошибаюсь?

Бубукин согласно кивнул:

- Так точно, ошибаетесь! Судимости не имеет, хотя постоянно ходил по лезвию, был замечен в разных крупных афёрах. Как-то ловко выворачивался. Сидели за него другие, а он выходил сухим из воды.

- Понятно, - сказал Семёнов, - Игорь Кио, мастер водить за нос.

- Кстати, на 22-м этаже дома № 48 имеет сразу три квартиры: № 93, 94 и 95. Нет, вру! 94, 95, 96! Точно, 96, я запомнил, цифра ж такая двусмысленная в некотором роде.

- В каком это «некотором»? – удивился Семёнов.

Бубукин замялся, покраснел:

- Ну, это я так.

- Как так? Уж говорите, раз начали. Слово не воробей.

- В сексе есть такая поза. Называется: сиксти-найн, найнти-сикс. Это когда мужчина и женщина, так сказать, валетиком.

Семёнов вздохнул:

- Валетиком, тузиком, шестёркой. Жениться вам пора, уважаемый. Тогда и цифра для вас будет просто цифрой. А не позой в сексе.

- Так точно! Извините, Николай Иванович, это я так сболтнул. Короче, жена этого Бугровского, она, кстати, коммерсант, работает успешно в строительном бизнесе, пребывает в ужасном гневе. Просто Медуза Горгона какая-то, честное слово. Страшно даже с ней говорить.

- В гневе? Из-за чего?

- Думала, Бугровский на Сицилии, он ей так сказал, а он отдыхал, извините за выражение, у любовницы в соседнем подъезде.

- В соседнем? Ну-у, это ж никуда не годится. Такой риск.

- Так точно! Жена его теперь говорит: вы про этого гада вообще не спрашивайте! Я про него ничего слышать не желаю! Даже, говорит, не ищите его, пусть бомжует теперь, где хочет, я его на порог не пущу. Замок, кричит, сменю. А я вспомнил, его ж квартиру по телевизору показывали! Он там чего-то такое рассказывал про поддельное искусство, кажется, и показывал, как выглядит оригинальный Коровин и Фешин. Я ещё удивился: как это человек не боится светиться? Просто дворец какой-то, такой ремонт забабахал, а какой у него антиквариат! Нет, честно, Николай Иванович, как Эрмитаж! Часы старинные, мебель, посуда из серебра, картины, мамочка моя, на такие ведь деньги! И как они с женой всё это делить будут?

Семёнов хмыкнул:

- Мне бы ваши проблемы! Меньше рассуждайте о чужом антиквариате, дорогой коллега. Спать будет спокойней. И потом, не наше с вами дело, как они разберутся. Муж и жена, как известно, одна сатана. И где, кстати, гарантия, что разрешат вернуться в квартиры? Вдруг, радиация? И будет как в Припяти после Чернобыля. Дома стоят, игрушки лежат, а вернуться нельзя. И даже вещи забрать… Впрочем, мы отвлеклись.

Бубукин выкладывает на стол шестое фото - мутное, с уголком, явно вырванное из какого-то документа. Абай Елдаев, гастарбайтер, со смешной кличкой Елдос. В бухгалтерии кооператива эта карточка нашлась совершенно случайно. По словам Бубукина гастарбайтер отбился от стройбригады, потерялся, а потом подрабатывал нелегально в доме № 48, убирал до событий двор, таскал мусорные баки, красил заборы, траву косил, штукатурил, ну и все такое, как обычно. Крыс гонял, травил тараканов. Документов у него не было вообще и, судя по всему, его покрывало правление кооператива, списывая денежки на уборку территории. А спал бедный азиат на матрасе в подвале. Матрас сгорел во время событий, как сообщил дотошный Бубукин.

- Сколько лет и откуда прибыл?

- Пока выясняем, Николай Иванович. Сделали запрос в посольства Таджикистана, Узбекистана и Казахстана. Никто даже не знает, какой он был национальности. Видимо, в Москву прибыл нелегально, без документов. Не исключено, что в каком-нибудь ящике или в цистерне.

Глава

Газовая атака

1.

- Мать честная, газ! Хотят усыпить? Но зачем? – мелькнули в глубине Юркиного подсознания вопросы, острые как бритва, но от остроты не осталось и следа, растворилась она медленно, обретя иное звучание: да ну и фиг с ним, сейчас посплю, а потом проснусь и с новыми силами возьмусь за дело. Он опёрся обеими руками на стенку, чувствуя, что отказывают ноги, не держат, что заваливается набок, засыпая на ходу. Вот у них какие штучки в ходу, прислал мозг какой-то тихий, размазанный, недозавершённый сигнал, превратив сгусток мысли в один большой и сладкий зевок. Но последним усилием воли, собрав её в кулак, оттолкнулся Юрка от стены и в прыжке-падении просто рухнул в ванную комнату, больно ударившись коленом о край раковины.

Правая рука инстинктивным движением потянулась за полотенцем, а левой, легкой, безвольной, как вата, пропитавшаяся жидкостью, он попытался открыть кран с холодной водой. Сил не хватало, силы угасали в такт засыпающему сознанию, но он как-то изловчился, выиграл секунду-другую, тряхнув резко головой и чуть не вывернув шею. И тем самым смог отогнать наваливающийся на него сон, намочить в холодной воде полотенце и приложить к лицу, после чего свалился тяжело на пол, обливаясь липким потом и восстанавливая сбитое дыхание. Мозг, словно был отключён, но включился снова, ожил, воспрянув к жизни, пробудился, из-за чего сон ушёл. Правда, ноги не слушались.

Юрка, обозлённый, нет, даже оскорбленный кратким мигом безволия своего организма, его такой легкой податливостью на внешнее воздействие, слабостью и беззащитностью перед какой-то хренью-фактором извне, за которыми следовали выключенность из жизни, позорная слабость, безволие и, как следствие, поражение, капитуляция, зло и, решил действовать. Со всей силы толкнул дверь ванной, хотя со стороны это было похоже на легкое прикосновение и, тяжело передвигая ноги, вышел из ванной в ярко освещенную неестественным светом кухню.

Свет лился широким потоком через балконную дверь и было похоже, что за окном снимают кино. Словно бы решили день снять ночью, и повключали все осветительные приборы, какие только были в распоряжении режиссёра и группы.

Юрка доковылял, отдуваясь, до окна, выглянул и на него напал столбняк от картины, которая открылась. По спине тотчас пробежал ручеёк липкого холодного пота. А спроси его: скажи, Юрка, что ты там такое увидел, что так тебя напугало, расскажи или опиши, так не смог бы сразу, настолько всё представшее перед глазами было непонятным, непостижимым и страшным, – огромная кастрюля, висящая в воздухе без подпорок, судя по всему, продукт рук если не людей, то, действительно, мыслящих существ, раскрыв свою гигантскую, ярко освещенную светом неизвестных источников, необъятную пещеру-пасть, наподобие удава вбирало в себя его, Юрки, огромный 22-х этажный дом!

Исчезла куда-то Останкинская башня, дома по Академика Королёва, среди которых был «депутатский дом», где когда-то, почти 30 лет назад селились ещё советские «избранники народа». Пасть железного удава сверкала и переливалась огнями, слышался грохот металлических подъёмников, и всё это походило бы на портовую суету, будь тут море, корабли, причал. Но поскольку ничего этого не было, а самое главное, не было видно ни людей, ни кого бы то ни было хотя бы отдаленно на них похожих, откровенно страшно стало Юрке.

2.

Юрка Гагарин в панике схватился за соломинку:

- Чирик! Где этот гад Чирик?

Спросил нарочно громко, чтобы не было так страшно:

- Хана тебе, если на улицу полез, Чирик!

И удивился тому, что не узнал своего голоса. Думал, что говорит полновесно-громко, членораздельно, басом, а на самом деле исторг лишь мышиный жалкий писк, издал какое-то невнятное бормотание. Но Юрку смутило другое. Его так качало, словно на утлом суденышке он попал в хорошую качку, когда штормит по-серьёзному и судёнышко безжалостно заливает волнами с борта на борт.

Держась руками за стены, Юрка прикидывал план действий и по всему выходило, что одному плохо. Как не притворяйся суперменом, мол, я и сам с усам, да хрен с ним, с Чириком, один чёрт, от такого пользы нет, одна суета, такой всегда подведёт, как пить дать, подведёт, но страшно и одиноко было ему в эту минуту, да ещё и без телефонной связи.

Отчаянье охватило Юрку. Но, загляни он часа на два-три вперёд, он понял бы, что это только цветочки. Ягодки ждали впереди, да ещё какие! Через считанные часы Юрке Гагарину предстояло испытать то, чего никогда не придумать, сидя за столом перед старым ноут-буком. Да просто не хватило бы фантазии!

События надвигались сами по себе, развиваясь по какому-то дикому сценарию, написанному где-то и кем-то извне и тут он был лишь маленькой частичкой кем-то придуманного сюжета и не в его силах было что-то изменить, или исправить. Но только в кошмарном сне мог предполагать Юрка, что именно ему, не самому, если честно, значимому человеку, вид которого сейчас мог вызвать только сочувствие и сострадание, уготована была главная роль в будущей драме, которая в скором времени развернётся за стенами его квартиры. А видок у него был дикий, что и говорить! Стоит, корчась от головной боли, качается, держась за стены, боясь упасть и потерять сознание.

И тут случилось неожиданное. Пол под ногами Юрки стал крениться, куда-то уходить, в животе возникла пустота, как это бывает, когда сидишь в самолёте, а он набирает высоту. Юрка схватился за первое, что попало под руку, а это была вешалка и она помогла ему не упасть и удержаться на ногах. При этом он фиксирует, как едет в сторону стол, за ним торшер, как стулья с грохотом летят в угол, наскакивая друг на друга, словно дикие козы, спасающиеся в ужасе от хищника. А в довершение ко всему он слышит, как на кухне из шкафчиков со звоном сыпется на кафель посуда.

Распахнулся антресольный ящик и на Юркину голову стали падать по очереди: старый чайник, коробки с зимними ботинками, том за томом - И.В. Сталин, подшивка «Иностранной литературы» за 1977 год с романом немца Дитера Нолля «Приключения Вернера Хольта», которую он давно искал, лыжные палки, старые подушки, рюкзак, доска для скейта, валенки, и еще что-то и еще.

От деревянного ящика с гвоздями и инструментами он, слава Богу, успел уклониться в самый последний момент, но какая-то сила потащила и его самого, бросила на диван, и уже на диване он пропутешествовал из одного угла комнаты в другой, где, долбанувшись спиной о стену, затих, решив, что умер.

3.

Но Юрка не умер. Ему ещё много чего предстояло сделать, и видимо, поэтому судьба его и хранила, и опекала. Какое-то время в животе крутило и к горлу подступала тошнота, словно бы Юрка совершал полет с сильным перепадом высот. За окном неожиданно сгустилась тьма, словно бы на подстанции случилась авария, и разом вырубился свет во всём районе – почему-то обесточился зависший над домом обект. В чреве НЛО вдруг завыло что-то протяжно и тревожно, похожее по звуку на заводской гудок или звук пожарной сигнализации. И в ту же секунду, как он подумал, что с кораблем у этих ребят явно какие-то проблемы, стена его квартиры, с которой слетели на пол картины и свалились в угол боксерские перчатки, висевшие на крючке, вдруг встала на место, и он почувствовал, что огромный дом тряхнуло так сильно, словно случился подземный толчок.

С потолка в довершение ко всему упала с грохотом лампа, и стало совсем тихо. Тьму за окном сменил яркий свет, по всей видимости, на железной дуре опять включили фонари. И вот тут-то Юрка разозлился. Всё в нём вскипело. Не от того, что ныло тело от ударов о мебель и болела голова, на которую упали бурые томики сталинского собрания сочинений, доставшиеся по наследству от отца, а от простой, но ясной мысли: ёкалэманэ, да что это тут творится в доме? В конце концов, он тут хозяин, или эти, непонятно откуда взявшиеся беспредельщики, сотрясающие стены?

И тогда Юрка, сильно обозлённый, набравшись храбрости, подскакивает к окну, с треском его распахивает и, набрав полную грудь воздуха, готовится выкрикнуть:

- Лунатики долбанные! Я вам все щупальца поотшибаю!

Откуда в его голове возникло про «щупальца», Юрка и сам не понял. Если б его спросили, не ответил бы ни за что. Такими ему представлялись иноземные гости, прилетевшие в огромной железной бочке и творящие под покровом ночи явное непотребство, как сказал бы председатель их кооператива Злобин.

Но не только не крикнул Юрка, но, выглянув в окно, даже рта не раскрыл. Если смотреть со стороны, с ним произошла какая-то резкая перемена, сделалось с ним что-то вроде шока. Он тихо отошёл в глубь комнаты и замер, по-идиотски разинув рот. И смеяться над ним не решился бы в этот момент никто, потому что увиденное за окном могло не просто смутить любой, даже самый устойчивый рассудок, увиденное могло лишить любого самого жизнестойкого раз и навсегда этого самого рассудка. В принципе, расскажи он кому о том, что увидел, его в тот же миг, с мигалкой и с сопровождением в виде могучих санитаров в белых халатах, отправили бы в Кащенко, связав по рукам и ногам, а к спинке кровати прибили табличку «Не приближаться, очень тяжёлый случай».

Как, каким образом объяснить, что если раньше из окна его квартиры № 90 на двадцать первом этаже дома № 48 по улице Академика Королёва, он видел:

1. двор с качелями, которые давно облюбовали местные алкаши,

2. чуть ближе к эстакаде, по которой бегал скоростной трамвай, маячил, сверкая гирляндами, боулинг-клуб «Галакта»,

3. крышу магазина «Ситистор»,

4. ещё один такой же 22-х этажный дом напротив,

5. купол Шереметьевского летнего дворца и часть храма,

…то теперь в окно своего жилища, из которого он глядел на мир последние двадцать пять лет, он видел почему-то Первую Останкинскую улицу и бесконечную панораму ВНДХ с рабочим и колхозником, вздыбившимися у Проспекта Мира, то есть, всё то, что он просто не мог видеть, потому что из окон его квартиры эту картину увидеть было нельзя.

- Ку-ку! - сказал Юрка первое, что пришло в голову. – Не дай мне, Бог, сойти с ума, уж лучше посох и тюрьма.

Громко сказал, лишь бы не слышать жуткой тишины, властвовавшей в доме № 48. Не хлопали двери, не кричали люди, не лаяли собаки. Дом, который только что развернулся на 180 градусов, преспокойно спал, ни о чём не подозревая. Одно из двух, или у него, Юрия Ивановича Гагарина, писателя и журналиста, 26 лет, от писания романов поехала крыша. Или же дом, в сотни тысяч, а может и в миллион тонн, подняла в воздух неведомая сила, зачем-то его развернула и шмякнула обратно, не очень-то заботясь о комфорте жильцов.

Да, но если объявилась такая страшная сила, то над людьми не только этого дома, но и всего города нависла страшная опасность. Такая, какую не нафантазирует самый смелый фантаст! Не только над городом, а над всей страной. И даже не над страной, а над всей планетой и над всей цивилизацией! И он, Юрка Гагарин, должен что-то делать, предпринимать какие-то шаги, как-то на это реагировать. Соответствовать своей героической фамилии, наконец! Куда-то бежать, будить людей, звонить во все колокола, спасать их! Ну, не под кровать же лезть и там трястись, это не в его привычках.

- Лунатики долбанные! – громко ругнул он непонятно кого и этим же обруганным неизвестным пообещал. – Я с вами, блин, разберусь!

Как в вату ушли его слова. Зловещая тишина опутывала по рукам и ногам, словно огромная паутина. Сколько не напрягал слух Юрка, ни звука не услышал. Ему стало жутко: а живы ли вообще соседи? Схватив в руки фонарик, он вышел в коридор и стал поочередно стучаться в соседние квартиры № 91, 92 и 93. Нигде ему не ответили и Юрка пал духом, решив, что после газовой атаки «марсиан», в которой он чудом уцелел, а это была явно атака, в их доме нет живых. С ужасом представив, как за дверями шестисот с лишним квартир остывают трупы задохнувшихся людей, Юрка почувствовал подступающий ужас, но, понимая, что надо что-то делать, пересилив себя, бросился на нижние этажи, надеясь всё-таки найти живых.

И он их нашёл на первом этаже. Человек пять мужчин толпились возле спящей консъержки, ругая почем зря правление дома.

Список Бубукина-2

1.

- Так, - говорит Семёнов Бубукину. – Пошли дальше. Гастарбайтер у нас шестой. Таджик-не таджик, разберёмся. А кто седьмой?

- Юрий Гагарин.

- Не умная шутка!

- Так точно, Гагарин! Только не Юрий Алексеевич, а Иванович.

- Не родственник?

- Никак нет. Писатель, 26 лет. Когда-то прослужил год в спецназе МВД. С женой в разводе.

- Что-то у вас все в разводе, - усмехнулся Семёнов. – Кого не хватись! Даже Юрий Гагарин.

Бубукин развёл руками:

- А что делать, дом такой! Всё деньги! У него ребёнок, мальчик. Жена забрала и уехала к матери на Войковскую. Живёт один, первый подъезд. По информации консьержки, после отъезда жены частенько впадал в запой. Восьмой и девятый – отец и сын Воровские. Отец – Абрам Иванович, 47 лет. Сын Серёжа.

- Абрам?

- Ну да, а что? Воровский.

- Еврей, что ли?

Бубукин пожал плечами:

- Может и еврей. Нигде не работал. Сын его, пяти лет болен синдромом Дауна. Извините, Николай Иванович, но и он в разводе. Жена русская и, скдяч по всему, стерва. Ушла от мужа сразу после рождения сына, бросила их. В смысле, как только ей сообщили о диагнозе. Занялась фармацевтическим бизнесом. Владеет в Москве и Питере сетью аптек «37 и 7». Потом с ними жила ее мать, Вера Петровна, помогала. А когда та умерла, этот Воровский стал «кормящим» папой и ушел с работы. До того работал в министерстве сельского хозяйства в Орликовом переулке. Что-то по алкоголю.

Семёнов удивился:

- А на что ж они живут? Хоть и даун, но есть-то ему надо?

- Так точно! Я уже сказал, что жена Воровского ушла в бизнес. Как это, бизнес-вымен?

- Вумен?

Бубукин извинился за незнание английского, сообщил, что в данный момент занят китайским, считает, что этот язык более перспективен на ближайшие лет пятьдесят. И рассказал про историю семьи Воровских. Мать ребенка-дауна каждый месяц переводит на карту бывшего мужа по 50 тысяч рублей, Бубукин был в Сбербанке, уточнял сумму. Не бог весть, какие деньги, прокомментировал он, тем более, инфляция и все такое. Соседи, по его словам, рассказали, что платить та дамочка стала не сразу. Только после ультиматума бывшего мужа. Тот, узнав из телепрограммы, что бывшая супружница порядочно заработала на аптечном бизнесе, якобы, пришёл к ней и сказал: не будешь платить сыну, обращусь в программу «Максиморум» или «Ты не проверишь», создам тебе такой имидж, что в тебя плевать будут. А бизнес, мол, твой загнётся. Обе передачи идут по НТВ. «Вы же знаете, кто там работает, что за народ, - прокомментировал Бубукин. - Их же хлебом не корми, дай что-нибудь «жареное», какой-нибудь гнойник вскрыть на всю страну. Никрофилы!». Но в данном случае, этот канал сильно помог отцу с брошенным сыном.

- В смысле, подействовало?

- Так точно! Но не сразу. Якобы после разговора подсылала к нему людей, чтоб поучить уму-разуму. А у Воровского бультерьер Бонни, так он одному громиле до кости прокусил ногу. Тот так орал, что весь подъезд перебудил. Убежал и даже пистолет бросил.

- Не понял. Как пистолет? Она что, киллеров подсылала?

Бубукин пожал плечами:

- Судя по всему, да. А потом сама приехала. Ясное дело, не одна, с охраной. На дорогом джипе, а благоухала, как рассказывают свидетели, такими фантастически стойкими духами, что родъезд потом месяц пах как парфюмерный магазин. Ну и подписала с ним мировую. Поставив, правда, жёсткое условие: чтобы я, говорит, своего сына больше никогда не видела. В смысле, дауна этого. У неё там дочка от нового брака. Вполне нормальная.

2.

- О нём всё, надеюсь? – подбил итог Семёнов. Он давно понял, что если Бубукина не остановить, тот может красиво, долго и цветасто говорить часами, сыпать и сыпать подробностями. – Вроде, девять?

- Десятый – некий Алексей Юрьевич Сурков. Студент, учится во ВГИКе. На продюсера. Сын состоятельных родителей, отец работает в корпорации «Газ-Нефть».

- Тот самый Сурков?

- Так точно, тот. Входит в Совет директоров. Приближен к руководству страны. Богат, входит в списки «Форбс». Антикоррупционную чистку в 2011 прошёл, посажен не был. Он звонил вчера: если, кричит, не найдёте Лешку, который укатил на моём «Феррари», в асфальт закатаю прямо во дворе прокуратуры!

Облезет, подумал Семёнов, разглядывая фотографию юноши. Закатает он! А этот и точно, папенькин сынок. Физиономия нахальная, глаза наглые. Непонятно, чего ему не жилось на Рублёвке за высоким забором, каким ветром занесло в какое-то Останкино? Но Бубукин разъяснил:

- Квартиру приобрёл отец, чтобы парню было близко до вуза. Институт кинематографии, до него ж отсюда рукой подать! За мухинскими «Рабочим и колхозницей», станция ВДНХ.

На столе Семёнова зазвонила «вертушка». Звонил зам Главного прокурора:

- Семёнов, радио не слушаешь? Включай! Ты даже не представляешь, как мы всех сделали! Давай, давай! Мы теперь в шоколаде. Ты только прикинь: весь мир к нам ломанётся! За чудом в Останкино!

Что оставалось Семёнову? Только и ответить:

- Прикинул, Валерий Петрович, круто!

И сделал знак Бубукину включить приёмник. Что ж тут поделаешь, если вышестоящее начальство приказывает. Тот сделал это молниеносно, видимо, было любопытно, что ещё передадут? Передавали свежие новости:

В пограничные районы РФ огромными десантными самолетами-баржами были срочно переброшены отмобилизованные подразделения 6-й, 16-й, 177-й гвардейской Таманской и 129-й ордена Суворова воздушно-десантных дивизий, а также элитные части спецназа ФСБ, МВД и Главного разведывательного управления. Приграничные таможенные посты были закрыты, так как не было никакой возможности наладить цивилизованную проверку людей из всех уголков Азии, Африки, Европы и Америки, жаждущих попасть в Москву, чтобы увидеть последствия прилета инопланетян…

Сообщение из Калининграда. Сегодня вечером при попытке незаконно пересечь границу РФ, было ранено семьдесят поляков. Несмотря на неоднократные предупреждения российских пограничников, они предприняли дерзкую попытку прорываться через границу на семи грузовиках. Задержанные нарушители границы пытались оправдаться тем, что везли инвалидов, которые хотели излечиться, посетив Останкинский Сейсмический Сдвиг...

Наш корреспондент по Северной Европе сообщает: паром из Швеции, переполненный туристами, желающими попасть в Москву, но не имеющими российской визы, перевернулся на рейде Кронштадта, где он простоял три дня в ожидании разрешения ошвартоваться в гавани Санкт-Петербурга. В результате трагедии погибло 598 человек.

3.

Бубукин озадачил Семёнова, сообщив, что, мог быть и одиннадцатый пропавший без вести. Как выразился Бубукин, «приблудный». Тот не проживал в доме № 48 по Академика Королёва, но по версии Бубукина, находился (или мог находиться) тут именно в момент событий.

- У кого-то гостил? У женщины?

Бубукин усмехнулся:

- Гостил? Если бы. Боюсь, что гость он был незваный, Николай Иванович. И, судя по всему, не очень-то желанный. Скорее, наоборот.

Оказалось, что именно в первом подъезде дома № 48 уцелели после инцидента камеры наружного наблюдения. И та, что стоит на козырьке над первым подъездом, зафиксировала где-то между 12-30 и часом ночи приход некоего молодого субъекта в кепке. На левой щеке у него был шрам, который он старательно прятал. Он был одет в куртку работника «Мослифта», на плече у него был рюкзак, и хотя было позднее время, консьержка Марья Дмитриевна его запустила в подъезд. Более того, она пригласила его в свою «стекляшку» выпить чая, что также зафиксировано камерой наблюдения, но уже той, о существовании которой консьержи первого подъезда даже не знали.

А дальше, рассказывал Бубукин, начинается самое интересное. Гражданина Бугровского нет дома, так как он якобы на Сицилии и якобы отдыхает. А на самом деле, как уже докладывал Бубукин, он в соседнем подъезде. У гражданки Архаровой Екатерины Петровны. По словам Бубукина «весьма сексапильная особа с абсолютным отсутствием морали». И тут же поспешил уточнить, опасаясь со стороны Семёнова какого-нибудь ехидного выпада: это, мол, не он утверждает, а её соседи. Бугровский, как оказалось, был не единственным её обожателем. Ей 25 лет, она не замужем. Имеет ребёнка от гражданского брака, мальчику пять лет. В ночь прилёта инопланетян находился у матери, гражданки Архаровой Нины Евсеевны, проживающей в районе станции метро Сокол, дом № 71 по Санкт-Петербургскому шоссе, вход со двора, квартира 177, четвёртый этаж, железная дверь. Бугровский был ночью у Екатерины Архаровой, а потом они, по её словам, подрались, и он ушёл.

- Подрались? – удивился Семёнов. – Из-за чего?

Бубукин пожал плечами:

- Не помнит. Помнит, что он ушёл, но перед уходом, пока та мылась в ванной, для чего-то включил все электроприборы. Потом она потеряла сознание. Мать будет подавать на Бугровского в суд. Иск на миллион долларов. Она говорит, что, по её подсчетам, у него миллионов десять. Не обеднеет.

- Это вы так считаете или это её заключение? - спросил Семёнов.

Бубукин смешался:

- Если честно, про не обеднеет, это я от себя.

- Интересно, - сказал Семёнов.

- Интересно, Николай Иванович, не это, - прозорливый Бубукин сделал попытку перевести разговор в другое русло. - С помощью видеоплёнки, изъятой из камеры слежения первого подъезда, мы отследили, на каком этаже остановился лифт с неизвестным в кепке.

- Ну и!

- На том же, где и Бугровский! На 22-м! На последнем!

- И что с того, что именно на 22-м? – удивился Семёнов.

- Боюсь, Николай Иванович, он прибыл не просто так. У Бугровского на лестничной клетке только один сосед. Отец мальчика-дауна. Ну и мальчик, само собой. Живут закрыто, к ним никто не ходит. А вот к Бугровскому ходят. Но не просто так.

Тут он сделал эффектную паузу:

- А исключительно по уважительной причине. И только с его личного разрешения. Никаких друзей, только деловые контакты. При этом без звонка он никого не принимает, это мне консьержка доложила. Даже не открывает дверей, если в домофон звонит не знакомый ему человек. А его же не было дома! Так вот. Камеры зафиксировали приход в первый подъезд человека со шрамом. Но, - тут он сделал эффектную паузу. – Ни одна из них не зафиксировала его уход. Человек со шрамом просто испарился!

- Так, так, так, - сказал Семёнов, и, опережая Бубукина, поднял трубку телефона. – Алло, гараж? Мою машину. Да, в Останкино, в Зону. Разрешение будет. Да, двое. Я и Бубукин. Срочно! Есть подозрение, что в ночь с 17 на 18 августа происходило ограбление квартиры жильца, проживающего в первом подъезде дома № 48.

Положил трубку и приказал Бубукину:

- Возьмите оружие. На всякий пожарный. Или этот деятель ушёл по крыше, что само по себе интересно в плане вопросов «почему» и «зачем». Или, и я этому не удивлюсь, он где-то там болтается до сих пор. И ничего не помнит. В квартирах богачей много ловушек. Войти – вошёл, а не выйдешь. В любом случае, очень интересно побывать на 22-м этаже.

Глава 16.

Героические приключения Чирика

1.

А где Чирик? Где этот, как он себя считает, Робин Гуд, потрошитель нуворишей? Он-то куда делся, удрав из квартиры Юрки Гагарина? Вообще-то Чирику сильно не повезло в ту ночь. Выскользнув незаметно из квартиры писателя-психа, он намеревался раз и навсегда покинуть злосчастный дом № 48. И потому-то побежал, сломя голову, вниз по пожарной лестнице, проклиная все на свете. Но как в результате бега вниз, оказался Чирик на верхнем этаже, он не смог бы объяснить никому и никогда. Вероятно, сработало подсознание Чирика, в котором, как мошка в янтаре навсегда зафиксировался его вместительный рюкзак, забитый до отказа изъятым у барыги, и забытый в кухне ограбленной квартиры.

Но наверх Чирик не бежал, это не верно сказано. Наверх он крался на цыпочках, труся, трясясь мелкой дрожью, почти физически ощущая гусиные пупырышки, которыми покрылось тело под одеждой. Чем выше он поднимался, тем сильнее трусил. Ему казалось, что достаточно лёгкого шороха, стука, чьего-то кашля, чиха, крика, удара распахнутых створок окна, да просто кошачьего шипения, чтобы он, Чирик, упал прямо на ступени и умер на месте от разрыва сердца.

Нервы его были натянуты как струны и в нём, пока он крался наверх, опять с переменным успехом боролись два главных качества его существа - жадность и инстинкт самосохранения. Инстинкт вопил: беги отсюда, лопух, дуй скорей из этого дома, пока не случилось что-то непредвиденное и непоправимое! Спасайся, пока не поздно!

А жадность нашептывала горячо и страстно: не спеши, Чирик, не будь дураком, всё кончится, зато у тебя бабла будет – на всю жизнь хватит! Только не поленись, сходи назад за рюкзачком! Картины возьмёт знакомый антиквар на Арбате, барахло и золотишко – приятель-хитрован, у которого ломбард у Никитских ворот. Хорошие деньги дадут, поедешь на Капри, там девочки, там вино, там эта рыбная штука размером с колесо – «зупа де пеши», из десятка сортов рыб, моллюсков, крабов, раков и разных земноводных, ты ж любишь морскую еду, Чирик! Оторвешься, отдохнешь от останкинской нервотрёпки, если, конечно, хватит тебе, трусу распоследнему, смелости, чтобы вернуться в ограбленную квартиру, да ещё в тот момент, когда над домом болтается инопланетный корабль чудовищных размеров, из которого в любой момент могут вылезти чудовища с четырьмя глазами или с хвостами, как в «Аватаре».

А если в виде гнусных огромных, липких пауков? Мерзких, поводящих щупальцам, вонючих, гадких, злобных, пьющих человеческую кровь вампиров, за которой они сюда и прилетели. Бр-р! И что, идти им навстречу, гостеприимно распахнув объятия: дорогие гости Земли, берите меня за рупь двадцать, весь я ваш, пейте мою кровь, помните мою доброту?

И чем больше фантазировал на эту тему Чирик, тем труднее ему давался подъём по лестнице. И уже пот заливал глаза, щипал, попадая между ресниц. Спина давно стала мокрой, а руки липкими и холодными. Зубы у Чирика стучали в такт сердцебиению.

- Только возьму, и бежать, - шепчет Чирик сам себе, держа в вытянутой руке перочинный нож, защищаясь от невидимого, но уже заранее страшного врага. – Только возьму и бежать. Ни на секунду не задержусь, сука буду, если совру!

Тут под ногами хрустнуло стекло. Да так громко, как выстрел! Чирик чуть не наложил в штаны от страха. Остановился, задохнувшись, и прислушался: не слышит ли кто его шумного дыхания? Казалось, сердце сейчас выпрыгнет из грудной клетки и бильярдным шаром застучит по ступенькам. Было тихо, как в кладбищенском склепе, хотя, надо сказать, Чирик совсем не боялся мёртвых. Мать всегда учила: бойся живых, чего мёртвых бояться? Но в огромном-то корабле самые что ни на есть, живые существа! Как они отнесутся к Чирику, встретившись с ним нос к носу, можно только предполагать.

Постояв, он всё-таки двинулся дальше, так аккуратно и так осторожно переставляя ноги, словно шёл не по камню, а по тоненькому льду, который в любой момент мог под ним треснуть и провалиться, унося за собой и Чирика.

2.

Дверь квартиры № 96 была распахнута настежь. Чирик постоял, прислушиваясь. Звуков квартира не издавала. Никого тут не было, а дом спал. Это чуть приободрило Чирика, вселило в него уверенность, что всё сойдёт с рук. Крадучись, прошёл большой коридор, свернул на кухню, и, едва не растянувшись на мокром полу, констатировав, что, убегая, свалил на пол пластиковую бутылку подсолнечного масла, из которой вылилось всё содержимое.

Рюкзак, набитый под завязку ценным добром, лежал на столе. Чирик подкрался к нему, стараясь не глядеть в окно, по принципу: если я на это не смотрю, то этого и нет, и, прижимая к груди свои сокровища, стал пятиться назад. На корабле, видимо, снизили напряжение, и свет уже не бил так резко по глазам.

И тут Чирик сделал то, чего не простит себе до конца жизни.

Он решил разглядеть корабль поближе. Подойти к окну и посмотреть – что это за чудо техники такое? Что-то ему говорило: стой, дурак, не ходи, не смотри, зачем тебе это надо? Беги отсюда, не теряй времени, будет хуже! Но любопытство, гадкое, примитивное любопытство, смешанное со страхом, перевешивало, - где и когда ты такое увидишь, Чирик! - и вот он ближе и ближе подбирается к окну, стараясь не глядеть в него, чтобы, не дай Бог, не встретиться с кем-нибудь взглядом. Этого он, точно, не перенесёт!

Конечно же, он выглянул в окно. А выглянув, замер от величественности и масштабности картины, представшей перед его затравленным взором. Зрелище завораживало и захватывало. Чирик попытался найти в голове сравнение – на что это всё похоже? И понял, что немного на то, как, если бы он, Чирик, забрался под автомобиль и увидел бы снизу трансмиссию, картер, глушитель, нижнюю часть двигателя, раму, пружины амортизаторов, тормозные барабаны, всю ту изнанку, которая прячется под кабиной.

Правда, то, что предстало взору, было в тысячи, в сотни тысяч раз крупнее, монолитнее, запутанней и не походило ни на что. Разве что если перевернуть вверх ногами цех огромного завода; на такой завод водили в детстве Чирика-первоклассника. Там лили металл, туда-сюда сновали электрокары, страшно кричали друг на друга люди, было очень жарко и очень страшно. То была другая, взрослая жизнь и маленького, но уже тогда нестандартно мыслящего Чирика, охватила паника: надо расти очень и очень медленно, не спеша, чтобы не угодить на работу на этот страшный завод.

Корабль завис в такой непосредственной близости от крыши дома, что, если выйти из квартиры № 96 на чёрный ход, прикидывает Чирик, то оттуда, наверное, ещё лучше видно. И он вышел, но упёрся в дверь, которая вела на чердак. А если эту дверь открыть и войти туда, думает Чирик, вынимая отмычки. Ведь ещё лучше будет видно? И вот уже замок открыт. Чирик в полной тьме идёт по чердачному помещению, широко расставив руки, проклиная всё и вся, на узкий-узкий пучок света, пробивающийся через щели второй двери, которая ведёт на крышу.

А если и эту дверь приоткрыть, думает Чирик, то будет хорошо видно крышу дома, от которой рукой подать до надстройки корабля, он уже совсем рядом. Гляну на него с близкого расстояния и тут же назад, думает Чирик и даже сам не понимет, как он оказывается на крыше. А, оказавшись, даже пригнулся от неожиданности, распластался на цементе от страха. Мысль забила в голове молоточками: вскочить и бежать отсюда, рвать когти, улепётывать, валить – да всё, что угодно, лишь бы не быть так близко-близко от металлических конструкций инопланетного корабля, этого мрачного переплетения холодного и страшного железа, лишь очень смутно напоминающего творение человеческих рук.

3.

Любопытство и животный страх у Чирика на одной чаше весов. Но то одно перевесит, то другое. И вот уже он, дрожа всем телом и стуча зубами, встав на карачки, продвигается по крыше к поручню металлического трапа инопланетного корабля, чтобы, как он говорит себе, просто ощутить структуру материала. Сердце его долбится в груди сильно-сильно, а пальцы дрожат. Вот Чирик подержался за поручень и даже отдёрнул руку, ощутив холод металла. И вот уже медленно-медленно он карабкается вверх по трапу из чёрного железа, держась за шершавые поручни, стараясь не глядеть вниз, потому что земля уже далеко-далеко, метрах в ста-ста пятидесяти и машины сверху кажутся не больше коробки из-под ботинок.

- Я ж честно, на минуточку, - шепчет себе Чирик, - одна нога здесь, другая там.

Шепчет, а глазами стреляет по сторонам – лишь бы не столкнуться с теми, кто управляют этой махиной! Никого тут пока нет, только слышен ровный гул работающих механизмов, зато внизу, под Чириком - лязг железа, треск разрываемого асфальта, скрежет металла. Всё сверху видно Чирику. Он видит, как острые края гигантского цилиндра, выползшего из-под днища корабля, опускаясь ниже и ниже, режут электропровода над парковкой и те с грохотом падают на безмолвные коробки машин. Поразило Чирика, что ни одна из них не заорала, словно все стояли обесточенные. Тут, бывает, чихнешь, и срабатывает сигнализация. Или сама по себе, да в самый неподходящий момент!

Несколько машин, попавшие под гигантский резак, торчат радиаторами к небу, словно прося о помощи, похожие на больших рыб, выброшенных на берег моря волнами. Какая-то огромная тень накрыла детскую площадку, клумбы и качели. Чирик подумал, что тень от дома, но, приглядевшись, увидел, что тень эта пребывает в движении и что это вовсе не тень, а какая-то непонятная волна, серая, плотная, всё сметающая на своем пути.

- Крысы!

Чирика аж передёрнуло от брезгливости.

- Бегут, твари! - сказал он себе. – Но не из корабля, а из дома. Значит, капут домику № 48!

Крысиная волна, сужаясь, уходит куда-то под землю. Там эти твари найдут себе временное пристанище, переживут «марсианские хроники». Чирик всё это видит с высоты своего положения. Закинув за спину рюкзак, он упрямо лезет и лезет вверх по металлическому трапу, не понимая, зачем и с какой целью? Спроси его сейчас: Чирик, идиот, куда ты лезешь, рискуя своей глупой молодой головой, для чего, он не ответит. Какая идея его захватила? Пробраться наверх и поглядеть изнутри – что это за чудо-юдо такое болтается над Москвой, столицей, блин, его Родины, Российской Федерации, удовлетворить любопытство?

Чёрта лысого! В подкорке ушлого Чирика пульсирует мысль иная, но он её всячески отгоняет: а вдруг там, в этой инопланетной железной дуре есть, чем ему поживиться? Да хоть чем-то крошечным, миниатюрным, да пусть с мизинец, а лучше – с ладонь размером? Пусть мелкая, но ведь с инопланетного корабля, эксклюзивная какая-нибудь штучка, ничтожная вещичка с другой планеты, и цены ей не будет, потому что такой вещички-штучки нет ни у одного человека на Земле! И Чирик тут первый, как Христофор Колумб, открывший Америку. Тот рискнул и вошёл в историю. А мог ведь дома сидеть, держаться за бабью юбку и ни о какой Америке не помышлять. А так – первый! Всё твое, бери, не хочу! Как в песне «Аббы»: победитель получает всё!

Вот эта шальная, бахвальная, разгульная мысль и блокировала логику Чирика, затормозив импульсы, которые слал ему мозг в порядке самосохранения: Чирик, от обитателей этой железной кастрюли может исходить смертельная опасность! Чирик, беги отсюда, пока не поздно! Ты давно на мушке и те только ждут момента, чтобы стереть тебя в порошок.

А он, глупый, не слышит или не хочет слышать, и лезет и лезет на рожон, куда-то в самую пасть дракона, пожирающего всё живое. И чем громче орёт ему инстинкт самосохранения, чем страшнее пугает Чирика - ты поплатишься жизнью, с тебя шкуру сдерут, - тем быстрее лезет Чирик по трапу, тем сноровистей перебирая руками и переступая ногами! А вот тут дело профессиональной чести - кто кого? Раз тебя сразу не срезали, есть шанс.

Глава 17.

Кошмар в Останкино

1.

Работники прокуратуры Семёнов и Бубукин ехали в Останкино через Дмитровское шоссе, фактически, в объезд, так как на Проспекте Мира скопилась военная техника и проезд был ограничен. В салоне было включено радио, которое нон-стоп сыпало и сыпало информацию о последствиях прилёта в Москву пришельцев. Транслировали интервью с известными людьми, работниками прокуратуры и представителями армии, передавали выступления Президента РФ Путина, премьер-министра России Медведева, руководителя Союзного государства Грызлова, руководителей партий, Совета Федерации, Госдумы. Радио просто надрывалось:

Прилёт инопланетян всколыхнул весь мир! Москва стала центром притяжения всего человечества. Следующее сообщение пришло из Финляндии. Автобус с пьяными финскими туристами врезался в русский бензовоз, следовавший из Выборга в Хельсинки. Во время пожара не выжил никто. При тушении автобуса погибли сотрудники ГИБДД Иванов и Петров.

Как сообщает наш Сибирский корреспондент, в районе Иркутска упал и разбился самолет марки «Боинг 777» таиландской авиакомпании «Лотос», совершавший рейс по маршруту Бангкок-Москва. Вместо 200 пассажиров на борту находилось 563, среди них были женщины и дети. Комиссия министерства транспорта РФ, работавшая на месте аварии, потребовала привлечь к уголовной ответственности руководство авиакомпании, которое заведомо подвергло риску людей, нарушив нормы перевозки пассажиров...

Главный архитектор Москвы Каузьмин предложил не проводить ремонтных работ в районе Останкино. Обнеся его высокой стеной, открыть тут туристический заповедник, посвященный первому контакту землян с инопланетянами. Некий русский «Диснейленд», аналог тому, что есть в США. Желающие могут участвовать в реконструкции событий ночи с 17 на 18 августа. За большие деньги в бюджет Москвы. «Ингосстрах» обещает самые льготные условия страхования…

Слушая радио, Семёнов думал о прилёте инопланетян. Сотни лет человечество жило, ожидая их прилёта, мечтая о встрече с представителями иных миров. И вот они прибыли, создав этому человечеству огромные, неразрешимые проблемы. Пугала Семёнова мысль, что это только начало, что события в Останкино лишь шляпочное знакомство с внеземными цивилизациями и что самое худшее впереди. Так, может быть, людям надо признаться друг другу: мы не готовы к приёму гостей из другой галактики. Мы ещё настолько слабы и не организованны, что нам с собой бы разобраться, а потом уж думать об инопланетных гостях. Конечно, многих это разочарует, но, если привезти их в Останкино и показать весь тот хаос, который тут длится уже неделю, многие, а в этом Семёнов был уверен, поостыли бы в своем рвении искать контакты с иными мирами.

Бубукин включил плазматрон, защёлкал пультом. Если первые дни все русские каналы дудели в одну дуду: это не теракт, это не чеченцы, взрывался газ при строительстве, то теперь они дружно во всём винили власти, военных и ФСБ – как можно было такое допустить? По Би-Би-Би и Си-Эн-Эн с яркой плашкой «Необъяснимые события в Москве» крутили исключительно кадры страшной пробки на Проспекте Мира во время эвакуации жителей района и снятый с разных точек тот самый 22-х этажный дом № 48 по Академика Королёва, стоящий теперь поперек двора на вырытом из земли, а точнее, ровно вырезанным его же фундаменте.

Семёнову уже снится этот проклятый дом! Для него он был только местом происшествия, а его превратили в «театр военных действий, на котором сошлись в жестоком, непримиримом бою две мировых цивилизации», как пафосно написал «Коммерсантъ-дэйли». Изображение дома № 48 по Академика Королёва с вылетевшими от возникшего перекоса стеклопакетами, глазницами выбитых и обгоревших окон, моментально облетело весь мир и стало, как писала английская «Дэйли Мэйл» в последнем своём номере «символом нового витка уже растаявшей, но день за днем воскрешаемой Холодной войны». Тема возврата к временам конфронтации становилась главной.

2.

Комментарии журналистов и политологов были злее и злее: эти русские в своей обычной манере «а что тут такого?» не спешат делиться с человечеством информацией о событиях в районе Останкино, расположенного, что очень символично, недалеко от знаменитого тоталитарного парка времен Сталина с труднопроизносимым названием «ВДНХ». Того самого кровавого диктатора, чьи портреты, спустя шестьдесят лет после его смерти, носят на груди юные сталинисты, разочарованные жизнью в сегодняшней России, разъеденной как молью коррупцией и неуважением к правам личности.

Что в этот раз скрывают эти чертовы русские от мировой общественности? У них там творятся совершенно ужасные для человечества вещи, но они не дают этому никаких объяснений! Были снимки с американских и китайских спутников «Вайоминг» и «Ганбей», запечатлевшие семнадцать огромной величины металлических бочек, зависших над районом Останкино рядом с телебашней и фотографии дымящихся на земле останков русских военных самолетов, по всей видимости, атаковавших «бочки» и как-то сбитых инопланетянами.

Разглядеть что-либо еще даже специалистам было сложно: снимки были невнятные, Москву, как это случалось чуть ли не каждый август последние десять лет, затянул дым торфяников Шатуры, которые многие годы пытаются загасить подразделения МЧС во главе с министром-ветераном Шойгу.

Не было ответов ни на один вопрос: что произошло, как произошло, кто и чем сбил инопланетный корабль, кто на кого напал – пришельцы на русских или русские на пришельцев, где был в этот момент Президент РФ, как и почему русские средства ПВО прозевали прилёт столь вопиюще-агрессивных гостей?

А самое главное, отчего, собственно и пребывали в шоке миллиарды людей на всей планете: что же это за неземная, сверхестественная силища, которая смогла поднять в воздух как пушинку огромный дом в 22 этажа? Со всем его фундаментом, с тысячами спящих жильцов? Поднять и снова поставить на землю, но уже поперек двора, да еще со страшным креном, какой и не снился знаменитой Пизанской башне? А главное, зачем? Вот с этого «зачем», вопроса, заданного каким-то кретином из австралийской газеты и начался коллапс в Останкино, который может привести к чему угодно, даже, тьфу, тьфу, тьфу, к Третьей мировой войне.

3.

В поисках дешёвой сенсации кто-то на Западе запустил «утку», что инопланетяне не случайно передвинули огромный дом именно в Останкино. Что, якобы, в этом месте находится знаменитый Сейсмический Сдвиг, чуть ли не дыра в преисподнюю. Эти выводы сделал некий деятель, изучавший многие годы историю этого района. Он-то и сообщил, что по Останкино уже не первый век бродит призрак старухи, которая предрекает беды и катастрофы. И что, якобы, за день до прилёта инопланетян она явилась к охраннику телебашни и предупредила, что людям надо срочно ютсюда бежать, иначе они все погибнут.

Естественно, охранник никому ничего не сказал, а впоследствии выяснилось, что старуха предупреждала людей и о пожаре башни в 2000-м, и о будущих жертвах штурма телецентра в 1993-м, и даже о смерти хозяина Шереметьевского дворца. Ещё она сообщила, что под землёй находятся страшные силы и если их направить в правильное русло, человечество моментально излечится от болезней и хворей, а жить люди будут, практически не старея. Вспомнили в этой связи и роман «Альтист Данилов», где некто Кармадон летал вокруг башни, заряжаясь от неё энергией, а в домах на Академика Королёва жили не то черти, не то демоны, не то домовые.

Семёнов всё это воспринял однозначно: провокация западных спецслужб, которая должна деморализовать волю руководства страны, заставить Россию открыть границы, а потом её оккупировать под предлогом, что русские всё секретят. И происходящее тут, шло именно по такому сценарию.

Сенсационное сообщение подхватили все мировые СМИ и люди кинулись в Москву. С утра до вечера радио и телевидение передавали информацию о происходящих на границах РФ событиях. Вот и сейчас, пока Семёнов ехал в Зону, радио, не умолкая, сообщало следующее:

«…Как сообщает наш корреспондент, на границе Польши и Белоруссии в огромной автомобильной пробке, растянувшейся от Бреста до Парижа, было обнаружено 8 автобусов с 235 расстрелянными проститутками из Чехии и Венгрии, а семерых их сутенеров нашли повешенными на соснах в окрестном лесу. Автобус отправлялся в Москву, в район Останкино.

На таможенном посту Чопа в давке, образовавшейся здесь, были задавлены 1678 представителей Германии и Франции, часть из которых скончалась на месте от удушья…».

Машина Семёнова медленно ползла мимо тяжелой военной техники, выстроившихся вдоль магистралей солдат и омоновцев. Теперь этот район, где находилась его любимая Шереметьевская усадьба, где когда-то пела знаменитая «крепостная актриса» и где они любили с женой гулять осенью, получил хлесткое название «Зона». Подлежал выселению значительный район Останкино, прилегающий к телевизионной башне. В зону выселения вошли дома по улице Академика Королёва, от Ботанической улицы и до поворота к кинотеатру «Космос», все дома Первой и Второй Останкинских улицах, маленькой Хованской улицы, где жили космонавты, улиц Прасковьина, 5-го и 6-го Останкинского переулков, улиц Кондратюка, части Аргуновской и Цандера, 2-й и 3-й Новоостанкинских улиц. Эвакуации подлежали жители части домов Кашёнкина Луга и Ботанической улицы, примыкавшим к телецентру, домов по Новомосковской улице. Выселению подлежали жители всех внутренних дворов семи огромных башен, возвышающихся тут до самого Останкинского пруда, сталинских восьмиэтажек на нечётной стороне Академика Королёва и пятиэтажек времён Никиты Хрущёва.

Эвакуировали также персонал парка «Останкино», который в советское время раньше носил название «Зона отдыха имени Ф.Э. Джержинского», сотрудников всех служб телецентра, ресторана «Твин Пигс», Музея крепостных, священников и прислужников храма Животворящей Троицы, работников садового хозяйства по Прудовому проезду, а также пекаря и продавца киоска «Пончики», который функционировал на конечной остановке всех трамваев, следовавших в Останкино. Никто не мог сказать внятно, зачем это делается и для чего людям предложено покидать свои жилища, ради какой-то такой цели. Говорили, что так спасают людей от инфекций. Но говорили и о том, что кто-то хочет захапать Останкино под свои строительные нужды.

4.

Если быть совсем точным, район теперь назывался не просто Зона, а «Зона особого режима», где были установлены свои законы и введён комендантский час. Сначала, как говорится, было слово, а потом началось дело. Пожарные машины МЧС, фургоны службы химзащиты, какие-то деятели с надписью на спинах «Космические войска», работники ФСБ, прокуратуры, управы, префектуры, представители МВД закрутились тут с утра 19-го и крутились до глубокой ночи, сменяя друг друга. Вертолеты ВВС с важными шишками из Генерального штаба, штаба Объединенного командования войск СНГ, Высшего военного совета Союзного государства зависали над Останкинским прудом, на сооруженные саперами плоты высаживались новые и новые отряды российских специалистов самых разных областей науки и техники. Район в течение одной ночи был обнесен колючей проволокой, в ней были проделаны входы, с названиями, похожими на пистолетные выстрелы - КПП (контрольно пропускные пункты), напичканные какой-то сверхсекретной просвечивающей аппаратурой и аппаратурой слежения.

Кругом было выставлено оцепление из ражих парней в форме спецназа МВД, ФСБ и ОМОНа, бесцеремонных, грубых и наглых.

Следователю Семенову выдали пропуск в Зону, который его водитель укрепил на ветровом стекле служебной «ауди», но даже с пропуском он добирался до места расследования часами: спецназовцы подолгу изучали его пропуск, сличая фотографию, без спешки, сантиметр за сантиметром, обыскивали машину. На подъездах к Зоне его постоянно осаждали орды журналистов. Облепив машину со всех сторон, едва не прыгая под колеса, требовали хоть какой-то информации. А таких журналистских кордонов по городу были сотни, особенно вокруг Зоны.

В Зону можно было въехать только с Ботанической улицы, продравшись сквозь строй военных грузовиков и строительной техники, скопившейся у Останкинского пруда и телецентра. А вот эвакуация из Зоны шла только через Проспект Мира. В первые дни, когда объявили о том, что в районе объявляется карантин и военное положение и все живущие тут, должны его покинуть в течение 24 часов, случился гигантский транспортный коллапс.

Семёнов, глядя на эту псевдоэвакуацию, только диву давался: как велика и неизлечима русская чиновничья глупость! В сторону Проспекта Мира день за днем шли и шли вереницы автобусов с обитателями огромных 22-х этажных домов. Кто-то из полицейского руководства Москвы решил, что так будет лучше – отправлять людей в центр, а уже оттуда – по местам расселения, в гостиницы и кемпинги. В результате, вливаясь в общий поток машин, везущих людей на работу из Подмосковья, эти автобусы плотно застревали.

Конечно же, виной коллапса было и несогласованность работы между министерствами, и традиционное русское разгильдяйство. Военное руководство Зоны, очевидно, знакомое только с движением танковых колонн, которые все сметают на своем пути, но совершенно не знакомое с логистикой городского движения, не знающее всех проблем городской инфраструктуры, отнеслось к этому делу шапкозакидательски, по принципу «прорвемся, не впервой». С опозданием было оповещено о запрете на выезд из Зоны всех частных машин и мотоциклов во избежание распространения какой-нибудь неизвестной болезни или инфекции, занесенной извне. Первая пробка из-за них и возникла.

Можно представить себе состояние водителей: на КПП в районе кинотеатра «Космос» вооружённые военные заворачивали их назад, а если кто-то отказывался, отнимали ключи от зажигания, выкидывая владельцев на асфальт, нарушая тем самым все законы о частной собственности. Те, кто не успели выехать, надеясь, кто на авось, кто на взятки гаишникам, делали новые и новые попытки покинуть Зону на личном транспорте, набив кабины предметами первой необходимости. Люди понимали, что они могут лишиться всего, так как не было информации о том, разрешат ли вернуться назад.

Но тут же и застревали, потому что проехать было просто нереально даже не столько из-за агрессивно настроенных военных, сколько из-за общей неразберихи в районе Останкино. Отчаяние толкало людей на самые неожиданные поступки. В складчину заплатили деньги водителю крана, тот поднял на монорельс десятка два машин и они под шумок ушли по верху в сторону улицы Руставели и Дмитровского шоссе. Те, кто попытался проделать похожий трюк, были обстреляны из автоматического оружия спецназовцами, машины их захвачены и сброшены вниз на трамвайные рельсы 11-го и 17-го маршрутов.

Глава 23.

Чирик

1.

Отступать Чирику поздно, и он лезет вверх по трапу, даже не задумываясь, куда тот ведёт. Как он понял по ходу дела, значительная часть огромной летательной штуки - это трюм литого цельного металла без единого шва, без заклёпок и сварных стяжек каких-то фантастических размеров. И, судя по всему инопланетные создания хотят запихать туда огромный дом № 48 со всем содержимым его квартир и балконов. О, эти мерзкие московские балконы, думает Чирик с неприязнью, эти высотные помойки моей родины, набитые под завязку никому не нужным барахлом - старой мебелью, которую ещё с времён Брежнева планируют вывезти на дачу, но никак не вывезут, старой сантехникой, которая «может пригодиться» хотя бы на время, если вдруг развалится новый итальянский унитаз, огромными телевизорами в деревянных корпусах, давно не функционирующими, зато страшно удобными в качестве тумбочек, аквариумами с разбитыми стёклами, клетками для давно сдохших птиц, аккуратно перевязанными стопками собраний сочинения Ленина и Сталина, речами Брежнева и Путина, ржавыми, не работающими холодильниками, которые и надо бы выбросить, но в них очень удобно держать инструменты, старыми и ржавыми детскими колясками, столами без ножек, велосипедами без колёс, «лысыми», никому не нужными покрышками и проколотыми шинами от «жигулей», «москвичей» и «запорожцев», которых уже, быть может, даже нет на планете, а если есть, то в музеях и в коллекциях каких-нибудь повёрнутых на СССР психах; шины свисают гроздьями с древних шкафов с отвалившимися дверцами; тут же разбитые раскладушки и провонявший мочой умершей бабушки матрас, зеркала и трюмо, в которых давно уже ничего не отражается; тут же вереницы пыльных, грязных банок, вёдра, кастрюли или просто сгоревшие или с пробитыми днищами, отдельно громоздятся продовольственные запасы на зиму - в трёхлитровых мутных банках плавают маринованными помидоры, огурцы и кабачки, банки очень удобно размещены на беговой дорожке марки «кетлер», её купили для улучшения физической формы и убирания боков, но не рассчитали и она заняла всю квартиру и её стащили на балкон «до лучших времён», которые не наступят никогда; рядом с дорожкой завалы из колченогих стульев, сломанных лыж, уже не играющих патефонов, сломанных стиральных машин «Вятка», которые выставлены наружу, но не на помойку, потому что в них, как и в не работающих холодильниках тоже можно много чего держать; не подъёмные чугунные сковородки в пышной паутине, не работающие газовые плиты, торшеры, давно ждущие встречи со свалкой тоже тут. В результате чего, думает Чирик, огромная часть жилого фонда в России становится складами старого, ненужного барахла, которое постоянно болтается у него под ногами, мешая работать.

Он лезет наверх, думая о том, что такого рода прилёты инопланетян с умыканием на вселенскую помойку огромных домов, балконы и коридоры которых забиты разнокалиберным дерьмом, надо ввести в систему, сделать постоянными и тогда города России очистятся, их жителям станет легче дышать и приятнее жить.

- Ах, какие вы умные человечки, - шепчет он для смелости, обращаясь мысленно к инопланетянам. – Разумные, высокоразвитые существа с большими головками и невиданными возможностями, прилетевшие с другой планеты. Такой кораблик соорудили, не похожий ни на что на свете!

