Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Цель проведения научной конференции состоит в исследовании процессов инновационного развития в России и за рубежом как важнейшего направления развити...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Самарском государственном техническом университет...полностью>>
'Закон'
Кодекс этики и служебного поведения муниципальных служащих города Яровое Алтайского края (далее – Кодекс) основан на положениях Конституции Российско...полностью>>
'Реферат'
Когда же появилась первая реклама? Еще на заре цивилизации древние греки и египтяне понимали, что товары нужно рекламировать. Римляне уже тогда знали...полностью>>

Т. В. Харлампьева критическое мышление как средство обеспечения информационно-психологической безопасности личности монография

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1.3. Критическое мышление как средство защиты личности от негативных информационных воздействий

Грачев Г.В., описывая проявление базовых защитных установок личности, которые являются средствами ее психологической защиты в рамках межличностных, контакт-коммуникативных и масс-коммуникативных ситуаций (см. 1.1.), исходил из ситуации, когда субъект при их реализации уже зафиксировал, выявил, почувствовал и каким-то образом первично отреагировал на воздействие угрожающих факторов. Анализ также показал, что одним из средств защиты личности от негативных информационно-психологических воздействий ученые считают критическое мышление (Астахова Л.В., Мастерман С., Синицын Д.С., Столбникова Е.А., Федоров А.В. и др.), которое позволяет выявлять негативные информационно-психологические воздействия, в этом проявляется его защитная функция. Однако, к сожалению, в научной литературе не описан механизм реализации защитной функции критического мышления, не определена его структура и содержание.

Для того чтобы описать механизм критического мышления как средства защиты от негативных информационно-психологических воздействий, наиболее целесообразным является, на наш взгляд, подход к мышлению с позиции теории деятельности, разработанной А.Н. Леонтьевым. Остановимся на ней подробнее.

Человеческая деятельность в этом учении анализируется как единица жизни, опосредованная психическим отражением, ориентирующим субъекта в предметном мире, как система, имеющая свое строение, развитие и включенная в систему отношений общества, вне которого человеческая деятельность вообще не существует. Основополагающим положением, выдвинутым А.Н. Леонтьевым в его учении о деятельности, является утверждение того «факта, что деятельность – в той или иной ее форме – входит в самый процесс психического отражения, в само содержание этого процесса, его порождение». Отсюда вытекает ряд таких важнейших принципов и концепций современной психологии, как учение о единстве сознания и деятельности, концепция о развитии внутренней умственной деятельности из внешней, представления об общности внешней и внутренней деятельности как опосредующих взаимосвязи человека с окружающим миром, в котором осуществляется его реальная жизнь, и т.д.

Деятельность А.Н. Леонтьев определяет как совокупность процессов, объединенных общей их направленностью на достижение определенного результата, который является вместе с тем объективным побудителем деятельности, т.е. тем, в чем конкретизируется та или иная потребность субъекта. Предмет деятельности А.Н.Леонтьевым рассматривается как ее действительный мотив. Он может быть как существенным, так и идеальным, но главное в том, что за ним всегда стоит потребность. Мотив – это одна из важнейших структурных единиц деятельности.

Человек всегда имеет дело с конкретными деятельностями, каждая из которых характеризуется предметом и структурой. Основными составляющими отдельных человеческих деятельностей являются действия, которые включаются в состав деятельности, а вся деятельность существует в форме действия или цепи действий. Действия же реализуются с помощью определенных способов, которые называются операциями. Действия являются главной единицей деятельности, а разумный смысл того, на что направлено действие или деятельность, является основной, общественной по своей природе, единицей человеческой психики. Действие имеет интенциональный (т.е. что нужно делать) и операциональный (как этого достигнуть) аспекты. Действие всегда отвечает какой – либо задаче, которая и является целью, данной в определенных условиях, а операции – это способы достижения цели или выполнения действия.

Деятельностная теория мышления предполагает, что между структурами внешней, составляющей поведение, и внутренней, составляющей мышление, деятельности существуют отношения аналогии. Внутренняя, мыслительная деятельность не только является производной от внешней, практической, но имеет принципиально то же самое строение.

Задачей мышления является выявление существенных, необходимых связей, которые основаны на реальных зависимостях, и отделение их от случайных, несущественных признаков или связей, явлений. Мышление имеет свое, присущее только ему содержание, которым является понятие, представляющее собой опосредованное и обобщенное знание о предмете, основанное на раскрытии его существенных объективных связей и отношений. Понятие является отражением наиболее существенных признаков предмета или явления и образуется на основе представлений путем различной степени абстракции.

