Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
1. Тридцатое совещание Комитета по выполнению в рамках процедуры, касающейся несоблюдения Монреальского протокола, было проведено в Монреале 4, 5 и 7...полностью>>
'Документ'
«Аэрофлот» может передать терминал «Шереметьево-3» аэропорту «Шереметьево». У перевозчика не т денег на завершение строительства. К тому же новый тер...полностью>>
'Документ'
В январе 1998 года на ознакомительном занятии по применению компьютерных технологий для учителей истории в нашем институте одна из молодых учительниц...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Положением о всероссийской олимпиаде школьников, утвержденным приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 2 де...полностью>>

Кулагин Алексей Викторович. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2008. 47 с.: 51 ил. Фото Кулагина Владимира Алексеевича книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Кулагин А.В.

Углич 2008 г.

Осада Углича. Кулагин Алексей Викторович. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2008. – 47 с.: 51 ил.

Фото Кулагина Владимира Алексеевича.

Книга рассказывает об одном из самых тяжёлых периодов в истории России и древ-него города Углича Смутном времени, польско-литовской интервенции и гражданской войне начала XVII столетия. В основе лежат многолетние исследования историко-музыкального музея «Угличские звоны», а также труд замечательного угличского краеведа, историка и литератора XIX века Фёдора Харитоновича Кисселя. Автор выражает благодарность кол-лективу Угличского Государственного историко-архитектурного и художественного музея и лично директору Денисову В.В., коллективу Угличского филиала Государственного Учреж-дения «Государственный архив Ярославской области» и лично директору Третьяковой Т.А., музею «Мифов и суеверий русского народа» (г. Углич), а также Томсинскому С.В., Звягин-цеву В.И. (г. Санкт-Петербург) за оказанную помощь и предоставленные материалы; особую благодарность заместителю директора УГИАХМ Ерохину В.И., заведующему художест-венным отделом УГИАХМ Горстке А.Н. и заведующей историческим отделом УГИАХМ Колгановой В.А. за поддержку и ценные консультации. Данная работа не имела целью критиковать труды предыдущих исследователей, а, напротив, была направлена на их уточ-нение в рамках современных познаний.

22.12.2008

Угличская трагедия в эпосе и исторической литературе

История «Смутного времени» до сих пор многими учёными рассматривается неоднозначно. Да это и понятно. На эту тему написано множество работ, научных и с художественным уклоном, но всё же нет единого мнения по многим вопросам. Ситуация усугубляется ещё и тем, что недостаточным является археологический материал, а те находки, которые в настоящее время обнаруживаются частным образом просто теряют своё значение, так как, не подвергшись детальному изучению, быстро перепродаются.

Осада города Углича польско-литовскими интервентами – это одна из важных составляющих истории России начала XVII столетия. Конечно, прошло не одно столетие, и сейчас трудно представить все события в деталях. Многие учёные спорят, сколько времени продолжалась осада Углича. Тут же возникают сомнения, а была ли эта осада вообще. Под сомнение берётся и героизм горожан, ведь практически неизвестны имена защитников города, зато мы знаем имена предателей.

В зависимости от исторических мировоззрений менялся и подход к повествованию о событиях Смутного времени в Угличе, но одно всегда принималось единогласно: для города Углича это время оказалось трагедией, - он был стёрт с лица земли.

Сначала рассказ о гибели Углича носил былинно-эпический характер. Очень ярко и эмоционально изобразил ужасы той войны неизвестный поэт-очевидец; так, под впечатлением увиденных разрушений Углича после польской интервенции автором XVII века создается прекрасное поэтическое произведение «Плач и рыдания жителей вновь населившихся»1:

«О, Преименитый Граде Угличе! О граде, церквами всюду украшенный быхъ! Како разористе! Како одичаша нечестивыхъ руце! Колико бысть многочисленъ – ныне же, яко вдовица обретеся!..

О, любезный нашъ мысленный винограде! Корень твой отсеченъ бысть и по времени все ветви твои отпадоша, и виноградъ весь растоптанъ бысть доселе! Найде лютый зверь его, и это польстило его на градъ нашъ и жителей подавлять и останки ногами попирать, и весь градъ сотвориша, яко пустыню…

О, любезное наше Отечество, где твои славные граждане, храбрыи воины и протчихъ разныхъ чинов люди? О вси наши граждане, где ваши драгоценныи сыны? Где ваши прекрасныи дщери? Где ваши любезныи и милыи супруги? Вси, вси огнемъ и мечомъ истреблении быша…

О злыхъ злейшие тираны!.. Яко не убояшиеся живущего на небеси Бога! О окаянныи ваши руце, предающие смерти гражданъ, запаляху дома и святые церкви!.. Кую награду восприятии хощете за ваше злодеяние?..

Вместо похвалы примите проклятия! Вместо даровъ вамъ мука вечная!.. И за ваши дела награда готовится: место, идеже скрежетъ зубовъ, идеже червь ненасытный, идеже огнь неугасимый ждетъ васъ мучити во все времена бесконечные».

Строки эти выражают беспредельную любовь к Родине, большой и малой, её людям, ненависть к злу и несправедливости. Это произведение, несомненно, является шедевром русской средневековой поэзии, к сожалению, ныне малоизвестным.

Внесли свою лепту и музыканты – церковные звонари. Одним из наиболее ранних можно считать «Большой угличский перезвон»,2 возникший, видимо, в связи с событиями начала XVII столетия. В такт мелодиям звонари сочиняли небольшие стихи-присказки, из которых сложился целый рассказ.

______________________

1. Перевод и редактирование текста произведено Зыковым Николаем Ивановичем.

2. Музыкальную структуру удалось восстановить благодаря старому звонарю с церкви Николы на Сухом пруде Василию Александровичу Виноградову.

Начинался он в Алексеевском монастыре, где колокола как бы выговаривали:

Чернец убежал…

Чернец убежал…

Мелодию подхватывали колокола Филипповской церкви:

А мы видели его…

А мы видели его…

Далее звучали колокола Богоявленского монастыря:

Мимо нас пробежал…

Мимо нас пробежал…

Воскресенский монастырь отзывался:

И мы видали…

И мы видали…

На церкви Святого Леонтия Ростовского, что на Малой стороне, мелодия продол-жалась:

Через Волгу пробежал…

Через Волгу пробежал…

И завершалось всё в Покровском монастыре:

К нам прибежал…

К нам прибежал…

Интересно, что речь в этих присказках идёт от лица самих колоколов, будто они живые и повествуют нам о самозванщине и польской интервенции.

Наряду с народным творчеством в XVIII веке появляются и исторические работы, создававшиеся в характерном для Руси летописном стиле. Известны три списка так называемого Угличского Летописца:

Супоневский Серебренниковский

списки Угличского Летописца

- Троицкий список, опубликованный в 1890 г. Ярославской ГУАК;

- Серебренниковский или Тороповский список 1790-х гг., опубликованный в 1996 г. И хранящийся в Государственном музее-заповеднике «Ростовский Кремль»;

- Барсовский или Супоневский список - неопубликованный и находящийся в научной библиотеке РАН (Новосибирское отделение).

Летописец подробно, будто со слов очевидца, излагает историю Углича начала XVII века. Это и не удивительно, ведь тогда, скорее всего, были ещё живы народные предания, правда, и они звучали уже не из первых уст. Хотя и чувствуется некая историческая канва, лежащая в основе всего повествования, рассказ Летописца полон эмоций. Видимо поэтому, многие историки XIX – XXI вв. относятся к нему с некоторым недоверием и осторожностью. Тем не менее, именно Угличский Летописец создал своеобразную базу данных по истории Угличского края в начале XVII столетия.

Очень важным этапом для развития исторической мысли в Угличе стала публикация в 1844 году книги Фёдора Харитоновича Кисселя «История города Углича».3 Кисселем ярко описываются все события. Нисколько не умаляя значения этой работы, следует отметить, что некоторые приёмы, использованные автором, сильно сближают её с произведениями худо-жественного жанра. Понятно, что время, когда писал свою книгу Фёдор Харитонович предъявляло свои требования, поэтому Киссель часто, когда не хватало достаточного исторического материала, выстраивал логическую цепь (очень убедительную!), используя понятия и взгляды, господствовавшие в XIX в. Например, он приводит ответ угличан польскому военачальнику Яну (фамилии которого, кстати, автор не знает): «Милостей вашихъ не хотимъ, угрозъ вашихъ не боимся: мы верными родились, верными и умремъ за Царевича Димитрия, Князя Романа, за святые храмы и православную веру…»4 А вот как выглядит обращение к святым в письме угличан к царю Василию Шуйскому: «И мы, прося у Спаса и Пречистыя Богородицы милости и у великихъ московскихъ чудотворцевъ, у Петра и у Олексея и у Ионы, и молясь благоверному князю Роману, Углецкому чудотворцу, Маия въ 21 день, въ девятомъ часу дня, собрався съ ратными людми на твоихъ государевыхъ изменниковъ на Федьку Унковского, на Иванка Баклановского съ товарыщи, за Волгу перевезлиса и твоихъ государевыхъ изменниковъ побили…»5 Вряд ли в начале XVII столетия угличане могли обращаться к царевичу Димитрию, как главному святому города. Этот приоритет Святой Царевич получил потом. А тогда ведь вся война шла под прикрытием его имени, причём со стороны противников. Существуют и некоторые отклонения от хронологии (из-за того, что Киссель не учёл особенности летоисчиления в XVII веке, получается, будто битва за Углич длилась несколько лет).6 Причем отклонения эти преднамеренные: он утверждает, что именно «летописецъ смешалъ все битвы въ одну осаду и все три бурные годы означилъ однимъ 1610 годомъ».7 Однако, в основе работы Кисселя лежат летописные данные, поэтому следует относится к ней очень внимательно. Значение Истории города Углича» велико, - книга дала толчок к дальнейшим активным исследованиям.

Именно после публикации книги Ф.Х.Кисселя у угличан появился интерес к истории своего города, к краеведению. Но, так как краеугольным вопросом того времени для угличс-

ких краеведов было изучение загадки смерти Св. царевича Димитрия, то, разумеется, боль-шое внимание они уделили и периоду польско-литовской интервенции, ставшей следствием трагедии конца XVI в. Следует вспомнить многочисленные статьи учителя Угличского Духовного училища диакона М.Преображенского (1860-1870-е гг.), священника К.Ярослав-

_______________________________________

3. УФ ГАЯО, Фонд 1, Опись 1, ед. хр. 2757.

4. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе, репринтное и дополненное. Углич: Угличский историко-художественный музей.1994. - с. 315.

5. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг./Сообщения научных конференций Угличского музея. Углич: УГИАХМ, 2005. – с. 219-220.

6. В своей рукописи «Значенiе Исторiи в отношенiи влиянiя ея на нравственность человека» Федор Харитонович сам признаётся, что «старался округлить годы событiй,.. потомучто невъ годе дело а въ самомъ событiи» (рукопись хранится в научной библиотеке РАН (Новосибирское отделение); копия предоставлена И.В.Сагнаком).

7. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – с.332.

