Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
по платежному документу № от «__» 200__г., внесены на счет Гродненской региональной таможни в качестве обеспечения уплаты денежные средства в размере...полностью>>
'Анализ'
Площадь, предоставляемая для целей строительства состоит из площади застройки и дополнительной площади, необходимой для организации проезда вокруг зд...полностью>>
'Документ'
Обучение - это целеустремленный, систематический, организованный процесс вооружения знаниями, умениями, навыками, а образование - это результат обуче...полностью>>
'Семинар'
ОБ АВТОРЕКатрин Рафаэль более 25 лет активно работает в направлении Искусства Исцеления Новой эпохи. Ее профессиональный опыт охватывает уход за больн...полностью>>

Гагарина Повесть «…Олинь-болинь, джимпу-римпу, кай, вей, бонкс!»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Как с ума посходили! – подумал Семёнов. И как ему работать в такой обстановке? Что-то там искать? Эти стада вытопчут все следы!

- Николай Иванович! Вы в курсе, отчего народ к нам ломанулся? Со всего мира?

Семёнов пожал плечами:

- На инопланетян таращиться, отчего ещё?

- Да нет! Останкино после посещения инопланетян обрело целительные свойства! – захлёбывался от радости Бубукин. – Радио сообщило, что под смещённым домом №48 отверзлась бездна…

- Ну да, - вздохнул Семёнов. – «Открылась бездна звезд полна». И что там? «Незакрытый пуп Земли»?

- Не понял.

- Это Высоцкий пел про Бермудский треугольник.

- А-а. И, короче, из этой бездны шарахнул старинный источник, который был забетонирован! И радио сообщило, что вода из него исцеляет все болезни, возвращает молодость!

- А бессмертие не гарантирует? – Семёнову не до шуток. - Какое радио? «ОБС»? Одна бабка сказала?

- Да нет, все сообщают! Серьёзно! Ура, Николай Иванович!

Семёнов пожал плечами: сколько раз он был в Зоне, никакого источника под домом не видел.

2.

- А что вы так сияете? – спросил Семёнов не без ехидства. – Как начищенная сковородка? Выкупаться успели? Омолодились в источнике?

- Нет, но говорят, что правда!

- Говорят, что кур доят, товарищ Бубукин! В Останкино, поверьте мне, кроме грязной лужи у телецентра, под названием пруд, нет других «живительных» источников, уверяю вас, коллега. Чтобы и с пиявками, и собачьми блохами.

- Вы зря не верите! – Бубукин просто фонтанировал идеями. - Представьте, весь мир хлынет в Москву! Она станет центром мировой цивилизации. Сюда будут ехать как едут в Лурд, к Святой Бернадетте, где люди исцеляются, выбрасывая костыли. Серпухов, Саров, Валаам, Иерусалим, Иордань, Мекка, - все святые места отдыхают, все мировые курорты и самые известные больницы мира, если люди будут знать, что их в Москве излечат и продлят им жизнь! Это не газ-нефть, тут не нужны трубы, не нужны новые месторождения! Только успевай лечить желающих, да торгуй сувенирами!

- Ну да, с изображением олимпийского Мишки, - хмыкнул Семёнов.

- Да вы послушайте, что говорят! – Бубукин сделал громче приёмник, настроенный на волну новостей:

«На границе РФ открыт проход для представителей стран, имеющих соглашение с Россией о безвизовом режиме, таких, как Украина, Белоруссия, Молдова, Казахстан, Турция, Черногория, Таиланд, Туркмения, Таджикистан, Армения, Азербайджан, Киргизия, Бразилия и Уругвай. На представителей этих стран, бегом пересекающих границу РФ, с завистью смотрят латыши, литовцы, грузины, поляки, эстонцы, сербы, болгары, бывшие восточные немцы, хорваты, албанцы, венгры, чехи, словаки и румыны, чьи страны некогда были или частью могучего СССР, или единого социалистического лагеря, а ныне, войдя в Шенгенскую зону, потеряли права на самостоятельное решение многих вопросов…».

Семёнов раздражённо выключил приёмник.

- Ещё не хватало политики! Слушайте, коллега, я вам так скажу. Целительными стали развалины Помпеи, в смысле, Останкино, вот, видите, я уже с вами зарапортовался, или от них сплошной вред, не наше с вами дело. Мы чем занимаемся? Слоников из говна лепим или дело делаем?