Чирик непонятно кому заговаривает зубы, а сам, поднявшись на достаточно высокий уровень корабельного трюма, вдруг натыкается на тяжёлый овальный люк, который, по всей видимости, отделяет трюмную часть корабля от самого интересного, что есть в нём – от того места, где может лежать что-то очень и очень интересное и, конечно же, не охраняемое хозяевами. Интересно, думает Чирик, а что?

Чирик приложил ухо к люку. Услышал монотонный, приглушённый тяжёлым, толстым железом гул, как будто за ним работал какой-то огромный мотор. А если открыть этот лючок? Так подумал Чирик и рука сама стала шарить по шершавой поверхности, пытаясь найти хоть какую-то зацепку. Люк был гладкий, как стекло, без единой щербинки, заусеницы или застывшего сгустка краски. Да и вообще, как показалось Чирику, он был не крашеный, а естественно-чёрный и металл этот отсвечивал матово в лучах прожекторов, скрытых от глаз Чирика.

Чирик, согнув указательный палец, постучал в железную толщу. Звука он не услышал. Стукнул ещё раз, посильнее и костяшкам стало больно. Обиженно подул на палец и со зла долбанул в люк тыльной стороной кулака. Ноль эффекта. Даже звука нет. Обиженный Чирик, не отдавая отчета, что же делает, повернулся к люку спиной и ударил в него каблуком ботинка. И вдруг случилось непредвиденное.

2.

Далеко внизу что-то заскрежетало, грохнуло, раздались множественные удары металла о металл и Чирик с ужасом увидел то, от чего люди, очевидно, и сходят с ума: крыша дом № 48 вдруг медленно, но верно, слегка покачиваясь, стала подниматься вверх, как будто это не огромный дом, занимающий гектары земли, а всего-навсего кабина лифта в шахте! И поднималась очень и очень быстро! Так быстро, что расстояние от крыши дома до люка, возле которого стоял теперь Чирик, сократилось на треть и уменьшилось всё быстрее и быстре.

- Вот оно, - затрясся Чирик, - как крыша-то едет!

От мысли, что его сейчас раздавят, мозг у Чирика заработал с какой-то сверхъестественной скоростью. Понимая, что у него теперь два пути – или вниз, но без гарантии, что он сможет уйти, если крыша упрётся в потолок космолетного трюма, или вверх, через люк внутрь корабля. Пока он соображал, дом № 48, поднявшись ещё выше, практически не оставил ему шансов уйти через чердак. И тогда Чирик, потеряв от страха голову, стал садить в дверь каблуком из всей силы, уже не таясь. И вдруг случилось чудо: люк резко распахнулся, едва не свалив Чирика с ног. Тот, совершенно случайно сохранив равновесие и, не упав с железной площадки космолёта на приближающуюся крышу дома, заскочил в люк, и, только растянувшись на рифленом металлическом полу корабля, пришёл в себя: куда это я влетел и зачем?

Сначала Чирик подумал: всё, хана, я в логове страшных существ и сейчас мне оторвут голову. Однако, оглянувшись по сторонам, он увидел, что, собственно говоря, ничего страшного тут нет. Ну, стены из металла, так это как на нормальном земном корабле, вполне земные переплетения стальных труб, трубочек, а дальше - лестницы, арматура, подъёмники. Кроме ровного гула двигателя, ни звука лишнего, ни шороха. А главное – ни одного представителя команды этой огромной машины.

И вот уже Чирик сначала на карачках, чтобы не было очень страшно, потом – согнувшись и мелкими шажочками, а под конец - даже выпрямившись, идёт по огромному залу размером с футбольное поле, стены которого уходят куда-то высоко вверх, и видит в самом его центре нечто похожее на стеклянный сказочный саркофаг спящей царевны. Внутри саркофага что-то пульсировало и переливалось всеми цветами радуги. Со всех сторон к нему тянулись толстые, обвитые металлическими листами кабели приличной толщины, которые скрывались в днище и всё это сооружение походило на огромного осьминога, раскинувшего свои щупальца.

Страшно, страшно, очень страшно тут Чирику, что и говорить! Но, крадучись, приближается Чирик к прозрачному колпаку, вернее, какая-то сила тянет и тянет его туда. Не иначе, чем-то поживиться! И ведь не обмануло его предчувствие! Подойдя к саркофагу, остолбенел Чирик от увиденного, просто лишился дара речи. Хотел даже выматериться от избытка чувств, но в горле пересохло, и слова испарились, как вода из лужицы на перегретом солнцем асфальте.

От чего потерял дар речи Чирик? Не от вида ли некоего диковинного механизма, который был скрыт под стеклянным саркофагом, очень, по всей видимости, сложной конструкции? Выглядел тот механизм, действительно, очень впечатляюще - обвит был тысячами и тысячами метров разных проводов и проводков, сочленений, разноцветных прозрачных трубок, разъёмов, деталей и прочей технической оснастки, а внутри трубок пульсировало что-то разноцветное, похожее по консистенции на ртуть.

Но нет, не это возбудило Чирика. Его возбудила одна-единственная деталь этой мощной конструкции, которая блестела и переливалась цветами радуги. Некая блестящая чурочка, длиной чуть меньше бейсбольной биты, по форме напоминающая кабачок или огурец, да всё, что угодно. Вот из-за неё-то и потерял Чирик дар речи! Потому что, кинув на неё взгляд, сразу понял, что эта чурочка сделана из чистого, из чистейшего золота какой-нибудь фантастической пробы!

А стоить она могла столько, сколько Чирику хватило бы на всю оставшуюся жизнь!

3.

Вот, оказывается, что манило сюда Чирика, вот, куда его тянула и тянула неясная, неведомая, необъяснимая сила. Когда увидел он, сколько бесхозного золота брошено без охраны, он возликовал: удача! Аж затрясся весь, завибрировал от близкого счастья обладания. «Как ждет любовник молодой минуты верного свиданья» - это про него. Достал Чирик свои отмычечки, и пошел колдовать над системой запора саркофага, рассуждая про себя, что если внутри стоит механизм, то ведь туда его как-то ведь вставили. Не через обшивку же он просочился!

Что-то заработало в гигантском чреве корабля, тот вдруг дёрнулся, совершая, по всей видимости, какой-то маневр и это его движение отдалось в животе у Чирика пустотой, как это бывает при взлёте, если летишь в самолёте. Чирик запаниковал: а вдруг сейчас объявят о ремнях и взлёте и космолёт дунет вверх? Влачить тебе жалкое существование в мировом пространстве среди холодных звёзд и состояния невесомости!

- Э-э, вы куда? – заорал Чирик. – Стойте! Я не лечу, выпустите меня!

Орёт, а сам меж тем, пихает и пихает очередную отмычку в непонятного профиля отверстие, пихает и пихает, крутит и крутит её, а под ногами уже вибрирует пол, как это бывает на океанском лайнере, когда заработал двигатель и заворочались под водой тяжёлые лопасти гигантских винтов.

Чирик просто разрывается на части. Одна его часть трясётся от страха: увезут в корабле в другое измерение, где он пропадёт навсегда в расцвете сил и лет. Вторая его часть трясётся посильнее первой - от желания обладать уникальной золотой штуковиной! И, не дав смутить себя сомнениям, он вскакивает на прозрачный саркофаг и сильно колотит в его темя тяжёлым каблуком ботинка. Раз ударил, два, три и саркофаг вдруг сперва пошёл паутиной, как лёд, а потом прогнулся, не удержав вес Чирика, и тот с воплем рухнул внутрь. Больно ударившись спиной и бедром о какой-то механизм, он первое время не может уяснить, что, собственно произошло и что он-то тут делает?

Из ступора его выводит вой сирены, пульсирующий красный фонарь и громкий, резкий голос, произносящий одно и то же непонятное, страшное, как заклинание, слово: «Абергут! Абергут! Абергут!».

Услышав шипение, похожее на змеиное, Чирик похолодел: а вдруг, это существа шипят, приняв змеиный облик! Но это выходил пар из разбитых трубок, среди которых покоилась вожделенная золотая болванка. Её-то и схватили руки Чирика крепко-крепко.

Дернул её Чирик, но не тут-то было, та крепко сидела в пазах, не вышла наружу, не поддалась усилиям Чирика.

А механический голос орёт и орёт, не переставая:

- Абергут! Абергут! Абергут!

И как в старом фильме, где, восстав из чёрного гроба, кричит ведьма: «Найдите его!», и налетает нечистая сила, чтобы умертвить героя-пьяницу Хому Брута, так и на механический крик отовсюду, словно бы только и ждали команды, полезли вполне похожие на людей существа в чёрных комбинезонах, касках на головах и с оружием в руках – высокие, гибкие и мускулистые.

И пули, реальные пули засвистели над головой Чирика, забились с жужжанием о железные стены, пошли рикошетировать с грохотом по корпусу корабля.

- А вот и пришельцы! - констатировал Чирик, едва живой от ужаса. Трясся весь, но не выпускал из рук золотой болванки. Насмерть его перепугали гости, но не бросился Чирик наутёк, хотя так и помывало, а ухватился за золото ещё крепче, уже обеими руками, и, упёршись ногами в железки, давя ботинками какие-то стеклянные реторты и колбы, из которых со злым шипением выходил не то пар, не то газ, поднатужился, напряг свои последние силёнки так, что багровые вены вздулись на шее и - с матерным криком, проклятиями и стонами, - ёпэрэсэтэ! - вырвал её из гнезда, как дед репку!

4.

Что-то случилось с кораблём! Было ли это связано с золотой болванкой или нет, Чирик так и не понял. Вдруг резко и повсеместно погас свет и стало темно. Что-то грохнуло под днищем гигантского космолёта и огромный его корпус качнуло в сторону. Чирику даже показалось, что летательный аппарат крутанулся вокруг своей оси, как подстреленный кабан, потому что Чирика резко кинуло в сторону и голова от перегрузки стала свинцовой и на время перестала соображать.

Но этот непонятный манёвр космолёта оказался на руку Чирику: с лестниц корабля и с его перекрытий, не устояв на ногах, посыпались человекоподобные чёрные существа, покатились по палубе, свиваясь в клубки, грохоча о железо касками и оружием. Но и Чирику не пришлось долго радоваться, и он не устоял на ногах. Резко мотнуло его в сторону, кинуло куда-то, и он, задевая углы и препятствия, покатился по палубе. Чирика перевернуло, снова свалило наземь, а в результате, по странной логике земного притяжения, он оказался на ногах у люка, через который и входил в корабль. Тут он встал, как вкопанный, не в силах понять, что же произошло?

Первое, о чём подумал, придя в себя: где рюкзак? Слава Богу, был за спиной. Но больше всего обрадовало, что в своих руках он держал тёплую болваночку из чистого золота! Сунул её Чирик за пазуху и, слыша за спиной топот многих ног, ориентируясь в темноте, как кошка, - у страха, как известно, глаза велики, - прыгнул сперва в люк, а из люка, гремя подошвами по металлу, запрыгал вниз по трапу сразу через несколько ступенек, рискуя упасть и сломать себе шею.

За спиной кричали на непонятном языке и вполне понятные пули снова засвистели над ухом. Петляя как заяц, соскочил Чирик на крышу и помчался, прячась от пуль за уступами, трубами и гигантскими воздуховодами. А те чиркали и чиркали – то о цемент крыши, то об железо телеантенн, то летели в стороны, ударялись о сталь слуховых окон, забранных от воров. Перед тем, как прыгнуть в проём чердачной двери, оглянулся Чирик и увидел, что за ним несется целая толпа злых человекоподобных чёрных существ, перепрыгивая и трубы, и антенны, и будки слуховых окон.

Из странного вида автоматов они изрыгали огонь в сторону Чирика. Только тут осознал он до конца всю опасность, которой подвергался. В надежде, что его оставят в покое, хотел малодушно выкинуть золотую болванку, но жадность не позволила. Он сунул руку в карман, достал целую пригорошню золотых коронок и швырнул их в преследователей, как хозяйка просо курам. Коронки упали на бетон, застучав бойко, засияв в лучах раннего солнца. Это помогло задержать погоню на минуту, отвлечь внимание преследователей. Но её хватило для спасения.

Увидев золото, пришельцы кинулись его подбирать, образовав кучу-малу, в результате чего Чирику удалось выиграть метров двадцать. Собрав последние силы, глотая ртом воздух, он помчался дальше, не разбирая дороги. К груди он прижимал золотую болванку и едва успевал пригибаться от пуль, летевших ему в спину.

- Чирик, сюда! Ко мне! – Чирик услышал знакомый голос и увидел в проёме чердачной двери Юрку Гагарина, от которого сбежал, как ему казалось, вечность назад. Но, взгляни Чирик на часы, а их, украденных у Бугровского было у него около дюжины, страшно бы удивился: с момента, как улизнул он из квартиры Юрки за сумкой с наворованным, прошло едва-едва пятнадцать минут. Вот эти-то минуты, как оказалось позже, и решили судьбу дома № 48 по улице Академика Королёва. Откуда мог знать бестолковый воришка Чирик, что из стеклянного саркофага он свистнул не просто кусок золота высшей, как потом оказалось, пробы, а важную часть энергодвигателя огромного межпланетного корабля? Оставшись без этой детали, корпус корабля лишился электромагнитной защиты не только от метеоритов, но и от любой, даже самой малой пушчонки землян.

Но самое главное, обесточенный корабль утратил возможность летать и совершать маневры. Остаточная энергия корабля позволяла огромной и пустой железной бочке какое-то время болтаться воздушным шариком над Останкино, но у неё уже не было ни сил, ни возможности нести в своём чреве огромное здание; этот железный птеродактиль разжал свои челюсти и жертва выпала из его зубов, встав поперёк двора точнехонько по автостоянке.

Но это всё выяснится гораздо позже. Позже станет ясно и понятно, что именно авантюрист и ворюга Чирик, сам того не ведая, обуреваемый патологической жадностью, разбил в пух и прах все замыслы инопланетян. На резервных энергосистемах, оставшись без той важной детали, с которой бежал от погони Чирик, задыхаясь от страха и перенапряжения сил, чудовищных размеров корабль пришельцев мог держаться в небе лишь несколько часов. Потом он должен был с диким лязгом и грохотом рухнуть всей своей массой на постройки внизу, раздавив их, как давит крохотного муравья сапог охотника.

Чирик не оставил гостям выбора. Но и они не оставляли выбора Чирику. Жаркое дыхание существ в чёрном, которые неслись за ним обозлённой сворой, грохоча подбитыми сапогами по железу, словно бы пихало его в спину, толкало вперед, заставляя быстрее перебирать ногами. Силы оставляли Чирика, а тяжелый рюкзак за спиной сковывал его движения. Но даже на секунду не возникла у Чирика мысль от него избавиться. Он скорее умер бы, чем с ним расстался. Грохот сапог за спиной Чирика стал ближе, ближе, ещё ближе и тут он почувствовал страшной силы удар чем-то тяжёлым в спину и чья-то жёсткая, неумолимая, железная на ощупь пятерня, зло, больно и страшно вцепилась ему в волосы, словно бы желая вырвать его голову из плеч.

Последнее, что увидел Чирик, падая в бездну, было испуганное, но решительное лицо Юрки-писателя в проёме чердачной двери, и ещё он услышал какой-то далекий-далекий страшный, злобный, звериный раскатистый рык, как будто приглушённый одеялом, а следом - человеческий крик, а если точнее – нечеловеческий вопль:

- Бонни, фа-ас! Взять их, взять!

Сознание Чирика затуманилось, и он полетел куда-то вниз головой, лишившись точки опоры.

Глава 5.

Эвакуация Останкино

1.

Эвакуация Останкино началась в четверг утром, а уже в обед все так или иначе прилегающие к Академика Королёва улицы или сообщающиеся с ней, такие, как Аргуновская, 2-я и 3-я Новоостанкинские, Первая и Вторая Останкинские, Прудовый проезд, проезд Дубовой рощи рядом с телебашней, Шереметьевская, Цандера, Новомосковская, Кондратюка, Звёздный бульвар и даже окрестные дворы, превратились в скопление железа на колесах. До самого Крестовского моста стояли и гудели тысячи машин и автобусов, а толпы людей шагали по проезжей части, так как движения транспорта не было вообще.

Часть транспорта с эвакуированными людьми все-таки попытались пустить в сторону кольцевой автодороги мимо главного входа на ВДНХ, мухинского памятника рабочему и колхознице, который еще с детства очень любил Семенов; уже через час и это направление оказалось забито. Машины и автобусы стояли с выключенными, перегретыми двигателями, масса аварий и мелких столкновений приводили к жутким и кровавым дракам, которые вспыхивали то тут, то там, звучали даже выстрелы.

Матери кормили грудных детей прямо возле машин, тут же люди обедали и справляли, ничего уже стесняясь, нужду. Среди всего этого жаркого, провонявшего выхлопными газами железного месива, слонялись цыганки в пестрых юбках, канючили нищие, показывая гниющие язвы, сновали мелкие воришки и собиратели пожертвований на храм Живоначальной Троицы в Останкино, якобы пострадавшей от нашествия инопланетян.

Со всеми были проблемы. Священники просили разрешение вывезти иконы, им отказывали. Они скандалили, ложились под колёса военных грузовиков, их хватали за руки и за ноги и киадли в автобусы. Сотрудники Останкинского музея тащили за собой старинные картины из наследия Шереметьевых, им запрещали, вырывали из рук, кидали на землю, топтали сапогами под протестующие вопли учёных.

- Жители района Останкино! Военное командование Зоны оповещает: ничего вывозить не разрешается! Пользоваться личным транспортом запрещено! – Без перерыва орал и орал рупор зелёной спецмашины связи, которая моталась по району, тараня личный транспорт. – Не исключена возможность радиоактивного заражения. Вещи будут изыматься и уничтожаться! Документы и деньги приготовить для дезактивации на выходе из Зоны!

К вечеру машину подожгли, кинув в люк бутылку с «коктейлем Молотова».

Военные и полиция, пытаясь хоть как-то улучшить ситуацию, перекрыли въезд в город по Ярославскому шоссе, отдав под движение эвакуируемых из района, все полосы широченного Проспекта Мира. Но и это не помогло. Эвакуировать быстро и организованно целый огромный район в 25-30 тысяч человек оказалось для Москвы задачей непосильной.

Над пробками зависали, грохоча и поднимая пыль огромными страшными винтами вертолеты МЧС, пытаясь вывезти из столпотворения людей с приступами сердечных болезней. В скоплении машин носились взмыленные омоновцы, волтузя палками по головам зачинщиков драк и беспорядков.

Зато внутри Зоны работы шли точно по графику. Семенова восхищали темпы этой работы. За одну лишь ночь Зону по всему периметру опоясали высокими заборами из новенькой и блестящей в лучах солнца колючей проволоки. Через каждые пятьдесят метров теперь стояли высокие металлические вышки с прожекторами и пулеметами; пулеметчики нарочно поводили стволами в сторону людей, пугая.

Возле заборов из колючки толпился народ. Одни жаждали прыгнуть в Останкинский пруд и сразу же излечиться, другие мечтали прикоснуться к месту Сейсмического Сдвига и обрести вечное здоровье, другие просто мечтали запечатлеть картины разрушений на улице Академика Королева после событий 17 августа. Приказ военного командования Зоны был категоричен: разгонять всех! Как только количество зевак начинало превышать не ясно, кем определенную норму, сюда влетали тентовые грузовики с представителями ОМОНа и те начинали методически и довольно жестоко разгонять народ дубинками. Если не помогали дубинки, в ход шли резиновые пули и даже водометы.

Граждане с проклятиями бежали прочь, чтобы уже через час снова облепить колючий забор и снова получить по спинам тяжелыми дубинками. Снимать место конфликта власти Зоны запретили категорически и каждая направленная в сторону разрушений камера воспринималась как вызов.

Западные журналисты в майках с надписью «Пресса» на спине, взывая к своему законному праву получать информацию, требовали, чтобы к ним вышел хоть один осведомлёный и ответственный человек, объяснил, что это за странный аппарат, похожий размерами и формой на гигантский троллейбус черного цвета без окон и дверей, воткнулся в крышу торгового центра с полусгоревшей надписью «Ситистор», разрушив и прилегающий к нему игровой клуб «Галактика»?

Что за воздушные бои развернулись тут несколько дней назад? Кого пыталась бомбить военная авиация и почему посреди улицы Академика Королева громоздятся остовы трех новейших бомбардировщиков с флагом Российской Федерации на фюзеляжах? Кто их атаковал? Из какого оружия? Живы ли летчики и не смогут ли они сообщить хоть что-то мировой общественности, жаждущей ответы на вопросы. Что говорят врачи по поводу целительной силы Останкинского Сейсмического Сдвига и где они, эти врачи?

Пусть русские скажут, что тут было и почему нельзя ничего снимать?

2.

Итальянская «Реппублика» вопрос ставила резче: «Заставьте русских сказать правду!». Но все ждали ответа на главный вопрос: как случилось, что огромный, в 22 этажа жилой дом по Академика Королева был поднят в воздух и перенесён на другое место? Какой-такой могучей, необъяснимой силой и сможет ли человечество ей противостоять?

Или это всеобщая полномасштабная галлюцинация, фокус в стиле современных последователей Гарри Гудини? Ответов на вопросы не было, а когда корреспондент Си-Эн-Эн, озверевший от конфликтов с представителями властей Зоны и отсутствия внятной информации, попытался, в нарушение инструкций, направить видеокамеру и на этот странный аппарат, и на сгоревшие русские самолеты, и на дом, ему тут же разбили объектив, а заодно сломали нос.

Пострадали, как сообщила газета «Вашингтон пост», также два журналиста из Эн-Эйч-Кей и итальянской газеты «Стампа», попытавшиеся вступиться за коллегу. У одного было легкое сотрясение мозга из-за удара резиновой палкой по голове, многочисленные ушибы рук, плеч и спины, у другого сломана челюсть, а у женщины-корреспондента - сразу три ребра и украден кошелек с мобильником, тысячью долларов и ключами от машины.

Пока у проволочного заграждения шла заваруха, на упавший инопланетный объект и остовы бомбардировщиков натянули брезент. На все вопросы военнослужащие из оцепления отвечали односложно: не комментируем, не положено. Или предлагали обращаться к начальству.

На вопрос: где, где оно, это пресловутое начальство, угрюмые омоновцы, сбившиеся с ног за последние сутки, не жравшие, уставшие, посылали иностранных корреспондентов куда подальше. Используя при этом малопонятную иностранцам непечатную лексику.

От хронического отсутствия информации случались и конфузы. Бомж дядя Ваня, алкаш из подвала выселенной под снос пятиэтажки сталинских времён по Первой Останкинской, промышляющий сбором и сдачей жестяных банки (по пятаку за штучку), собирая деньги на бутылку «монопольной», испитой, трясущийся в предвкушении выпивки, попал во все утренние выпуски мировых каналов со своей перекошенной от пьянок азиатской рожей. Алкаш, алкаш, а сразу смекнул, куда ветер дует и как можно заработать на дефиците информации. Пока его не сцапали молодцы из ФСБ, нашел для себя идеальный промысел. В поисках банок набрел на палатку французской телесъемочной группы ТФ-101. Те, расположившись прямо на траве, дули из термосов коньяк.

«Если баночки есть, не выкидывайте», попросил дядя Ваня. Когда его спросили: для чего ему банки, брякнул, что все потерял в результате нападения инопланетян, а теперь побирается и кормится с помоек.

Тут же ему задали вопрос: так вы местный? Из домов, оказавшихся в Зоне? Услышав утвердительный ответ, тут же кинулись расчехлять камеры. Сняли его безумный рассказ о снопах огня из-под днища огромной «дуры», которая нависла над домами, о гигантских существах с клешнями вместо рук и ушами, размером с автомобильное колесо. И, конечно, дали денег. После чего дядя Ваня, уже не дожидаясь вопроса: вы из сорок восьмого дома или не из сорок восьмого, сам представлялся, завидя журналистов: господа, я из сорок восьмого, я все пережил, видите, голый, босый остался, я все видел и я героически сопротивлялся этим гадам. Могу дать интервью, если скинетесь на поллитровку.

Так ему однажды в рваные карманы положили пачку долларов, тысяч десять! За одно интервью. Он решил, что это сувенирная продукция или, может, реклама, он же долларов никогда в жизни не видел. Думал, бумажки какие, из тех, что протягивают разные личности в магазинах или у метро, хотел даже выкинуть в помойку. А тут полицейский мордастый из оцепления в районе красного торгового центра, рядом с домиком конструктора Королева, увидев, что именно дядя Ваня хочет выкинуть, схватил его за руку: это у тебя откуда? А сам ты откуда? Из сорок восьмого или не из сорок восьмого? И почему не эвакуировался?

А дядя Ваня испугался: нет, говорит, я не из сорок восьмого, я у магазина нашел. У какого магазина? У «Анастасии», мы его, говорит, «Анестезией» называем, понятно, почему. Его под шумок, еще до прихода войск хорошо пограбили, хурму тащили ящиками, арбузы, колбасу, коньяки, кильку в томате. И местные из района, и кавказцы, которые тут торговали. А чего стесняться, если конец света? Он так и объяснил полицейскому, что шел сдать находку в участок. А что это такое, даже не знает. Этикетки? Или фантики? Коп оглянулся и говорит: вот тебе, дед, сто рублей, купишь себе полбанки «монопольки», а вещдок сдай мне, даю тебе расписку в получении. Написал на туалетной бумаге: получен от дяди Вани вещдок и турнул его: не фиг, мол, ошиваться возле оцепления.

Но, если, говорит, кому выдашь про вещдок, сразу тебе «вышка», мораторий на смертную казнь отменили, сразу инъекцию и будь здоров. Это, говорит, те, что прилетали, оставили, понял? Важная улика! Дядя Ваня взял под козырек: понЯл и побежал за полбанкой на Цандера, в «Копейку». Полицейского потом арестовали и дали ему пожизненный срок.

Глава 18.

Наташка идёт на войну

1.

Их было трое – один в фуражке с огромной кокардой и двое с автоматами и в касках, лица плотно прикрыты чёрными забралами. «Маски-шоу», здрасьте! – подумала Наташка. – Только вас не хватало, принесла нелегкая!

- И не маски, и не шоу, здрастье-мордасьте, - скрипучим, механическим голосом сказал тот, что был в фуражке. Он нёс под мышкой стальной изящный, сам был высокого роста, широкий в плечах, с внушительной широкой ряхой, мощной лепкой лба, рта, подбородка и большими, торчащими ушами. Одет он был явное не по погоде - в длинный чёрный кожаный плащ. Золотая кокарда на чёрной фуражке, похожей на нацистскую, была какая-то чудная, не то опущенного зубцами вниз ковша экскаватора, не то средневековой опрокинутой башни.

Наташка таких кокард в жизни не видела и поняла, что это, во всяком случае, не ОМОН. Двое чёрных в касках направили на Наташку стволы автоматов неизвестной Наташке конструкции и встали справа и слева от двери, но позади мордастого. Судя по всему, человек в фуражке был у них за главного.

– Ищем важную деталь, которую свистнул вот этот говнюк, - проскрипел тот.

Он ткнул жезлом в стену, и перед глазами Наташи образовался экран, на котором она увидела изображение малого в куртке с надписью «Мослифт»; тот крался среди каких-то металлических конструкций чего-то, похожего на цех завода, оглядываясь воровато по сторонам.

- Что скажешь, Лили Марлен? Не заходил?

Какая я тебе Лили Марлен, дурак, - подумала Наташка с неприязнью.

Мордастый в фуражке поморщился и махнул рукой.

- Можешь не отвечать, не заходил. А за дурака ответишь.

Ткнул жезлом в спящего деда:

- Это что за деятель культуры? - Наташка хотела объяснить, что сторож магазина, дед Вася, ну да, алкаш, но гость опять ответил за неё. – Сторож магазина, дед алкаш, зовут его Вася, ферштейн.

Наташка подумала, что надо бы для приличия спросить: а кто вы вообще такие? И где ваши документы? Если бандиты и воры, то, скорее всего, пошлют её, куда подальше. Но если представители закона, обязаны показать и удостоверения личности и ордер на обыск. А то, что предполагался обыск, в этом сомнений не было. Не за кефиром же зашли в час ночи, обвешанные оружием, как Шварценеггер в роли Терминатора? И что у него с голосом?

- Вот именно, - ответил обладатель жезла, зевая, - какой, к свиньям, Шварценеггер в час ночи? И на фига нам кефир, если мы вооружены до зубов как Терминатор? А голос я сорвал. Песни пел на морозе.

Наташка закрыла рот ладонью: вот дура, что думала, то и сказала! Но поймала себя на том, что не помнит, чтобы говорила про оружие и документы. Подумать подумала, но ведь не сказала! Или она сошла с ума, или спит, одно из двух. И какой мороз летом?

- Не спишь, и с ума не сошла, не боись, - проскрипел человек в фуражке, повергнув Наташку в шок – именно эти слова только что она произнесла мысленно. – Чем меньше вопросов, тем больше шансов дожить до рассвета. Буди старикана, быстро! Шнель!

- Я уже будила, он не просыпается.

- Буди, буди, проснётся. Куда он, на фиг, денется из подводной лодки?

Наташка толкнула деда Васю в бок:

- Дедушка, вставай, тут какие-то люди пришли!

Думала, не добудится, но тот проснулся как миленький и, открыв глаза, уставился на гостей.

- Сам ты «фашист»! – проскрипел, глядя на него сурово, мордастый в чёрной фуражке. Дед открыл рот и потерял дар речи, потому как неизвестный услышал его мысли. – Какая я тебе матка, курка, яйки? От СС и слышу, етиомать. Вам, старым пердунам, фашист за каждой занавеской мерещится. И полиция тебе, дед, не поможет, даже не думай рыпаться. Милиция, полиция, что в лоб, что по лбу, это ты правильно подумал. Ты им только скажи: немцы в городе и «дурка» тебе обеспечена. Засадят в «обезьянник» до утра. Объясняйся потом с бабкой. И будет, как в загадке: сидит дед, во сто шкур одет, кто его раздевает, тот слёзы проливает. Кто это?

- Луковица!

- Сам ты луковица, это – есть дед, то есть, ты! И не кино снимают, не бзди, Илья Муромец, харэ дрыхнуть! Вставайте, граф, вас ждут великие дела! Ни за что не угадаешь, кто я. И нё Федор Бондарчук, и не Михалков! Я круче!

Даже через щетину было видно, что дед покраснел.

- Короче, Склифософский! Не встречал его? – опять на стене возникло изображение парня в куртке «Мослифт». – Откуда он, кто, куда пошёл?

Дед не успел рта раскрыть, чтобы сказать: ясен перец, не видел я козла из «Мослифта», как тот, в плаще, кивнул:

- Всё понял. Козла из «Мослифта», ясен перец, ты не видел.

И, тут же потеряв к деду интерес, повернул лицо к разорённым магазинным полкам, на одной из которых за стеклом, закрытые на тяжелый амбарный замок, выстроились в плотный ряд разноцветные сосуды с водкой.

- Что, дед, выпьем чарочку за шинкарочку?

- Я его не видел и не знаю, куда он пошёл, - с опозданием ответил тот на первый вопрос, подумав, что на всякий случай надо от всего отбояриваться, раз у людей оружие.

Человек в плаще поморщился:

- Да уж я понял! Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу. Мыслишь в правильном направлении. Выпить, спрашиваю, хошь?

- Чего? – спросил дед, тугой на ухо.

- Вы-пить? Ахнуть, трахнуть, бухнуть, жахнуть, забабахать, накатить, глаза залить и остаканиться? Лизнуть по писяшке? Да по пятьдесят грамм, что тут непонятного? Сообразим на двоих?

Тут вышла вперёд Наташка:

- Водку не отпускаем.

- Да нам по паре пузырей. Не жидись, хозяйка!

- Торговля крепкими алкогольными напитками решением Правительства Российской Федерации запрещена, - строго сказала Наташка. - С 22-х часов вечера до 12 часов дня. Так что, извините, отпустить не могу.

2.

Гость в фуражке посмотрел на неё с нескрываемым удивлением.

- Ты плохо слышишь? Я тебе на чисто русском языке сказал: нам с дедком по паре пузырей на рыло! Не рассуждать!

- В каком смысле? – Наташку разозлил его наглый тон. – Я же сказала: водку не отпускаем. Не имею права. Есть закон. А потом у меня и ключей нет от шкафа. Они у Ахмета, моего шефа. Приходите к открытию магазина, я вам её отпущу.

Мордастый лениво обернулся к автоматчику, стоявшему за спиной, что-то ему сказал. Тот резко, прямо с места прыгнул на высокий прилавок, двинул прикладом по стеклу и вытащил литровую водки. Наташка испуганно шарахнулась к деду.

- Закон, закон, - недовольно пробубнил гость. - Знаем мы ваш закон. Что дышло. Кто больше даст, тот и прав. Не дёргайся, шинкарка, оплатим. Почём?

- Вам сказано русским языком: водку не отпускаем, - Наташка пошла на принцип. – И никакие деньги я не возьму.

Мордастый посмотрел на неё оценивающе. Будь Наташка не так хороша, разговор с ней был бы другой. Это она поняла по сложной мимической гамме, отразившейся на лице гостя. Сначала – явное желание подавить, растоптать, не дав прийти в себя. Поэтому нахмуренный лоб, сжатая челюсть, глаза навыкате. Потом, разглядев и оценив, гнев сменяется милостью. Уже появляется желание уговорить, даже пофлиртовать. Губы расплываются в подобии улыбки, лоб проясняется, в глазах – кобелиная поволока.

- На принцип пошла, - сказал мордастый деду. – Но вот, что говорит статистика. В России нет людей, которые не берут деньги, если им их, конечно, дают, а не чисто теоретически. Разница лишь в количестве. Не возьмёт сто, возьмёт миллион. Но всё равно возьмёт. Если он, конечно, не ку-ку. Милая дамочка, ты ведь не ку-ку? Какими возьмёшь?

- А у вас что, разные есть? – влез ироничный дед.

Мордастый усмехнулся:

- А то! – и стал вынимать из кармана денежные пачки, кидать их на прилавок. Тут были американские доллары, норвежские кроны, латвийские латы, английские фунты стерлингов, китайские юани, японские йены, вьетнамские воны, монгольские тугрики, швейцарские франки, хорватские куны, индийские рупии, тайландские баты, израильские шеккели, венесуэльские боливары, чилийские и аргентинские песо, бразильские реалы, филиппинские сентавос, кины Папуа Новая Гвинея, риели Камбоджи, ранды ЮАР, египетские фунты, марокканские дирхамы и кувейтские динары. – Командировочные! Из бухгалтерии, под отчёт. Полным полна коробочка! Ну, какими берём?

- Давай, в евро! – смело выступил дед. – Пачку!

Наташка попыталась оттащить деда от денег. Тот сопротивлялся и шипел:

- У него их полно, дура! Пусть плотит! Поделим же! Эй ты, гони тыщу!

- Да хоть миллион! – мордастый раздухарился, направил свой жезл на пачку евро и тут же вместо одной в десять тысяч появилось сто таких пачек. – Держи, красотка! Миллион тебе на шпильки. Компенсация за причинённые неудобства.

- Я не возьму! – гордо сказала Наташка. – Заберите ваши деньги!

- Тогда я возьму! – вылез дед. – Шпильки куплю, а потом ей отдам.

Он сгрёб пачки и стал их распихивать по карманам, роняя на пол.

- Как вам не стыдно, дедушка, - сказала Наташка.

- Ничего, ничего, стыд не дым, глаза не выест, - спешил дед. – А с тобой, внучка, я поделюсь, не боись.

Сам при этом подумал: как же, держи карман шире! В деревне Калатозово Егорьевского района, поссовет Матрёнин Двор у него шесть соток и старенькая хибарка, на ладан дышит. Теперь он её снесет, купит земли и на этом месте забабахает кирпичный дом не хуже, чем у местного бандюгана Сумасшедшего Лёньки – до небес! А этой дуре скажет, что и она там жить сможет, что он не против. Девка доверчивая, легковерная.

- Не верь гаду, - сказал зевая, мордастый. – Дед Вася соврёт, недорого возьмет. Не станет делиться, всё пустопорожний трёп. Хохляцкая закваска, всё до сэбэ.

Дед, потолстевший втрое из-за распиханных по карманам пачек, сделал вид, что ничего не слышит.

3.

- Ну и гадость вы пьёте, - сказал мордастый, понюхав содержимое бутылки. – Скипидар? Политура? Вас ист дас? Или денатурат? А ещё говорят: чарку пить, здорову быть.

- Это водка, - сказала Наташа злым голосом. Ясное дело, так по-хозяйски может вести себя только уполномоченная контора, чья-то «крыша». – Странно, что вы, русский человек, не знаете, что такое водка.

- Да знаю я, знаю, - отмахнулся тот. – Какой русский не любит быстрой езды, хорошей, скажем так, узды и какой русский не знает историю любимого национального напитка! Гордость русского народа. Со школы нас учат, что водка изобретена монахами Чудова монастыря на территории Московского Кремля пятьсот с лишним лет назад. Следуя традициям православной Византии смешивать вино с водой, монахи смешали привозной спирт с водой московских родников. Ни вкуса, ни цвета, ни запаха, русское ноу-хау. Погода отличная, спасибо, «столичная»! Алкогольный фольклор: водка – вину тётка, не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки, пить – горе, а не пить вдвое, водка без пива, как Гибралтар без пролива, умный в гору не пойдет, выпить он и тут найдёт, не водкой единой пьян человек. Смеси: «ёрш» - водка с пивом, «северное сияние» - водка с пепси-колой, «бурый медведь» - водка с бальзамом, «огни Лубянки» - водка с шампанским. Так? Чай и кофе не по нутру, была бы водка поутру. Понял?

Открыл бутылку и протянул деду:

- Испробуй, старче, вдруг баба со зла дрянь впарила? Живёшь – хочешь выпить. Выпил – хочешь жить.

Дед отшатнулся:

- Сам пей, я не пьющий.

- Не уважаешь, значит? – спросил гость.

Наташка вступилась за сторожа:

- Оставьте его! Ему нельзя, у него печень, он завязал.

Мордастый хмыкнул:

- И посадил дед печень, и выросла печень большая-пребольшая. Ты его не жалей, кстати. Он уже бежать намылился с денежками. Дом строить в деревне Калатозово Егорьевского района. Поссовет Матрёнин Двор. А тебе там ничего не светит, даже не думай. Так, дед?

- А вот возьму и выпью! – сказал дед с угрозой в голосе. Очень ему не понравились слова человека в фуражке.

- И молодец! Самогоноварение – наше сопротивление! Пьянство это борьба с алкоголизмом. Пей, старый хрен, чего не пить, того не миновать. Не откладывай на завтра то, что можно выпить сегодня. А будешь сопротивляться, - тут он красноречиво навёл свой жезл на Наташку, - я её распылю. Давай, давай, поздно пить боржоми, когда печень отвалилась!

- Из горла не буду, - сказал дед с вызовом. – Я чё, алкаш, что ли?

- Альт зу. Надо же, эстет, блин, голубая кровь! А, ну ты ж теперь богат, я и забыл! Теперь, как говорится, ноблесс оближ, что в переводе с латыни на русский означает: «положение обязывает». Гут! Ну-ка, девка, тащи стаканЫ, - потребовал мордастый у Наташки. Та с отвращением достала из-под прилавка два гранёных стакана. – О, мухинский! Рабочий и колхозница? Сто семнадцать граней? Или 17? «Сосед наш неуч, сумасбродит, он фармазон, он пьёт давно стаканом красное вино». Обожаю стихи! «Наполним стаканы и сдвинем их разом. Да здравствует солнце, да здравствует разум!».

Наполнил стакан до краев, и ловко, точно, по-барменски, как в ковбойских фильмах про освоение Америки, пихнул деду по прилавку.

- Держи, дедок, открывай роток! Выпей за солнце и за твой разум, который, гляжу, помутился из-за бабок. Первая колом, вторая соколом, а остальные – мелкими пташечками. Давай, дуй! Lets drink! Ганбэй! На здрове! Прозит! Его же и монаси премлют. Не тяни за хвост Кота в сапогах!

Дед взял стакан в трясущуюся руку, облизнулся и рукавом вытер губы.

- А за что хош, за то и пей, - сказал мордастый в чёрной фуражке. - Можешь за тех, кто командовал ротами, кто замерзал на снегу. Выпей за родину, выпей за Сталина! А можешь за дам. Мужчины пьют стоя, женщины до дна. Вон, за неё пей, за женскую особь. Красивая, ведь, стерва, и, наверное, ласковая. Выпью и ею закушу. Как сказал Андрей Синявский, был такой поэт:

Товарищ, знай! Что жизнь, как водка

Для всех горька. А мне сладка,

Когда в ногах моих красотка,

Как пёс до гроба мне верна!

4.

- Чего ты её «особью» обзываешь, - обиделся за Наташку дед. – Извинись, не то я пить не буду.

- Да ладно, дед, не пыли! Я старый солдат, с меня взятки гладки. В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань. Будь здорова, моя черноброва! Извини дурака.

- Ну, за что пьём? – спросил дед, глядя на стакан с любовью.

- А хрен его знает! Пей, пей, увидишь чертей! Перед смертью выпей, русс Иван, за победу немецкого оружия!

Дед, сделав вид, что обиделся, чуть-чуть отставил стакан:

- Благодарствую за угощение, я не пьющий.

- Ну да, знаем мы вашего брата, непьющий он. Не хочешь пить за победу немецкого оружия? Выпей за свою погибель! – мордастый зевнул. – Сейчас этот старый козёл скажет: я выпью за свою погибель и избавление от мук. А потом начнётся вся эта кино-мудянка: после первого стакана не закусываю, я и после второго стакана не привык закусывать. Знаем вас, русских алкашей, лишь бы языком молоть. Пей, давай, шут гороховый! Не пьющий он. Насмотрелись тут синематографа!

- За то, чтобы все, - сказал дед и хлестанул стакан.

- Лихо, Вася! – цокнул языком мордастый. Вынул из разбитой витрины банку «Кильки в томате», вскрыл железным ногтем, подпихнул деду. Согнулся и поднял с пола упавший батон, стряхнул с него рукавом битое стекло. Отломил кусок и протянул старику. – Закуси, дед, не побрезгуй нашим угощением. Макай хлебушек, не стесняйся! И не фиг выпендриваться, без закуски пить, ещё кондрашка хватит, ну тебя в жопу.

Тот мотнул головой:

- После первой не закусываю.

Мордастый покачал головой:

- Блин, маразм крепчал! По второй?

- Давай.

Мордастый взял бутылку и произнёс, наливая:

- Наполним стаканы и хряпнем их разом, да здравствуют музы, да здравствует разум! Пупкин Александр Семёнович, наше всё.

Дед крякнул и выпил.

- Закуси, дед, - сказал мордастый. – Не откажи себе в удовольствии.

Дед опять мотнул головой:

- Я и после второго стакана не закусываю.

- Вот ты пень упёртый!

- А сам-то не пьёшь! – сказал дед, глаза его масляно блестели. – Только льёшь.

Мордастый пожал плечами, мол, какие проблемы? Налил стакан, залпом его ахнул, не поморщившись, и тут же, догоняя деда, налил и выпил второй. Бутылка закончилась. Солдат снова влез прилавок, взял следующую, откупорил и, протянув мордастому, вернулся к двери. Мордастый быстро соорудил новый миллион евро и пока дед прятал деньги за пазуху, загорелся устроить соревнование – кто кого перепьёт?

- Что, дед, слабо? Как маршал Сталин с товарищем Черчиллем в одна тысяча сорок втором году, а?

Дед азартно потёр руки:

- Давай, фашист! Я за Виссарионовича пасть порву, отвечаю!

Мордастый, не поморщившись, выдул глотком пол-бутылки.

- Рюмочка-каток, покатися мне в роток! – перекрестился дед и поднял стакан. Но Наташка отняла его у деда и пристыдила мордастого:

- Ему хватит. Как вам не стыдно, спаиваете старого человека.

- Молчи, тётка! - ответил тот, разомлев от водки. – Распылю в момент.

Дед Вася, осмелев после двух стаканов водки, ка-ак грохнет кулачком по прилавку:

- Да ты кто такой? Раскомандовался тут, зас-ранец! Шпана! Распылю, да распылю! Как с женщиной разговариваешь, с-сукин сын! С будущей матерью солдата? Смирно стоять! Руки по швам!

Мордастый глянул на деда с некоторым интересом, после чего взял в руку жезл, и, словно взвешивая его на вытянутой ладони, сказал с сожалением:

- Сам виноват, Вася, никто дурака не неволил. Попала вожжа под хвост. Что ни боров, то норов. У всякого праздника да не без безобразника.

А деда понесло. Пошел на мордастого грудью.

- Сам ты дурак, фашист проклятый! Мы таких, как ты, в восемьсот двенадцатом били, а в сорок пятом до Берлина дошли! Били, бьём и будем вас бить, говнюков!

Мордастый зевнул, потеряв к деду интерес. Даже не смотрел в его сторону, словно бы того и не было. А дед уже задирался, сжимал кулачки, кричал:

- Пойдем, вырубим, козлина!

Дикий Зэпп, с полным безразличием на лице, навёл на него стальной жезл, нажал на что-то и дед моментально испарился, словно его и не было.

- Дедушка! – только и успела вскрикнуть Наташка.

- Хрен тебе, а не дедушка, - мордастый повернулся к Наташке. – Как говорится, sik transit gloria mundi. Что означает, короче: так проходит слава земных дедушек. Эй, Лили Марлен, налей-ка мне ещё! Помянем старичка-дурачка, зальём горе верёвочкой.

5.

Наташка была в оцепенении. Всё то, что она видела, напоминало кошмарный сон. То, что происходило на её глазах, не укладывалось в голове, казалось чем-то неестественным, ненастоящим, каким-то театральным действом. Сейчас этот в чёрном хлопнет в ладоши, крикнет «оп!» и дед, как в цирковом представлении, возникнет где-нибудь на стеллажах под потолком в костюме Санта Клауса. Но гость и в ладоши не хлопал и «оп!» не говорил.

- Эй, матка! Курка, яйка, водка! – повторил своё приказание на ломанном русском. – Оглохла, что ли? Не жалей этого дурака. Чего жалеть пьянчужку? Таких, как он, на каждом километре. Опьяневший человек утрачивает разумный контроль над самим собой. Не тот пьян, что двое ведут, третий ноги расставляет, а тот пьян, кто лежит, не дышит, собака рыло лижет, а он слышит, да не может сказать: цыц!

Глянул на Наташку с интересом:

- Эй, Лили Марлен!

Сам ты, дурак, Марлен! – подумала Наташка, а мордастый вдруг и говорит:

- А это ты зря. Лучшая солдатская песня всех времён и народов.

И запел во весь голос, раскачиваясь на табурете:


Возле казармы, в свете фонаря
кружатся попарно листья сентября,
Ах как давно у этих стен
я сам стоял,
стоял и ждал
тебя, Лили Марлен,
тебя, Лили Марлен.
- Слеза прошибает, - сказал мордастый. – Тебя, Лили Марлен! Сильно сказано! Эй, Лили, водки старому солдату!

Наташка вышла из себя:

- Никакая я вам не Лили, хватит чушь молоть! Меня зовут Наташа!

- О, Наташа, радость наша! Дас ист шён! А я Зэпп! Дикий, как носорог! – мордастый расплылся в улыбке и легко перешёл на позию. – Водочки бы мне, красавица. В сияньи ночи лунной тебя я увидал… Твой голос, милая, выводит звуки родимых песен с диким совершенством…

- Вы бы лучше помолчали, - разозлилась Наташка, - звуки! Сначала бьёте витрины, а потом про дикое совершенство несёте. Напились, а теперь хулиганите! Чего вам от меня надо?

Мордастый театрально схватился за сердце:

О, пусть умру сейчас у ваших ног,

Пусть бедный прах мой здесь же похоронят,

Не подле праха, милого для вас.

Наташка не успела узнать, какой-такой «милый» для неё прах имеет в виду этот пьяница, не полёт ли в никуда деда Васи, как вдруг мордастый подскочил и попытался через прилавок схватить Наташку за грудь:

- Ко мне, моя Марлен!

Она успела уклониться, из-за чего тот, не рассчитав центра тяжести, грузно и тяжело рухнул на кассовый аппарат. Наташка пихнула его с силой, и человек, именующий себя Зэпп, едва устоял на ногах.

- Ах, вот ты какая! – заорал он и пьяно, неловко стал перелезать через прилавок, протягивая к ней руки. Наташка хладнокровно взяла за горлышко бутылку, мысленно приметилась и резко, страшно ударила мордастого прямо в центр фуражки. Тот упал и захрипел. Двое с автоматами со сноровкой обезьян прыгнули на прилавок, один больно схватил Наташку за волосы железной пятерней и дёрнул, словно бы ставил целью извлечь её из-за кассы на свет божий. Слёзы брызнули из Наташкиных глаз и она, осатанев от злости и боли, резко, как учили, присела, чтобы поймать противника на движении вниз, и когда он начал на неё валиться, сильно и точно двинула ему коленом в лоб. Тот охнул и отвалился.

Второй, передёрнув затвор автомата, спрыгнул на пол и, отскочив к двери, сноровисто выпустил в Наташку длинную очередь. Она упала за прилавок на пачки с чипсами и пули защёлкали по стене и витрине, которая разлетелась с грохотом. Наташка притворилась раненой и громко застонала; это был старый хитрый способ дезориентировать и расслабить врага, такие навыки ей привили в клубе единоборств.

Человек с автоматом подошёл поближе, она видела из-под прилавка его сапоги на толстой рифлёной подошве, перегнулся через стойку и буквально лёг грудью на кассу, чтобы увидеть, что там с Наташкой. Она резко взяла его шею в кольцо сгибом правой руки и сильно дёрнула вбок. У того что-то хрустнуло в позвонках, и, захрапев, он тяжело рухнул на пол.

- О, Господи, что я наделала! – испугалась Наташка и, схватив сумочку, кинулась к двери. Мысль у неё была проста: пока те трое не очухались, вызвать полицию! И остановилась, поражённая: дверь была закрыта изнутри на засов. Но ведь ни она, ни дед его не отпирали! Засов был не смазан, скрипел так, что слышно даже в подсобке, но Наташка могла поклясться, что никакого скрипа или лязга она не слышала. Кто эти люди в чёрном, что и мысли твои читают, и через закрытую дверь просачиваются? Да ещё и бедного деда куда-то отправили!

Страшно стало Наташке. А вдруг, нечистая сила? Она неумело перекрестилась и распахнула дверь во двор.

Но на улице было ещё страшней.

Глава 19.

Следствие

1.

Когда выяснилоось, что квартира Бугровского взломана, стали искать консьержку первого подъезда бабу Маню. Её Семёнов никак не мог отловить. Бабка, лишившись работы в доме № 48, стала страшно активной. Сегодня она защищала второй фрагмент Химкинского леса, стояла в цепи перед бульдозерами и дралась с милицией. Завтра шла защищать 31-ю статью Конституции на Триумфальную площадь, где дралась с омоновцами. Послезавтра митинговала против строительства питерской «кукурузины», собирая подписи под обращением к Президенту РФ об увольнении Кабинета министров, а послепослезавтра на Болотной площади требовала выборов мэров и губернаторов. Такая вот бойкая старушенция. Когда Семёнов представился следователем прокуратуры, бабка громко потребовала ответить: за участие в каком митинге – первом, втором, третьем или четвёртом, привлекают её, старую коммунистку?

Узнав, что речь пойдёт о ночном госте, успокоилась. Да, человека с фурункулом она узнала. Что она знает об этом человеке? Да кое-что знает. Хороший, милый, обходительный. Москву знает хорошо, практически все её районы. Зимой, к примеру, работал на Нарвской улице и на Коптевском бульваре. Этот район он назвал «чернозём». Говорил, что там всё было запущено донельзя.

- В каком смысле? – удивился Бубукин, который сам жил в этом районе.

В том, пояснила старушка-активистка, что, по словам субъекта, зафиксированного камерой наблюдения первого подъезда, там никто никому не нужен, не интересен и безразличен, хоть ты голышом гуляй. Опять же, со слов того человека, живут там очень бедно. Дома, говорит, обшарпаны, машины во дворах всё больше старые, битые и тоже обшарпанные, охраны в подъездах вообще никакой, двери слабые, без замков, входи – не хочу. Народ, рассказывал он бабке, тут всё больше пенсионеры, бывшие работяги, оттрубившие от звонка до звонка, двери в квартиры у них разве что не нараспашку. А что прятать. Если ничего не нажили?

Чирика, а это был он, ясное дело, так и подмывало написать и повесить объявление: «Граждане, остерегайтесь воров, ставьте нормальные замки!». Нет, но полный ведь пофигизм, люди не живут, а доживают, так, что ли?

Не то, что на Юго-Западе, говорил Чирик бабке. Там всё больше мусульмане, целыми кварталами, у подъездов бабушки играют с внучками, на каждого внимания обращают: вы куда, уважаемый? Ну, тут полный порядок! Тишина, покой, исламские патрули с зелёными повязочками на каждом шагу, мечети, минареты, тут же тебе шариатский суд, если что не так. На белого человека смотрят с опаской, если голова бритая, сразу вызывают милицию, вдруг ты из запрещенной партии «Очистим Москву от копоти!». У всех железные двери, видеонаблюдение на каждом этаже, народ тут живет богатый, состоятельный - московские рыночные торговцы, работники компаний по уборке города, таксисты, владельцы бань и прачечных. Зато не плюнешь на улице, не ругнёшься по матри, не кинешь бутылку. Побьют тут же! Чирик в этом работал на фургончике «Халяльная еда. Заказ по телефону» и на куртке у него на всю спину такая надпись; он тут был вхож во все дома.

Потом Чирик нашёл работу в районе бульваров. Петровский, Сретенский, Страстной монастыри. Вот там - богач на богаче! «Лендроверы», «порше», «бьюики», «феррари». Все с охраной, мигалками, кортежи взад-вперед. Налог за проживание внутри Садового кольца такой, что, как говорится, за гранью добра и зла, простой люд отсюда как ветром сдуло уже на следующий день после принятия в Государственной думе Закона об охране исторического центра Москвы. Движение автомобилей здесь сразу запретили, везде понавтыкали гаишных постов и пропускают только тех, у кого прописка внутри Садового.

Те, кто сюда переселились, быстро превратили центр Москвы в Рублёвку-2. Без десяти тысяч долларов в кармане в местные магазины и рестораны не суйся. На въездах внутрь Садового такой фэйс-контроль, что мама дорогая! Понаставило тут шлагбаумов новое русское дворянство, будок со сторожами, не пройти, не проехать! Замки в подъездах как в госбанке, двери пушкой не прошибёшь, не просто железные, а из какой-то сверхпрочной легированной стали, что идёт на нужды космоса, в несколько слоёв, даже автогеном не возьмёшь. Ну и ражие охранники на каждом метре, злобные и грубые, как церберы: «Куда прёшь? К кому, скотина? За каким чёртом? Кто такой, быстро документы!».

- Он мне говорит: ты, бабушка, прикинь, какой народ стал, - рассказывает консьержка Семёнову. - Сунулся к двери на бульваре, пиццу привёз по заказу, как человек. А дверь как заорёт злобным голосом: «Тебе чё, козёл? А ну, вали, пока цел!». Я тебе, тварь безмозглая, извините за выражение, это уже я говорю, яйца оторву, и жевать заставлю! Он мне: бабушка, куда мы катимся, скажи мне, милая? Это ж какие бараньи мозги, чтобы такое вот записать на магнитофон? Это он меня спрашивает.

2.

- Значит, говорите, любознательный был товарищ? – задаёт Семёнов вопрос бабке.

- Ну да, всем буквально интересовался. С ним интересно. Кто как в подъезде живет, с кем, куда ездит, где дачи и как плотит за дежурство. Хороший вьюнош, мне понравился. Он же этим был, водолазом.

- Водолазом?

- Или нет. Не, не водолазом. Водовозом? Не. Ну кто в подводной лодке?

- Подводником?

- Во-во. Он прямо и рассказывал, как подо льдом плавают и пробивают его крышей. Страшное дело! Чай с ним пили.

Бубукин и Семёнов переглянулись и спросили в один голос:

- Из какой посуды?

- Как из какой? Из чашек, из какой же ещё? Другой у меня нет.

- А чашки-то эти где? – спросил Бубукин, волнуясь.

- Как где? У меня в скворечне. В смысле, в комнатке моей, у входа. Я там всё оставила.

- А после него никто из них не пил чай? – задал вопрос Семёнов, внутренне напрягаясь: а вдруг?

Бабка пожала плечами: все ж, говорит, уснули и спали аж до вечера следующего дня. И она спала. Когда прощались, спросила Семёнова: когда можно будет вернуться в дом? Семёнов ответил честно: боюсь, не скоро. Врать не хочу, но не скоро. А вечером Бубукин смотался на машине в Останкино, нашёл в первом подъезде бабкину комнатку, запертую на замок, взломал его аккуратно и снял отпечатки пальцев со всех трех кружек, которые там нашёл. По скайпу связался с криминальным отделом, сообщив, что отсканировал отпечатки пальцев с кружек и послал их в архив Криминального отдела по емэйлу, и что ждет срочно ответ. Пока курил, ответ и пришёл: отпечатки пальцев, обнаруженные на всех трёх кружках, принадлежат гражданке Марии Ивановне Захаровой, ни по каким делам не проходившей. Но на кружке с изображением города Риги обнаружены и другие отпечатки пальцев. При проведении экспертизы выяснилось, что эти отпечатки пальцев совпадают с отпечатками пальцев, найденными на взломанном замке квартиры № 96 дома № 48 по улице Академика Королёва.

Фамилия владельца «пальчиков» – Шпитонков Вячеслав Михайлович, кличка «Чирик», имеет две судимости за кражи личного имущества граждан. За Чириком был записан ОМОН-2013 за номером 998 бис 099-73452-616161- «Определитель местонахождения отбывшего наказание», стояла его роспись в акте получения и установки аппарата, а также под обязательствами не предпринимать попыток снять браслет с шеи.