ского (1890-е гг.). Ну и, конечно же, такие серьёзные работы, как «Краткая исторiя города Углича» Л.Ф.Соловьёва (1895 г.) и «Нашъ край. Ярославская губернiя опытъ родино-веденiя» П.А.Критского (1907 г.). Величину вклада этих людей трудно переоценить. Они не только расширили познания, заложенные Ф.Х.Кисселем, но и многое уточнили, и даже нашли практическое применение исторической науки в Угличе: 3 (16 по новому стилю) июня 1892 года в здании Палат угличских удельных князей был открыт Музей Древностей (ныне Угличский Государственный историко-архитектурный и художественный музей). К.Н.Евреинов стал первым его хранителем, то есть директором. C целью изучения родного края он провёл ряд археологических раскопок на территории Кремля и в районе Грехова ручья, написал серию статей.

На объективность подхода к истории исследователей более позднего периода оказали влияние два фактора. Во-первых, это ряд статей В.И.Лествицина – крупнейшего ярослав-ского историка-краеведа середины XIX века – и, прежде всего, его «Исторiя раззоренiя города Углича в 1611 г.», написанная им в соответствии с «Угличским Летописцем» и «Исторiей города Углича» Ф.Х.Кисселя. Во-вторых, публикации важных исторических документов: М.А.Липинским угличских актов XVII в. и Ярославской Губернской учёной архивной комиссией Угличского Летописца и Писцовых книг 1674-1676 гг..8

Как в своё время на исследования Ф.Х.Кисселя воздействовала «Исторiя государства Россiйского» Н.М.Карамзина, в XIX в. немаловажную роль сыграли фундаментальные труды В.О.Ключевского, С.М.Соловьёва и Н.И.Костомарова, уделившим временам Смуты значительное внимание. И, тем не менее, истории Углича в 1608-1611 гг. они коснулись лишь в общих чертах. Среди более современных исследователей можно выделить Р.Г.Скрынникова и впоследствии Л.Е.Морозову. Но и они ограничиваются констатацией известных фактов. Отличающимся от всех является фундаментальный труд Тюменцева И.О., Мирского С.В., Рыбалко Н.В., Тупиковой Н.А., Тюменцевой Н.Е. «Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов: опыт реконструкции и источниковедческого анализа». В работе авторы тщательно анализируют документы Смутного времени. По-современному подходят к вопросам восприятия взглядов не только русских участников со-бытий, но и противника. Хотя можно заметить, к последним они относятся даже с большим предпочтением. Это не совсем верно. Например, грандиозную Калязинскую победу Ско-пина-Шуйского они рисуют со слов поляков, как не удавшуюся для «тушинцев» разведку боем. Только и всего! А ведь местные легенды (и археологические находки подтверждают этот факт) говорят, что русские гнали воинов Сапеги более пятнадцати вёрст.9 Не стоит забывать, что описываются военные события (кстати, до сих пор ни один из историков не проводил настоящего военного анализа), а ведь любые военные люди склонны к преуве-личению собственных достижений и преуменьшению заслуг врага, что, естественно, отра-жается в их документах (примером такого же подхода к изложению фактов могут служить мемуары Мархоцкого М. «История Московской войны»). И, наконец, в указанной работе полностью игнорирован местный летописный и краеведческий материл.

Хотелось бы, подойдя объективно ко всем источникам, воссоздать истинную модель тех действительно важных и сыгравших поворотную роль в истории Углича событий.10

_______________________________________

8. Липинский М.А. Угличские акты XVII в. Ярославль, 1889-1890;

Труды Ярославской ГУАК. Выпуск первый. М.: (Угличский Летописец), 1890.- 142 с., Приложение 15 с.;

Труды Ярославской ГУАК. Выпуск второй. М.: Тип. А.И.Снегирёвой (Писцовые книги 1674 – 1676 гг.), 1892.- 412 с., Приложение 92 с.

9. Леонтьев Я.В. Воевода Жеребцов. Copyright © &laquoПод княжеским стягом

Леонтьев В. Роль калязинской битвы в спасении Москвы и Троице-Сергиевой лавры. Copyright © &laquoПод княжеским стягом

10. Основная идея данной работы разрабатывалась ещё при написании книги История Углича. Кулагин А.В., Кулагин В.А. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2006. – сс. 66-74, 75, 84-86.

Начало большой беды

18 марта 1584 года умер царь Иван IV Васильевич Грозный. 31 мая на царство вен-чался его старший сын Фёдор Иоаннович - человек слабовольный, слабохарактерный. Фак-тически власть в государстве принадлежала его шурину боярину Борису Фёдоровичу Годунову. Годунов действовал от имени царя и, пользуясь неограниченными правами, если дело не касалось его выгод, любил показать свою заботу о благе народа и неприязнь к зло-употреблениям чиновников,11 благодаря чему заслужил хорошее отношение со стороны низших классов. Наверное, это и стало причиной зарождения у Бориса идеи захвата абсо-лютной власти. Фёдор оставался бездетным, но был ещё наследник Ивана Грозного, двух-летний сын от последнего брака с Марией Фёдоровной Нагой царевич Димитрий.

Трудно сказать, какими побуждениями руководствовался Годунов, но в 1584 году он выслал царевича с матерью Марией и её братьями в Углич, который подарен царевичу ещё отцом Иваном Васильевичем на день рождения. Так что всё было бы в порядке, если бы бояре Нагие не были противниками Бориса, который своими действиями отстранял их от царствующего двора.

Огромная свита приехала с царевичем в Углич: двести человек челяди и четыре приказа стрельцов (это более четырёх тысяч че-ловек). Кроме того, Борис, видимо, не доверяя ни Нагим, ни угличанам, прислал для досмотра за их действиями 12 московских чиновников во главе с дьяком Михайлой Битяговским.

И вот однажды «в субботу на шестой неделе по Св. Пасхе, 15 мая 1591 года, в 12 часу дня город Углич огласился набатным звоном с колокольни Спасо-Преображенского собора».12 Собравшиеся на соборную площадь угличане вскоре узнали, что случилось: Михайла Нагой, брат царицы рассказал о трагедии.

Дело обстояло так.13 Царица Мария Фёдо-ровна в последнее время догадывалась о миссии Битяговского в Угличе. По слухам, Борис долго совещался, кого послать, но окольничий Андрей

Смерть царевича Димитрия. Клешнин сам подобрал кандидатуру. Вместе с

Фрагмент росписи Михайлой в Углич приехали: сын его Данила,

Церкви Св. царевича Димитрия племянник Никита Качалов и сын мамки Дими-

«на крови». XVIII в. трия Василисы Волоховой Осип. Судя по всему, Василиса оказалась в заговоре с годуновцами. Однажды у царевича случился приступ «падучей» (т.е. эпилепсии, которой он действительно страдал, получив её в наследство от отца). Царица не решалась отпускать мальчика на прогулку во двор. Но 15 мая Василиса сумела уговорить мать и сама пошла с Димитрием. Кормилица Ирина Жданова, не переставая, просила Василису не водить царевича на улицу. Она даже вышла с ними на крыльцо, но та и слушать не хотела. В это время к мальчику подошли Осип Волохов и Дани-

ла Битяговский. Осип наклонился к царевичу и спросил: «Это у тебя, государь, новое ожерельице?» Димитрий поднял голову и ответил: «Нет, старое». В это время Осип достал нож и кольнул в шею царевича, но, испугавшись хлынувшей крови, убежал, так и не увидев

_______________________________________

11. Соловьев С.М. История России с древнейших времен, М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1962. - Т.7, гл.4, - с. 283.

12. Лавров Д.В. Угличский «ссыльный» колокол. Углич: Тип. И.А.Дикарёва, 1913. - с. 1.

13. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. - Т.7, гл.5, - сс. 315 – 317.

результата. Рана, видимо, оказалась не смертельной. Ирина бросилась к царевичу, закричала о помощи, прикрыв его собою. Тут подбежали Данила Битяговский и Никита Качалов и, избив кормилицу, добили Димитрия.

Сторож из Спасо-Преображенского собора Максим Кузнецов оказался случайным свидетелем происходившего. Увидев шедшего мимо пономаря из церкви Константина и Елены Федота Афанасьева по прозвищу Огурец, заставил его бить в набат на соборной колокольне.

Среди сбежавшегося народа быстро распространилась весть, что Битяговские заре- зали царевича. Расправа оказалась недолгой: кого толпа растерзала здесь же в Кремле, кого на посаде при попытке к бегству.

Вскоре о случившемся узнали в Москве.

Через три дня, 18 мая в Углич приехала следственная комиссия, возглавляемая князем Василием Шуйским. В её состав входили окольничий Андрей Клешнин, дьяк Елизар Вылузгин и митрополит крутицкий Геласий. С ними прибыло около 500 стрельцов.14

Учинив допрос свидетелям (который, скорее всего, проводился с пристрастием) и за-писав их показания в специальную грамоту, названную за свою необычную длину «Углич-ский столбец»,15 комиссия сделала вывод, что царе-вич Димитрий вовсе не был убит, а зарезался сам в припадке падучей. Интересно, что такие показания давали практически все свидетели, хотя незадолго до того многие из них поддерживали антигодуновский бунт.

Но откуда же возникла эта, так называемая, официальная версия.

Есть предположение, что когда из Углича в Москву прискакали гонцы с вестью о гибели цареви-ча, Борису Годунову удалось их перехватить. Он велел изъять у гонцов угличскую грамоту, а сам на-писал другую, будто царевич зарезался сам из-за не-догляда Нагих. Именно эта грамота и попала к царю. Фёдор сильно расстроился и долго плакал. Но, если дело обстояло именно так, то следствие должно было идти по заранее намеченной программе.

Результаты следствия оказались не в пользу Нагих – их разослали в разные концы страны, по монастырям. Угличан же, участвовавших в бунте, жестоко наказали: двести человек казнили (подверг-ли различного рода экзекуциям), а шестьдесят се- Угличский ссыльный колокол.

мей сослали в ссылку в Сибирь, в город Пелым. УГАИХМ

Наказан был и колокол, 16 созвавший горожан на соборную площадь в тот страшный день 15 мая 1591 г. «Приказано было сбросить его с Спасской колокольни и, лишив крестного знамения, неблагосклонно над ним учинив, наказать его на площади, при со-ответствующей обстановке, 12 ударами плетей…» затем колоколу отсекли ухо, вырвали язык и сослали в ссылку в Тобольск, где находился он ровно триста лет, до 1892 года.17

Итак, в конце XVI столетия в политической жизни России сложилась сложнейшая ситуация, положившая начало событиям, которые дали повод историкам весь период с _______________________________________

14. Россия XV –XVII вв. глазами иностранцев./ Подгот текстов, вступит. статья и комментарии Лимонова Ю.А. Л.: Лениздат, 1986. - сс. 216-217.

15. Грамота хранится в Центральном Государственном архиве древних актов – ЦГАДА.

16. Кулагин А.В., Кулагин В.А. История Углича… - сс. 52 -53, 69, 128-132.

17. Лавров Д.В. Указанное сочинение.- сс. 6 – 7;

УФ ГАЯО, Фонд 2, Опись 1, ед. хр. 243.

конца XVI по начало XVII века назвать «Смутным временем».

7 января 1598 года умер царь Фёдор. Жена его Ирина отказалась от престола в пользу своего брата Бориса Годунова. На второй год своего правления Борис Фёдорович совершает действия, повлиявшие на отношение к нему со стороны подданных. Желая выдать замуж свою дочь Ксению, он пригласил из Швеции Густава – сына короля Эрика. Отказавшись от предложения русского царя, королевич впал в немилость, и царь приказал выслать его в город Углич.18 Таким образом, угличскими пленниками были не только русские высоко-поставленные лица,19 но и иностранцы.

