Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
1. Внести в областную государственную целевую программу "Экология и природные ресурсы Свердловской области" на 2009 - 2011 годы, утвержденн...полностью>>
'Документ'
ДИАБЕТ САХАРНЫЙ - заболевание, обусловленное абсолютной или относительной недостаточностью инсулина и характеризующееся грубым нарушением обмена угле...полностью>>
'Документ'
Макет предоставляется в векторном виде, без растровых вставок, обводок, пересечений и двойных контуров. Текст (шрифты) переведен в кривые (в вектора)....полностью>>
'Документ'
В условиях реформирования и модернизации образования роль школьных методических объединений не только не уменьшается, а наоборот, возрастает. Планиро...полностью>>

Генезис и развитие германского конституционализма в начале XIX первой трети ХХ вв

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В диссертации устанавливается, что в ходе исторически закономерного процесса государственно-правовой модернизации, которая осуществлялась в Германии с конца XVIII до начала XIX в., происходило обновление всей сферы государственной жизни, включая изменения в формах государственного правления, степени участия масс в политическом процессе. В сфере права новации выразились в интенсивной систематизации правовых норм и создании кодифицированного законодательства на основе уважения свободы и собственности индивида. Это нашло яркое выражение в деятельности прусского короля Фридриха II, самого известного в Германии представителя идеологии Просвещенного абсолютизма.

  2. В советской исторической науке утверждалось, что доктрина ограниченной власти, порожденная эпохой Просвещения, была объективной потребностью развивавшейся буржуазии, требовавшей участия в политической жизни государства. В целом разделяя мысль о Просвещенном абсолютизме как предтече и естественной предпосылке конституционного строя в Германии, диссертант выдвигает тезис о том, что идея самоограничения власти стала внутренней потребностью в политике властвующих монархов крупных немецких государств юго-западной Германии и Пруссии.

  3. Историки философии и права сформировали четкое представление о ключевой роли выдающихся философов Канта, Гегеля и Фихте при формировании концепции конституционной монархии в Германии. В диссертации впервые рассмотрен и оценен вклад в развитие конституционной доктрины представителей политико-правовой мысли второго эшелона: общественных деятелей и университетских профессоров Дальмана, Роттека, Велькера и других, говоря словами К.Маркса, «приучавших немецкое ухо к языку конституционализма» (К. Маркс) и расширявших число его приверженцев.

  4. Диссертант доказывает, что первые признаки государства с формой правления в виде ограниченной монархии проявились уже в конце XVIII в., хотя исходным пунктом формирования германской государственности стало создание в 1815 г. Германского союза, прообраза германского федеративного государства.

  5. В диссертации отстаивается идея о том, что революции 1830-х и 1848-49 гг. явились ответом на попытки реакции заморозить естественное развитие конституционного процесса в Германии. Революционный процесс придал дополнительный стимул конституционному законодательству, вынудил правительства юго-западных германских государств и Пруссии ввести парламентскую форму правления.

  6. Изучение роли Пруссии в конституционном процессе привело к выводу, что «феодальная» (Ф. Энгельс) Пруссия, в силу ее экономического и военного притяжения, оказалась единственной страной, способной возглавить борьбу за единую Германию. Чтобы привлечь под свои знамена армии конституционно-монархических государств юго-запада, она, вопреки желанию юнкерской элиты, ввела конституцию и фактически стала флагманом борьбы за единое национальное государство.

  7. Предпринятый анализ показал, что глава прусского правительства Бисмарк последовательно выстраивал в Германии модель конституционной монархии, несмотря на явные феодально-монархические убеждения. При этом диссертант развивает гипотезу, что деятельность Бисмарка была продиктована не только намерением крепнувшей буржуазии разделить с юнкерами полномочия по управлению государством, но и господствовавшими в Европе и Германии идеями представительного правления.

  8. На основе исследования различных источников делается вывод, что в 80-е годы XIX в. деятельность канцлера объединенной Германии перестала соответствовать требованиям исторического прогресса, была в большей степени направлена на укрепление режима личной власти. Как следствие этого движение Германии по конституционному пути замедлилось, контроль общества над властью был потерян, что привело Германию к трагедии мировой войны.