Ларчик просто открывался! Бубукин позвонил в оперативный отдел и потребовал выяснить, где в данный момент находится обладатель ОМОН-2013 за номером 998 бис 099-73452-616161. Оттуда сообщили, что в районе Новой Риги, дачный посёлок «Московский литератор». Бубукин позвонил Семёнову и, доложив ситуацию, попросил выдать ему санкцию на арест гражданина Шпитонкова по кличке Чирик.

3.

Вечером Бубукин преподнес Семёнову сюрприз - браслет ОМОН-2013 в коробке из-под ботинок «Гутччини», а на закуску - протокол допроса дяди Чирика, старого маразматика, подполковника КГБ на пенсии, который сообщил, что скоро произойдет на Землю спустятся три инопланетных корабля, что их прилёт спровоцирует глобальную катастрофу и весь мир как во времена библейского Потопа, погрузится на дно океана.

На вопрос: где его племянник, ответить не смог, так как совершенно не понимает, о ком идет речь. В доме найдено большое количество дорогих вещей, украденных из различных московских квартир, большая коллекция картин старых мастеров, золотые украшения, компьютерная техника, одежда и старинные книги. На вопрос: чьё это, бывший подполковник КГБ отвечал, что скоро всё это смоет водой в океан и пусть люди, согрешившие перед Богом, идут каяться, не то будет поздно и они умрут без покаяния.

Раздосадованный, злой, как чёрт Бубукин, попавший в дождь и утопивший в придорожной грязи свой смартфон, когда толкали с бойцами «уазик», севший на брюхо в грязь, просил разрешения провести психиатрическую экспертизу деда, считая, что тот просто гениально изображает идиота. Семёнов разрешения пока не дал. Что-то ему подсказывало, что дед тут не при чем.

Обследование квартиры № 96 на последнем этаже дома принесло интересные фактики. То, что её кто-то хорошенечко тряханул, прибрав к рукам золотишко и драгоценности, а этот «кто» был уже известен Семенову, некий субъект по кличке Чирик, это одно. Произошло это где-то между половиной первого и часом ночи, если судить по видеозаписи. Но дальше, что называется, больше. Раз за разом, нудно и долго испрашивая разрешение у военных и ФСБ, обследовали Семенов и Бубукин дом № 48 в поисках ответов на вопросы. В квартире пропавшего искусствоведа Бугровского с лицом бандита и была найдена интересная штучка - след от ботинка. Человек всей ногой попал в лужу от подсолнечного масла, бутылку от которого нашли на полу кухни. Разбилась, упав на плитку пола, когда дом тряхануло среди ночи. Рифлёная подошва полувоенных ботинок, след просто идеальный!

Пошли по нему, как две ищейки, поводя носами. Он вывел на лестницу чёрного хода, а потом и на крышу. На крыше тоже были найдены следы от ботинок неизвестного. Семенов и Бубукин обследовали и саму крышу, и различные конструкции, которые на ней установлены, такие, как «тарелки» НТВ-плюс, которых тут напихано, как грибов на поляне.

Последнее, что обнаружили Семёнов и Бубукин и что их повергло в шок - большое количество золотых зубных коронок – около 100 штук и обломки двух подсвечников из квартиры Бугровского. И там, и там были идентифицированны отпечатки пальцев всё того же вора-домушника по кличке Чирик. Кроме квартиры Бугровского, его пальцы были обнаружены на прилавке магазина «Продукты» в левом крыле дома, на железных перилах лестницы, которая вела на крышу трансформаторной будки, в кабинах шести автомобилей, из которых с корнем были вырваны мини-телевизоры, дорогие бортовые часы и CD-плэйеры. А также на перекладинах верёвочной лестницы, которая свисала с крыши дома на балкон второго подъезда.

4.

- Ничего не пойму, - говорил Семёнову Бубукину, - это какой-то вездесущий тип. На каждом углу наследил. И ещё меня не оставляет предположение, что этот парень чем-то сильно насолил гостям. Уж больно активно он перемещается в пространстве. Если те его ловят, значит, очень он им был нужен, инопланетянам. Предполагаю, что он у них что-то стащил.

Бубукин возразил:

- Для этого надо было проникнуть в корабль. Я б, например, не решился. Бр-р! А вдруг, они как черти страшные!

- Вы не решились и я бы не решился. Но мы с вами не так часто чужие квартиры грабим, не так ли? Предлагаю ещё по дому полазить, поискать.

Семёнов и Бубукин внимательнейшим образом обшарили крышу дома № 48. Верхняя часть двери на чердак была похожа на дуршлаг – была просто испещрена следами от пуль неземного образца. Судя по всему, ситуация разворачивалась так. Некто, побывавший в квартире барыги-коллекционера и обчистивший её, видимо, решил уйти из первого подъезда через крышу, чтобы запутать следы. Допустим, чтобы не попадаться на глаза конъсержке. Но, открыв туда дверь, а точнее, взломав её, он вдруг столкнулся с какими-то неизвестными гражданами не земного, так сказать, происхождения, которые немедля открывают по нему ураганный, сумасшедший, залповый огонь на поражение из автоматического оружия! Около 700 следов от пуль насчитали Семёнов с Бубукиным! Причём, пробивная способность неизвестных боеприпасов превышала все земные параметры. Они прошивали не только толстые доски дверей, но даже бетонные перекрытия. Как бумагу!

Но при этом стреляли крайне неточно. Не было ни следов крови, ни кусков одежды, вырванной с клочьями. Как будто, никто не ставил задачу убить человека, ограбившего квартиру № 96, а хотел его просто отпугнуть выстрелами. Видимо, рассуждал Семёнов, он стал свидетелем чего-то такого, что люди, вооруженные автоматами явно не земной конструкции, не желали показывать и старательно оберегали. Но чего именно?

Или, наоборот. Человек убегал по крыше, а по нему палили. По какой причине? Не ясно. Ясно, что инопланетяне и земляне вступили в конфликт. И не просто словесный, а конфликт с применением автоматического оружия. На первом этаже была разрезана автогеном неземного происхождения дверь на пожарную лестницу. Потолки и стены испещрены следами от пуль. За кем гнались и в кого стреляли инопланетяне? Здесь следов воришки обнаружено не было, зато было обнаружено большое количество отметин и глубоких отверстий в цементных стенах от пуль неизвестного калибра и непонятного происхождения. Похожие пулевые следы были обнаружены и на междуэтажных площадках пожарной лестницы первого подъезда дома № 48.

5.

Для себя Семёнов выстроил такую картину происшествия. Судя по следам от пуль, стреляли и с нижних ярусов пожарного перехода вверх, и с верхних - вниз. Система оружия, судя по калибру пуль, неизвестному материалу, из которого они были произведены, явно не земного происхождения. И что же выходит? Или инопланетяне стреляли друг в друга, или же, что совсем невероятно, из их же оружия в них стреляли земляне? Но из-за чего разгорелся вооруженный конфликт между жильцами дома и существами с другой планеты? Какие были мотивы этого и причины?

Об этом думал Семёнов, когда ехал из Останкино на улицу Радио в Следственный комитет. Машина продиралась сквозь бесконечные толпы людей, которые шли в сторону Зоны. Через гигантские динамики, установленные на улице Академика Королёва, зачитывали на разных языках заключение Государственной комиссии РФ по факту происшествия в Москве в районе Останкино 17-18 августа 2012 года:

«…Судя по собранным российской стороной материалам, представителями неизвестной внеземной цивилизации был задуман глобальный научный эксперимент на всей территории Земли. Российские спутники отследили приближение к нашей планете 3 инопланетных кораблей, которые затем, войдя в атмосферные слови Земли, разделились и взяли направление на разные континенты – один корабль ушёл в район Соединенных Штатов Америки, один осуществил посадку на территорию КНР в районе провинции Наннин, а третий был зафиксирован над Москвой. В районе Останкино с ним, по предположениям комиссии, произошла авария, и к нему на помощь пришёл корабль, ранее замеченный на территории Китая.

Судя по всему инопланетный корабль потерпел в Останкино аварию. Причина её нам неизвестна. По утверждению командования ВВС Российской Федерации, попытка облета российскими самолётами и вертолётами аварийного инопланетного корабля, привела к тому, что по ним был открыт огонь на поражение из неизвестного оружия, похожего по всем признакам на лазерное.

Были сбиты вертолет МЧС и два самолёта марки «Миг». В ответ на этот недружественный жест со стороны экипажа неизвестного летательного объекта, а также в связи с тем, что инопланетный корабль находился над территорией РФ, было принято решение открыть предупредительный огонь по нарушителю государственной границы РФ. В атаке на инопланетный корабль участвовал полк бомбардировочной авиации, но эта операция привела к гибели четырех бомбардировщиков ВВС РФ.

Однако сразу после атаки инопланетный корабль покинул территорию района Останкино и в короткий промежуток времени исчез с радаров ПВО РФ.

Государственная комиссия также уведомляет, что инопланетные корабли-челноки, обнаруженные в районе Останкино, не были сбиты, а потерпели аварию. Их экипажи был эвакуированы на второй корабль, прибывший из района Китая, как явствует из спутникового наблюдения. Также Государственная комиссия уведомляет, что попытка провести спектральный анализ материалов, из которых были собраны корабли-челноки, окончилась безрезультатно, т.к. корабли просто растворились, что лишний раз подтверждает высокий уровень развития утилизирующих технологий на неизвестной планете.

Остается выразить сожаление, что представители внеземной цивилизации не сделали никаких попыток наладить с землянами мирный контакт. Возможно, они предпримут новую попытку наладить контакт с человечеством, и он пройдёт более успешно и, мы надеемся, без эксцессов, подобных тому, который случился в Останкино.

В результате конфликта в Москве без вести пропало свыше пятисот человек. Большая их часть была затем обнаружена в различных районах Земли. До сих пор не найдены следы десяти человек, проживавших в доме № 48, которые оказались в самом центре эскалации конфликта. Причины их исчезновения пока выясняют специалисты Следственного комитета при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. Открыта «горячая линия», по телефонам которой можно узнать имена и фамилии пропавших жильцов

Возможно, пройдёт какое-то время, и человечество сможет восстановить истинную картину событий, происшедших в Останкино и мы будем иметь более полную информацию…».

6.

- Вы что-нибудь знали про Останкино раньше? – спросил Семёнов Бубукина, глядя в боковое окно автомобиля.

Тот пожал плечами:

- Только то, что там телебашня, ВДНХ и Ботанический сад. Ну и Шереметьевский дворец. Я на Юго-Западе живу, здесь практически не бываю. Меня отец маленьким на башню возил. В ресторан «Седьмое небо». Я в окно таращился, он же крутился ресторан, всю Москву было видно, а папа водку пил. Потом мама его ругала: свинья везде грязи найдёт! Вы ж, говорит, на башню ходили, где ты успел нализаться? Боялась, что сопьётся отец, следила за ним. В 2000-м тут был, когда башня горела…

Семёнов, думая о своем, не то спросил, не то про себя сказал:

- Но почему они приземлились в Останкино? Не в Теплом Стане, не в Куркино, не в Марфино, а именно в Останкино? Не из-за башни ли? Может быть, у них задание было её уничтожить?

- Так не уничтожили же!

- То-то и оно, что, может быть, им и не дали.

- Кто? – спросил Бубукин.

Семёнов промолчал. Он думал о том, что тел десяти (или одиннадцати, по версии Бубукина) землян найдено не было. Впрочем, как и трупов инопланетян, которых тут сначало было предостаточно, а потом те просто растворились, как растворяется на языке сусальное золото – без следа.

- Кстати, а что вам подсказывает интуиция? – спросил Семёнов Бубукина. – Кто бы мог возглавить гипотетическое сопротивление пришельцам? Из пропавшей десятки?

Тот ответил, не задумываясь:

- Если сопротивление, то однозначно, Бугровский, кто ж ещё! Никто, кроме него. Я о нём у всех жильцов справлялся. У Бугровского – харизма, он лидер, он силён физически. С ним не забалуешь. Только такой и может повести. А все остальные – так, на подхвате. Балласт.

Глава 20.

По кличке Бугор

1.

Вечер 17 августа Петру Борисовичу Бугровскому предвещал райское наслаждение и неземное блаженство. А также следующие пять вечеров августа - 18, 19, 20, 21, 22 и 23-го. Он их проведет со своей Катенькой, Катюшкой-секс-игрушкой, сумасшедшей, просто помешенной на «этом деле» Катей Архаровой, его девочкой и его счастьем, которое младше его на целых тридцать лет, зато по части секса он против нее просто мальчик-девственник.

Когда Катька стонет и ахает, по-настоящему теряя сознание и становясь похожей на маленькое дикое животное, в Бугровском просыпается самоуважение – за свои 55 с лишним годков он никого еще не доводил до такого экстаза!

Это был компромисс: Бугровский не уходит от жены и детей, но за это Катя обретает его не на два-три часа в день, что ее раздражало и унижало, а на целую неделю. И так будет каждый месяц, настояла на своем эта маленькая кудесница любви, если он не хочет, чтобы она ушла к другому. Конечно же, Бугровский не хотел, чтобы его цыпочка, его гетерочка и одалисочка, его гейша ушла к другому. Да он бы убил любого, кто польстится на ее прелести и рука бы не дрогнула. Все потому, что он уже и не представлял своей жизни без катькиных сладких и жадных губ, без плавных изгибов катькиных бёдер и её смелых сексуальных фантазий.

С женой они прожили целых 30 лет, познакомившись ещё в институте. Та когда-то та ещё была штучка, но годы берут своё, и уже жена не вызывает у Бугровского того желания, какое вызывала лет двадцать назад. Товарищ, соседка. Разводиться Бугровский не хочет, понимая, что за этим последуют все эти гадкие мероприятия по разделу «совместно нажитого», то есть, квартир, дач, машин, лицевых счетов и тому подобного. Жена Бугровского была хозяйкой крупной строительной фирмы, имела отличных юристов, с повадками акул, которым только дай тему, любого обдерут, как липку.

У Бугровского были и свои юристы, он тоже занимался бизнесом, который и кормил, и поил его по сей день, но сражаться с женой, портить себе нервы, усложнять жизнь матери своих двух детей он благородно не желал. К тому же после запретного секса с Катькой, мир ему казался настолько гармоничным, законченным и совершенным, что он, уходя от нее, какое-то время был неспособен думать о проблемах, о разводе и о том, что кто-то где-то несчастлив на этой милой земле. Он даже подумывал, что как было бы хорошо найти такую вот Катьку, но мужского пола для его супруги, например, среди конюхов той конюшни, где она занималась выездкой, гарцуя верхом в дорогой английской экипировке, похожая на Орлеанскую Деву.

Нашла бы себе какого-нибудь Васю с этой штукой по колено, как когда-то государыни, и тогда, быть может, прекратились бы её истерики, вызванные и слухами об изменах мужа, и надвигающимся климаксом, и тем, что сама чувствовала свою для него ненужность как женщины. Хорошо, если раз в месяц удавалось ей подбить Бугровского на что-то, отдалённо похожее на секс, а так ведь – одно и тоже: устал, много работы, дай поспать.

Если честно, жены Бугровский побаивался. Что в одну ночь он просто не захочет с ней близости и что тогда? Как она себя поведет? Надает по роже? Впадет в прострацию? Будет его оскорблять и над ним смеяться? И тогда точно всплывет его пятилетний роман с Катюшей, с которой его супруга не раз пересекалась на дворовой парковке. Жена ставила свой «лексус» через пять мест от маленького голубого «пежо» Катеньки, подаренного им в честь ее двадцатипятилетия. Кто бы мог поверить, что Бугровский боится собственной жены, глядя на этого широкоплечего, массивного мужика с длинными руками, тяжелыми кулаками и взглядом исподлобья!

Как-то раз на Кутузовском, неподалеку от Триумфальной арки, его «инфинити» подрезал бандюган на белом «хаммере». Затормозив перед машиной Бугровского, он резво вылетел из кабины, и, грязно матерясь, обещая проучить «этого засранца», двинулся к нему с битой в руке.

Бугровский, не спеша, открыл дверь и, не быстро выйдя из машины, стоял рядом с ней, расставив ноги и поигрывая желваками, ожидая. Владелец «хаммера», видимо, по инерции, сделал два шага вперед, но, глянув на Бугровского, словно споткнулся о невидимое препятствие. Резко развернувшись, не говоря ни слова, юркнул в свой джип. Бугровский в два прыжка нагнал его, распахнул дверь и обрушил такие удары на голову «бандюгана», что тут удудрился как-то выбраться через пассажирскую дверь и помчался звать на помощь милицонера, вереща на все лады: «Бандиты убивают! Грабят!».

Что и говорить, Бугровский на многих наводил страх. Но зато жены он побаивался. Не потому, что та была женщина крупная, массивная, крепкая. Просто за годы совместной жизни он хорошо изучил её склочный, несговорчивый характер, сформированный профессией. Просто бой-баба! Если чего захочет, непременно добьётся, пойдёт по трупам, костьми ляжет, но добьется того, что ей надо. Три квартиры на 22-м этаже объединила в одну, пробив везде новые двери. Всё умудрилась согласовать, на всё получила разрешение! Кто б такое смог? Несущие стены, всё такое, штраф, если тронешь, то и не греши. А она это сделала с лёгкостью. Не баба, а таран!

2.

Секс с женой медленно, но верно, превращался в тоскливое, рутинное, малоинтересное мероприятие. В прошлом остались юношеские сумасшествия, когда Бугровский, захотев свою молодую супругу прямо на улице, мог затащить её в первый попавшийся подъезд или в лифт, чтобы задрать ей юбку, волнуясь что «накроют». Да и жена любила когда-то экстремальный секс. В той же примерочной Марьинского мосторга или ГУМа: «Пётр, пройди за занавеску, помоги расстегнуть молнию». Он и заходил, и помогал, и расстёгивал - да ещё как помогал! Так помогал, что жена заходилась стонами, и приходилось зажимать ей рот ладонью.

Вот уж, точно: «как молоды мы были». А что она творила в ресторанах! Почему-то рестораны возбуждали её сильней всего, тут она начинала просто хулиганить. Прикосновения под столом, рука на его колене. А заканчивалось всё диким сексом в дамском туалете. Нет, но разве можно представить такое сейчас, глядя на жену Бугровского – высокую, дородную гранд-даму, бизнес-леди с немалым финансовым оборотом.

Да уж, годы сильно остудили их чувства. И всё чаще, в ответ на свои редкие порывы, он получал отповедь: «я не хочу впопыхах», «мне так не нравится», «меня такая обстановка не возбуждает», «я не готова», «давай вечером», «дети придут со школы», «я устала» и т.д. Сперва он нервничал, слыша такое, злился, у них вспыхивали серьёзные скандалы с криками и слёзами, битьём посуды и хлопаньем дверей. Первое время они их гасили в постели, и градус их возбуждения был тогда достаточно высок, хотя и не сравним с тем, что было в молодости. Потом опять стало скучно. Пётр Борисович стал частым гостем порноканалов, и надобность в сексе с женой вообще как-то стала отпадать.

Однажды он даже уснул у огромного монитора, по которому крутил порнушку. Жена зашла в его кабинете, а там - во всю стенку – женские гениталии! Она поступила благоразумно. Монитиор выключила, ни словом не упрекнув за ребяческие занятия. Но и активность не проявила, из чего Бугровский понял, что и он не очень-то интересен ей, как мужчина.

Сначала его напугала мысль, что так будет до старости, но потом он смирился. Все так жили. Мужья жаловались на жён, что те стали невыносимы, капризны, что с ними теперь не так как когда-то и вообще, пора заводить молодых любовниц. И дальше следовали истории про укрощение молоденьких козочек, иллюстрирующие, что это не менее интересное и захватывающее занятие, чем даже пиление бюджетных деньги.

Пётр Борисович, будучи человеком твёрдых правил, гнал мысли о любовнице. И гнал бы и дальше, не познакомься он с Катей, Катенькой, Катюшей, с этой не по возрасту опытной и всё умеющей в сексе девочкой, одногодкой его дочери. Просто «голосовала» у обочины и он её просто подвёз пять лет назад. С ней Бугровский впервые за многие годы почувствовал себя мужчиной, а если точнее, самцом. Потому и не жалел денег ни на тряпки ей, ни на ее поездки за границу. Раз пять и сам с ней съездил - в Париж, в Таиланд, в Италию, Ниццу и на Мальдивы. Жене объяснил свои отъезды деловыми командировками.

С Катей, что называется, на склоне лет, он понял, что такое настоящий секс и что такое настоящая женщина. Она готова была отдаться ему, где угодно – на улице, в лифте, в магазине, на кухне, бросив готовку. По первому желанию Бугровского стаскивала с себя трусики, чтобы доставить ему удовольствие. В этом плане Петру Борисовичу никогда не было отказа!

В самом начале подозрительный Бугровский мучился и терзался сомнениями, будучи уверенным, что так она старается из-за его денег. Мысль, что из него хотят сделать посмешище, превратить в дурака-«папика», развести на деньги, как говорили в его среде, была невыносима. А тут еще всю Москву заклеили рекламой банка: «Вас любят не за деньги, но лучше, когда они есть». Ясное дело, лучше! И Катька, вероятно, так считает, поэтому и выбрала его?

3.

С детства у него была кличка – Бугор. И не только из-за фамилии. Он всегда и везде верховодил. В пионерском лагере был председателем отряда, командиром «Зарницы», в институте – старостой. В советское время быстро сделал карьеру сначала по комсомольской линии, а потом и по партийной. Окончив Академию Общественных наук, стал секретарем партийной организации сперва на своей тогдашней работе, а потом и в горкоме Москвы. Перестройка его напугала. Горбачев и Яковлев поставили под сомнения все идеалы, а которые он верил, а «Огонёк» Коротича с его разоблачительными статьями про жизнь в СССР окончательно их добил.

Когда разрешили кооперативы, он стал мучиться сомнениями – идти или не идти в частный бизнес? А если это уловка властей? Как во времена ленинской Новой экономической политики? Ты вылезешь, не рассчитав, не предусмотрев всего, а тебе – по шапке. В то время он был уже не маленьким начальником, отвечал за создание этих самых кооперативов, назначения которых он не понимал и которых боялся, как чёрт ладана.

В один прекрасный день к нему на приём пришли трое достаточно бедно одетых молодых людей, и с провинциальной прямотой, а они прибыли в Москву откуда-то из Сибири, предложили стать соучредителем их новой фирмы. Давали ему долю в 40 процентов. Бугровский опешил: от чего сорок? Оказалось, так щедро ему платили за информацию об одиноких пенсионерах с отдельными квартирами. План у пацанов был простой: они обязуются кормить их и поить от пуза, лечить и до самой смерти оплачивать за них квартплату. За эти старания те передают им свое жилье в собственность.

Пацаны его звали «уважаемый», всячески показывали свою от него зависимость и он, хоть и не сразу, но согласился на их условия. По большому счёту, стать «крышей» для пацанов, защитить их пока что эфемерный бизнес от бандитов и ментов, ему на его должности было довольно легко.

Так началось знаменитое предприятие «Социальная забота», о котором раструбили газеты и телеканалы. Как он вскоре уяснил себе, трое сибирских малявок без образования, проживавших в общаге, ставили задачу предельно быстро обогатиться. А быстрое обогащение, как понял их Бугровский, могло наступить только в случае быстрого ухода на тот свет их подопечных бабушек-дедушек. Тогда деньги потекут рекой, потому что в руках пацанов окажутся дефицитные квадратные метры.

Бугровский выторговал у малявок право «первой ночи» касательно антиквариата и мебели. Без его разрешения из квартир опекаемых ничего не вывозилось и не ввозилось. Мебель, картины, антиквариат изымались тоннами. Все шло на специальный склад, который Бугровский арендовал на свое имя и куда он приглашал оценщиков и любителей старины из ментов и ответственных чиновников, желающих ее приобрести.

Так продолжалось лет десять. Деньги текли к Бугровскому рекой: старики в Москве и области не переводились. Малявки приобрели пентхаусы в центре Москвы, обзавелись кто «инфинити», кто «лексусами», стали хозяевами недвижимости на Рублёвке, пристрастились к кокаину и к девушкам-моделям, а на пятидесятилетие Бугровского, будучи на хорошем взводе, преподнесли ему милый подарочек – мешочек с золотыми коронками, штук этак 300! С каким намеком был подарок, Бугровский так и не понял.

Подарок он принял, не моргнув глазом, но стало ясно, что с «бабушками» пора завязывать, добром дело не кончится. Как в воду глядел! Через три дня в «Комсомольце» появилась статья - «Как позаботились о бабе Мане» с фотографией могилы бабушки, которая скоропостижно ушла на тот свет через два дня после подписания договора о социальном обеспечении, да еще, по уверениям соседей, лишилась золотых коронок.

А через три дня после выхода статьи Бугровского вызвали в прокуратуру на допрос.

4.

Пацанам дали по десять лет, а Бугровскому удалось «отмазаться», хотя эта история стоила ему больших нервов. Успев выйти из числа учредителей фирмы, он по бросовым ценам продал склад с добром, а мешочек с коронками нарочно держал в кабинете на видном месте, имея ввиду, что если придут, он добровольно его отдаст, объяснив, что это – подарок от малолеток. Картины старых мастеров, бриллианты и золото он заранее припрятал в банковскую ячейку, открыв её на имя тестя.

Правда, где-то с полгода он вздрагивал ночами, когда на его двадцать второй этаж поднимался лифт. На этаже они приобрели с женой три квартиры и зарился на четвёртую в четыре комнаты, в которой жил один придурок с еврейским именем и русским отчеством – Абрам Иванович Воровский с сыном-дауном. Не случись осечка с закрытием фирмы Бугровского, имел бы тот большие проблемы со своим крутым соседом. Они, правда, и до этого были. Однажды Абрам Иванович спросил Бугровского: почему сосед не моет полы в общем коридоре? Бугровский, не сказав ни слова, взял его за шиворот, развернул и дал хорошего пинка. На следующий день Абрам Иванович завёл бультерьера по кличке Бонни. В тот же вечер у лифта его встретил Бугровский с пистолетом в руке.

- Учти, козёл, - сказал он вместо «здрасьте», - если твоя хрюшка лупоглазая тявкнет в мою сторону, прострелю ей череп.

И с клацаньем передернул затвор «макарова».

Пацаны оказались людьми порядочными и «уважаемого» не заложили. Бугор им был за это благодарен, и лет пять слал им в тюрьмы подарки на праздники - на Новый год и на День Победы.

Видимо, за эту его доброту и щедрость жизнь наградила Бугровского Катенькой, этим чудом природы. Она не любила причёсывать свои роскошные непослушные волосы, и по квартире ходила растрёпанная, босиком, что не портило её совершенно. Еще она любила изображать Еву в Едеме – встречала его совершенно голой. У нее были огромные голубые глаза, движения медленные, как у пумы или рыси, губы сладкие, как клубника. С её появлением в жизни Бугровского мир расцвел яркими красками. Просыпался теперь Бугор с радостью и ощущением счастья, зная, что вечером он будет снова и снова ласкать свою девочку, а она - его.

Чтобы не мотаться к ней в Теплый Стан и не тратить драгоценное время, потерявший голову Бугровский снял для неё, не торгуясь, однокомнатную квартиру во втором подъезде своего дома, конечно же, рискуя. Но кто не рискует, того не любит Катенька! И та оценила его поступок. Спасибо председателю правления, он подсказал, что люди собираются квартиру сдавать.

Теперь он пропадал у неё все вечера. Время они проводили исключительно в постели, по квартире ходили голые, как Адам и Ева и прерывали любовные игры только на еду. Поев, снова кидались в объятия друг друга. Катька была в сексе неутомима. Но и он не отставал, как это ни странно. Проявлял чудеса выносливости. Куда что девалось – одышка, аритмия, проблемы с поджелудочной? Всё, что лечил в дорогих санаториях, паля несусветные деньжищи, перестало болеть в одночасье. Таким здоровым и крепким физически Бугровский себя не помнил, наверное, со школы.

Но в последнее время Катька стала капризничать. Нет, она не требовала его развода с женой, понимая, что за этим может последовать. Зато требовала, чтобы иногда он оставался у неё на ночь. «Ты уходишь, а я тебя опять хочу, - призналась она, - Мучаюсь, мучаюсь, не могу заснуть. Приходится себя ласкать часами, а это так скучно».

От такого признания голова Бугровского пошла кругом. И тогда он сделал ей царский подарок, пообещав подарить целую неделю с вечера 17 августа до утра 25-го. Утром 17-го жена с детьми улетала в Тайланд на восемь дней. Чтобы та не докучала звонками, сказал, что 17-го вечером он летит на Сицилию по делам.

Короче, все получалось так, как он и запланировал. Утром отвёз жену и детей в Шереметьево, заехал в офис, разобрался с неотложными делами, а потом позвонил Катеньке и от её сладкого голоса, от мысли, что так много ночей они будут вместе, на него накатило такое острое желание, что некоторое время он не мог встать с кресла, опасаясь смутить свою немолодую секретаршу, зашедшую в кабинет убрать посуду.

Бугровский представил, как бы отреагировала та, увидев своего начальника, разгуливающего с нагло выпирающей ширинкой и самодовольно усмехнулся, мол, знай наших!

- Старушка, - сказал он ей мысленно. - Старый конь борозды не портит.

И уже идя к машине, вспомнил, что «старушка» младше его лет на пятнадцать.

5.

Чёрный джип «Инфинити» он оставил во дворе дома на Первой Останкинской, чтобы замести следы. Жена в отъезде, но кругом глаза и уши. Зачем, спросит, ходил в соседний подъезд, к кому? Когда перебегал дорогу, встретил соседа по подъезду Юрку с легендарной фамилией Гагарина, люмпена-писаку и сделал вид, что его не узнал. Тот глянул на него с удивлением, но промолчал.

На волейбольной площадке татары-дворники с хохотом и свистом обыгрывали молдаван-строителей. Во дворе висел весёлый тарабарский мат. Мячик, отскочив от сетки, взлетел в небо и Бугровский, проследив его маршрут, увидел на небе серебряную точку, блеснувшую в лучах предзакатного солнца над самым шпилем Останкинской телебашни. Самолёт? Или цеппелин? Да нет, откуда у нас цеппелины? Вертолёт ГАИ? Для вертолёта крупноват, да и высоковато.

Пока Бугровский разглядывал точку, она сместилась на довольно значительное расстояние правее и ниже. Скорость порядочная, подумал Бугровский и тут же себя выругал: ёлки-палки, его ж Катька ждёт, а он ворон считает!

К Катьке он заявился, как и обещал, в десять вечера. До одиннадцати они кувыркались в постели, предаваясь любовным утехам. В 23-30 Бугровский отправился в душ, куда через несколько минут попыталась забраться и Катька, требуя новых ласк.

- Э-э, Катюня, - охладил ее пыл. – Остынь. Мне домой пора.

Его неожиданно перестала вдохновлять мысль, что он пробудет до утра в этой крохотной надушенной голубятне, без милых его сердцу предметов антиквариата и фолиантов в кожаном переплете, а главное, без сейфа с деньгами. Всё, что Катька могла ему дать, она дала, что тут ещё делать?

- Домо-ой? – спросила та с угрозой в голосе, всё поняла, девчонка.

Но локаторы битого жизнью Бугровского не уловили опасности.

- Кое-что дома поделать, - сказал, не задумываясь о том, что говорит.

Потому и обалдел, когда голая Катька треснула ему по башке мокрой мочалкой. Да не играючи, а со всей силы!

- За что? – закричал он. – С ума сошла, дура!

- Ах, это я - дура? – Катька неожиданно вцепилась ему в волосы. – Он уходит, а я - дура! Ах ты, гад!

Бугровский попытался вырваться:

- Ты пьяна, что ли, Катька?

- Я пьяна? Ах, я пьяна? А ты – трезвый? Трезвый, трезвый, трезвый! – кричала Катька, сопровождая свои вопли ударами острых кулачков по голове и плечам Бугровского, а тот, обалдевший от такого напора, никак не мог сбить неожиданно воинственный пыл своей подружки и только махал по-бабьи руками, защищая голову. Он не узнавал свою Катьку. Превратившись в разъярённую мегеру, не похожая на прежнюю милую, ласковую, губастую девочку, какая-то незнакомая женщина с перекошенным лицом, старалась больнее двинуть Бугровского и два-три точных ее удара пришлись ему в грудь, сбив дыхание.

Не робкого десятка Бугровский, однако, так растерялся, что не сразу и сообразил, что ему делать. Вытянув руки, защищаясь от Катькиного яростного и злобного напора, он, изловчившись, сильно пихнул её. Та, не ожидая удара, отлетела с грозным клекотом, ударилась спиной сперва о зеркало, потом о кран душевой и, свернув его на сторону, осела на пол со стоном. Хлынула в разные стороны вода и вдруг в ванной, мигнув, погас свет.

Ошалевший от такого поворота дел Бугровский перешагнул через упавшую Катьку и как был, голый, мокрый, раздражённый всей этой чудовищной историей, попытался выйти, но ударился головой о дверь. Заорав от боли, ввалился в прихожую и увидел, что и тут нет света. Не работал телевизор, не горел у постели ночник, было темно и тихо, только в ванной с шумом лилась вода. Настроение Бугровского было напрочь испорчено Катькиной глупостью. На кухонном столе среди останков их с Катькой пиршества стоял недопитый «Казумян». В квартире странно пахло. Бугровский почувствовал слабость в ногах и шум в голове.

- Всёе из-за этой дуры, - сказал он, мстительно фиксируя, как из ванной комнаты вытекают потоки воды. – Залей, залей квартиру! Фиг ты у меня получишь на ремонт!

Катька молчала, видимо, решила его извести.

- Ну-ну, попробуй! – сказал Бугровский. – Пупок не развяжется?

В окно кухни ударил яркий свет непонятно откуда взявшихся прожекторов. Бугровский от неожиданности закрыл руками голову. Опять какие-то твари фейерверки пускают! На сгибающихся ногах, чувствуя непонятную тяжесть во всём теле и необъяснимую сонливость, доплёлся до стола, держась за стенку и, пеняя на нервное расстройство, хорошо приложился к горлышку коньячной бутылки. В голове резко прояснилось, он даже взбодрился, а, взбодрившись, решил Катьку простить, понимая, что ей и без того досталось.

- Катька! – крикнул он. – Хорош в молчанку играть, дурилка картонная! Скажи громко: милый-любимый, я виновата, больше не повторится! Так и быть, прощу твои кульбиты!

Ответа не было. Обиженная Катька молчала.

- Ну не дура ли? - сказал Бугровский громко и распахнул дверь ванной. В свете заоконного прожектора он увидел, что голая Катька лежит на полу, уткнувшись лицом в коврик, и не подает признаков жизни. Бугровский нагнулся к ней и повернул её голову.

Глаза у Катьки были закрыты, она не дышала.

- Убил! – вступило в голову Бугровского. И тут же: – Ну, ты попал, Петя!

Он представил, что сейчас начнется, какая закрутится карусель! Милиция, судмеэкспертиза, понятые, кто, что, откуда? Следователи, охочие до подробностей, станут задавать вопросы, сально улыбаясь и подмигивая друг другу. Как давно, папаша, вы знакомы с потерпевшей? Сколько лет вы состояли с ней в незаконной связи? Сколько раз, каким способом? Это правда, что ваша дочка младше вашей любовницы?

Налетит саранчей «жёлтая» пресса, вся эта плотоядная, голодная, немытая сучья стая папарацци, защелкают затворами камер, заурчат от вожделения, почувствовав запах жареного. А какие появятся заголовки в их сраных газетах! На целые полосы! Он даже реально представил их себе:

«Известный коллекционер Бугровский насилует и убивает ни в чём не повинную девушку!». «Жертва и палач состояли в незаконной связи целых пять лет!». «Красавица убита в припадке ревности маньяком и садистом Бугровским!». «Любовные утехи старого извращенца закончились смертью его юной жертвы!».

- Бли-ин, - наступило у Бугровского прозрение, - сообщат жене! Та дознается, что снял бабе квартиру, купил машину. Она ж меня со свету сживёт! Засудит, стерва, лишит последних трусов!

Он воровато оглянулся по сторонам и сказал себе: Бугровский, быстро уноси ноги, забирай свои вещи, стирай быстро отпечатки пальцев! В конце концов, не так много людей знают о твоей связи с Катькой, Бугровский старательно шифровал свои с ней отношения, умело заметая следы и обрубая концы. Практически ни с кем её не знакомил, боясь, что уведут, разве что, с двумя-тремя приятелями, да те, вероятно её и не помнят. Но ведь найдут, шептал ему внутренний голос, найдут тебя по спектральному анализу запаха, по коду ДНК, по структуре волоса, по какому-нибудь пятну спермы на простыне. Нет спасения от розыскных нанотехнологий! Единственное, что остаётся – спалить эту чёртову квартиру, сжечь её дотла! Чтоб концы да в воду!

А вот это идея! Не в символическом смысле, а в реальную воду. Пусть льётся, пусть заливает квартиру, кухню, прихожую, балкон, он знает, что он сделает. Он включит все электроприборы, и он их, действительно, включает по ходу дела: плиту, электрочайник, миксер, фен, электрогрелку (у Катьки из-за сосудов даже летом мёрзли ноги), тостер, ночник у развороченной постели, утюг, пылесос, её ноутбук, Катькины электрощипцы для завивки волос, электробигуди и на всякий случай – её вибратор на батарейках, хлебопечку, в которой та готовила его любимый хлеб с луком, - а когда снова дадут свет, что-то обязательно да замкнёт и случится пожар, который спрячет все следы его пребывания в этой проклятой квартире – так думает он, бегая из угла в угол.

Он спешит – от греха подальше. Скорей, скорей, в свою квартиру на 22-й этаж! Собрать сумку, куда он сложит бриллианты, кольца, золотишко, коронки милых старушек, картины, унаследованные от них, и – пулей в аэропорт через «зелёный» коридор, через прикормленных таможенников, - на Сицилию!

Залечь там и не высовываться! Месяц, два, три. Паспорт есть, виза есть, деньги в банке, и – пусть они тут вынюхивают на пепелище, высматривают, ищут его, Бугровского, следы. Чёрта лысого найдут! Двадцать лет не могли вынюхать и сейчас не смогут!

Что-то грохнуло за окном, с потолка упала лампа, накренился книжный шкаф и медленно, бесшумно, словно в рапиде, завалился на кровать, засыпав её книгами, чемоданами и Катькиными безделушками. Оторвался деревянный карниз и упал на голову Бугровского. Закачался под ногами пол, в сторону поплыла стена с натюрмортом, и он упал, теряя сознание.

Глава 21.

Наташка и Чирик

1.

Выскочив на улицу, Наташка, насмерть перепуганная визитом вооружённых гостей, и вообще перестала что-либо понимать. Каждый вечер, заканчивая работу и выходя из магазина, она видела одно и то же. Если смотрела прямо, то - 22-х этажный дом с россыпью горящих окошек, помойку и парковку с будкой, если налево – «сталинские» восьмиэтажки по Академика Королёва, Останкинскую башню, боулинг-клуб «Галакта», магазин «Ситистор», бар «Планета суши», будку с надписью «Печать», остановку 15 и 17-го трамваев и эстакаду монорельса. Если направо – часть Первой Останкинской улицы с её пятиэтажками на выселение не то времён Сталина, не то Хрущёва, лицей и продуктовы й магазин «Анастасия».

То, что увидела Наташка, выйдя из «Продмага», повергло её в ужас. Перед глазами было рассветное розовое небо, чёткая кромка земли, обрывающаяся куда-то вниз, а за ней - шпиль павильона СССР на ВДНХ и колесо обозрения! То есть то, чего увидеть с этого места было просто невозможно! Ничего лучше она не придумала, кроме как закрыть глаза. Это у неё с детства такая привычка, когда вдруг по какой-либо причине становилось страшно. Закрыла и сказала себе: Наташка, спокойно! Ты всё нафантазировала, и, если откроешь глаза, ничего этого не будет. Но наваждение никуда не исчезло, колесо обозрения крутилось, подсвеченный шпиль павильона СССР сиял в ночи, а в довершении ко всему она увидела то, от чего у неё и вообще перехватило дыхание – дом, в котором она живёт, теперь стоял поперёк двора, поднявшись над районом Останкино!

Не в силах осмыслить случившееся, она попыталась найти всему простые объяснения: она перевозбудилась из-за стычки с неизвестными в магазине и ей это всё чудится. Или это сон.

2.

Наташка стояла у дверей магазина, не понимая, что же ей теперь делать. Из ступора её вывел странный звук. Над головой что-то завжикало и разлетелись со звоном стёкла «мерседеса», припаркованного возле магазина. Наташка оглянулась, пытаясь понять, из-за чего и поняла – пули! Первой реакцией было удивление. В неё, такую красивую, умную и замечательную, второй раз за сегодняшний вечер кто-то стреляет! Стреляет, чтобы что? Разве не для того, чтобы её убить, подсказал внутренний голос, и от этой простой и нелепой мысли она растерялась, не понимая, что происходит и на каком она свете?

Но и подумать над этим вопросом ей не дали – над головой вновь засвистели пули. Да так низко, что она, сама того не желая, плюхнулась со всей дури в клумбу. Надо сказать, что вовремя – в Доску объявлений, перед которой она только что стояла, ударило так кучно, что и сама толстая фанера, и пёстрые плакаты на ней – от страха она стала видеть всё четко и резко, различая самую крошечную букву и запоминая каждое слово:

«Сообщи, где торгуют смертью! Телефон доверия Управления ФСКИ России по г. Москве (499)316 86 55»,

«Никто, кроме нас! Призыв 2013. ВДВ. Время служить Родине»,

«Ты оплатил до 10 числа услуги ЖКХ?»,

«Наркомания? Алкоголизм? Лечим! 8-926 804 66 98»,

«ООО «Иван-ХХI» осуществляет платную установку квартирных приборов учета воды. Скидка для участников и ветеранов ВОВ»,

- в один краткий миг превратились не просто в труху, а в огромную рваную дыру. Наташку стало колотить: кто в неё стреляет и почему? Что это, теракт или гражданская война? Сердце бьётся, к горлу подкатывает комок. Доигрались в демократию? Народ восстал и пошёл убивать коррупционеров, выуживать их из-за высоких кремлёвских стен и рублёвских заборов? Или это недобитые коммунисты подняли мятеж? Люди в чёрном у помойки – не из команды ли генералов Макашова и Алксниса, мечтающих о временах СССР? Не рижские ли омоновцы? Не безжалостные ли мстители из Приднестровья? Но кто же отвечает им из окон?

Наташке очень страшно. А если просто бандиты, уголовники? Сбежавшие из тюрем, разоружившие охрану? Террористы? Второй «Норд-Ост»? Но, сильнее всего пугало Наташку полное непонимание: что ей-то делать, куда бежать, где и у кого искать защиту? Мысль о том, что тут в палисаднике у разбитого подъезда она одна, и в такую страшную минуту ей даже не с кем перекинуться словом, была невыносима.

Но ей повезло, она оказалась не одна. В шикарном белом «бентли», припаркованном в пяти метрах от магазина, как раз на краю пропасти, кто-то копался, громко матерясь. У машины были выбиты стёкла и повреждён пулями кузов. Наташка обрадовалась: она знала хозяина «бентли» Вовку Сидорова, владельца развлекательного клуба «Гамбринус»! Тот, покупая у неё дорогущий коньяк «меуков», каждый раз, встречаясь с ней взглядом, тупил глаза, и жалобным голосом умолял назначить ему свидание. Она над ним смеялась и ссылалась на нехватку времени, он был не в её вкусе.

Подумала: вот она, человеческая жадность! Пули летают, всё тут смертью дышит, а этот копается в машине. Оглох или совсем ум потерял? Пригибаясь, обежала машину, прячась от пуль, и, резко распахнув пассажирскую дверь, крикнула:

- Вовка, ты обалдел, что ли?

И обалдела сама. На неё таращилась испуганная, незнакомая, потная рожа. Но Наташка могла поклясться, что где-то видела этого типа, выдирающего из машины телевизор. И вспомнила, где, увидев на куртке надпись «Мослифт». Его ж искал тот тип в фуражке и кожаном пальто, что-то у него стащил этот ворюга!

3.

- Дура, ёлы-палы, напугала! – заорал Чирик, а это был он. - Тебе чё, жить надоело? Вали отсюда, прибьют!

- Сам вали, - ответила скорее машинально, нежели желая с ним спорить. Хоть одна живая душа, но эта душа явно не безгрешна! – Ты что делаешь в чужой машине? И кто ты такой?

- Приёмник ремонтирую, слепая?

- Что ты врешь? Ты воруешь, а не ремонтируешь, я знаю, чья это машина!

- Ну да, ворую, - сказал Чирик, чувствуя свою безнаказанность. - И что? Пойди, заяви в полицию. Хозяина, может, давно нет.

- Как это нет? А где он?

- Где, где? В Караганде! На том свете.

- Да ты что! – испугалась Наташка. – Что ты мелешь?

- Вот тебе и «что ты мелешь»! Тут такая заваруха, полный альбац! Короче, мели, Емеля, твоя неделя! Всё равно добро пропадает. А мне в хозяйстве пригодится.

Наташка про «полный альбац» пропустила мимо ушей, была занята мыслью о судьбе хозяина «бентлиа». Услышала зато «мне пригодится». Фраза её взбесила: это ж чистой воды мародёрство!

- Я что-то тебя не припомню, парень. И на собраниях тебя не видела. Ты вообще из нашего дома?

- Из вашего, из вашего. Из десятого подъезда. Шестой этаж.

- В нашем доме восемь подъездов, - сказала Наташка строго.

- Да? Это я со страху перепутал. Тут такой заворот кишок! Пули свистят, чего ты хочешь? Наоборот, из шестого я, десятый этаж. Всё время путаю.

- А окна у тебя куда? – подозрительно спросила Наташка.

- Окна-то? Туда-сюда. Часть туда, часть – сюда. Распашонка.

Парень врал, Наташка знала, что «распашонок» в шестом не было и нет. Или окна во двор, или на улицу Академика Королёва.

- А кто у нас председатель кооператива?

- Ты ещё паспорт спроси! Какого кооператива, чё ты мутишь? Тут скоро от дома ничего не останется, а она: из какого ты подъезда, кто председатель кооператива?

- И попрошу, - сказала Наташка. А сама подумала: и что мне с ним делать? Брать ворюгу с поличным и тащить? Но куда?

4.

Снова просвистели пули, защёлкали по стене дома, брызнули стёкла из разбитых окон, звонко осыпали асфальт.

- Прячься, дура, кокнут ведь, - по-доброму посоветовал Чирик. Сопя от напряжения, он продолжал воевать с автомобильными проводами.

- Слушай, а что происходит? У нас что, гражданская война? Кто в кого стреляет? И где полиция?

- Полиция! – Чирик чуть язык не проглотил от злости. – Мы теперь сами себе полиция. Если бы гражданская, было бы понятно, а тут другое. Ты наверх смотрела? Так посмотри! Ну?

Он ткнул пальцем в потолок кабины.

- Ну, потолок, лампа. И что?

- На улицу выгляни, деятельница!

Наташка выглянула и на время лишилась дара речи.

- Это что висит?

- Висит! - разозлился Чирик, - дура тёмная! У слона висит! Ты что, не поняла, кто это?

- В смысле?

- Кто в этой штуке, не поняла? Марсиане, чтоб они треснули!

- Как марсиане? – ахнула Наташка, поражённая. – Их же не бывает!

Чирик посмотрел на неё, как на дурочку, умильно-снисходительно. Разноцветная россыпь с визгом пронеслась над крышей машины, он инстинктивно вобрал голову в плечи.

- Ага, не бывает. А стреляют, по-твоему, кто? Черти с пристани палят, кораблю пристать велят? «Не бывает»! Злобные твари, никого не жалеют. Они и палят.

- Господи, это что ж теперь будет-то? – спросила Наташка совершенно по-бабьи. Но, разозлилась на себя за секундную слабость и мысленно дала установку: Наташка, кончай ныть, спокойствие, как тебя тренер учил. Если начнёшь психовать, дергаться, бояться, говорил он ей, пиши пропало, ты в ауте. Будут тебя месить без жалости. Она взяла себя в руки, мысленно встряхнулась, хотя это стоило ей больших усилий, потому что всё то, что она увидела и услышала, не укладывалось в её голове.

- Что будет, что будет? Заладила! И-иэх! – Чирик с силой дёрнул провод и изъял телевизор из гнезда. – Во, блин, как присобачили, не снять! Бежать надо, а бежать-то нам и некуда, - он спрятал вещицу во внутренний карман куртки. - Они нас по всему дому гоняют, как собак бешенных и рано или поздно загонят. Не, ты прикинь! Мы на крышу, они – по стене – за нами! Прямо тараканы - по стенкам бегают! Раз, раз и уже на крыше. Меня чуть не убили, спасибо Юрке с 21-го этажа, спас меня, собаку на них натравил, представляешь, бультерьера! Ка-ак вцепится ему в руку.

- Какой еще Юрка? И в кого он вцепился?

- Да не Юрка, Юрка – писатель. А вцепился бультерьер! Юрка сам из жильцов, их командир. Слышишь, с этажей палят?

Над головой было слышно такание автоматического оружия.

- А откуда у них автоматы?

- Откуда, откуда, от верблюда! Отняли у марсиан с моей помощью. Я им всё организовал. И гранаты, и патроны. Во-во, слышь, отстреливаются! Короче, пса он натравил. Тот как вцепится в руку пришельцу, тот орать и автомат бросил. Тяжёлый такой автомат, килограмм на десять. А второй, что следом шёл, дубинку достал стальную, кнопку нажал и – вжик, нет собаки. Исчезла, испарилась! Только взвизгнула и - пропала. И на меня направил.

- Как пропала? Совсем? – Наташка спросила про собаку, но думала в этот момент о чём-то другом, важном. Но о чём, не могла вспомнить. Как ни старалась, не вспоминалось.

Чирик посмотрел на неё, как на идиотку и сказал, издеваясь:

- Нет, не совсем. К вечеру вернут. Накормят и помоют. Как в песне:

На окраине где-то в городе

На помойке ребёнка нашли

Чисто вымыли, сухо вытерли

И опять на помойку снесли.

Конечно, «совсем»! Ты чего, не понимаешь, это ж звери, они хуже чёрных и ментов? Они нас за людей не считают. Мы для них – крысы, тараканы, пыль, мы не стоим их внимания. Нам всем хана! Если не придумаем, как смыться, кранты! Всех перебьют! Чего молчишь?

5.

А Наташка пребывала в прострации. Выходит, в магазине она воевала с инопланетянами? Вот кто это был! Потому и через дверь прошли и мысли угадывали! И этот страшный, огромный корабль - их. Он-то и был той серебристой точечкой, что она увидела в окне! Точечка! В миллион тонн! Но ведь не такие уж они неуязвимые! Мордастый сразу рухнул под прилавок. А грозился: распылю, распылю! И тех двоих она легко нейтрализовала.

- Кстати, а почему ты не с теми, кто тебя спас? – спросила она Чирика. Очень подозрительно выглядел этот деятель.

- Тебя не спросили! – буркнул Чирик с вызовом. – Прокурорша!

- Значит так, парень, - Наташка вдруг разозлилась, - я про тебя всё поняла. Ты украл с корабля какую-то их штуку и теперь тебя ищут. Поэтому слушай! Отдавай её быстро! Мы им вернём, и они улетят. А если не отдашь, я пойду и сообщу им, что ты здесь.

- Ты чё, дура, что ль? – испугался Чирик её решительного тона. - Человека сдашь марсианам?

- Не сдам, если расскажешь, что ты у них стащил, и зачем?

Чирик не сразу, но признался, что какую-то болванку. Не стал говорить, что сначала он влез в квартиру на 22-м этаже. Что потом поднялся на чердак, а с него забрался внутрь корабля, чтобы чем-нибудь там поживиться. Мол, просто шёл по двору, увидел над головой эту железную дуру, удивился её размерам и решил совершить внутрь экскурсию. Так он изложил Наташке свою трактовку событий. Беспрепятственно пробрался наверх, а когда увидел блестящую железку, вдруг захотел подержать её в руках.

- И тут же положить на место! Ну, я вытащил, а тут везде погас свет и завопила сигнализация. Я испугался и побежал. А потом увидел, что случайно положил железку за пазуху. Но возвращать было поздно, они уже бежали за мной и стреляли мне в спину. Тут меня спас Юрка со своей собакой.

- А зачем ты от него бежал, рах он тебя спас?

- Меня отправили в разведку! – соврал Чирик, переполняясь важности.

- Приёмники красть? Так я тебе и поверила! Где эта железка, давай её сюда!

Оказалось, что железки у него нет, он оставил её на крыше. Спрятал, чтобы потом вернуться и забрать.

- Идём, - сказала Наташка решительно.

- Куда? Никуда я не пойду, иди ты в баню.

- Отдадим её и пусть эти летят домой. Иначе они тут всё вверх дном перевернут!

- Никуда я не пойду, - заартачился Чирик. – Ещё распылят, ну их на фиг! Тем более, на крышу! Не-ет, я как её вспомню, у меня пятки холодеют. Ты как хочешь, а мне жизнь дороже, я не пойду!

- Пойдёшь! – сказала Наташка с угрозой. – Как миленький.

- Бабетта идёт на войну, чёрт бы её подрал, - выругался Чирик. И подумал мстительно: связался я с бабой. Надо было сразу прогнать эту дуру, прилипла, как банный лист!

Глава 22.

Ценная информация и бесценная находка

1.

Утащить огромный жилой дом? Да, но на чёрта инопланетянам дом, думал Семёнов? На кой он им ляд сдался? Не секретный ведь объект, не что-то экстраординарное, не Кремль и не Останкинская башня, - а дом, просто дом, каких в Москве ты-ся-чи! Или инопланетяне демонстрировали свои безграничные возможности перед новым пришествием? Но зачем тогда направлять к Земле аж 3 огромных бочки, которые были зафиксированы земными спутниками еще в 2010-м году. Или на той планете не всё в порядке с умственным развитием? Но зачем дом представителям неземной цивилизации, для чего? Узнать состав земного бетона? Нет, но для каких-таких экспериментов?

Насчёт технологии транспортировки Семёнова просветил бойкий и говорливый сторож с парковки дома № 48 по имени дядя Коля, допрос которого они вели с Бубукиным.

- Я чуть в штаны не наложил, - признался дяд Коля. - Всё небо закрыла, зараза! Останкинскую башню, соседний дом депутатский. Огнищи из-под низа сверкают, переливаются страшно, как будто лесной пожар, я даже не успел испугаться, потому что люди на детской площадке завизжали страшно, девчонки там обжимались с пацанами.

- Больше вы их не видели? – задал вопрос Семёнов.

- Не, не видел, - махнул рукой сторож, - да я уж про них и не думал, я ж корабль ихний увидал! Вижу, как у этой огромной страшной штуки, а она была, я вам так скажу, чтоб не соврать, раза этак в три больше нашего огромного дома в 22 этажа, низ вдруг – р-раз – и раскрылся!

- В каком смысле раскрылся? – уточнил Семёнов. - Как что? Как люк? В одну сторону или на две половинки? Или откинулся, как сходни у парома?

- Да не, не как люк. И не как паром! Прямо, как пасть какая, как пещера Алладина, только над головой! А дно не открылось, не, оно просто разошлось.

- Как это «разошлось»?

- Как, как! Вот так! Взяло и разошлось!

- Ничего не понимаю! Можете описать точнее, это очень важно.

Дядя Коля засуетился, ему просто не хватало слов, чтобы описать всё увиденное той ночью.

- Ну, я не знаю, - он растерянно развёл руками. – Ну как? А, во! Всё равно, как в объективе фотоаппаратном, если с фотоделом знакомы. У меня-то был «фэд» в детстве, ха-арошой такой фотик. Я всё умел – проявитель, закрепитель, проявка, обрезка, сушка, весь процесс знал, этого, как его, фотодела.

- Николай Иванович, это не существенно! – не выдержал Семёнов. Очень ему хотелось разобраться в технологии вывоза здания.

– Ха, это вы зря, гражданин хороший! Тут ведь – аналогия, во, как! Эта, как её, тоже на «а»?

- Ассоциация?

- Во-во, ассоциация! У нас после этих пришельцев, память на ассоциацию поотшибало, никто ничего не помнит. То ли нам пришельцы мозги прочистили, то ли эти, как их, психологи! Ходили тут, учили нас: забудьте, что видели! Многие и забыли!

«Ассоциация» дяди Коли была проста до гениальности. В объективе фотоаппарата есть шторки. А дно корабля пришельцев раскрылось именно, как шторки, по кругу, в разные стороны. Только, как сказал дядя Коля, «в фотике - пустой глаз, а тут – дырища размером с Красную площадь!». И корабль практически стал садиться открытым дном на здание и на площадку.

Но дальше было самое страшное, то, что едва не свело с ума дядю Колю. Прямо из-под днища корабля по принципу телескопической антенны выполз гигантский металлический «стакан» с острыми блестящими в свете огней краями. Как он сказал, большая «гильотина». И края этой гильотины вошли в асфальт, как нож в масло.

- И, блин, ровно по моей парковке! – рассказывал дядя Коля, дрожа от воспоминаний той страшной ночи. - Прошёлся и все машины как колбасу нарезал. И прямо рядышком с «Феррари» Лёхиного папы, а папа у него такой начальник большой, что запросто за машину убьёт, даже не моргнув глазом и ему ничего не будет!

- Не понял с «Феррари», - сказал Семёнов. - Как это вгрызаться? Вращение было круговое, что ли? Или как циркулярная пила?

- Я ж говорю, гильотина! – заволновался дед. – Из-под днища выполз такой железный стакан, концы которого были острые, ну, ножи формально. И стали всё тут рубить по кругу. – Дядя Коля развёл руками. - Ну, не могу я объяснить, как.