Неожиданно в 1604 г. в Польше появляется человек, объявивший себя царевичем Димитрием, которому якобы удалось спастись из Углича благодаря счастливому стечению обстоятельств. Так началась самозванщина.

Поддерживаемый польской шляхтой Лжедимитрий двинул войска на Москву. 13 апреля 1605 года царь Борис умер. Армия перешла на сторону самозванца, и Лжедимитрий послал великого мечника (такое звание он ввёл при дворе) Михайла Васильевича Скопина-Шуйского за инокиней Марфой, то есть Марией Нагой, чтобы она опознала в нём своего сына. И бывшая царица по непонятной причине признала его.

Освобождённый из Углича после смерти Годунова королевич Густав не обрёл счастья при новом правителе. По требованию польского короля Сигизмунда III, видевшего в Густаве претендента на шведскую корону, Лжедмитрий заточил его в Кашине, где тот вскоре умер. Эта и стало камнем преткновения в отношениях русских с будущими союзниками шведами.

Правление Лжедмитрия I длилось недолго – всего одиннадцать месяцев. В Москве поднялось восстание, во время которого самозванец был убит.

Севший на царский престол Василий Шуйский с целью предотвращения дальнейшей самозванщины предпринял интересный шаг. Он отказался от сделанного им в 1591 году по результатам следствия заявления, будто Димитрий зарезался сам. Шуйский всенародно покаялся во лжи, говоря, что делал это он под нажимом Бориса Годунова. Тогда и решено было канонизировать царевича, как мученика, безвинно убиенного в Угличе.

В мае 1606 года в Углич приезжает комиссия, возглавляемая ростовским митрополи-том Филаретом Романовым. План был хорошо продуман Шуйским. Во-первых, идея того, что царевич действительно убит, доказывала бы несостоятельность всех самозванцев. Во-вторых, Филарет являлся противником Шуйского, отчего задуманное должно было вы-глядеть в глазах народа ещё более правдоподобным.

Мощи царевича были извлечены из могилы и торжественно перенесены в Москву, где в соборе Михаила Архангела после канонизации 16 июня захоронены рядом с могилами русских князей. Над надгробием установлена рака (позднее её украсили тонкой работы зо-

лочёным изображением Димитрия, хранящимся ныне в Оружейной палате), над которой возвышается резной полог. На раке имеется надпись: «Божиею милостию, повелениемъ благовернаго и благороднаго и Хритолюбиваго Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Михайла Феодоровича всея России Самодержца… зделана бысть сия Рака, Благоверному Чудотворцу, Царевичу, Князю Димитрию Ивановичу, въ седмоенадесять лето государства государя Царя, въ первоенадесять лето патриаршества, лета 7138 [1630 г. – А.К]». Рядом можно прочитать: «Въ лето 7099 [1591 г. – А.К.], месяца Маия въ 15 день, убиенъ бысть Благоверный Царевичь, Князь Димитрий Ивановичъ Углецкий, Государя Царя и Великаго князя Ивана Васильевича всея Русии Сынъ, повелениемъ Бориса Годунова, отъ Никитки Качалова, да отъ Данийлка Битяговскаго съ товарищи. И перенесены быша Мощи его честные съ Углеча въ царствующий градъ Москву, лета 7114, месяца…» Долгое время в Успенском соборе

_______________________________________

18. Россия глазами иностранцев… - с. 259: в ссылке шведский королевич общался с угличанами и удивлял их своими познаниями в науке, что было необычно для того времени.

19. Среди известных политических деятелей XVI в., заточённых в Угличе, были отец и сын Адашевы – бывшие сподвижники Иоанна Грозного в деле организации опричнины; умерли они и похоронены в Покровском Паисиевом монастыре.

Московского кремля хранилась скуфья царевича (т. е. шапочка) и серебряный ковчег с частью мощей Димитрия.20

Носилки, на которых были перенесены

мощи

Св. Царевича Димитрия в Москву.

Нач. XVII в. УГАИХМ

В Угличском Государственном историко-архитектурном и художественном музее можно увидеть носилки, на которых несли царевича в Москву. Позднее по просьбе угличан они были возвращены назад и стали одной из религиозных реликвий.

Есть легенда, что угличане не хотели отпус-кать Святые мощи из города, и будто носилки приросли к земле, так что долго пришлось молить-ся москвичам, пока земля их не отпустила. А за го-родом, на месте последнего прощания угличан с останками царевича поставили часовню, а потом церковь Царевича Димитрия «на поле».

Как всегда нашлись противники. Распро-странили слух, что в столицу принесли вовсе не царевича Димитрия, а другого мальчика одного с ним возраста, убитого специально, чтобы показать нетленность Святых мощей. Но данная версия вряд ли имеет серьёзные основания.

Святой Крышка раки

царевич Димитрий Царевича.

Икона XVII в. 1628-1630 гг.

УГИАХМ Москва.

Оружейная палата

Однако проведённая акция не остановила войну, которая охватывала всё больше и больше русских земель. Объявлялись новые самозванцы.

_______________________________________

20. Новиков Н.И. Сокровище Российских древностей. /Факсимильное издание, М.: Книга, 1986. – сс. 4 -7, 42, 153;

Масса Исаак. Краткое известие. /Texts/rus11/Massa/frametext1.htm

Город-крепость

Война подошла к воротам Углича. Был ли город к ней готов? Насколько серьёзным препятствием он мог оказаться для врага?

«О, Преименитый Граде Угличе! О граде церквами всюду украшенный быхъ!... Колико бысть многочисленъ…» - Говорится в поэме XVII века.

В «Топографическом описании Ярославской губернии» (1800 г.) можно встретить: «Углич разделен на три части: на Земляной город, на посад и слободу; первая часть земля-ным городом называется потому, что окружена валом и рвом на 272 сажени [580,2 м – А.К.]2-я часть называется посадом так же обнесена земляным валом и рвом верст на пять [5,35 км – А.К.], но как по вновь конфирмованному плану вал и ров сей остался во многих местах заровнен и застроен и редко где оставались следы онаго. 3-я часть в слободе за рекою Волгою.»21 «…[до польского разорения город] был весьма многолюден, и столько обширен, что по преданиям простирался в длину на 7 [7,49 км – А.К.], в ширину на 5[5,35 км – А.К.], а в окружности имел 24 версты[25,68 км – А.К.]…»22

«Топографическое описание» является очень объективным историческим документом, составленным ещё до написания книги Ф.Х.Кисселя. Но и в нём прослеживается влияние одной и той же информации – «Угличского Летописца». И всё же автор подчёркивает: «по преданиям». Видимо, он не совсем доверяет этим сведениям.

Что касается Кисселя, то и Фёдор Харитонович, приводя подробную характеристику города и его населения («имелъ 150 церквей,.. двенадцать Монастырей,.. жителей… 40 000 обоего пола и всехъ сословий…»), сомневается в правдивости описания Углича Летописцем: «Трудно поверить, знавши Историю, чтобы Угличъ былъ такъ обширенъ и многолюденъ предъ раззорениемъ его Поляками; ибо девятнадцать летъ еще только прошло отъ разорения его Годуновымъ, а самозванцу и Шуйскому некогда было населять Угличъ».23 Скорее всего, и до Годунова Углич был не настолько велик, как хотелось бы его представить (и это подтвердили археологические изыскания), но в целом, Киссель, конечно, прав, - в начале XVII столетия война и Смута охватили всю страну, и все города находились в одинаково тяжелом положении.

Парадоксально, но «Угличский Летописец» не даёт практически никакой информации ни о строении кремля, ни о городской крепости. Создаётся впечатление, что Углич был лишь торговым городом с многочисленными церквями и монастырями. Для Западной Европы это неудивительно, но на Руси именно город нёс бремя защитника всех хозяйственных инфраструктур. Поэтому крепость всегда была неотъемлемой частью городских строений.

«Округъ города осыпь земляная, съ трехъ странъ рвы глыбокие, примыкающи-еся обоими концами устий… къ Волге реце. И по правую страну осыпи городовой, во рве же, течение иматъ речка Шелковка… Ровъ около осыпи городовой въ глубину десять саженъ, то есть тритцать аршинъ, а отъ приступные стороны, поперегъ рва, - восемъ саженъ, то есть дватцать четыре аршина. А на осыпи обведены были вокругъ города деревянныя стены рубленые съ высокими башнями и прикалитками. По стенамъ было трои воротъ въ городъ: съ восточной стороны – глухие Флоровские, съ полуденной – Николские, въежжие, а отъ западной страны – Спасские, входовые въ городъ. Съ четвертой же, полунощной, страны отъ Волги – тамъ не бысть вратъ, но прямая едина стена съ башнями и прикалитками глухими».24

_______________________________________

21. Дитмар А.Б. Над старинными рукописями./ «Топографические описания» Ярославского края конца XVIII века. Ярославль: Верхне-Волжское кн. изд-во, 1972. – с. 49.

22. Дитмар А.Б. Над старинными рукописями. – 47.

23. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – сс. 309-310.

24. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Отв. Редактор А.А.Севастьянова. Текст. подгот. Я.Е.Смирнов. Ярославль, 1996. - с.56.

Из всех строений наиболее точно, вероятнее всего, Летописец даёт характеристики лишь одной части кремля – рва, - он сохранился и поныне: ширина – 17,06 м; глубина – 21,33 м. Описание стен и башен кажется несколько обобщённым и, скорее всего, взятым из такого достоверного источника, как «Письмо о городе Угличе (по разорении его) Никиты Панина, да писца Государева дворца Наума Петровича и прочихъ, отъ лета 7128-го [1620 – А.К.] году»25 А там о главной крепости города такая же скупая информация: «И где была у него городовая крепость и осыпь, при ней же и ровъ глыбокий, ныне позасоренъ. А осыпь земляная надъ рвомъ поразрушена, и стены рубленыя городовые и съ высокими башнями вси разбиты и сожжены же. И на осыпи городовой ныне поставленъ деревянной же сосновой острогъ».26 Таким образом, Н.Панин увидел новую, наскоро (так как налёты поляков ещё не закончились) срубленную крепость и, практически, не имел представления о разрушенной. Да и замеров рва тогда никто не сделал.

Анализируя военную мощь Угличской крепости, Ф.Х.Киссель использовал метод экстраполяции, то есть прямого переноса известного факта на исследуемый период исто-рии с соответствующей его адаптацией. Этот приём не всегда может быть оправдан. Но ведь у Кисселя не было других источников информации, поэтому он прямо пишет: «Выписка изъ Писцовыхъ книгъ… это подробное состояние Углича въ 1674 году, объясняетъ намъ, каковъ онъ былъ и во время его осады, и разорения его въ 1611 году»/.27

И.Н.Потехин. Угличский Кремль (по Писцовым книгам 1674-1676 гг.). УГИАХМ

Следующая реконструкция кремлёвской крепости произведена в 1632 г. при воеводе В.П.Крапоткине. А в 1660 году под руководством князя Михайлы Кугушева крепость снова перестроили. Это было мощное фортификационное сооружение. Писцовые книги 1674-1676 годов подробно, в размерах с точностью до вершка представляют нам городские укреп-ления.28

«Городъ Угличъ на реке Волге на берегу осыпи, рубленой въ две стены въ сосновомъ обломъ лесу, обломы тесаны въ брусъ, крытъ тесомъ. Ровъ въ глубину отъ отъ городской стены у Никольскихъ воротъ восемъ саженъ [17,06 м – А.К.], черезъ ровъ мостъ сосновый на режу, съ перилы, вдоль осмнатцать саженъ [38,39 м – А.К.], попе-регъ три сажени [6,4 м – А.К.]//. Противъ моста башня о шести углахъ, а въ ней ворота, затворы деревянные на пятахъ… А отъ Николскихъ воротъ налево городовой стены

_______________________________________

25. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 97-107.

26. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 97.

27. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – с. 304.

28. Писцовые книги 1674 –1676 гг. Труды Ярославской ГУАК. Выпуск второй. М.: Тип. А.И.Снегирёвой, 1892.- сс. 30-34.

до науголной башни, что въ торгу, тритцать сажень [66,12 м – А.К.]/…... a oтъ нa yгoлныя бaшни дo Cпaccкиxъ вopoтъ гopoдoвoй cтены тpитцaть чeтыpе caжeни бeзъ тpети [71,01 м – А.К.] И пpoтивъ Cпaccкиxъ вopoтъ чepeзъ poвъ мocтy девятнaтцaть caжeнъ [40,53 м – А.К.], пoпepeгъ тpи caжeни cъ четью [6,93 м – А.К.], въ вopoтaxъ мocтy ж пять caжeнь [10,67 м – А.К.], peшеткa зaпycкнaя дepевяннaя… A oтъ Cпaccкиxъ вopoтъ къ Boлге pеке дo нayгoлнoй бaшни, кoтopaя cтoитъ нa oбpyбъ гopoдoвoй cтены, тpитцaть caжeнъ [63,99 м – А.К.]a oтъ нayгoлнoй бaшни… дo глyxoй cpеднeй бaшни пятдеcятъ две caжeни [110,92 м – А.К.]a oтъ тoй бaшни пo oбpyбy ж дo нayгoлнoй бaшни, чтo y цеp-кви блaгoвенaгo цapевичa Димит-pия, гopoдoвoй cтены copoкъ caeнъ cъ пoлycaжeнью [86,39 м – А.К.]a oтъ нayгoлнoй бaшни дo выxoднoй бaшни гopoдoвoй cтены вocемь caжeнъ cъ пoлcaжeнию [18,13 м – А.К.]. Бaшня pyбленa o чeтыpеxъ yглaxъ, въ лaпy… въ нeй кaлиткa къ Boлге pеке, y кaлитки зacoвъ жeлезный cъ зaмкoмъ… a oтъ тoй бaшни ввеpxъ близъ Кaменнaгo рyчья дo глyxoй бaшни гopoдoвыe cтены двaтцaть шеcть caжeнъ cъ пoлy caжeнью [56,52 м – А.К.]a oтъ бaшни гopoдoвoй cтены дo глyxoй жe бaшни двaтцaть cедмь caжeнъ [57,59 м – А.К.]a oтъ бaшни гopoдoвoй cтены дo нayгoлнoй бaшни двaтцaть пять caжeнъ бeзъ пoлчети [52,74 м – А.К.]Oтъ тoй нayгoлнoй бaшни дo пpoeзжиxъ Hикольcкиxъ вopoтъ… двaтцaть тpи caжeни [49,06 м – А.К.]A Hиколcкия и Cпaccкия вopoтa и нayгoлныя глyxия бaшни pyблены въ лaпy o шеcти yглaxъ, a вышинa темъ бaшнямъ oтъ ocыпи дo oблoмoвъ шеcть caжeнъ [12,8 м – А.К.]A гopoдoвoй cтене вышинa и cъ oблoмы пo тpи caжeни cъ пoлycaжeнью [7,47 м – А.К.], a въ инoмъ пpяcле и бoльше; a пo вcемy гopoдy вo вcеxъ пpяcлaxъ пoпepeгъ гopoдoвoй cтены межъ cтенъ две caжeни [4,27 м – А.К.]…Гopoдъ и бaшни и пpoездныя вopoтa кpыты тecoмъ…» Таким образом, протяжённость кремлёвской стены составляла 294,652 сажень, что соответствует 632,48 метрам. Суммарная ширина всех башен равнялось 38,35 сажен, то есть 81,8 метра, отсюда общий периметр кремля был 333,00 сажени или 710,29 метра. А это расходится со всеми приведёнными выше расчётами.

Описанные фортификационные сооружения были рассчитаны на длительное противо-стояние вражеской артиллерии. Поэтому в угловых башнях стояло по одной затинной (крепостной) пушке-пищали «вдоль саженъ безъ полчети [1,87 м – А.К.], въ станке на колясахъ, по кружалу ядро весомъ полгривенки [204,76 г – А.К.]…», в Никольских и Спасских воротах – по две. К восьми находившимся в постоянной боевой готовности пушкам придавалось 250 ядер.

Не менее грозно выглядел арсенал Угличского кремля. Он располагался в казне и подвалах Похвальского придела Спасо-Преображенского собора. Здание казны, согласно Писцовых книг, было где-то в районе Спасских ворот. Там хранилось 19 (среди которых только одна непригод-ная к стрельбе) пушек разного калибра (самые крупные имели длину до 3 мет-ров и ядро весом до 4 килограммов), а также 570 ядер к ним, «…тритцать пять стволовъ самопальныхъ, да тритцать одинъ замок,.. сто осемнат-цать усечекъ дробовыхъ железныхъ, две тысячи рогатокъ железныхъ; да свинцу… сорокъ шесть пудъ [753,48 кг – А.К.], да зелья, которое годится къ стрельбе, тритцать пудъ[49,14 кг – Затинные пушки-пищали XVI-XVII вв.

А.К.], да стараго зелья… пятьдесятъ УГИАХМ

пудъ [819 кг – А.К.]».

Создаётся впечатление, что именно Писцовые книги были основным источником ин-формации об Угличской крепости для Летописца (правда, с размерами рва он ошибся). А вот Ф.Х.Киссель прямо взял их на вооружение. Конечно, кремль второй половины XVII века был построен точно на месте старого, но по своему устройству и вооружению он, безусловно, должен был отличаться.

К сожалению, материальные археологические находки мало что говорят о состоянии угличской крепости до XVII в. Однако экспедиции Государственного Эрмитажа29 всё же уда-лось обнаружить остатки двух башнеобразных на мощной платформе из валунов соору-жений, погибших в пожаре.30 Одна из найденных башен (севернее Спасо-Преображенского

Схема археологических раскопок в Кремле Раскоп №12. Остатки башни31

_______________________________________

29. Автору этих строк посчастливилось некоторое время работать в составе этой экспедиции.

30. Томсинский С.В. Углече Поле в IX – XIII веках. С.-Пб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2004.- сс. 176, 183-184, 261, 292, 302.

31. Томсинский С.В. Углече Поле в IX – XIII веках…- с. 292: фото Томсинского С.В.

собора) – глухая,32 другая (на восточной стене, неподалёку от церкви Св. царевича Димитрия «на крови») – воротная, состоявшая из двух срубов со стенами длиной около 6 м.33

Найденные во время раскопок остатки крепостных башен, скорее всего, и относятся к фортификационной системе кремля, разрушенной во время осады Углича. Более того, следы пожара и не захороненные человеческие останки, обнаруженные на кремлёвской территории, ещё раз доказывают страшную силу разыгравшейся в начале XVII столетия трагедии.

Если внешний вид кремля представить всё-таки можно, то о силе его вооружения нака-нуне штурма трудно что-либо говорить. Тем более можно сомневаться в наличии достаточ-ного количества оружия вообще, и, в том числе, оборонительного, если вспомнить, что нака-нуне военных действий Углич в прямом смысле находился в руках поляков, посадивших здесь своего воеводу и, буквально, грабивших город.

Итак, Угличский кремль был хорошей крепостью. Но кремль – пусть и сердце города, это ещё не весь город. А что же представляли из себя укрепления посадов?

Схема оборонительной системы города Углича

В Угличском Летописце территории за кремлём изображены весьма пространно: «тoй втopый Земляный гopoдъ пoa кpепocтью пepвaгo гopoдa… кpyгooбpaтнo пo eдинoй веpcте…»34

А вот Никита Панин в своем описании Углича вносит некоторые подробности. Оказы-вается, прямо за кремлём существовала ещё одна крепость – острог: «A пpежде paззopения гopoдa oтъ литвы пoa гopoдoвoй cтенoй и зa pвoмъ, нa Леcнoй плoщaди, пpямo Hикoлcкиxъ вopoтъ къ пoлyдeнной cтopoне, тaкo жъ былъ ocтpoгъ пocтaвленъ въ ocaднoe вpемя. И въ тoмъ мнoгo жъ coбpaнo былo кyпецкиxъ тoвapoвъ paзныxъ, и дoмoвыxъ пpипacoвъ, и вcякoй pyxляди гpaждaнъ изнaвeзeнo бeзъ чиcлa. И въ тoмъ жe ocтpге paди oxpaнения былo и гopoдcкиxъ людей мнoгo».35 Острог – это и есть та часть крепости, которую угличане успели построить в ожидании врага. Небольшой по территории,

_______________________________________

32. Томсинский С.В. Углече Поле в IX – XIII веках…- с. 176.

33. Томсинский С.В. Углече Поле в IX – XIII веках…- сс. 183-184.

34. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 58.

35. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 98.

он стал связующим звеном в фортификационной системе Углича: взяв посады, противник всё равно не смог бы сразу овладеть кремлём, не преодолев стен острога и водных преград: рва и двух притоков Волги – речки Шелковки и Каменного ручья.

Далее, на одинаковом примерно расстоянии от центра находились небольшие крепости-монастыри: Воскресенский, Николы на песках (на Троицком ручье), Иоанна Богослова на прудах, Вознесенский, Алексия митрополита, Макария Египтянина (в устье Селиванова ручья), Введенский (на Царском озере), Богоявленский (на Высокой горе). Последние два стояли на Заволжской стороне. Все правобережные монастыри соединялись между собой Земляным валом, либо примыкали к нему. До сих пор сохранились остатки земляных валов, даже одна из улиц, видимо, в напоминание о прошлом называется «Земляной вал». А тогда это не просто земляная насыпь, это была сложная инженерная конструкция.

Ф.Х.Киссель уточняет: «Земляной городъ имелъ также свои укрепления: онъ окру-женъ былъ также рвомъ и валомъ, только гораздо меньше крепостныхъ; этотъ ровъ, кажется, наскоро былъ вырытъ предъ нашествиемъ Татаръ».36

То, что Земляной вал имел меньшие размеры, чем кремлёвский (хотя сейчас это сложно утверждать), можно объяснить лишь большей его протяжённостью и трудоёмкостью постройки, но ни в коем случае не спешкой. Ведь со времени нашествия монголо-татар прошло более двухсот лет. И город не только неоднократно перестраивался, но и был осаждён. Например, в декабре 1446 – январе 1447 года Василием II Тёмным, когда угличане оказали великому князю сопротивление; осадой города руководил известный фортификатор того времени литвин Юшка Драница,37 погибший в этом сражении. Углич сдался только тогда, когда Борис Тверской прислал в помощь осаждающим пушки. Есть предположения, что основной причиной задержки Василия Тёмного под Угличем было наличие у горожан огнестрельного оружия.38

Деятельный угличский князь Андрей Васильевич Большой, думается, не оставил сис-тему укреплений города без внимания: «многия достопаметная и преславная при семъ благоверномъ князе Андрее Васильевиче во граде Угличе устроена быша…» 39

Кроме того, фортификационное дело не стояло на месте, и известно, что с конца XI столетия земляной вал стали венчать деревянным забором, носившим название тына, а пространство за ним называлось затином. Тын мог состоять из палисада с бойницами. Крепость усиливалась и искусственными препятствиями: надолбами, частиком, чесноком и рогульками. Скорее всего, так было и в Угличе.