Бубукин сконфузился:

- Дело делаем…

- Мы ищем пропавших людей. У нас благородная и трудная миссия. И я советую вам сконцентрироваться именно на этой работе. Давайте собирать улики, а не слухи! У вас есть, что мне сообщить, кроме вот этой трескотни? – он кивнул на радиоприёмник. – Или вместо доклада будем слушать про сто миллионы сумасшедших, которые поверили в сочинённый кем-то бред?

Бубукин вместо ответа обиженно выложил на стол фотографии пропавших без вести жильцов дома № 48 с «ориентировками». Единственную женщину из десяти пропавших, звали Васнецова Наталья Николаевна. Двадцати пяти лет, разведена, жила в первом подъезде. Работала продавщицей магазина с названием «Продмаг», который размещался в левом крыле злополучного дома № 48. Занималась единоборствами, чемпион Москвы по кунг-фу. Спортивная девушка, подумал Семёнов, читая «ориентировку».

С фотографии на него глядела красивая, улыбающаяся блондинка. Рядом с ней сиял от счастья некто невысокий, худой и невзрачный на вид.

- А это кто? – спросил Семёнов.

- Её бывший муж Валентин Анатольевич Мундров. Выгнала его из квартиры. За многочисленные измены. Банкир.

- А фотография откуда?

- Он и дал.

- Хранит её фото?

- Так точно! Вся стена в кабинете увешана!

- Мазохист, что ли? Вы там хлыстик не заметили в углу? Наборчик садо-мазо.

- Никак нет! Но он на ней просто помешан, такое ощущение. Верните, плачет, мою зайку, любые деньги заплачу! Я – дурак, я перед ней виноват! Хотите, говорит, миллион долларов? Если пообещаете найти, переведу вам прямо сейчас в любой банк!

- Пообещали?

Бубукин задохнулся от гнева.

- Да вы что, Николай Иванович, я ж не оборотень какой в лампасах, извините за выражение. И в тюрьму что-то не хочется.

3.

Дальше шло фото председателя жилищного кооператива Бориса Аркадьевича Злобина.

- Гроза жильцов, в смысле задолжников по квартплате! Его тут зовут Борька-чума, - прокомментировал Бубукин.

Семёнов разглядывает фотографию вполне интеллигентного, милого и застенчивого человека лет 55-60 с добрыми глазами. Ни фамилия, ни кличка не соответствовуют его мирному виду. Такое, кстати, случается. Не прав, выходит, Гоголь, который утверждал, что если русский человек даст кличку или прозвище, то это всегда в «яблочко». Что как железом каленым припечатает. Хотя, кто его знает, что там у него внутри у этого миляги Злобина? Тонкие, плотно сжатые губы выдают в нём много. Упрямство характера – не самое худшее.

Тут Бубукин не выдержал:

- Николай Иванович, а можно ещё разок радио? Что там про Останкино?

Семёнов махнул рукой: ну, как ребёнок, честное слово! Дай ему любимую игрушку. Раздражённо махнул рукой:

- Валяйте! Включайте!

«…По сообщениям нашего Дальневосточного корреспондента, эпидемия дизентерии, вспыхнувшая в палаточном лагере на границе РФ и КНР в районе Благовещенска, унесла жизни 17 тысяч человек. 1580 человек, в основном, представителей республик Средней Азии умерли от холеры, эпидемия которой разразилась в районе Оренбургской таможни…».

«…По сообщениям наших корреспондентов с дальнего Востока, шестьдесят катеров ВМФ КНР с туристами из Тайваня на борту, сделали попытку нарушить государственную границу России, но были обстреляны ракетами «Оса-707» с эсминца «Сторожевой» и ушли в территориальные воды. Спустя пять часов, разделившись на шесть групп, они вновь попытались пересечь границу РФ. По ним был дан ракетный залп с крейсера «Петр Великий». Шесть катеров с туристами взлетели на воздух. МИД КНР выступило с нотой протеста и потребовал наказать виновных в массовой гибели туристов…».