  9. В ходе войны и на стадии поражения Германии в стране ускорился процесс «тихой (ползучей) парламентаризации». Диссертант объясняет его военным поражением страны, потребностями выхода из военного и политического кризиса с наименьшими для правящей элиты потерями. При этом комплекс обстоятельств дополняется выводом о влиянии европейской конституционной традиции.

  10. Политическим фоном рождения Веймарской конституции стало военно-политическое поражение Германии, сопряженное с экономическими трудностями. Основной закон республики не смог стать объединяющей силой германского общества. Не поддержанная широкими массами населения, испытывавшая давление со стороны перешедших из кайзеровской Германии институтов исполнительной и судебной власти, конституция оказалась не способной противостоять своим противникам. В диссертационном исследовании анализируется комплекс причин, приведших к ослаблению конституционного строя. Особо отмечается, что процесс ослабления инициировали и поддерживали влиятельные германские правоведы (К. Шмитт).

  11. Используя сложившийся в российском конституционном праве инструментарий, автор диссертации доказывает, что пробелы и дефекты Веймарской конституции, а также отсутствие в ней механизмов самозащиты связаны с неблагоприятной военной и внешнеполитической обстановкой (поражение в войне и репарации), а также нежеланием правящей элиты воспринять назревшие перемены в конституционном строе. Кроме этого причины появления пробелов и дефектов объясняются намерением составителей конституции таким образом сформулировать отдельные ее положения, чтобы иметь возможность демонтажа конституционного режима без явного нарушения конституционного текста.

  12. Автором диссертации раскрыт механизм антиконституционной деятельности, который использовался правящей элитой для постепенного разрушения конституционного фундамента. В частности, исполнительная власть делала ставку (с приходом Гинденбурга) на расширение президентских прерогатив, чтобы облегчить трансформацию демократии в конституционную монархию. Таким образом, против конституции выступили те, кто должен был гарантировать ее неприкосновенность.

  13. Впервые в отечественной историко-правовой науке формулируется вывод о том, что фактическое разрушение конституционного режима нацистами произошло без формальной отмены конституции. Путем принятия противоречивших конституции законодательных актов нацистская партия сумела выхолостить демократическое содержание Веймарской конституции и установить фашистский диктат.

  14. Проанализированные и рассмотренные в динамике тексты конституций и других конституционных актов, принятых в разные периоды германской конституционной истории, обнаружили преемственную линию развития конституционного строя, которую не смогли поколебать революции середины ХIX и начала ХХ вв.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проведенный анализ генезиса и развития германского конституционализма представляется полезным для современной теории и истории государства и права, истории учений о праве и государстве, других отраслевых наук, прежде всего, для науки конституционного права. Теоретические схемы формирования конституционализма в России отражают интерес не только к либеральным моделям Англии, Франции, США, но и к конституционным режимам, характерным для авторитарных государств; в этом направлении плодотворным будет рассмотрение германской конституционной модели в ее исторической ретроспективе.

Cодержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы при написании обобщающих научных трудов историко-правового характера, в учебном процессе высших учебных заведений в ходе преподавания курсов по истории государства и права зарубежных стран, истории политико-правовой мысли, истории европейских конституций, при разработке общих и специальных курсов истории европейского и германского конституционализма.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в опубликованных автором монографиях, учебных пособиях, статьях, включая 43 публикации в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобразования России.

Результаты исследования освещались в сообщениях и докладах на международных, всероссийских и межрегиональных научных конференциях и семинарах: «Гражданско-правовое образование» (Тамбов, 2001); «Формирование личности посредством юридического образования» (Тамбов, 2003); «Государство, право, общество» (Тамбов, 2004); «Конституция как символ эпохи» (Москва, 2004); «Государство и общество» (Москва, 2005); «Проблемы российского законодательства» (Тольятти-Самара, 2005); «К 100-летию Государственной Думы» (Москва, 2005); «Модернизация государства и права России в ХХ-ХХI вв.» (Тамбов, 2006); «Государство, право, личность» (Санкт-Петербург, 2006); «Конституция. Выборы. Государство» (Тамбов, 2006); «Проблемы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения» (Москва, 2007); «Запад – Россия – Восток: параллели правовых культур» (Елец, 2007); «Партии. Парламентаризм. Общество» (Тамбов, 2007); «Политика. Власть. Право» (Москва, 2007); «Актуальные проблемы конституционного права и государственного строительства» (Тамбов, 2007).