Однако современные военные историки ут-верждают, что в XVI-XVII вв. фортификация «отстала у русских от Западной Европы бо-лее, чем на столетие. В то время, как в Ита-лии, Франции и Германии имелся бастион-ный фронт, который претерпевал всевоз-можные изменения и усовершенствования, в России всё ещё существовали древние огра-ды…»40

Устройство тына земляного вала

_______________________________________

36. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – с. 309.

37. Соловьев С.М. История России с древнейших времен, М.: Изд-во социально-экономи-ческой литературы, 1962- Т.4, гл.II, с. 448.

38. Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII - XV вв., Л.: Наука, Ленингр. Отд., АН СССР, 1976. – сс. 62 – 66;

Рубцов Н.Н. История литейного производства в СССР, Ч.I, М.: Гос. научно-технич. изд-во машиностр. лит-ры, 1962. – сс. 5 – 10.

39. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 42.

40. Яковлев В.В. История крепостей. Эволюция долговременной фортификации. С.-Пб.: Полигон, 1995. – сс.14-16, 54.

Роль бастионов в русских крепостях играли монастыри. Кстати, за городом находилось ещё одно кольцо монастырей: Михайло-Архангельский, Николо-Улейменский, Никольский на Греховом ручье и Покровский на левом берегу. Многие из них из них впоследствии вы-полнили свою роль, первыми встретив врага и сражаясь с интервентами до последнего защитника.

Кстати, в угличской крепости, довольно обширной по своей территории, был ряд сла-бых мест. Так левобережная сторона была практически незащищена, поэтому для правой стороны основным оборонительным рубежом с запада и северо-запада была река Волга. На её притоки, видимо, также возлагались очень большие надежды. Отсюда и полное отсутст-вие оборонительных сооружений в районе Троицкого ручья и Сухого пруда (хотя, по стран-ному стечению обстоятельств, именно в этих местах, согласно летописей, поляки не сделали ни одной попытки к штурму города). Ещё одним недостатком, но уже на юго-востоке и севе-ро-востоке, было довольно большое расстояние между монастырями Иоанна Богослова, Алексия митрополита и Макария Египетского.

За Земляным городом, согласно Угличского Летописца, и «Истории города Углича» Ф.Х.Кисселя, располагались обширные стрелецкие слободы, которые «были разсеяны вокругъ землянаго города со всехъ сторонъ, и особенно по дорогамъ простирались они на большое разстояние, даже до Грехова ручья съ одной стороны, и до Золоторучья съ другой…» 41

Карта Углича и ближайших окрестностей 1857 г.

_______________________________________

41. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – с. 309.

На современных картах Угличского края многое изменилось. Для анализа лучше взять топографическую карту, относящуюся к 1857 году, что очень близко ко времени написания Фёдором Харитоновичем Кисселем его «Истории». Обращают на себя большие расстояния между Угличем и Золоторучьем (на севере) и Греховым ручьём (на юге). До последнего во-обще 7 км по прямой дороге. Это нереальные пространства не только для средневекового города, но и современный Углич не смог их освоить в полной мере. А что касается южной окраины, то здесь город охватывал большой лесной массив. Впоследствии он получил ста-тус городского бора, названного «Рыжечником».42 Откуда и когда произошло такое назва-ние неизвестно, но лес приобрёл большую популярность среди угличан. В день Вознесения в этом лесу проводились гуляния «Русавы» с участием скоморохов и медведевожатых.43 Лес, хотя и был основательно вырублен в 20-30-е годы XX века на нужды тепловой электро-станции,44 и осталось от него лишь три островка, сохранил и поныне своё название и особое отношение горожан.

По всей видимости, в древности этот лес вплотную прилегал к городу и имел значи-тельную территорию. Известно, что «въ летo 6794 [1286 г. – А.К.] …сeде князь Дмитpий нa Углeче…»45 По легенде, Дмитрий Борисович, осматривавший свои владения, приехал в Углич. Горожане встретили его за городом. На месте встречи Дмитрий приказал выстроить церковь в честь своего святого Димитрия Солунского. «Цepкoвь cия cyщecтвoвaлa вмеcте cъ Cтpелeцкoю cлoбoдoю дo Литoвcкaгo paззopeния, a меcтo cиe, лeжaщee въ ceми вepcтaxъ oтъ Угличa нa пpaвoй cтopoне Pocтoвcкoй дopoги и пo ныне нaзывaeтcя Coлyнcкимъ Бopoмъ».46 Судя по описанию, эта церковь должна была стоять в районе дерев-ни Гвоздево. О существовании там каких-либо церквей данных в других источниках нет.

Самым надёжным и достоверным документом остаётся письмо Н.Панина, где можно встретить: «Пoгocтъ въ caмoй Cтpелeцкoй cлoбoде, где и pынoкъ, и тopгoвaя плoщaдь нa Caлынcкoмъ бopy Cвятaгo вeликoмyченикa Димитpия Caлынcкaгo…»47 Действи-тельно, рядом с Алексеевским монастырём на Крестовоздвиженской улице стояла церковь Воздвижения Креста Господня и Св. Димитрия Солунского, разрушенная в 1927 г.

Фото нач. XX в. Быв. Стрелецкая слобода. Алексеевский мон. Солунская церковь

Стрелецкая слобода реально существовала и располагалась она рядом с Алексеевским монастырём. Абсурдно было бы считать, что стрельцы могли жить за чертой города, во-пер-вых, потому, что это были привилегированные государевы люди, а, во-вторых, ведь смысл

_______________________________________

42. УФ ГАЯО, Фонд 2, Опись 1, ед.хр. 626, 643; Фонд Р-35, Опись1, ед. хр. 6. - лл. 6, 8, 39.

43. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб. – 1895. – с.88.

44. УФ ГАЯО, Фонд Р-2 ОЦ, Опись 1, ед.хр. 472. – лл. 1, 6.

45. Полное Собрание Русских Летописей. Московский Летописный Свод конца XV века. Т.25, М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – с.156.

46. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – с. 76.

47. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – с. 101.

их службы как раз и состоял в охране города. И, конечно же, слобода их была не так велика, но именно она и приняла на себя основной удар интервентов.

А вот лес, распростиравшийся южнее (нынешний «Рыжечник»), скорее всего, и есть тот самый Солунский бор. Он сыграл злополучную роль в той войне. По всем правилам осады горожане должны были вырубить ближние леса, но, теперь известно, что угличане этого не сделали, и именно в Солунском бору концентрировались вражеские силы.

Вот, вероятно, так и выглядела Угличская крепость, имевшая довольно мощное и слож-ное строение, но заметно устаревшая, как физически, так и морально; словом, не первоклас-сная. К тому же, множество слабых сторон и недоделок ухудшало и без того тяжёлое положение её защитников, ведь, наверное, не хватало орудий и боеприпасов, да и с продо-вольствием дела обстояли не лучшим образом. Но крепость сражалась, и в этом заслуга её гарнизона.

Угличский гарнизон

Пожалуй самым сложным, но и наиболее важным вопросом является вопрос о том, кто же защищал город. Какой бы мощной ни была крепость, исход битвы всегда зависел от её за-щитников. Порой, казалось бы, совершенно неприступные города сдавались почти без боя под натиском сильного и умелого противника. А бывало и наоборот.

«И о семъ удивлению достойно, что толико во граде Угличе стрелецкаго воинства невеликое число, яко ж бо до тысящи человек, или 1000 и 500, со иными еще некими воинскими людми и гражданы не более таковаго же числа, какъ и стрелецкое воинство бысть. И съ толикими многочисленными тысящи литовскими воинскими людми храбро на многое время брашася…» 48 1500 стрельцов и столько же ополченцев – так определяет количественный состав гарнизона Угличской крепости Летописец.

В.И.Лествицин приводит более скромную численность: «…стрельцы имели…до 1,000 человекъ… Между темъ угличский воевода наскоро сформировалъ новый полкъ из детей боярскихъ, стрельцовъ, гражданъ и областныхъ крестьянъ. Онъ имелъ подъ командою до 2,000 человекъ, которые были одушевлены православною верою и любовию къ Отчизне.»49

Л.Ф.Соловьёв считает, что профессиональных воинов-стрельцов в Угличе было гораздо меньше: «…въ то время въ угличской крепости войска насчитывалось: царскихъ стрельцовъ 100, угличскихъ 100, а всего, съ вооруженными людьми, могущими вла-деть оружиемъ, отъ 3 до 4 тысячъ человекъ.»50

Точных данных о количестве стрельцов в Угличе нет, и поэтому стоит только предпо-лагать, основываясь на косвенных данных. Хотя такие количества, как 1500 или 200 служи-лых людей, - это, скорее всего, две крайности. А вот цифра 500 человек встречается неоднократно и в повествовании Угличского Летописца, и у Ф.Х.Кисселя, но совершенно не вяжется с расчётами Л.Ф.Соловьёва. Эта величина кажется правдоподобной, потому что 500 воинов соответствует батальону в русской армии всех последующих времён, и, как показы-вает история, Углич всегда был в состоянии содержать войска только в пределах одного-двух батальонов и не более.51 Но батальон – это самостоятельная боеспособная единица.

Что же касается ополченцев, то, пожалуй, версия В.И.Лествицина является вполне реальной: две – две с половиной тысячи человек воевода мог собрать из угличан, крестьян и

_______________________________________

48. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – с. 63.

49. Лествицин В.И. О волжском городе Руси. Статьи, заметки и публикации о г. Угличе. Углич: 2006.- с. 56.

50. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – с. 43-45.

51. УФ ГАЯО, Фонд 1, Опись 1, ед.хр. 611, 1147, 1429, 1538, 1539, 1557, 1748, 1905, 1910, 2096, 2588, 2634,

2704, 2881, 3347, 3685;

УФ ГАЯО, Фонд 2, Опись 1, ед.хр. 82, 115, 170, 258, 269.

добровольцев из других городов. Теперь известно, что Троице-Сергиеву Лавру обороняли всего около 3000 человек, а Углич - это был город и по своему времени не маленький, правда, уже подвергшийся опустошению поль-скими воеводами и сборщиками податей. Таким образом, взяв в расчёт общее количество вооружённых людей, можно говорить о наличии в Угличе такой воинской части, как полк. В него вошли и государевы казаки.52

Насколько обученным и вооружённым оказался этот полк, теперь стоит только догадываться. Можно лишь предположить, что в то время, когда Углич находился во власти поляков, они постарались разоружить город. То есть тяжёлого вооружения в городе Угличе было не так много и то благодаря освободившему его в апреле 1609 г. воеводе Никите Вышеславцову. С личным оружием опол-ченцев дело обстояло немного легче, ведь в Угличе всегда было много кузнецов - кузнечное дело считалось приори- тетным. Например, в конце XVII в. насчитывалось 25 куз- Стрелец и рейтар XVII в. ГИМ

зниц, где работало 29 кузнецов.53 Среди кузнецов особое место занимали оружейники. Так кузнец Любим в 1615 году чинил и изготовлял пищали, оценивая свою работу в «8 pyблeвъ cъ пoлтинoю…»54

В фондах УГИАХМ имеется ряд экспонатов, относящихся ко времени польско-литовской интервенции и осады города Углича. Это оружие начала XVII столетия: бердыши,

Панцирь, сулица, копья, бердыши XVII в. УГИАХМ

копья, рогатины, сулицы, пушки-пищали, которые дают некоторое представление о воору-жении стрельцов и ополченцев.55

_______________________________________

52. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг./Сообщения научных конференций Угличского музея. Углич: УГИАХМ, 2005. – с.219-222.