Но зато, говорит, могу нарисовать. Семёнов тут же дал дяде Коле чистый листок бумаги и ручку.

- Вот так этот корабль висел. Вот он, а вот – дом. Открылась дыра эта – вот так и оттуда стал выходить такой как бы стакан, но без дна, ну, как вам объяснить? Помните, в советское время были пластмассовые стаканчики – сверху хлопнул и он сложился, а потянул – он и вылез? Как антенна? А у этого гигантского стакана края острые-преострые, они-то и вырезали весь фундамент метров на двыадцать.

То, что рисовал дядя Коля, было не похоже ни на что. У Семёнова, когда он увидел его самодеятельный чертёжик, по спине потёк липкий пот. Это что ж выходит, думал Семёнов, у гостей фактически безграничные возможности! Такое даже представить невозможно! Огромный корабль, по всей видимости, полый изнутри, такой огромный, что способен накрыть собой, как крышкой, гигантский 22-х этажный домина, садится и лепит что-то похожее на куличики в детской песочнице. Только не лепит, а с помощью гигантског резака пропиливает всё вокруг – асфальт, коммуникации, трубы, провода, стены. Но при этом нет замыкания, вода не льётся из разрезанных труб и люди спят без задних ног. Но ради чего? Узнать состав бетона, из которого построен дом? Секреты земной канализации? Устройства человеческого жилья? Мистика! Бред сивой кобылы!

2.

- Дом под колпаком? – констатрировал Семёнов.

- Типа того, - согласился дядя Коля.

- Звучит.

Благодаря дяде Коле, Семёнов понял, что должно было последовать дальше. Под гигантским стаканом на манер шторок фотобъектива должно было закрыться гигантское, пятисотметровое днище корабля и это летающее сооружение легко бы сняло с земли дом, населённый тысячами спящих людей. Для чего? Очевидно, для того, чтобы увезти на свою планету! Но почему-то не сложилось. Почему? А вот это вопрос. Почему дом был не увезён, а просто передвинут с места на место? Почему сразу после этого инопланетный корабль покинул Останкино? Что-то случилось? Чрезвычайное происшествие на борту?

Так думал Семёнов, отгоняя одну простую мысль, которая могла привести к далекоидущим выводам: а если инопланетянам помешали люди? Сами жильцы дома № 48?

Вопрос в другом: все, кто были той ночью в доме № 48, утверждают, что они спали. Даже те, кого забросило черт те куда. Дом был поднят на высоту в двадцать-двадцать пять метров, повернут боком по оси, а потом кинут с этой высоты, а люди спали? Окна выбиты, все внутри перевернуто, а люди спят! Но почему-то те десять человек, что пропали утром 18-го, не спали и это точно, думал Семенов. А вот, почему не спали именно эти десять человек и воришка по кличке Чирик – неясно.

Ясно другое. Какую бы глобальную операцию не замышляли пришельцы, но итог её такой: огромные корабли были посланы ради того, чтобы утащить десяток жильцов дома № 48 и ещё одного мелкого воришку. Это – в остатке. Бред какой-то!

3.

Голова шла кругом и у Семёнова, и у Бубукина. А тут ещё дядя Коля бубнит, гундосит – подробно-подробно, не забывая детали:

- И прошёлся этот нож прямо машинам! Мама моя, думаю, мне ж таких денег ни в жизнь не заработать. Я глаза закрыл руками: Господи, говорю, за что мне на старости лет такие испытания? Спаси и сохрани! Прости мне, Господи, все мои прегрешения! Если жив останусь, пойду в наш останкинский храм и на всю зарплату куплю свечек, это я Богу говорю, а сам краем глаза смотрю, что в нашем дворе происходит. Страшно ведь, такая хреновина висит! Да ещё не просто висит, а огнями пылает, там этих мигалок миллиён, наверное, был.

- Прожекторы?

- Да я и не понял. Смотреть-то вверх страшно было! Какой-то такой яркий пронзительный свет, не земной, хотя нет, похоже, как в хирургическом отделении, мне когда операцию на аппендицит делали…

- Про операцию не надо, - оборвал его Семёнов. – Про свет лучше.

- Хорошо, про свет, - покорно вздохнул уставший от воспоминаний дядя Коля. – Короче, светло стало так, как даже днём не бывало.

- И что вы стали делать?

- Я-то? Хотел рассмотреть, отчего это такой резкий и яркий свет, а во дворе какая-то дура визжит и визжит, сбивает с толку. Я хотел крикнуть её парню: да заткни ты ей рот, этой сикалке, чего она орет, людей пугает, а тут – ф-фр, искры во все стороны, эти инопланетяне провода электрические перерезали своими ножами и те прямо на парковку упали. Ну, просто онемел: кто это, что это, куда бежать? Ясно, что что-то случилось из ряда вон. Я-то дурак, сперва думал, что это какой-нибудь самолет МЧС сбился с курса и над нашим домом у него авария произошла, а потом понял – не-ет, ребята, у нас таких самолётов нет и не будет ещё долго, и у американцев нет и не будет, и даже у китайцев. Продолжать?

- Продолжайте.

- Вам это нужно?

- Нужно, нужно, - торопит дядю Колю Семёнов.

- А, ну хорошо, тогда продолжаю… Когда я увидел, что от машин остались только запчасти, у меня возникла мысль бежать из Москвы. Я ж запаниковал: как теперь с жильцами-то рассчитаюсь!

- Так машины застрахованы, чего вам было бояться?

Дядя Коля махнул рукой:

- Ой, гражданин хороший, вы рассуждаете как ребёнок! Вы в какой стране живёте? Я, как увидел, что вся парковка в прах, сразу понял, что крайним сделают меня и заставят платить. Такая у нас жизнь, у сильного всегда бессильный виноват! Я вам признаюсь, только никому не говорите. Решил пойти к инопланетянам и просить у них защиты.

- В каком смысле?

- А хоть и увезти, от греха подальше. И жену мою Варьку.

- Да вы что!

- Вот вам и вы что! Это сейчас все такие смелые, после событий. Даже название дали: Первый Эпизод Войны Миров. Им легко, дуракам-корреспондентам, словами-то бросаться! А если б они тут были в ту ночь, думаю, языки свои поганые попридержали бы. Да просто в штаны б наложили, ага. Ну а, если честно, Юрку Гагарина мне жальче больше всех.

- Космонавта? – спросил следователь, хотя понял, о ком речь.

- Какого космонавта! Юрка, из первого ж подъезда! Хороший мужик, книжки писал! Пропал. Он, потом ещё этот, как его, чёрта, а, Борис Аркадивич, наш председатель кооператива, Лёха этот с «Феррари», доктор-армяшка из первого подъезда, Бугровский такой, бандюган чистой воды, потом художник, у которого «волга» старая-престарая. Чинит её постоянно. Ещё кто-то был, вот, не помню, короче, все и пропали, человек наверное тыща, если не больше!

- Кто вам сказал, что тысяча? – поинтересовался Семенов.

Дядя Коля пожал плечами:

- А что, думаете не так, что ли? Нам же ничего не говорят, как всегда. Или врут. А этих из первого подъезда, где только не искали! Среди развалин, в моргах, да по всей Москве и Подмосковью, поди, а толку-то? Нигде их нет. Я так думаю, их эти гады всех и увезли, как заложников. Или убили со злости.

- В смысле? С какой злости? – спросил Семёнов, на что дядя Коля ответил, что, если там Юрка Гагарин был, то он мог, по его словам, что угодно замутить, отчего у этих гадов, всё и рухнуло. Помешать их планам, если ему они показались сомнительными. Вот у «гостей» ничего и не вышло.

- Просто Юрка, он такой.

- Какой «такой»? – спросил Семенов.

Дядя Коля показал большой палец:

- Во, какой! Принципиальный. Если какая несправедливость, мимо не пройдёт. Мужик! Я уверен, что это он им все их планы порушил! Говорят, никак авария у них приключилась, потому и улетели. А не случись она – просто уничтожили б и Москву, и весь мир своими страшными лучевыми пушками. Так эту аварию, помяните моё слово, Юрка и сделал.

- Ну, это только предположение, - сказал Семёнов неуверенно, но дядя Коля его не слушал, бубнил и бубнил себе под нос:

- Эх, Юрка, Юрка, где ты? Хороший был мужик, писатель. Я сначала думал, что он художник, а он оказался писателем. Про любовь романы писал, но их не печатали почему-то, а он переживал. Кстати, подарил мне книжку своего дружка Сашки Никишина «Фольклор под градусом». Про водку. Ценная книжонка! Я вообще-то книг не читаю, но там 300 заменителей слова «выпить»: трахнуть, бухнуть, жахнуть, ахнуть… Мы с ребятами соберёмся за бутылкой и пошло-поехало: трахнем? Трахнули. Бухнем? Бухнули. Жахнем? Жахнули. Лизнём по писяшке? Лизнули. Игру такую придумали. Но это до событий было, я сейчас вообще в рот взять не могу. Если честно, когда всё началось, я открыл бутылку, у меня была припрятана «монополька» и - половину из горла, да без закуски сразу и залудил. Видно, поэтому и в сон кинуло. В общем, если честно, проспал я те события, хотя об этом говорить стыдно.

- Почему «стыдно»? – пожал плечами Бубукин. - Любой на вашем месте испугался бы. Я вот слушаю ваш рассказ и ума не приложу – а как бы я себя вёл?

Дядя Коля вздохнул:

- Да уж. Но я всё равно вас попрошу. Вы ведь никому не скажете, что спал, да? А то, знаете, неудобно. Тут эти ко мне приходили, ребяты-пионеры, ну, не пионеры они сейчас, как при советской власти, а эти, «ваши-наши». С цветами пришли, с барабанами, с флагом трёхцветным, районная организация, мы, говорят, дядя Коля, гордимся тем, что живём с вами в одном районе. И мы хотим просить вас дать своё имя столовой нашей школы на Церковной горке около метро ВНДХ. Школа только не у главного выхода, а как выходишь из последнего вагона, то - направо. Нет, представляете, столовая имени меня? Ну не цирк?

Дядя Коля опять вздохнул, и вдруг ударил кулаком по коленке:

- Эх, не проявил я себя! А мог бы. Сейчас бы внукам рассказывал.

Семёнов его успокоил: вы живы и ладно.

А вот где эти десять – вопрос? Хорошо, если живы, а если нет?

- За что они пострадали, ради чего? – задавал вопрос дядя Коля.

Следователь пожал плечами: что ж теперь делать? Могло быть хуже, погибли б тысячи, десятки тысяч. И вообще неизвестно, что могло бы произойти. Но в данный моменте его больше волновала технология кражи домов инопланетянами.

Вот это ноу-хау, так ноу-хау!

Глава 23.

«Держите Чирика!»

1.

Когда сбежал Чирик и с домом началось чёрт знает что твориться, Юрка откровенно струхнул. Собрал самое необходимое в солдатский, еще времён армейской службы «сидор», сунул за пазуху ракетницу с шестью стволами – подарок приятеля-моряка, привезённый из Японии, и кинулся по пожарной лестнице на нижние этажи. Подсвечивая фонариком, стучался в двери, но никто не отзывался. Дом как будто вымер и его удары отзывались гулко и пусто; словно бы он колотил в почтовый ящик или в запечатанную бочку.

Так он спустился на самый нижний этаж и с облегчением вздохнул, увидев живых и здоровых людей. Небольшая толпа скандалила и орала друг на друга. Люди сгрудились возле оторванных от стены почтовых ящиков, освещая друг друга светом ручных фонариков.

Речь, как понял Юрка, шла о том, что во всём виновато правление кооператива - в отсутствии воды, света, а также в том, что не работает телефон, домофон, интернет, что дом только что порядочно тряхануло каким-то не то взрывом, не то подземным толчком. Жильцы махали руками над консъержкой, которая дрыхла без задних ног, уронив голову на стол с журналом записей, и каждый пытался доказать, что он пострадал больше других.

Паниковал доктор-армянин с седьмого этажа, добродушный, всегда очень вежливый и сердечный толстяк, прилично одевающийся. Сейчас он был в мятой пижаме, что выдавало временную неадекватность её владельца. Ещё бы! На стене его спальни образовалась трещина шириной в кулак и теперь армянин намеревался высказать свои претензии председателю кооператива Борису Аркадьевичу.

Того не отпускали другие жильцы, хватали за грудки. От нечего делать, армянин пытается добудиться до спящей консьержки, крича ей на ухо: «Мы не за то плотим, чтобы ты тут спала! Мы плотим за то, чтобы ты наоборот не спала!». Но та спала на удивление крепко.

Не отпускал председателя художник Андреев, невысокий, но сильный и ловкий мужчина лет сорока пяти. Судя по запаху, он хорошо хватанул на сон грядущий. Он требовал, чтобы председатель кооператива немедленно, бросив все дела, шёл в его квартиру заделывать дыры в стенах, которые возникли из-за встряски дома! Но громче всех орал пацан Лёха с той самой «Феррари», что чуть не задавила Юрку часа три назад: «Всё папе скажу! Мой папа в «Газ-нефти»! Он вашему правлению глаза на жопу натянет!».

Был еще один жилец, с 22-го этажа, с сыном на руках; мальчик глядел на всех с ласковой улыбкой и особенно ему нравилась тень Елдоса, таджика-не таджика в красных целлулоидных штанах, который невозмутимо подметал что-то в темноте – судя по звуку, это были разбитые стёкла и остатки от горшков с цветами, которые попадали с подоконника; мальчик внимательно следил за ней, засунув в рот палец.

Не таджик, а какой-то перпетуум-мобиле, подумал Юрка, всё метёт и метёт. Ему всё равно, на лестницах мести или на улице. И никто не знает, кто он, откуда, какой национальности. Рабочий робот!

- Куда глядит правление! - кричал художник Андреев, напирая на председателя кооператива, который зябко кутался в одеяло. Его, больного, простуженного, вытащили на «разборки» чуть ли не из постели. – Хочу попить воды, воды в кранах нет, хочу вызвать «скорую», телефоны не отвечают, Интернет вырублен, говно в сортире не смыть! Что мне, вашу мать, в прокуратуру обращаться? В Страстбургский суд по правам человека? Лифт не работает, дом трясёт, всё попадало, посуда разбилась, окна вылетели! Кто мне бой оплатит?

- А надо было страховаться! - защищался председатель. – «Уралсиб» поможет, если платили по графе «добровольное страхование».

- А если не платил? Если я решил, что раз «добровольное», то и платить не надо! Кто меня предупреждал, что надо платить?

- У вас голова для чего? Для шляпы? Могли бы спросить!

- Всё папе расскажу! – кричит пацан Лёха. – Вам тут кабздец!

- Это недоработка правления, - вступает доктор-армянин, дождавшись своего часа, - вы должны это признать честно и оплатить всё из своего кармана, если вы мужчина! Вы обязаны были провести среди нас разъяснительную работу! Раздать листочки с текстом: кто не платит добровольное страхование, тот не может рассчитывать на помощь в случае катаклизма или пожара.

- Вы не вели разъяснительную работу! – напирал на председателя художник. – Вы там спали у себя в правлении, куклы чёртовы!

- Попрошу не выражаться! - отбивался несчастный Борис Аркадьевич и переходил в наступление, - я сколько раз предлагал писать коллективное письмо в префектуру против строительства торгового центра? Сто раз! Вы мне что отвечали: нас это не волнует, у нас окна на другую сторону. Я вам говорил: эти дома построены на месте бывшего озера, тут оползни, пустоты, под нами водоносы! Вы что! Рано или поздно, говорил я вам, что-то с домом случится, если эти торгаши подроют наш фунтамент! Пойдут трещины, дом просядет. Я что, нашёл среди вас поддержку? Я не нашёл среди вас поддержку. А теперь пожинайте плоды вашего равнодушия и отсутствия гражданской позиции. Имейте, что заслужили!

- Ах, так, - кричал художник, - моё терпение не бесконечно! Мы ещё и виноваты! На мою голову падает чемодан с барахлом, и я же виноват! Дом ходит ходуном и у меня нет гражданской позиции! Нет, вы как хотите, господин Злобин, но на следующем собрании я вам выдам «чёрную метку», я остро поставлю вопрос о вашей профнепригодности и отлучении вас от должности!

- Импичмент! Как Ельцину!

- Да ставьте, сколько влезет! Вы думаете, мое место мёдом намазано? Что я им дорожу? Ошибаетесь! Сплошная нервотрёпка и одна головная боль. ЖКХ, вывоз мусора, квартплата, засор стояков. А перепланировки, которые вы норовите сделать без согласования с правлением? Только отвернёшься, а они уже стенки свалили! После вас не работает вентиляция и происходят такие вот встряски!

- Лично я не делал никаких перепланировок! – отбивался художник. – Я вообще ремонт не делал, как въехал! Оставьте меня в покое, я не позволю делать из меня козла отпущения!

- Не вы, так другие делали! В какую квартиру не войди. А мне из-за вас выслушивать нотации в БТИ, в управлении генплана, в Москомархитектуре, и, между прочим, ночами не спать, представляя, к чему это всё приведёт!

- Да идите вы к чёрту, не делал я никаких перепланировок!

- Всё папе сообщу! – кричит Лёха. – На куски порвёт!

- Слушайте, вы можете не орать под ухом! – Председатель воюет на три фронта српазу. – С вашим папой! А уже не важно – делали, не делали! Дом из-за вас, как сыр, который выгрызли мыши, как арбуз без мякоти, одна корка. Естественно, такой дом от любого толчка легко даст трещину!

Художника поддержал доктор-армянин:

- Я вам так скажу, господин хороший, только вы не обижайтесь. Если вы не признаете ваши ошибки, то вы не мужчина, а, извините за выражение, женщина. Даже - баба! Я выступлю на общем собрании и ребром поставлю вопрос о вашем существовании! Клянусь мамой!

- Ну, не факт, что до очередного собрания мы доживём, – бросил Юрка, подходя. – Боюсь, нам всем хана.

- Как это «не доживём»? – удивились люди хором и кто-то один спросил: – Вы что, из бани? Чего вы такой взмыленный?

2.

Свет фонариков ослепил Юрку и он прикрыл глаза руками. Обозлённый народ ждёт ответа, хлопая в темноте глазами. И, кажется, даже чучмек ждёт, который не понимает ни слова по-русски.

- Что вы несёте, Гагарин! – вдруг вспыхнул председатель кооператива. – Ещё один умник нашёлся! Лучше бы за квартиру платили вовремя, а не через пень-колоду. Идите сочиняйте у себя в кабинете, а не в общественном месте! И я попросил бы в трудную для дома минуту воздержаться от неумных шуток. Света нет, связи нет, а вы шутки шутить! Наш дом – один из самых образцовых на территории нашего округа. Его ставит в пример префектура, а газета «Звёздный бульвар» пишет, что он - краса и гордость Останкино. Что значит, «не доживём»? Как это «хана»?

- Я не понял, - сказал Юрка, - вы что, не в курсе, что происходит?

- Мы лично в курсе всего, а особенно мы в курсе, что у кого-то из этого подъезда очень длинный язык, и что этот кто-то с двадцатого этажа безответственно и беспардонно кидается словами. Что значит, «хана», повторяю повторно свой вопрос! Объясняйтесь, раз влезли в разговор! Предъявите доказательства или мы будем считать вас болтуном!

Витька, не ожидавший такого напора, молча распахнул дверь на улицу, совершенно не подозревая, какой эффект вызовет его жест.

- Вот вам доказательства!

Люди гурьбой высыпали на улицу и застыли, одновременно лишившись дара речи. Доктор, держась правой рукой за сердце, пытался перекреститься левой. Художник Андреев широко открыл рот, не в силах произнести ни слова. Мужчина с 22-го этажа, который держал на руках ребенка, прикрыл тому глаза ладонью; сам же, видимо, от напряжения, медленно покрывался липким потом. У председателя кооператива подкосились ноги, и он схватился за плечо таджика-не таджика, на лице которого вдруг загорелась детская улыбка.

- Всё папе расскажу! – забился в истерике Лёха. – Он вам даст просраться!

Витьке и самому стало любопытно, что они там увидели. Он выглянул из-за спин и от увиденого онемел.

3.

Не то вогнало Юрку в ступор, что их первый подъезд выходил теперь не на Останкинскую улицу, а на соседний дом, который раньше стоял параллельно, а теперь отчего стоял перпендикулярно. И не от того, что вокруг громоздились вырванные с корнем деревья и перевёрнутые какой-то страшной силой машины. Это, конечно, пугало, но не так, как вид трех летательных чёрных объектов необычной формы, каждый размером с троллейбус, которые зависали низко над землей почему-то без пропеллеров и крыльев; из них выпрыгивали какие-то люди в чёрных комбинезонах и касках, устремляясь в разные стороны.

Часть их двинулась к жильцам, столпившимся у дверей первого подъезда. В руках приближающихся Юрка увидел оружие неизвестной формы, которое совсем не походило на традиционный «калаш» и почему-то сразу понял, что это - чужие.

- Это что за бардак! – вдруг закричал председатель кооператива. – Что за дураки затеяли манёвры во дворе жилого дома? Кто дал разрешение выкорчёвывать деревья? Машины переворачивать! Тут вам что, казарма, полигон? Кто позволил безобразничать? Где старший по команде?

Он выхватил из рук таджика-не таджика метлу и, взяв её наперевес, как ружьё, быстрым шагом двинулся навстречу людям в чёрном. Те остановились, не ожидая, судя по всему, встречи с человеком, идущим на них с метлой наперевес. И одновременно, видимо, по команде, которую Юрка не услышал, взяли наизготовку отливающее металлом оружие, стволы которого вдруг разом озарились вспышками. Раздалось оглушительное тарахтение и по стенам дома над головами людей зацокали пули, разбивая в крошево цемент.

- Председатель, ложись! – закричал Юрка и, видя, что тот, ничего не слыша, идёт и идёт вперёд, кинулся за ним следом. Рой пуль просвистел над головой, заставив низко пригнуться. Юрка, понимая, что бежать под огнём опасно, прыгнул вперед, расставив в полёте руки и, падая, успел свалить председателя на асфальт. Выронив метлу, тот попытался вскочить, но Юрка снова свалил его на землю и перекатился, таща под прикрытие перевёрнутой вверх колесами «хонды».

- Что вы меня валяете? – закричал председатель. – Кто вам дал право!

- Тихо!

- Вы – маньяк, вам лечиться надо! Совершенно озверевшая морда!

Протяжно пропели пули, зацокали по машине, прожигая крупные отверстия. Дурак-председатель, ничего, видимо, не понимая, вырывался, пытался встать на ноги. Юрка прижал его к асфальту.

- Жить надоело? – зашипел ему в ухо.

- Да идите вы к чёрту, боялся я вас! Слезьте с меня, сумасшедший! Вы – голубой, я всем про вас расскажу! От вас поэтому и ушла жена!

Юрка оглянулся: жильцы первого подъезда теснились кучкой у двери дома. Разинув рты, они и с изумлением таращились на всё происходящее, как на спектакль. Даже рой пуль, выбивший стекла первого этажа, веером прошелестевший над их головами, не заставил их пригнуться. Следующие очереди пройдут точно по ним! И тогда Юрка, не раздумывая, достал из-за пазухи ракетницу, и, не глядя, выстрелил из-за машины в сторону летательных объектов, висящих над помойкой и парковкой. Огненный красный хвост, разбрасывая тучи искр, с шумом пронёсся над землёй, ударил в борт нависшего над землей аппарата, и вдруг его охватило бешеное яркое пламя.

- Блин, - заорал Юрка, - я попал! Председатель, я попал! В самое «яблочко»!

Аппарат с воем взмыл в воздух, словно пилот хотел сбить пламя и, чадя черным дымом, исчез за углом дома № 48. Через несколько секунд раздался огушительный взрыв, прошелестел жаркий ветер и стало тихо-тихо. Стрельба прекратилась, люди в черном залегли, не решаясь идти вперед, видимо, напуганные, а, может, просто удивленные оказанным сопротивлением.

- Вы что, с ума сошли? – зашипел председатель на Юрку. – Гагарин, вы только чтое уничтожили военное имущество! На глазах большого числа свидетелей! Кто вам дал право? Вас расстреляют!

- Это вас расстреляют, - сказал Юрка, перезаряжая ракетницу. – За глупость и тупость. Это не военные. И не люди.

- А кто ж они, по-вашему? Звери?

- Не знаю. Но сильно смахивают на инопланетян. Кстати, есть подозрение, что они явились захватить наш с вами лучший в мире дом, как вы говорите.

- Я не сказал, что лучший в мире, - заспорил председатель, до которого, по всей видимости, дошли не все слова Юрки. – Я говорил, что он один из лучших в Москве, не надо передергивать и делать из меня дурака.

- Дурак вы и есть. Куда вы под пули полезли?

- Я – дурак? Как вы смеете? – И тут только до председателя дошло. – Какие пули? А кто пустил сюда инопланетян? Во двор вверенного мне дома? Почему без разрешения?

- У вас не спросили! Им разрешение на фиг не надо. Читали «Война миров» Уэлса? Всё пожгли, всех поубивали, города разрушили и – оля-улю, как говорят в Италии.

Юрка выглянул из-за машины.

- Кстати, они идут с вами знакомиться. Вот и задайте им вопрос: кто вас сюда пустил? Есть шанс выяснить, пока вы ещё живы.

4.

Люди в чёрном шли цепью в их сторону, уперев в животы автоматы и не пригибаясь. Витька оглянулся и увидел, что у подъезда по-прежнему толпятся соседи, не в силах решить, куда им деваться и что делать.

- Все на пожарную лестницу! - прокричал Юрка, делая страшные глаза и грозя кулаком. – Быстро, не то поубивают! Это пришельцы, инопланетяне!

И замахал руками, показывая – назад, назад! Те никак не могли прийти в себя, но тут из висящего над землей летательного объекта вырвался мощный сноп огня и с грохотом, похожим на звук от удара гигантского бича, отозвавшимся в ушах, ударил в стену дома, вырвав немалый кусок. Первым пришел в себя доктор-армянин. Он сначала присел от неожиданности, потом вдруг подскочил мячиком и резво прыгнул в проём двери, а уже следом за ним внутрь здания кинулись остальные.

Юрка вскочил, чтобы бежать за ними, но упал, услышав траканье и свист пуль над головой. Опять откатился за перевёрнутую «Хонду», таща за собой председеталя. Тот ругался, норовил лягнуть Юрку ногой в живот и вырваться. Юрка двинул его локтем в спину.

- Тихо, старый дурак! Если дорога жизнь, слушать мою команду, - громко сказал он. – Ползти за мной, не поднимая головы.

- Никуда я не поползу! За дурака вы ещё ответите, особенно за старого! Кто вам дал право так говорить? А потом из-за вас я испортил выходную рубашку! – шипел председатель. – Никакие инопланетяне не дают вам права валять меня по асфальту и бить локтем в спину, вам ясно? Вы пьяны, что ли, Гагарин, так себя ведете. От вас несёт перегаром!

- Может, мне в трубочку подышать?

- И подышите, когда надо будет!

Юрка выглянул из-за машины. Летатальный объект, покачиваясь, переместился ближе к дому, развернув черную морду к подъезду, чего-то явно выжидая или просто прицеливаясь. Юрке даже показалось, что он видит жерло пушки, и понял, что и за машиной теперь небезопасно. Он вскочил на ноги и, с силой дернув за шиворот председателя кооператива, повлек за собой. Тому ничего не оставалось, как по инерции нестись за Юркой. Он всё равно сделал попытку поупираться, но тут за его спиной раздался мощный хлопок, как будто выстрелили из пушки на бастионе Петропавловской крепости, а затем адский свист. И уже на бегу, оглянувшись, но не из любопытства, а скорее, от страха, он увидел, как машина, за которой они лежали вдвоем только что, вдруг высоко подпрыгнув, словно на батуте гимнаст, с грохотом, железным лязганьем и звоном бьющихся стекол, обрушилась на балкон третьего этажа.

5.

Едва успели захлопнуть за собой тяжелую железную дверь на пожарную лестницу, как по ней весело и дружно зацокали пули.

- Слушайте, вы, господин упрямец! Я не буду называть вас старым дураком, если вы будете делать то, что вам говорят, - едва отдышавшись, сказал Юрка председателю. – Иначе вас просто пристрелят, как куропатку.

Тот сделал вид, что его это не касается, и занялся своим привычным делом - ревизией недоработок.

- Всю лестницу захламили! – принялся ругаться, споткнувшись о старую кровать с пружинным матрацем. – Надо объявить выговор, кто её сюда притащил!

Витька, отодвинув его, скомандовал:

- Значит, так. Всё, что под ногами, что плохо лежит, висит, стоит – всё кидайте под дверь!

- А кто эти люди с оружием? – спросил доктор. – Бандиты?

- Вы что, не поняли? Инопланетяне!

- Как инопланетяне? – растерялся доктор. - Их же не бывает. И по телевизору говорили, что их нет. Только что.

- По телевизору нет, а тут есть! – ответил Юрка.

- Всё папе расскажу! – заорал Лёха. – На ремни вас порвёт, уродов.

- А кто твой папа?

- «Газ-нефть»! Большой начальник! Я дозвонюсь, я всёрасскажу! Он вас…

- На ремни порвёт, слышали, - сказал Юрка и быстро поставил юному бойцу задачу. - Про папу забыл, если жизнь дорога.

- Да что вы мне сделаете!

- Ничего не сделаю. А вот инопланетяне – не знаю.

- Да мой папа их!

- Вот, что парень. Не думаю, что твоего папу они сильно испугаются. Быстро тащи кровать!

- Всё папе расскажу!

- Расскажешь, расскажешь, - прервал Юрка стенания мальчишки. - Если выживешь. Шкаф сюда, быстро! Весь хлам волоките!

- Я против! – раскинул руки председатель кооператива. – Мне что инопланетяне, что земляне. Порядок есть порядок! Повторяю в сто тысячный раз: лестницу захламлять запрещено! Есть постановление властей расчистить все лестничные марши. В случае пожара не будет прохода наверх, вы что, не понимаете!?

- Слушай, управдом, отвали! – вылез художник и сунул ему в руки фонарь. – Свети, Прометей хренов! Нашёл, о чём переживать! Тут скоро всё запылает голубым пламенем. Ты что, не слышал приказ командира?

- Какого ещё командира? Кто тут командир?

- Вот он, - художник кивнул на Юрку Гагарина. – Он наш командир. Кто против? Все «за»! Вперёд!

- Нет, не «вперёд»! – запротестовал председатель кооператива. – Я против. Он за парковку не платит четыре месяца! И моральный облик господина Гагарина внушает мне оптимизма! Он с женой в разводе!

- Слушай, ты, - взорвался художник. – Мне лично твой облик тоже не внушает оптимизма! Он тебя, свинью, от смерти спас!

- Как вы смеете! Мы с вами на брудершафт не пили! Извольте говорить мне «вы»!

- Он вас, дурака, от смерти спас!

- Это ничего не значит! Я не дам захламлять вход! Никому не позволю! Только через мой труп!

Тут все замолчали и посмотрели на него с интересом, после чего председатель перестал раскидывать руки и закрывать собой проход, правда, продолжая настаивать, что не обязательно загораживать дверь, потому что засов и так выдержит, если кто попытается открыть. Зато у БТИ не будет претензий к правлению.

Председатель не успел закончить фразы, как в дверь забухали тяжело и страшно словно большим тараном. С такой силой, что толстое листовое железо стало прогибаться под ударами, словно это был алюминий.

- Шкаф! – закричал Юрка. – Быстро! Сюда! Или всем хана!

Сопя, ругаясь, наступая друг другу на ноги, доктор и председатель подтащили большой, обитый железом шкаф-сейф, припёрли им дверь и тотчас буквально рухнули на ступеньки, обливаясь потом.

С той стороны двери наступила тишина, и вдруг послышалось странное шипение, словно бы кто-то выпускал на волю тысячи змей. В середине двери закипело и пошло плавиться железо под злым ярким лучом. Точка начала шириться, и быстро превратилась в раскалённую, кроваво-красную полосу, очерчивающую круг.

- Быстрей, быстрей! Они режут дверь автогеном!

Раскалённая полоса прорезала ровный круг, и кусок двери вывалился наружу. В дыру влетел дымящийся предмет. Упал на ступеньку с шипением, издавая гнусную вонь.

- Все наверх! Это газ! – закричал Юрка, подхватил горячий шипящий контейнер и выкинул его наружу. На улице застрекотали автоматы, и пули через вырезаное отверстие ударили в потолок, осыпав всех щедро белым снегом штукатурки. – На крышу, быстро! Уйдём соседним подъездом! Бегите, я их задержу! Седой, ты за старшего!

Никто никогда не называл художника Андреева «Седым». Но он сразу понял, что это сказано ему и кинулся вверх по лестнице, увлекая за собой остальных. Юрка снова достал из-за пазухи японскую ракетницу, перезарядил и встал справа от дыры. За дверью слышался шум голосов, грохот ударов. Чьё-то лицо в шлеме с зачернённым забралом, похожим на прибор ночного видения, мелькнуло в отверстии и быстро скрылось, за ним другое. «Как в часах театра Образцова зверушки вылезают», - вдруг подумал Юрка, сам того не желая. Быстро сунул в дыру ствол ракетницы и нажал на спусковой крючок. Из ствола с грохотом вырвался сноп бешенного огня и, свистя, исчез за дверью, осветив на секунду захламленую лестницу и спины в панике убегающих наверх людей. За дверью раздались вопли и удары в железо прекратились, из чего Юрка понял, что в стане противника паника и он сумел выиграть несколько минут для того, чтобы люди смогли убежать как можно дальше.

Он сунул ракетницу за пазуху и кинулся догонять своих.

6.

До площадки десятого этажа поднялись довольно быстро, но дальше идти не было сил. С непривычки все дышали тяжело и часто, ноги болели от спурта вверх по лестнице, и у всех сильно резало под ложечкой. Особенно устал мужик с 22-го этажа, который нёс на руках мальчика. Юрка предложил свою помощь, но тот отказался, отрицательно покачав головой.

- Этой мой ребенок, - сказал он твёрдо.

Юрка шёл последним и постоянно свешивался через перила, заглядывая вниз – нет ли погони? Видимо, второй выстрел из ракетницы сильно смутил гостей и те не спешили лезть на рожон.

- Ну и отлично, - сказал Юрка и скомандовал. – Привал!

- Всё папе расскажу! – заныл Лёха. – Он вам даст.

Не сели, а буквально повалились друг на друга. Седой вынул из кармана мятую пачку «примы», закурил. Председатель кооператива запротестовал:

- Тут запрещено курить!

- Плевать, - ответил тот, затягиваясь с каким-то непонятным удовольствием.

- Бегать и курить? Вы так инфаркт заработаете.

- Плевать! – сказал художник и по-настоящему плюнул под ноги председателя кооператива. – Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрёт.

Председатель крепился, крепился и вдруг заорал:

- Вы – животное! Не надо плевать там, где живёте!

- Плевать! - сказал ему Седой: - И вообще, папаша, я от вас устал. Где хочу, там и плюю! И не фиг тут командовать. Вы мне ничего не сделаете.

- Я про ваш плевок в лицо кооперативу сообщу на общем собрании, - пригрозил председатель. – Из-за таких, как вы, люди и живут, как свиньи. Сначала на пол плюют, потом бутылки в окно кидают, а завтра, глядишь, будут испражняться в коридорах и мочиться на улицах на глазах женщин и детей.

- Остынь, Управдом! – сказал художник. – Я от тебя рожу, как ты меня достал! Как тебя жена терпит, зануда?

- А как меня кто-то достал, я даже слов не подберу.

- Злобина будем звать Управдом! – приказал Юрка. – Для простоты общения.

- А я не желаю, чтоб меня так называли! – ответил тот. – У меня есть имя-отчество.

- Когда будут стрелять, будет не до отчества, - сказал Юрка. – Остальным тоже дадим имена. Доктор Татевосян! Вы просто Доктор.

- Хорошо, - пожал плечами армянин.

- Абай Елдаев – Елдос! – придумал Седой. – Коротко и ясно.

На верхнем этаже завыла собака. И выла долго-долго, на одной тягучей ноте, вгоняя людей в тоску.

- Опять нарушение! – вскипел Управдом. – Нет, ну что за дом! Сказано, что нельзя оставлять собак без присмотра, чтобы не мучились в одиночестве и не выли в тоске. Никто не соблюдает постановление префектуры № 37.

- Иди, оштрафуй его, - предложил Седой.

- Это мой пёс, извините, - вдруг заговорил мужчина, который держал на руках мальчика. – С ним какая-то мистика. Час назад я не мог его добудиться, даже водой на него поливал. Спит, как убитый, даже храпит, представляете? Я уже отчаялся его разбудить! И вдруг мой мальчик обжег палец.

- Ой, наш мальчик обжёг пальчик, - съязвил художник.

- А вы зря язвите. Он очень остро переживает такие вещи. Для него мир – это чудо и радость. И когда он сталкивается с болью, он переживает ее гораздо сильнее, чем нормальные, в смысле, остальные, дети.

- И что дальше? – спросил Юрка.

- Когда мой мальчик стал кричать, пёс, вы представляете, проснулся и кинулся зализывать ожог. Как он это понял, ума не приложу? И вы знаете, не прошло и пяти секунд, как все зажило! Представляете?

- Просто рождественская история! Для «Комсомольской правды», - сказал, не скрывая иронию, Седой. – Дядя, у вас, случайно, нет носового платка, утереть слезы?

- Ай, яй, яй, какой вы недобрый человек, - сказал Седому Доктор. – Я, как врач-психиатр, могу по вашим неадекватным реакциям сообщить, что у вас сильно расшатана психика. Вам надо принимать перед сном валериановые капли или валокардин. В аптеке эти лекарства продаются без рецепта. Будете спать, как убитый!

- Обойдусь без советов! – обиделся художник. В свете недавних событий, очень ему не понравилось выражение «как убитый».

- Всё папе расскажу, - ныл Лёха. – Кишки вам выпустит.

Внизу что-то грохнуло.

- Та-ак, - сказал Юрка. – Насчёт убитых и выпущенных кишок. Дверь всё-таки взломали. Берём руки в ноги и на крышу! Быстрым маршем, вперёд!

- А зачем нам крыша, - заныл Лёха. – Я высоты боюсь. Всё папе расскажу!

- С крыши папу увидишь. Он у тебя не «крышует»?

Собака выла и выла.

- Какой породы? – спросил Юрка у мужчины с мальчиком.

- Мой-то? Бультерьер. Обученный, белого окраса. Звать Бонни. С хорошей родословной, очень умный, хозяин его отца был барон.

- Отлично! Вы тоже будете Барон.

- Я – Барон? У нас князья в роду были.

- А вы будете Бароном, - щедро даровал Юрка высокое звание. - Нет возражений? А пёсика вашего возьмём с собой, пригодится. На каком он этаже? На 22-м?

- Ага.

- Давайте мальчика, я подержу, а вы бегите за собакой.

Барон покачал головой и мальчика не дал:

- Я сам. Это мой сынок. И моя собака.

Юрка пожал плечами: странный тип этот Барон. Не выпускает парня из рук. Тот так ходить разучится, будет только глазами хлопать, да рот растягивать в улыбке, как кукла. Такое ощущение, что мужик вообще никому не доверяет в жизни. Интересно, а где мать мальчика?

Собаку они взяли с собой. Милый пёс оказался настоящим бойцом и на крыше прошёл боевое крещение, спасая Чирика от преследователей. Его спустили на инопланетян, и он пошёл валить их одного за другим. Первого, кто был ближе всех, тяпнул за ногу, перекусил руку другому и чуть не загрыз третьего. Хороший был пёс Бонни, умный, сильный и красивый. Бился не на жизнь, а насмерть сразу с тремя, но четвертый всё-таки успел направить на него какую-то продолговатую штуковину, нажать кнопку и пёс просто пропал. Тявкнул и исчез, как будто его никогда и не было. Н иичего вообще от него не осталось, даже ошейника.

Эту штуковину наставили и на Чирика, но Юрка в каком-то акробатическом прыжке успел выбить её из рук существа в чёрном, и она с грохотом полетела вниз с крыши, куда следом попрыгали и сами инопланетяне, но не разбились, а спикировали с огромной высоты на деревья, просто расставив в разные стороны руки.

Так в распоряжение Юрки и его команды попали первые образцы трофейного оружия – автоматы странной конструкции, которые могли стрелять бесконечно долго и, судя по всему, пули по мере их расхода отливались внутри оружия. На родной «калаш» эти штуковины были абсолютно не похожи.

Как говорится, небо и земля.

7.

Но главным трофеем был другой и Юрка решил держать его в тайне – продолговатая, похожая на дубинку, золотая болванка, которую изъял Чирик из двигателя космолёта, после чего тот лишился хода. Правда, Юрка не сразу узнал назначение этой штуки. Когда Чирик получил хороший удар по голове и потерял сознание, Доктор и Седой оттащили его в сторону и стали приводить в чувство. Ему расстегнули ворот рубашки, и у Чирика из-за пазухи вывалилась эта необычная, золотая штуковина. Когда тот очнулся, он первым делом стал её искать. Увидев, что она у Юрки, слёзно стал просить вернуть.

- Не получишь, - сказал ему Юрка, - пока не скажешь, что это такое и откуда ты её взял.

- Дядин подарок, - захныкал Чирик. – Он у меня подводник. На РПКСН плавает – ракетный подводный крейсер стратегического назначения, капитан 1-го ранга. БЧ-5. Шесть месяцев в автономке, несварение желудка, запоры из-за гипподинамии. Эта вещь ему очень нужна подо льдами, где они прячутся от американских самолетов типа ОРИОН, которые ищут наши лодки по кильватерному следу!

- Хорошо, предположим, она дядина, хотя я тебе не верю. И для чего твоему дяде эта хреновина из чистого золота?

- Я вам не могу сказать, это дядина военная тайна!

- Вот, когда придумаешь, тогда и получишь, - обрезал Юрка.

Чувствовал ведь, что-то не то с этой штуковиной, врёт парень со шрамом, скрывает от него правду, мутит воду с подводной лодкой.

Если бы он сразу понял, что эта деталь не просто с корабля, что она – слабое место этого огромного межпланетного средства передвижения и что именно из-за этой продолговатой болванки оно потеряло управление и обесточено, что вся гигантская инопланетная туша превращена теперь в огромный кусок металла, он смог бы предотвратить и жертвы, и разрушения.

Да и вообще, вся останкинская история пошла бы по другому руслу. Он мог бы предложить инопланетянам ультиматум: мы вам отдаем вашу струпцину, так она называлась, как он узнает это позже от Дикого Зэппа, а вы уматываете на вашу чертову планету и больше сюда ни ногой.

И они пошли бы на это, теперь он был в этом уверен. Без золотой болванки, как он, опять же, гораздо позже узнал, системы корабля инопланетян могли функционировать не больше двух часов на запасных энергогенераторах. А это значило, что всего через два часа огромная конструкция, напичканная под самую завязку супер-технологиями, неведомыми пока землянам, просто рухнула бы с высоты ста метров на землю, развалилась бы на части, хороня под собой и жильцов, и пришельцев.

Фактор времени был бы на стороне Юрки, и, скорее всего, гости не стали бы торговаться и выдвигать ему условия. И не случилось бы того, что случилось позже из-за дурака Чирика, который думал только о собственной наживе. Когда началась очередная заваруха, Чирик незаметно вытащил из Юркиного «сидора» струпцину, а заодно и ракетницу, и бежал, спустившись по веревочной лестнице на балкон 22-го этажа второго подъезда. Оттуда он растворился в открытых окнах огромного дома, оставив Юрку Гагарина и его команду один на один с инопланетянами, обезумевшими от перспективы сгинуть навсегда в Останкино из-за аварии космолёта.

Знал бы Юрка, что так всё обернётся, кричал бы громко:

- Держите Чирика! Хватайте его, вяжите, пока не выкинул что-нибудь ещё! Тащите его сюда с этой чёртовой струпциной!

А ещё лучше засадите-ка его в наручниках под большой и тяжёлый амбарный замок. Потому что, где Чирик, там одни проблемы и неприятности!

Глава 24.

Бугровский и Командор Зэпп

1.

Бугровский, тихо закрыв за собой дверь Катькиной квартиры, оглянулся по сторонам и даже посмотрел на потолок – нет ли камеры? И, убедившись, что нет, подумал с презрением, что народ тут живёт совсем бедный, зачуханый. Из числа представителей трех «д» - «донашивать, доедать, доживать». Он вынул из нагрудного кармана пиджака носовой платок и тщательно протёр им дверную ручку, к которой только что прикасался.

Было темно, нигде не горел свет и, проходя мимо сладко спящей консъержки, Бугровский подумал, что если тут и стоят камеры наблюдения, то в темноте они вряд ли зафиксируют его лицо.

Он вышел из подъезда и, едва не лишился рассудка: в воздухе завывал и крутился некий объект, похожий на здоровенный троллейбус чёрного цвета, он почему-то дымыл, плюясь огнем, и вдруг с грохотом разорвался на куски. За спиной Бугровского посыпались разбитые стекла. Он пригнулся и от неожиданности упал в палисадник. Хотел встать, но, увидев, как из-за угла здания выбегает отряд вооружённых людей в чёрном и мчится в сторону дальних подъездов, на всякий случай юркнул назад в кусты и затаился. Бугровскому было страшно, но одновременно его распирало и любопытство: кто эти люди с оружием? Что делают в их дворе? Опять «Норд-Ост»? Чеченцы?

Через какое-то время, осторожно выглянув из-за кустов сирени, он увидел, что вооруженных людей в чёрном прибавилось и что они не просто снуют по двору, а сгоняют во двор сонных жильцов дома № 48. Их, по всей видимости, вытаскивали из постелей и сгоняли на волейбольную площадку, ограждённую трёхметровой высоты крепкой железной сеткой.

- Кино, что ли, снимают? – обозлился Бугровский. – «Убийство на улице Королёва» - новый скотский сериал НТВ? Кто им разрешил, идиотам!

Но, увидев среди тех, кого сгоняли на площадку, Ирину Пионерскую, пишущую для «Известий» о телевидении, понял, что это не кино, что вряд ли эта серьёзная дама согласилась бы сниматься в массовке. Она шла под конвоем сразу пяти вооружённых солдат с расцарапанными лицами, простоволосая, в ночной рубашке. Близоруко щурилась, забыв дома очки и зло огрызалась на автоматчиков.

Нет, точно не кино, понял Бугровский. И ещй он понял, что ему, конечно же, сказочно повезло. Выйди он от Катьки минутой позже, он был бы схвачен прямо у подъезда. А теперь он был свидетелем событий, которые разворачивались на его глазах и мог незаметно наблюдать за ними. Он и наблюдает. Видит, как мимо него, лежащего в кустах, грохоча сапогами, промчались десятка два людей в чёрном и в касках, вбежали, ломая двери, в Катькин подъезд. И в других подъездах захлопали двери. В них тоже выламывали с корнем кодовые замки автоматчики в чёрном, выводя через какое-то время новых и новых жильцов, подгоняя их в спины оружием. За углом слышалась глухая пальба.

Бугровский долго не решался приподнять с земли голову, панически боясь, что его увидят, схватят и ему придётся стоять в толпе вместе с Пионерской и сотнями жильцов на площадке под дулами автоматов. В голове всё перепуталось, смешались воедино события дня, время суток, люди, слова, квартиры. Что это, кто это? Из подъезда выводили мужчин, женщин и детей. Многие женщины шли в халатах, – растрепанные, босые, зевали, ругали конвойных и огрызались, когда их подгоняли. На волейбольной площадке, ограждённой сеткой, их запирали на замок в двери. Площадка уже не вмещала людей, даже сесть тут было негде и люди стояли, плотно прижавшись друг к другу. Солдаты взобрались на трансформаторную будку, где установили большой станковый пулемет на ножках, направив его ствол на толпу.

Иногда солдаты устраивали игру, направляя на людей лучи инфракрасных прицелов. Люди шарахались, начинали кричать и толкать друг друга. Солдат вид давки веселил, и они хохотали до упаду.

Бугровский лежал в палисаднике, лишь изредка по-зверинному медленно поднимая голову, прислушиваясь и принюхиваясь. Он слышал звуки выстрелов, крики людей на площадке и несколько раз вдоль палисадника, совсем рядом с ним протопали сапоги солдат. Он всё ждал момента, чтобы встать и незаметно двинуться отсюда прочь. Лишь когда убедился, что всё стихло, что шум переместился в сторону дальнего подъезда, где слышались крики и выстрелы, и теперь, скорее всего, не до него, он медленно приподнялся, упершись в землю обеими руками, и, встав на карачки, прислушался перед решительным прыжком.

План его был такой: оставаясь скрытным, не выходя на тротуар, добраться по палисаднику до своего подъезда, стараясь избежать встречи с непонятными и опасными людьми в чёрном – кто они? Бандиды? Силовики? Откуда? Чёрная форма у судебных исполнителей и у возрожденного спецназа УБОП. Правление проворовалось, и теперь всех трясут вплоть до конфискации? Ну и пусть трясут, Бугровскому они до лампы.

А если какие-нибудь террористы? Пришьют и не поморщатся! В общем, решил для себя Бугровский, пока тут идёт вся эта возня, он проникнет к себе в квартиру, достанет кое-что из сейфа, прыгнет в чёрный свой «инфинити», который стоит на парковке и – поминай, как звали Бугровского!

Только вознамерился встать на ноги, как вдруг резко раздвинулись кусты, словно бы кто-то ждал Бугровского и три дюжих солдата вышли прямо на него. Они схватили его за руки и за ноги, и, раскачав, с силой кинули плашмя на асфальт. Бугровский только охнул. Двое подхватили его под руки, и грубо потащили в сторону волейбольной площадки.

2.

Но Бугровского не бросили за железную сетку вместе с жильцам дома. Метрах в пятидесяти от площадки стояла группа высоких людей в чёрной униформе. В отличие от солдат, на головах у них были не шлемы, похожие на каски пришельцев из «Звездных войн», а высокие фуражки с кокардами. Как генералы Пиночета, подумал со страхом Бугровский, вспомнив хронику событий чилийского мятежа и судьбу певца Виктора Хары, которому отрубили руки.

«Генералы» обступили высокое кресло, в котором восседал крупный мордастый мужчина, с властным взглядом исподлобья и тоже - в чёрной униформе и в чёрной фуражке. Сидел, закинув ноги на барабан, пил из прозрачного стакана какую-то странную жидкость бурого цвета, похожую на рижский бальзам и внимательно разглядывал Бугровского, которого выпихнули перед ним солдаты. Рядом с барабаном стоял столик, на нём возвышалась большая бутыль с бурой мутной жидкостью и разложены были разноцветные закуски в больших тарелках.

- Как Наполеон на Бородино, - подумал Бугровский. – И ноги на барабане! С картины Верещагина.

- А я-то думаю, на кого похож, - забасил человек с властным взглядом. – Ясный перец, Наполеон! Он так и сидел, ноги на барабан, я ж помню. А вокруг толпились маршалы. Как сейчас помню, жара, дымище глаза жжёт, кони, люди, всё в кучу. Пушки бьют, раненые орут. Ужас, короче говоря. Правильно говоришь, Наполеон!

Бугровский струхнул: этот идиот в форме нёс какую-то дикую ахинею. С таким психопатом ни о чем никогда не договоришься. Мордастый усмехнулся и отпил большой глоток.

- А по морде за «идиота»? Ну, это ты зря так. С любым можно договориться. Сам же всегда говорил: разница в цене вопроса.

О чём этот ряженый? Этот актёришка? – подумал Бугровский.

- Что ещё за «этот»? Не «этот», а господин Зэпп! – рявкнул мордастый. – И ты зря обозвал меня актёришкой! За это можно схлопотать.

Бугровский чуть в штаны не наложил:

- Да вы что! Как можно, господин Зэпп! Чтоб я вас?

Тот поднял руку, прерывая Бугровского:

- Тихо, дай сказать! Первое впечатление часто обманчиво, понял? На вид – точно, идиот, а тряхни его – нежная, трепетная душа, любит цветочки и детей. Не спеши подбивать бабки. Стакан налить, Петр Борисович?

Бугровский дёрнулся от неожиданности:

- А откуда вы знаете моё имя?

- Да ты не заморачивайся, я всё про тебя знаю. И как ты на Сицилию якобы улетел, и как кирпичом Катьку по башке трахнул, а потом сбежал с места преступления. Даже «скорую», свинья, не вызвал, человеку не помог. А ещё в любви ей клялся, сопли распускал: ты мое чудо, ты моя ненаглядная, мне без тебя не жить.

Тут у Бугровского все внутри оборвалось: вот оно, возмездие! И взмолился Бугровский:

- Ваше превосходительство, пощадите! Не знаю, кто вы и что вы, но это неправда! Она сама упала и разбила голову, вот вам крест!

Бугровский первый раз в жизни перекрестился.

- Это чё крест? - Скривился мордастый, - что ты тут паришь, дядя? Это квадрат! Научись сперва, потом крест клади, неуч! Я всё знаю, не фиг меня путать. Ты ей хорошенько звезданул, она и навернулась, бедная, башкой об ванну. Убийца ты, Пётр Борисович и нет тебе прощения. Раскольников, мать твою! Тварь дрожащая или власть имею? Бац по кумполу и бежать трусливо. Даже нашатыря не дал понюхать. Считаешь себя солидным человеком, а сам? Где это видано, чтоб солидные люди так себя вели? А я тебе отвечу, где собака порылась. Моральная нечистоплотность, безнаказанность и вопиющая наглость, замешанная на высоком самомнении. Младше тебя на тридцать лет, да как ты мог дать волю низменным инстинктам, у тебя ж дочке столько же! Не, я б тебя точняк сгноил в тюряге, малолеток совращать, поганец великовозрастный, дундук, етиомать, сил нет таких терпеть! Идёшь на поводу низменных страстей, Кощей Бессмертный? Мало пакостил в юности? Пушка дымит? Так отрежь её на хер и живи спокойно. Нет, такой свинье, как ты, нужны острые сексуальные ощущения, новые чувства. Хотят прожить две жизни, скоты! А жена твоя, если налево пойдёт, первый начнёшь нудеть: как так, измена, предпочла какого-то гнуса. Не так, разве?

Бугровский упал на колени:

- Ваше превосходительство, не погубите! Пожалейте бедного человека!

- Ни фига себе бедного! Сколько ты на бабушках-то наварил? Отвечать!

И про это знает, мелькнуло в голове у Бугровского. И тут же мысль запульсировала в мозгу, забилась молоточками: притвориться валенком, со всем соглашаться, делать всё, что скажут, валяться в ногах, а там, куда кривая вывезет!

3.

Мордастый внимательно посмотрел на Бугровского:

- Ну, что молчишь? Много наворовал?

- Ваше превосходительство, Христом Богом, беден, как церковная крыса! Честное слово! – захныкал Бугровский, незаметно сняв с запястья «вашерон» за 100 тысяч евро и спрятал в карман брюк.

- Еще скажи: с хлеба на воду перебиваюсь! Лгун ты, Бугровский, завирала позорный, барон фон Мюнхгаузен! Врёшь, как по нотам и часы, скотина, в карман спрятал, чтоб я не увидел, «Вашерон», сто тысяч евриков. Хорош ты гусь! Нет, но надо же, «притвориться валенком»! Я тебе, блин, притворюсь! Я из тебя самого валенки сошью! Дикий Зэпп, то есть я, тебя сразу раскусил, как только увидел. Тварь ты, Бугровский, а не церковная крыса. В швейцарском банке у тебя три лимона баксов, в Италии – пять лямов в евро, а золота, бриллиантов, камней и картин еще миллиончиков на пять-десять. Скажи, что это не так и твой поганый язык я вырву с корнем. Нормальная капитализация! Лет на пять красивой жизни, если, конечно, с такими нетребовательными, как Катька. Попадись ты в ручки какой-нибуль акулы с Рублёвки, какой-нибудь Ксюш, Ксюш, Ксюша, юбочка из плюша, оставит без порток с голой жопой. Придёшь к своей Клавдии Семеновне с покаянием в дом № 48 по улице Академика Королёва, а она тебе скажет: не-е, Бугровский, иди, откуда пришёл. К своим блядям, линкс-линк, цвай-драй, вот тут дорожка налево тобой натоптана, по ней и ступай, аки посуху. Был рабом своих страстей, рабом и будешь до седых мудей, подохнешь на помойке!

И Зэпп добавил смачно, войдя во вкус:

- Коз-зёл!

И про жену знают! – мелькнуло в голове Бугровского. И тут же посетила его страшное: будут шантажировать Катькой! Кто он ей? Брат, сват, дядя? Но ведь до слёз обидно, подумал Бугровский. Другие вон сколько баб имеют, а этот меня Катькой попрекает. Вспомнил в свою защиту газетную статью про «ген неверности», про то, что супружеская измена заложена в человеке генетически. И она наследуется из поколения в поколение.

- «Московский комсомолец», что ли? – спросил мордастый, хотя Пётр Борисович мог поклясться, что он и слова не произнёс вслух. - Или «комсомолка»? Ты больше читай «жёлтую» прессу, мозги вообще набок съедут. Чушь полная, на постном масле для дураков! Я вам, мужики, расскажу, кому этот жеребец подражать собрался, - обратился он к генералам. - Чингисхану, у которого 5 жен и 500 любовниц, Моцарту, тот под звуки «Волшебной флейты» соблазнял учениц, Пабло Пикассо, который имел трёх внебрачных детей, а его последняя возлюбленная, которой было всего 17 лет, повесилась, когда он её бросил. Бедная, бедная Мария-Тереза! Чарли Чаплину, у которого было 11 детей и сотни любовниц, и который до самой смерти был неутомим, как кролик. Мао цзе Дуну, этому китаёзе, который каждый вечер имел новую наложницу-девственницу. Биллу Клинтону, президенту США. Тоже, тот ещё бляо-дун. Когда у него срывалось рандеву, кидал на пол радиотелефон и в бешенстве его топтал ногами. Принц Чарлз для него идеал, который перед свадьбой с Дианой провёл ночь у своей любовницы Камиллы Паркер-Боулз. Прикиньте, да? Нет, ну просто какой-то сексуальный маньяк, монстр! Завидуешь?

