Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
А. Самылина М.А. Дерябина И.В. 3 .0 Десятникова Т....полностью>>
'Документ'
Державний нагляд ДП “Харківстандартметрологія”, виконуючи План окремих заходів щодо забезпечення прав споживачів, затверджений Кабінетом Міністрів Ук...полностью>>
'Практикум'
Мы вступаем в этап, когда стоящие перед нами проблемы невозможно решить без применения Компьютеров. Я не испытываю страха передними. Меня страшит их ...полностью>>
'Презентация'
9 февраля 2012 года эксперты Ассоциации военных политологов А.Н. Перенджиев и О.Н. Глазунов приняли участие в презентации на тему: «Индекс безопаснос...полностью>>

Что бы ни говорили, разведка это первая древнейшая профессия

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

возглавляемой министром внешней торговли.

На этот раз помимо репортерских заданий от газеты "Тайме" он имел задания от

английской разведки, поскольку, будучи аккредитован при

506

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

официальной делегации, получил уникальную возможность встречаться и

разговаривать не только со случайными собеседниками, но и с советскими

государственными деятелями. В их числе были такие люди, как Литвинов и Микоян,

оба разговорчивые и общительные, но оба "себе на уме", благополучно пережившие

эпохи страшных репрессий и чисток. Флемингу было поручено дать оценку России и

русским как возможным союзникам.

По возвращении в Англию Флеминг представил доклад о потенциальных военных

возможностях русских, их боевом духе, настроениях людей. Обращает на себя

внимание острота наблюдений и аналитический ум автора. Вот цитата из его отчета:

"Этих людей трудно судить по английским меркам. Их фатализм, отсутствие

критического мышления, их общая неосведомленность совершенно нам непонятны и

вызывают раздражение Пытаясь дать им какую-либо оценку как союзникам, могу лишь

отметить, что боевой дух их высок, что храбрость и мужество сомнений не

вызывают! Сотрудники английских и французских миссий, которые могут оказаться в

России, несомненно столкнутся в своей работе с определенными трудностями: они

увидят такой административный хаос, о котором и не слышали, они запутаются в

Саргассовом море кумачовых лент, самых алых в мире. Но как только настанет

решающий момент, они сразу поймут, что все эти крутые ребята, небольшого роста

(средний рост солдата где-то около пяти футов пяти дюймов), с невыразительными

лицами, намного отличаются от плохо вооруженного пушечного мяса 1914 года".

Видимо, после этой поездки Флемингу уже не было смысла скрывать свое подлинное

"я". Он стал официальным сотрудником английской разведки. Его первое звание -

лейтенант, позже он дослужился до старшего офицера, командора Королевских

военно-морских сил.

Одной из первых операций, которой руководил Флеминг, было освобождение

английских военнопленных, содержавшихся в плавучей тюрьме у берегов Норвегии. 15

февраля 1940 года корабль английского Королевского флота "Коссах" в норвежских

водах захватил немецкое судно "Альтмарк" и освободил триста английских моряков,

захваченных немецкими рейдерами в водах Южной Атлантики. Коммандос, которые

участвовали в этой операции, проявили себя с наилучшей стороны.

Тревожным летом 1940 года Флеминг отправился в Лиссабон. Там в это время

находился герцог Виндзорский, бывший английский король Эдуард VIII, со своей

женой, дважды разведенной американкой Уоллис Симпсон, ради которой он и отрекся

от престола. Там же находился и Вальтер Шелленберг, руководитель германской

внешней разведки, целью которого было склонить герцога Виндзорского к выезду в

Швейцарию. Гитлеру, знавшему о прогерманских настроениях герцога и его супруги,

это было нужно для того, чтобы в случае удачного осуществления операции "Морской

лев" посадить на английский трон "своего" короля В Лиссабоне завязалась

ожесточенная борьба между британской и германской разведками. В результате, при

личном вмешательстве Черчилля, победили англичане, и герцог Виндзорский вместе с

супругой отбыл не в Швейцарию, а на Багамские острова, где занял пост

губернатора и главнокомандующего.

Т

ЯН ФЛЕМИНГ

507

Трудно сказать, какую роль играл Флеминг в этом столкновении крупнейших

разведслужб Но после этого, уже в начале 1941 года, он стал личным помощником

начальника морской разведки адмирала Джона Годфри. С него впоследствии Ян

Флеминг написал шефа Джеймса Бонда, сэра М.

Для координации действий с союзниками Флеминг несколько раз выезжал в США и на

Ямайку. Ясно, что для этого надо было быть не только в курсе совместных

операций, но и анализировать их, давать дельные советы и рекомендации, то есть

являться специалистом высокого класса.

Одна из операций, проведенных в это время английскими агентами в США, легла

впоследствии в основу сюжета романа и кинофильма "Голд-фингер". Она заключалась

в том, что они, с помощью агента французского 2-го бюро Жака Возанжа, похитили у

вишистов золото на острове Мартиника.

В 1942 году советская разведка безуспешно пыталась ликвидировать гитлеровского

посла в Анкаре, старого нациста и опытного разведчика фон Папена. Покушение

оказалось неудачным агент-болгарин, который должен был осуществить его, сам

подорвался на мине Два советских дипломата, Корнилов и Павлов, были арестованы и

преданы суду. Естественно, что советская сторона категорически отрицала какое-

либо участие в этом покушении. Английская разведка занималась самостоятельным

расследованием обстоятельств этого дела, которое курировал Флеминг.

К заслугам Флеминга относится и установление местонахождения немецких ракет ФАУ.

Что имеют в виду авторы, упоминающие об этом эпизоде его деятельности, сказать

трудно. Если говорить о том, как была раскрыта главная база ФАУ на острове

Пенемюнде, то об этом существует столько версий и так много претендентов на

право первооткрывателя, что истину установить невозможно. Скорее всего, Флеминг

стал одним из координаторов работы разведки по Пенемюнде, или же речь может идти

о каком-либо частном случае, ведь ракеты базировались не только на этом острове.

И, наконец, в 1943 году Флеминг занимался еще одним важным делом - подготовкой и

анализом разведывательных данных перед и во время высадок англо-американских

войск в Италии. Скорее всего, в этот период мимо него не прошла операция

"Минсмит" ("Начинка"), когда перед высадкой союзников на Сицилии английская

разведка подбросила немцам труп "майора Мартина". "Майор" имел при себе портфель

с документами, из которых явствовало, что высадка должна быть произведена не на

Сицилию, а на Сардинию и в Грецию Англичане настолько тщательно и добросовестно,

в мельчайших деталях подготовили свою "обманную операцию" по дезинформации

немцев, что те клюнули на эту удочку Главное - сам Гитлер поверил "майору

Мартину" и даже, когда войска союзников уже начали десантироваться на Сицилии,

считал, что это отвлекающий маневр, а настоящая высадка будет на Сардинии и на

Пелопоннесе.