На монографию «Германский конституционализм (конец XVIII-первая треть ХХ вв.). Историко-правовое исследование» получены следующие рецензии: Семьянинов В.П. К вопросу об истоках современного конституционализма в ФРГ. Историко-правовое исследование // Право и политика. - М., 2007. – № 7. - С. 150-151; он же. // История государства и права. - М., 2007.- № 13. - С. 38; Бернацкий Г.Г. // Юридическая мысль. - М., 2007.- № 4. - С. 94-102; Исаева Н.В., Смирнов Д.А., Черноперов В.Л. Рец. на кн: Баев В.Г. Германский конституционализм (конец XVIII-первая треть ХХ в.): Историко-правовое исследование: Монография. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. – 422 с. // Вестник Ивановского государственного университета, 2007. Вып. 4. Серия «Право. Экономика. Социология». – С. 118-121; Трофимов В.В. Рец. на кн.: Баев В.Г. Германский конституционализм (конец XVIII-первая треть ХХ в.): Историко-правовое исследование: Монография. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. – 422 с. // Изв. вузов. Правоведение. - С.-Петербург, 2007. - № 5. - С. 243-245.

Монография «Германский конституционализм (конец XVIII-первая треть ХХ вв.). Историко-правовое исследование» включена в немецкую национальную библиографию (Немецкая национальная библиотека, г. Лейпциг (ФРГ).

Результаты диссертационного исследования использованы в рамках курсов «История государства и права зарубежных стран», «Конституционное право зарубежных стран», в спецкурсе «История европейского конституционализма» в учебном процессе Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, 16 параграфов, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается степень изученности проблемы, ее научная новизна, сформулированы цели исследования и его теоретические основы, дается обзор источниковой базы. Автор приводит основные положения, выносимые на защиту, и определяет практическую значимость диссертации.

Глава первая – «Генезис германского конституционализма: конституционный дискурс конца XVIII – начала XIX в.» – состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе – «Конституционализм как понятие и научная проблема» – дается теоретический анализ содержания исследуемой категории конституционализма. Термин появился впервые в американской политико-правовой мысли конца XVIII в. и означал верховенство писаной конституции над издаваемыми законами и иными правовыми актами. В дальнейшем он стал применяться для характеристики процессов перехода к демократии и установления конституционного строя. Универсально сформулированного понятия конституционализма нет даже в учебниках конституционного права. Конституционализм в большей мере описывается, чем определяется. Если конституцию, по мнению М.В. Баглая, можно рассматривать как сумму лучших идей, положенных на бумагу, то конституционализм – это жизнь конституции, реальность, которая может быть и не лучше самой конституции. Конституционализм рассматривается и как саморазвивающаяся система, представленная на трех уровнях: теории конституционных идей, истории становления конституционных учреждений и практики реализации конституционных норм.

Понятие конституционализма может включать два уровня понимания, первый из которых определяет его как правление, ограниченное конституцией, второй – как политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя. Современные исследователи расширяют данное определение тезисом о соблюдении всемирно признанных прав человека.

Главный признак конституционализма - не просто наличие конституции, а реальная связанность ее нормами всех органов государственной власти. Помимо формального соблюдения конституции в содержании конституционализма как понятия присутствует еще ряд начал, обеспечивающих реальное ограничение могущества государственной власти: разделение властей – система сдержек и противовесов, демократический политический режим, многопартийность, идеологический плюрализм, неотъемлемые права личности. Таким образом, содержание понятия конституционализма раскрывается на основе различных подходов к его определению.

Феномен конституционализма, начиная с нового времени, претерпевал изменения, модифицировался в государствах, различавшихся своим уровнем социально-экономического и политического развития. Общая динамика на европейском континенте заключалась в постепенном переходе от либерального к демократическому конституционализму, опосредующему деятельность государства с социально ориентированной рыночной экономикой. Во второй половине ХХ столетия заметна трансформация либерального конституционного государства в социальное правовое государство, имеющее и другое название - социальное государство всеобщего благоденствия.