Мышление реализуется в определенных формах (или актах). Таким актом является, прежде всего, суждение. В психологическом плане суждение – это действие субъекта, исходящее из определенных мотивов и целей, из знаний, побуждающих его к высказыванию или принятию высказываний другого лица. В суждении проявляется личность, ее отношение к окружающему. В то же время суждение – это волевой акт, так как субъект либо что – то принимает, либо отвергает. Процесс интеллектуального акта совершается с применением специфического для мышления арсенала операций: сравнения, анализа и синтеза, абстракции и обобщении [108].

Рассмотрение деятельностной теории мышления позволяет выделить в качестве единицы анализа мыслительные действия, а в структуре критического мышления три компонента: интенциальный, который направляет мыслительные действия субъекта, определяемый его целями, установками; инструментально-операциональный, определяемый средствами, способами и особенностями процесса мышления; кондициональный, определяемый условиями мыслительных действий субъекта. Использование данных компонентов, или структурно-функциональных свойств для описания различных видов мышления, уже применялось учеными. Например, подобная структура анализа отражена в работе Шилкова Ю.М. «Гносеологические основы мыслительной деятельности» [189]; в нашей монографии данный подход использован для описания особенностей информационного, библиографического мышления [10] и др. Деятельностная теория мышления также позволяет описать процесс критического мышления как средства защиты личности от негативных информационно-психологических воздействий.

Интенциальные структурно-функциональные свойства критического мышления определяются предметом мыслительных действий субъекта. Мыслительные действия субъекта критического мышления в контексте реализации его защитной функции направлены на выявление в информационной среде негативных информационно-психологических воздействий, соответственно они носят поисковый характер.

В основе критического мышления лежит потребность в безопасности, как естественная потребность человека, однако, с нашей точки зрения, необходимы осознание и актуализация потребности именно в информационно-психологической безопасности, так как информационно-психологические воздействия, как показал теоретический анализ, носят скрытый характер, поэтому чаще всего не осознаются личностью, многими людьми недооценивается и значимость информационно-психологической безопасности для нормального функционирования и развития. Именно осознание потребности в информационно-психологической безопасности и понимание последствий, к которым могут привести негативные информационно-психологические воздействия, должны стать действенным мотивом критического мышления в контексте его защитной функции. При этом действия субъекта критического мышления должны быть отрефлектированы в свете целевой установки на обнаружение угроз информационно-психологической безопасности личности [11]. Об установке на оценивание и осмысление информации говорили также А.В. Коржуев, В.А. Попков [99] и др.

Инструментально-операциональный компонент критического мышления отражает особенности процесса мышления. Согласно деятельностной теории, мышление – процесс, он протекает во времени и потому имеет начало и конец. Эта характеристика мыслительного процесса послужила основанием для выделения некоторых фаз (или этапов) протекания процесса мышления. Наиболее распространенный взгляд на процесс мышления принадлежит С.Л. Рубинштейну, который считал, что мыслительный акт всегда направлен на разрешение какой – либо задачи и решение проходит через несколько фаз. Начальной фазой, по его мнению, является осознание проблемной ситуации. Осознание и осмысление проблемы требует работы мысли, писал С.Л. Рубинштейн. «Сама постановка проблемы является актом мышления, который требует часто большой и сложной мыслительной работы. Сформулировать, в чем вопрос, ‒ значит уже подняться до известного понимания, а понять задачу или проблему – значит если не разрешить ее, то, по крайней мере, найти путь, т.е. метод для ее разрешения. Поэтому первый признак мыслящего человека видеть проблемы там, где они есть… Возникновение вопросов – первый признак начинающейся работы мысли и зарождающегося понимания» [151, С.322].