Вскоре после окончания войны, в 1946 году Флеминг ушел в отставку. Его

официальная служба в разведке длилась семь лет Самое пикант-

508

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ГРЭМ ГРИН

509

ное в этой ситуации то, что почти все эти годы рядом с ним находился не

выдуманный Джеймс Бонд, а настоящий советский разведчик Ким Фил-би, которого он

"так и не приметил"!

Выйдя в отставку, Флеминг поселился на Ямайке и начал спокойную и веселую жизнь

богатого офицера-отставника. В 1952 году он женился на леди Ротермир (это ее

третий брак) и в том же году, 13 августа, у них родился сын Каспар. Яну Флемингу

оставалось ровно двенадцать лет жизни, день в день

Но тогда, "на старости лет", он решил попробовать свои силы на литературном

поприще. В 1953 году вышла его первая книга о похождениях Джеймса Бонда, "агента

007 на службе ее величества" Имя "Джеймс Бонд" родилось случайно: Флеминг увидел

его на обложке книги американского орнитолога Джеймса Бонда "Птицы островов

Вест-Индии". Впоследствии, когда это имя стало широко известным, настоящему

Джеймсу Бонду пришлось туго - его донимали звонками девицы легкого поведения или

дотошные читатели уточняли какие-то детали о работе СМЕРШа. Когда возмущенная

жена ученого позвонила Флемингу, тот обратил дело в шутку и предложил супругам

Бонд распоряжаться его именем, как им захочется. Все закончилось взаимным

примирением.

В наши задачи не входит разбирать литературное творчество Флеминга, его успехи и

неудачи. Коснемся лишь некоторых моментов. В его первых книгах, написанных в

эпоху "охоты на ведьм" и разгара "холодной войны", главными противниками Джеймса

Бонда были "красные". Их зачастую олицетворяла организация, носившая название

СМЕРШ ("Смерть шпионам" - советская военная контрразведка эпохи Великой

Отечественной войны). С годами Флеминг стал мудрее. Он решил, что Бонд должен

бороться не только с русскими, но и с международными преступными сообществами.

Место пресловутого СМЕРШа заняла придуманная организация СПЕКТР ("Специальный

исполнительный комитет по контрразведке, терроризму, ответным действиям и

принуждению").

Однажды он заявил: "Русские мне всегда нравились как народ, и в Москве я работал

с удовольствием... вот почему не вижу смысла поливать их грязью, к тому же

политика мирного сосуществования стала приносить свои плоды".

Всего Флеминг написал четырнадцать романов о Джеймсе Бонде.

Немного о прототипах Джеймса Бонда и "бондиады". Ясно, что Бонд - это лицо

вымышленное и собирательное. Кое-что в нем от самого Флеминга и от его друга по

разведке Мерлина Маршалла, а также от двойного агента югослава Душко Попова. На

образ Бонда повлиял и знаменитый международный шпион Сидней Рейли, о котором

Флемингу рассказывал его коллега по службе в разведке небезызвестный Брюс

Локкарт. Флеминг даже говорил- "К сожалению, Бонд не всегда так же хорош, как

Рейли1"

Образ Бонда Флеминг обсуждал с самим руководителем американской разведки Алленом

Даллесом, который восхищался творчеством Флеминга и хвастал, что у него под

рукой "не одна дюжина Бондов". Правда, тот же Даллес в своей книге "Искусство

разведки", сравнивая советского разведчика Рудольфа Абеля с Джеймсом Бондом,

писал: "Абель незамет-

но мог сделать то, что Бонд обязательно осуществил бы с шумом, гамом,

перестрелкой"

Прототипами начальников Джеймса Бонда (мистер М.) для Флеминга послужили его

собственные руководители - шеф МИ-5 Максвелл Найт, Джон Годфри и сэр Коллинг

Габбинс, шеф Управления Специальных операций во время войны.

Противники Джеймса Бонда тоже носят собирательный характер Начав писать в разгар

"холодной войны", в 1953 году, Флеминг изобразил советские спецслужбы как

носителей абсолютного зла.

В романе "Из России с любовью" зловещий шеф СМЕРШа генерал Грубозабойщиков, по

словам западных авторов, напоминает генерала Абакумова, жестокого, лично

пытавшего заключенных на Лубянке. Целую главу в этой книге Флеминг посвятил

подробному описанию советских органов безопасности. Не случайно в период

ракетного кризиса на Кубе в 1961 году "Из России с любовью" была настольной

книгой Джона Кеннеди и Аллена Даллеса.

Как мы уже знаем, к концу жизни Флеминг изменил свое отношение к России и

русским.

Что касается женских образов, то все они выдуманы и реальных прототипов не

имеют, кроме одного. Мисс Монипенни, секретарь"М" списана с Кэтлин Петтигрю,

которая была секретарем трех руководителей МИ-6.

Как известно, фильмы о Джеймсе Бонде прославили его создателя еще больше, чем

книги.

10 августа 1964 года Ян Флеминг, играя в гольф, почувствовал себя плохо. Его

отвезли в больницу, где в ночь на 13 августа он скончался. Яна Флеминга

похоронили на кладбище Севен-Хэмптон, графство Глостершир.

Его бывший начальник адмирал Годфри, узнав о смерти Флеминга, воскликнул: "Я

всегда считал, что это он должен быть директором военно-морской разведки, а я -

его помощником!"

Может быть, он так грустно пошутил.

ГРЭМ ГРИН

(1904-1991)

Хотя Грэм Грин и написал, пожалуй, самые блестящие художественные произведения

на тему о разведке и шпионаже - "Наш человек в Гаване" и "Тихий американец", -

его собственный разведывательный опыт не очень велик. Но это не помешало ему с

удивительной чуткостью уловить саму суть и особенности разведывательной работы и

создать книги, которые вполне могут стать пособием для начинающего разведчика

(другое дело, как и в каких целях использовать эти пособия). Его романы

настолько близки ко всему пережитому им, что нельзя не согласиться с мнением

классика литературы Габриеля Гарсиа Маркеса, сказавшего: "Я не знаю ни одного

писателя, кроме Грэма Грина, представление о кото-

510

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ГРЭМ ГРИН

ром, составленное только на основании его книг, так бы отвечало его реальному

облику".

Поэтому чтобы понять Грэма Грина и получить представление о работе, которую он

выполнял, будучи разведчиком, надо читать и анализировать его книги с небольшой

поправкой на авторскую фантазию.