53. Писцовые книги 1674 –1676 гг. – сс. 226-228.

54. Липинский М.А. Угличские акты XVII в. Ярославль, 1889 – 1890. – с. 12;

Кулагин А.В., Кулагин В.А. История Углича. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2006. – сс. 77-78.

55. Кулагин А.В. Металлографический метод датировки изделий. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2005. – сс. 59- 65: В 1986 г. автором было проведено исследование сплавов, из которых из-готовлен ряд экспонатов УГИАХМ, в том числе оружия, хранящегося в фондах музея. Образцы были взяты от нескольких бердышей, копий, рогатины, совни, панциря и польской кирасы.

Среди других выделяется совня – колющее оружие рядового ополченца начала XVII столетия. Состоит оно из древка, увенчанного металлической втулкой с завершением в виде лезвия с односторонней заточкой, загнутого внутрь. Проведённый металлографический анализ показал, что сделана совня из низкоуглеродистой стали, имеющей крупнозернистую структуру с довольно низкими прочностными характеристиками. Это наводит на мысль, что изготовление совни происходило в спешке, в тревожное время польской интервенции.56

Совня начала XVII в. УГИАХМ

Итак, угличане окончательно утвердились в своем политическом выборе. Становятся известными имена первых героев-угличан: Елизар Карсаков, Богдан Неведрев, Богдан Нагин и Иван Лаптев. Видимо, вокруг них и складывается ядро ополченцев. Эти люди, по всей вероятности, имели боевой опыт. Так, историк Н.И.Костомаров упоминает, что ещё в 1608 году в боях под Смоленском отличился Богдан Неведреев.57 Однако таких воинов бы-ло всё-таки немного, большую же часть гарнизона составляли ополченцы.

Казалось, всё сложилось не в пользу угличан, но город поднялся против интервентов и решил стоять насмерть. «Лучше падемъ на гробы отцовъ своихъ, чемъ сдадимся живы-ми!» - Таков был ответ горожан на вражеский ультиматум.58

_______________________________________

56. Кулагин А.В. Металлографический метод датировки изделий. – сс. 60, 62: УГИАХМ, Инв. № 1361.

57. Н.И.Костомаров. Смутное время Московского государства…- с. 404: «[под 1608 г.] некто Богдан Неведреев с товарищами. Это были… дети боярские. Они сообщили, что… царь Димитрий идёт на Москву…».

58. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – с. 43-45.

Захватчики и их пособники

Кто же осаждал город Углич? Такой вопрос не стоял ни перед Ф.Х. Кисселем, который называл захватчиков «поляками», ни перед В.И. Лествициным, применившим термины «по-ляки, толпа грабителей», ни перед Л.Ф. Соловьёвым, охарактеризовавшим противника, как «польския и литовския войска». Акцент на польскую национальность завоевателей у этих авторов объясняется тем, что свои работы они писали, находясь под впечатлением от оче-редных всплесков обострения от-ношений между Польшей и Рос-сией.

Наиболее точным, а, главное, самым объективным в этом смысле оказалось определение, данное Уг-личским Летописцем: «Бысть въ лето 7117 [1609 – А.К.] году… грехъ ради нашихъ, полскаго и литовскаго безбожнаго воинства, и съ рускими воровскими люд-ми, и изменники…»59

И действительно, как теперь стало известно, в рядах войск Лже-дмитрия II воевали не только по-

ляки и литовцы, но было и множе-

С. Иванов. Лагерь Самозванца ство рус-

ских людей, либо не разобравшихся в политической путанице, либо сознательно не признававших существовавшие порядки. Это была одна самых страшных гражданских войн за всю историю России.

Однако костяк этой разношерстной армии всё-таки составляли профессиональные польские и литовские воины, руководимые опытными полководцами. И называть их подразделения просто «тол-пами» или «бандами» - это значит слишком недооценивать того вра-га, который тогда посягнул на независимость нашей Родины.

Во главе польского войска стоял именитый гетман Ян Пётр Сапега (родился в 1569 г. в г. Могилёве, умер 15 октября 1611 г. в г. Москве).60 Литовский Лжедмитрий II

шляхтич получил образование в Виленской академии и Паду-анском университете. Избрал военную карьеру. Участвовал в боях с крымскими татарами, затем в польско-шведской войне (1600-1611 гг.), был командиром хоругви.61 В  знаменитой битве при Кирхгольме 1605 г. руководил правым флангом польских войск. Тогда 3000 поляков разбили 14000 шведов.

В августе 1608 года с одобрения короля Сигизмунда III и своего брата канцлера Льва Сапеги Ян Петр Сапега прибыл с се-

Ян Пётр Сапега митысячным войском в Тушино к Лжедмитрию II.

______________________________________

59. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). – с. 62.

60. Пелевин Ю.А. Сапега, Ян Пётр. /catalog.asp?ob_no=15580&cat_ob_no=12308

61. Мархоцкий Н. История Московской войны. /libris/lib_m/marhocky1610.html : хоругвь (рота) - основное (от 50 до 200, но чаще 100 всадников) подразделение гусар - отборной польской кавалерии XVII в.; почт - наименьшая единица в хоругви (роте). Хоругвь составляли следующие почты: ротмистр, поручик, хорунжий, остальные – товарищи (солдаты) и пахолики (оруженосцы).

В сентябре 1608 года он во главе польского войска осадил Троице-Сергиев монастырь и руководил действиями отрядов, нападавших на северные русские города.

12 января 1610 года Сапега был вынужден снять осаду Троице-Сергиевой Лавры. До конца оставаясь верным Лжедмитрию II, Сапега всегда пытался помочь ему захватить русский престол. Так было и во время второго неудачного похода самозванца на Москву в июле 1610 года.

Потом Ян Сапега оказывал помощь польскому гарнизону, осажденному в Москве пер-вым ополчением. Умер Ян Сапега в Москве, а похоронили его в г. Вильно.

Сподвижником Сапеги был полковник Александр Иосиф Лисовский-Янович (родился около 1575 г. под Вильно, умер зимой 1616 г. под Вязьмой). 62 Лисовский был из западнорус-ского шляхетского рода герба Еж. Военную службу начал под руководством гетмана Яна Кароля Ходкевича, участвуя в военных действиях в Прибалтике. За участие в 1607 г. в рокоше (мятеже против реформ Сигизмунда III) гусарский ротмистр А. Лисовский был объ-явлен вне закона (его ждала смертная казнь в случае возвращения на родину). Тогда с 200-ми казаками он прибывает в Россию. Под Орлом он набирает в отряд около 1500 донских казаков. После победы над рязанцами Иваном Хованским и Захарием Ляпуновым к Лисовскому примыкают остатки войск Ивана Болотникова, и тридцатитысячная армия удач-но штурмует крепость Коломну. Первое поражение от князя Ивана Куракина заставило переформировать Лисов-скому свои подразделения: с этого времени лисовчики представляли из себя мобильные (от двух-трех до пяти-шести тысяч всадников) конные отряды, вооружённые саб-лями, луками, пиками и легким огнестрельным оружием. У лисовчиков не было обозов, - всё необходимое добывалось в бою. На три четверти войско Лисовского состояло из черкасов – потомков черных булгар (ясов). Это был самый

Рембрандт. Лисовчик лютый, беспощадный враг всех русских. Но особенно от лисовчиков страдали беззащитные посадские люди, крестьяне и монахи. Солдаты Лисовского не щадили ни женщин, ни детей, насиловали, грабили и зверски убивали.

Однако нашёлся среди русских воевод человек, сумевший отомстить за обиды своего народа: Давыд Васильевич Жеребцов с сибирскими и архангельскими стрельцами нанёс Ли-совскому ряд поражений, в том числе, и в Калязинской битве.

Но весной 1610 г. Александр Лисовский с Андреем Про-совецким совершил глубокий рейд по русским тылам, разорив Ростов Великий и захватив Калязин Макариев монастырь. 2 мая 1610 г. настоятель монастыря Левкий и воевода Давыд Жеребцов погибли мученической смертью. После этого лисов-чики долго ещё разбойничали на тверской и псковской землях, пока осенью 1615 г. не потерпели поражение от отряда Дмит-рия Пожарского, численность которого была в три раза мень-ше, чем у Лисовского.

Умер этот вояка, упав с загнанного им коня.

Среди польских военачальников можно назвать панов С.Тышкевича, Я.Микульского, Я.Островского, Э.Стравин-ского и Каменского, чьи имена тоже оказались связанными с Угличем, это их крылатые гусары участвовали в главном

Польский гусар. ГИМ штурме города.

______________________________________

62. Леонтьев Я.В. Казак с картины Рембрандта.

/index.php?action=Articles&dirid=50&tek=7647&issue=208

Ещё одна категория – это казаки. В разное время в Углич прибывали разные атаманы со своими станичниками: Иван Алексеев (1612 г.); Аверя Семёнов (1613-1614 гг.); Иван На-гибин (1614 г.); Борис Юмин и Андрей Колышкин (1615 г.); Якушка Шишов (1618 г.).63 Страшное казацкое восстание охватило все территории севернее Москвы: «казаки… вор-ютъ, нашу землю пустошатъ и православныхъ крестьянъ побиваютъ и изъ животовъ мучатъ различными муками, чего и въ бессерменскихъ государствахъ не бывала».64

Ну и, наконец, пособники интервентов, те, кто переметнулся на сторону самозванцев, или, как тогда их называли, «русские воры». Одни из них открыто воевали на стороне интер-вентов. Так, в 1608 году поляки ставят в Угличе своего воеводу некоего Матвея Лов-чикова, зимой здесь собирается ополчение из черкас, поляков и «русских воров», которое 5-го января 1609 года у деревни Батеевки (на территории нынешнего Калязинского района) разбило ополчение устюжан-противников Лжедмитрия.65 Несколько позднее к городу подхо-дит отряд «Федьки Унковского, да Иванка Баклановского съ кашинскими детьми боярскими и съ воровскими съ таборскими литовскими людми».66

Но были, к сожалению, предатели и среди горожан. В письме угличан царю Василию Шуйскому встречаются их имена: «Да нынешнего жъ, государь, 117 году, Маия въ 31 день, высылали, государь, мы холопи твои, въ посылку твоихъ государевыхъ волныхъ, казаковъ Гришу Жогало съ товарыщи за твоими государевыми изменники за Волгу, и тот, государь, Гриша Жогало съ товарыщи привели предъ насъ твоихъ государевыхъ изменниковъ Углечанъ, детей боярскихъ Ивана Поскочина, да Дмитрея Демьянова, да иноземца Зиновку Карпова сына Козловского, и мы, холопи твои, распрося ихъ передъ собою, послали къ Устюжне».67

Однако, особенное место во многих повествованиях о гибели Углича, будто Угличский Летописец или книги Ф.Х.Кисселя, В.И.Лествицина и Л.Ф.Соловьёва, отводится одному персонажу, представленному виновником всех бед города – Ивану Пашину. «Древний лето-писецъ сохранилъ для проклятия потомству полное имя этого изверга,» - говорится у Ф.Х.Кисселя.68 Кто такой был Иван Пашин, сейчас сказать трудно, - сведения о нём очень противоречивые. Киссель, например, говорит: «Хитрые лазутчики подкупили какого-то Стрелецкаго ничтожнаго начальника – сотника, или пятидесятскаго Ивана Пашина».69 Кстати, это очень высокое звание в стрелецком войске, что вызывает некоторое сомнение в правоте Кисселя, которому вторит Л.Ф. Соловьёв. А вот В.И. Лествицин называет его «ка-кой-то ничтожный стрелецкий десяцкий».70 В общем-то, командирское звание легко впи-сывалось в их интерпретацию истории осады Углича. А был ли этот изменник стрельцом?