Во втором параграфе – «Зарождение германского конституционализма в конце XVIII в.: Просвещенный абсолютизм, немецкий гуманизм и Французская революция конца XVIII в.» анализируются признаки германского конституционализма на стадии его зарождения. Требования естественно-правовой теории были восприняты просвещенным абсолютизмом в качестве государственной доктрины административных и социальных преобразований в Германии. Германские монархи (например, прусский король Фридрих II) пришли к необходимости собственного «самоограничения» и признания за подданными политико-экономических прав. В этом кроется причина иной траектории конституционной истории в Германии, в сравнении со странами Запада. Отсюда становится понятным компромисс германской политико-правовой мысли с просвещенным монархами на этапе перехода к сословно-представительному обществу. Юридической основой провозглашенной ею модели «умеренной» монархии для Германии выступила французская Конституция 1791 г.

Конституционное движение XVIII в. опиралось на зарождавшуюся политическую прессу. Издатель первого в Германии журнала «Государственный вестник», университетский профессор А.Л. Шлёцер рассматривал прессу как общественного сторожа, задача которого пресекать любые попытки власти выйти за установленные законом ограничения.

В борьбу за ограничение прерогатив монархии включилась политическая литература, предложившая конкретные проекты государственного переустройства. Одним из них стал «Опыт установления пределов государственной деятельности» В. фон Гумбольдта (1767-1835). Его анализ итогов Французской буржуазной революции показал, что в сферу деятельности государства должно входить лишь то, что оно могло бы сделать для блага общества, не нарушая принципа индивидуального саморазвития человека.

Таким образом, конституционализм в Германии формировался под сильным воздействием французских государственно-правовых идей, прежде всего на юго-западные германские государства. Хотя воодушевление немцев конституционной идеей Ф. Энгельс и назвал «…энтузиазмом на немецкий манер, который носил чисто метафизический характер и относился только к теориям французских революционеров», оно привело к двум важным изменениям: проведению реформ в немецких государствах по французскому образцу и зарождению немецкой нации. «Оборонительная модернизация» германского государства превратила Пруссию в выдающееся военное государство и сделала ее флагманом конституционного строительства для всей Германии.

В третьем параграфе «Теория конституционного государства в трудах И. Канта, И.Г. Фихте, Г.В.Ф. Гегеля» раскрывается вклад немецкой классической философии в строительство конституционного государства. Представители одного поколения И. Кант, И.Г. Фихте, Г.В.Ф. Гегель разработали, в рамках философской теории, концепцию будущего германского государства. Однако незрелость государственно-правовой науки и отсутствие политической практики не позволили им вывести приемлемую для Германии форму государственного устройства. По признанию Канта, для этой идеи разума «нельзя привести ни один адекватный пример в опыте». Вместе с тем он утверждал, что главная задача государства не в достижении всеобщего счастья своих граждан, а в обеспечении высшего согласия с принципами права.

И.Г. Фихте и Г.В.Ф. Гегель были уже «людьми действия», стремились к воплощению идеи государства в жизнь. Знаменитые «Речи» Фихте, произнесенные в оккупированном Наполеоном Берлине, напрямую призывали к созданию единого немецкого государства; в нем Фихте видел силу, способную преодолеть национальную раздробленность и завоевать независимость для Германии.

Гегелевская «Философия права» стала стержневой «идеей» германского правового государства. Эта идея воплощена у Гегеля в таком типе государства, в котором центральная власть предоставляет своим подданным свободу во всем том, что не относится к прямому назначению государственной власти. Идеалом построенного на разуме государства была для Гегеля Пруссия; ее возрождение в ходе войны за независимость (в форме военного и воспитательного государства) позволило Гегелю говорить об утвердившемся господстве идей.