«…В районе острова Сахалин захвачена атомная подводная лодка ВМФ США с 200 туристами из Голливуда, которые пытались незаконно проникнуть на территорию РФ и добраться до Останкино, не имея ни малейшего представления, где оно находится. Еще три подводных лодки типа «Трайдент» высадили туристов в районе Колымы, и ушли подо льды Северного ледовитого океана. Все туристы арестованы. На допросе сознались, что платили по миллиону долларов за лодку, чтобы попасть на территорию РФ, а оттуда – в Москву...».

4.

- Йес! – счастливый Бубукин сделал известный жест рукой. – Мы их сделали!

Семёнов встретил его высказывание в штыки:

- Кого вы сделали, если не секрет? Сделали они! Себя вы сделали! А кормить вы чем будете эту ораву? Это мамайское нашествие! Сувенирами? Деревянными матрёшками? Портретами наших лидеров? Или пусть со своей пайкой прибывают? Да одних сортиров нужно столько, что за ними Москву не увидите! А где им жить? У нас что, гостиничный фонд развит? Или по квартирам распихаете? Представляю. Выражение «Москва слезам не верит» не случайно родилось. Город-то не резиновый, не обольщайтесь. Мы тут взвоем уже назавтра – не надо нам никаких денег, пусть выметаются! Надо быть японцем или немцем, чтобы вот так изо дня в день не из-под палки, замечу, а с радостью и охотой грузить на себя этот гигантский ком проблем по обслуживанию. А коррупция? Она что, в прошлом? Я предполагаю, что на этой теме мы потеряем всё – и людей, и страну. Сейчас в Москве сколько гастарбайтеров?

Бубукин пожал плечами.

- Вот вам факт, - продолжал Семёнов, - каждый 10-й ребёнок в Москве – от гастарбайтера. Вы хотите, чтобы каждый первый? Русский человек не готов к испытанию ежедневным трудом. Вот отдыхать с гармошкой – да. В Куршавеле зажигать – всегда пожалуйста, модно. А работать – не модно. Значит, рабочие места займут – кто? Кавказ, Средняя Азия, молдаване, хохлы, сербы. Опять строй жильё, рушь здания, чтобы расширить дороги… Короче, чур меня, чур! Я бы что предложил. Останкино закрыть. Под предлогом, что радиация, как в Чернобыле, чудо дезавуировать, народ разогнать дубинками и водомётами. Прессе кляп вставить, чтоб на эту тему помалкивала, а на границе ввести усиленный контроль за въезжающими. И как можно скорей! Вот моё мнение. Иного, как при Горбачёве говорили, не дано.

- Николай Иванович, да вы что! Вы только прикиньте! В смысле, простите, представьте себе…

Впервые за месяцы совместной работы, Семёнов внимательно посмотрел на Бубукина. Прокурорский мундир на нём сидел с иголочки. Он был чисто выбрит, от него пахло каким-то дорогим одеколоном и был похож Бубукин на новогоднюю игрушку в коробке. Такой же новенький и блестящий! Да уж, подумал Семёнов, смена на пятки наступает. Вот только, судя по этому вырвавшемуся у него словечку «прикиньте», которое терпеть не мог Семёнов, совсем ещё пацан этот Бубукин.

- И что я должен, э-э, прикинуть? К чему?

- Какая жизнь начнётся! Как в «Ширли-мырли»!

- Вы про что?

- Да это фильм режиссёра Меньшова! Там нашли самый большой в мире алмаз. Его продали и на вырученные средства все жители России отправились отдыхать в тёплые страны. У него фантастика, а у нас это будет реально. Это ж круче, чем олимпиада, чемпионат мира в Москве! Да нам ни Сочи, ни футбол уже не нужны, их пусть забирают! Мы без футбола миллиарды заработаем, зачем нам этот дурацкий чемпионат?

- Слушайте, успокойте вы вашу фантазию! – попытался урезонить подчинённого Семёнов. - Пока мы ничего не приобрели, а только потеряли. Целых десять человек! И найти не можем. Хватит фантазировать, давайте продолжать! На кого ещё мы имеем данные?

5.

- Врач-психиатр Татевосян Эдурад Тевосович, 61 год, - обиженно засопел Бубукин. - Имеет свою практику. Когда-то создал кооператив, лечил от запоев и пьянства. Жил в первом подъезде. Жена, трое детей. Любит бардовскую песню, коньяк «Арарат» и русские пельмени. Это всё жена сообщила. Жена – русская, большая такая, толстая, с во-от такой грудью.