Грэм Грин родился 2 октября 1904 года в городке Берхэмстеде в графстве

Хартфордшир, недалеко от Лондона Его отец был директором привилегированной

мужской школы, основанной в XVI веке, мать - двоюродной сестрой знаменитого

романиста Роберта Луиса Стивенсона, автора "Острова сокровищ". В 1922 году Грин

поступил в Бэйллиол, один из лучших колледжей Оксфордского университета. Недавно

закончившаяся мировая война и революция в России рождали немало вопросов в умах

студентов о правильности пути, которым идет человечество. Искал этот путь и

Грин. В девятнадцать лет он стал кандидатом в члены Коммунистической партии. Это

обстоятельство сыграло с ним в последствии злую шутку - однажды его не впустили

в США. Он попал в "черный список", ФБР завело на него досье, и каждый раз для

въезда в страну ему требовалось специальное разрешение, а в визу вносилось

особое обозначение, определяющее "неблагонадежность" владельца. Так продолжалось

до эпохи Кеннеди. Но в компартии Грин пробыл недолго, вскоре вышел из нее. У

него появилось другое увлечение - католицизм, которому он оставался верен долгие

годы, хотя никогда не был религиозным фанатиком и довольно критически относился

к обрядам и духовенству.

После окончания университета Грин пытался работать в различных компаниях, но

безуспешно. В 1926 году он, наконец, нашел свое призвание: стал журналистом и

помощником редактора газеты "Тайме". К этому же периоду относятся его первые

успешные литературные опыты. Литературный успех позволил ему оставить постоянную

работу в редакции, и с 1930 года он стал профессиональным писателем. Он начал

писать и сценарии, а в 1935-1939 годах был постоянным кинокритиком журнала

"Спектейтор".

Смолоду Грин любил путешествовать, и жизнь зачастую приводила его в "горячие

точки", где он черпал материал для своих книг. Он совершил длительную поездку в

Африку, прошел пешком сотни миль по территории Сьерра-Леоне и Либерии. Позже, в

1938 году он путешествовал по Мексике, собирая материалы для документальной

книги о религиозных преследованиях, побывал в Панаме.

Но вот наступил 1939 год. С началом Второй мировой войны Грина призвали на

военную службу, и он стал сотрудником британской разведки. Несмотря на

романтичность самого названия "разведка", эта служба оказалась весьма обыденной

и однообразной. Бесконечные, довольно скучные, бумаги, отчеты, доклады. Вот что

сам Грин писал по этому поводу: "После войны я хотел написать роман о шпионаже

без свойственного этому жанру насилия, которое, несмотря на Джеймса Бонда, не

было свойственно британской разведке. Я хотел показать разведку без романтики,

как образ жизни, при котором люди каждый день ходят на службу и зарабатывают

пенсию, ничем практически не отличаясь от других служащих - банковских клерков,

например. Все буднично, безопасно, и у каждого есть куда более важная личная

жизнь. За годы, что я

511

прослужил в разведке, мне редко приходилось сталкиваться с сенсацией или

мелодрамой".

8 конце 1941 года скучная жизнь в центральном аппарате британской разведки

закончилась. Грин получил новое назначение, на этот раз на "передний край",

которым оказался хорошо известный ему Фритаун. Видимо, в том, что его направили

именно туда, сыграл свою роль опыт, приобретенный Грином в Африке, а может быть,

и его личное желание. Об этой командировке он не без юмора писал: "Поездка была

деловая - государственная служба трудноопи-суемого характера".

9 декабря 1941 года на грузовом дизельном судне Грин отбыл

из Ливерпуля. В уютных одноместных каютах разместилось всего двенадцать

пассажиров, в том числе и довольно странных Вот один из них: "Загадочный

иностранец, очень слабо владеющий английским... голландец... Голландец оказался

поляком, который родился в Грузии, сражался в русской армии, он мусульманин..."

Перед выходом в Атлантику Грин решил, что "неплохо бы исповедаться... Спокойный

милый молодой священник называл меня "Сын мой". . Правда, мне показалось, что он

с ненужным любопытством осведомился о конвое, в составе которого мы идем" (дело

происходило в Белфасте, находящемся в Ирландии, где многие сочувствовали

Гитлеру)

После выхода в море пассажиры "добровольно" согласились нести вахту по

наблюдению за подводными лодками и самолетами и у зенитных пулеметов. Тем, кто

следил за подводными лодками, пришлось нести вахту на капитанском мостике, но

они так напились, что капитан отказался пустить их на него еще раз... В целом же

морской переход прошел без происшествий, и в первых числах января 1942 года

офицер разведки Великобритании Грэм Грин прибыл в до боли знакомый ему Фритаун

"Чувство необычного, поэзии и восторга, охватывает тебя, когда возвращаешься

сюда через столько лет., даже сладковатый жаркий запах земли... он всегда будет

со мной, этот запах Африки, и Африка навсегда останется Африкой... нетронутым,

нехоженым материком в форме человеческого сердца". Вот с такими поэтическими

чувствами Грин начал свою разведывательную работу.

Для того, чтобы точно установить, чем занимался Грин во Фритауне, надо

переворошить вею входгщую и исходящую почту британской разведки за 1942 год в

поисках редких писем и телеграмм, которыми он обменивался со своей главной

квартирой. Но доступа туда у нас нет, и к тому же мы вряд ли обнаружим что-либо

интересное. Поэтому попыта-

512

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

емся создать мозаику из высказываний самого Грэма Грина, разбросанных по его

многочисленным сочинениям. Итак, предоставляем ему слово:

"В 1942 году я жил в окрестностях Фритауна, в доме на болоте, которое туземцы

использовали как уборную, чем плодили бесчисленных мух. (Однажды, закрыв окна

своей комнаты, я за две минуты убил полтораста штук.) Я направил министру

колоний требование построить для туземцев уборную, на что он ответил мне, что

подобное требование должно пройти соответствующие инстанции, но так как в данном

случае никаких инстанций не было, мне пришлось напомнить ему о замечании на этот

счет мистера Черчилля. Я получил свою уборную и мог пометить в официальных

документах, что (там) начертано и мое имя...

...были конфликты между людьми в тени одного гигантского конфликта: когда,

например, я работал один в Сьерра-Леоне, а мой шеф, живший за тысячу миль от

Фритауна, в Лагосе, не платил мне какое-то время жалование или когда я с горечью

наблюдал за тем, как начальника полиции во Фритауне, одолевшего двадцать лет

тяжелейшей службы и черную лихорадку, сводит с ума наглый щенок из МИ-5...

...Мелодрамы же трагически не хватало - была, правда, одна отчаянная попытка

уговорить моряков задержать, пока не поздно, португальский лайнер, прошедший

территориальные воды, и арестовать швейцарца, заподозренного в шпионаже, но мне

в этом славном деле досталась всего лишь роль курьера".

Примерно то же он описывает и в другом месте. "После трех месяцев обучения в

Лагосе я очутился во Фритауне, в офисе, где четыре месяца был сам себе хозяином

и подчиненным (потом у меня появился секретарь). В Лагосе я целыми днями только

и делал, что зашифровывал и расшифровывал документы, а по вечерам отправлялся к

приятелю в полицейский участок, где мы с ним в виде развлечения охотились на

тараканов, записывая на стене очки: одно за каждого убитого и половину за

смытого в унитаз...