От осознания проблемы мысль переходит к ее разрешению. Решение задачи совершается различными и очень многообразными путями. Путь и способы решения задачи зависят от ее характера, наличия у субъекта достаточных знаний, связанных с этой задачей. «Если знания добываются в процессе мышления, то и процесс мышления, в свою очередь, предполагает уже наличие какого-то знания; если мыслительный акт приводит к новому знанию, то какие-то знания, в свою очередь, всегда служат опорной точкой для мышления» [151; С. 322]. Важным для нас является то, как С.Л. Рубинштейн подчеркнул роль готового запаса общих положений в фактическом протекании процессов рассуждения и умозаключения. Она аналогична роли наглядных схем: общее положение, превращенное в формулу, по которой совершается умозаключение, является как наглядная схема, средством, но не основанием умозаключения. Оно как бы регулирует ход рассуждений, направляя его в сторону тех отношений, которые должны быть раскрыты в заключении.

Когда уже наметилось решение, то возникает новый этап, на котором решение осознается как гипотеза. Осознание наметившегося решения требует его проверки, контроля. Это уже следующий этап интеллектуальной деятельности. Особенно остро потребность в проверке возникает при появлении других вариантов решения одной и той же задачи. Критичность, пишет С.Л. Рубинштейн, «существенный признак зрелого ума. Некритический наивный ум легко принимает любое совпадение за объяснение, первое подвергнувшееся решение – за окончательное» [151; С. 323]. После контроля мыслительный процесс переходит к завершающей фазе – к формированию суждения по данному вопросу, фиксирующего в нем решение задачи (проблемы). Как видим, критика в понимании С.Л. Рубинштейна, соотносится с проверкой, контролем, оценкой наметившейся гипотезы, рассматривается как определенный этап мыслительного процесса, однако критичность ума присуща не всем людям.

В этой теории поэтапного протекания мыслительного акта при решении задач мышление не рассматривается как последовательная цепочка этапов в деятельности мышления. «… В процессе мышления, ‒ писал С.Л.Рубинштейн, ‒ все моменты его являются во внутренней диалектической взаимосвязи, не позволяющей механически их разрывать и рядополагать в линейной последовательности» [151; 324].

Опираясь на схему рассмотрения процесса мышления Рубинштейном С.Л., опишем процесс критического мышления как средства защиты от негативных информационно-психологических воздействий.

В основе защитной функции критического мышления лежит потребность личности в информационно-психологической безопасности, которая создает установку на выявление угроз информационно-психологической безопасности и базу для мотивации субъекта критического мышления, направляя процесс мышления на выявление негативных информационно-психологических воздействий в тексте. Негативные информационно-психологические воздействия являются предметом критического мышления. Соответственно перед критическим мышлением стоит задача на их выявление. Напомним, что мыслительные действия критического мышления носят поисковый характер.

Начальной фазой является осознание потенциальной «угрозной» сущности текста, осмысление проблемы. От осознания мысль переходит к обработке текста, которая совершается посредством операционально-инструментального структурно-функционального свойства критического мышления, включающего логические операции, рефлексию, диалог, интерпретацию. Роль готового запаса знаний при этом выполняют знания классификаций негативных информационно-психологических воздействий, а также психологические знания субъекта, которые регулируют ход рассуждений, направляя его в сторону тех отношений, которые должны быть раскрыты в заключении. Когда уже наметилось решение, то возникает новый этап, на котором решение осознается как гипотеза. Гипотеза может заключаться, например, в предположении о наличии угрозы информационно-психологической безопасности личности, о ее характере, возможных последствиях, целях субъекта негативного информационно-психологического воздействия и т.п. Следующий этап процесса критического мышления заключается в проверке, контроле, критике наметившегося суждения. После контроля мыслительный процесс переходит к формированию суждения о наличии или отсутствии угрозы информационно-психологической безопасности, негативных информационно-психологических воздействий и их характере.

Именно суждение о наличии угрозы информационно-психологической безопасности личности и ее характере вызывает те защитные установки, которые описаны Доценко Е.Л, Грачевым Г.В. (см.1.1.), приводит в действие защитные формы поведения. В этом случае защитные действия субъекта носят адекватный характер, релевантный характеру угрозы, в чем и проявляется защитная функция критического мышления. Соответственно критическое мышление является одним из важнейших средств обеспечения защиты личности от негативных информационно-психологических воздействий, которое позволяет выявлять угрозную сущность текста и вызывать адекватные защитные установки личности.

Помимо особенностей процесса мышления к инструментально-операциональному компоненту в качестве основных средств критического мышления мы относим логику, рефлексию, диалог, интерпретацию.