Бубукин изобразил перед собой два арбуза килограммов по 15 и был в тот момент похож на рыбака, который, рассказывая об улове, прибегает к помощи рук, боясь, что словам его никто не поверит. Семенов хмыкнул, подумав об этом. Дудукин, истолковав это как недоверие к его словам, попытался убедить шефа в своей правоте, но тот его перебил:

- О жене армянина замнём для ясности. Кто ещё в списке?

Четвёртым в списке был бывший художник Андреев Андрей Андреевич. В 1991 году создал с друзьями частное издательство. 55 лет. Лауреат премии Ленинского комсомола, ещё времен СССР. Издавал журнал «Конец века» и газету «Москвариум».

- Москва – что? – не понял Семёнов.

- «Москва-риум». Аквариум, террариум, не знаю, что он там имел ввиду. Но газета по тем временам забойная. Много политики, но и откровенного хулиганства тоже. Дали туловище голой девицы, а голова улыбающегося Ельцина. Куда это годится? Требовали учредить орден имени Бориса Николаевича, ввести звание Героя Советского Несоюза и Несоциалистического Труда с вручением дозы героина и медали «Золотая Звезда» из коронок награжденного.

- Ахинея какая-то!

- Ну, это сейчас – ахинея, а тогда это была полноценная газета с большим тиражом и со своей аудиторией. Потом он бросил газету, стал издавать книги. Лимонов, Аксёнов, Суворов. Вся эмиграция. Какие-то конфликты возникли на этой почве. Наезды, разборки, бандиты. Машину сожгли, угрожали. Долги, что ли? Короче, он всё резко бросил и ушёл с головой в торговлю. Товары от сети магазинов «Интим».

- Чего-о? – Семёнов решил, что ослышался. - «Интим»?

- Ну да, «Интим». А что? Сейчас все чем-то торгуют. У меня жена – элитным постельным бельем, например.

- И что же такого интимного он продавал?

- Говорят, удлинитель мужских половых органов.

- Чего-о?

Бубукин закашлялся:

- Извините, Николай Иванович, точно так, я справлялся. - И уточнил, опережая вполне резонный вопрос собеседника. – На целых пять сантиметров.

Семёнов усмехнулся, прикинув:

- На пять? Да ну, ерунда какая-то, на пять, не может быть, чтобы на пять! Миллиметров, скорее. Впрочем, это не тема для дискуссии. Я о другом подумал. Как 90-е всё перевернули. Художник, которого учили рисовать, пошёл торговать органами.

- Удлинителями!

Семёнов махнул рукой:

- Да какая разница! Судьба творца в Росси замысловата. А пути его неисповедимы. Как у кого-то из азиатских поэтов:

Всё в жизни так,

хоть бейся в стенку лбом

То едешь ты в седле.

То ходишь под седлом.

6.

Пятым в списке Бубукина шёл Пётр Борисович Бугровский, искусствовед, коллекционер, но по внешнему виду - совершеннейший бандит. С фотографии глядел на Семёнова человек, в глазах которого вообще не прочитывался интеллект. Видимо, был Бугровский из породы обыкновенных бультерьеров – низкий лоб, прижатые уши, широкая челюсть, покатые плечи, маленькие хитрые глазки и – бездонная жадность и бесконечная жестокость.

- А не пребывал ли ваш, простите за выраженние, искусствовед, в местах не столь отдалённых? – спросил Семёнов. - Или я ошибаюсь?

Бубукин согласно кивнул:

- Так точно, ошибаетесь! Судимости не имеет, хотя постоянно ходил по лезвию, был замечен в разных крупных афёрах. Как-то ловко выворачивался. Сидели за него другие, а он выходил сухим из воды.

- Понятно, - сказал Семёнов, - Игорь Кио, мастер водить за нос.

- Кстати, на 22-м этаже дома № 48 имеет сразу три квартиры: № 93, 94 и 95. Нет, вру! 94, 95, 96! Точно, 96, я запомнил, цифра ж такая двусмысленная в некотором роде.

- В каком это «некотором»? – удивился Семёнов.

Бубукин замялся, покраснел:

- Ну, это я так.

- Как так? Уж говорите, раз начали. Слово не воробей.

- В сексе есть такая поза. Называется: сиксти-найн, найнти-сикс. Это когда мужчина и женщина, так сказать, валетиком.