...Во Фритауне в шесть утра я вставал и завтракал... В семь я садился в

маленький "моррис" и отправлялся... за телеграммами в полицейский участок,

служивший мне "крышей". Телеграммы были закодированы шифром, не известным

полиции. Вернувшись домой, я расшифровывал телеграммы и отвечал на них со всей

добросовестностью, на которую был способен, писал свои донесения и переписывал

чужие, если их трудно было читать. К ленчу я успевал сделать все дела".

Грину приходилось много путешествовать по стране по делу и без особого дела. По

этому поводу он пишет: "Из-за этих поездок у меня возникли денежные

неприятности, но не те, какие можно предположить. Дело в том, что при

возвращении во Фритаун я получал некую сумму из расчета пять шиллингов в день,

якобы составлявших разницу в ценах между едой, купленной на рынке, и

консервами... Однажды я получил суровую закодированную телеграмму из Лондона,

где разъяснялось, что путешествующий чиновник моего ранга должен требовать три

гинеи в день, полагающиеся на гостиницу. "Примите нужные меры и доложите". Я с

готовностью подчинился. Открыв в кабинете сейф, я достал оттуда сорок фунтов,

положил себе в карман и послал закодированную телеграмму в Лондон: "Меры

приняты"...

ГРЭМ ГРИН

513

...У меня были очень напряженные отношения с моим начальником, хотя он находился

в Лагосе за две тысячи миль от Фритауна. Мы не взлюбили друг друга с первого

взгляда. Он был профессионалом, а я любителем. Сарказм проникал в мои донесения

и даже телеграммы. Сейчас мне жаль этого несчастного человека, которому в самом

конце своей службы пришлось иметь дело с писателем. Позднее мне рассказали, что

мешок с фритаунской почтой по нескольку дней лежал у него на столе

нераспечатанным: он боялся заглянуть внутрь. Однажды он попытался приструнить

меня, задержав мое жалование, которое ему полагалось высылать раз в месяц из

Лагоса. Но мне дал взаймы начальник полиции, и его операция провалилась. В конце

концов мы перешли к открытой войне: у меня была назначена встреча на либерийской

границе, а он телеграммой запретил мне уезжать из Фритауна, потому что туда

должно было прибыть португальское судно. Все португальские суда, следовавшие из

Анголы, полагалось обыскивать. Но меня это не касалось, такие дела находились в

ведении начальника полиции, представлявшего МИ-5. После недолгой внутренней

борьбы я подчинился... и подал в отставку. Отставка принята не была. Я отслужил

еще полгода, но уже не подчиняясь Лагосу...

...После Фритауна (и безуспешной попытки наладить агентуру в ви-шистских

колониях) мои шефы из разведки направили меня в отдел к Киму Филби,

занимавшемуся контршпионажем на Пиренейском полуострове. Я отвечал у него за

Португалию. Там офицеры абвера, которые еще не были перевербованы нашей

разведкой, были заняты в основном составлением и пересылкой в Германию насквозь

ложных донесений, основанных на информации несуществующих агентов. Это была

прибыльная игра (шифровальная ставка, плюс расходы, плюс премии) и к тому же

безопасная. Удача отвернулась от немецкого командования, и невозможно было не

восхититься тем, как в атмосфере поражения меняются понятия о чести.

Занимаясь Португалией, я часто думал, с какой легкостью мог бы играть в такую же

игру в Западной Африке, если бы не был удовлетворен своим скромным жалованием.

Мне было отлично известно, что больше всего лондонское начальство радуется новым

карточкам в картотеке агентурных данных. Однажды, например, я получил донесение

о вишистском аэродроме во Французской Гвинее - агент был неграмотным, считал

только до десяти (по числу пальцев) и из географических направлений определял

одно лишь восточное (он был магометанин). Здание на территории аэродрома, в

котором, как он утверждал, стоял танк, было, по другим сведениям, складом старой

обуви. Передавая это донесение, я подчеркнул все его "достоинства", и каково же

было мое изумление, когда оно было отмечено как "особо ценное"!.. Кто-то в

Лондоне получил возможность заполнить чистую карточку - другого объяснения я не

находил.

Итак, тема того, что двенадцать лет спустя, в 1958 году, стало "Нашим человеком

в Гаване", зародилась во фритаунской лачуге и была записана в более

комфортабельном доме неподалеку от Сент-Джеймсско-го парка".

Перед уходом из разведки Грин составил справочник "Кто есть кто", изданный

тиражом двенадцать экземпляров. В нем содержались сведения

514

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ЗОЯ ВОСКРЕСЕНСКАЯ-РЫБКИНА

515

о немецких агентах на Азорах, с двумя вступительными статьями (основанными на

очень сомнительных данных) и с дополнением Кима Филби о радиосети. Справочник

предназначался британским десантникам.

Вот, собственно говоря, и весь опыт разведывательной работы Грэма Грина.

Остается добавить, что все то, что произошло с Филби, не нарушило дружбы этих

двух неординарных людей, которая продолжалась до последних дней их жизни, и Грэм

Грин всегда навещал своего старого друга, приезжая в Москву.

ЗОЯ ВОСКРЕСЕНСКАЯ-РЫБКИНА

(1907-1992)

Зоя Ивановна Воскресенская родилась в семье железнодорожного служащего,

помощника начальника станции Узловая. Отец ее умер в октябре 1920 года.

В четырнадцать лет, в 1921 году, Зоя начала трудиться библиотекарем и

"переписчицей" в штабе ЧОН - частей особого назначения войск ВЧК. Затем три года

работала политруком в колонии малолетних правонарушителей. В конце 1928 года она

была направлена в Москву, где стала работать машинисткой в транспортном отделе

ОГПУ. Через год ее приняли в члены ВКП(б) и тогда же предложили отправиться в

командировку в Китай. В Харбине она работала "под крышей" представительства

Союзнефти машинисткой, но выполняла и первые оперативные задания. После

возвращения из Китая была командирована по линии ИНО ОГПУ в Германию и Австрию.

Видимо, ее готовили к нелегальной работе, так как целью поездки стало изучение

немецкого языка и его австрийского диалекта, "вживание" в образ местной

жительницы.

Однажды Зою вызвало высокое начальство и предложило познакомиться с неким

генералом "X", сотрудничавшим с немцами, стать его любовницей и выведать у него

секретные сведения. Автору этой книги она рассказала.что ответила: - Я, конечно,

выполню задание и стану его любовницей, если без этого нельзя, но затем

застрелюсь. Задание было отменено.

Ее настоящая разведывательная работа началась в 1935 году, когда она была

командирована в Финляндию, где пробыла четыре года. Там же

в 1936 году вышла замуж за резидента Бориса Аркадьевича Рыбкина (работавшего под

фамилией Ярцев).