- Да, - сознался обалдевший искусствовед. – А как вы догадались?

- Не важно, - сказал Зэпп. – А почему не Александру Матросову, который дзот грудью закрыл, а? А-а. Я отвечу тебе. Потому что ты – дурак! Выстроил теорию всемирной неверности на примере десятка кобелей? Да если б миллиарды жили по их законам, человечество давно бы вымерло! Крупные самцы жрали бы мелких и забирали себе всех самок. А ты уши развесил: ген неверности, ген неверности! Лишь бы оправдать свою свинскую похоть!

И мысли читают! – молнией сверкнуло в голове Бугровского. Как рентгеном! Что же это за служба такая?

- Служба-дружба, вот ты неугомонный, етиомать! Что, где, когда и каким способом! Всё б тебе вопросы задавать. Наша служба, парень, и опасна, и трудна. Вник, Бугор Борисыч?

- Так точно, ваше превосходительство, вникаю!

- И на первый взгляд как будто не видна. А приглядишься и совсем охренеешь, – сказал мордастый и отпил из стакана. – Снег выпал и я выпил. Значит, говоришь, шпионил? За каким фигом? Излагай краткоподробно.

Это как, хотел спросить Бугровский, но побоялся.

- Никак нет, ваше превосходительство! – сказал, вытянувшись и руки по швам. - Не шпионил!

- Как это никак нет, когда никак да. Мои ребята тебя откуда притащили? Из палисадника, откуда ты вёл наблюдение за перемещением моих доблестных войск. Фиксировал, так сказать, укрепрайон, расположение частей, типы вооружения и всё такое прочее. А может быть, готовил покушение на меня самого. А ты знаешь, что полагается шпионам по закону военного времени? То-то, по глазам вижу, что знаешь. Не морковка, правильно, а расстрел на месте. Без суда и следствия. Где поймали, там и закопали. И надпись написали. Как говорится, экономия на доставке и кормёжке. Отвечать! Тебя партизаны подослали, свинья ты этакая?

4.

Бугровский от услышанного чуть ума не лишился: какой расстрел? Какие законы военного времени? Какая война и какие, к свиньям, партизаны в Останкино? Против кого они тут партизанят?

- Всё? – спросил мордастый. – У матросов нет вопросов? На какой отвечать, любознательный ты наш? Партизан полно, они на крыше. Эй, вы там, наверху, неуловимые, блин, мстители! Кокнули кучу моих ребят, между прочим, заслуженных-перезаслуженных, прошедших такой ад, что, мама дорогая, земля им мохом! Или пухом? Или маком? Отняли у нас оружие и теперь в нас же из него палят!

Он приложил ладонь к уху, спросил недобро щурясь:

- Не слышишь, что ли? Оглох от страха?

Стрельбы не было, но насмерть перепуганый всей этой историей Бугровский, согласно закивал:

- Так точно, конечно, слышу! На крыше! Тра-та-та! Партизаны, ваше превосходительство.

- Я, я, русише партизанен, - сказал Дикий Зэпп. Поднял пустой стакан, щёлкнул пальцами правой руки в перстнях, и подскочивший солдат быстро налил ему из большой бутыли. Выпив, он крякнул:

- Забористая, блин! Вторично задаю сакраментальный вопрос: не желаешь попробовать, Пётр Борисович? Перед смертью?

Бугровский, который пил только дорогой виски, по привычке отрицательно мотнул головой, но, вспомнив, где он и что с ним, быстро сказал другое и сам не понял, что:

- Так точно, жажду! Но только из ваших рук! Страсть как хоцца!

Мордастый посмотрел на него с плохо скрытым удивлением и протянул стакан. Содержимое пахло болотной тиной, и на неё же походило внешне.

- Бренд наш. Называется «Бурда». Модна в этом сезоне, поэтому мы её зовем «Бурда-моден». Хошь, не хошь, а выпить надо, как говорили ваши предки. Давай, давай, горе заливай! Не фиг принюхиваться, Карацупа, блин, пограничный пес. Пей, пей, увидишь чертей! Не выпьешь до дна – обидишь. Сразу тебе кирдык. Давай, дуй!

Протянул стакан и запел, подражая цыганскому хору:

- Выпьем за Петрушу, Петрушу дорогого, мир ещё не видел гадкого такого! Разрешаю крикнуть что-нибудь геройское на прощание. Как в кино. Например: «Да здравствует первое мая!», к примеру. Или: «Долой тиранов!». Можешь, кстати, сплясать из вредности. «Яблочко», танго, «лезгинку». На выбор!

Бугровского от запаха непонятной жидкости мутило, а к горлу подкатывалась тошнота. Превозмог себя и ахнул стакан внутрь. Непонятная дрянь обожгла внутренности, острой пикой ткнулась в желудок и едва не оторвала голову. Ноги подкосились и он, ойкнув, сел на землю.

- Ну вот, где пью, там и лью. Не фиг падать, вставай, вставай, постели заправляй! В пионерлагере не был? В детстве, я не про педофилов! Утренняя побудка горном. Ну чё, Борисыч, сразу по второй? Чтоб, как говорит наш известный оружейник Михаил Тимофеевич Калашников, дай Бог, ему долгих лет жизни, между первой и второй пуля не пролетела.

- Премного вам благодарен, - сказал Бугровский, проклиная и эту пытку бурдой, и Катьку, из-за которой оказался в этом пыльном дворе рядом с волейбольной площадкой, где стоят прижавшись тесно друг к другу несчастные жильцы дома № 48, поднятые из теплых кроватей. Сидел бы сейчас на Сицилии в окружении прекрасных украинских девочек по вызову, пил бы вино, расслаблялся и получал удовольствие. Проклинал он и непонятного типа в фуражке – из каких он спецслужб, чёрт бы его побрал! – За ваше здоровье и за здоровье господ офицеров я выпью ещё и ещё.

- Ты за нас не переживай, тем более, за наше здоровье. Мы живучи и могучи, как крысы. Молодёжь, не задушишь, не убьёшь! Нам лоюбое дело по плечо, понял, ботаник? Ты лучше о себе подумай, вахлак. Перед своей скоропостижной кончиной.

Бугровский снова бухнулся на колени:

- Ваше превосходительство, не погубите!

- А чего «не погубите»? Тебя если пожалеть, то и других жалеть придётся, - он кивнул на площадку, где толпился обалдевший от неожиданного пробуждения, ничего не понимающий народ. – Всю эту сонную массу. А чем ты лучше? Девку кокнул, на бабушках бабло делал, жене изменял направо и налево, непотребства творил, налоговые органы за нос водил. Чего тебя жалеть-то? Бандит ты, одним словом, самый настоящий, хуже, чем кущевские, мать их, на весь мир прославились. Вас таких на Руси миллионы, хоть пруд вами пруди! И что, каждого я должен обнять, как жену чужую и поцеловать в лобик: спасибо, что ты есть? Да шли бы вы! Лучше, чтоб вас таких вообще не рожали. Или душили в утробе. Вы ж враги народа, тянете Россию на дно ради своей жлобской похоти! Двести девчонок взяли силой, это ж надо!

Глава 25.

Кошмар в Останкино-2

1.

Семёнову ежедневно докладывали о том, что происходит в Зоне. Говоря современным языком, проводили мониторинг. Он требовал самую подробную информацию обо всём, что хоть мало-мальски могло пролить свет на судьбы десяти пропавших без вести жильцов дома № 48. Его информаторы шныряли в толпах журналистов, слушая, о чём те говорят, какие слухи мусолятся, пытаясь из огромного массива информации вычленить существенное и нужное для расследования.

Прокуратура, например, был в курсе того, с какими трудностями столкнулась пресса, получающая от властей дозированную информацию. Злые журналисты, пытаясь расположить к себе стоявших в оцеплении военных, действовали не мытьем, так катаньем. Совали им пачки сигарет, предлагали «кока-колу» и бутерброды с сёмгой за разрешение сфотографировать любую мало-мальски существенную деталь.

Предлагали зачастую даже неплохие деньги, но никто их не брал. Не по той причине, что тут работали одни ангелы, просто нечего было сообщить. Секретную информацию давать – опасно, а за несекретную никто платить не собирался. Тут же, как во времена Холодной войны, на Западе запел антироссийский хор политологов и газетчиков, давно отправленных в утиль. Дружно пошли склонять советский тоталитаризм, который, по мнению Запада, просто мимикрировал под демократию, но никуда не исчез. Бывшие антисоветчики, пребывающие в почтенном возрасте и в маразме, вдруг оказались востребованными создавшейся реальностью. Стали подбрасывать дровишки в огонь, вспоминая события прошлых, еще советских времен: в 1985-м грохнул Чернобыль, но русские попытались скрыть этот факт от мировой общественности. И лишь когда ядовитое облако пришло в Европу, сообщили об аварии реактора.

Когда тонул атомоход «Курск», Москва успокаивала мировую общественность уверениями, что всё хорошо, что все моряки живы, что чуть ли не завтра в обед героев увидит мир, хотя экипаж мёртв, а русские третьи сутки тряслись от страха – не произошла ли разгерметизация ядерного отсека?

Любое лыко в строку. И уже даже чистки 1937-го года русским вспомнили, расстрел рабочих в Новочеркасске времен Хрущева, Карибский кризис, аварии на полигонах Новой Земли, мутантов показали казахстанских, жертв испытаний атомной бомбы в Семипалатинске. Да и много-много чего другого. Люди, сообразив, что обретение бессмертия избавит их от тяжелого, ежедневного труда и сделает их свободными, стали бросать работу, оставлять предприятия и собираться в Москву.

Резко упали индексы Дон Джонса и Насдага, рухнули доллар, иена, евро, китайский юань. Взлетели, как это бывает обычно во времена войн и катаклизмов, цены на золото и спекулянты обогатились на этом в короткие сроки. Между тем акции крупнейших компаний ползли и ползли вниз, вызывая панику на Уолл-Стрит, на биржах Гонконга, Лондона и Нью-Йорка. В криминальном мире взлетели цены на «живой» товар, на молоденьких девушек-проституток, на кокаин и оружие.

Никто не знал, чего ждать завтра. Начались массовые забастовки рабочих Германии, транспортников Франции, авиадиспетчеров Италии, Греции, Великобритании и США. В Афинах громили продуктовые магазины, а в Париже и Марселе арабская молодежь жгла банки и офисы крупных нефтяных компаний. Неаполь снова задыхался в нечистотах, их сбрасывали с портовых пирсов и в кратчайшие сроки пляжи самых фешенебельных курортов Адриатики покрылись толстым слоем непеработанного мусора. В беднейших кварталах Рио-де-Жанейро, Йоханнесбурга и Малаги вспыхивали кровавые бои бедняков с полицией.

Активизировались «зелёные», которые требовали запрета на все полёты авиации с применением керосина.

2.

Мир был напуган воинственным выступлением министра обороны США: «Если это правда, что русские получили секрет продления жизни, то это конец Западной цивилизации! Они никогда не допустят нас в Останкино, зато обессмертят союзные им режимы Лукашенко, Фиделя Кастро, Ким Чен Ира и иранского диктатора Ахмадинежада. Наших людей они будут пускать в Зону только за большие деньги, которые дадут русским прибыли в миллионы раз большие, чем доходы с нефти и газа. Это будет означает глобальную гегемонию России в мире и чтобы этого избежать, Объединённое командование НАТО предлагает подвергнуть Москву бомбардировке, предварительно вывезя из столицы РФ всех жителей. Только уничтожив силовыми методами город, который может стать причиной всемирного раздора, человечество устоит перед новой диктатурой и перед новой эскалаций мировой напряжённости. Мировое сообщество готово помочь России построить новую столицу и честно избрать новое руководство России».

Его выступление повергло в шок Америку и разозлило многих в мире – русские хотят в одиночку греть руки на прилете инопланетян, ни с кем не делясь! И уже на Западе развернулась оголтелая антирусская компания – эти дикари не смогли по-человечески встретить представителей иной цивилизации, показали свое истинное лицо, которое напугало бедных гостей, отчего те и убрались восвояси, считая, что все земляне такие. В западной печати стали востребованы фотографии деклассированных россиян, роющихся в помойках, страшные рожи «новых русских» в малиновых пиджаках и с толстенными золотыми цепями на бычьих шеях.

И хотя все понимали, что этих людей, может быть, уже и нет на свете – кто был убит в схватках за собственность, кто ушел в мир иной по возрасту, но западная пресса активно педалировала эту тему – что вы хотите, вы посмотрите на эти физиономии! Разве можно о чем-то договориться с народом, который не уважает Бога, прикончил царскую семью, пьет водку стаканами и развращает девочек-малолеток для удовлетворения своей мерзкой похоти. С народом, который за десять долларов продаст мать, отца, а заодно и Родину?

Антирусские настроения в мире достигли апогея, просто зашкаливали. Пропаганда времен Холодный войны по сравнению с той, что началась после событий в Останкино, была просто детским лепетом. В США миллионными тиражами расходились значки и майки с изображением злобного Олимпийского Мишки, опоясанного пулемётными лентами с автоматом «АК-47» в лапах и надписью: «Инопланетянин, кокни русского!».

Сенсацией стало выступление сенатора от штата Алабама Макгрегора в Палате представителей сената США. Тот потребовал начать с русскими торг. В случае, если Москва не будет стерта с лица Земли, объявить эмбарго на торговлю с Россией, запретив ввоз любых товаров на территорию этой страны. Он также предложил банкам Швейцарии, Канады, США, Германии и Франции рассекретить счета русских бизнесменов, изъять недвижимость российских чиновников за рубежами РФ, приобретенную на средства, полученные коррупционным путем. Для этого он предложил до тех пор, пока не будет достигнута договоренность с Россией запретить их въезд на территорию Евросоюза, США и Китая, а также привлечь информацию Интерпола о нелегальном перемещении денежных средств русских госслужащих за границу.

Его поддержал сенатор от Аляски Джим Хофф, предложивший заморозить договора о строительстве газопроводов из России на территории Европы и Китая, а также отказаться от русского газа вообще.

Президент США Обама, рейтинг популярности которого упал совсем недавно до критической отметки в 10 процентов, на волне ажиотажа попал в Белый дом на третий срок, повторив рекорд Делано Рузвельта. В своей тронной речи, совпавшей по времени с событиями в Москве, он обратился к президенту Путину с предложением изучить инициативы сенаторов в трехдневный срок, добавив, что в случае отказа со стороны России пустить в Москву наблюдателей от НАТО, он вынужден будет принять поправку к Конституции о запрете торговли с РФ, а также потребует от американских банков предоставить всю информацию о счетах российских госчиновников и об их недвижимости на территории США.

В России эти новости вызвали шок и растерянность.

3.

Из телепередачи «Трэвэл», канал «Дискавери»:

«…Одновременно с нападками на Россию, резко сменил свои приоритеты мировой туристический бизнес, перенаправив на Москву людские потоки. Активизировались на российском рынке такие монстры туризма, как «Роберт Кук», «Роза ветров», «Магеллан», «Трэвэл фор джой», «Седьмой континент», «Хэппи мил». Старые проспекты и каталоги, рекламирующие разного рода речные прогулки по реками Европы, туры в замки Луары и каньоны штата Колорадо, проживание на островах Маврикия, Мальдивах и Новой Зеландии, были выброшены на помойку.

В одночасье пошел на спад интерес к старым, проверенным десятилетиями маршрутам. Вмиг опустели пляжи Ниццы, Тайланда, Флориды, Канн, Шарм-аль-Шейха, Хургады, Капакабаны и Лас-Пальмаса, иссякли очереди в Лувр, в Музеи Ватикана, в музеи Гугенхайма, Дали, Леонардо да Винчи и Прадо, застыли без посетителей аттракционы Диснейленда и игровые аппараты Лас-Вегаса. Встали на прикол прогулочные средиземноморские корабли и паромы, а на карнавал в Венецию не приехало ни одного человека.

Остался без туристов Киев с его прекрасными храмами, Крещатиком, горилкой и удивительной красоты девушками-хохлушками. На знаменитых курортах Хайнаня, Сочи и Дубаи десятками закрывались гостиницы, а их персонал сокращали, фактически выбрасывая на улицу. Стоимость номеров упала до рекордно малой цены, но и это не спасало, потому что весь мир в едином порыве устремился в Москву, поскольку каждый хотел своими глазами увидеть следы пребывания инопланетян в русской столице.

В Вильнюсе на экстренное заседание собрались мэры самых туристических городов мира, таких, как Венеция, Суздаль, Флоренция, Барселоня, Рио-де-Жанейро, Лондон, Владимир, Псков, Париж, Санкт-Петербург, Новгород, Осло, Квебек, Амстердам, Рим, Нью-Йорк, Каир, Стамбул, Рига, Таллинн, Мельбурн, Токио, Каунас, Вильнюс, Сидней, Лиепая, Юрмала, Пекин, Углич, Брюссель, Ля-Рошель, Лос-Анджелес, Руан, Марсель, Пиза, Брюгге, Реймс, Коньяк. Эти города еще недавно задыхались от потоков гостей со всего мира, а теперь, после злополучных событий в России, опустели в короткое время. Мэры этих городов в отчаянии бьют тревогу и на своём внеочередном съезде в Вильнюсе они обсудят проблемы, связанные с дефицитом городских бюджетов, отнятых у них «этой жлобской» Москвой, как выразился в сердцах, извинившись позже, мэр Хайфы.

Зато Москва просто задыхается от туристов. Если раньше в столицу России за год наезжало до миллиона человек, то только за один август аэропорты Шереметьево, Внуково и Домодедово приняли пятнадцать миллионов человек, которые все прибывали и прибывали чартерными рейсами из Европы, Азии и обеих Америк. Огромные «Боинги» пришлось сажать даже на военном аэродроме в Чкаловске; там запрашивали за посадку немалые деньги, но туристические агентства шли на любые расходы, зная, что заработают намного больше...».

4.

Президент Франции Саркози и канцлер Германии Меркель, встретившись в Бонне, в телефонном разговоре с Президентом РФ Путиным предложили решить в 24 часа вопрос о безвизовом пересечении границ РФ гражданами Шенгенской зоны, как это было во время финального матча Кубка чемпионов между лондонским «Челси» и «Манчестер Юнайтед в Москве в 2008 году, когда по пенальти проиграла команда Абрамовича.

Также они потребовали от российской стороны предоставить возможность гражданам ЕС бесплатно посетить Останкино и обрести бессмертие. В противном случае и Франция, и Германия пригрозили выйти из всех совместных газовых проектов, а также провести ревизию денежных вкладов русских госчиновников в банках Евросоюза. Растерянный Путин пообещал «изучить вопрос» и созвал на утро заседание Госсовета. Изложив тему заседание, попросил высказать свое мнение.

Слово попросил вице-премьер Иванов:

- Я против. А если они будут настаивать на уничтожении Москвы? Грозить санкциями? Что тогда? Спалим её, как в 1812 году?

- Чтобы так вопрос не стоял, мы пойдём навстречу нашим оппонентам именно по первому пункту, - тихим голосом, но жестко и категорично ответил Путин. – Мы отменим на время визы. Но только на время. На недельку-другую Пока всё, как говорится, устаканится. В конце концов, речь идёт о государственной целостности нашей страны, о наших гражданах. Мы не можем в такой ответственный момент оставаться глухи к апелляции мировой общественности, делая вид, что всё происходящее нас не касается. Мы пойдём им навстречу и этот наш шаг лишний раз докажет, что Россия открыта для диалога со всем миром, что нам нечего скрывать и нам нечего бояться. Экстремистов всех мастей, желающих дестабилизировать обстановку в нашей столице, мы будем топить в сортирах. Несколько лет назад я предлагал президенту Франции Саркози и госпоже Меркель решить вопрос о вступлении России в Евросоюз и сделать наши границы прозрачными. Но решение этого вопроса было тогда отложено по вине Европарламента, который стал нам колоть глаза делом Ходорковского. Напрасно. Жертвы последних дней – это урок всем нам. Они на нашей совести. Всех тех, кто проявил малодушие в данном вопросе, побоялся остро и бескомпромиссно поставить вопрос о границах, ждёт суровый суд истории.

Слова президента присутствующие встретили с пониманием и долго ему аплодировали.

- Кстати, - добавил Путин, - госпожа Меркель и господин Саркози выразили желание лично посетить Останкино и я прошу министра обороны господина Сердюкова, министра МЧС товарища Шойгу, министра здравоохранения Голикову создать все условия для приема высоких гостей. Ну там тапочки, халаты, душ после купания в Останкинском пруду, раз им так хочется. И ничего от них не скрывать. Пусть увидят всё, даже то, что видеть нельзя. Россия принадлежит мировому сообществу и вести мы себя должны соответствующим образом, проявляя открытость и радушие. Кто «за»?

Увидев лес рук, он устало улыбнулся:

- Ну вот, как всегда единогласно! И хорошо, будем работать.

Решение было принято, Россия впервые за многие века открыла свои границы на западе, востоке и юге. Но мало, кто знал, что вечером того же дня состоялось тайное заседание Госсовета РФ, на котором Путин выступил с предложением, которое не попало в средства массовой информации:

- Пусть люди едут в Москву, пусть посещают Зону. Но – муляжную, не настоящую. Сдвинем дом метров на двести и повесим табличку: здесь находится Останкинский Сейсмический Сдвиг. А настоящий Сдвиг предлагаю использовать исключительно во благо гражданам Российкой Федерации. Это наш выбор и наш шанс, который нам подарил прилёт инопланетян. Торговать своей землёй, делать разменной картой Москву, мы не дадим никому. Кто «за»?

5.

Надо сказать, что еще задолго до эпохального решения, принятого единогласно на Госсовете РФ, об открытии границ, некоторые недобросовестные работники приграничных КПП, желая разгрузить таможенные терминалы, шли на заведомые нарушения, пропуская иностранцев без виз и таможенных деклараций, но за небольшие деньги. В этом сказалась врожденная хитрость русских. «На обратном пути, проверим и визы, и чемоданы у каждого, - сообщил газете «Коммерсантъ» таможенник, пожелавший остаться неизвестным. - Очень боюсь, что у наших гостей будут большие проблемы. Но, как говорится, наше дело - предупредить».

О том, что будет завтра, сегодня не думал никто. Москва в одночасье превратилась в туристическую Мекку. В отелях, находящихся рядом с районом Останкино, цены на номера взлетели в двести раз – с пяти тысяч рублей за номер в сутки до одного миллиона. Аренда самых плохоньких квартир в окрестных домах, а особенно тех, окна которых выходили на дом № 48 по улице Академика Королёва, достигла рекордных 10 тысяч долларов за ночь. Дороже стоили верхние этажи, из которых можно было видеть само здание, летательный аппарат, упавший на торгово-развлекательный центр, сожжённые деревья и расчлененные словно электропилой маньяка машины на парковке.

Цена шла вниз в зависимости от этажности. Первые этажи котировались достаточно низко – 3 тысячи долларов за ночь. Зато появилась новая услуга - экскурсии на сталинские высотные здания у метро «Алексеевская» по Проспекту Мира и на крышу гостиницы «Космос». Люди выстаивали огромные очереди, чтобы только записаться за месяц вперёд; зато отсюда всё было видно, как на ладони.

День и ночь крутилось тут колесо обозрения, которое давно выработало свой ресурс; подняв цены тысячекратно и, сократив оборот круга до одного раза, хозяева аттракциона уехали на отдых в Индию. Паломничество началось на Останкинскую башню. Цены на экскурсию резко взлетели вверх, но это не остановило жаждущих если даже не излечить свои болезни, то хотя бы увидеть место встречи двух цивилизаций. Уже через неделю башню закрыли, так как только случайно удалось избежать тридцати терактов. На металлоконтроле были задержаны двадцать восемь шахидок с пластитом и двое молодых людей с радиоуправляемой бомбой в каблуках ботинок. Во время ареста один из них попытался привести в действие смертоносное оружие, но был застрелен выстрелом в лоб охранником башни. Второй застрелился сам.

Москвичей охватила «золотая» лихорадка, они не выдержали испытания большими деньгами. Жажда накопительства и алчность проникали во все щели московской жизни, как это было в начале ХХI века, когда воровать бросилось едва ли не все взрослое население страны, почувствовав слабину. Тогда сумели остановить этот разрушительный процесс, потому что воровство привело к страшному голоду 2011 года, который унёс жизни тысяч и тысяч бедных людей. Но, видимо, алчность не излечима в короткий период времени. И вот уже на вечеринках, презентациях и в передачах телевидения смакуют тему заработков на гостях из Азии, Африки, Европы и обеих Америк. Это стала нормой, своеобразным спортом – кто больше людей сможет поселить в своих квартирах? Кто не обогащался, выглядел белой вороной. Ушлые владельцы больших квартир, набив карманы, уезжали отдыхать на острова Тихого океана и в Хургаду. Рекорд установила семья Трускиновских; они умудрились сдать свою однокомнатную квартиру и кухню 125 африканцам, о чём долго писали газеты.

Некоторые умудрялись сдавать под жилье даже допотопные гаражи-«ракушки», подвальные и чердачные помещения в окрестностях Останкино, ставшего вмиг знаменитым на весь мир района Москвы, который теперь было трудно узнать. Гости столицы, не имеющие больших денег, те, кто были обворованы по дороге в Москву, вынуждены были спать под открытым небом, а если очень повезет, то в палатках МЧС. Но тут и действительно, дело было в везении, потому что даже в гигантском палаточном городке, выросшем в районе Останкино, мест уже не оставалось.

6.

Вход в палаточный город, где сформировалась своя инфраструктура, появились магазины, бани, кинотеатры, передвижные банки и банкоматы, прачечные, публичные дома, медпункты, кафе, чебуречные и шашлычные, пирожковые и блинные, ларьки «Крошка-картошка», «Шаурма», «Цыпа-гриль», «Теремок», «Стардогс», детские сады, школы и даже культовые сооружения, в котором звучали молтивы на всех языках мира. Ночью тут горели костры, вокруг которых плясали тысячи людей под музыку, которая гремела из динамиков, установленных властями для оповещения людей. Право на вход в городок давал спецпропуск, который можно было купить у спекулянтов за огромные деньги. Лагерь жил своей жизнью, отличной от Москвы. Разноплеменный люд зажигал на дискотеках, занимался сексом в кустах, ел, пил, спал, дрался, а иногда и убивал друг дружку, покуривал марихуану, отбивался от воров и проституток, те, кто постарше, спали прямо на траве, слушали новости по радио, дулись в карты, петанг, домино или шашки.

По заваленной мусором территории носились грязные, голодные, разноязыкие дети и на них никто не обращал внимания. Они дрались с бездомными собаками, отнимая у них объедки. Несмотря на попытки московских властей образумить людей и заставить их по-хорошему уехать домой, никто не трогался с места.

Все ждали разрешения войти в Зону и дружно отбивались заранее запасенными булыжниками от нападений скинхедов, отрядов «Молодой гвардии», напёрсточников, рэкетиров, вымогателей из управ, «лимоновцев», пожарных, санэпидемстанции, коммунистов-ампиловцев, сексуальных маньяков, «нашистов», «русичей», педофилов, представителей исламского движения «Всемирный Джихад», христианского «С нами Бог» и русского отделения «ку-клукс-клан». Раз в неделю в лагерь на огромной скорости врывались цистерны на колесах, забранные металлическими щитами. Из них щедро опыляли территорию лагеря дустом и креозотом для дезинфекции. Цистерны поджигали бутылками с «коктейлем Молотова», после чего в лагерь на законных основаниях с разных его концов вступали отряды ОМОН, стянутые сюда со всех городов Российской Федерации, вооруженные дубинками, шокерами и автоматическим оружием, стреляющим резиновыми пулями. Под разноязыкие крики и стоны они разносили лагерь в пух и прах, разгоняя его обитателей по всей Москве.

Через два-три дня люди стягивались сюда снова, и палаточный лагерь возрождался к новой жизни как Феникс из пепла.

- Почему не закроют эту клоаку? – возмущался Семёнов каждый раз, проезжая мимо лагеря. Он ненавидел и лагерь, и этих грязных, лохматых танцующих и поющих разноязыких фанатиков, слетевших сюда со всего мира, требующих от своих правительств новых контактов с инопланетянами, сумасшедших, экзальтированных девушек и женщин, набежавших в Москву со всех континентов с единственным желанием плодить от инопланетян детей, а пока тех нет, всё равно, от кого. Семёнов чувствовал, что это лагерь станет проклятием Москвы, что даст такие метастазы, которые разойдутся по всей России.

Он так и сказал Бубукину:

- Что с ними чикаются? Сотней-другой бульдозеров по лагерю и будет тихо! Кто не спрятался, я не виноват. Пока чума не началась или холера!

Но Бубукину не до палаточного лагеря. В ушах у него наушники и он слушал по радио новости:

«…Космическая лихорадка охватила мир. Количество, выпущенных мировыми фирмами товаров на тему вторжения инопланетян на Землю, не поддаётся учёту – от конфет, детский подгузников, макетов НЛО, корма для собак до презервативов с изображением иноземных монстров».

«…Крупная американская компания по производству прохладительных напитков выкупила у неизвестных людей за 3 миллиона долларов название «Останкино». Была выпущена партия в миллион банок с изображением летающей тарелки и Останкинской башни. Вся партия товара была арестована и опечатана за незаконное использование названия московского района. Фирма предприняала ответные действия, подав иск на правительство Москвы за использование названия Останкино в течении 850 лет без разрешения владельца знака. Сумма иска была астрономическая – 130 миллиардов долларов».

«…Новости культуры с Инессой Таймлер. По сообщению радиостанции «Эхо Москвы» всемирно известный кинорежиссер Никита Михалков приступил к написанию сценария патриотического трехсерийного фильма «Рыцари Земли» о посещении инопланетянами Москвы, продолжая свои фильмы «Утомленные солнцем» и «Противостояние». В ролях положительных землян выступят сам режиссёр, а также его сыновья и дочери. Злобных инопланетян будут играть актеры Ильин, Адабашьян, Маковецкий, Любшин, Меньшиков, Пороховщиков, Петренко и кинорежиссер-документалист Манский.

Никита Михалков предполагает закончить свой новый фильм к 75-летию президента Российской Федерации В.В. Путина. Бюджет фильма побил все рекорды – свыше 350 миллионов долларов».

«Группа «Юту» написала песню: «Я – упал с Луны», которая стала гимном лагеря в Останкино. «Звезды» российской эстрады Алла Пугачева, София Ротару, Филипп Киркоров, Валерия, Дима Билан, Стоцкая, Леонтьев, Сюткин, Агутин и Анжелика Варум дали концерт для персонала, обслуживающего Зону. Все собранные средства была перечислены в благотворительный фонд «Здоровая нация», учрежденный самими музыкантами».

«Группа «Машина времени» в рекордно короткие сроки выпустила диск «Останкино, любовь моя», в котором были собраны все песни, сочиненные лидером группы Макаревичем за последние 35 лет его творческой карьеры, а также его телевизионные передачи «Смак».

«Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнур, бросив пить и курить, записался в отряд космонавтов и стал активно готовиться к полету на Марс».

«ОАО «Останкинское чудо», созданное неделю назад по указанию Президента РФ, выпустило первые 100 миллионов акций своего предприятия. Собранные средства пойдут на строительство уникального 175-этажного офисно-больничного центра по лечению всех болезней. Он будет возведён на месте бывшего Останкинского пруда, к осушению которого уже приступили специалисты «Метростроя». Останкинская телебашня будет демонтирована и перенесена на юг Москвы. Переедет также телецентр со всеми своими службами. В связи с этим район получит высший экологический балл всемирной Партии зелёных…».

Глава 26.

«А вы мне по морде не дадите?»

1.

- Я не виноват, – испугался Бугровский. – Я не при чём!

- Как не при чём? А похож, зараза, ой, похож, одно лицо! У нас, когда узнали, что вы тут творите, за головы схватились: ну, блин, дикарское племя! Куда власть смотрит? Так генофонд топтать. Нет, ты прикинь, Бугор. Вот ты та девчонка юная, не целованный ни разу. Да не дёргайся, я в принципе, чего заозирался? И как теперь тебе жить? Как невинность сберечь среди уродов? Кого рожать и от кого? Ты - девочка юная, милая, мечтаешь о большой любви, о материнстве. Оделся ты красиво, причесался, туфельки, топик, заколочку в причёсочку. Идёшь красивый, весёлый, попой крутишь. Как в песне: «Она идёт красивая, весёлая, счастливая, не зря её гуцулочкой зовут». По сторонам глазками стреляешь: где ты, мой принц? Мечтаешь о чувстве, большом, таинственном, которое захватит тебя всю, даст тебе крылья. Все на тебя оглядываются: какая красавица, вздыхают завистливо – кому-то ведь достанется такое чудо! И тут эти – тьфу, блин, сейчас вытошнит! - мондова триперная, бугровские эти, узколобая, немытая срань. И топчут твою мечту о счастье. И что ты будешь делать? Вешаться? Дать верёвку, а Бугор? Для чистоты эксперимента?

У Бугровского ум за разум зашёл: какая девочка, какая верёвка! Это ж озвереть можно!

- Можно, согласен, - кивнул Зэпп. – Это тебя ещё никто за жопу не взял, а ты уже озверел! А если возьмут? Нет, но если тебе, дегенерату, приспичило, сними ты проститутку, заплати. Ан нет, подавай этим буграм юную, чистую, честную душу. Ну, не мрази ли! Ходячее скудоумие! Я одного не понимаю. У вас если кто ссать начнет на улице, всегда найдется смельчак, даст ему поджопник или подзатыльник. Бабки налетят, станут вопить. Менты прибегут: нарушение общественного порядка, газон обоссал, трава расти не будет. А тут – бздят заступиться. Где они, «ворошиловские стрелки», мстители? Ни одного на тысячу верст вокруг. Всё врёт ваш Говорухин, нет таких дедушек в природе, вымерли. Сегодняшние дедушки бздливые, у них на уме только домино, да водка. Да и стрелять не обучены. А какие там менты продажные, ой, не могу, не могу, не могу…

Он подал знак солдату и тот подсунул ему ведро. Командор наклонился, и его крепко вырвало.

- Видал, какая у меня реакция на кущёвских ментов? Ничего не могу поделать, так дерьмо это смердит, сил нет. Клопы тифозные!

Он вытер пальцы платком и продолжал свою речь:

- А я вот думаю: чем ты, Бугор, лучше? Катьку юную испортил, лёгкими деньгами развратил. Не-ет, я тебе так скажу, по-товарищески. Всех вас, срань невоздержанную, я бы стерилизовал. Не, ну сам посуди, что вы творите. Вы ж против природы прёте, все баблом решаете, какая там любовь, какие чувства? Думаете, так продлите своё скотское существование на голубой планете Земля? Ни хрена не продлите, один чёрт подохнете и никакие стволовые клетки не помогут! Не вас жалко, уродов, а ваших стареньких пап-мам, давших вам жизнь.

- Ваша милость, пожалейте сироту! – взмолился Бугровский, вовремя вспомнив, что и у него были папа-мама. И даже слёзы горькой печали и тоски выступили на его глазах.

- Сирота! Ты когда на их могиле-то был! Сто двадцать пять лет назад? Или вспоминал их? Нет, Бугор, никудышный ты человек, надо тебя все-таки распылить. Ни ума, ни фантазии, один гонор. Убрать! Меня от него подташнивает.

И сделал знак солдатам. Бугровский понял, что это конец и из его груди вырвался искренний вопль:

- Ваше превосходительство, исправлюсь, дайте шанс! Буду хорошим, добрым, отзывчивым, буду детей любить, только сохраните жизнь! Возьмите все деньги, машины, квартиры, гаражи, драгоценности, дом на Сицилии, - всё возьмите, весь антиквариат, раздайте бедным, только жизнь не забирайте, отпустите на покаяние! Голый, босый, пойду с непокрытой головой по Руси, буду за вас всем богам молиться!

Зэпп глянул на Бугровского с интересом:

- О, блин, как запел! Но я тебе, скажу, как Станиславский Немировичу-Данченко: «Не верю!». Молиться он будет, хорош врать. Пойдёт куда-то! Да ты без своего навроченного джипа шагу не делаешь! Надо ж такое сморозить: голый, босый, с непокрытой головой! Во, наплёл, я-то, дурак, чуть не поверил! Ты и в бога-то не веруешь, атеист. Ты вообще, Бугор, какой-то не очень нужный элемент природы. Отброс, по сути, хотя и носишь «хуго босс». Я тебе так скажу, только ты не обижайся. Из-за таких, как ты, ваша Раша тридцатый год топчется на одном месте и ни одна реформа на хрен не идет. Ни ЖКХ, ни армии, ни здравоохранения, ни судопроизводства. Вы со своим баблом опоганили святое понятие демократии. Глядя на вас, так и хочется сказать словами большого русского поэта из Африки:

Зачем стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

А глядя на тебя, я выбираю «резать». Извини, Бугор, буду резать, буду бить, всё равно, как говорится, тебе водить.

2.

- Нет, но если так подумать, - продолжал мордастый, - Ну на хрен ты кому нужен и такие, как ты, акулы, блин, бандитизма! Я тут был, когда шла перестройки, брал на борт вашего брата-демократа, могу сравнить. Какой бы энтузиазм! Горбачёв – вау! Перестройка – вау! Гласность – вообще, отпад! Как верили в лучшее, как распинались, доказывая мне, что теперь-то Россия точно изменится, никуда ей не деться! Они мне весь мозг разрушили, пока летели: у народа откроется второе дыхание, бабушки будут бесплатно пирожки печь, шахтеры за так рубить уголь, жила бы только страна родная! А потом власть взяли вы, люди строгих правил, главное из которых - бабло решает всё. Быстренько создали общество потребления, подсадили простого человека на иглу низменных страстей. Как жил он во тьме и беспросветном труде за похлёбку, так и живёт. Только хуже ему стало, бедному.

Мордастый достал платок. Вытер слезу.

- Везде его надули, кинули, лишили иллюзий. Полстраны - обманутые вкладчики, обиженные дачники, брошенные дольщики. Теперь вот кинутые жёны. А где идеалы, где христианские заповеди? Где трепет перед прекрасным? Какая красота спасёт ваш мир, если тут одно уродство! Сиськи-письки Семенович, Бугор, танцы-шманцы по телеку, ещё не красота. И вся беда этой бывшей 1/6 суши или сашими в том, что на ней живёшь ты и такие, как ты, тебе подобные. И вас таких много, быстрее тараканов плодитесь. А ведь вы, бугры – как засор в унитазе, ничего из-за вас не проходит, всё тут стоит и смердит. И будет смердеть, пока вас не изведут с помощью спецсредств, не замочат в сортире.

- Сами ж сказали: таких, как я много, - у Бугровского возникала надежда. – Возьмите вместо меня любого, если так хочется кого-то замочить.

- Не учи, блин, учёного, - обрезал Зэпп. – Ишь ты, умник нашёлся, советы он даёт! А мне, может, как гостю столицы, обидно за «дорогих москвичей», за Москву, блин, Третий Рим! Мне, может, хочется очистить порт пяти морей от таких, как ты, ханыг в кепках, возродить её к новой светлой жизни! Чтобы вздохнула Москва-красавица полной грудью, а не задыхалась от вашего нечеловеческого жлобства. Торговые центры посносить – кому они нужны? Двум-трем десяткам гламурных блядей с собачками, которым некуда деться от скуки, жёнам барыг и продажных чиновников, кому ещё? Бабушкам-дедушкам на кой ляд этот «шоппинг» в башнях из стеклофанеры, где цены кусают за жопу? Им дай маленький магазинчик в шаговой доступности, хлебный, мясной, бакалейный. Не дают! Идите, говорят, бабушки-дедушки, в сторону кладбища, не мешайтесь под ногами. Плодят, как кроликов дорогие бутики, без которых обойдутся 99,9 процента жителей России. Ты видел, чтобыоссРрР Абрамович одевал свою Дашу в торговом центре на Курской? Да боже упаси! И на фиг тогда этот центр? Правильно, Бугор, бабки делать на постройке и сдаче в аренду. А чьи это идеи? Верно, так вот бугровских, которых мал мала меньше.

- А вот тут я точно не при чём, ваше величество! – обиделся Бугровский.

- Да ладно, не фиг обижаться, я утрирую. Я в переносном смысле говорю. Но есть и в моих словах доля истины. Таких, как ты, на шее у России много болтается, тут ты прав на все сто. Ничего не производят, а бабло делают. Из воздуха, считай. Но главная опасность в том, что из-за широких спин этих делателей бабла уже и Россию не видно. Вы, как бурьян, все соки из земли высосали, всё своими ряхами загородили! Развели турусы на колёсах – коррупция, коррупция! Специально, чтобы непонятно было, что – ворьё! Чужое тырят! Как в средние века: украл – руку отруби. Второй раз – на горячую сковороду - жопой. И – никакой тебе коррупции!

Тут он придвинулся к Бугровскому и зашептал:

- Но ведь есть, есть на этой земле герои, как это ни странно. Честные, порядочные, но, блин, бедные-пребедные, потому что такие твари, как ты, Бугор, отняли у них всё и пьёте их кровь день и ночь. А так подумать: что вы оставите миру, кроме эверестов дерьма? С бриллиантиками внутри? А, Бугор? Ни-че-го!

3.

И вдруг у него внутри что-то перемкнуло. Вдруг страшно разозлится. Стакан об землю шваркнул, каблуком сапога ка-ак врежет по барабану! В том – дырка. И как пошёл на Бугровского орать да на одной злой ноте, того аж скрючило от страха, не разогнуться:

- Эти, блин, честные и порядочные, из любопытства или со зла спёрли из моторного отсека моего корабля струпцину, обесточили к едрене фене все системы и теперь нам отсюда не улететь! Не посрать, ни помыться, насосы тоже не работают, воду не качают! Сплошной катаклизм! Я тебе сейчас открою правду. Всё равно никому ничего не скажешь, я тебе язык вырву: если через час-другой система не будет восстановлена, кораблю моему хана. Но и всем тут хана. Ахнет он на твой домишко миллионами тонн и – прости, прощай, Одесса-мама, спасибо, что меня ты родила!

Бугро вскочил и нервно забегал вокруг песочницы, продолжая монолог:

- Я академиев не кончал, я сам себе академик. Хотел, как нормальный комендант нормальной оккупированной территории взять людей, согнать их аккуратненько на крышу, построить там под днищем моей дуры и послать господам партизанам весточку: не вернёте струпцину, им всем конец, заложникам. Так под корабликом и упокоятся. Не берите грех на душу! А по ходу дела, пока те думают, через каждые пять минут спихивать вниз по заложнику, чтоб быстрее думали. Нормально же? Нормально! Нет, но где у вас, людей, логика? Мы-то улетим на челноках, я вызвал борт № 44446, он на китайском направлении работал, всё прошло штатно, как по маслу, не то, что тут. Набили в трюм пятьдесят тысяч узгоглазых вместе с велосипедами, там даже не заметили пропажи. Мимо полетят, подберут с оказией и меня, и мою команду. Ну, потеряю я корабль, да и хрен с ним, что в печи – на кирпичи! Всё равно штамповка, у нас таких по сто штук в день лепят, как пирожки с капустой. Но вы-то, земляне, вам-то конец! Нет, ты вник, Бугор? Меня от этого прям зло берёт, честное слово! За горло!

Он щёлкнул пальцами и солдат перевернул барабан, чтобы Зэпп не видел зияющую под сапогами дыру. Но дыра была и с другой стороны. Зэпп отпихнул барабан ногой, ткнул пальцем в Буровского:

- Встань раком, будешь за барабан.

Бугровский обрадовался:

- Рад услужить, ваше превосходительство!

Зэпп водрузил ему ноги на спину.

- Вам удобно? – юлил Бугровский.

- Не фонтан, конечно, но сойдёт для сельской местности! Блин, ключица у тебя костистая, как у мамонта в музее. Хитрый ты, бугор! Потом книгу напишешь, «Не разгибая спины», дарю название, гонорар получишь, Букеровскую премию в сто двадцать пять рублей, семнадцать копеек. Так, на чём я остановился?

- Вас, ваше превосходительство, зло берёт!

- Тебя? Ты чё, озверел? Тут тебе что, курорт?

- Нет, ваше величество, вас зло берёт! – испугался Зэпп.

- Меня-то? А, ну да, зло берёт, - сказал Зэпп и задумался. – А какого фига? Забыл. Ты не помнишь, барабан, на что?

Бугровский предположил:

- На пирожки с капустой, ваша милость? Вы про них говорили.

- С капустой? А чего на них злиться? Пирожки с капустой я уважаю, - Зэпп снял фуражку и стал ею обмахиваться, пытаясь восстановить ход мысли. – Нет, с рисом и яйцом тоже ничего. И с мясом. И сладкие люблю, ватрушки. И с маком, только его, говорят, наркоманы съели. Меня, если честно, но это между нами, от мучного пучит. Да, да, представляешь? Пузо – во-от такое! Дела давно минувших дней.

Зэпп оживился, глаза у него заблестели:

- Я раз у бабушки целый противень стащил. Зазевалась, а я маленький был, дурной, под стол унёс и там всё схомячил. Думал, уже спеклись, а тесто сырое. Сожрал, а жопа чуть не склеилась. Эй, не вертись, у меня на пятке шпора выросла, проклятый ревмак, в смысле, ревматизм! Нет, Бугор, пирожки тут не при чём, чую лажу! Сбил ты меня с генеральной мысли, куда-то не в ту степь завёл. Какие, на хрен, пирожки, Сусанин, при чём тут пирожки? Я про жильцов говорил, а не про пирожки! Нет, но ты, Бугор – диверсант, Рихард, блин, Зорге! Напрочь меня памяти лишил.

4.

Он нахмурил брови, сидел, пожёвывая губами. И вдруг совсем по-человечески психанул, двинув Бугровского сапогом так, что тот отлетел в песочницу. И - пошёл на него орать:

- Что ты тут врёшь! Придурок! Мозги мне пудришь! Какие пирожки? Я из тебя один большой пирожок сейчас сделаю, будешь мне перечить! Я вспомнил пафос моего выступления! Я говорил, что таких дураков, как в этом доме, я нигде не встречал, сколько летаю, вот, что я говорил. А не про пирожки с котятами.

Глянул на Бугровского участливо, спросил с теплотой в голосе:

- Эй, Капитоныч, я тебе рёбра не сломал?

- Нет, ваше преосвящество, мне даже приятно! – ответил Пётр Борисович. Хоть Капитонычем назови, только в печь не суй! – Похоже на тайский массаж.

- Ну, тогда я мастер тайского массажа. Могу открыть малое предприятие. Если надо, скажи, помассажирую еще.

На площадке кто-то стал громко орать, не то прочищая горло, не то требуя свободы. Зэпп глянул из-под руки на шум и вздохнул:

- Да-а, народишко тут не ахти. Как говорится, легче пристрелить, чем уберечь. В Голландии я был, в Мексике, в Колумбии даже, нарвались там, правда, на наркодиллеров, подсадили моих ребят на героин, а потом резко цены подняли, оставили мою гвардию без штанов, в долгах, как в шелках. Пришлось распылить наркоторговцев. Но те из-за денег, хотя бы. А эти? Нет, какого чёрта, рискуя жизнью, не пускать меня на крышу? Какой-то средневековый фанатизм, терпеть не могу. Во, блин, идеалисты. Кстати, Бугор, на тебя смотрю, не могу понять.

- Ась? – залебезил Бугровский.

Зэпп махнул рукой:

- Не пойму никак, ты в клетку или в пятнах? Костюмчик на тебе? Или халат? Впрочем, не будем отвлекаться! В мире глобализация, стираются границы, а этот, блин, скрипачи на крыше, живут старым багажом, в котором только нафталин, да красивые слова-лозунги - про крышу дома своего, про родительский дом – начала начал, ты в сердце моём надежный причал. И ведь срабатывает, что характерно! «Где твои 17 лет? На Большом Каретном! А где твой чёрный пистолет?». Да вот же он! Раз-раз и семидесяти моих бойцов уже нет. Родина-уродина! Для вас. Русских, кого побить - круче наркоты для колумбийца. Они мне говорят: или валите отсюда или сдавайтесь! Кто сдаватесь? Это я-то сдавайтесь? С отрядом таких лихих ребят, которые пропахали половину Центурии с этой, как её, блин горелый, Альфа-бетта-гамма туманностью! С такой техникой, какая вам не снилась? Сдавайтесь! Нет, но какой наглый народец. Уверены в своих силах, мы, блин, дом родной защищаем от захватчиков! Готовы головы сложить у родного порога. В генах, что ли, партизанщина у вас, а, Бугор? «И сосны слышали окрест, как шли с победой партизаны». Опыт 1812 года? Школа выживания имени Брянского леса? Я тебя спрашиваю?

Бугровский ни слова не понял. Пялился на мордастого и глупо улыбался.

- Ты чё лыбишься? – разозлился Зэпп. – Сидишь там, как неприкаянный? Куличики лепишь? Иди к людям, нечего отбиваться от коллектива.

- С удовольствием, ваша милость, - ответил Бугровский, подползая на карачках к Зэппу и дурея от запаха сапожной ваксы.

Зэпп махнул рукой:

- Что с тобой разговаривать о высоком. Как с телеграфным столбом. Я ему про высокое, а ему запах сапог не нравится.

Бугровский съёжился: неужели он это вслух сказал?

- В глух! Дурак ты, барыга, я ж мысли твои читаю и тебя насквозь вижу, вник? И не напрягайся, всё равно не сможешь мне понравиться, даже если сапоги мои вылижешь.

И, предупреждая движение Бугровского, вскричал:

- Э-э, не фиг даже начинать! Испортишь кожу соплями, пропадут сапожки! Только вакса и щетка, никакого языка!

- Да я аккуратненько, ваша милость, только там, где пыль. Раз, раз!

- Слушай, раз-раз, а если кто увидит? Тот, кто тебя знает? Разнесут по Москве, что сапоги врагу лизал? НТВ сюжет покажет. Опозорят, ведь? Конец же твоему бизнесу!

- Да плевавать мне на них, ваше превосходительство! – осмелел Бугровский. - У нас чем хуже, тем лучше, страна такая!

5.

Дикий Зэпп прищурился:

- Ну и хитрый ты, Бугор, я ж слышу, что ты думаешь. Когда наши придут, скажу, что ногу откусить хотел, просто примеривался. Ну и гад же ты! Слушай, а ты точно человек, а не киборг какой-нибудь? Не надейся, никто не поверит, что ты готовил покушение, я наши диалоги в мемуарах опишу, не дам тебе подправить историю. Да и какой ты партизан! Паразит! Таких не берут в партизаны! Ты не из партизанского теста, я тебя насквозь вижу. Беспринципный ты. Тебе, блин, что Россия, что Сицилия. Что мороженое полизать, что сапоги захватчику. Скудоумное крокодилье племя. Вот ты б не стал красть струпцину и сопротивляться, я знаю. Или сдался бы за большое бабло. Так, Бугор?

Ткнул Бугровского каблуком в ухо.

- Отвечать, когда спрашивают!

- Так точно! – испугался Бугровский. Если честно, он вообще перестал понимать что-либо. Решил, что человек в чёрном просто спятил. Какой корабль? Куда лететь? Какая, к чёртовой матери, струпцина и Альфа-бетта-гамма туманность? Кто готов сложить головы у родного порога? Он – не готов.

- Ты что, дурак, что ли? – обиделся человек в чёрном, сосканировав его мысли. – Он ещё не понял! Ну, блин, как до жирафа. Башку-то задери, ты ж не свинья всё вниз, да вниз пятачком. Задери, задери рыло-то!

Бугровский послушно задрал голову. Да так и застыл в позе цапли, ничего не понимая. Огромная железная конструкция, намного шире их дома, занимая, казалось бы, всё небо, болталась над головой, поскрипывая на ветру и слегка покачиваясь.

- Что это? – подумал Бугровский, и его охватила паника.

- Скрипит? Ну да, скрипит, зараза. Смазку-то надо обновлять, она ж электричеством подаётся, а если его нет, значит, ни фига ничего и не смазывается. Вот видишь, как оно без струпцины! Я послал запрос на головной танкер – есть запасная струпцина? Меня высмеяли: да ты чё, говорят, Зепп, перепил, что ли? Эти струпцины вообще вечные, там и ломаться-то нечему, это ж просто кусок чистого золота, пропущенный через термоядерную реакцию! Пыль с неё стирай, и будет служить вечно! Какой там ремонт, какая замена? Весь корабль дешевле стоит, чем она одна. Когда я сказал, что её вообще-то выкрали, там вообще охренели. Это, говорят, невозможно по многим причинам. А первая – потому что это - невозможно. Тому, кто выкрал, надо дать орден «За усердие», нашу высшую награду. Я говорю: выкрал-то землянин! В Москве! Мне говорят: тогда из этой Москвы надо срочно рвать, если, конечно, дадут. Иначе, хана тебе Зэпп. Если смогли вынуть струпцину, они тебе глаза на жопу натянут!

Бугровского озарило: пришельцы! И корабль их – та крошечная точка на небе, что сверкала в зените. Его аж пот прошиб – быть такого не может!

Зэпп разозлился:

- До тебя, как до жирафа! Быть не может, быть не может! Заладил, попугай! Как ты бизнес ведёшь, такой тормозной? Как не может, если я с тобой, дураком, веду беседу. Правда, ни о чём.

- В-виноват, ваше величество, - у Бугровского застучали зубы.

- Виноват он. Конечно, виноват! Хорош, кстати, зубами стучать. Если не перестанешь, дам команду и тебе их выдернут.

Бугровский закрыл рот ладонью.

- От вас, земляных, одни проблемы и суета, - махнул рукой мордастый. - Партизанскую войну они затеяли! И что, напалмом вас жечь, я тебя спрашиваю, Бугровский? Оглох от страха? Нет, но как ещё повлиять на этих дураков из первого подъезда, а? Говори, предлагай, ты ж тут двадцать пять лет небо коптишь и стены ломаешь без разрешения БТИ? Взятками сыпешь, не подмажешь, не подъедешь, так?

Бугровский съёжился: и про БТИ знает! Тот махнул рукой, видимо, прочитав его мысли:

- Да я всё про тебя знаю, Бугор! Тоже мне, бином Ньютона, теорема Пифагора. Ты ж прост, как амёба, у таких, как ты, извилин даже не две, а одна, да и та в прямую кишку уходит, бараны вы, новые, блин, русские козлы!

И решился Бугровский:

- Ваше сиятельство, господин пришелец, мил человек! Ну, какие в первом подъезде партизаны? Это в других местах, партизаны, как партизаны, а у нас - так, срань одна! Я ж тут всех знаю, никудышный народец, трусливый, никчёмный. Какие из них партизаны, название одно. Напились, поди, и возомнили себя героями. По пьянке стырили вашу запчасть, а теперь не знают, что с ней делать. Пустите меня к ним, я им быстро мозги вправлю, на место вставлю, честное благородное слово!

Мордастый хмыкнул:

- У тебя-то, из грязи в князи, откуда честное благородное, не смеши народ!

- Да смогу я, смогу, только доверьтесь мне, ваше превосходительство! – умолял Бугровский, чувствуя свой шанс зарекомендовать себя в глазах уважаемого с другой планеты. – В лепёшку расшибусь, но верну вам эту штуку, только доверьтесь! Я смогу!

- Я всё смогу, я клятву не нарушу. Доверяй, но проверяй, - резонно заметил инопланетянин. Очень по-земному снял фуражку, пятерней взлохматил волосы, потом снова пригладил, размышляя. – Жарко тут у вас. Душно. Кваску бы.

Кваску, подумал Бугровский. Два пальца в рот, а не кваску. После такой бурды точно пропоносит.

- Не надо грязи, бурда, как бурда, - уловил мысль Зэпп. - Все пьют и нахваливают. Премиум класс!

- Вы водку не пробовали, ваше святейшество. Нашу, русскую!

- Водку-то? Умник, блин горелый! Где ты её возьмёшь среди ночи?

- А у нас в левом крыле магазинчик в подвале. Можно договориться. И водочка там есть, и селёдочка. Могу сбегать, поговорить, ваш-шество. Одна нога тут, другая – там.

6.

Инопланетянин задумчиво глядел на Бугровского:

- Смешной у вас, русских, язык. Диковатый какой-то: одна нога здесь, другая – там? На мину, что ль, наступил?

- Это говорят, когда быстро хотят, - залебезил Бугровский, стал виться ужом под тяжёлым сапогом Зэппа.

- Ладно, Бугор, так и быть. Доверю тебе важное дело.

- За водкой? – обрадовался Бугровский.

- За молодкой! – сказал Зэпп. – Агент ты мой, по вызову.

Сняв сапог с плеча Бугровского, поманил его поближе и зашептал:

- Водку я сам найду, не парься на этот счёт. А ты пойдёшь на крышу и добудешь мне струпцину, понял? Всеми правдами и неправдами. Подкупом, угрозами, шантажом, убийствами, как умеешь. Короче, чего тебя лечить, сам всё знаешь. Я в тебя верю, ты ж такая скотина, что мама моя дорогая! Я сразу тебя унюхал, ещё в палисаднике. А не добудешь: одна нога здесь, другая – на крыше. А голова – в районе ВДНХ, понял?

- Слушаюсь, ваше сиятельство! Горд оказанным доверием!

Инопланетянин поморщился:

- Слушай, заколебал ты меня с этими сиятельствами. Называй меня Командор или господин Зэпп. Так мне привычней.

- Слушаюсь, ваше сиятельство, господин Зэпп! Разрешите идти?

- Валяй! Дан приказ: ему на запад, ей куда-то не туда! Ветер в парус, девочка моя семиглазая!

Бугровский потоптался, какая-то мысль пришла ему в голову.

- Ну, что у тебя ещё? – спросил Зэпп. – Денег на дорогу? Денег нет!