Семёнов вздохнул:

- Валетиком, тузиком, шестёркой. Жениться вам пора, уважаемый. Тогда и цифра для вас будет просто цифрой. А не позой в сексе.

- Так точно! Извините, Николай Иванович, это я так сболтнул. Короче, жена этого Бугровского, она, кстати, коммерсант, работает успешно в строительном бизнесе, пребывает в ужасном гневе. Просто Медуза Горгона какая-то, честное слово. Страшно даже с ней говорить.

- В гневе? Из-за чего?

- Думала, Бугровский на Сицилии, он ей так сказал, а он отдыхал, извините за выражение, у любовницы в соседнем подъезде.

- В соседнем? Ну-у, это ж никуда не годится. Такой риск.

- Так точно! Жена его теперь говорит: вы про этого гада вообще не спрашивайте! Я про него ничего слышать не желаю! Даже, говорит, не ищите его, пусть бомжует теперь, где хочет, я его на порог не пущу. Замок, кричит, сменю. А я вспомнил, его ж квартиру по телевизору показывали! Он там чего-то такое рассказывал про поддельное искусство, кажется, и показывал, как выглядит оригинальный Коровин и Фешин. Я ещё удивился: как это человек не боится светиться? Просто дворец какой-то, такой ремонт забабахал, а какой у него антиквариат! Нет, честно, Николай Иванович, как Эрмитаж! Часы старинные, мебель, посуда из серебра, картины, мамочка моя, на такие ведь деньги! И как они с женой всё это делить будут?

Семёнов хмыкнул:

- Мне бы ваши проблемы! Меньше рассуждайте о чужом антиквариате, дорогой коллега. Спать будет спокойней. И потом, не наше с вами дело, как они разберутся. Муж и жена, как известно, одна сатана. И где, кстати, гарантия, что разрешат вернуться в квартиры? Вдруг, радиация? И будет как в Припяти после Чернобыля. Дома стоят, игрушки лежат, а вернуться нельзя. И даже вещи забрать… Впрочем, мы отвлеклись.

Бубукин выкладывает на стол шестое фото - мутное, с уголком, явно вырванное из какого-то документа. Абай Елдаев, гастарбайтер, со смешной кличкой Елдос. В бухгалтерии кооператива эта карточка нашлась совершенно случайно. По словам Бубукина гастарбайтер отбился от стройбригады, потерялся, а потом подрабатывал нелегально в доме № 48, убирал до событий двор, таскал мусорные баки, красил заборы, траву косил, штукатурил, ну и все такое, как обычно. Крыс гонял, травил тараканов. Документов у него не было вообще и, судя по всему, его покрывало правление кооператива, списывая денежки на уборку территории. А спал бедный азиат на матрасе в подвале. Матрас сгорел во время событий, как сообщил дотошный Бубукин.

- Сколько лет и откуда прибыл?

- Пока выясняем, Николай Иванович. Сделали запрос в посольства Таджикистана, Узбекистана и Казахстана. Никто даже не знает, какой он был национальности. Видимо, в Москву прибыл нелегально, без документов. Не исключено, что в каком-нибудь ящике или в цистерне.

Глава

Газовая атака

1.

- Мать честная, газ! Хотят усыпить? Но зачем? – мелькнули в глубине Юркиного подсознания вопросы, острые как бритва, но от остроты не осталось и следа, растворилась она медленно, обретя иное звучание: да ну и фиг с ним, сейчас посплю, а потом проснусь и с новыми силами возьмусь за дело. Он опёрся обеими руками на стенку, чувствуя, что отказывают ноги, не держат, что заваливается набок, засыпая на ходу. Вот у них какие штучки в ходу, прислал мозг какой-то тихий, размазанный, недозавершённый сигнал, превратив сгусток мысли в один большой и сладкий зевок. Но последним усилием воли, собрав её в кулак, оттолкнулся Юрка от стены и в прыжке-падении просто рухнул в ванную комнату, больно ударившись коленом о край раковины.