В Финляндии Зоя Ивановна находилась "под крышей" представительства "Интуриста".

Ей, еще молодой разведчице, довелось работать с опытными нелегалами и агентами.

Одним из нелегалов был Павел Судо-платов (по кличке "Андрей"), тогда еще

начинающий, но уже испытанный боец. Он получил задание внедриться в организацию

украинских националистов в качестве эмигранта "из Совдепии". Для этого

нелегально пересек советско-финскую границу в Финляндии, разыскал представителя

оуновского руководства. Зоя Ивановна курировала его во время его нахождения в

Финляндии. "Андрею" удалось добраться до Парижа и там начать работу,

направленную на то, чтобы рассорить между собой главарей ОУН.

Зое пришлось работать и с такой легендарной личностью, как Петриченко. Этот

бывший руководитель Кронштадского мятежа оказался в эмиграции. Его тянуло на

родину, и, чтобы заработать право на возвращение, он стал агентом советской

разведки. Однажды зимой 1937 года он пришел на встречу разгневанный и грозил

Зое, "что убьет ее и закопает в сугроб". С женским терпением и хитростью она

выяснила причину его гнева. Оказалось, что он зол на советскую власть за

происходившие в Москве суды над "изменниками родины и шпионами". Среди них он

встретил имена настоящих большевиков и революционеров, которые не могли стать

предателями. Битые два часа проговорила Зоя с Петриченко в заснеженном

лесопарке, где не было рядом никого, кто бы мог прийти на помощь. Ей удалось

успокоить Петриченко и уговорить его продолжить сотрудничество. Он честно

работал до самой войны, в июне 1941 года сообщил о прибытии немецкой дивизии и

приведении финской армии в полную боевую готовность.

Важное дело, которым по личному секретному указанию Сталина занимался Рыбкин (он

же резидент "Кин", он же Ярцев) и в котором Зоя была его первой помощницей,

стали его тайные переговоры с представителями финского правительства о мирном

урегулировании назревавшего конфликта между СССР и Финляндией, которые он вел в

1938-1939 годах. К сожалению, переговоры закончились безрезультатно, и в декабре

1939 года разразилась советско-финская война, получившая название "зимней".

Вернувшись в Москву уже опытным оперативным работником, Зоя Ивановна стала

сотрудницей центрального аппарата внешней разведки, а в начале 1941 года

заместителем начальника немецкого отделения разведки. Именно через нее поступали

в Центр самые драматические сообщения "Старшины" и "Корсиканца" из Берлина.

Именно она составила тот реестр их донесений, который буквально кричал: "Да

послушайте же, завтра начнется война!" С ним начальник разведки ходил на доклад

к Сталину 17 июня 1941 года, но не смог убедить его в правдивости сообщений

агентуры.

После начала войны Рыбкина в составе Особой группы, созданной осенью 1941 года,

занималась отбором, организацией, обучением и заброской в тыл врага диверсионных

и разведывательных групп. Каждый из сотрудников Особой группы, на основе которой

была создана Отдель-

1:

516

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ЗОЯ ВОСКРЕСЕНСКАЯ-РЫБКИНА

ная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), тоже готовился в любой

момент отправиться в тыл врага. Зоя Ивановна "тренировалась" на роль сторожихи

на железнодорожном переезде. По ночам выезжали в парки, леса, совхозы в

окрестностях Москвы и закапывали под кустарниками ящики с толовыми шашками,

патронами, оружием, бутылками с горючей смесью. Многое потом пригодилось боевым

группам.

Для каждой забрасываемой группы готовилась своя программа действий. Среди групп

была и совсем необычная: епископ Ратмиров и два молодых оперативных работника -

Иван Михеев и Василий Иванов. Они были заброшены в город Калинин, где находились

и выполняли задание все то время, пока город находился под фашистской

оккупацией.

Поздней осенью 1941 года супруги Рыбкины вылетели в Швецию. Путь туда лежал

через Великобританию и был небезопасен.

Резидентура была небольшой: резидент "Кин", Зоя Ивановна - "Ирина", его

заместитель, два оперативных работника, шофер и дворник. Задачи: организовать

наблюдение за германским военным транзитом через Швецию, создать агентурную

группу, фиксирующую характер грузов, транспортируемых морем между Швецией и

Германией. Кроме того, ставились и пропагандистские цели, ибо гитлеровская

пропаганда была в Швеции очень сильной и надо было противостоять ей.

Однако она выполняла и другие задачи. Через агентуру из числа норвежцев Рыбкина

получила информацию чрезвычайной важности о том, что немцы готовят

сверхсекретное оружие, способное уничтожить все живое. Речь шла об атомном

оружии, для создания которого необходима "тяжелая вода". Ее производили в

Норвегии на заводах компании "Норск гидро" и вывозили в Германию. Эти сведения

были переданы союзникам, которые приняли меры по уничтожению предприятий,

производивших "тяжелую воду".

Зоя Ивановна поддерживала связь с "Антоном" - Волльвебером (см. очерк о нем).

Первый контакт с ним она установила еще в 1938 году. Из Финляндии выезжала в

Норвегию, чтобы снабдить группу "Антона" новыми паспортами, шифрами, деньгами,

инструкциями. Это был период войны в Испании, когда его группа топила пароходы,

перевозившие оружие для Франко. В Осло в номер, который занимала Зоя, пыталась

ворваться полиция. Но Зоя, выйдя в коридор, подняла такой скандал, что кругом

собрались постояльцы, и полиции пришлось ретироваться. Встреча с Волльвебером

прошла без осложнений. А уже в годы Отечественной войны супруги Рыбкины

вызволили Волльвебера из тюрьмы.

В 1942 году Рыбкина по заданию Центра подобрала связника для передачи кварцев и

шифров членам "Красной капеллы", действовавшим в Берлине. Тот выполнил задание,

но вскоре из Центра пришла шифровка, что "Директор" (кличка агента) -

провокатор, а все члены "Красной капеллы" арестованы и расстреляны. Предлагалось

послать его снова в Германию на встречу с заведомым двойником. "Если он

благополучно вернется, значит, он и сам двойник. Но если не вернется, значит, мы

пошлем на верную смерть честного человека", - думали Зоя Ивановна и Борис

Аркадьевич Рыбкины. Их телеграммы в Центр не помогли, и лишь после обращения

непосредственно к наркому отправка "Директо-

517

ра" была отменена. Но это стоило Рыбкину его поста - он был отозван в Москву.

С этого времени Зоя Ивановна исполняла обязанности резидента.

Она должна была поддерживать связь с агентурой, находившейся в Финляндии,

изучать обстановку в этой стране, а позже - приложить все усилия, чтобы

Финляндия вышла из войны. Вот эта цель и стала главной в разведывательной работе

Рыбкиной.