- Вы мне это… По морде не дадите?

- О, с превеликим удовольствием, - обрадовался Зэпп. – С того момента, как тебя увидел, кулаки прямо чесались. А я ещё думал – к чему это? К деньгам? Вряд ли, зарплата в конце месяца, а взяток я принципиально не беру до получки. Давай, подставляй рыло! Вот, блин, теперь ты угадал мои мысли. Впору, как маститый Державин юному Пушкину: и в гроб сходя, благословил. В таком вот роде. Встань не против солнца, иначе промажу.

И стал двигать плечами, разминаться. Упругость замаха проверил, пальцы сложил в кулак, сжал, разжал, пару раз двинул мощно костяшками о ладонь другой руки. Хакнул довольно.

- Вы меня не поняли, господин Зэпп, - Бугровский испугался, что тот войдёт во вкус, и его уже не остановишь. - Это для конспирации. Я к ним приду и скажу: вот меня били, пытали, унижали, как могли. Чтобы войти в доверие и вызвать жалость. Для достоверности.

- Вызвать жалость – не фиг делать! Тебя сейчас только ленивый не пожалеет. Или тот, у кого вместо сердца каменный мотор.

- Пламенный, - подсказал Бугровский.

- А, ну да, это гранитный камушек внутри. Если для пущей достоверности, могу ребят позвать. Спецы на все руки-ноги. С пыточной машинкой. Ой, ха-арошая штука! Пятки здорово перемалывает! В порошок. Хочешь попробовать? Могу устроить.

Бугровский испугался:

- Нет, нет, давайте лучше без ребят! Сами говорите, времени мало, смазка сохнет. Попробуем своими силами.

- Ближе подойди, - приказал Командор.

Бугровский подошёл и крепко зажмурил глаза.

- Эй, а ты, случаем, не мазохист? – спросил Зэпп с подозрением. - Будешь потом просить: дайте в рог, пните под зад. Укусите, ущипните. Очень надо!

- Нет, нет, не мазохист! Бейте!

- Ну, смотри! - Командор размахнулся и со всей дури врезал Бугровскому по зубам. Тот упал, обливаясь кровью. – Ну, как, достоверно? Или не очень? Могу повторить сцену пытки.

- Не надо, - Бугровский сплюнул солёную вязкую жижу и нащупал языком остаток переднего зуба. – И так сойдёт. Боксом в детстве не увлекались, господин Зэпп?

- А как же! – самодовольно ухмыльнулся инопланетянин. – Только им и увлекался. Разряд имею, сто семнадцатый юношеский. Всё детство с грушей на верёвке, других игрушек не было. Пока папа не получил работу, жили в бандитском квартале. Такого нагляделся! Хулиганье через одного, каждый день махаловка. Точь-в-точь, как у вас. Потом, опять же, футбол, фанатский сектор, «Бурдурмак» - чемпион! «Турбурдур» - кони, «БДРК» - мясо. Или этот, «Плезит» - на мыло! Там без бокса делать не фиг. Пришлось освоить. Все костяшки посбивал об чужие зубы. Кстати, осталось, чем жевать? – спросил участливо. – Или только глотать будем?

- Ешть пока, - ответил Бугровский.

- Ну и хорошо. Ну и ладно. Короче, в добрый путь. Выпей эту, как у вас? Забугорную? Её, в смысле. Примета такая, чтобы снова увидеться.

- Закурганную, господин Зэпп. Забугорной у нас нет.

- Он мне будет говорить! Как это нет? Да у вас бугор на бугре, как это нет? Говноспор ты, Бугровский! Всё, надоел ты мне. Давай, разведка, топай. Мата Хари нашего двора, смотри не попадись. Кстати, плохо кончила, не изящно. У щербатой стенки расстреляли. Хоть бы зашпаклевали. Ни фига эстетики! Смотри, Шарапов, если разгонишь эту малину, получишь премию и повышение по службе.

Тут он сделал паузу и, понизив голос, добавил:

- Одно «но», герр Питер. Если тебя разоблачат, я тебя не знаю. И ты меня не знаешь. Терпеть не могу неудачников. Сам-то я – оптимист, как у вас говорят, по жизни. Жизнь моя, иль ты приснилась мне. Словно я весенней гулкой ранью проскакал на розе и на пне. Эх, прокачу!

И вдруг заорал на весь двор, жутко напугав Бугровского:

- Вперёд, на штурм! Труба зовёт в дальний поход! Скачи, Бугор, во весь опор! Жду тебя с электрощитом, как в Древней Греции говорили. Топай, топай, кверху жопой. Дуй галопом по Европам, вперёд, конь Троянский!

Глава 27.

«Парни, занять оборону!»

1.

- Кто умеет стрелять? – спрашивает Юрка. – Вернее, так. Кто хоть раз в жизни держал оружие?

После первой встречи с инопланетянами, когда пёс Бонни спас жизнь Чирику, в руки землян попали автоматы неизвестной и непонятной конструкции. Елдос как-то быстро и легко освоил это оружие. И затвор нашёл и патрон загнал в патронник. Даже пощёлкал курком, поставив оружие на предохранитель.

Барон когда-то стрелял на сборах, но, как он сам признался, лет сто назад. Седой когда-то увлекался стрельбой из «мелкашки». Доктор был охотником, ходил на кабана. Не так всё трагично, подумал Юрка, могло быть хуже. Другое дело, что ни в карманах инопланетян, ни в их подсумках не оказалось запаса патронов. На какой ресурс стрельбы рассчитаны их автоматы, никто не мог понять. Не было ни рожков, ни обойм. Чёрт те что за штука! Вместо приклада какая-то непонятная металлическая цельноплавкая коробка, в которой, очевидно и были патроны, но как их подсчитать, никто не понимал. Разобрать её не удалось даже технически подкованному, как он о себе заявил, Чирику, который взялся за это дело очень рьяно, а потом бросил.

Впрочем, не сам бросил. Оружие у Чирика пришлось отнять. Ковырялся он, ковырялся с автоматом, нажал на что-то и раздался выстрел. Что он там такое сделал, лишь потом разобрались, но из ствола с чудовищным грохотом вылетела не пуля, а зенитная граната, типа «стингер» и пошла гулять по крыше, сметая всё на своём пути. Народ в ужасе разбежался и залёг. Посыпались осколки от тарелок НТВ-плюс, полетели в стороны куски от каменных воздухозаборников, труб и антенн., их срезало начисто. Управдом стал вопить, полез на Чирика с кулаками, требуя компенсации за урон, нанесённый кооперативу. После чего Юрка, забрав у Чирика оружие, приказал ему собирать в кучу глыбы цемента, которым завалило крышу и складывать в пирамиду.

- Субботник, что ли? – окрысился Чирик. – А чего это я один?

Юрка обрезал: приказ не обсуждается! Если кончатся патроны, будем отбиваться подручными средствами, камнями и палками, такая у него была идея. Чирик обозлился и с таким грохотом пошёл швырять цементные глыбы, что все оглохли.

- Заставь дурака Богу молиться! – разозлился Юрка. – Весь дом расшибёт!

- Это он нарочно! – шипел Управдом. – Он в меня метит!

Чирика Угомонили. Осталось занять правильную позицию и ждать атаки. Пока всё было тихо. Юрка выставил посты на пожарной лестнице. В паутине чердака нашли три ящика пустых водочных бутылок, связали их верёвкой и вывесили на лестнице. Кто наткнётся, зазвенят. Обнаруженные в карманах инопланетян гранаты сняли с предохранителей и тоже повесили на лестнице и на крыше по периметру, окружив ими свою позицию. Как-то легко смирились люди с тем, что началась война, словно бы ждали её. Привыкли, что ли?

Команда у Юрки - пять взрослых мужиков, капризный пацан и мальчик-даун. Почти как в фильме «Семеро смелых», который когда-то давно крутили по телеку. Пограничники там с басмачами сражались. Впрочем, когда он теперь телек-то увидит? Да и что их ждёт впереди? И ждёт ли их что-то, кроме гибели на этой чёртовой крыше под сенью гигантского космолёта?

От этой мысли было страшно. Теперь Юрке ясно, что они не принадлежат самим себе, что на всё, как скажет его бабушка, воля Божья. Можно орать, плакать, биться в истерике, но изменить ситуацию никто из них не в состоянии. Колотила мелкая дрожь, которую Юрка пытался скрыть от своих. Впрочем, остальные переживали не меньше его. Кто-то делал это в открытую, как этот пацан Лёшка, который бился в истерике: «Я не хочу воевать! Отпустите меня домой, я хочу уйти! Папа, папочка!», кто-то все переживания таил в себе.

Абай Елдос, тот, к примеру, молится.

Для Доктора вся эта история – уникальный научный эксперимент. Сидит толстяк, строчит в блокноте. Не иначе, предполагает Юрка, будущие мемуары. Смешные они, армяне! Пока собирали автоматы, сносили подальше с глаз тела погибших инопланетян, доказывал Юрке, что пиво изобрели армяне. Шли на Рим войной, и у солдата в сумку с овсом попала дождевая вода. Зерно забродило, а из браги появилось первое пиво.

Ещё в Армении самые сладкие в мире помидоры и абрикосы. По рассказу Доктора, в Ереван приехал англичанин. Я, говорит, ем всё, кроме помидор. Я их с детства ненавижу, даже не показывайте, вытошнит! Через день бегал по улицам, кричал: томатоу, томатоу, где я могу съесть армянский томатоу?

И много чего ещё рассказал Доктор. Что армяне придумали лекарство против СПИДа, что их Ной был избран богом в качестве эталона порядочности, что их коньяк лучший в мире, что Сталин посылал Черчиллю по ящику «Арарата» в неделю, что турки боятся селиться под горой Арарат, знают, что это территория армян и те её вернут, как вернули Карабах.

И что лучший в мире футболист – Иштоян, самый смешной артист - Мкртчян, самый смелый генерал – Баграмян, самый талантливый композитор – Хачатурян, самый лучший авиаконструктор – Микоян, самый талантливый художник – Айвазян, он же Айвазовский, самый талантливый певец – Азнавурян, он же Азнавур, из мужчин, а Шэр – из женщин. И что владелец фирмы «Крайслер» - армянин.

Чирик влез, подковырнул:

- По фамилию Крайслерян.

Доктор смерил его презрительным взглядом.

- Его фамилия Керкорян. И армяне им гордятся. Он дал свои собственные деньги, чтобы сделать из Еревана европейскую столицу. Столицу Кавказа! А кто из русских даст свои деньги, чтобы сделать Москву столицей мира?

Много чего нарассказывал он Юрке и его ребятам, которые слушали его, чтобы занять время. Но когда тот принялся во всех подробностях описывать армянский стол, сыпя рецептами приготовления мантов и кебаба из барашка, попросили прекратить эту пытку. Когда они теперь манты-кебабы увидят?

2.

Юрка размышляет о том, как тонка грань между мирной жизнью и войной.

Вот Управдом. Ему около семидесяти, он председатель кооператива дома № 48 по улице Академика Королева. Сидит на бетоне, скрестив ноги и, жадно чавкая, поедает из консервной банки тушёнку. В руке у него вилка с обломанными зубцами, нашёл на чердаке. Поглощенный этим занятием, он вообще ничего не слышит и не видит. Ему тут всё по барабану, кроме еды. Он не солдат, тащится в обозе, но под ногами не мешается, а это самое главное. Юрка его жалеет. И даже, если честно, уважает, что называется, за цельность натуры.

Во время заварухи, причитал про убыток, который понёс их кооперативный дом и кооперативное жилищное товарищество. Пули летят, а он ходит, не пригибаясь, и делает опись: так, стена пятого подъезда разворочена гранатой, выпущенной из гранатомёта. Размер повреждения облицовки 3 метра на шесть с половиной. А это – тысяч пятьдесят рублей. Вот тоже – человеческая психология!

Юрка ему: ложись, Управдом, кокнут ведь! А тот ничего не слышит. Когда дом встал поперёк двора, за голову схватился и чуть не в слёзы: погиб наш дом! Его ж, кричит, ни в жизнь не развернуть, откуда взять деньги на такую операцию, как эти сотни тысяч тонн назад перекантовать? Просто чокнутый какой-то мужик, с гипертрофированным чувством ответственности!

А вот Седой его ненавидит, и пару раз чуть не побил, когда тот достал его нудными нравоучениями. Седой - тёртый калач, ещё в девяностые ушёл в частный издательский бизнес. В один прекрасный день в его офис ввалились бандиты. На его глазах грохнули директора, в Седого тоже стреляли, но не попали. Тогда разборки такого рода были в порядке вещей. Народ продолжал быть самым читающим в мире и на книгах делались целые состояния. Так убили издателя из «Нового времени» Дубова. Говорили, что не захотел отдать крупному конкуренту коммерчески выгодную книгу. Потом убили директора другого издательства. Даже в Кезину стреляли, отвечала за учебники в московском правительстве, оставили женщину без глаза. Бандит один написал книгу стихов, издал немаленьким тиражом. На книжном развале, где шла гигантская торговля, все крутили пальцем у виска: дурак, деньги запалил, кто будет его бредни покупать? Тираж вышел, его привезли на рынок и плечистые ребята в спортивном живенько разнесли пачки по столам торговцев. А за деньгами, говорят, завтра придём. Кто не заплатит, тот заплачет. И весь тираж ушёл за ночь.

Книги в начале девяностых продавали лучше водки, грузовиками, десятками, сотнями тысяч экземпляров. Отгрузил Седой бестселлер Виктора Суворова, тысяч 25 книжек «Аквариум», получил через неделю мешок с наличными. Бывало, что грузовики с книгами пропадали и мешки терялись.

Тогда обращались к людям типа автора поэтического сборника за помощью; те забивали «стрелу». Иногда со стрельбой, иногда без. Всякое было, много чего навидался в своей жизни Седой, бывший детский художник-иллюстратор.

Кличку получил из-за цвета волос. Он вообще-то не седой, просто такие ярко-пепельные волосы. Когда свет потух и дом закачался, Седой решил, что это коммунисты по второму кругу штурмуют Останкино, что опять революция. Ну и пошёл сражаться против Абрамовича и прочих богачей. Человек с высшим художественным образованием, уважаемый художник, скатился до торговли продукцией секс-шопа, о чём тут говорить! Не захочешь, а полезешь в самый ад.

Характер у Седого невыносимый, а солдатом оказался надёжным. Юрка на него не нарадуется. Он-то думал, художник только кисточку держать и может, а тот и трофейное оружие освоил быстро, и других обучил. Взгляд, говорит, у художника сродни конструкторскому, всё схватывает сразу. Почему он и «волгу» свою сам ремонтирует. А стреляет со снайперской точностью.

Осколком задело Доктора, так Седой его на себе вынес из-под обстрела. Тот рукой лоб потрогал, увидел, что кровь и в обморок грохнулся. Седой над ним смеялся: так ты чего, липовый, что ли, доктор? Диплом купил, раз от крови - в обморок? А тот: да ви что, Седой, какой купиль, как купиль! Я ж психиатр, какая кровь! Взвился армянин от обиды, чуть не подрались мужики.

Доктору под 60, с нормальным таким пузцом, лысоват, в очках, задранных на высокий лоб. Отложил в сторону автомат, сидит, читает последнюю книгу Олёны Жлобски «Пособие по ловле на живца миллионеров», взял с собой, засунул в карман на бегу. Очень, говорит, много пациенток, особенно из числа провинциальных девушек, приехавших в Москву и спятивших на почве творчества Жлобски, просмотра передач «Дома-102» и репортажей из жизни всех этих, извините за выражение, «светских» львиц, больше напоминающих драных кошек.

Рядом с Управдомом спит Лёха, девятнадцатилетний пацан, случайно затесавшийся в команду. Сынок богача-олигарха, истеричный, трусливый засранец. Просто никудышный типчик. Всю дорогу – или: «Мой папа вам покажет!», или плачется по поводу папиного «Феррари», который взял без спросу и бросил на парковке у дома № 48 – что с машиной будет? Отказывался брать в руки оружие: я не буду стрелять в инопланетян, я – пацифист! Через какое-то время новая версия: мне религия не позволяет. Или: у меня плоскостопие! Ещё чего-то и ещё чего-то.

Юркин пыл охладил Седой: зря стараешься, его не заставишь взять в руки оружие. Ибо сынки русских богачей, разворовавших бюджет, выбирают не «калашников», а «пепси». Типичный сынок чиновного барыги, нового госслужащего в швейцарских золотых часах и с бриллиантовыми запонками. Обсуждали события в Останкино, побитые на парковке машины. Чирик, возьми и подколи Лёху в своём стиле: «Хана теперь «Феррари», ездить тебе на «Оке», как всем нормальным людям!». Так этот Лёха набросился на Чирика с кулаками, еле его оттащили. Орал, как резаный: да чтобы я, да на «Оке»! Я быстрее удавлюсь!

3.

Юрка решил провести перекличку, чтобы люди чувствовали ответственность друг перед другом, не расслаблялись и не забывали, что они на войне. Все перед глазами Юрки Гагарина, но порядок есть порядок.

- Седой? Есть! Барон? Есть! Абай Едос? Абай Елдос! Управдом? Есть! Доктор? Есть Доктор!

- Далее. Лёха?

Молчание.

- Лёха?

Сидит и молчит - нарочно. Тот еще засранец, этот пацан. Всё делает наоборот, назло, из желания подчеркнуть, что его папа – известный богач. Как щенок-подросток задирает старых кобелей, пытаясь отстоять свою территорию.

- Лёша, вы оглохли? – Юрке на помощь пришёл Доктор. – Вас же зовут.

Тот брезгливо поднимает вверх указательный палец, дескать, вот он я, чего спрашивать. Но и Юрка идёт на принцип:

- Лёха?

Тот не выдерживает, орёт:

- Да что вы тут ваньку валяете, мы вам не солдатики! Все и так на виду, чего вы нас достаёте!

- Лёха? – в четвертый раз повторяет упрямый Юрка, но уже с угрозой в голосе. На Лёху шикают, тебя убудет, что ли, если нормально ответишь?

- Ну, я Лёха.

- А без ну?

- Без ну Лёха. Достали уже! Тут что, армия, что ли? Ничего, ничего, мой папа вам покажет, я ему скажу. Что вы меня силой удерживали, хотели выкуп! Нашёлся тоже, командир! Сначала за парковку заплатите!

При этих словах у Управдома радостно сверкнули глаза. Так вот, кто тут воду мутит, подумал Юрка, кто подрывает твой авторитет, ведёт за спиной враждебную деятельность. Ладно, хрен с вами, ваш вызов я принял. И громко позвал:

- Седой!

- Есть, командир!

- Сделай проход в растяжках на пожарной лестнице.

- Не понял. Зачем?

- Отпустим человека к папе. Пусть идёт.

- Так там же рвануть может!

- А вдруг, не рванёт? – повернулся к засранцу. – Ну что, Лёха, давай прощаться. Иди домой. Привет передай папаше.

И отвернулся, подумав: в армии и не таких обтёсывали. Сколько раз было: «Да ты знаешь, кто мой папа? Да мой папа тебе яйца оторвёт, ты понял, сержант? Я счас позвоню, он ребят пришлёт, глаз тебе на жопу натянут, кровью будешь харкать». Такому обязательно надо сразу по соплям. Без подготовки, пока ротный не видит. Словами, как говорится, делу не поможешь. Да в поддых, чтобы воздух ртом половил, как рыба, выброшенная на берег, задыхаясь, подумал о жизни, папочку вспомнил, девочек, клубы ночные, вечеринки с кокаинчиком. Для дела, чтобы поменьше в дискуссии вступал. Потом будет, как шёлковый. В глаза будет заглядывать: «Товарищ сержант, рядовой такой-то явился! Готов выполнить любое задание!». Готов? Ну и молодец. Шагом марш, сортир драить, да всю неделю, да без увольнительной! Чтобы служба мёдом не казалась.

Естественно, никуда этот Лёха не делся. Но кажется, возненавидел он Юрку Гагарина навсегда. Сидит, бубнит: всё папе расскажу!

Барон, бережно обняв автомат, смотрит в одну точку. Интересно, о чём он думает? Тихий, незаметный, взгляд усталый, лицо в копоти. Не любит говорить о себе и Юрка про него вообще ничего не знает. Может, о сыне думает? Тоже вот напасть, родишь, а сын – больной. Доктор говорит, что на 700 родов один обязательно с симптомом Дауна. Тогда сколько ж их тогда в мире? Чуть меньше здоровых?

4.

Кроме Лёхи плохо вписывался в отряд и Чирик. Так сразу и сказал: стрелять не буду, автомат не возьму. Если сцапают с оружием – расстрел на месте, а я ещё жить хочу. Доктор его обозвал трусом. А ты вообще молчи, армяшка, отпарировал Чирик. Вали на свой Памир в свою Армению!

«Дядя», он же Доктор – возразил: «Сами вы Памир, Чирик! И я вам не дядя. Что у вас было по географии?». «Не ваше дело, - отвечал Чирик гордо. – Пять с плюсом!».

- Если хотите знать, молодой человек, Армения - это Кавказ.

И продекламировал со вкусом к поэтическому слову:

Кавказ подо мною, один в вышине

Стою над снегами у края стремнины.

Орел, с отдаленной поднявшись вершины

Парит неподвижно со мной наравне.

- Слышали эти строки?

- Сто миллионов раз!

- Ну и кто это?

- Евтушенко!

- Сами вы – Евтушенко. Это - Пушкин! Он был в Армении и принял за Арарат гору Арагац. Так и умер, думая, что видел великий Арарат. А гора была скрыта за тучами. Евтушенко! Классику знать надо, молодой человек.

«Молодой человек» в долгу не остался:

- Мы тоже в классике кой-чего рубим, не ты один.

И прочитал с выражением:

Вертухаи идут, звон цепей раздается

По команде «на шмон» предъяви барахло.

И законы не хая ты нагнись до земли,

Чтобы в дырку могли заглянуть вертухаи!

- Вот это – классика! – сказал Чирик с гордостью.

Доктор, наивный и толстый армянский джентльмен, возражает совершенно серьёзно, горячится:

- Да что вы тут такое говорите, господин из «Мослифта»? Какая это классика! Вы думаете, раз пребываете в космическом пространстве, то можно пороть ахинею и вам она сойдёт с рук? Извините! Не говорите того, о чём не имеете ни малейшего представления! Эти ваши, простите за выражение, стихи не могут быть классикой в общепринятом и общеупотребительном смысле этого слова. Это узкоспециальный язык, язык «фени», арго, жаргон криминального, воровского мира, как он может быть классикой! Вы хоть знаете, что такое «классика»? Классика - это Пушкин, это - Лермонтов, Достоевский, Антон Чехов, это Хачатур Абовян, Аванес Туманян, Егише Чаренц, это «Война и мир», «Мертвые души», это, в конце концов, «Давид Сосунский».

- Кто-о? – обозлился Чирик не на шутку. - Какой еще Сосунский? Никогда Давидам не быть классикой! Нет, и не будет!

Доктор, будучи человеком южного темперамента, заводится с полуоборота:

- Да вы, Чирик, просто олух царя небесного. Вы были в Ереване? Не были, я вижу по глазам. И лучше не езжайте туда с таким превратным представлением об армянах. Так вот. На привокзальной площади Еревана стоит удивительный памятник скульптора Ерванда Кочара – богатырь на вытянувшемся в бешенной скачке коне по имени Джалали. Это скачет Давид Сосунский, держа в руках меч судьбы! Не поэт, не писатель, и даже не драматург, а просто – защитник армянского народа, герой Великой Армении.

- Блин, да целуйтесь вы с вашим Сосунским!

- Что вы имеете в виду?

- А то и имею! – разозлился и Чирик. – Вы, армяне, живёте прошлыми заслугами: Великая Армения, Арарат, Давид Сосунский! Вы вон десятый год свой армянский храм в Москве достроить не можете, деньги тырите и тырите, а про какую-то Великую Армению впариваете. Арарат-гора сто лет не ваша, турецкая, а вы её на коньяк суёте. Давиды ваши только и умеют, что на рынке киндзой торговать, а армянские девчонки дают туркам на улицах Стамбула, классики!

5.

- Господин Чирик, вы не просто дурак, вы ещё и подлец!

- А что, не так? Набежали в Москву, хачи! Со всего Кавказа, из кишлаков и аулов, чего вам у себя не сиделось?

- Вы, Чирик, малограмотны и необразованны! Хачик не может быть «из кишлака и аула», как вы изволите выражаться. Хачик может быть только армянином. Не «чех» – чеченец, не «азер» – азербайджанец, не «чурка», «чурбан», «урюк», «саксаул» или «чучмек», как вы величаете представителей Средней Азии, а – «хачик». Потому что «хачик» идёт от армянского слова – хач. Вы знаете, что такое «хач»?

- Суп такой!

- Суп это хаш, неуч!

- Плевать мне на ваш суп!

- А вы не хамите!

- Плевать, плевать, плевать! С Останкинской башни!

- Хач – это крест по-армянски. Хачатур значит «богом даренный», «божий дар»!

- А хачапури – пирожок из хачиков!

Доктор вспылил:

- Нет, но вы дурак редкостный! О ваших умственных способностях, господин Чирик, я был более высокого мнения! Не знаю, где вы, а я в Москве уродился, мои папа-мама окончили университет на Ленинских горах и себя я считаю стопроцентным москвичом. Таким я являюсь и по паспорту, и по сути. Невзирая на мой кривой нос и неправильное произношение некоторых русских слов. Увы, такие, как вы никогда не поймёте, что сила России в единстве всех народов, тут проживающих, разных, замечу вам, народов. А слабость, развал и гибель – в таких, как вы - русских шовинистах! Недалеких, а оттого ещё более опасных, потому что нет ничего страшнее агрессивного дурака.

- Это кто дурак? Я-а дурак? Не посмотрю, дядя, на твой возраст!

- Руки коротки!

Ну и сцепились по-настоящему. Юрка их разнимал, Седой, Барон, Лёшка и Елдос, - все кинулись на подмогу. Единственный, кто и бровью не повёл, был Управдом. Я, говорит, знаю, в чём причина озлобления людей. Нет нормального, сильного руководства. Демократия до добра не доведёт, кто во что горазд!

Юрка только собрался крикнуть:

- Отставить! Брэк!

Но тут со всех сторон началась пальба, и инопланетяне полезли на крышу. А Чирик под шумок исчез, сбежал этот гад с деталью от корабля инопланетян.

Глава 28.

Троянский конь

1.

Лифт не работал, пришлось тащиться наверх по пожарной лестнице. Дверь на лестницу была изуродована до неузнаваемости, посредине было пробито отверстие, края которого оплавились и клочья выгнутого, обгорелого, с острыми краями железа опасно торчали в разные стороны. Он вшагнул в темноту, оступился, чуть не упал и ругнулся. Стал медленно подниматься наверх, жалея, что не взял фонарик. В проёме за спиной мелькнули тени. Видимо, разведчики Зэппа. Было решено, что Бугровского подстрахуют парни из элитного отряда быстрого развёртывания, человек в пятнадцать. Они будут незаметно следовать за ним и в случае необходимости окажут ему силовую поддержку.

Бугровский постоял, восстанавливая дыхание, и неожиданно осенил себя крестным знамением, чего никогда не делал в жизни. То ли из-за переживаний, то ли из-за крысы размером с кота, которая шмыгнула мимо, напугав. Ещё была мысль, что возьмут и пристрелят, не спрашивая, кто и что. Поэтому этажа так с 12-го стал подвывать жалобно, как это делают нищие в переходе у гостиницы «Ритц» в центре Москвы:

- Товарищи, родненькие, я свой! Бугровский я, с 22-го! Господа, я свой!

На 20-м этаже Бугровский наткнулся на протянутую веревку, на ней весело зазвенели пустые бутылки, привязанные за горлышки. И тут же был остановлен злым окриком:

- Стоять, руки вверх! Ещё шаг, стреляю на поражение!

Разведчики Зэппа, которые крались сзади, вмиг слились со стеной и исчезли с глаз.

- Сюда смотреть, эй, ты! Оглох?

Он глянул вверх и сразу ослеп от яркого огня сразу трёх фонариков, направленных прямо на него.

- Товарищи, родненькие, – завыл он снова, - это я, Бугровский, с 22-го этажа. Вырвался из застенков палачей! Спасите меня!

- Хорош рыдать, хряк! Стой, где стоишь и не шевелись! Твою мать, как ты ещё цел, там же везде растяжки! Счас за тобой спущусь, не двигайся, не дыши и не трясись, понял? Иначе, ноги тут, руки - на улице, а башка на чердаке.

Голос был незнакомый, да и человека с автоматом наизготовку, спустившегося сверху, худого, длинноволосого, перепачканного штукатуркой, машинным маслом, в обгорелой местами шляпе, чадящего самокрутку, он тоже не узнавал. Только подумал: а и в самом деле, похож на партизана Второй мировой войны. Правда, не на нашего колхозника, кондового и бородатого, а на какого-нибудь французского щёголя-маки в беретке.

- Кто, говоришь, такой? Бугровский? А, знаю тебя. Ты с 22-го. Проходи. Дай только обыщу.

У Бугровского, когда увидел наставленные на него стволы, душа ушла в пятки, и его охватило острое желание сбежать, закрыться где-нибудь и не вылезать больше никогда наружу. Но ещё страшнее были воспоминания о Зэппе и его обещание перемолоть пятки Бугровского, если не справится с заданием.

Он быстро взял себя в руки и повёл себя, как настоящий, большой актёр. Упал на колени, простёр руки к человеку с автоматом, который стоял ближе всех, и заголосил очень правдоподобно:

- Родненькие мои! Наконец-то я вас нашёл! Свой я, свой, эти гады меня пытали, но я им ничего не сказал! Люди добрые, как страшно жить! Всё лицо разбил мне их главный палач. Слава Богу, пришёл конец моим мучениям, я с вами, мои соседи, я сбежал от них!..

Четверо защитников крыши - Седой, Барон, Доктор и Управдом - смотрят на Бугровского, и ничего понять не могут: огромного роста солидный мужик бьётся в каком-то религиозном экстазе, и, осеняя себя крестным знамением, то падает на колени, то вскакивает, воздевая руки к закопчёному потолку пожарной лестницы.

- Эй, Бугровский, ты что, не узнаёшь нас? - спросил Барон.

Доктор его оборвал:

- Видно его сильно мучили, вот и не узнаёт. Пётр Борисович, и меня не узнаёте? Я доктор Татевосян из первого подъезда.

Тот словно не слышит и продолжает кликушествовать:

- Родненькие мои, наконец-то я вас нашел! Зубы повыбивали, руки повыкручивали, обещали пятки перемолоть в порошок! Обещайте, что не прогоните! Я не пойду назад к палачам!

Доктор пожал плечами:

- Обещаем, обещаем, не бойтесь. Пока вы с нами, вас никто не тронет.

2.

Бугровский, решив, что достаточно театра, вскочил с колен, быстро придя в себя, а, увидев Управдома, сам того не желая, не давая себе отчета, накинулся на него в привычной своей манере, забыв, что он только что изображал жертву:

- Слушайте, что творится в доме, который вас уполномочил следить за порядком? Вы мне ответите за тот бардак, который допустили! Какие-то люди бегают по двору, стреляют, гнались за мной, палили мне в спину. Схватили, избили. Что происходит, господин Злобин? Какого чёрта вы не вызвали полицию?

- Вот ты и вызовешь, - ответил мрачно Барон, - если сумеешь сохранить жизнь.

Он жил с Бугровским на одной лестничной клетке, хорошо его, Бугровского, знал и сейчас не верил ни единому слову этого человека.

- Ах, и ты здесь? Да я тебя в бараний рог! – заорал Бугровский по привычке, но осёкся. – Это мне палач в лицо кричал. Такая мразь, просто сил нет! А, это вы, Абрам Иванович? Добрый денёчек вам! А где ваш мальчик?

- Спит мальчик. С каких пор он стал тебе интересен, Бугровский?

- Слушайте, как вам не стыдно! Сейчас такая страшная драматическая ситуация, наш родной дом в опасности, что мы будем ворошить прошлое? Давайте вместе переживём трудные для нас и нашего подъезда времена. В конце концов, мы с вами самые близкие соседи!

- Да уж, ближе не бывает. Я помню, как ты мне по-соседски совал в нос «макаров», обещая выбить мои мозги и ими написать на двери: «Тут живут два дауна». Такое не забывается.

- Слушайте, я стал другим. Честное слово. Я исправился под пытками. Вы посмотрите на моё лицо. На нём нет живого места. Всё лицо – одна большая рана. Я страдал в застенках. И когда решалась моя судьба – жить мне или не жить, я стал вспоминать всё, что было. Всю свою жизнь я прокрутил мысленно. И я понял, как много бед я принёс людям. Я даже подумал, что это всё за мои грехи, за те страдания, которые я причинял близким, вам, в том числе. И вы знаете, впервые в жизни я попытался обратиться к Господу нашему, чтобы отмолить их. Я говорил себе: Пётр, если ты выживешь, то лишь благодаря искренней и честной молитве, в которой ты попросишь у Всевышнего искупления за все прегрешения прошлой твоей жизни.

- Свежо предание, да верится с трудом, - сказал Барон, демонстративно перевесив автомат из-за спины на грудь. – Если хочешь правду, Бугровский, то слушай. Легче представить тебя в роли палача, чем жертвы.

- Слушайте, ладно вам, это всё ваши старые соседские дела! – попытался урезонить Барона Доктор. Но тот его не слышал.

- И знаешь, что я тебе скажу, Бугровский? Я не верю ни одному твоему слову. Вот так-то. Занесите в протокол, как говорится. Все твои стенания не стоят и гроша, я эту фальшь всеми фибрами чувствую. Я выскажу командиру своё особое мнение: тебе не место в отряде и ты должен отсюда уйти.

- Барон, будьте любезны! – Доктор пытался отвести его в сторону, но тот не давался и продолжал говорить.

- Слушай меня внимательно, Бугровский! Хватит вешать лапшу на уши про свои мучения в застенках. Не с твоими наворованными деньгами и не с твоим звериным характером мучиться. Командир у нас добрый, он может тебя пожалеть и взять в отряд. Но знай, я буду следить за каждым твоим шагом. Днём и ночью. И, честное слово, если что замечу, я с большим удовольствем пришью тебя лично. А твою смерть спишут на марсиан.

- За что вы меня так? – опешил Бугровский.

- Знаешь, как моя бабушка говорила, когда наказывала в детстве? За старое, за новое и за три года вперёд. Вот так-то. Знал бы за что, сразу убил. И, думаю, ты прекрасно помнишь, за что. И не устраивай тут спектакль. Театр одного актёра! Москва слезам не верит! Твою волчью породу я хорошо изучил и твоим слезам юного барашка не верю. Где-то стукнулся о косяк, обосрался от страха, прятался, а теперь сочиняешь, что тебя пытали. Впрочем, за все те мерзости, которые ты творил, это почти как условный срок для убийцы ребёнка.

И сказал Седому:

- Ты на посту, а я сдам этого хитреца с рук на руки. Чтоб не сбежал. Чую лажу, как говорится.

3.

Бугровский с ненавистью смотрит Барону в спину, скрипит оставшимися после удара Зэппа зубами и жалеет, что в его руке нет «макарова». Барон, почувствовав затылком его взгляд, резко оборачивается, наставив на него фонарь, и, видя глаза Бугровского, горящие ненавистью, недобро усмехается. Бугровский, ругая себя за неосмотрительность, закрывает глаза рукой.

Управдом, решив, что Бугровскому плохо, бросился к нему.

- Идёмте, Пётр Борисович. Давайте вашу руку, вам, вероятно, трудно идти после пыток? Мы вас представим нашему командиру.

Бугровский изобразил на лице такую слащавую улыбку признательности, словно Управдом был сладкой патокой.

- Спасибо вам, Борис Аркадьевич! Я так рад, что и вы тут. Самый разумный человек, какого я встречал на моём жизненном пути. Когда мне сказали, что в первом подъезде сформировался отряд мстителей, я не поверил. Я ж тут всех знаю, как облупленных. Такие все уроды! Спрашивается, какие там могут быть партизаны, если ни один мудак, проживающий в нашем подъезде, даже оружия в руках не держал!

Управдом сделал движение плечом и Бугровский увидел у того под мышкой воронёную сталь автомата неизвестной конструкции.

- И сколько вас таких героев? – спросил его Бугровский.

- А сколько тебе надо? – вместо Управдома ответил Барон, который не спускал глаз с Бугровского. - Кстати, Бугор, а тебя что, не усыпляли?

- Как усыпляли? В каком смысле? – Бугровский не понял вопроса. – И кто меня должен был усыплять?

- Значит, на вас тоже не подействовал газ инопланетян, - сказал Доктор и спросил Бугровского. - Чем вы занимались два часа назад? Можете вспомнить?

У Бугровского задёргалось веко. Конечно, он вспомнил! Катькой он занимался. Он сзади, а она на коленях.

- Читал… Этого, Транквилла, «Жизнь двенадцати цезарей». А вам зачем?

Доктор попытался ему объяснить, как развивались события той ночью. Инопланетяне усыпили жителей, устроив настоящую газовую атаку. Сам он спасся, закрыв лицом мокрым полотенцем. Не взял газ Доктора, который выпил пару рюмок коньяка «Арарат». Абрам Воровский, он же теперь Барон, кипятил молоко сыну, но тут погас свет, и молоко попало на раскалённую плиту. Вонь была страшнейшая и она, по всей видимости, перебила действие газа. Это его и спасло.

- Командир нас научил. Нужно взять полотенце, намочить в воде и так дышать. Он так сделал и его газ не взял.

- А кто у нас командир? – спросил Бугровский.

- У нас! – вспыхнул Барон. – Ещё неизвестно, будешь ли ты у нас?

Абай Елдос, таджик-не-таджик, который тоже в отряде, отличный, кстати, стрелок, продолжал свой рассказ Доктор, дрых в подвале, накрывшись молитвенным ковриком, который привёз в Москву с родины. От предков ему достался, от бабушки с дедушкой. То ли газ в подвал не дошёл, то ли намоленный коврик защитил парня, но и с ним ничего не случилось.

Управдом делал на ночь ингаляцию, лечил астму, дышал настоем эвкалипта, алоэ и вьетнамского бальзама «Звёздочка». Ничего не почувствовал. Как спасся пацан Лёшка, никто не знает, а тот не говорит. Судя по запаху, курил, засранец, марихуану, инопланетный газ не взял земную дурь. Седой принимал на ночь горячую ванну. Всё было в пару и, опять же, газ не подействовал. Правда, чуть не утонул, когда дом тряхнуло.

Чирик, малый из «Мослифта», как представил его Доктор, глушил в гостях в первом подъезде дорогущий виски двадцатипятилетней выдержки и сонный газ его тоже не взял.

Та-ак, мысленно подсчитывает Бугровский численность отряда – раз, два, три, пять… Сколько ж тут народа? Сосед его, даун этот, с ним он лично разберётся, когда всё закончится, попросит ребят Зэппа из пыточной показать своё мастерство перемалывать кости. Потом этот - художник, вечно со своей «волгой» конченой во дворе возится, её давно на свалку пора, небо коптит только! Дальше. Жирный доктор-армяшка, таджик какой-то, Чирик, неясно, откуда взявшийся фрукт, председатель кооператива, командир… Всё, что ли? И чего Зэпп испугался, их семь или восемь человек всего!

- Кстати, Чирик куда-то исчез. После своего чудесного спасения.

- Как это исчез? – не понял Бугровский. Минус один!

- Когда за ним гнались инопланетяне, это было на крыше и почти его настигли, командир и Барон, натравили на них из засады бультерьера Бонни…

- Ты должен помнить мою собаку, Бугровский, - сказал Барон.

Тот обрадовался:

- Да, да, конечно помню! Милый такой, симпатичный пёсик…

- …которому ты пообещал прострелить башку, если он хоть раз залает.

Бугровский поёжился, а Доктор продолжал свой рассказ:

- Пёс схватил одного за руку, за ногу цапнул другого, перегрыз горло третьему, пока четвертый не направил на него ствол странного аппарата, после чего пес просто исчез. Взвизгнул и исчез, как будто его и не было. Командир успел выбить страшное оружие из рук преследователей, и оно упало куда-то во двор. Чирик потерял сознание, его стали приводить в чувство, а когда привели, он исчез.

- Не мог же он испариться! – сказал Бугровский. Наверняка, этот Чирик и обесточил корабль, стащив что-то там из реактора. И, скорее всего, исчез вместе со струпциной. Зэпп говорит, что она из чистого золота. Если это так, то об осмысленной и продуманной диверсии говорить не приходится. Просто хотел мужик нажиться. Увидел, что золото, схватил и бежать. А тут «партизаны», блин! Когда этот Чирик попал в руки к этим дебилам из пионерской игры «Зарница», к дуракам-переросткам, то понял, что у него потребуют долю и, чтобы не делиться, смылся. Нормальная логика нормального русского ваньки.

В результате самой первой стычки с инопланетянами, рассказывал Доктор Бугровскому, они захватили целых пять автоматов странной конструкции, с уникальным ресурсом стрельбы.

- Командир предположил, что эти автоматы сами отливают пули, - рассказывал Доктор, показывая по ходу дела свой автомат чёрного металла, у которого вместо приклада была громоздкая чугунная коробка. – Из него можно стрелять бесконечно, даже ствол не греется. Какой-то перпетуум мобиле! Просто чудо! Представляете?

- Если честно, не могу, - машинально отвечает Бугровский, зыркая по сторонам и пытаясь предположить, кто может быть командиром в этой группе пожилых сумасшедших.

Даже Зэпп отзывается о нём с уважением.

4.

На крыше под навесом разместилась вторая часть Юркиной команды. Командир спал, не снимая трофейного шлема. Лицо было прикрыто чёрным непрозрачным забралом. Поодаль у пулемёта, ствол которого был задран в небо, молился чучмек. Молодой парень, обняв автомат, слушал музыку, воткнув в ухо наушник плейера. На коврике сидел мальчик и строил из кубиков башню.

- Хочешь конфетку? – спросил его Бугровский. Просто так спросил, конфетки у него не было.

Мальчик поднял на него глаза и строго-пристально глянул на Бугровского. У того мороз деранул кожу. Мальчик-даун смотрел на него взрослыми глазами, полными презрения. Вот, блин, смотрит! Как папаша! – подумал Бугровский. – Обоих скину с крыши. Первым делом. Этих козлов только могила исправит.

Доктор тронул за плечо спящего человека в шлеме:

- Командир, тут наш сосед по подъезду. Был в плену у инопланетян.

Бугровский пытается узнать лежащего перед ним человека, но не может. Как быстро меняют людей обстоятельства! Человек, зевая во весь рот, открыл глаза:

- Что? Кто? Какой, к чёрту, сосед? Нас атакуют?

Придя в себя, внимательно глянул на Бугровского и его рот расплылся в улыбке:

- Пётр Борисович, и вы тут! Какими судьбами?

- Не имею чести, - пробормотал Бугровский, все ещё не узнавая говорящего. – Кто вы, простите?

- Так это ж я! – Юрка снял шлем. – Гагарин Юрий Иванович! Квартира моя под вами. Писатель! И машины наши рядом на парковке.

Это он сильно сказал «машины наши», подумал с презрением Бугровский. Мой навороченный «инфинити» за два ляма и сраный «жигуль» этого пацана, развалина за три рубля! Но решил не торопить события и не лезть поперёд батьки, вспомнив взгляд Барона. А мысли в голове Бугровского так и щёлкают. С какой стати этого толстожопого Абрама кличут бароном? Неужели корни откопали? Значит, вот кто у них командир, вот кто господину Зэппу поперёк горла. Гагарин, мать его!

- Здравствуйте, Юрий Иванович! – Бугровский кинулся пожимать руку этому засранцу, писателишке-неудачнику, которого считал люмпеном и к которому относился с глубочайшим презрением. А как должен относиться богатый, успешный человек к неудачнику? В задницу его целовать? Жалеть? – Примите от жильцов дома наши восхищения вашими подвигами. Люди томятся в застенках, но мысль о том, что кто-то борется за их свободу, придаёт им сил. Кланяюсь вам низко-низко в пояс. Нижайший вам поклон от благодарного народа. Спасибо!

- Пожалуйста, – сказал ничего не понимающий со сна Юрка. Перед глазами мелькнула лысина Бугровского; тот склонился в настоящем «нижайшем» поклоне. – Какие застенки, я что-то не въеду? Где?

Бугровский всё рассказал, естественно, приврав и приукрасив, расцвечивая свой рассказ, где только можно, разными фантазиями и преувеличивая свою роль во всём. Своё пребывание в палисаднике он выдал за разведывательную операцию. Беседу с Зэппом – как сбор агентурных данных. Красочно описал страдания жильцов на волейбольной площадке, которых не кормят и не поят и даже заставляют ходить под себя.

- Этот палач Зэпп мне сказал, что начнёт убивать заложников! Я вас умоляю, спасите людей, верните ему эту чертову струпцину и они улетят на свою планету. Он пообещал мне клятвенно. Я готов на колени встать!

- Что вернуть-то? – переспросил Юрка. – Мы у них только оружие брали.

- Струпцину. Это такая запчасть из их корабля, без которой он лишён хода. Золотой брусок. Ваши люди её стащили и обесточили корабль.

- А, ну это к Чирику, - развёл Юрка руками. – А он второй раз сбежал, свинья неблагодарная. Даже не знаю, где его искать!

- Юрий Иванович, родной, там погибнут люди! – не отставал Бугровский. – Женщины, дети, старики! Надо что-то делать! Может быть, подобраться незаметно и вдарить, как следует! Когда охрана не ожидает, а? Ножами в спины? Лопатами по головам! Освободить людей от мучений!

Юрка помрачнел:

- Да я всё понимаю, но что я могу? С горсткой людей? Нас всего-то семь человек. Да ещё ребенок с нами.

- Возьмите меня восьмым! «Великолепная восьмёрка»! Мы наделаем такого шума, устроим этим гадам кипеш! Честно, я много чего умею.

Тут вылез этот гад, Барон. Как его ненавидел в этот момент Бугровский!

- Он много чего умеет, командир, я свидетель. Особенно хорошо он умеет лгать. Не верьте ему!

Барона хотел остановить миролюбивый Доктор, свести всё к шутке:

- Кто старое помянет, тому глаз вон! Какие сейчас счёты! Такое время.

Но Барон его зло оттолкнул:

- Не перебивайте меня! Я этого человека знаю, как облупленного. Это мой сосед по лестничной клетке. Живу с ним бок о бок уже двадцать лет. Известный барыга и бандит с садистическими наклонностями. Просто мерзкий тип, коррупционер. Простите меня, командир, но я не верю ни единому его слову. Более того, на сто процентов уверен, что он подослан к нам шпионить. Смотрите, что он предлагает – идти вниз на пулемёты, чтобы гарантированно нас всех уничтожить.

Бугровский горестно всплеснул руками:

- Опять он! Но меня ж пытали! Меня били! Видите, командир, я зубов лишился. А мой сосед не хочет простить мне старые, довоенные грехи. Он не верит, что обстоятельства могу поменять человека. Ну, что я должен сделать, чтобы вы мне поверили, что? Может, застрелиться? Я готов!

Барон протянул ему пистолет:

- На, стреляйся, хватит языком молоть!

- Ну, это не метод для проверки! – только и успел сказать Юрка. Бугровский взял пистолет из рук Барона и трижды в него выстрелил. Тот со стоном схватился за плечо и выронил автомат. К нему на помощь бросились Управдом и Доктор, подхватили обмякшее тело. Юрка потянулся за автоматом, но не успел; на крышу ворвались люди в чёрном, навалились на него, стали выкручивать руки. Пытаясь вырваться, он вскочил, стряхнув с себя одного, другого, но ему подставили ножку и, падая на пол, он увидел, как отчаянно дерётся сразу с тремя солдатами Елдос, а обезоруженных Лёшку и Управдома уже вяжут по рукам и ногам те же в чёрном.

- Где Седой? – мелькнула в голове мысль. – Как они проскочили мимо его поста? Может, успел уйти?

Его ударили по голове. Всё перед глазами поплыло, и он отключился.

- Так рушатся мечты. На всё про всё пятнадцать минут и сорок пять, нет, сорок шесть секунд, - констатировал с гордостью Бугровский, вынув из кармана часы. Солдаты ввели избитого в кровь Седого с завязанными за спиной руками.

- Физкульт-привет! – сказал ему Бугровский. – Продули? Нет! Физкульт-ура! Продули? Да. Ну, как оно, позорный дозорный?

Тот не ответил и смачно харкнул ему в физиономию.

- Ну-ка, подержите-ка дядю под белые ручки, - приказал Бугровский солдатам. – Сейчас я этого нацбола поучу жизни!

Подошёл и сильно, больно, хлёстко двинул Седого по лицу. Тот упал на руки солдат.

- Это тебе за мой зуб, - сказал Бугровский. – Ну что, никто не забыт, ничто не забыто? Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погялть. Шесть и семь. Все на месте. Пацанёнок ещё. Что с тобой-то делать, сиротка?

Он подошёл к мальчику, который строил башню, присел рядом и стал на него задумчиво смотреть. Когда тот поставил последний кубик, закончив строительство, Бугровский нарочно свалил её рукой. Мальчик посмотрел на него с сожалением и принялся собирать кубики снова. Поставил башню и снова её снес Бугровский. Мальчик опять потянулся за кубиками. Молча, серьёзно и сосредоточенно.

- Упёртый, щенок! – сказал Бугровский сквозь зубы и жестом попросил у командира разведчиков связать его с Зэппом по видеорации.

- Говорит агент «Троянский конь». Ваше задание выполнено, господин Зэпп. Шайка повязана. Вся «великолепная семёрка» во главе со своим Зорро лежит у моих ног.

- Молоток, Бугор! – Зэпп в экране сидел на каком-то столе, зажав между колен банку варенья. Ел его, намазывая ложкой на колбасу и запивая водкой из горла. – А где струпцина?

- Утверждают, что тут её нет. Якобы, утащил некто по имени Чирик и с ней сбежал вниз. Ищите его там. Шлёпните десяток заложников, это подействует, я знаю нашего брата. Сам выйдет со струпциной, не выдержит. Народ у нас исключительно сердобольный.

- Да уж, - сказал Зэпп, – по тебе видно. Ладно, ты не в счёт. Мои поздравления с завершением операции. Кстати, я не сомневался в твоих талантах, дорогой Йоганн Вайс. Будешь вознаграждён. Деньги и офицерское звание пришлю по почте.

- Рад стараться, господин Зэпп. А что нам делать с этой шпаной?

- С какой шпаной?

- С недоумками, которых вы назвали партизанами?

- Эти-то? Да на твоё усмотрение, я тебе доверяю, как себе. Хочешь, повесь, а хочешь сбрось с крыши. Только на красную «Феррари» не попади, я её с собой заберу. Моей уже три месяца, пора менять. Нет, лучше, конечно, с крыши, для пущего эффекта. Пусть народ видит, какие мы продвинутые менеджеры. Не сидим, сложа руки. Короче, как подам сигнал, так и кидай. Хочешь по одному, хочешь всех сразу. Как фейерверк китайский. Не переусердствуй только. Пусть прямо вниз пикируют, не надо нам «мёртвой» петли, «бочки», по-простому давай, по-простому. Летят пусть строго вертикально, без всяких там отклонений и кульбитов. Не фиг баловать! Если будут канючить – хотим так, хотим эдак, скажи им: не надо, это вам не фестиваль воздушных шаров! Нет, но а мне они на чёрта? Меня по головке не поглядят, если я привезу на Клотримазол такую буйную шарагу. Всю планету перебаламутят. Революцию, блин, устроят, пожар её раздуют. А на черта нам революция, нам и без нее хорошо? Короче, готовь ребят к полёту. Обязательно выполни их последние желания, это святое дело. Поесть-помыться, покурить. Постирушка там, с мамой по скайпу поговорить. Но коротенько, чтоб не думали, что тут им курорт.

- Понял, шеф.

- Ну и молоток, Бугор. Всегда тобой гордился. Как чувствовал, что из тебя получится идеальный предатель. Короче, сынок, держи хвост пистолетом, пока не оторвали! Отбой!

5.

Бугровский презрительно смерил взглядом связанного Юрку и пожал плечами:

- Чего-то я вас, друзья, не пойму. Никого лучше не было, что ли? Какой командир из этого неудачника? Из несостоявшегося писателя земли русской? Этот ваш командир в кавычках мне пятьдесят тысяч год должен и не отдаёт. На стоянке брал, а отдать не хочет. Признайся, должен?

Связанный Юрка покраснел до корней волос. В более идиотской ситуации он никогда не был:

- Ну, должен. Ты меня развяжи, я тебе долг верну.

Бугровский развел руками:

- Ой-ой! Что тебе остаётся, засранцу? Только ехидничать! Выбрали командира на свою голову! Шантрапу, шаромыгу! Человека, лишенного морали. Взял в долг и, как будто так и надо! А, каково? Не на своём ты месте, парень. Сидел бы, строчил свои романчики, нет, решил в войнушку поиграть. Ну и доигрался.

Бугровский вдруг почувствовал дикое раздражение. Вспомнив, как издевался над ним этот гад Зэпп и как он, Пётр Борисович Бугровский, уважаемый и авторитетный человек, оглушенный сиюминутным страхом, порывался вылизать тому сапоги, чуть не озверел. Схватил связанного Юрку за грудки, стал трясти изо всех сил, шипя прямо в лицо:

- Научись, говнюк, бабки делать, обрети моральное право командовать, а потом веди за собой, командир херов! Пугачёв, блин, Стенька Разин! Говна кусок. Ты ж голь перекатная, люмпен! Ты скажи народу, отчего от тебя жена ушла? Устала колготки штопать! Я представляю, куда вас, дураков, завёл бы такой командир, этот голозадый мастер художественного свиста, который долги не возврашает.

Барон, который страдал от раны, что-то тихо сказал Доктору.

- Эй, я запретил переговоры! – гаркнул Бугровский на Барона. – А с тобой, сосед-дегенерат, я поговорю отдельно. Сейчас сюда везут пыточную машину, говорят, шкуру снимает так, что ни одной морщинки. Хочу посмотреть, как ты будешь выглядеть без кожи.

- У него в кармане деньги, он попросил, чтобы вы их взяли в счёт долга, - сказал Доктор. – В кошельке, в нагрудном кармане.

Юрка, услышав, не выдержал и крикнул:

- Барон, отставить! Это мой долг. И я его сам отдам.

- Когда, Юрочка? – спросил Бугровский, делая участливое лицо.

- Когда представится возможность, - ответил Юрка тихо.

Бугровский захохотал:

- Значит, никогда! Или на том свете. Ах, как не кстати, я ж туда не собираюсь. А вот ты имеешь реальный шанс очень скоро встретить своего великого однофамильца.

И полез в карман к Барону со словами:

- Когда командир отдаст, я тебе их сразу верну, козлина, не бзди. Впрочем, на хрен они тебе на том свете? А мне пригодятся, деньги, знаешь ли, счёт любят. Сколько тут? О, триста тысяч, хороший навар, спасибо. Беру с благодарностью!

- Он же пятьдесят должен! Бугровский, как вам не стыдно?

- Доктор, как вас там, Айболит! Лечите ваших обезьян! Вы – дурак, хоть и доктор. И вы ни хера не соображаете в финансах. Взял пятьдесят и отдал пятьдесят? Это только в советское время так было. Что называется, до получки перекрутиться. А проценты? А не отдал вовремя - проценты на проценты? А если на счётчик? А если посчитать, как падал доллар, а как – евро? А ставка рефинансирования? А процентная ставка Центробанка? Если всё сложить, плюс мои нервы, так, твою мать и трёхсот будет мало! Усёк, докторишка?

- Скотина ты, Бугор. Мерзкая тварь, - простонал Барон. - Жаль, не пристрелил я тебя сразу. Как чувствовал, что ты предатель.

- Я-то? – недобро усмехнулся Бугровский. – Да ты на себя посмотри, доходяга. Ты своего сынка, дауна, покрепче держи. Неровен час, с крыши навернётся, чисто случайно, как у нас говорят. Да ладно, не белей, я пошутил, не рыпайся! Команда инвалидов, тьфу, итиомать, золотая рота!

С презрением оглядел связанных Юркиных ребят. Даже проверил узлы на руках, крепко ли завязаны. Солдаты усадили их вдоль стены, чтобы видеть каждого. Те прятали от Бугровского глаза, полные ненависти и только Елдос, не понимая ни слова, улыбался.

- А ты, чмо лупоглазое, чё ты-то лыбишься? А, басмач? Ты ведь басмач, командир?

Елдос закивал головой:

- Не командира! Басмач!

- Башку тебе оторвать, барану. Понаехало вас, уродов! Не пора ли «чемодан-вокзал-кишлак»? А? Ты меня понял?

- Понял, - сказал Елдос.

- Что ты понял, чмо ушастое?

- Дурак, ишак!

- Кто, я?

Елдос, радостно улыбаясь, закивал головой. Бугровский размахнулся и сильно ударил его по лицу. Тот покачался, как кукла-неваляшка, сплюнул кровь и повторил, широко улыбаясь:

- Ишак, дурак!

Витька первый раз слышал, чтобы Елдос произносил русские слова, не повторяя, как попугай, чужие. На глаза Юрки Гагарина навернулись слёзы. От бессилия он заскрипел зубами и отвернулся. А Бугровский бил и бил Елдоса по лицу, входя в раж. Ещё, ещё, ещё. А тот раскачивается, и, знай, твердит, как китайский болванчик, улыбаясь окровавленными губами:

- Дурак, ишак! Ишак, дурак!

Спас Елдоса писк портативной рации. Командир разведчиков протянул Бугровскому видеотрубку. Это был Зэпп.

- Я вас слушаю, шеф.