Как показал теоретический анализ накопленного в отечественной и зарубежной науке опыта в области изучения критического мышления (см. 1.2.), логика является основным элементом критического мышления. Согласно теории деятельности, в структуре мышления выделяют такие логические операции как сравнение, анализ, синтез, абстракция и обобщение. Рассмотрим, какую функцию выполняют данные логические операции в процессе критического мышления как средства защиты личности от негативных информационно-психологических воздействий.

Сравнение вскрывает тождество и различие вещей. Сравнение в составе критического мышления как средства защиты от негативных информационно-психологических воздействий играет важную роль при соотнесении информации, ситуации ее получения и т.д. с имеющимися у субъекта знаниями в области информационно-психологической безопасности, знаниями классификаций информационно-психологических воздействий, а также прошлым опытом, особенно на начальных этапах. Однако сравнение является элементарной формой познания, более глубокое познание требует раскрытия внутренних связей, закономерностей и существенных свойств. Это совершается другими видами мыслительных операций – прежде всего анализом и синтезом.

Анализ является ведущей логической операцией при реализации защитной функции критического мышления, так как информационно-психологические воздействия носят скрытый характер и их выявление зависит от умения субъекта вычленить их следы, отделив от случайных и целенаправленно созданных, с целью скрыть информационно-психологическое воздействие несущественных связей. Синтез восстанавливает расчленяемое анализом целое, вскрывая более или менее существенные связи и отношения выделенных анализом элементов. Анализируя и синтезируя, мысль идет от более или менее расплывчатого представления о тексте и содержащихся в нем информационно-психологических воздействиях к понятию, в котором анализом выявлены основные элементы и синтезом раскрыты существенные связи целого. Особо значимыми, на наш взгляд, здесь являются интерпретационные способности субъекта.

В рамках мыслительного процесса анализ и синтез, оставаясь по существу неразрывными и непрерывно переходя друг в друга, могут поочередно выступать на передний план. Это обусловлено, прежде всего, характером материала. Если исходные данные проблемы неясны, их содержание нечетко, тогда на первых этапах преобладает анализ. Если к началу мыслительного процесса все данные выступают с достаточной отчетливостью, тогда мысль идет преимущественно по пути синтеза.

Однако данная особенность мышления часто используется при организации негативных информационно-психологических воздействий, информация выстраивается по всем правилам логических оснований, что приводит к преобладанию синтеза, снижая необходимость анализа, а основная угроза заключается, например, в подтексте, контексте, ложных посылах и т.п. В качестве другого примера можно привести рассуждения Кара-Мурзы С.Г., изучающего проблему манипуляции сознанием. О логическом мышлении автор пишет, что «оно прозрачно, и его структура прекрасно изучена. Значит, в него можно вторгнуться и исказить программу, лишив человека возможности делать правильные умозаключения. Уже внеся хаос в логическую цепочку, манипулятор достигает очень многого: человек чувствует свою беспомощность и сам ищет поводыря. А если удается так исказить логическую программу, что человек «сам» приходит к нужному умозаключению, тем лучше. С помощью этих приемов у значительной части населения удается отключить способность к структурному анализу сообщений и явлений — анализ сразу заменяется идеологической оценкой» [95]. Поэтому приходим к выводу, что критическое мышление как средство защиты от негативных информационно-психологических воздействий – это, прежде всего, мышление аналитическое.

Существенной логической операцией является абстракция. Абстракция – это выделение, вычленение и извлечение одной какой-нибудь стороны, свойства, момента явления или предмета, в каком-нибудь отношении существенного, и отвлечение от остальных. Абстрагирование выполняется для более тщательного изучения, как правило, на основе предварительно произведенного анализа и синтеза. Абстракция в составе критического мышления как средства защиты от негативных информационно-психологических воздействий необходима для выявления «воздействующего», «угрозного» свойства информации, изоляции этого свойства от других свойств информации. В этом отношении для нас важна точка зрения Алексеевой И.Ю., что защитные средства играют вспомогательную роль, обеспечивая условия для обогащения и обновления информационного фонда субъекта за счет надежных данных, концептуальных структур и ценностных ориентиров, необходимых для эффективной организации опыта, адекватной постановки и решения задач [2].

Обобщение и конкретизация позволяют, с одной стороны, отнести негативные информационно-психологические воздействия, содержащиеся в информации к определенной классификации информационно-психологических воздействий, которой субъект владеет на уровне теоретических знаний, с другой стороны, создавать новые классификации, исходя из своего личного опыта, что позволяет постоянно его обновлять, расширять и преобразовывать. Особо актуальным это становится потому, что способы и средства негативных информационно-психологических воздействий постоянно обновляются и совершенствуются.