В числе агентов была известная финская писательница и драматург Хэлла Вуолийоки,

которую в деловых кругах называли мадам Терва Ряа ("Здравомыслящая голова").

Большой друг Советского Союза, она и ее единомышленники оказали влияние на

мирное разрешение советско-финляндского конфликта, "зимней войны" 1939-1940

года. Она активно выступала против финляндско-германского альянса в 1941 году и

возглавила финляндскую "шестерку" влиятельных сторонников мира с СССР. Хэлле

Вуолийоки не удалось довести до конца свою миротворческую миссию. Она была

арестована и заключена в тюрьму за то, что дала приют советской парашютистке-

разведчице. Ей грозила смертная казнь. Но поднятая во всем мире кампания в

защиту Вуолийоки спасла ей жизнь. Забегая вперед, отметим, что после подписания

перемирия с Финляндией в сентябре 1944 года Хэлла Вуолийоки была назначена

председателем радиокомитета этой страны и умерла в 1954 году.

Помимо Хэллы в Финляндии были и другие люди, с которыми работала Рыбкина. Она

оказала большую помощь советскому послу в Швеции Александре Коллонтай в

организации и проведении секретных мирных переговоров с Паасикиви и другими

сторонниками мира с СССР. Встречи проходили в феврале и марте 1944 года.

Переговоры шли мучительно тяжело. Однако они подготовили базу для того, чтобы 20

сентября 1944 года, после мощных ударов Красной армии, Финляндия порвала союз с

фашистской Германией и подписала перемирие с Советским Союзом. Пожалуй, участие

в достижении мира с Финляндией и стало одним из главных достижений Зои Ивановны.

В разгар переговоров с финскими представителями в Швецию прибыл новый резидент -

Василий Петрович Рощин, и Зоя Ивановна отправилась домой. Легко сказать:

отправилась. Вначале она летела над оккупированной Норвегией, где самолет

подвергся обстрелу, затем из Англии на груженном танками и боеприпасами судне в

составе конвоя отбыла в Мурманск, и их корабль также стал объектом нападения

немцев.

Прибыв в Москву, З.И. Воскресенская-Рыбкина вернулась в немецкий отдел, где

продолжила работу.

В 1947 году в автомобильной катастрофе при неизвестных обстоятельствах погиб муж

Зои Ивановны, полковник Рыбкин.

В начале 1953 года Рыбкина по личному указанию Берии вылетела в Берлин для

выполнения специального задания. В то время Берия вынашивал планы объединения

западной и восточной частей Германии. Он искал различные пути для переговоров с

канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром, в частности намеревался привлечь к этому

известную в Германии киноактрису русского происхождения Ольгу Чехову. 26 июня

1953 года Воскресенская-Рыбкина должна была встретиться с Чеховой. Но в этот

день в Москве был арестован Берия. По приказу генерала Судоплатова Зоя Ивановна

немедленно вернулась в Москву. К этому времени она уже была полковником,

начальником немецкого отдела Внешней разведки.

Вскоре прошла волна арестов сотрудников госбезопасности, которых обвиняли в том,

что они "люди Берии". В числе арестованных оказался и Судоплатов. На одном из

собраний Рыбкина рассказала о том, что несколько лет находясь за кордоном, была

связана с Судоплатовым, который находился на нелегальном положении. Эта

совместная служебная работа перешла затем в дружбу семьями.

На другой день она была вызвана к начальству, и ей было объявлено, что она

увольняется "по сокращению штатов". Ей дали возможность "дотянуть" до

двадцатипятилетней выслуги лет, но для этого пришлось сменить кабинет на Лубянке

на служебное помещение в Воркуте. Там она стала начальником спецотдела одного из

лагерей и была, по ее собственному воспоминанию, "единственным полковником, к

тому же женщиной" в Воркуте. После двух лет работы в 1956 году была уволена на

пенсию.

С этого времени началась новая жизнь писательницы Зои Ивановны Воскресенской.

Она писала для детей. В 1962 году была напечатана ее первая книга, и только за

период с 1962 по 1980 год ее книги были опубликованы умопомрачительным тиражом в

двадцать один миллион шестьсот сорок две тысячи экземпляров! Вышли в свет ее

мемуары "Теперь я могу сказать правду". Она стала лауреатом Государственной

премии, кавалером многих наград.

Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина скончалась 8 января 1992 года.

БИБЛИОГРАФИЯ

Алексеев М. Лексика русской разведки М , Международные отношения, 1996.

Баррон. КГБ сегодня. СПб. Петрополис, 1992

Бержье Ж. Промышленный шпионаж. М., Международные отношения, 1971.

Берия С Мой отец Лаврентий Берия. М., Современник, 1994.

Берндорф Г. Шпионаж, решивший войну. В сборнике "Сети шпионажа". Л., СМАРТ,

1989.

Бестужев И.В. Крымская война. М., Изд. АН СССР, 1956

Брентон Ги. Женщины и короли Т. 2. М., "Пересвет", 1993.

Букар Роберт. История агента С-25. В сборнике "Сети шпионажа". Л., СМАРТ, 1989.

Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 гг. М., Воениздат, 1965.

Вернер Рут. Соня рапортует. М., 1980.

Владимиров П.П. Особый район Китая. М., АПН, 1974.

Военные архивы России, журнал. Вып.1, 1993

Вольф Маркус. Игра на чужом поле. М., Международные отношения, 1998.

Воскресенская З.И. Теперь я могу сказать правду М., Республика, 1993.

Гладков Т. С места покушения скрылся. М., "Гея", 1998.

Гладков Т. Король нелегалов. М., "Гея-итэрум", 2000.

Гражуль B.C. Тайны галантного века. М., "Гея", 1997.

Грандель Ф. Бомарше. М., 1985.

Гревс. Тайны германского военного министерства Петроград, 1915.

Громыко А.А. Памятное, в 2-х томах. М., Политиздат, 1988.

Грэм Грин. Избранные произведения в 2-х томах. М., 1986.

ДаллесА. Искусство разведки. М.,1964.

Документы из истории Мюнхенского сговора. М., Госполитиздат, 1979.

Долгополое Н. Правда полковника Абеля. Пенза, 1997.

Дроздов Ю. Вымысел исключен. Записки начальника нелегальной разведки. М.,

Вымпел, 1997.

Дроздов Ю. Записки начальника нелегальной разведки. М., "Олма-пресс", 2000.

Ефимов Г. Очерки по новой истории Китая. М., Госполитиздат, 1951.

Залесский К.А. Первая мировая война. М., "Вече", 2000.

Золтиков М. Кошка. М., "Гея", 1997.

История спецслужб в зеркале средств массовой информации. М., Акад. Внешней

разведки. Сборники, 1997-1999.

520

100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

Кассис В.Б., Колосов Л. С. Из тайников секретных служб. М., Молодая гвардия,

1988.

Кёлер Джон. Секреты Штази. Смоленск. "Русич", 2000.