В четвертом параграфе «Конституционная монархия в политико-правовой мысли Германии в первой половине XIX в.: государственно-правовые теории и их политические интерпретаторы» содержатся материалы о деятельности университетской профессуры и общественных деятелей, адаптировавших теоретические изыскания великих философов к представлениям образованной общественности о будущем Германии. Ф.К. Дальман, К. Роттек, К.-Т. Велькер, К.С. Захарие, Р. фон Молль, К.Ю. Фребель видели свою задачу в том, чтобы «очистить» философию права от метафизики и, приучая немецкое ухо к языку конституционализма, расширить число его сторонников.

При всех различиях во взглядах политических писателей они были едины в понимании того, что только конституционная монархия способна обеспечить взаимопонимание и гармонию княжеской власти и народа. Юридической формой такого государственного устройства может быть Французская конституция 1791 г., отличительным признаком которой было сочетание силы власти со свободой своих граждан. Создание Германии на конституционно-монархической основе могло быть осуществлено через объединение Пруссии (которая не имеет парламента, но может иметь) и «конституционной Германии» (юго-западных государств, уже имевших конституцию). «Слово о конституции» Дальмана дополняло данный вариант конституционно-монархического государства институтом ответственного правительства.

Взгляды на задачи государства нового времени, изложенные в работе Молля «Наука о полиции», формировали представление об обязанности государства содействовать индивидам и их организациям в достижении разумных жизненных целей путем предоставления «защиты и помощи». При этом правительство и управление - основная и монопольная сфера бюрократически-абсолютистского полицейского государства, - а также законодательство должны быть связаны твердыми правовыми принципами и формами. Центральными категориями в учении о государстве являлись народный суверенитет, решение большинства и республиканская форма правления (К.Ю. Фрёбель).

Очевидный в учениях писателей и профессоров высокий престиж монархической формы, установленный еще с периода просвещенного абсолютизма, укрепился в ходе прусских реформ начала XIX в. Важным фактором его укрепления была победа коалиции монархических государств над революционной Францией. Значительную роль сыграли также октроированные конституции 1814-1847 гг. «В немецкой модели конституционной монархии вплоть до конца XIX в. речь идет о сосуществовании монархического и демократического принципов при преимущественном положении первого». Именно поэтому в Германии первой половины XIX в. преобладали конституционные теории умеренно-либерального направления.

Важное место среди них занимала историческая школа права. Ее основатели – Ф. К. фон Савиньи и Г. Ф. Пухта - формировали представления об образе, содержании и путях создания национального германского государства не только в общественных кругах, но и у представителей власти. Они отстаивали постепенный, федеративный вариант объединения, поскольку государство - результат действия неумолимого хода истории, направляемого Мировым Духом (Гегель). «Всякое право создается внутренними, в тиши действующими силами, а не произволом законодателя, оно лишь выявляется и изучается впоследствии юриспруденцией». Г.Ф. Пухта своим творчеством завершил оформление воззрений исторической школы права. В «Курсе институций» он признал, что право не развивается из житейской практики – оно ей предшествует в виде общенародного убеждения: «право создается впервые не государством, напротив, последнее уже предполагает правовое сознание, право, в охранении которого состоит главная задача государства».

Оппоненты исторической школы права К. Маркс и Ф. Энгельс были убеждены в том, что теория Савиньи и Пухты проповедует пассивность, отрицает всякий революционный протест. Но нельзя не видеть, что эта школа способствовала широкому внедрению в общественное сознание идеи развития права. Она позволила осознать: право – не просто абстрактный комплекс норм, регулирующих общественные отношения, но составная часть самого общества, а, точнее, его социального и экономического порядка, в рамках которого оно функционирует и воплощает традиционную систему ценностей, придающую значение и смысл данному обществу.

Против «произвола законодателей» в Германии первой трети XIX в. выступали и другие течения. Субъективному человеческому произволу они противопоставили установленный Богом порядок. К систематикам этого направления можно отнести государствоведа К. Л. фон Галлера, написавшего известный труд «Реставрация государственных наук». В нем Галлер стремился очистить учение о государстве от «естественно-правового налета». Договорную теорию он заменил естественным законом, установленным Богом. По этому закону сильнейший властвует, а слабейший подчиняется. Но власть, вытекающая из естественного превосходства, ограничивается у него высшим законом, управляющим всеми человеческими отношениями. Этот закон, устанавливающий согласие общего порядка со свободой каждого, основывается на Божьей воле. Ибо только она связывает человеческую совесть.