Летописец так и отмечает: «…граду нашему… предану бытии окаяннымъ… Ива-номъ Пашинымъ… Съ нимъ же быша и некия отъ стрелецкихъ военачальникъ, сму-щеныя въ разуме».71 Единственно точно известно, он был угличанин, «совоспитанный въ немъ [в Угличе – А.К.]».

______________________________________

63. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. - М.: Мысль, 1990. – сс. 84, 107, 134 (чуть севернее действовали атаманы Ворон, Волк, Голеницкий и Василий Кулага Кривой), 195.

64. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. – с. 123.

65. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. Исторические моно-графии и исследования. М.: Чарли, 1994.- сс. 440;

Морозова А.Е. Смута: её герои, участники, жертвы. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Изда-тельство АСТ»: ОАО «Люкс», 2004. – с. 261.

66. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с. 219.

67. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с. 222.

68. Киссель Ф.Х. История города Углича. – с. 321.

69. Киссель Ф.Х. История города Углича. – сс. 320-321.

70. Лествицин В.И. О волжском городе Руси. Статьи, заметки и публикации о г. Угличе. Углич: 2006.-59.

71. Угличский Летописец(Серебренниковский или Тороповский список). – с. 63.

Может быть, Иван Пашин был из числа тех, кто сознательно пошёл на предательство ещё зимой 1609 г. и участвовал в походе сторонников самозванца. Так это или нет, но он знал слабые места Угличской крепости и оказал услугу интервентам. А обратной дороги у него уже не было.

«Деятельность» Ивана Пашина не прекратилась даже тогда, когда сами поляки признали бесперспективность интервенции. Известно, что он продолжает рыскать со своей бандой по окрестностям Углича до 1624 года и всячески «притесняетъ, обижаетъ ихъ [угличанъ] и делаетъ всякаго рода насильства».72 Поэтому угличане написали чело-битную царю: «…а онъ, Иванъ, у литовскихъ людей служилъ, и съ литовскими пре-милъ, и подъ Угличъ съ литовскими людьми подъезжал…»73 Но преступник, скорее всего, так и остался без наказания.

Вот такой сильный, жестокий и беспощадный враг стоял у ворот Углича и противосто-ял гарнизону крепости, который, как сказал Ф.Х. Киссель, был объединён лишь «твердою надеждою на Бога и на успехъ…»

Штурм

Снова прокричал петух на Петуховом камне, предупреждая город о надвигающейся беде. И опять угличане не вняли его тревожному голосу. Так гласит древняя легенда.74

Итак, с осени 1608 г. в Угличе была установлена власть самозванца. Есть версии, что город сдался полякам после штурма.75 Возможно и совсем другое: угличане сами открыли ворота, поддавшись уговорам поляков. Винить горожан не в чем, ведь такое произошло не только с Угличем. Кстати, ни в Летописце, ни у Ф.Х. Кисселя сведений и о разорении города в 1608 г. нет. В то же время известно, что угличане принесли присягу Лдежмитрию II только после разгрома дворянских ополчений в Ростове. Угличское посольство в составе несколь-ких детей боярских прибыло в таборы у Троице-Сергиевой Лавры вслед за посольством из Ярославля.76

Эта власть продержалась недолго: сами польские воеводы и военачальники не сумели найти общего языка не только с местным населением, но и между собой. Практически все историки в качестве примера приводят бесчинства Яна Очковского – сборщика налогов от Яна Сапеги.77 Так в послании Лжедмитрия II Яну Сапеге говорится: «Нынешнего 117 году писали къ намъ съ Углеча, столники князь Володимеръ Волконской да Иван Головленковъ, что, по нашему Указу, приехали они на Углечь для нашихъ сборовъ, и по нашему указу, почели они сбирати сошные, и престолные, и монастырские денги, на роты Полскимъ людемъ; и имъ де сбирать не велитъ панъ Янъ Очковский, который прислан на Углечъ отъ тебя, и столника нашего князя Володимера билъ и хотелъ его убить до смерти; да онъ же де панъ Янъ Очковский на Углечи правитъ, безъ нашего указу, повытные деньги, съ выти по рублю.

И какъ къ тебе ся наша грамота придетъ, и ты бъ тотчасъ послал на Углечь, и велелъ того пана Очковского съ Углеча выслати».78 Письмо датируется 22-м ноября (2-м ______________________________________

72. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – с. 51.

73. Писцовые книги 1674 –1676 гг. Труды Ярославской ГУАК. - с. 373.

74. Лавров Н.Ф. Путеводитель по церквам города Углича. Ярославль, 1868.- сс. 114-115.

75. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия.- с. 406.

76. Тюменцев И.О., Мирский С.В., Рыбалко Н.В., Тупикова Н.А., Тюменцева Н.Е. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов: опыт реконструкции и источниковедческого анализа. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. – с.223.

77. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия.- с. 427;

Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с.207.

78. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с.214.

декабря 1608 г.).

Ещё интереснее история, поведанная Андреем Бедовым в письме Сапеге 8-го (18-го) де-кабря того же года: «…пocлaлъ въ Кaшинъ къ бaтюшкy къ свoeмy къ Ceмeнy къ Бедoвy чeлoвекa cвoeгo Cyяткy Якoвлeвa, co вcеми cвoими живoтaми, и пocлaлъ cъ нимъ cтo двaдцaть pyблeвъ дeнeгъ, дa двa oceтpa живыxъ, дa двa oceтpa пpocoлныxъ, дa тpи pыбицы белыxъ, дa двaдцaть шecть мнeй, дa щyкъ дa cyдoкoвъ cъ дecятoкъ, дa тpи кpинки мeдy, дa пять вeдpъ винa; и кaкъ, гocyдapь, бyдeтъ тoтъ мoй чeлoвекъ Cyяткa нa Углeче, и тoгo мoeгo чeлoвекa пoимaли и пpивeли къ пaнy Янy Oчкoвcкoмy на двopъ, и тoтъ, гocyдapь, пaнъ Янъ Oчкoвcкий чeлoвекa мoeгo Cyяткy oгpaбилъ, и тoтъ мoй живoтъ, и дeнги и плaтьe, пoимaл къ сeбе, и чeлoвекa мoeгo велел пытaти нeведoмo пpo штo, и вeлелъ былъ eгo тoгo мoeгo чeлoвекa вcaдити в вoдy… и нынечa, гocyдapь, cидитъ нa Углeче въ кaмeнoмъ пoгpeбе».79

Конечно, чисто по-человечески можно было бы посочувствовать этим людям, если бы не знать, что Владимир Волконский, Иван Головленков и Андрей Бедов тоже ведь не пра-ведным трудом нажили то, что «экспроприировал» польский пан, и отнюдь не в царскую казну Бедов вёз «деньги и рухледь». А куда было идти жаловаться посадским людям и крес-тьянам, которых грабили и Очковские и Волконские с Бедовыми!

Так, к концу 1608 г. Россия на-чинает протрезвляться. Город Уг-лич восстал. Видимо, тогда погиб В.Волконский. Гетманы Р.Рожин-ский и Я.Сапега посылают против угличан крупные карательные отря-ды: в декабре 1608 г. полковник С.Тышкевич силой восстановил в Угличе власть тушинцев.80 Это был первый сильный удар по городу. Следует отметить, что время года (сентябрь - декабрь) описываемых событий сходится у всех авторов, только Угличский Летописец дати-рует это 1610-м, а Ф.Х. Киссель – 1609-м годом.81

Воеводой поляки поставили Матвея Ловчикова. История умал-чивает, что это был за человек, но ясно одно, - доверием среди угли- чан он не пользовался.

Польские солдаты82

9 (19) апреля в Ярославле началось народное восстание, которое было поддержано во многих северных городах. И вот Матвей Ловчиков пишет Яну Сапеге, что над городом нависает опасность захвата восставшими против Самозванца: «B нынешнeмъ, гocyдapь, вo 117 Mapтa въ 30 день, въ oдиннaдцaтoмъ чacy дни, пpибежaли, гocyдapь, нa Углeчь Гocyдapeвa дyмнoгo диякa Ивaнa Ивaнoвичa Чичepинa люди, Кocтянтинъ Гpигopьeвъ, a cкaзaли мне, хoлoпy Гocyдapeвy, чтo пpишли вopы, Гocyдapeвы изменники, въ ______________________________________

79. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – сс. 215-216.

80. Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – сс. 223, 236.

81. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – с. 73;

Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе. – с. 304.

82. Иванов Ю.Г., Каштанов Ю.Е., Халхатов Р.А. Великие сражения XVII-XIX вв. - Смоленск: Русич, 2004.- с. 7.

Ивaнoвy вoтчинy Ивaнoвичa Чичepинa, въ сeлo Рoждecтвeнoe oтъ Углeчa вepcтъ cъ пятнaдцaть и мeнши,83 a зaгoнныe вopoвcкиe люди пpихoдятъ oтъ Углeчa зa пять вepcтъ, a бoлшими людми идyтъ къ Углeчю вcкopе, a ждeмъ иxъ Mapтa къ 31 чиcлy.

И тeбе бы Пeтpъ Пaвлoвичь, пoжaлoвaть вeлелъ дaти нa Углeчь paтнrxъ людей, a нacъ бы вopoмъ нe пoдaти, чтoбъ кpoвь кpecтьянcкaя нaпpacнo нe пpoлилacь, a нacъ бы oтъ вopoвъ oбopoнити.

A нaмъ, гocyдapь, пpoтивъ вopoвcкиxъ людeй cтoяти нe с кемъ: тoлкo нe пoжaлy-eшъ paтныxъ людeй нe пpишлeшъ, инo гopoдъ Углeчь изменники вoзмyтъ въcкopе».84

15 (25) апреля подошли войска воеводы Никиты Вышеславцева, во главе отряда, освободившего Углич, стоял князь Черкасский. Угличане встретили ополчение с хлебом-солью, Ловчиков и двести его людей бежали из города.85 Но не следует думать, что «жители, охраняемые ими [ополченцами – А.К.], провели дни Св. Пасхи въ радости и покое».86 Войска вскоре покинули Углич, выйдя навстречу князю М.В. Скопину-Шуйскому.

Как раз в это время и занялись угличане оборудованием крепости (так, на Лесной пло-щади «ocтpoгъ пocтaвленъ въ ocaднoe вpемя»87) и формированием её гарнизона. Были выставлены большие сторожевые отряды на главных путях к Угличу. Тогда же, видимо, угличане узнали, что калязинцы «отложились» к Самозванцу, и решили направить в Калязин часть своих сил. С этого момента началось сражение за угличскую землю, хронологию которого можно теперь проследить с большой точностью.