Клембовский В.Н. Тайные разведки. Военное шпионство. СПб, 1911.

Колвин Иан. Двойная игра. М., 1960.

Колесников М. Таким был Рихард Зорге. М., Воениздат, 1965.

Колпакиди А., Прохоров Д.М. Империя ГРУ. М., "Олма-пресс", 1999.

Кораблев И. Ганнибал. М., Наука. 1975; М., 1996.

Красная книга ВЧК. Т. 1,2. Госполитиздат, 1990.

Кривицкий Вальтер. Я был агентом Сталина. М., Современник, 1996.

Кукридж Е.Х. Тайны английской секретной службы. М., 1959.

Лависс и Рамбо. История XIX века в 8-ми томах. М, ОГИЗ, 1939.

Ландау Г. Секретная служба в тылу у немцев 1914-1918 гг. М., Воениздат, 1938.

Левые эсеры и ВЧК. Сб. документов. Казань, 1996.

Ле Карре Джон. Русский дом. М., 1990.

Локкарт Р.Г. Брюс. История изнутри. Мемуары британского агента. М., 1991.

Люди молчаливого подвига. Сборник. М., Политиздат, 1997.

Лянуар Поль. Немецкое шпионство во Франции. СПб, 1910.

Мадер Юлиус. По следам человека со шрамом. М., 1997.

Медведев Д.Н. Это было под Ровно. Ростов-на-Дону, 1985.

Мировая война 1939-1945 гг. Сб. статей. М., Иностранная литература, 1957.

Млечин Л. "Фермер" сообщает из Парижа. М., Моск. правда, 1992.

Наши жертвы были не напрасны. Сборники. М., Госполитиздат, 1988.

Ньюмен Бернард. Английский шпион в Германии. М., Воениздат, 1938.

О них ходили легенды. Сборник. М., МОФ "Победа-1945", 1994.

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник

документов Т. 1, кн. 1 и 2. М., АО Книга и бизнес, 1995.

Очерки истории Российской внешней разведки в 4-х томах. М., Международные

отношения, 1996-1999.

Павлов В.Г. Операция "Снег". М., "Гея", 1996.

Полупуднев В.М. Митридат. Ростов-на-Дону, "Литера-Д-Константа", 1994.

Порецки Элизабет. Тайный агент Дзержинского. М., Современник, 1996.

Радо Ш. Под псевдонимом "Дора". Пермь, 1992.

Ридевский Н. Парашюты на деревьях. Минск, 1969.

Ринтелен. Записки. М., Воениздат, 1943.

Рисе Курт. Тотальный шпионаж. М., Воениздат, 1945.

БИБЛИОГРАФИЯ

521

Рише М. Моя разведывательная работа. М., Воениздат, 1937.

Россель Чарльз. Курс лекций о разведке.

Российская дипломатия в портретах. М., Международные отношения, 1992.

Россия и Германия в годы войны и мира. М., "Гея", 1995.

Роуан Р. Очерки секретной службы. М., Воениздат, 1946.

Рыбкина 3. Теперь я могу сказать правду. М., 1994.

Сейерс М. и Кан А. Тайная война против Америки. М., 1945.

Солдаты невидимого фронта. Сборник. М., МОФ "Победа-1945", 1994.

Спецзадание (война в тылу врага). Сборник. М., МОФ "Победа-1945", 1994.

Судоплатов П. Разведка и Кремль. М., "Гея", 1996.

ТрепперЛ. Большая игра. М., 1990.

УрновД. Дефо. М., ЖЗЛ, 1985.

Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб в 2-х томах. М.,

"Терра", 1997-1998.

ФельфеХайнц. Мемуары разведчика. М., Госполитиздат, 1988.

Хинд Аллан. Паспорт предателя. М., 1945.

Царев О., КостеллоДж. Роковые иллюзии. М., Международные отношения, 1995.

Чекисты. Сборник. М., Молодая гвардия, 1970.

Черняк Е.Б. Времен минувших заговоры. М., Международные отношения, 1994.

Чиков В. Нелегалы. В 2-х томах. М., "Олимп", 1997.

Шарапов Э. Две жизни. М., 1998.

Шелленберг Вальтер. Лабиринт. М., "Дом Беруни", 1991.

Эндрю К., Гордиевский О. КГБ - история внешнеполитических операций.

Blackstock Paul W. The Secret Road to World War Two. Chicago, 1969. Buranelly

Vincent and Nan Spy/connterspy. An Encyclopedia of Espionage,

1988.

Churchill Peter. The Spirit in the Cage. London, 1953.

Cookridge E.H. Inside SOE. London, 1966.

Cookridge E.H. The sisters of Delilah. London.

Coppi Hans. Harro Schulze-Boisen - Wege in den Widerstand. Koblenz, 1993.

Curtis Antony. Somerset Maugham. N.Y., 1977.

Foot Alexander. Handbook for Spies. London, 1949.

GriebelR., CoburgerM., Sheel H. "Erfasst?" Das Gestapo-Album zur Roten Kapelle.

Halle/s., 1992.

Hamberger Eric. John le Carre. London, 1986.

Karalekas Anna. History of the CIA. N.Y., 1990.

Lockhard Bruce R.H. Comes the Reconing. London, 1947.

Maugham William Somerset. A Writers Notebook.

Morgan Ted. Maugham. N.Y., 1980.

Nicolai Valter. The German Secret Service, 1924.

Quoirrin Marianne. Agentinnen aus Liebe. BRD, 1999.

Rowan and Deindorfer. Secret Service. N.Y., 1961.

Singer Kurt. Three Thousand Years of Espionade. N.Y., 1948.

Singer Kurt. Spies Who Changed History by W.Ludecka.

Singer Kurt. Spies and Traitors. London, 1953.

Singer Kurt. The Men in the Trojan Horse. Boston, 1953.

Wolf Markus. Spionajechefimgeheimen Krieg. Erinnerungen. BRD, 1998.

Whiton Charles, The Greatest Spies of the World, London.