Правая рука инстинктивным движением потянулась за полотенцем, а левой, легкой, безвольной, как вата, пропитавшаяся жидкостью, он попытался открыть кран с холодной водой. Сил не хватало, силы угасали в такт засыпающему сознанию, но он как-то изловчился, выиграл секунду-другую, тряхнув резко головой и чуть не вывернув шею. И тем самым смог отогнать наваливающийся на него сон, намочить в холодной воде полотенце и приложить к лицу, после чего свалился тяжело на пол, обливаясь липким потом и восстанавливая сбитое дыхание. Мозг, словно был отключён, но включился снова, ожил, воспрянув к жизни, пробудился, из-за чего сон ушёл. Правда, ноги не слушались.

Юрка, обозлённый, нет, даже оскорбленный кратким мигом безволия своего организма, его такой легкой податливостью на внешнее воздействие, слабостью и беззащитностью перед какой-то хренью-фактором извне, за которыми следовали выключенность из жизни, позорная слабость, безволие и, как следствие, поражение, капитуляция, зло и, решил действовать. Со всей силы толкнул дверь ванной, хотя со стороны это было похоже на легкое прикосновение и, тяжело передвигая ноги, вышел из ванной в ярко освещенную неестественным светом кухню.

Свет лился широким потоком через балконную дверь и было похоже, что за окном снимают кино. Словно бы решили день снять ночью, и повключали все осветительные приборы, какие только были в распоряжении режиссёра и группы.

Юрка доковылял, отдуваясь, до окна, выглянул и на него напал столбняк от картины, которая открылась. По спине тотчас пробежал ручеёк липкого холодного пота. А спроси его: скажи, Юрка, что ты там такое увидел, что так тебя напугало, расскажи или опиши, так не смог бы сразу, настолько всё представшее перед глазами было непонятным, непостижимым и страшным, – огромная кастрюля, висящая в воздухе без подпорок, судя по всему, продукт рук если не людей, то, действительно, мыслящих существ, раскрыв свою гигантскую, ярко освещенную светом неизвестных источников, необъятную пещеру-пасть, наподобие удава вбирало в себя его, Юрки, огромный 22-х этажный дом!

Исчезла куда-то Останкинская башня, дома по Академика Королёва, среди которых был «депутатский дом», где когда-то, почти 30 лет назад селились ещё советские «избранники народа». Пасть железного удава сверкала и переливалась огнями, слышался грохот металлических подъёмников, и всё это походило бы на портовую суету, будь тут море, корабли, причал. Но поскольку ничего этого не было, а самое главное, не было видно ни людей, ни кого бы то ни было хотя бы отдаленно на них похожих, откровенно страшно стало Юрке.

2.

Юрка Гагарин в панике схватился за соломинку:

- Чирик! Где этот гад Чирик?

Спросил нарочно громко, чтобы не было так страшно:

- Хана тебе, если на улицу полез, Чирик!

И удивился тому, что не узнал своего голоса. Думал, что говорит полновесно-громко, членораздельно, басом, а на самом деле исторг лишь мышиный жалкий писк, издал какое-то невнятное бормотание. Но Юрку смутило другое. Его так качало, словно на утлом суденышке он попал в хорошую качку, когда штормит по-серьёзному и судёнышко безжалостно заливает волнами с борта на борт.

Держась руками за стены, Юрка прикидывал план действий и по всему выходило, что одному плохо. Как не притворяйся суперменом, мол, я и сам с усам, да хрен с ним, с Чириком, один чёрт, от такого пользы нет, одна суета, такой всегда подведёт, как пить дать, подведёт, но страшно и одиноко было ему в эту минуту, да ещё и без телефонной связи.

Отчаянье охватило Юрку. Но, загляни он часа на два-три вперёд, он понял бы, что это только цветочки. Ягодки ждали впереди, да ещё какие! Через считанные часы Юрке Гагарину предстояло испытать то, чего никогда не придумать, сидя за столом перед старым ноут-буком. Да просто не хватило бы фантазии!

События надвигались сами по себе, развиваясь по какому-то дикому сценарию, написанному где-то и кем-то извне и тут он был лишь маленькой частичкой кем-то придуманного сюжета и не в его силах было что-то изменить, или исправить. Но только в кошмарном сне мог предполагать Юрка, что именно ему, не самому, если честно, значимому человеку, вид которого сейчас мог вызвать только сочувствие и сострадание, уготована была главная роль в будущей драме, которая в скором времени развернётся за стенами его квартиры. А видок у него был дикий, что и говорить! Стоит, корчась от головной боли, качается, держась за стены, боясь упасть и потерять сознание.