Наряду с логикой, представленной в виде логических операций, выполняющих определенные функции в процессе критического мышления, в состав инструментально-операциональных структурно-функциональных свойств критического мышления включена рефлексия. Определяя рефлексию как составную часть критического мышления, ученые в основном рассматривают ее проявление по отношению к самому процессу мышления. Например, А.В. Бутенко, Е.А. Ходос под рефлексией понимают «обращение субъекта на свой способ действия». Суть этого обращения состоит в критическом рассмотрении субъектом собственных действий, пересмотре или подтверждении точек зрения, позиций, результатов; в изменении или корректировке планов и замыслов в соответствии с изменившимися условиями действия. Рефлексия понимается им как особая интеллектуальная функция, позволяющая согласовывать действительность с условиями, способами и результатами. Одна из сторон критического мышления, по мнению А.В. Бутенко, Е.А. Ходоса, проявляется в рефлексии, мониторинге своего и чужого мнения, в мышлении о мышлении, отслеживании этапов его разворачивания, выделении используемых приемов, оценке их соответствия целям [44, С.94].

В данном понимании рефлексии ее предметом является «свой способ действия», рефлексия заключается в мышлении о мышлении. Однако, с нашей точки зрения, рефлексия как составная часть критического мышления, рассматриваемого в контексте реализации его защитной функции, не может ограничиваться данным предметом.

Более подходящим в этом отношении мы считаем понимание рефлексии, отраженное В. Лефевром. Он считает, что рефлексия – это способность стать в позицию исследователя к себе как к другому «персонажу», к его действиям и мыслям [110]. То есть субъект критического мышления должен уметь посмотреть «над ситуацией». Такое понимание рефлексии позволяет включить в качестве ее предмета и сам процесс мышления, и ситуацию взаимодействия, и ситуацию негативного информационно-психологического воздействия. Отстраненное восприятие субъектом критического мышления себя как «персонажа», позволяет также в качестве предмета рефлексии рассмотреть свои же эмоции, которые являются одним из основных посредников негативных информационно-психологических воздействий и др. Важным является то, что объектом негативных информационно-психологических воздействий могут стать различные психические структуры и образования личности. Например, составляющие Я ‒ концепции, в которую включают реальное Я ‒ представление о себе в настоящем времени; идеальное Я – то, каким субъект, по его мнению, должен стать, ориентируясь на моральные нормы; динамическое Я – то, каким субъект намерен стать; фантастическое Я – то, каким субъект желал бы стать, будь это возможным, и др. Объектом, через который реализуется негативное информационно-психологическое воздействие, могут также быть различные социальные роли личности и т.д. Соответственно для того, чтобы выявить негативные информационно-психологические воздействия, субъекту критического мышления необходимо выйти во внешнюю позицию, по отношению к самому себе, уметь из этой позиции организовать внутренний диалог. Такое понимание рефлексии позволяет рассмотреть ее как компонент критического мышления, в контексте его защитной функции, способствующей выявлению негативных информационно-психологических воздействий в межличностных, контакт-коммуникативных и масс-коммуникативных ситуациях.

К операционально-инструментальным свойствам критического мышления, помимо логики и рефлексии, относится интерпретация. При этом, определяя интерпретацию, мы опираемся на понятие П. Рикера: выявление скрытого смысла в смысле очевидном [149, с. 408].

Негативные информационно-психологические воздействия носят скрытый характер и поэтому для их выявления необходимы интерпретационные умения. Любой текст, в том числе, содержащий негативные информационно-психологические воздействия, всегда имеет свои основания. Непонимание, неумение выявить негативные информационно-психологические воздействия заключается в отсутствии доступа к контексту, в котором они производятся. Выявить негативные информационно-психологические воздействия, значит выявить контекст, в котором они создавались.