Содержание

Часть I ОРГАНИЗАТОРЫ РАЗВЕДСЛУЖБ РАЗНЫХ ВРЕМЁН И НАРОДОВ

ГАННИБАЛ; МИТРИДАТ VI ЕВПАТОР; ЕКАТЕРИНА МЕДИЧИ; ФРЕНСИС УОЛСИНГЕМ; ДЖОН ТЕРЛО;

ЖОЗЕФ ФУШЕ, ГЕРЦОГ ОТРАНТСКИЙ; РЕНЕ САВАРИ, ГЕРЦОГ РОВИГО; ЛАФАЙЕТ БЭКЕР; АЛЛАН

ПИНКЕРТОН; ВИЛЬГЕЛЬМ ШТИБЕР; ВАЛЬТЕР НИКОЛАИ; ФРАНЦ ФОН ПАПЕН; АРТУР АРТУЗОВ;

ЯНБЕРЗИН; ЭРНСТ ФРИДРИХ ВОЛЛЬВЕБЕР; ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ; ПАВЕЛ СУДОПЛАТОВ; КЕНДЗИ

ДОИХАРА; КАНШЭН; ФРАНТИШЕК МОРАВЕЦ; МОРИС БУКМАСТЕР; ВИЛЬГЕЛЬМ КАНАРИС; ВАЛЬТЕР

ШЕЛЛЕНБЕРГ; УИЛЬЯМ ДЖОЗЕФ ДОНОВАН; АЛЛЕН ДАЛЛЕС; РЕЙНХАРД ГЕЛЕН; МАРКУС ВОЛЬФ;

ИССЕР ГАРЕЛЬ;

Часть II РАЗВЕДКА ДО НАЧАЛА XX ВЕКА

ПЁТР ТОЛСТОЙ; НАТАНХЭЙЛ; ШАРЛЬ-ЖЕНЕВЬЕВ-ЛУИ-ОГЮСТ; АНДРЕ-ТИМОТЕ Д'ЭОН ДЕ БОМОН;

АББАТ ЛЕКЛЕРК; АЛЕКСАНДР ЧЕРНЫШЁВ; КАРЛ ШУЛЬМЕЙСТЕР; ЭЛИЗАБЕТ ВАН-ЛЬЮ; БЕЛЛБОЙД;

АЛЬФРЕД РЕДЛЬ;

Часть III В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

ЛОУРЕНС АРАВИЙСКИЙ; ВАСМУС ПЕРСИДСКИЙ; БЕРТ ХОЛЛ; ЛУИЗА БЕТТИНЬИ (АЛИСА ДЮБУА);

ФРАНЦ ФОН РИНТЕЛЕН; ЭДВАРД МИЛЛЕР; ЭДИТ КАБЕЛЬ; АЛЕКСАНДР ЦЕК; "ФРАУ ДОКТОР" -

ЭЛИЗАБЕТ ШРАГМЮЛЛЕР; АГЕНТ; МАТАХАРИ; МАРТА РИШЕ; ЖЮЛЬ-КРОФОРД ЗИЛЬБЕР;

Часть IV ДЛЯ РАЗВЕДЧИКОВ НЕТ ПАУЗЫ

РОБЕРТ БРЮС ЛОККАРТ; СИДНЕЙ РЕЙЛИ; МАРИЯ ЗАХАРЧЕНКО-ШУЛЫД; НАУМ ЭЙТИНГОН;

НИКОЛАЙ КРОШКО; АРНОЛЬД ДЕЙЧ - СТЕФАН ЛАНГ; КИМФИЛБИ; ИГНАТИУС ТИМОТИ ТРЕБИЧ-

ЛИНКОЛЬН; ВАСИЛИЙ ЗАРУБИН"; ЮРЕК ФОН СОСНОВСКИЙ; НИКОЛАЙ СКОБЛИН; ГЕНРИ

РОБИНСОН;РУТ КУЧИНСКИ; КИТТИ ХАРРИС; АЛЕКСАНДР КОРОТКОВ; ВИЛЬГЕЛЬМ ЛЕМАН

("БРАЙТЕНБАХ"); ХАРРО ШУЛЬЦЕ-БОЙЗЕН; ИЛЬЗА ШТЁБЕ; РИХАРД ЗОРГЕ;

Часть V ВТОРАЯ МИРОВАЯ

РУТКУЭН; АННА ВОЛКОВА; ЛЕОПОЛЬД ТРЕППЕР; ШАНДОР РАДО; НИКОЛАЙ КУЗНЕЦОВ; МАТИЛЬДА

КАРРЭ; ЭЛЬЯС БАЗНА ("ЦИЦЕРОН"); ОТТО СКОРЦЕНИ; АННА МОРОЗОВА; ЖОЗЕФИНА БЕЙКЕР;

ГЕВОРК ВАРТАНЯН; УИЛЬЯМ ВАРВИК КОРКОРАН; "РОБИН"; КЛАУС ФУКС;

Часть VI "ХОЛОДНАЯ ВОЙНА"

МОРИС КОЭН; ВИЛЬЯМ ФИШЕР - РУДОЛЬФ АБЕЛЬ; ФРЭНСИС ГАРРИ ПАУЭРС; ДЖОРДЖ БЛЭЙК;

ГЮНТЕРГИЙОМ; ХАЙНЦ ФЕЛЬФЕ; "ПАТРИЯ" - ДЕ ЛАС ЭРАС АФРИКА; ДИТЕР ГЕРХАРДТ; ОЛДРИЧ

ЭЙМС;

Часть VII ПИСАТЕЛИ -РАЗВЕДЧИКИ

ДАНИЕЛЬ ДЕФО; ПЬЕР-ОГЮСТЕН БОМАРШЕ; ШАРЛЬ ЛЮСЬЕТО; УИЛЬЯМ СОМЕРСЕТ МОЭМ; ДЖОН ЛЕ

КАРРЕ; ЯН ФЛЕМИНГ; ГРЭМ ГРИН; ЗОЯ ВОСКРЕСЕНСКАЯ-РЫБКИНА; БИБЛИОГРАФИЯ.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сергей Кормилицын Орден сс. Иезуиты империи. О чем не принято говорить

    Книга
    Начиная больше полутора десятков лет назад заниматься историей Германии, я не мог даже представить себе, что когда-нибудь обращусь к теме «охранных отрядов» НСДАП.
  2. Книга первая (33)

    Книга
    Во всей истории нет ничего более удивительного и ничего более трудного для объяснения, чем внезапное возникновение цивилизации в Греции. Многое из того, что создает цивилизацию, уже существовало в течение тысячелетий в Египте и Месопотамии
  3. Я бы не смогла написать эту книгу, если бы мои друзья не делились со мной своей личной жизнью

    Документ
    Я бы не смогла написать эту книгу, если бы мои друзья не делились со мной своей личной жизнью. Также я благодарна всем тем, кто дарил мне идеи и воодушевлял меня: Роберту Лейтону, Бернадетт МакНалти, моему редактору Аллену Харрису,
  4. Впадения) встречающихся в этой книге имен и фамилий, а также событий, времен и географических названий с реально существующими являются умышленными (случайными)

    Документ
    Все совпадения (несовпадения) встречающихся в этой книге имен и фамилий, а также событий, времен и географических названий с реально существующими являются умышленными (случайными)!
  5. Первый канал, новости, 18. 09. 2008, Панкратова Юлия, 15: 00 11

    Документ
    09. 008, Андреева Екатерина, 1:00 11 РОССИЯ, ВЕСТИ. ДЕЖУРНАЯ ЧАСТЬ., 18.09. 008, Чередов Денис, 10:45 11 РОССИЯ, ВЕСТИ, 18.

Другие похожие документы..