- Привет, Бугорушка-дружок. У меня хорошие новости: тот, кто украл нашу струпцину, схвачен мною в магазине. Сейчас я из него выбью показания. Скорее всего, под пыткой, для ускорения процесса. Скажет, куда он её дел. Дело пяти минут. Максимум десяти, если будет терять сознание.

И тут Зэпп сказал такое, от чего холодок пробежал по спине Бугровского. Поскольку, по его словам, всё так «неловко» вышло, время и темп потеряны, Зэпп принял решение жителей дома № 48 уничтожить. Всех до единого. Даже детей. Урок землянам для острастки. Чтобы впредь неповадно было сопротивляться гостям с планеты Клотримазол. И чтобы не было утечки информации. Пусть жители планеты Земля вспоминают Останкино с ужасом. Как место величайшей трагедии.

- Правильно, шеф! – сказал Бугровский, думая о том, что надо забрать из кабинетного сейфа мешок с золотыми коронками и бриллианты. - Этих уродов надо лечить.

И проходя мимо Барона, изо всей силы пнул его ногой в грудь.

- Вот, зараза! Убить меня хотел! Кишка тонка, свинячья морда!

Подозвал командира разведчиков:

- Спущусь вниз, кое-что забрать из квартиры. Пора в путь-дорогу, полечу с вами на новое место жительства! Следи, чтобы не сбежали.

Командир разведчиков осклабился, обнажив прокуренные чёрные зубы, похлопал по кобуре.

- Пуля догонит!

- Без меня не убивай, - предупредил его Бугровский. – Я бы хотел с ними попрощаться. Поручкаться на прощанье, в смсыле, руки им выломать. Лады?

- Лады, - ответил разведчик.

И оба захохотали, отлично поняв друг друга.

Глава 29.

Чирик и Командор

1.

- Да какая вы, русские, нация, - говорит Дикий Зэпп, - сплошной пердимонокль, издевательство над природой. Даже не говори мне! Гномы, гномы, гномы, не дадим житья чужому! Ладно, если только псу-рыцарю и бедному еврею, да хрен бы с ними! Все в ужасе от вашего соседства! Весь мир от вас стонет, достали! Всё вам не так и в руке пятак! Кругом враги и, что характерно, через день разные. Мир от вас обалдел. Вы, как бабёшка на выданье, то не так, это не эдак! Сопли-вопли, ничего мужского! Есть прогноз, что не выдержите конкуренции ни с хохлами, ни с беларусами.

- Чего это вдруг не выдержим? – задаёт вопрос Чирик, который из-за этой дуры Наташки, как он ее теперь называет мстительно, попал в лапы самого главного инопланетянина. «Надо кассу закрыть, надо кассу закрыть!», - Чирик зол на неё, но и на себя тоже – зачем дал согласие идти в магазин, в эту ловушку? С его-то опытом? Как кур в ощпи! Теперь, ожидая для себя самого худшего, ведёт с Зэппом содержательную беседу о смысле существования русской нации.

- Да и с теми же африканцами. Те выносливы, жрут всё подрят, что не приготовь. Не то, что ваши: квашеная капуста, колбаса докторская, щи суточные, котлеты по-киевски! И воблы к пиву! Не-е, мы без воблы не будем! Дайте водки и портвейн «Три семёрки»! Если конкуренцию не выдержите, то планете Клотримазол вы будете просто не нужны. Однозначно. И возить мы вас больше не будем.

- Слушай, о чём этот трендит? – разволновался Чирик, пихая в бок Наташку. – Это где мы не нужны, здесь? Пошли тогда!

- Чего тебе не понятно? – отвечает Наташка. – Всё ясно, как божий день! На этой чёртовой планете…

- Но-но, сударыня, подбирайте выражения! Такая красивая женская особь, просто пальчики оближешь и так здорово приложились мне по моей башке бутылкой, и - выражаетесь! Я ж не говорю «эта чёртова Земля». Будьте корректны, когда говорите о моей родной планете!

- У них там на этой планете Клотримазол, чёрт бы её подрал, проводится эксперимент: какая нация наиболее приспособлена для выполнения рабских функций, - пояснила Наташка Чирику. - Выживут японцы, будут брать японцев. Или китайцев воровать. Или представителей Папуа-Новая Гвинея. Или белорусов. Это если по-простому. Я вас правильно поняла?

- Экселенц, пять баллов! - подтвердил Зэпп. – Поняла, как это ни странно. Обычно женские особи плохо переваривают информацию. У них от неё несварение желудка.

- А евреи? – почему-то спросил Чирик.

- Что евреи?

- Тоже вам не годятся?

- Для работы в каменоломнях? – пожал плечами Командор. – В шахтах? Не, боюсь, не потянут. У нас же нет банковского сектора, куда их девать. Все деньги в руках Главноуправляющего. А потом евреи склонны к перемене мест. В Израиль свинтить, в Австралию, в другие жаркие страны и всё такое. Любят революцинные ситуации, их хлебом не корми! Не, мы с ними не связываемся, оставьте их себе, нам и так хорошо.

- Приятно слышать, - говорит Чирик. - А если русские не выдержат конкуренции, то что им будет?

Инопланетянин пожал плечами:

- А ничего. Возьмут и распылят.

- Как это распылят?

- Как, как и кучка! Да в пыль их превратят, вот, как.

- Русских? Наших!

Зэпп зевнул:

- Наших-ваших. Кто бы знал, как вы надоели с этой вашей делёжкой на «своих» и «чужих», чёрт бы вас подрал! На «немцев» и «русских», на «голубых» и «розовых», «белых» и «красных», «питерских» и «московских»! Мне-то один хрен, каких чучмеков возить – русских, китайцев или грузин. Все вы одинаковые, когда жрать захотите. И один хрен, кого распылять, если прикажут. Мне платят, я делаю. Это у начальства свои резоны – выгодно, не выгодно, аполитично или сойдёт? А у меня контракт. Но если бы меня спросили, я бы так ответил: не вижу смысла вкладывать деньги в русских и гонять туда-сюда танкеры за миллион вёрст. Гнилой вы народишко, неперспективный для размножения.

Ах ты, гад лупоглазый! – подумал в сердцах Чирик.

- Сам ты, Чирик, гад лупоглазый, - отозвался Командор. В благодушном и расслабленном состоянии он сидит напротив землян на прилавке магазина «Продмаг» и ест большой ложкой варенье из банки, закусывая колбасой и запивая водкой. Когда вошли Наташка и Чирик, чтобы запереть кассу, он так их и встретил – с банкой, ложкой и батоном колбасы в руке.

- Не врёт примета, етиомать! – заорал он, увидев Наташку. – У меня как раз ложка на пол упала. Я сразу сказал: баба придет! Она и пришла, раскинулась клоками, повисла на ветвях дубов! И кавалера привела-а. Уж не того ли, кого мы тут ищем днём с огнём и с огнемётом? Не вы ль, товарищ хороший, попятили дефицитную запчасть от моего корабля, извините, не знаю вашего имени-отчества?

И рявкнул куда-то в сторону: не то «фас!», не то «взять!». Наташка резко отпрыгнула к двери и тут же попала в объятия двух дюжих солдат. Она даже не успела пикнуть, как её скрутили и усадили в угол на мешок с картошкой. Чирик попытался выпрыгнуть в окно, но когда отдернул занавеску, то увидел за ней толстую решётку. Тогда он сделал вид, что он сам по себе, что он отдельно от Наташки и просто зашёл в магазин за покупкой. Ничего не знаю, ничего не ведаю. Даже стал сосредоточенно посвистывать, как бы в поисках нужного товара. Зэпп с любопытством следил за его перемещениями по магазину, жуя колбасу с вареньем.

- Не, через прутья не пролезть, – озвучил он мысли обалдевшего Чирика. – Ну да, не твой размер. Даже если раздеться и намылить тело, всё равно не пролезть. И кто тебе мыло-то даст? Я не дам, я сам без мыла сижу. Так что, Чирик, как говорится, оставь надежду, всяк сюда входящий. Сядь и не суетись, в ногах правды нет. Будем с тобой говорить о жизни и смерти.

Так Наташка и Чирик очутились в плену у Зэппа.

2.

- Где струпцина, Чирик? – спросил Зэпп, чавкая «докторской».

- Чего-о?

- Струпцина где, чаво? Чаво, чаво! Через плячо и в ухо!

Чирик пожал плечами:

- Не знаю я никаких струпцин. Первый раз слышу такое слово. Лекарство, что ли? Типа стрептоцида? Или стрептомицин?

Зэпп терпеливо, как маленькому, разъяснил:

- Нет, не лекарство. Лекарство вам, дорогой коллега, понадобится, если вы не вернёте мне запчасть в течение пяти минут. Струпцина, поясню для несведущих, это такая запчасть от моего корабля. Номенклатура турбодвигателя последнего поколения, 17 миллионов ампер-час, если это о чём-то вам говорит. Это такой дли-инный брусочек металла, чистое золото, активированное в термоядерной реакции. Без неё мой корабль не летает, а только скрипит на ветру. А через час-полтора развалится на части по вашей, господин Чирик, милости.

- Первый раз слышу про какую-то мою милость, - нахально глядя в глаза Зэппу, говорит Чирик.

Командор терпеливо вздыхает:

- Вот русский, блин, народ! Всё бы вам воровать, да изворачиваться.

Неизвестно, как развернулись бы события, не ляпни Чирик в ответ:

- Каждый дурак норовит русских лягнуть! Русские, русские! Всё у вас русские плохие. Как будто другие не воруют и не изворачиваются. И коррупции у вас нет, и президенты не заводят юных любовниц! Всё то же самое. Бог всех сделал одинаковыми. А ты, возьми, лупоглазый, да положи кошелёк с тысячью долларов в центре любого города, хоть в Азии, хоть в Европе, хоть на Таити и отойди в сторонку. И что? Через пять минут стырят! Русские? Да что ты паришь, ни фига! Да ты первый и стыришь. Ты, что ли, ангел? Водку сидишь пьёшь на работе! Или твои люди – ангелы? Не воруют? Так что, нечего на русских переть, все одинаковые, весь народ из одних ворот. Русские, блин, ему не нравятся! Зато мы правду-матку всегда скажем, где другие смолчат. Усёк, марсианин?

И Зэпп, любитель поспорить и поиграть словами, попался на уловку Чирика, который выпалил это всё от отчаяния, а теперь трясся от страха – как-то его выступление оценят? Нет, не ожидал Зэпп такого отпора от воришки.

- Тоже мне, - говорит, - адвокат выискался!

А Чирик ему:

- Тоже мне, прокурор нашёлся!

Зэпп разозлился.

- Готов доказать с фактами в руках, что вы, русские, хуже всех на свете.

- Докажи!

- Да не фиг делать! Вы, русские, самый гнилой народец.

- Он мне будет говорить! – вскричал Чирик. - Огульное охаивание! Так и я могу сказать, что вы – самый гнилой народец! Прилетели тут воду мутить.

- Ничего не огульное! Не дружные, ленивые, пьяницы, воры и жлобы. Ещё проститутки и стукачи. Через сто веков вы будете страной не дураков, а гениев, ваш поэт сказал. У нас тотализатор принимал ставки – какая нация победит в конкурсе на самую смышлёную, дружную и работящую? Я поставил на японцев. Решил посмотреть, на кого ещё ставят? Никто не поставил на русских, ни один здравомыслящий житель планеты Клотримазол! Думаю, что по этой причине ваших и распылят. Нет, но какой смысл содержать орду русских злобных стариков и старух, которые орут, что вчера было хорошо, а сегодня плохо? Зачем они нам, если и вам самим они на хрен не нужны? Нам-то они ради каких-таких красивых идей? Что у нас, Общество по защите старых русских маразматиков? Ваши там права качают без конца: меня сам Путин знает, ВВП! Ну и что? Ты – тут, а ВВП твой – где? В Кремле! И что? Ты к Кремлю на пушечный выстрел не подойдешь, а туда же! Ваши говорят: вы с нами плохо обращаетесь, мы на вас напишем коллективное письмо в Государственную думу. Да пиши, сколько влезет, нужны вы этой думе! Там о собственном кармане думают, а они - письма! На деревню дедушке, Константину Макаровичу? И всё время так с вашими. Чуть что, мы - богоизбранный народ, Москва – Третий Рим! Мы в космос первые летали, наш Юрка Гагарин открыл дорогу во Вселенную! Я говорю: мы в этом космосе скоро миллион лет как болтаемся, надоело хуже горькой редиски. Они мне хором: у нас автомат Калашникова, сто миллионов штук по всему миру! Я отвечаю: выкрасить и выбросить.

- Это ты брось, - сказал Чирик с угрозой. – Выкрасить!

- Хоть брось, хоть подними! Мы такое допотопное оружие производили семьсот веков назад. Такие пукалки только для разгона кроликов на огороде. Для войны у нас оружие другое, более эффективное. Р-раз звуком и твой мозг поплыл. И – никаких пуль.

- Балет!

- Бале-ет? Фу, ну какой балет! – Зэпп аж брезгливо сморщился, словно кто-то воздух испортил. - У вас Большой театр сто лет на ремонте, миллионы разворовали, любители, блин, балета. Сплошные скандалы. Вся слава вашего балета ушла с Григоровичем за угол. Весь балет у китайцев! Они такие кульбиты выделывают, вам и не снилось!

- Балет это не кульбиты!

- Да какая, на хрен, разница!

- Зато у нас Кремль! Оружейная палата! Шапка Маномаха!

- Ну, блин, застрелиться, достижение! Шапка у них, одна на весь честной мир! Кремль? И что? Кто вам его строил? Итальянцы строили. Русские на каждом углу трезвонят: Москва – главный город мира! Москва – Третий Рим! Триста тридцать третий! В вашей Москве, как в каком-нибудь Зажопинске – гостиниц нет, инфраструктура просто ужас, пробки какие-то космические, цены – запредельные, грязь, гаражи допотопные из грубого листового железа, ларьки с шаурмой, не ясно, из чего она, из собак или из кошек, а они в голос вопят: Москва – столица мира! Самый отличный город! Отличный от заграничного? И этот истукан на Москва-реке, церетелевский, в каноэ стоит. Мигрантов – как грязи, не знают, что с ними делать, куда их деть. Руками разводят: откуда, мол, они, как сюда попали? А вы Лужкова спросите.

- Спросим, – буркнул Чирик, – если подскажешь, где его искать! Его латыши не пустили, куда он делся?

- Во-во, - сказал Зэпп. - В чём вы всех перегнали, где вы чемпионы мира, так это по части алчности. Ну, ребята, так же нельзя! Алчность просто животная, скотская! Тут у вас конкурентов нет во всей Вселенной! Верхи тырят, а низы молчат. Их деньги по карманам распихивают, их детей и внуков лишают завтрашнего дня, а они молчат, сидят, поджавши жопы пятками, сопли жуют на обеди и ужин. Нет, весёлая вы нация, русские, мы там новости смотрим, над вам потешаемся! Задница голая, а они счастливы, что какой-то, блин, Абрамович, неизвестно, откуда хапнувший свои миллиарды, купил новую яхту по имени «Челси». И радуются, как дети: гляди, как он здорово наши деньги тратит! Хошь – налево, хошь – направо! И как здорово это у него получается, мы б так не смогли. Богоизбранный народ! Депутат Митрофанов книгу написал, хвастается, что трахал Патрисию Каас, когда та была никем-ничем. Ну, не стыдно? А почему хвастается? Она теперь певица с мировым именем, а он кто? Мешок этот, не буду говорить, с чем. Или Гурченко вашу по телеку показывают, вроде пожилая женщина. Веди себя прилично, будь примером для молодых девушек. Как же! Ей вопрос задают, а она: гы-гы-гы! И только – пип, пип, матерится прямо мне в глаза! А ей за это – орден? Ну, куда это годится? Стыдоба! А Лужков ваш? Изображал дуче, каждой бочке был затычкой, а что он сделал с Москвой? Только сжечь её осталось, чтобы в ней выжить! Мне профессор сказал: только недалекий и малообразованный человек, с завышенной самооценкой, мог записать на себя столько патентов. У нас про него говорят: глуп, как пробка.

- Подумаешь, - сказал Чирик запальчиво. – И у нас про него так говорят, и никто не боится.

3.

- Над русскими вся Вселенная потешается, – продолжил Зэпп свою обвинительную речугу. - Дураки через одного. Или психически больные! Было милое местечко, Куршевель, отдыхали мы там, катались на саночках. Сейчас туда стыдно зайти, как в магазин «Интим», честное слово. Какое-то клеймо на нём. Прям Содом и Гоморра! Кто туда попал, тот там и пропал. Не-ет, мы в этой бордель ни ногой после вас! И вот спрашивается: на хрена свои ворованные богатства выпячивать? На лыжах и воо-оо-от в таких брюлликах, с яйцо? Я себе такое не позволяю при моей огромной зарплате. Что это у ваших людей? Комплекс неполноценности? Или просто мозгов нет? Только и разговоров, что про деньги, бриллианты, да про дорогие тачки. Радио русское включаю, а там реклама: «Жадность – это круто!». Каково! Жлобы вы. «Малиновые пиджаки», как были в 90-х, такими вы и остались. Склочные, жадные, завистливые, ну вас к чёрту. А ваша интеллигенция? За доллар как угодно и кому угодно даст! В любое место! Фильм «Бригада» взять. Обожают его русские, очень им нравится смотреть, как русские русских убивают-пытают. А дуракам-артистам, разок паяльник в анус за участие в этой бредятине, сразу бы поняли, кого прославляет, Безруков ваш. А как ваша власть ворует, даже говорить скучно.

Дикий Зэпп разводит руками:

- А телевизор? Что не сериал, то криминальный! Не могу смотреть телек в России, тошнит! Честное слово, врать не буду! Одна чернуха, убийства с отягощающими обстоятельствами! Я даже удивиляюсь, почему ещё нет расчленёнки? Из тех, кто там работает, было бы справедливо! Ума не приложу, кто пускает на каналы садистов и педофилов! Их же в тюрьму сажать через одного! А ведь были когда-то культурные передачи, помню, «Матадор». Я всегда её смотрел, когда к вам прилетал. Где такие передачи теперь, покажите мне их? Ясное дело, бабло людям глаза застит. И вот, блин, соревнуются, дауны, как бы кого поизощренней на тот свет отправить. А глупый народ живёт потом по их сценариям, мать вашу! Один другого спешит укокошить по всем правилам кинонауки. Короче, нет у вас перспектив ни по одному пункту. Уроды вы моральные, чего тут рассуждать! Только воздух сотрясать! За выгоду мать родную зарежете, ребёнка удавите. Потом будете водку пить, рыдать и каяться. Очень сожалею, что на «русский» танкер попал, лучше бы на штатовский.

- И чем америкосы лучше, что ты паришь? – обиделся Чирик за всю русскую нацию. – Пиндосы эти!

- А всем лучше, - уверенно сказал Зэпп. – Даже не спорь! Они единая нация, сплочённый народ. Старших уважают. Копы у людей не крадут. Индейцы в резервациях как в масле сыр катаются. А вы – нация негодяев! Богоизбранный народ! Да какой вы, блин, богоизбранный? Каким-таким богом? Дьяволом - да, золотым. Не, если нет перспектив, на фиг вы нужны! Проще – распылить. И – распылим. Начнём с этого домика. Никого не пожалеем. Ни баб ваших, ни выкормышей.

У Наташки мороз пробежал по коже, когда услышала, что хочет сделать Зэпп с её домом. Но когда тот нелицеприятно отозвался о русских женщинах, пошла на него грудью.

- Ну, вы вообще! Женщины наши чем вам не угодили?

- Да дуры вы полные, - сказал Зэпп и потрогал шишку на бритом черепе. – Только и умеете, что бутылками по голове. Вас, конечно, мужики такими сделали, под себя заточили, как говорится. И радуются, блин, дураки: русская баба коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт. А на хер это надо, коней на скаку? В горящей избе что она забыла-то? Да и вообще, вкуса у вас никакого. У кого был, тех в семнадцатом пристрелили, а потом еще достреливали много лет. А нынешние – это ж просто кошмарный сон и ужас! Одеваются, как проститутки. С утра на завтрак – шпильки, мини-юбка, стразы аж на плечах и на жопе – «Дольче Габбана», бриллианты ворованные, разве что не в носу, причёски накручивают. Как дуры, честно говорю. А главное, что все, как одна похожи, как матрёшки! Какой-то кошмар! Одежда, речь, походка – всё, как под копирку. Никакой индивидуальности, а головы пустые, как вёдра. Тук-тук, кто там? Под какую-нибудь Ксению Собчак канают, или под Анфису Чехову, прямо ж видно невооруженным глазом. Кто в экране маячит, ту и копируют, как мартышки. За деньги любая даст, на всё готовы, это еще Герберштейн мне рассказывал, когда писал свое «Путешествие в Московию», хрен знает, сколько веков назад. Но ведь ничего не изменилось! Нынешние - хуже акул. Она тебе даст, а потом на голубом глазу скажет, что обманул, что обещал в пять раз больше и вызовет сутенёров с ножами.

Зэпп расстегнул ворот мундира.

- Видал, шрам на плече? Одна такая Машка, вот с такими грудями, - Зэпп очертил перед собой два больших арбуза, - память о ней. Короче, пятеро пришли, голодные, аж в кишках булькает: ты нашей тёлке не додал, гони бабло, пиндос! Я говорю: ребята, да вы чё? Сколько просила, столько и дал. Они: нам до чего-то и до дверцы ваши договорённости, гони бабло, лох! Я двоих сразу аннигилировал в пыль, которые меня ножичками чикнули, а трое отняли пушку и били меня, пока я не потерял сознание. Так ведь обчистили, твари, раздели до трусов и съели мою хрустящую картошку! Я прихожу в себя, а эта Машка рядом сидит, по голове меня гладит, остатками картошки хрустит и плачет по-настоящему: милый Зэппушка, тебе, наверное, больно? Хочешь водочки? А хочешь, за полцены дам? Да пошла ты, говорю, на фиг! Не-е, ну их русских, в баню! Предпочитаю чешек, те все разные, весёлые, жизнерадостные, пиво со шпикачками хлещут вёдрами и не такие жадные, как ваши.

4.

- Херня на постном масле, - махнул рукой Чирик, - одни эмоции. Не убедительно и не доказательно!

Зэпп вскипел:

- Чего это не убедительно? Я сейчас тебе башку прострелю, будет тебе убедительно!

- Ну вот, началось, - Чирик развел руками, - когда нет аргументов, сразу – пристрелю. Себя пристрели! Зачем тогда затевать философский спор, если – пристрелю? Так ты, дядя, никогда не дойдёшь до истины. Помрёшь в заблуждениях и метаниях.

- Вот, сукин сын! – обозлился Зэпп. – Учить меня вздумал! Яйцо курицу.

- Нет, а что тогда есть истина, если сразу за пистолет?

- А истина в том, - сказал Зэпп, - что ты, засранец, увел меня от темы и я уже понял твою шулерскую породу. Это и есть истина.

- Ну вот, - сказал Чирик. – У сильного всегда бессильный виноват. Я думал, ты порядочный, а ты такая же свинья, как все.

- Струпцину гони!

- А при чём тогда русские? Бочку катишь! Давай так, как тебя, не знаю, по батюшке. Сразу отдаю запчасть, если ты мне докажешь наглядно, что русские – хуже всех. А не докажешь – не отдам.

- Отдашь! Пытать буду!

- Ну-у, - вздохнул Чирик и, как в картах, пошёл ва-банк, - опять угрозы. Я думал, ты философ, гармонично развитый индивидуум. А ты – дерьма вагон и я тебя не уважаю. Можешь меня расстрелять, ты мне не интересен.

- Я ему не интересен! Видал, миндал! Нет, но какая наглость! - вскричал в запальчивости Зэпп. В нём сейчас боролись два чувства - долга и справедливости. И этот большой, надо сказать, лишённый жалости и сострадания, человек, облечённый доверием высшей власти планеты Клотримазол, впервые в жизни не мог решить, что ему выбрать и как поступить в данный отрезок времени – дать этой заразе Чирику в харю с размаху или по-честному обосновать выдвинутые обвинения по поднятой теме и красиво закончить непростой спор. Размышляя, он достал из-под прилавка початую бутылку водки, отвинтил крышку и, жадно отхлебнув, закусил колбасой, обильно покрыв её малиновым вареньем. – Ты в плену или на пляже?

Чирик сделал вид, что обиделся – зачем это подчёркивать?

- Даже жрёте вы, русские, как бомжи. Ну, что это за закусь? Гадость!

Видимо, водка дала неправильный эффект, потому что опытный головорез Зэпп, выбирая из дать Чирику по морде и найти веские доказательства, выбрал самое трудное, второе, вырыв себе глубокую яму.

- Значит так, Чирий…

- Извините, коллега, Чирик.

- Тамбовский волк тебе коллега! – Зэпп со всей дури стукнул кулаком по прилавку, проломив его до основания и сказал, извиняясь: – Довёл ты меня, коллега. Из-за тебя я испортил чужую собственность. Короче, народ твой дерьмовый и это исторический факт, обсуждать нечего!

- Этот народ выиграл самую кровопролитную в истории человечества войну, - возразил Чирик, - с фашизмом. Очистил Европу от коричневой заразы! Ты мне будешь говорить. Мой дед, между прочим, кидался с гранатами под немецко-фашистские танки.

- Сколько раз?

- Сколько надо! Всю войну! А ты, говоришь, «народ». Какой народ закроет своей грудью амбразуру бесплатно? На таран пойдёт?

- Ты мне не парь, чувак, читал я ваших правозащитников. Жуков ваш палач, народ не жалел и чекисты в спины палили. Вот народ и ложился со страху под танки.

- Наглая ложь! Дед был пять раз ранен. Чекистов там и в помине не было!

Зэпп, выстраивая защиту от бойкого Чирика, искал аргументы:

- Так это был какой народ? Это был советский народ! Народ-победитель! Он шёл под красным знаменем с портретом товарища Сталина! По зову коммунистической партии все, как один, встали на защиту священных рубежей. А нынешний на защиту не встанет ни за что! У него только бабло в башке. Откупится, спрячется на дачах, слиняет с девочками на Сицилию, - сказал он в сердцах, вспомнив рожу Бугровского.

- Враньё! Наш народ в своей массе встал с колен и он другой! – гордо ответил ему Чирик. – Есть отдельные нелюди, как в Кущёвской и в Куршевеле, а где их нет! Каждый дурак может брякнуть про любой народ, не отвечая за базар. А ты ответь, если ты принципиальный марсианин.

- За базар отвечу, - сказал Зэпп мстительно. – Сам ты, кстати, марсианин, чёрт чудной! Я с планеты Клотримазол, заруби на своём носу, пока я тебя сам не зарубил. Сейчас мы твой народ подвергнем испытанию на вшивость. Выйдем на улицу и обратимся к нему за советом. Там в клетке собралась достаточно репрезентативная часть этого самого великого богоизбраного, который, если верить вашему Пушкину, как всегда «безмолвствует». Жильцы дома № 48. И пусть они разрешат наш концептуальный спор. Как говорится: «Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет». Поверим практикой нашу теорию, выйдем к людям и убедимся, на чьей стороне правда, на твоей или на моей? Обрисуем ситуацию с кражей, объясним проблему и спросим: кто прав, ты или я? По рукам, землянин?

- По рукам, марсианин, - сказал Чирик, у которого от такого предложения душа ушла в пятки. Уж кто-кто, а он-то знал свой дряной народец, как облупленный. На собственной шкуре испытал и тяжесть его кулаков, и силу ударов поленом по шее.

- Очко играет? – подколол Зэпп. – Не уверен, не ходи!

- Людям надо доверять! – выдал Чирик. А куда было деваться? Некуда. И Чирик, надеясь только на «авось», согласился.

- Знаем мы этот народ, знаем, - говорил Зэпп, натягивая сапоги из кожи клотримазольского буйвола и надевая чёрную фуражку с кокардой. – Сто тысяч лет таскаем вашего брата наверх, всё про вас знаем и про вашу историю тоже. Вы ещё были с горошину, а мы уже жили по-хорошему. У нас космолёты строили, а вы ещё по деревьям лазали. Но уже тогда обезьяны Предуралья отличались кровожадностью и упорством в достижении цели. Своего не упускали. Потом из самых крупных прямоходячих пошли чиновники и бизнесмены. Те, кто не желали работать физически, зато считали, что только у них должны быть самые стройные и крепкие самки, самая колорийная еда и самые глубокие тёплые пещеры. Особей помельче поработили, кого силой, кого хитростью и коварством. Дали им плуг, лопату, мотыгу и кайло и объяснили их место в общественном строю. Те немного посопротивлялись, но, не покушав пару-тройку дней, посидев на цепи, поняли свою ошибку и приступили к общественно-полезному труду на общее благо. По ходу дела дали свое жидкое потомство – тягловый народ, крестьяне, обслуга, шахтеры. Впрочем, бывает что и такие наверх прорвутся. Хитростью, коварством. Оденутся, обуются, напустят на себя спеси, в телевизоре помаячит, в передачке «Лицом к лицу», загримировавшись, и уже их не отличишь от вожаков. Вашего брата знаем, как облупленных!

- Что ты мне обезьянами глаза тычешь! - вспыхнул Чирик. – Есть диалектика: всё течёт, всё меняется. Любого слесаря спроси!

- Готов доказать, что в вашей стране ничего не течёт и ничего не меняется, - запальчиво сказал Зэпп. - Что русский человек за последнюю тысячу лет совершенно не изменился. Как говорится: каким он был, таким остался, козёл лихой, орёл цепной.

Он поманил Чирика пальцем:

- Подь сюды, что скажу по секрету. Вы, русские, знаешь, кто? Только тебе по секрету. Вы – кочевряги!

- Какие ещё кочевряги? – разозлился Чирик.

- А это те, кто между кочевниками и варягами. Не Европа и не Азия. Меж двух стульев одной жопой. Потому и кочевряжитесь, плющит вас и колбасит, что не знаете, к какому берегу прибиться. Ни вашим, ни нашим. Как говорится, ни себе, ни людям! Дурацкий вы народ, русские! Вас и распылять не надо, вы и так пыльным мешком ударенные.

- Не надо так про народ, - строго сказал Чирик. – Есть хорошие люди в любом народе, есть плохие. А русский народ в своей массе хороший.

- В какой-такой массе? В цементной? В застывшей или в вязкой?

- Не понял намека, - сказал Чирик, – такие шутки плохо пахнут.

Зэпп потянул носом:

- Ты, что ли, воздух испортил? Или водка скисла? А я и не шучу. И тебе будет не до шуток, когда выпущу тебя на арену к твоему народу. Устрою тебе с ним очную ставку, поглядим, как ты выйдешь сухим из ведра. Готовься, добрый молодец! Будет тебе, как в известной страшной песенке: «Где-то бабурник на стопках цветёт, гвозди вонзаются в тело».

Так говорил Дикий Зэпп, пока шагали они с Чириком, Наташкой и свитой Командора к людям, которых загнали между высоких металлических оград волейбольной площадки. Над площадкой возвышалась старая трансформаторная будка, расцвеченная пестрыми граффити и разными надписями. Среди которых была и такая: «Немцова и Лимонова – под суд!». Наверх вёл чугунный трап с изогнутыми мощной внешней силой перилами. Зэпп первым шагнул на грохочущие ступени.

Глава 30.

Момент истины

1.

У Зэппа, который, как ему казалось, быстро постиг тайны русской души, был предельно простой план. Он выведет Чирика к озлобленной толпе несчастных, раздражённых, испуганных и невыспавшихся людей, поднятых из постелей под угрозой автоматов, объяснит, что все их проблемы из-за этого мелкого воришки, после чего толпа потребует Чирика распять. Тогда Зэпп, проявив благородство, его простит, как простил Радищева царь Павел, но при условии, что Чирик вернёт струпцину.

А дальше - дело техники: загнать людей в трюм корабля, связаться с головным танкером, взять у его командора коды нового пеленга на Клотримазол и – прости, прощай, Одесса-мама, Земля и чёртово Останкино, чтоб ты треснуло! Оставляем вам в виде бонуса перекошенный дом № 48, и забываем московскую экспедицию, как страшный сон.

- В следующий раз напрошусь на Сингапур, - думал Дикий Зэпп, выходя из магазина «Продмаг». – Или в Тайланд. Да ну её в баню, эту Таню, в смысле, Наташу. Эту немытую Россию, страну рабов, страну господ. Ни с кем нельзя договориться! А в Тайланде и девчонки сговорчивее (он бросил томный взгляд на русскую красавицу Наташку, которая шагала рядом и напел под нос: ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую; очень понравилась Зэппу эта баба, особенно её резкий и хлесткий удар бутылкой) и еда не такая отвратная.

«Едой» Зэпп по ошибке считал русскую водку, от которой у него болело левое полушарие мозга, и жгло пищевод. Но как бы то ни было, поллитровку он прихватил с собой, засунув в карман галифе.

- Ой, что сейчас будет, - думал Зэпп. – Ор, свист, проклятия. Ещё бросят чем-нибудь тяжёлым, надо бы оцепление увеличить.

По железному трапу вся компания поднималась на крышу трансформаторной будки, на которой был установлен большой станковый пулемет на ножках. Его ствол был направлен на толпу.

Зэпп глянул вниз: высоко! Прочищая горло, спел голосом Аллы Пугачёвой:

- Сколько видно чудес с высоты, с высоты! Но дороже небес только ты, только ты! Как слышно, приём, приём!

Готовился сказать большую речь народу. Народ, бедный народ! Нервы у людей на пределе, думал Зэпп, страх, неизвестность, унижение, лишение свободы. Солнце припекает, укрыться негде, а что может быть хуже? Не всякая психика выдержит, когда тебя за шкварник, да из тёплой постели пинками. Держись, Чирик, ханыга вороватая, - думает Зэпп, - сейчас услышишь страшный глас русского народа. «Убей его!» на родном языке. Во все века, на разных континентах разноплеменные толпы беснуются, ревут неистово, видя, как выводят к ним на расправу неугодных сильным мира сего: убей его, распни! А чем Россия хуже?

Горе, горе тому, кто олицетворяет в представлении толпы грядущий житейский беспорядок, трудности, перебои с продуктами, кто покушается на её привычный комфорт, не подчиняясь общим законам или идёт против общепринятых норм - пророк ли, вор ли или простой человек.

Страшен и ужасен гнев озлобленной толпы! Не хотел бы оказаться Зэпп на месте несчастного воришки Чирика. Его аж передёрнуло, даже морозец пробежал между лопаток, несмотря на жаркое утро, когда представил, как тысячерукая толпа станет рвать Чирика на отдельные части.

- Успеть бы отбежать, чтоб сапоги не обагрить кровью, - думает практичный Зэпп, перемазанный вареньем.

2.

Зэпп легко взлетел на крышу, и театрально раскинув руки, по-рокерски прокричал в толпу:

- Чао, Москва-а-а-а-а-а-а! Ассалям алейкум, москвичи!

И даже сделал «козу» пальцами обеих рук, надеясь на одобрение молодежи.

«Москва» не отреагировала ни на первое, ни на второе.

- Узнаю тебя, Русь, принимаю, - красиво и с выражением продекламировал Зэпп для пожилых знатоков поэзии, - и приветствую звоном стекла!

Но и на «Русь» не клюнул ушлый народ. Никто даже головы не поднял. Все были заняты своими делами. Зэпп растерянно огляделся по сторонам и глазам своим не поверил. Никто внизу не бился в истерике, не кидался на решётчато-сетчатый забор, не призывал на помощь, проклиная проклятых захватчиков. Не рыдали мамаши, обнимая холодные тельца голодных детишек, которые только хрипели, не в силах больше плакать.

Не было пустых, безумных, навсегда перепуганных глаз, какие бывают у тех, кого хоть раз подняли среди ночи вооруженные люди. Никто не заламывал рук и не молился, прося прекратить его мучения. Нет, волейбольная площадка жила своей наполненной жизнью и всё тут напоминало весёлый пикник на берегу моря.

В дальнем углу мужики азартно резались в «буру» и «секу», кто-то наигрывал на балалайке, армянин из пятого подъезда, поклонник творчества Дживана Гаспаряна, пытался выдуть из детской дудки музыкальный пассаж к фильму «Гладиатор». Журналист-международник эпохи Горбачёва Семён Семёнович Озерецкий угощал под будкой самогоном. Он гнал его, не переставая, со времён «сухого закона», и в немалых количествах. Для этого он отпилил днища у пяти скороварок «Минутка. Сделано в СССР», спаял их горкой, сотворив в итоге отличный двадцатипятилитровый самогонный аппарат. Уговорил солдат притащить из его квартиры бадейку с первачом, пару баночек латышских шпрот, шмат сала и батон сервелата. Всё это разложил на газете «Правда» в тенёчке и угощал желающих. В результате, многие члены экипажа Зэппа были пьяны и ничего не соображали.

Дети перелезли в соседнюю песочницу и под присмотром бабушек, обсуждающих урожай чеснока на дачных участках, лепили куличики. Рядом молодые мамы во главе с легендарной Любкой-сорокой, которая знала всё про всех в доме № 48 и в двадцати пяти соседних тоже, судачили о личной жизни директора школы Киры Ивановны Пригожиной, у которой учились их дети, критиковали учителей и ругали учебники для первого класса, увесистые, как кирпичи. Мужчины держали пари, хватит ли у России денег на проведение чемпионата мира по футболу 2018 года или разворуют до копейки? Редактор журнала «Водные просторы» Лев Бандуркин, кричал, брызгая слюной, что как пить дать разворуют, и ссылался на сайт «За честный футбол», который делал его сосед Игорь Моничев, спавший в тенёчке.

- Читали в газете? Жанна Фриске снялась с обнажённой грудью для украинского «Плейбоя», - делился новостями зубной протезист Борис Васильевич с коммерсантом Бобрышевым.

- Да плевать на её грудь, – отвечал тот, - я кредитов набрал на семь лимонов. Да плюс проценты. Ипотека, оборотка, откаты заказчикам, вот и влетел. Махнуть бы на хрен на другую планету, начать жизнь с чистого листа. Ворьё страну опутало, работать просто невозможно, повязали по рукам-ногам! Я бы пошёл на митинг 31-го, но у меня, ёлки-палки, панкриатит, колики и радикулит. И чего я там буду делать такой? В меня плюнь, я упаду.

- Не, а мне Жанночка нравится!

- Какая Жанночка? Орлеанская дева?

- Фриске, сам ты дева! И сиськи у неё лучше, чем в «Доме-102»! У этой, как её?

- Пугачёвой! – злится коммерсант. – Достал ты меня, маньяк!

Выясняли партийные разногласия член «Единой России», депутат районного образования Людмила Петровна и член КПРФ Мария Григорьевна. Первая доказывала, что в стране всё зашибись, лучше не было, а вторая махала красным флагом с истёршимися серпом и молотом и кричала ей в лицо:

- Твой Путин уничтожил демократические институты!

- Кто бы говорил, коммунистка! Дура красно-коричневая!

- Страна скатывается к диктатуре!

- Народ сам выбрал! Большинством голосов!

- Придёт Геннадий Андреевич, он вам натянет глаз на жопу!

- Кто? Зюганов, что ли? Да кто он такой, старый хрыч, купил «Москвич»? – кричала Людмила Петровна. – Учителишка бывший! Кому он нужен?

- А чем твой Путин лучше? Гэбэшник? Диктатор! Как у тебя язык повернулся - «учителишка»! Учитель – звучит гордо! С таким скотским отношением к носителям знаний вы подорвали не просто науку, вы подорвали обороноспособность нашей Родины! Аспирант – полторы тысячи рублей! Вы что? У вас процветают чинуши, а люди мрут, как мухи. Учитель! Сталин вообще был сыном сапожника, но знал и понимал чаяния народа. Потому мы и выиграли страшную войну, и целину освоили. А вы только бюджеты осваиваете, распиливаете! Мы мечтали в космос вырваться, а ваши Абрамовичи - в лондоны! Мы БАМ строили, а вы – дачи на Рублёвке. Мы жили открыто – всё, что в печи, на стол мечи, а вы прячетесь за пятиметровые заборы! Мы ГЭС строили, а вы всё просрали!

- ГЭС? Хорошо ж вы строили! Что Чернобыль, что Саяно-Шушенск. Гнали под праздник, втирали начальству, а теперь всё рушится!

- Нет, ну ты дура трахнутая! Вся ваша олигархия кормится за счёт советской власти! Что, много новых заводов у абрамовичей и фридманов? А где армия, где подводный флот, где тяжёлая промышленность? Сталин созидал, а вы разворовали, по карманам распихали! Ваши карманные телеканалы испоганили людские души. У вас один идеал - бабло! Его величество доллар! Он ваша икона и ваш смысл жизни! Ваши хозяева - в Нью-Йорке! Напади НАТО, вы лапки вверх! А в 1941-м наши люди жертвовали собой, потому что были идеалы!

- Мы что, дураки, воевать с НАТО? Тратить деньги на гонку вооружений?

- Правильно, их лучше на рулетку в Монте-Карло! На недвижимость в Геленджике!

- Новые реалии даёт жизнь, а вы, коммуняки, как маразматики, тащите нас назад в стойло. Мы лучше поможем НАТО в Афганистане, зато сократим наркотрафик в Европу.

- В Европу! Да у вас вся Россия на игле! Всё от неустроенности, он неверия в завтрашний день, от несправедливости. Одним – всё, другим – дырка от бублика! Жди, Людка, революцию! Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Увидишь небо в алмазах, как твоя Слизка! Пустят в твои хоромы «красного петуха»!

- Какие у меня «хоромы», окстись, дура! Я что, олигарх, что ли, корова?

- Сама корова! Пол у тебя – паркетный? С красивым таким рисунком?

- Паркетный! У меня линолеум с рисунком паркета, деревня!

3.

- Нет, блин, это не концлагерь, а какой-то клуб по интересам, - пробормотал Зэпп, оглядывая площадку. – Проявили мы с товарищами мягкотелость. Надо было ток подвести, да за ноги повесить пару-тройку самых крикливых. Нет, даже прикольно, как легко свыкаются наши люди с трудностями! Я угораю! Аж колбасит!

И сделал новую попытку привлечь к себе внимание.

- Народ, подпевай! «Жили у бабуси два весёлых гуся». Вас приветствует группа «Ласковый май»! Здорово, сельчане!

У «сельчан» ноль реакции.

- Не катит репертуар, - почесал Зэпп в затылке. – А эта? «Мы с тобой не пара, не пара, не пара. Вот такая, блин, запара, запара, запара»! Тоже нет? Уф, точно запара. «Катя-Катерина, маков цвет, без тебя мне, Катя, жизни нет! В омут головою, если не с тобою!».

Никто даже не почесался.

- Жаль, нет омута, - вздохнул Зэпп и вытер пот со лба, видя, что никто не обращает внимании на скачущего в чёрном плаще человека. – Хорошо бы охладиться. Или этих фанатов утопить. Какая-то аудитория не активная, не разогретая, хотя вроде жарко, - сказал он, обернувшись к Чирику, и, набрав в грудь воздуха, сделал последнюю попытку привлечь внимание волейбольной площадки:

- Товарищи, аллё-кино! Блин, минуточку внимания! Пренеприятное известие, к вам едет ревизор! - Никто на эту разводку не повёлся. Ноль эмоций на площадке. Толпа жужжит, как улей, обсуждая свои проблемы и ей нет дела до какого-то сумасшедшего, скачущего по крыше будки.

- Господа, прошу вас! – стал канючить Зэпп. - Ну, что вам стоит? Я вас не задержу, всего на два слова! Эй, ребята нашего двора! Граждане, дзинь-дзинь-дзинь, призываю к порядку! Я уже зверею! Покупатель и продавец, будьте взаимовежливы! Нет, в конце-то концов, мать вашу ети, - обиделся Дикий Зэпп. – Я, как комендант оккупированной территории, имею право на минутку внимания! Выслушаем друг друга, мы же в одной ложке, блин, в одной вилке, шах королю, и у нас один резус-фактор!

Сложил руки домиком и прокричал:

- Граж-да-не, атас, воздушная тревога! Тихо! Я пришёл дать вам в волю, в смысле, в тыкву, то есть, мне есть, что вам дать!

Видя, что словами делу не поможешь, Зэпп вынул из кобуры огромный револьвер марки «Верхуверн» 17-го калибра, и, трижды выстрелив в воздух, прокричал:

- Ша, бояре! Молчать! От имени и по поручению оккупационной власти двора дома № 48 по улице Академика Королёва! Слушают все или оставлю без сладкого!

Он повернулся к Чирику:

- Согласись, тут бы хорошо горн и барабан! У тебя нету?

Чирика не ответил, его качало от страха.

- Началось! – закричали в толпе. – Вали скорей, ребята! Все сюда!

- Вот так всегда, - сказал Зэпп. – По-хорошему не допросишься.

4.

Чирик, увидев под собой море людских голов, так перепугался, что у него началась икота, подкосились ноги и стало сухо во рту. Он вспомнил, как не раз был бит толпой, и ему показалось, что это именно тот случай. Не стой за его спиной солдаты, вооружённые автоматами, он давно бы сиганул на землю и помчался, куда глаза глядят.

Лиц Чирик не видел, все лица слились в единую серую массу. Он вдруг почувствовал себя тринадцатилетним пацаном, вспомнив, как в переходе на площади Трех вокзалов, где торговали мышками на резинке – «мышка-норушка, детская игрушка, не бьётся, не ломается, только кувуркается!», его держал за ухо могучий дядька в шляпе и в очках, в карман к которому он запустил руку и больно выворачивая ему ухо, шипел по-змеиному: «Будешь воровать, щенок? Будешь воровать, щенок?». Вспомнил и вздрогнул. Всё предстало перед ним так ясно, как будто это было вчера. Даже ухо заныло. Многоликая, многоглазая и многоротая толпа кричала злобно в десятки глоток: «в ментовку его!», «в обезьянник поганца!», «куда смотрят власти?», «уши оторвать ворюге!».

Он не мог разглядеть лиц из-за слёз боли, сыпанувших из глаз, зато чувствовал всю ту ненависть, которую эта толпа излучала, окутывая его ею и обезоруживая. Чирик заплакал от страха за себя, заплакал по-настоящему, не притворяясь, но толпа не верила, она шипела, улюлюкала, тянула к нему руки, готовая разорвать его на кусочки.

Спас Чирика, как ни странно звучит, милиционер, сорванный с Ярославского вокзала воплями: «вора поймали!», которые прошли волной по переходу. Сержант предложил могучему дядьке вывернуть карман, куда запустил руку Чирик, чтобы увидеть, что именно тот мог утащить. Оказалось, что пятьдесят копеек мелочью, старый, измятый талончик на проезд в автобусе, презерватив и горку шелухи от семечек.

- И это вы из-за одного гондона? – спросил сержант раздражённо. – Как вам не стыдно, гражданин! Вы же людЯм негативный жизненный фон создаете! И без того все взвинчены, а вы масла в огонь? А ещё шляпу надел! Эх, вы-и!

Могучий дядька стал с жаром доказывать, что дело не в презервативе и не в семечках, а в самом факте попытки воровства. Мол, в другой раз у него в кармане будет тысяча долларов и этот говнюк (Чирик) её у него стащит. Короче, в целях профилактики он предлагал обломать руки Чирику заранее, не сходя с места.

- Вот, когда будет тыща, тогда и приходи, - сказал милиционер, закрыв тему. Это был, пожалуй, единственный случай в практике Чирика, когда попался «добрый» мент. Все остальные были похожи на того могучего и злобного дядьку – орали на него, заламывали ему руки и тащили в «воронок».

Теперь он стоял перед толпой и трясся от страха, понимая, что помощи ждать не приходится.

- Граждане! Дорогие жэдэ, в смысле, жители дома! Команда молодости вашей! – зычным голосом начал Зэпп. – Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои! Гуд монинг! Доброе утро! От имени «Аэрофлота» приветствую вас на борту нашего авиалайнера! Сейчас вам всем разнесут напитки и завтрак. На выбор: мясо или рыба? Рыба или мясо? Подарок от фирмы, то есть, от меня. Но я отвлекся. Мы прибыли с огроменной планеты Клотримазол, которую отсюда не видно, на этом вот замечательном космическом танкере, созданном руками наших рабочих и конструкторов, чтобы пригласить вас к нам в гости. Кто за, прошу поднять руки!

Но не тут-то было! Народ на площадке собрался ушлый. Голосовать, не зная за что, никто не будет. «А можно вопросик?» - спросил кто-то, на что Зэпп ответил легкомысленно: «Хоть сто!», не предполагая, насколько любознательный народ живёт в доме № 48. И посыпались Зэппу вопросы, как из дырявого ведра:

- А сколько к вам лететь?

- Недолго! Пять-десять минут. Световых.

- А это сколько?

- Пять шесть-часов. Если без света.

- А какая валюта?

- Очень твёрдая! Типа кирпич. Чтоб карманы не рвать, придумали взаимозачеты. Едет телега, собирает долги.

- Так это от вас пошло: время собирать кирпичи?

- Ясен перец! Собрали - разбросали. Наша разработка.

- А дорого там у вас?

- Не дороже денег! – эффектно ответил Зэпп и пропел из старого русского романса: «Всюду деньги, деньги, деньги, всюду деньги, господа! А без денег жизнь плохая, не годится никуда!». За кирпич в лёгкую впятером.

- А в лёгкую с водкой? Или без?

- С селёдкой! А как без неё? Без неё, родимой, еда не еда. Так, внимание, информация для пассажиров! По предъявлению пенсионного удостоверения – первые сто грамм даром. Плюс закусочка - колбаска кровяная, холодец из мослов, селёдочка пряного посола, картошечка в мундире, чтобы время зря не тратить на готовку. На ужин – кефирчик!

- А для молодежи – за деньги? Несправедливо!

- Пенсионеров у нас – раз, да и обчёлся! На пенсию выходят в 115 лет. Так легче считать.

- У-у, круто, жесть! А море далеко?

- Да рядом с моим домом. Сто метров на велике.

- А вода теплая? И какое дно?

- Горячая, дно бездонное!

- Круто, вау, жестянка! А галька или как в Серебряном бору, песочек?

- Серебряный бор, не пойман – не вор! Про Гальку ничего не знаю, не знаком.

- А визы? Нужны нам визы?

- Визы не нужны! Вся планета – один большой колхоз имени батьки Лукашенко. Шучу, шучу. Два колхоза.

- А где брать страховку?

- Я вас всех застрахую! Раз плюнуть! На мой страх и риск! Тьфу-тьфу-тьфу!

- А какой у вас шоппинг?

- Не понял? Вы про что? Про размер чего?

- Про магазины! Шубы есть? Норка или каракульча? Дублёнки?

- Этого добра завались. Дублёнки из норки, подбитые каракульчёй. Писк пляжного сезона! Норок понарыли, ноги переломаешь!

- А охота на крупнорогатого зверя? С машиной или так?

- С машиной – круче.

- Чем?

- Запускают тигра и засекают – кто кого?

- Чего засекают?

- Как чего? Время!

- А куда запускают?

- Куда-куда? В машину! Не, кто хочет, может наоборот – сам в тигриную норку. Это дешевле на тридцать процентов. Ровно на стоимость поминок. Кому, как говорится и кобыла невеста. Новая мода - охота на жирафа с батута. Прыгнул – выстрелил, прыгнул – выстрелил. И так, пока не допрыгаешься. Кстати, как вам мои сапоги? Из шкуры клотримазольского буйвола. Сам его поймал. Сто лет ношу, как живые!

- А можно потрогать?

- Да трогайте, сколько хотите! – расщедрился Зэпп. - Только – эй, папаша, чур не щекотать! А то укусят!

- Здорово! А у вас «ол инклудинг» или не совсем?

- Не понял юмора, - сказал Зэпп, - что у меня не совсем? Всё совсем!

- Не, я про покушать. Покушать в путёвку входит?

- Нет, только посуду помыть! – Зэпп захохотал. – Шутка! Обманули дурака на четыре кулака!

- Ой, а я испугался! Обед и ужин «ол инклудинг»? Или нет?

- О, вы имеете в виду «ол инклудинг»?

- Йес!

- Йес, йес, обэхаэс. Так бы и сказали, чего молчали? Теперь мне понятно, что ничего не понятно. Что касается поесть, даже не заморачивайтесь! Будет зашибись! Завтрак, обед, ужин и даже полдник. Всё в одной тарелке!

- Ур-ра! – закричал проголодавшийся народ.

- А фрукты-ягоды есть? Клубника, ежевика?

- У нас мартыника. По имени короля Мартына. Он спал под кустом и ему на голову упала ягода. Величиной с арбуз. Арбузная ягода, назвали именем жертвы. Удобна для приготовления компотов. Из одной ягоды на сто рыл.

- Вау, круто! Жесть!

- В смысле чего «жесть»? Полезных ископаемых?

- А Диснейленд есть? Или аквапарк для детей?

- Для детей есть аквапарк, совмещенный с Диснейлендом и детской комнатой милиции. Всё равно всё сломают - рано или поздно! Короче, всё лучшее – взрослым!

- А рулетка? Знаете, что это такое?

- Зашибись! Нам да не знать! Вы про какую рулетку? Типа линейка или на деньги? А, на деньги, понял, спокуха! Наша рулетка - самая большая в мире. Совмещённая с футболом. Шарик гоняют ногами. Куда хочешь, туда и лупи, но со ста метров. Круче, чем в Монте-Карло! Как говорится, две больших разницы, как небо и землянка. Кто играл, только выигрывал. Некоторые, правда, падают в лузы.

- А прививки? Надо прививки делать? От холеры?

- От холеры не надо, - успокоил Зэпп. - Из холерной палочки мы научились делать вкусный крабовый салат.

- А вода? Какая у вас вода?

- Аш два оу! Клёвая вода! Пей, не хочу! Минералка в водопроводе. Халява!

Народ загудел: у-у-у, халява, круто, жесть!

- Ой, а климат? Субтропики или тропики?

- Климат отличный. Колбаса растёт на деревьях! Круглый год!

Народ загудел, закатил глаза: вау, рай земной!

- Дяденька аниматор, а у вас можно не чистить зубы? Хоть денёк?

- Даже нужно! Я лично чищу только сапоги. Зубной, кстати, щёткой.

- А жемчуг есть? Вот такой белый, как мои зубы?

- Такой зелёный? Да полно! «Не счесть алмазов в каменных пещерах!». И жемчуг есть, и кораллы, и золото в слитках из госбанка, и серебро столовое, и чёрт в ступе! И ступа с бабою-ягой, идёт, бредёт сама собой. Всё есть, как в Греции.

Толпа заволновалась:

- У-у, как в Греции, суперски! И Парфенон?

- Парфенон? Я не понял, а он разве не в «Намедни»?

- А крем от загара с собой брать или там есть? И от комаров?

- Берите, это большой дефицит. У нас его используют для украшения тортов. Комары у нас с бочку, их мы расстреливаем из миномётов, когда надоедят.

- А тапочки брать? И халат?

- Тапочки выдадут! А больше ничего не надо. Да горсть родной земли, чтоб не забыть запах. В чём мать родила, в том и полетим. Там вас и оденут и обуют по полной программе. И в душ, и в макуш.

Тут вылезла Любка-сорока, кокетливо поправила прическу, продемонстировав длинные накладные ногти чёрного цвета:

- Скажите, пожалуйста, мужчина. А женихи на вашей планете водятся? Такие, чтобы как у вас сапоги и чтоб дача в Барвихе? И «ауди» со спецсигналом и осетрина обязательно? И чтоб не очень костистая?

Тут Зэпп приосанился.

– А чем я хуже осетрины? Язык без костей, ха-ха! Шутка!

Любка-сорока стрельнула в него глазами и, зардевшись, спросила:

- А можно я вам после собрания задам один-на-один интимный вопрос?

- Тет-а-тет? Так я ж на то и намекаю!

Народ загудел: ну, молодец, Любка! Не теряется, стерва!

5.

- Есть ещё вопросы? – спросил Зэпп, обводя весёлым мутным взором волейбольную площадку. – Ага, у матросов нет вопросов! Тогда в бочку мёда я суну ложку дёгтя! Вот эта ложка, едрит твою ангидрит, торчит рядом! - тут Зэпп ткнул пальцем в Чирика, который съёжился от страха. – Вы были в пяти минутах от рая, а может даже в трёх! Но этот никчемный человечишко, это пятое колесо в нашей общей телеге, этот мелкий жулик по кличке Чирик, сломал все наши планы. Он украл важную запчасть космолёта, тем самым лишив его хода, а всех вас – радостей большого и долгого пути. Наша прогулка в космос теперь под очень-очень большим вопросом! И я, стоя перед вами, задаю риторический вопрос: быть или не быть, в смысле, что делать с этим гадом?

- Убить! – закричали из толпы. – Утопить, заразу! В Останкинском пруду! Повесить на телебашне! Кругом ворьё, нет от них покоя! Как от них устали! В кои-то веки могли отдохнуть на халяву, а этот идиот ломает рейсовый автобус! Руки отрубить! У-у-у, глаза бесстыжие, даже не смотрели бы!

Зэпп, довольно потирая руки, обернулся к Чирику:

- Что, коллега? Слышишь трели соловья? Это русская картина, это родина твоя! Глас народа, глас Божий! А? Ты говоришь: тройка, семёрка, туз? Хрен тебе! Тройка, семерка, дама из Амстердама! И дама ваша, Герман, подбита, ла-фюнф ин дер люфт, ахтунг, ахтунг, в небе Покрышкин! Понял? А посему - ком цу мир в сумасшедший дом.

Схватил Чирика за ухо и стал его крутить, приговаривая, как тот дядька на вокзале:

- Гони струпцину, свинтус! Гони струпцину! Или сброшу твою тушку в пасть к этим хищникам!

Наташа толкнула Чирика в спину:

- Чирик, не молчи! Говори что-нибудь! Что ты стоишь, как дурак, язык проглотил? Ни бэ, ни мэ, ни кукареку?