Помимо логики, рефлексии, интерпретации важную роль в составе операционально-инструментальных структурно-функциональных свойств критического мышления играет диалог. Важность диалога в процессе критического мышления была продемонстрирована еще древнегреческими философами, в современной науке она также признается учеными. Важной для понимания диалога в структуре критического мышления является идея Астаховой Л.В. Рассуждая о диалогическом характере критического мышления, она акцентирует внимание на вопросно-ответных формах критического мышления, говорит о необходимости для субъекта критического мышления умения спрашивать, риторических способностях, то есть затрагивает формы совместной мыслительной деятельности субъекта критического мышления и субъекта негативных информационно-психологических воздействий [11]. Соответственно диалог является операционально-инструментальной составляющей критического мышления, при этом как компонент критического мышления, способствующий реализации его защитной функции, диалог должен включать как диалог (внутренний или внешний) субъекта критического мышления с субъектом негативных информационно-психологических воздействий, так и диалог субъекта критического мышления с самим собой, основанный на рефлексии.

Операционально-инструментальный компонент мышления зависит от наличия у субъекта достаточных знаний, связанных с задачей, которые, как подчеркнул С.Л. Рубинштейн, выполняют роль наглядных схем, регулируя ход рассуждений, направляя его в сторону тех отношений, которые должны быть раскрыты в заключении. Существуют различные мнения, обосновывается необходимость специальных знаний о критическом мышлении, его средствах и способах, о технологии развития критического мышления и т.п., знаний из области логики, философского критицизма, знаний о механизмах создания медиатекстов и т.д. Определяя знания, необходимые для функционирования критического мышления как средства защиты личности от негативных информационно-психологических воздействий, мы считаем, что это должны быть знания классификаций негативных информационно-психологических воздействий, составными частями которых являются цели негативных информационно-психологических воздействий, их субъекты, методы и средства, процессы и результат. Также важным является высказывание Грачева Г.В. о том, что знание своих индивидуально-психологических особенностей и общих характеристик и закономерностей функционирования психики становится для человека в настоящее время необходимым условием безопасности в социальном взаимодействии, в различных межличностных коммуникативных ситуациях, а соответственно субъекту критического мышления необходимы знания по общей и социальной психологии. Таким образом, считаем, что одним из средств, необходимых для реализации защитной функции критического мышления, являются психологические знания, а также знания различных классификаций негативных информационно-психологических воздействий.

Кондициональный аспект критического мышления отражается в условиях мыслительной деятельности субъекта. Мыслительно-критическая деятельность субъекта, помимо условий конкретной задачи, зависит от социально-культурных факторов и индивидуально-психологических и социально-психологических особенностей самой личности.

Рассматривая социально - культурные факторы, влияющие на условия мыслительных действий субъекта критического мышления, мы опираемся на мнение профессора Дипломатической академии МИД России В.Е. Лепского, который указывает на то, что процессы преобразования в социальной, духовной, политической и экономической жизни, происходящие в настоящее время в России, приводят к факторам, усиливающим угрозы информационно-психологической безопасности.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сборник статей молодых ученых Таганрог, 2009 удк 316. 77: 001. 8 Ббк 74. 580. М 42 isbn 978-5-87976-583-0

    Сборник статей
    «Медиаобразование и медиакомпетентность»: всероссийская научная школа для молодежи. Сб. статей молодых ученых / Под ред. А.В.Федорова. Таганрог: Изд-во Таганрог.
  2. Предисловие дорогие коллеги!

    Документ
    10 лет назад, когда мы, члены вновь созданной кафедры «Информационная безопасность» Южно-Уральского государственного университета, открывали в Челябинске абсолютно новые образовательные направления, связанные со сферой информационной
  3. Кто есть кто в медиаобразовании России

    Документ
    Доктор психологических наук, профессор. Культуролог, киновед, политический деятель (в конце 1980-х – начале 1990-х был депутатом Верховного Совета СССР).
  4. Агафонова Юлия Ананьевна Род. 23 октября 1967 Окончила Московский государственный педагогический университет (1990) и факультет журналистики Академии Н. Нестеровой (2001). Победитель конкурс

    Конкурс
    Окончила Таганрогский государственный педагогический институт (1983). Член Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России. В течение 27 лет работает учителем русского языка и литературы высшей категории в школе № 22 Таганрога.
  5. Мы живем в мире мифов и стереотипов, не замечая подчас, что они уже устарели и стали тормозить развитие той или иной деятельности

    Документ
    Мы живем в мире мифов и стереотипов, не замечая подчас, что они уже устарели и стали тормозить развитие той или иной деятельности. На рубеже ХХ-ХХI веков это произошло с деятельностью по обеспечению информационной безопасности (ДОИБ),

Другие похожие документы..