И тут случилось неожиданное. Пол под ногами Юрки стал крениться, куда-то уходить, в животе возникла пустота, как это бывает, когда сидишь в самолёте, а он набирает высоту. Юрка схватился за первое, что попало под руку, а это была вешалка и она помогла ему не упасть и удержаться на ногах. При этом он фиксирует, как едет в сторону стол, за ним торшер, как стулья с грохотом летят в угол, наскакивая друг на друга, словно дикие козы, спасающиеся в ужасе от хищника. А в довершение ко всему он слышит, как на кухне из шкафчиков со звоном сыпется на кафель посуда.

Распахнулся антресольный ящик и на Юркину голову стали падать по очереди: старый чайник, коробки с зимними ботинками, том за томом - И.В. Сталин, подшивка «Иностранной литературы» за 1977 год с романом немца Дитера Нолля «Приключения Вернера Хольта», которую он давно искал, лыжные палки, старые подушки, рюкзак, доска для скейта, валенки, и еще что-то и еще.

От деревянного ящика с гвоздями и инструментами он, слава Богу, успел уклониться в самый последний момент, но какая-то сила потащила и его самого, бросила на диван, и уже на диване он пропутешествовал из одного угла комнаты в другой, где, долбанувшись спиной о стену, затих, решив, что умер.

3.

Но Юрка не умер. Ему ещё много чего предстояло сделать, и видимо, поэтому судьба его и хранила, и опекала. Какое-то время в животе крутило и к горлу подступала тошнота, словно бы Юрка совершал полет с сильным перепадом высот. За окном неожиданно сгустилась тьма, словно бы на подстанции случилась авария, и разом вырубился свет во всём районе – почему-то обесточился зависший над домом обект. В чреве НЛО вдруг завыло что-то протяжно и тревожно, похожее по звуку на заводской гудок или звук пожарной сигнализации. И в ту же секунду, как он подумал, что с кораблем у этих ребят явно какие-то проблемы, стена его квартиры, с которой слетели на пол картины и свалились в угол боксерские перчатки, висевшие на крючке, вдруг встала на место, и он почувствовал, что огромный дом тряхнуло так сильно, словно случился подземный толчок.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гагарін Юрій Олексійович; літ запис спец кор. «Правди» С. Борзенка І М. Денисова; пер. В. Г. Тищенка. К.: Політвидав України,1984. 325с.:іл. Гагарин Ю. А. Есть пламя! Статьи, речи, письма, интервью

    Интервью
    Белоцерковский С.М. Диплом Гагарина / С.М.Белоцерковский.-М.: Мол. гвардия, 198 .- 173с.:ил. Денисов Н.Н. На орбитах мира и дружбы:(из запис. кн. корреспондента «Правды»).
  2. Анны Тимофеевны Гагариной, матери первого в мире космонавта планеты Земля, рассказ

    Рассказ
    Книга Анны Тимофеевны Гагариной, матери первого в мире космонавта планеты Земля, рассказывает о детстве и юности Юрия Алексеевича, его учебе и космическом полете, о добрых семейных традициях.
  3. Юрий Алексеевич Гагарин Дорога в космос

    Документ
    12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, В историю всего человечества В этот день советский космический корабль-спутник «Восток» с майором Юрием Гагариным на борту поднялся в космос и, совершив полет вокруг земного
  4. Методические рекомендации по проведению мероприятий, посвященных 50-летию полета в космос Ю. А. Гагарина / сост. М. Н. Крухмалева, Ю. А. Ларченко, Е. С. Ракова, В. С. Урсой

    Методические рекомендации
    Настоящие методические рекомендации включают в себя материалы, призванные помочь педагогическим работникам при планировании, подготовке и проведении классных часов, посвященных 50-летию со дня первого полета человека в космос.
  5. Г. Г. Гагарин (1810 1893) Г. Г. Гагарин, советник при ректорате ргтэу в 2010 году отмечалось 200-летие со дня рождения князя Григория Григорьевича Гагарина диплом

    Диплом
    В 2010 году отмечалось 200-летие со дня рождения князя Григория Григорьевича Гагарина – дипломата, генерал-майора, обер-гофмейстера – и при этом одного из самых талантливых русских художников XIX века, архитектора, художественного

Другие похожие документы..