А у Чирика все перед глазами плывёт, как под кайфом. Качается крыша под ногами, как плот на воде. Не то, что говорить, он уже и дышать не может от страха, перехватившего горло. Держится за ухо, глаза лупит на толпу и – точно, ни бэ, ни мэ, ни кукареку. Вернее, и «бэ» и «мэ», и ничего больше. Если первое время он трясся при виде Зэппа, вспоминая, что это не человек, а пришелец с другой планеты, то на крыше он забыл об этом и стал трястись от вида реальной многоголовой человеческой толпы, что колыхалась прямо под его ногами, издавая грозный шум, схожий с шумом морского прибоя. Слыша в этом шуме угрозу для себя, Чирик окончательно потерял присутствие духа. И тогда Наташа, видя, как сдувается Чирик, и, понимая, что, не скажи она правду, эти глупые люди из дома № 48 подпишут свой смертный приговор, ринулась, как в омут головой к краю крыши, отпихнула почти невесомого от страха Чирика и закричала даже не на весь двор, а на всю Вселенную:

- Соседи-и! Вы ведь меня знаете?

- Йес! У-у-у! – загудела толпа многими голосами. - Знаем мы тебя, прошмандовку, знаем!

- Бывшая банкирша! «Новая русская», первый подъезд!

- «Гуччи»-фиггучи! «Балдини» - пердини! Дама с приветом!

- На красном «вранглере» рассекала, теперь водкой торгует! Совсем опустилась, неудачница!

- Мужика не удержала! Гулять меньше надо!

- Да ладно, она не такая!

- Не такая, жду трамвая, все вы не такие, не надо ля-ля. Допрыгалась!

- Ремонт делала, по субботам сверлила, стерва! Я говорю: не сверли, а она сверлит! Я говорю: не сверли, а она сверлит! Собачка её мне колесо обоссала!

- Да ладно вам, в чём собачка-то виновата, все собачки ссут!

- И эта на море захотела? На халяву-то чего ж не слетать!

- Эй, банкирша, по женихам у нас Любка, она их распределяет, к ней записывайся, там очередь!

Сейчас Наташа боялась только одного – сорвать голос. Ей уже было всё равно, кто творил несправедливость в их дворе – земляне или инопланетяне, ей было важно донести до людей правду. Вот если её не услышат, тогда этой правды не узнает никто. Так и будут жить в неведении!

- Люди, соседи! – закричала она, прижимая руки к сердцу. - Не верьте этому человеку! Он вам чудовищно лжёт! Никаких вам благ не будет! Вас жестоко обманывают. Вас хотят забрать в рабство. Вас и ваших детей! Над вами будут ставить медицинские эксперименты и заставлять работать до кровавого пота! Не верьте его словам о страховке и о бесплатных обедах. Вы что, забыли, как они прибыли к нам? Под покровом ночи, тайно, как воры! Подняли нас с постелей, согнали за проволоку! И вы хотите поверить, что у них добрые намерения? Вот этот человек, - тут она показала на Чирика, терящего от страха сознание, - спас нас всех. Он украл запчасть корабля и только поэтому эти люди не смогли унести наш дом со всеми нами на другую планету.

Часть толпы захлопала в ладоши, закричала:

- Молодец, Чирик, герой! В депутаты его от нашего округа! Герой России, как Чапмэн!

- В председатели правления! Пожизненно!

Другая стала свистеть и улюлюкать:

- К чёрту! В кутузку его, ворюгу! Всю Россию растащили, аферюги!

Наташка пытается перекричать всех сразу:

- Товарищи! Разве мы просили нас куда-то вывозить? Мы что, твари бессловесные, что не надо спрашивать нашего мнения? Мы разве просили, чтобы нас выбрасывали из постелей и тащили на площадку! Не верьте им, не верьте! На крыше нашего дома бьются за свободу наши товарищи, проливают свою кровь. За вашу и нашу свободу!

- А вот этого не надо, - сказал Зэпп скрипучим голосом с чеченским акцентом, любуясь на раскрасневшуюся Наташку. – Правда никому не интересна, не по теме. Отключите первый микрофон! И второй – тоже! Это я так, для красного словца. Зетцен зе зих, с ядьте пожалуйста! Да просто дайте по башке и заткните ей рот! Заберите эту девушку Джеймса Бонда и киньте в кипяток, пусть охладит свой пыл. Кстати, румянец во всю щёку вам идёт, мадам.

На Наташу набросились солдаты, стали крутить ей руки, зажимать рот.

Толпа заулюлюкала:

- Во, зажигает баба! А как достоверно!

- Не наврала Ирка Пионерская, точно - «Розыгрыш»! Первый канал – всегда первый! Тут же кругом камеры, дураков нет.

И хотя кругом были только дула автоматов, люди видели то, что им хотелось видеть – съёмки передачи «Розыгрыш». До Зэппа долетали отрывки фраз:

- Ишь, молодцы, как натурально. Видно, Абрамович денег дал, такую дуру повесили. Настоящий монстр, как в «Дне независимости».

- Да ладно, из фанеры, поди, двухслойной. Из железа, что ли, привет, как бы он в небе держался? На гвоздях, что ли?

- Сколько денег распилили, прикинь!

- Да какой из фанеры, вы что? Это все компьютерная графика, голограмма, ничего этого нет в природе. И дом перевернут в компьютере, как ты его в натуре сдвинешь?

- Да ты сам голограмма! За квартиру третий месяц не платишь!

- Слушайте, а этот мордастый – просто вылитый фашист!

- Да это ж Стоянов! – радостно воскликнули в толпе. - Из «Городка»!

- Точно, Стоянов! Жиряга! А этот, который воришку играет, вылитый Башаров. Да тот, что Кот Бегемот в «Мастере»!

- Тот Баширов! Башаров – на коньках.

- Нет, но надо ж, какие гады, такой гнусный розыгрыш – отдых на халяву. А я, дурак, повёлся! Больше не приду на собрание, клянусь честью!

И этот обиженный человек стал продираться на выход.

- Не, ребята, - выступил кто-то с голосом скептическим, - это не Стоянов. Это этот, Довгань, который водку делал, дамскую.

- Да не, какой Довгань! У того ямочка на подбородке.

- Провалился кстати куда-то?

- В ямочку!

- Говорят, он в Австралии, родил сына и взял фамилию Счастливый. Изобрел лекарство против смерти. Называется «довговнин».

- Слушай, а разве Башаров? Не узнаю его. Так загримировался, хрен понять! Или это тот, который в «Собачьем сердце», ну, как его? Собаку играет?

- Какую собаку? Баскервилей? Михалков!

- Сам ты Михалков! Не называй мне эту фамилию, я его презираю! Старинный домик снёс в центре Москвы, так опозорился, «фонд культуры»! Всё, что до этого говорил – не считается!

- Конни? Как у Путина? Или «Ко мне, Мухтар»? Какая собака?

- Слушайте, вы вообще, что ли? Собака тут при чём?

6.

Пока крутили руки Наташке, значительная часть толпы вместе с Ириной Пионерской, повернувшись спиной к Зэппу, обсуждала в свете только что увиденного, удачные и не совсем удачные сюжеты передачи «Розыгрыш».

- Передача жестокая, злая и гадкая, - говорила критикесса, вбивая аргументы в головы слушателей, как вбивают гвозди в доску. - Смех сквозь слезы. Пир во время чумы. Танцы на костях. Бесстыдство, как и всё наше телевидение. Всё продано. Правильно сказал Леонид Парфенов – им уже ничего не стыдно!

- А я уверена, там всё подстроено, - горячилась Ольга Божедомская, директор ООО «Элитная сантехника из Сомали». – Только дурак поверит в сюжет с Собчачкой! Её захватывают террористы, а она им: у вас буду неприятности! Вы что, не знаете, какие у меня покровители? Меня сам президент знает! Или она дура полная? Как можно террористу такое говорить? Только идиотка будет под автоматами вставать в позу: я – такая-то и у меня тот-то и тот покровитель! Ах, ты такая? Гони монету, раз у тебя покровители. Выкуп!

- А как бедную Данку разыграли!

- Какую ещё Бедную Данку? Не Демьяна Бедного родственница?

- Да какая ещё родственница! Ведущая! Солдатскую передачу вела!

- А как этого разыграли, «Голубая луна» который! Борьку Моисеева? Ему говорят: вы теперь хозяин завода, платите нам зарплату. А он не ухом, не рылом: какая зарплата, вы что, офуели? Чуть не разрыв сердца. Нет, но разве так можно, такие стрессы! Чушь собчачья!

- Вы слушайте, что я вам говорю, - гнула свою линию Ирина Пионерская, - наше телевидение – это самая настоящая пропаганда глупости, пошлости, жестокости и насилия! Власти нас просто оболванивают!

Зэпп поднял револьвер и трижды бабахнул в воздух:

- Тих-хо! Достали до печёнок! Слушать сюды! Это – не «Розыгрыш», я вам говорю со всей ответственностью!

А все: да ладно, не розыгрыш! Розыгрыш! Зэпп взбеленился:

- А я говорю: не розыгрыш!

Все опять: да розыгрыш, розыгрыш! А Ольга Божедомская громче всех. Зэпп разозлился, вынул из-за пазухи жезл, направил его на Ольгу Божедомскую, нажал кнопку, и та исчезла.

- Розыгрыш?

Толпа загоготала в сотню глоток:

- Прикольно! Ясное дело, розыгрыш!

Зэпп направил жезл на Ирину Пионерскую и она, вскрикнув раненой птицей, тоже исчезла. На кого-то ещё и ещё на кого-то. Те тоже испарились.

- Это тоже - розыгрыш? – закричал Зэпп.

Толпа ответила громовым гоготом:

- Розыгрыш! Давай еще, Стояныч!

Зэпп, озверев, стал тыкать жезлом направо и налево, распыляя жильцов. Десять, двадцать, сто, двести! Исчез Семён Семёнович с бадьей самогона, исчезла Антонина Ивановна, монтажер с телевидения, исчезла Любка-сорока, издатель Леонид Иванович Шумаков, исчез редактор журнала «Водные просторы» Лев Бандуркин, за ним директор Музея русской водки Кровопусков и с ними ещё человек пятьсот. На площадке образовалась довольно большая проплешина.

- Розыгрыш? – кричал в прореженную толпу взбешённый Зэпп.

А толпа валилтся на бетон, не в силах удержать хохот, рвущийся из глоток и орёт, задыхаясь:

- Ой, розыгрыш! Ой, держите нас, розыгрыш! Все они в рукаве!

Зэпп, озверевший от человеческой тупости, мокрый от липкого пота, достал из кармана галифе поллитру, зубами оторвал пробку, и, выдув содержимое до капли, с размаху шваркнул бутылку об асфальт. Бутылка разлетелась на мелкие осколки с весёлым звоном. И тут случилось то, чего не ожидал никто. Наступила гнетущая тишина. Ни звука, ни шороха. Только слышно, как булькает водка в животе Зэппа, да стучат зубы у Чирика.

Даже дети притихли, перестали бегать под ногами у взрослых и играть в прятки. И тут раздался стальной голос члена КПРФ Марии Григорьевны Блюхер, 75 лет:

- Это что ещё за новости? А ну-ка, подберите осколки, тут дети играют.

Зэпп не сразу понял, что это ему, и тем самым совершил роковую ошибку.

- Вы что, оглохли? Я к вам обращаюсь, товарищ в фашистской фуражке!

Зэпп отмахнулся:

- Иди, бабка, в жопу!

- Подберите осколки! – повторила та железным голосом. – Тебя говорят, свинья!

- Слушай, ты, карга старая, отвали! Топай до хаты, как у нас говорится, - огрызнулся Зэпп. – Дворники подберут, им за это деньги платят.

- Подбери сию минуту осколки!

- Нет, ну достала! – взвыл Зэпп, и, направив на бабку жезл, оставил от неё только возмущённый писк. – Недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах. Занудела, блин! «Осколки подбери», видал, миндал?

Смеха это не вызвало.

- Подберите осколки! – раздался не менее стальной голос представительницы «Единой России» Людмилы Петровны Грызловой, 69 лет. – Сию же минуту!

Зэпп уставился на тётку с удивлением: только что был благополучно распылён схожий по тембру голоса объект. Он даже оглядел внимательно жезл, может, сбой в программе? Нажал кнопку, и новая бабка исчезла, издав орлиный клекот.

7.

Никто не помнит, кто первым из жильцов дома № 48 крикнул: «Бей телевизионщиков, весь двор засрали!». Да уже и не важно. Слово было сказано, вернее, выкрикнуто и толпа кинулась бить людей Зэппа. Раздались выстрелы, послышались удары тяжёлых досок о каски солдат и вот уже толпа, нахлынув, свалила железно-сетчатый забор и вооружённая кто частями скамеек, кто фрагментами детского городка, кто железными прутьями, кинулась с яростными криками «Долой некрофилов НТВ»! на штурм трансформаторной будки.

- Стреляй, гад! – закричал Зэпп пулеметчику, ткнул его ногой под зад, но солдат не отвечал. Зэпп схватил его за шиворот и тряхнул. Тот дрых, пьяный в стельку. Зэпп вцепился в ручки пулемёта, навёл на толпу и нажал на гашетку. Пулемёт молчал. Его ствол был залеплен жевачкой «сперминт». Зэпп поднял жезл, чтобы направить его на бегущих людей, но неожиданно Наташка, которая стояла радом, изловчившись, мощным и точным ударом ноги выбила страшное оружие. Жезл взлетел в небо и, совершив высокую дугу, приземлился далеко в палисаднике. Наташка схватила Зэппа за обе руки, крутанулась и ловко перекинула его за спину.

- Абергут! Абергут! Абергут! – завопил Зэпп в устройство на лацкане и тут же над головой закружили три летательных чёрных машины, похожие по форме на троллейбусы, поливая пулеметно-пушечным огнем разбегающихся по квартирам жильцов.

С крыши по летательным объектам ударили зенитные гранатометы.

Один из летающих троллейбусов, задымив, стал падать на волейбольную площадку и задел кормой второй аппарат. От удара тот, словно биллиардный шар, отлетел в сторону и, ударившись в левое крыло дома, загорелся. Чирик, задрав голову, увидел на краю крыши Юрку Гагарина с гранатомётом в руках и ещё человек пять, которые кричали «ура!» и махали ему руками.

Третий аппарат взмыл в воздух и открыл бешеный огонь по крыше. Люди наверху попрятались.

- Кто это, Чирик? – спросила Наташка.

- Дас ист партизанен! – ответил за него Зэпп, пытаясь вырваться из цепких женских рук. Наташка резко двинула ему локтем в бок:

- Вас не спрашивают!

- Коня на скаку остановит, стерва, - сказал обиженный Зэпп, согнутый в три погибели. – Нет, ты не баба, ты деда. Зря я в тебя влюбился. Надо было тебя сразу распылить. Не было б печали, а теперь печаль.

- Чирик, мы идём на крышу и берём струпцину, – кричит Наташка. – Где ты её спрятал?

- Где? – под сурдинку интересуется Зэпп.

Чирик индифферентно пожимает плечами. Унего такой вид, как будто он только что очнулся от летаргического сна. Наташка расстегнула кобуру на поясе Зэппа, вынула револьвер и направила ствол на Чирика.

- Слушай, ты, жулик мелкого масштаба!

- Крупного, - сказал Зэпп откуда-то из-за её спины. – Такую серьёзную штуку стырил.

- Я с тобой церемониться не буду. У меня эти чёртовы пришельцы, - Зэпп завозился, возмутившись и Наташка снова его двинула в бок локтем, - и вот этот наглый хряк, сидят в печёнке. Магазин разгромили! Водку выпили! Верни им запчасть и пусть они летят отсюда на все четыре стороны.

- Как это – на все четыре, не понял? – сказал Зэпп, напрягаясь. – Тяни-Толкай какой-то! Вправо-влево, вверх-вниз? Так не бывает.

- Чирик, ну! Считаю до одного! Где струпцина?

- Я скажу, - прошептал Чирик, обалдевший от всех этих событий.

- Где спрятал? Хватит мямлить!

- Под тарелкой НТВ-плюс.

- Зелёного цвета? – спросил Зэпп.

- Вас не касается! – перебила его Наташка. – Как до неё добраться, Чирик?

- Ёлки-палки! – вдруг заорал тот, выпучив глаза. Наташка обернулась и вовремя – за её спиной завис бесшумный чёрный аппарат и в его двери человек, с лицом очень знакомым, целится из пулемёта.

Наташка помахала ему рукой. В ответ раздалась длинная очередь и пули засвистели на её головой.

- Молодец, Бугор! – заорал Зэпп. – Сам погибай, а друзей выручай!

Наташка, ничего не понимая, вскидывает револьвер и стреляет в сторону аппарата три раза. Из чёрного проема двери летательной машины Бугровский отвечает ей длинной злой очередью. Когда-то, ещё до Катьки, он положил на эту девку глаз, веря в свою неотразимость. Флиртовал, приглашал на Сицилию. А та его раскусила: тупая бычара с деньгами неизвестного происхождении. И послала его подальше.

- Ах, ты с ними! – разозлилась Наташка, вспомнив, как этот тип за ней увивался и выпустила всю обойму в предателя. Но промахнулась из-за Зэппа, который вертелся, лез ей под руку, кидая Бугровскому приказ за приказом:

- Бугор, сын собачий! Струпцина на крышке гроба! В зелёной тарелке с кашей! Вперёд, опричник! Ты в одном сапоге от цели! Спасай мой корабль, конь Троянский, чтоб тебя черти взяли! Не оставь от них камня на камне, кроши без жалости! Как капусту шинкуй! Мелко-мелко! И лучок не забудь пожарить. Соли по вкусу! Запомни: недосол на столе, пересол на спине! Старух не брать, ну их в баню! В Наташку не попади, я её с собой забираю! Не фиг ей в магазине среди алкашей! Пусть служит украшением стола, мне она по кайфу! Обо мне не думай, я тут сам разберусь! Атакуй их, в Бога душу мать, получишь на орехи!

- Слушаюсь, ваше превосходительство! – прокричал Бугровский из дверей летательного объекта. – Сделаю всё в лучшем виде!

Он захлопнул тяжёлую дверь и чёрный челнок резко взял с земли.

Глава 31.

«Есть ли жизнь на Марсе?»

1.

Следователь Семёнов смотрит телевизор. Репортаж НТВ с места событий:

«… Я веду свой репортаж с борта вертолёта МЧС. Под нами Москва. Все шоссе, примыкавшие к столице через кольцевую автодорогу вокруг города, - Киевское, Рижское, Ленинградское, Ярославское, Энтузиастов, Щелковское, Дмитровское, Минское, Каширское, Калужское запружены автотранспортом, вы можете это видеть на ваших экранах. Такое ощущение, что началось массовое переселение народов или христиане двинулись в десятый крестовый поход за Гробом Господнем в Иерусалим по призыву папы римского.

И точно также, как во времена крестовых походов нельзя было остановить людские массы, сметающие все на своем пути, как торнадо, и пожиравшие все, как саранча, так невозможно их остановить и сейчас. Их можно попытаться направить только в какое-то удобоваримое русло, но наша дорожная полиция, давно утерявшая навыки управления потоками, просто бессильна.

Если раньше пробки были только на подъездах к городу, то теперь они начинались от границ Российской Федерации, как европейских, так кавказских и азиатских. Оказался забит даже знаменитый «путинский тракт» - двадцатиполосное шоссе на Дальний Восток, строительство которого было закончено в рекордно короткие сроки – в пять лет. Именно по нему путешествовал в своё время наш президент на машине «Лада-Калина».

Теперь это шоссе превратилось в ужас и головную боль тех губернаторов, через владения которых оно прошло. Нужно кормить людей, застрявших в бесконечной пробке, а еды нет, гасить кровавые конфликты, возникавшие из-за озлобленности людей, попавших фактически в ловушку, вывозить раненых, больных, рожениц и даже погибших. Я сейчас попрошу оператора показать нам трупы. Вот, вы видите, труп мужчины, там труп женщины, тут старушки. А вот ещё шесть трупов. В вечернем выпуске мы вам покажем морг…».

Ещё он думает о том, как странно устроен человеческий мозг. Откуда в его голове эта идиотская фраза: «Есть ли жизнь на Марсе?». То, что она из старого-престарого рязановского фильма с Гурченко и Филипповым, это само собой. Но ведь это часть какой-то длинной общественной дискуссии чёрт те знает, какого времени. Людям стало тесно на Земле, они начали думать о Небесах Обетованных, о полётах куда-то, о внеземных цивилизациях. Первые спутники, полёт Гагарина, высадка американцев на Луну, выход в космос – всё это воодушевляло до поры, до времени. Не было главного – встреч и полноценных контактов с разумными существами иных миров. В результате тема полётов на другие планеты многим надоела, а вот фраза в мозгах осталась.

Вот и выходит, что мозг человека – как подушечка для иголок – в него воткнуто невероятное количество разного рода шаблонных высказываний, рекомендаций, расхожих, стереотипных утверждений, поговорок, приговорок, цитат из фильмов, строк из песен, которые вертятся в сознании, как мальки на отмели.

Что-то выстрадано опытом предков, что-то практикой потомков и имя им – легион, весь русский язык забит под завязку и никуда от них не деться, не спрятаться. «Далеко пойдешь, если милиция не остановит». Кто, кому сказал, по какому поводу? И ведь везде теперь суём в разговоре. «Тамбовский волк тебе товарищ!». Ну да, из фильма. Следователь говорит кому-то. Где, когда, кому – никто не помнит. «Хорошая жена, хороший дом, что еще нужно, чтобы достойно встретить старость». Бандит Абдулла, «Белое солнце пустыни». Но большинство, кидая в разговоре эту фразу, и не помнит, по какому поводу и кто её сказал. А зачем помнить?

По большому счеёу, все мы Эллочки-людоедочки, думает Семёнов. Та обходилась двумя, кажется, десятками слов и выражений – «хо-хо», «знаменито», «поедем на таксо», «знатный парниша»; наш набор посолидней, но ведь это тоже - набор, язык-суррогат: «не стой под краном», «уважай старших», «не плюй в колодец», «раки любят, когда их варят живыми», «королева любит свой цвет», «помеха справа, уступи дорогу», «тебя посадят, а ты не воруй», «переходи улицу в положенном месте», «курение убивает», «не мочись против ветра», «мой руки перед едой», «Москва – порт пяти морей», «шампанское по утрам пьют только аристократы и дегенераты», «Ленинград – колыбель революции», «Пушкин – наше всё», «встреча на высоком уровне прошла в дружественной обстановке», «пар костей не ломит», «ум хорошо, а счастье лучше», «не родись красивой, а родись счастливой», «привет с Большого Бодуна», «не имей сто рублей, а имей сто друзей», «Газпром – национальное достояние России», «на чужой счёт пьют даже трезвенники и язвенники», «Россия – родина космонавтики», «Бог всё видит», «партия – наш рулевой», «капля никотина убивает лошадь», «сколько волка не корми, он в лес смотрит», «если б море было водкой, стал бы я подводной лодкой», «моя полиция меня бережёт», «не уверен, не обгоняй!», «своя рубашка ближе к телу», «любишь кататься, люби и саночки возить», «своя ноша не тянет», «есть ли жизнь на Марсе?».

Никогда не волновал Семёнова ответ на этот вопрос про Марс. Где Марс, а где Семёнов? Он - человек конкретный, деловой, даже в чём-то приземлённый и Марс ему до фени, как, впрочем, и сами марсиане. Ну, не верил Семёнов в то, что мы не одни во Вселенной, что есть иные цивилизации, даже более развитые, чем земная, не верил в существование таинственных подводных субмарин, которые носятся в Бермудском «треугольнике» со скоростью 300 километров в час, в то время, когда самая быстроходная «земная» лодка развивает едва-едва 50-60.

Этими странными скоростными лодками пугают моряков всех стран мира. Раньше в роли пугала выступал «Летучий голландец», оставленный командой, а сейчас - сигарообразные подводные объекты непонятного происхождения. То ли наследство третьего рейха, то ли инопланетные творения.

2.

Семёнова всегда раздражали досужие разговоры об НЛО, о «летающих тарелках», про пермский разлом, в котором кишат пришельцы и про другие измерения, в которых исчезают пришельцы целыми стадами, воруя землян. Не верил, что когда-то Землю уже посещали инопланетяне, а уж тем более не верил в то, что они снова её посетят. Никогда на эту тему он не поддерживал разговоров, но и ни с кем на этот счёт не спорил, считая это зряшным делом, пустым времяпрепровождением. А может, просто берёг свою психику.

Его работа требовала простых и понятных решений, конкретных поступков, рутинных действий и собранности. Есть закон, а есть тот, кто этот закон преступает. И его задача этих преступивших найти и наказать. Поэтому, думая об «останкинском деле», он отгонял от себя досужие рассуждения о пришельцах, следы пребывания которых в Останкино, правда, опровергли его критические взгляды на мир и его устройство, но он как бы оставлял эту тему за скобками, мол, Богу – Богово, а кесарю – кесарево. Пусть какие-нибудь яйцеголовые занимается инопланетянами, те, кто за это деньги от государства получают, а он будет концентрировать своё внимание на том, на чём, собственно говоря, ему и полагалось концентрироваться, за что он и получал свою немаленькую зарплату – на расследовании, связанном с вещами понятными, зримыми и очевидными.

Исчезли десять землян? Исчезли. Ещё пятьсот с лишним несчастных чуть не лишились рассудка, совершив головокружительные перемещения по земному шарику? И это было. Ясно, что всё это с подачи тех, кто, вероломно нарушив его страны, попытался сотворить в Останкино что-то, неподвластное рассудку Семёнова. И вот это «что-то» и было темой его расследования, а стояли за этим таинственные инопланетяне или простые, как сапог, «братки» - для него не имеет значения, тут важен сам факт состава преступления.

Хотя, надо сказать, Семёнов был человеком самокритичным и иногда ловил себя на мысли: а не пытается ли он упростить это дело? И сам же себе отвечал: если не упрощать, то крыша просто «поедет» от всей этой чуши. Очевидно, это была защитная реакция его организма – упрощать, чтобы не сомневаться. Как говорится: инопланетяне отдельно, нарушение закона – неважно, кем, - тоже, отдельно.

Как в любимой шутке президента про мух и котлеты.

Тоже, кстати, расхожий речевой штамп, фигура речи, коими русский язык просто нашпигован. Ходи, сыпь этими изречениями и будешь слыть начитанным и культурным индивидуумом. Почему-то эта мысль вдруг вызвала у Семёнова раздражение.

- Век учись, дураком помрешь, - сказал вслух и сам не понял, кому.

Возникшее раздражение он объяснил просто. Ситуация в Останкино, конечно же, долбанула по психике. Хочешь-не хочешь, но перевернула все его представления о мире, а это его не то, чтобы пугало, это его как-то напрягало. В 50 лет менять мировоззрение, соглашаясь, что долгие годы ты был не прав, заблуждался и при этом еще козырял своими заблуждениями, вот, мол, я какой, было не просто.

Вероятно, нечто подобное ощущали старые коммунисты, большевики-ленинцы, когда им в лицо кидали демократы: вы прожили свои жизни зря, вы гробили свое здоровье непонятно за что и для чего.

3.

Но не то раздражает Семёнова, что русский язык забит штампами. Это, так сказать, только повод. Раздражают его, признавался он себе самому, чёртовы инопланетяне, в которых раньше не верил. Точнее, тем, что теперь надо наверстывать упущенное, влезать в тему, которая его никогда не вдохновляла. Более того, она вызывала у него зевоту и скепсис. Как любой простой человек, твёрдо стоящий на земле обеими ногами, он верил в законы физики и химии, а досужие россказни про иные измерения, какие-то космические дыры и карибские треугольники были ему скучны и неинтересны.

Но теперь, когда по телевизору день и ночь перемалывают тему пришельцев, он, понимая, как был недальновиден, и, чувствуя дефицит информации на эту тему, копается во всей этой, по его мнению, «ахинее», поневоле задумываясь над вопросом «Есть ли жизнь на Марсе?».

Опрошенные жильцы дома № 48 по улице Академика Королёва могли припомнить лишь те события, которые происходили до половины первого ночи. Кто-то и вообще до полуночи, а кто-то и до десяти или одиннадцати вечера, в зависимости от того, короче говоря, во сколько кто ложится. Дальше – муть, коллективный провал памяти и – резкое общее пробуждение, как в казарме по команде «Подъём!», но только тогда, когда инопланетяне сделали ручкой и покинули Останкино, словно освободив людей не только от своего присутствия, но и от каких-то табу, а, может быть и гипноза. У некоторых были очень схожие сновидения – про летающие чёрные объекты, похожие на троллейбусы, про каких-то людей на крыше трансформаторной будки и танцующего на ней же человека в чёрном плаще.

Очень многим снился сон, что их заперли вооружёные люди за забор волейбольной площадки. Даже тем, кто на неё ни разу до не ступил ногой.

Но – странное дело, диву давался Семёнов. Три тысячи человек спали беспробудно, что называется, без задних ног, а вот эти десять и воришка не спали. А может, потому и не спали, что отбивались с оружием в руках от врагов? И не связан ли скоропалительный отлёт инопланетного корабля с тем, что гости получили в Останкино такой отпор, какого не ожидали?

Так думал Семёнов, даже не представляя, как он был близок к истине. Прошло лишь несколько дней и он получил документальное подтверждение своим предположениям.

Глава 32.

Первый допрос Зэппа

1.

Юрке был 12 лет, когда отец сказал знаменательную фразу:

- Ты в рубашке родился, сынок, ничего теперь не бойся.

Юрка и не боялся. Или свой страх перебарывал. Герой – это тот же трус, который переборол страх, это общеизвестно. Откуда возникла счастливая рубашка? Отец Юрки в советское время был подполковником КГБ, и если бы не перестройка, там бы и служил. Нельзя сказать, что был он на хорошем счету, так как имел два выговора по партийной линии. Под его началом работали 62 молодых женщины, машинистки, телефонистки, технический персонал, короче. На одном собрании ляпнул ради хохмы: кто родит мне девочку, получит повышение в звании. Кто-то стукнул и отца наказали первым выговором. Второй схлопотал в годы «сухого закона». Трезвенником отец Юрки не был и закон этот не приветствовал, хотя, как коммунисту было положено приветствовать. И однажды в компании рассказал анекдот, как вернулся Горбачёв из командировки в Рязань, а у него на голове нет родимого пятна. Он звонит в Рязань: «Чем вы меня напоили, куда пятно делось?». А ему в ответ: это вы у себя в Кремле коньяки дуете, а у нас в Рязани – пятновыводители». В компании посмеялись, а потом кто-то взял и «настучал» на Юркиного отца.

Среди лучших друзей отца был начальник боевого тира под Москвой, заядлый охотник. К нему в 1997 году Юркин отец поехал охотиться, захватив с собой сына. Только неправильные охотники сначала идут на зверя, а потом садятся есть-пить. На шести «уазиках» Юркин отец, Юрка, начальник тира и еще с десяток офицеров прибыли в лес и принялись готовиться к охоте. Первым делом из багажников достали охотничье оружие – семь автоматов «Калашников» и туго натянутый настоящий арбалет. Потом – ящик водки и провизию. Запалили костёр, нажарили шашлычков и забыли и про охоту, и про Юрку, который, утащив арбалет, ушёл самостоятельно убивать кабана.

Надо сказать, что Юркин отец выучил его метко стрелять почти из всех видов оружия, даже из танкового пулемёта. Из всех, кроме арбалета. Но когда на Юрку вышел злобный секач, выше Юрки ростом, видимо, тренировка сделала своё дело и Юркина стрела попала кабану прямо в глаз. После этого животное кинулось на него со страшным воплем, и спасла Юрку только прыть. Он забрался на сосну и заорал. На крик примчались люди, всадили в кабана семь автоматных рожков пуль, а потом никак не могли разжать Юрке руки, которыми он намертво обхватил спасительное дерево. Тогда-то отец и сказал Юрке про рубашку. Но видимо, это правда, потому что опять повезло Юрке не погибнуть. Теперь уже от рук соседа по фамилии Бугровский.

2.

Бугровский – это какая-то тёмная, невнятная история. Юрка пытался проанализировать, откуда тот взялся, как действовал и почему пошёл в услужение к инопланетянам. Первый раунд их поединка закончился в пользу Бугровского. Он тогда ловко всех надул, прикинувшись жертвой палача Зэппа. Ребят тогда повязали, а Доктор был ранен. Доложив Зэппу, что задание выполнено, Бугровский спустился в свою квартиру, оставив разведчиков гостей охранять пленённый Юркин отряд. Рядом с Юркой лежал раненый Барон и стонал от боли. То, что произошло потом, было похоже на голливудовский боевик. Сын Барона копошился рядом, собирая кубики, разбросанные Бугровским. Оказывается, он был немой от рождения, но понимал по губам то, что говорит ему отец.

Тот и попросил его незаметно от солдат достать из кармана отцовской куртки перочинный ножик и перерезать веревки на руках Юрки. Юрка, освободив руки, перерезал веревки на запястьях Седого и передал ножик тому. Так освободились Абай Елдос, Доктор, Управдом и Лёха. Барон стал нарочно громко стонать, прося воды. Один из разведчиков склонился над ним, опрометчиво закинув автомат за спину, и на него набросились сразу трое, повиснув, как псы на медведе – Седой, Елдос и Доктор.

Отняв автомат, они напали на разведчиков и расстреляли их в упор. Несколько разведчиков побежали вниз по лестнице, где засели и открыли ответный огонь. Елдос кинул в них термитную гранату. Взрыв вырвал кусок стены и завалил выход на лестницу. Стрельба прекратилась.

С крыши Юрка и его команда видели, как разворачивались события на волейбольной площадке и были фактически свидетелями восстания жильцов дома № 48. Потом появились летательные объекты, и Юрка умудрился подбить из зенитного гранатомёта один из них. Тот завертелся юлой, по всей видимости, у него был повреждён реактор и столкнулся кормой со вторым объектом. Один упал на торговый центр, другой на территорию двора. От взрывной волны чуть не пострадала третья машина, но пилот сумел её выровнять. Она поднялась снизу и зависла на уровне крыши.

С лязгом распахнулась железная дверь НЛО и за ней Юрка увидел Бугровского. Тот пригрозил кулаком, грязно выругался и открыл по нему смертельный огонь из пулемета. Бугровского из-за укрытия обстреляли из автоматов Седой и Елдос, и тот исчез. А потом появились Чирик и Наташка со своим пленником - Командором Зэппом. Дорогу показывал Чирик, тем же путём он когда-то сбежал с крыши от Юрки и его ребят. До десятого этажа эта троица поднималась по пожарной лестнице второго подъезда, но наверху уже были солдаты, посланные Бугровским на штурм крыши и они, рискуя ахнуться с высоты пятидесяти метров, лезли по веревочной лестнице, оставленной Чириком во время его побега с поля боя.

Это был первый инопланетянин, с которым Юрка должен был разговаривать. Перед допросом он страшно волновался, ведь не каждый день приходится встречаться с представителем иной цивилизации. Он даже внутренне собрался, постарался выглядеть достойно, ведь он представлял даже не дом № 48 по улице Академика Королёва, а можно сказать всю земную цивилизацию. Наверное, похожие чувство испытывал Колумб, встречаясь с аборигенами Вест-Индии. Чёрт побери, не каждый день доводится видеть пришельцев!

Мысль о том, что он почти Колумб, его веселила. Он даже подумал, что надо бы подбодрить Зэппа, наверняка тот будет подавлен и растерян, что попал в плен. Надо проявлять благородство даже к врагам. Но допрос Зэппа сразу пошёл по незапланированному пути.

3.

Во-первых, вид у Зэппа был совершенно не потерянный. И уж точно, не подавленный. Разговаривал со всеми через губу, вёл себя нагло и вызывающе. Точь-в-точь, пленный фашистский асс летом 1941 года. Те, попадая в плен, советовали русским сдаваться, потому что потом будет поздно. Зэпп сдаваться не предлагал, но разговаривал с Юркой по-свински.

- Без поллитры говорить не буду! –такой поставил ультиматум, лишь только Юрка стал задавать вопросы.

- Без какой поллитры?

- Сорокоградусной! Можно завода «Кристалл», который на Яузе в районе Лефортово, улица Самокатная, дом четыре, магазин налево. Старинный, блин, водочный завод, ты чё, брателло, ещё времён графа Витте, не сечёшь?

- Чирик, откуда у него эта информация про водку?

Тот растерянно пожал плечами:

- Шеф, я не виноват! Этот гад мои мысли крадёт.

А тот свое гнёт: без поллитры говорить не буду.

- Как это «не буду»! – заорал Чирик страшным голосом. – Я тебе дам не буду! Я тебе пятки на огне поджарю, не буду!

- Не поджаришь, ты слабохарактерный.

- Так, Чирик, ша, - остановил его Юрка. – Остынь! Дикий Зэпп, откуда и с какой целью вы прибыли на Землю?

А тот опять свою шарманку заводит: без поллитры не буду и всё.

- Слушай, Зэпп, а где я тебе возьму поллитру?

- В магазине «Продмаг», где эта проститутка торгует.

- Какая проститутка?

- Да Наташка!

Юрка озверел:

- Чирик, это он твои мысли прочёл? Твои, я знаю! Я тебе что сказал: будешь на Наташку наезжать, получишь от меня по полной программе.

У Чирика на Наташку зуб. После восстания жильцов он, улучив момент, попробовал сбежать с поля боя. Наташка сделала попытку его остановить, схватила его за рукав. Со словами: «Крошка, мне это всё не нравится, я делаю ноги», он попытался сделать ей ручкой и только успел сказать «чао, бамбино», как эта «крошка», ловко перехватив его руку, заломила ему за спину так, что он только охнул. Это потом Чирик узнает, откуда у Наташки навыки борьбы.
Днём та работала продавщицей, а вечером тренировалась в закрытом клубе «Бои без правил» и была чемпионкой Москвы по кунг-фу.

Несчастный домушник заверещал, наверное, на всё Останкино: «Пусти, стервь гнусная!». А она ему: «А это тебе за стервь, а это - за гнусную!» и ещё чуть-чуть руку заломила. Да так, что в плече Чирика что-то щёлкнуло сильно-сильно, и он заорал, что есть мочи: «Садистка ты, сука фашистская!». А та ему из принципа: «Проси прощения, за суку!». Чирик – ни в какую: «Да чтобы я, да перед дурой-бабой, да ни в жизнь! Я себя уважать перестану! Лучше убей меня, гадина!».

Ну, «дура-баба» ему ещё что-то такое с рукой сделала, отчего бедный Чирик завизжал сперва, как резаный поросёнок, а потом, как миленький, стал просить у неё прощения. А когда она ему руку освободила, отбежал в сторону и закричал: молись Богу, конец тебе, убью! Нет, этот Чирик просто реальный уголовник! Обиду Чирик затаил нешуточную.

4.

- Ладно, - сказал Чирик снисходительно, - не проститутка.

- А честная давалка, - подхватил Дикий Зэпп, снова сосканировав до слова мысли Чирика, а, услышав мысли Юрки, добавил, - не, не фига его не заткнёшь. Он живучий, эта скотина, разве что убить его, ворюгу!

- Как это убить? – забеспокоился Чирик. – Кого? Меня? За что?

- А ты не воруй! – сказал Зэпп и тут же понёс несусветную ахинею. – Ах, как бы я хотел научиться в мозгах копаться, как этот козёл. Надо у него уроки взять. За поллитру этот лох согласится. Это мне сильно бы жизнь облегчило.

Юрка обалдело смотрит на Зэппа, не понимает:

- Что бы это вам облегчило?

Зэпп кивает на Чирика:

- Его грязные мысли. Не успеваю фильтровать базар.

Чирик машет руками:

- Командир, я ничего не думал, он врёт! И вообще, надо что-то с этим гадом делать! Он же наговаривает на людей, нельзя ни о чем подумать! Так он все наши тайны вызнает!

Дикий Зэпп пожал плечами:

- Да какие у тебя, Чирик, тайны? Всё про тебя известно. И как ты 96-ю квартиру брал, и как тырил у бабки кошёлек. Ворюга ты!

- Как 96-ю? – Ахнул Юрка. – Бугровского? Во, даёт! Ты, Чирик, не жилец. Он тебе этого не простит. Нет, ты нашёл, у кого воровать. Ты б ещё Петровку-38 ограбил! А у кого кошелёк, Зэпп?

Чирик пытается замять тему:

- Я к вам всей душой, а вы этой космической жабе верите, а не мне.

- У консьержки бабы Мани и стырил! А та его чаем поила, – заложил Зэпп Чирика и вдруг выдал голосом Юрки. – И как такому верить, если он – ворюга первостатейный, болтун и баламут? Да по нему тюрьма плачет!

Чирик обиженно скривился:

- Вот вы как, поверили врагу!

Тут Юрка взорвался, потеряв терпение:

- Зэпп, надоели ваши игры, хватит молоть ахинею! Быстро отвечайте: что у вас там за планета и на хрен вам был нужен наш дом?

- Да, знал бы дурак-издатель, каким я стану крутым! Как я буду допрашивать космического пришельца Зэппа! Сразу б миллион аванса отвалил! - Зэпп ловит кайф, видя Юркино красное, злое лицо и ощущая его бессилие перед его возможностями телепатии.

- Слушай, Зэпп, - начал Юрка примирительно. – Давай сделаем так.

- Давай, - как попугай отозвался Зэпп, и, опережая Юрку, стал читать его мысли. – Ты можешь прослушивать нас, как угодно. Это твоё право, раз ты этому обучен. Воруй из наших мозгов информацию, пожалуйста. Но зачем повторять вслух? Свинья, всё равно ведь повторит!

- Зэпп, - вышел из себя Юрка, - кончай базар!

- А это ты хорошо придумал, - кивнул Зэпп, - вспомнить, что у Чирика в рюкзаке есть бутылка энзэ. А то я унюхал, но сам спросить не решаюсь, скромничаю. Мама всегда говорила: никогда ничего не проси. Сами придут и нададут. Но если нальёшь товарищу, то, так и быть, выдам тебе все военные тайны через одну. Всё-всё расскажу, гражданин начальник, я готов к сотрудничеству со следствием.

- Так, - командует Юрка, - стоп! Это уже Чирика лексика, я слышу! Чирик, сходи-ка, проверь посты. Как там наши, не спят?

Чирик обиделся:

- И думать уже нельзя, дожили до светлых дней! Что происходит, товарищи? Опять диктатура! Думаете, если с автоматами, то вам всё можно? У нас тоже пистолеты найдутся.

И вытащил револьвер Зэппа, спёртый у Наташки.

- Давай, давай, Чирик, топай.

Юрка вытолкал Чирика за порог воздуховодной будки и прикрыл за ним дверь.

- Ну что, Зэпп, не обманешь, всего стакан?

- Один, всего один! «Выхожу один я на дорогу!». «Один дома». Первая – колом, вторая – соколом. Не пейте много, не пейте мало, пейте достаточно.

- Слушай, а кто тебя этому обучил? Шуточкам-прибауточкам?

Дикий Зэпп пожал плечами:

- А хрен его знает, гражданин начальник!

Так, подумал Юрка, это мы знаем, чьи мысли. Подошёл к двери и резко её распахнул. За ней стоял Чирик, согнувшись в три погибели; видимо, подслушивал. Тут же сделал вид, что делает зарядку, разминает спину наклонами. Ну, до чего ж хитрая бестия!

- А, - говорит, - Юрий Иванович! Наше вам! Пусть этот гад бутылочку не выбрасывает! Для «коктейля Молотов» используем, врагов встретим огнём.

Юрка смерил его красноречивым взглядом и Чирик на этот раз точно испарился.

- Я тебе налью, но с условием, - предложил Юрка Зэппу, - что ты ответишь на мои вопросы. Ну, что? По рукам?

- Ну, наливай, поговорим, - согласился Дикий Зэпп, облизываясь.

- Вопрос первый, - начал Юрка. – Что за планета, с которой вы прибыли? Где она находится? Название, координаты, размеры?

Зэпп ахнул водки, вытер рот и выдал:

- А тебе, фашист, я ничего не скажу.

Упал и моментально заснул. Видимо, сморило его. Еле его растолкали. Очухался, смотрит на Юрку круглыми глазами и говорит: о, официант вернулся! Тащи, человек, по сто грамм с прицепом и огурец солёный! Но, чтобы хрустел. Одна нога здесь, другая – там, где огурец! Получишь на чай, если быстро и без обвеса. Без всех этих: кушал – не кушал, музыку слушал, сорок плюс сорок – рубль сорок. Понял, человек? Взялся за фигуру – ходи!

5.

Оказалось, что гад-инопланетянин был пьян в зюзю! Стакан лёг на старые дрожжи и Зепп ушёл в астрал. Вот и хулиганил.

Юрка вызвал Наташку, которая пленила Зэппа и задал ей вопрос: отчего от инопланетянина так разит, прямо факел какой-то? Оказывается, этот гад, Дикий Зэпп, опустошил в магазине «Продмаг» целый ящик водки. Пьяным выступал и перед жителями дома № 48, которых согнали за сетку волейбольной площадки. Никто понять не мог – как это Зэпп, будучи ну совершенно никакой, умудрился взобраться на крышу будки, да ещё и с людьми общаться? Во, закалка!

Теперь Наташке стало понятно, чего этот Зэпп духарился, кричал с крыши людям: «Привет, ребята нашего двора! От имени оккупационной власти выступаю с концертом!». Во всём виной был алкоголь. Вот почему он то обещал собравшимся прохладительные напитки, то требовал пристегнуть ремни, то нахваливал свою планету, предлагая немедленно на неё переселяться и всё допытывался: кому мясо, а кому рыбу? Думали, спятил, а он просто перебрал земного алкоголя.

Увидев Наташку заорал: «Столько лет, столько зим где тебя носило?». Намучился Юрка с этим Зэппом, которому Чирик дал кличку Паулюс, в честь фельдмаршала, который попал в котёл под Сталинградом. Этот вёл себя заносчиво, как немец, землян высмеивал. Зэппа очень веселило, что его взяла в плен русская женщина, даже хохотал и кривлялся, изображая жертву матриархата: взяла дурака тёпленьким! Это, говорит, не считается, я был в отключке, давай начнём сначала!

Юрка потом только понял, что Зэпп просто хотел понравиться Наташке, вот и выпендривался на допросе, строил из себя супермена. На вопросы не отвечал, зависал над крышей, скрестив руки, изображая голубя мира, плевался сверху, как верблюд. Или исчезал, просто растворялся без осадка. Как человек-невидимка! Стоит рядом и вдруг - нет его, хотя Юрка его за руку держит, сжимает, а того не видно, хоть он и рядом дышит прерывисто. Это, объясняет Дикий Зэпп, новейшие разработки нашего министерства мира, внедряем сейчас в армейские части. Огромная экономия на камуфляже. Когда освоим, говорит, завоюем незаметно всю Галактику и везде установим диктатуру нашего дорогого и любимого Главнораспределяющего. На вопрос, кто этот «дорогой и любимый», Зэпп отказался отвечать наотрез и упорно стоял на своём.

Как оказалось, из страха. У всех членов экипажа его корабля был вшит в кожу индикатор, считывающий не только слова, но и мысли. Если про Главнораспределяющего, который руководил на планете Зэппа, больше пяти раз возникнет плохая мысль, что, например, пора его менять, что без конца торчит в телевизоре, что погряз в коррупции, что официальных жён меняет постоянно и живёт с молодыми любовницами, понаставив кругом своих людей, которые его покрывают, ты просто автоматом взлетишь на воздух. Обычно разрывается на части мозг, чтобы уже наверняка.

- Слава, слава Главнораспределяющему! - вдруг заорал Дикий Зэпп, которому показалось, что его посетила плохая мысль про вождя, - слава самому справедливому и мудрому на свете лидеру!

Юрка его обрывает: дурака не валять, отвечать на вопросы! Ну и выдаёт тому полный набор, как в армии учили: имя, фамилия, год рождения, где проживает, откуда имя Зэпп и почему «Дикий», откуда прибыл, должность, звание, часть, цель заброски и всё такое, а сам чувствует – что-то не то. Витька ему вопрос, а у того – улыбка до ушей, как у идиота. Просто космический пьяница!

Допрашивать его в таком состоянии не имело ни малейшего смысла и Юрка дал команду Чирику связать Дикого Зэппа и спрятать до полного отрезвления в воздуховодную трубу. Чирик накрутил знатных узлов на его запястьях, обычный человек не выпутается ни за что, скорее пуп развяжется.

- Мать всю ночь работала, чтоб его связать, – безмятежно напевал Зэпп. Через пять минут вылез из воздуховода, не поднимая даже железного люка, просочился, зараза! Проходя мимо Витьки, сказал, как ни в чём ни бывало: командир, иду по нужде, смотрите, не укокошьте по ошибке.

И все верёвки на полу. Юрка подсказывает: Чирик, ты не верёвкой, ты его липкой лентой, скотчем. А Зэпп опять своё: да ну чё, мне по нужде надо! Склеили запястья намертво, а тот только пальцами шевельнул и порвал липучку, как будто это туалетная бумага!

После этой истории Юрка стал к Зэппу относиться с опаской – кто его знает, что на уме у марсианина, чего от него ждать? Два метра ростом, чёрный мундир с какой-то хренью в петлицах, похожей на ковш бульдозера, сапоги из кожи. Ну, вылитый Масюлис в роли гестаповца из советского фильма «Щит и меч»! Ариец, блин долбанный!

6.

А ещё Зэпп был большим демагогом.

- Вот почему мы по 500 лет живём, а вы, земляные, по 50? Не только потому, что наш Главнораспределяющий вождь создал все условия для развития лучших мозгов, всё нам дал – правильную, калорийную еду, размеренный сон, самых красивых самок и самые большие деньги, нет. А потому, что мы выбросили на свалку все телевизоры, перевешали на осинах всех журналистов, забили досками Интернет, а информация от Главнораспределяющего идёт нам прямиком в мозг. Нами руководит мудрый правитель, понимающий, куда надо двигаться.

- А двинешься не туда, останешься без башки? Так?

- А зачем мне «не туда»? – отпарировал Зэпп. – Мне хорошо, когда со всеми в ногу. Если вы такие умные, чего ж вы строем не ходите? Одобряю каждый шаг моей власти, готов лечь за неё на любую амбразуру, почту за честь! Идеология вождя – моя идеология.

И всё из-за страха, думает Юрка. Скажи что-то против власти, разнесёт тебя на куски. Очень убедительная идеология. Однако из нескольких брошенных Зэппом пьяных фраз, Юрка понял, что на той планете, где правит Главнораспределяющий, не всё так просто. Есть суперэлита, которой дозволено всё, как опричникам Ивана Грозного и есть чернь, донельзя деклассированный плебс. Они находятся на положении рабов и работают по 20 часов в сутки за похлёбку на самых вредных для здоровья объектах. Они вообще не имеют никаких прав и мрут, как мухи от болезней, потому что врачам запрещено лечить граждан ниже 10-й категории, а все они относятся к последней, 15-й.

Дикий Зэпп, например, имел пятую категорию – служащие, армия, флот. Выше были представители службы безопасности, ещё выше – нанотехнологи, потом шли приближенные к власти, а первую категорию имели всего сто человек, которые входили в Государственный Совет Народа, куда избирали пожизненно и сменяли госсоветника только по причине его смерти.

Над всеми стоял Главнораспределяющий. Один-единственный владыка. У него вообще нет категории, он несменяем и имеет неограниченные полномочия. По его приказу могут распылить любого без суда и следствия.

Зэпп был жесток, тупо верил в идеалы, которые ему день и ночь вдувались в уши через вживленные чипсы и если бы не водка и не Наташка, размягчившие его мозг, неизвестно, как обернулось бы дело для землян. Сжёг бы Зэпп и дом № 48 по улице Академика Королева, да и Москву заодно. Сделал бы это лёгким нажатием кнопки, даже не поморщившись. Таких городов вместе с жителями посжигал он за свою карьеру десятки, а может, даже сотни во всех уголках Вселенной и на этот счёт нисколько не комплексовал.

Почему не сжёг Останкино и Москву, у Юрки нет внятных объяснений. Доктор выдвинул предположения. Он считает, что в душе Дикого Зеппа идёт борьба долга и чувства к русской красавице Наташке. По сути, Дикий Зэпп в Останкино просто вышел из игры, сложив с себя ответственность за судьбу корабля, экипажа и задания, которое явно не спешил выполнить. Но вот какое это было задание, зачем ему понадобился дом № 48 по улице Академика Королёва, он так и не сказал.

7.

Струпцину нашли в самый разгар заварухи. Это был сущий ад! Судя по всему, Зэпп как-то телепатически смог отдать приказ, во что бы то ни стало её захватить, атакуя Юркин отряд всеми имеющимися у инопланетян силами. Это был их последний и единственный шанс вернуться живыми домой. Солдаты лезли напролом, оставляя горы трупов, палили так, что нельзы было поднять голов. Над крышей зависло целых 12 летательных аппаратов, которые поддерживали шквальным огнём атаки своих автоматчиков. В течение получаса Юркин отряд был окружён со всех сторон, блокирован и судьба землян повисла на волоске.

И тогда Юрка принял единственно верное и правильное на тот момент решение – пойти на переговоры с врагом. Условия были такими: мы отдаём вам вашего Командора (живого и здорового, правда, сильно пьяного и помятого), возвращаем струпцину (в полной сохранности) и вы улетаете, оставив в покое наш дом № 48.

Если нет, мы ломаем долбанную струпцину. Крошим её, к едрене фене, в куски. В хлам! Живыми мы не дадимся, можете даже не надеяться, русские, блин, не сдаются! Но и вы застрянете надолго, оставшись без своего корабля. И ещё, добавил Юрка, не исключено, что правительство Российской Федерации и лично президент уже предпринимают меры по спасению жильцов дома, а уж если вступят в бой спецназовцы «Альфы», инопланетным придётся туго.

Так говорил Юрка Зэппу. Тот оттранслировал это своим, в результате чего был согласованы все условия. Было принято решение организовать передачу струпцины. Место выбрали просматриваемое всеми сторонами - центр крыши. По требованию Юрки, Зэпп дал команду отвести солдат на чердак и выделить землянам летающий аппарат, на котором вся их команда вместе с ним спустится на землю. Только после этого Зэппа, как гаранта безопасности Юрки и его команды, отпускали восвояси.

Но события пошли по другому сценарию.

На крышу приземлился летательный аппарат небольших размеров. Именно такой, чтобы вместить ровно десять человек. Так распорядился Зэпп, который то впадал в кому, то вылезал из неё. Седого послали проверить, нет ли в аппарате засады? Вернулся и доложил: чисто. Внутри только безоружный пилот. Струпцину на глазах Юрки Чирик завернул в рубашку, которую выдал Барон. Надо сказать, тот приготовился к эвакуации из дома лучше всех. И деньги с собой взял, и бельё, и кипятильник, и заварку для чая, и мобильный, и мыло, и даже зубную пасту и щетки – для себя и для сынка.

Встречу назначили возле зелёной тарелки НТВ-плюс. Юрка своим сразу сказал: даже не обсуждается, я иду сам. Передаю струпцину и если всё в порядке, подаю сигнал. Первыми идут Наташка с Зэппом, раненый Барон с сыном и Чирик, который им помогает. Оставшиеся подстраховывают первую группу, заняв позиции так, чтобы был виден весь периметр крыши. Как только первая группа займет места в аппарате, идёт вторая – Елдос, Лешка, Седой и Управдом. Из кабины её подстаховывает первая группа.

- А можно меня во вторую? – жалобно попросил Чирик.

– С какого привета?

Чирик зябко пожал плечами:

- Как бы чего не вышло.

- Нет, – обрезал Юрка.

- Давай, посчитаемся, – настаивал Чирик и стал считать, тыча пальцем направо и налево. – Олинь-болинь, джимпу-римпу, кай-вей-бонкс. Буду резать, буду бить, все равно тебе водить. О, Управдом!

- Нечего в меня тыкать! – Управдом брезгливо отводит руку Чирика. – И нечего меня считать. Это мне считать положено. По штату.

- Нет, но что за базар! – завопил Чирик. – Сосчитались ведь! Я иду со второй группой.

Тут Юрка не выдержал.

- Так, Чирик. Во-первых, ты замолкаешь. Во-вторых, идёшь с первой группой и это не обсуждается. Помогаешь Барону. Я – замыкаю. Если что, я тебя прикрою, не боись. – И предупредил его жестко: - Смотри, не сбеги, как в прошлый раз. Или я за себя не отвечаю.

Чирик вздохнул. Что-то задумал этот хитрован, вот и дёргается, подумал Юрка, но что, не было времени понять и проанализировать.

8.

В назначенное время Юрка вышел из-за укрытия, закурил и медленно двинулся в центр крыши, посвистывая. Ему было не просто страшно, ему было просто жуть, как страшно, руки тряслись и ноги дрожали, но он старательно давил страх, пытался выглядеть бодрячком, Юл Бринером из фильма «Великолепная семёрка».

Жаль, думал он, нет шляпы, как у Бринера.

Навстречу вышел высокий человек в длинном кожаном плаще и в каске с забралом, закрывающим лицо. Он поднял руки вверх, показывая, что безоружен. Юрка положил на бетон струпцину и тоже поднял руки, показывая, что и он безоружен. И только тогда они стали медленно сближаться.

- Блин, «Мёртвый сезон», обмен резидентами! – подумал Юрка, удивляясь, что мозг даже в такую минуту подкидывает киношные штампы.

Человек подошёл и протянул руку в кожаной перчатке:

- Струпцину!

Юрка протянул ему запчасть, завёрнутую в рубашку, и вдруг услышал над ухом насмешливый голос Бугровского:

- Ну что, командир, кто круче? Ты или я?

И ткнул Юрку в грудь рукой в перчатке. Адская боль от удара электричеством скрутила Юркино тело. Ноги его подкосились, и он бы упал, не подхвати его Бугровский, а это был он, под руки.

- Зэппа! Зэппа сюда! – закричал он Юркиным людям, и в руке его ярко блеснуло лезвие ножа, выскочившего из р