Таким образом, немецкие публицисты и университетские преподаватели своей деятельностью значительно расширили аудиторию приверженцев конституционализма. Вплоть до 1870 г. перед Германией стояла важная задача – создание национального государства. Его идея была центральной для всего спектра юридической мысли Германии.

Вторая глава «Освободительная война и создание единого национального государства: германский конституционализм в 1815-1847 гг.» включает три параграфа.

В первом параграфе «Освободительная война против Наполеона и конституционное учреждение Германии на Венском конгрессе» анализируются документы, принятые на Венском конгрессе и положившие начало процессу конституционализации. Победы наполеоновских армий в Европе вынуждали германские государства приспосабливаться к установившимся во Франции буржуазным порядкам, имплантировать ее нормы в свои правовые системы. Таким образом, Германия адаптировалась к правовой системе страны, в которой «общая воля членов выражалась в разумных законах, а отправление правосудия совершалось независимо благоустроенными судами». С другой стороны, аннексионистский характер наполеоновских войн пробуждал мощное национально-освободительное движение. Национализм требовал сильного, способного дать отпор агрессору единого государства, выступал за участие граждан в исполнении политической власти и за устроенное в интересах народа общество, стремился подчинить власть монархов интересам нации. Предложив новые основы легитимации власти, национализм превратился в инструмент государственно-правовой модернизации.

Специфика немецкого национализма определялась влиянием романтизма. И. Г. Фихте, например, рассматривал прусское государство как оплот культуры и организованной свободы. В «Речах к германской нации» он утверждал, что из всех современных народов только немцы способны достичь высшего совершенства. Сходную позицию занимал политический писатель и поэт Э.М. Арндт, который считал, что немцы превзошли другие народы в сохранении расовой чистоты и в чистоте языка; национальное мировоззрение означало для него понять истинную задачу и сущность государства, обратить подданных в граждан, изменив общественное устройство.

Таким образом, национально-освободительное движение стало одним из решающих факторов военной победы над Наполеоном. Приняв Заключительный акт и многочисленные приложения к нему, Венский конгресс юридически закрепил компромиссную форму германской государственности - германскую конфедерацию (именуемую иногда Германским Союзом). Она создавалась для «сохранения внешней и внутренней безопасности германских государств и обеспечения их независимости и неприкосновенности» (статья II Союзного акта). Между государствами не существовало единого законодательства, единой армии, общих финансов, общего дипломатического представительства. Союз был скорее «ослабленной» федерацией суверенных государств, чем действительно федеративным государством.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Оргкомітет IV міжнародної науково-практичної конференції (1)

    Документ
    - Бакіров Віль Савбанович, Голова оргкомітету, доктор соціологічних наук, професор, член-кореспондент НАН України, заслу­жений діяч науки і техніки України, ректор Харківського національного уні­верситету імені В.
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Новая история стран Запада (последняя треть XIX начало XX вв.)» Специальность: 032600. 00 история

    Учебно-методический комплекс
    Г16 Учебно-методический комплекс по дисциплине «Новая история стран Запада» / О. И. Галкина. – Коломна : Московский государственный областной социально-гуманитарный институт, 2010.
  3. Анастасия Сергеевна Туманова: М. Ниу вшэ. 2011. 267 с. Аннотация учебно-методический комплекс

    Учебно-методический комплекс
    УМК-ИТФ: Учебно-методический комплекс для слушателей магистерской программы «История, теория и философия права» на 2011-2012 учебный год. Автор-составитель: доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор Анастасия Сергеевна Туманова: М.
  4. Образовательная программа моу «Репьевская школа» среднего (полного) общего образования на 2011 -2015 годы

    Образовательная программа
    Образовательная программа является нормативно-управленческим документом МОУ «Репьевская школа», характеризует специфику содержания образования и особенности организации учебно-воспитательного процесса.
  5. Владимир Игоревич Карпец, 2007. пояснительная записка

    Пояснительная записка
    История политических и правовых учений. Программа по дисциплине для студентов Факультета Права ГУ-ВШЭ. Автор-составитель – кандидат юридических наук, доцент В.

Другие похожие документы..