В лагере противника забил тревогу настоятель Макариева монастыря игумен Феодосий, отправив с нарочным письмо пану Сапеге: «Пpихoдили, гocyдapь, гocyдapeвr иzмhнники cъ Yглeчя, къ Кoляzинy мoнacтrpю мhcяцa Aпphля въ 22 дhнь; и Бoжieю милocтiю и мoлитвaми Пpeпoдoбнoгo вeликoгo Maкapiя Чюдoтвopцa, и Гocyдapя цapя и Beликoгo Княzя Дмитpeя Ивaнoвичa вcea Pyciи cmacтieмъ, хoдили пpoтивъ ихъ иzъ мoнacтrpя Гocyдapeвr вoeвoдr, Фeдopъ Mихaйлoвичъ Yнкoвcкoй дa Ивaнъ Ивaнoвичъ Бaклa-нoвcкoй, двopянe и дhти бoяpcкie, aтaмaнr и кazaки; и Гocyдapeвrxъ иzмhнникoвъ пoбили, мнoгиxъ людhй, и za дocтaлнrми иzмhнники пoшли пoдъ Yглeчъ».88

Первый бой 22-го апреля (2 мая) 1609 г. закончился неудачей.

Через некоторое время, то есть с 4 (14) мая по 21(31) мая 1609 года разгорелась битва под стенами самого Углича. Осаждали город с Заволжской стороны отряды Фёдора Унков-ского и Ивана Баклановского: «a cтoяли, гocyдapь пoдъ Углeчoмъ нa Зaвoлcкoй cтopoне, нa пcapне, Maия пo двaдecятъ пepвoe чиcлo, a eжeдeнь, гocyдapь, cъ ними y нacъ былa o Boлгe дpaкa».89

Тогда угличане одержали серьёзную победу: «Maия въ 21 день, въ дeвятoмъ чacy днягocyдapeвыxъ изменникoвъ пoбили, a иныxъ мнoгиxъ живыxъ пoимaли; a Фeдькa Ункoвcкий дa Ивaнкo Бaклaнoвcкий нe co мнoгими людми oтъ нacъ пoyтeкли, и мы зa ними пocлaли пocылкy, твoиxъ гocyдapeвыxъ paтныxъ людей, двopянъ и детeй бoяpcкиxъ, и кaзaкoв, бoяpcкиxъ людeй, и дaтoшнrxъ гaняти дo кaшинcкoгo pyбeжю.

A кoтopыxъ, гocyдapь, твoиxъ гocyдapeвыxъ изменникoвъ вopoвcкиxъ людeй живыxъ пoймaли, и мы иxъ пepeдъ coбoю вeлeли пытaти. И cъ пытки, гocyдapь, мнoгиe кaзaки и бoяpcкиe люди гoвopили, чтo Фeдкa Ункoвcкoй дa Ивaнкo Бaклaнoвcкoй cъ Углeчa въ бoлшиe тaбapы пocлaли, и гoнцa пocылaли, чтoбъ къ нимъ нa пoмoчь ______________________________________

83. Рождественое – ныне село Масальское на реке Корожечне, это прямой путь от Устюжны на Углич.

84. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с. 216.

85. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия.- с. 448;

Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – с. 224.

86. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – с. 43-45.

87. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 98.

88. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – сс. 218-219.

89. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с. 219.

пoдocлaли силы. И къ нимъ дe, гocyдapь, вopoвcкимъ людeмъ, къ Фeдьке Ункoвcкoмy, дa къ Ивaнкy Бaклaнoвcкoмy cъ тoвapыщи пpишли изъ бoлшиxъ тaбapъ Чepкacы и кaзaки, a идyтъ дe зa ними мнoгиe литoвcкиe и pyccкиe люди; твoи гocyдapeвы измен-ники, вopoвcкиe люди къ Углeчю; a въ гpaмoтe дe, гocyдapь, къ нимъ пишeтъ изъ тaбapъ, чтo иxъ идeтъ тpи тыcячи пo тoй cтopoне Boлги, нa кoтopoй cтopoне cтoитъ гopoдъ Углeчъ и (o)cтpoгъ».90

Приведённое письмо угличан Богдана Нагина, Ивана Лаптева и жителя Мологи Тре-тьяка Сухово и датируемое 2 (12) июня 1609 г. было направлено царю Василию Шуйскому и перехвачено противником (оно хранилось в архиве Я.П.Сапеги).

У Ф.Х. Кисселя можно прочитать: «Oтъ 13 Июня пиcaли… [в Ярославль] Угличaне: Eлизapъ Кapcaкoвъ, Бoгдaнъ Нeведpeвъ, Бoгдaнъ Нaгинъ, Ивaнъ Лaптeвъ, чтo пoдъ Угличъ пpишли мнoгиe Литoвcкиe люди cъ Пaнoмъ Ocтpoвcкимъ, и cтoятъ пoдъ Yгли-чемъ вo мнoгиxъ меcтaxъ xa 6 и 7 веpcтъ oтъ гopoдa и coбиpaютъ cилy, и xoтятъ пpи-cтyпить къ Угличy co вcеxъ cтopoнъ. Угличaне пpocятъ…пoмoщи».91 Это был, скорее всего, ответ на другую записку угличан ярославцам и пермякам, которая дошла до адресата. Правда, остаётся неясным, которое из посланий угличан более раннее, так как неизвестно, к какому календарю (юлианскому или григорианскому) соответствует дата «13 июня».

Над городом нависла прямая угроза. Царь Василий Шуйский отсылает угличанам две грамоты, видимо, со словами поддержки и обещанием помощи, но 26 мая (5июня) и 6 (16) июня гонцы с грамотами были перехвачены сапеженцами,92 угличане о них не узнали.

Понятно, что Ф.Унковский и И.Баклановский, сумевшие избежать плена, запросили поддержки. Но в это время и сами поляки изменили свою тактику. Безуспешная осада Ярославля, продолжавшаяся с середины апреля по начало июня и притянувшая к себе полки Я.Микулинского, А.Лисовского, А.Рожинского, Й.Будзилы и И.Наумова, принесла осаж-давшим значительные потери. Поэтому решено было снять осаду и разослать эти полки по разным городам.93

К Угличу подходили полки Я.Микульского от Ярославля и А.Лисовского из-под Вла-димира:94 «чиcлy быти иxъ нaшеcтвие нa гpaдъ oдниxъ вoeнaчaлныxъ и opyженocныxъ людей пoлcкиxъ до 5000 чeлoвекъ, къ тoмy жe гaйдyкoвъ, и ягaнcкъ, и кoнныxъ, и пyшкapeй, вoзникoвъ дo тpеxъ тыceчъ чeлoвекъ. И вceгo тoгo иxъ мнoгoчиcлeннaгo вceoкaяннaгo литoвcкaгo вoинcтвa дo ocми тыcящ…».95 Если исходить из представлений о воинских частях и подразделениях польской армии того времени, то эти цифры кажутся вполне вероятными.

«Пoтoмъ жe вcи гpaждaне coбpaвшеcя и coветъ coтвopишa… глaгoляxy, и yмpети, a гpaдa cвoeгo вpaгoмъ нe здaти вoлею, и лyчшe дyши нaшeя пpeдaти зa пpaвдy и зa кpеcтнoe целoвaниe блaгoвеpнaгo цapя нaшeгo…».96 Образный рассказ Фёдора Харитоновича Кисселя о клятве угличан подтверждается документом - письмом угличан Василию Шуйскому: «Дa здece, гocyдapь, нa Углeче двopянe и дети бoяpcкиe и Углeчaнe пocaдcкиe и yездныe люди вдpyгopядъ тeбе гocyдapю кpecтъ цoлoвaли нa тoмъ, чтo дpyгъ дpyгa нe пoдaвaти и гopoдa и ocтpoгy нe cдaти».97

И вот начался первый штурм: «Дa Maия жъ, гocyдapь, въ 22 день, въ тpeтьeмъ чacy нoчи, пpишли пo яpocлaвcкoй дopoгe пoдъ Углeчъ твoи гocyдapeвы изменники, вo-poвcкиe литoвcкиe и pycкиe люди, и пpиcтyпaли къ ocтpогy нoчью тpoжды въ мнoгиxъ ______________________________________

90. Указанное сочинение. – с. 220.

91. Киссель Ф.Х. Указ. соч.- с.299.

92. Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – сс. 104, 109. – К сожалению, сейчас текст этих грамот неизвестен.

93. Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – с. 225.

94. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с. 210.

95. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – с. 73.

96. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – с. 74.

97. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с. 221.

местехъ; и Божиею милостью и твоимъ государя нашего царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии счастьемъ, отъ строгу воровскихъ людей отбили».98 Этот рассказ участников тех событий полностью расходится с повествованиями и Летописца и Кисселя, да и последующих авторов не только по временному фактору, но географическому (они по-чему-то не упоминают движение противника по Ярославской дороге).

Угличане смогли отразить этот приступ не только благодаря своей храбрости, но и с по-мощью хорошо произведённой разведке: они сумели поймать «языка» - сына боярского Ми-киту Ракова, который и рассказал, что накануне, то есть 21 (31) мая некто Михалко Ко-былин пришёл в село Никольское Рожаловского стана Угличского уезда и начал вербовать людей под начало Ф.Унковского и И.Баклановского, которые собираются идти на город Уг-лич. Удалось также узнать, что большие силы противника копятся в Кашине и Городце (Бе-жецке). Только, скорее всего, это формирование началось не 21 числа, а гораздо раньше. Тем более известно, что ещё 30 апреля (10 мая) в область Кесьмы был послан ротмистр М.Ко-заковский со своей хоругвью, а за ним следом Э.Бородич с несколькими сотнями людей.99

Штурм 22 мая (1 июня), вероятно, производился полком Яна Микульского, подошед-шего по Ярославской дороге. Александр Лисовский двигался с юго-востока, то есть по Рос-товской и Московской дорогам. А Унковский с Баклановским заняли Левобережную часть.

После первой неудачи, по словам Летописца и Ф.Х.Кисселя, поляки начали разорять окрестности: «Янъ бесновался отъ злобы… ибо онъ потерялъ множество лучшихъ своихъ воиновъ, уже отчаялся взять когда нибудь городъ, и потому мстилъ области, жегъ, грабилъ и опустошалъ слободы, села и деревни…».100 Лисовчики уничтожили Ни-кольский Грехозаруцкий Паисиев монастырь. Погибли все, кто находился за его стенами.

Покровский Паисиев монастырь. Фото нач. XX в. Крест игумена Антония.

УГИАХМ

В это время войска Унковского и Баклановского осадили Покровский Паисиев мона-стырь. Настоятель его Антоний с крестом вышел навстречу и пытался уговорить осаждав-ших не проливать кровь мирных людей, спрятавшихся в обители. Один из солдат зарубил Антония саблей.101 Рассечённый крест игумена Антония стал символом страданий за веру и Отечество.

______________________________________

98. Там же.

99. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – сс. 217-218.

100. Киссель Ф.Х. Указ. соч.- с. 320.

101. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 62, 89;

Киссель Ф.Х. Указ. соч.- сс.340-341;

Критский П.А.Наш край.Ярославская губерния – опыт родиноведения. Ярославль, 1907.- с. 161: «въ сте-нахъ… сохраняется до сихъ поръ братская могила, въ которой гражданами Углича погребены сорокъ убитыхъ иноковъ; на могиле лежитъ мельничный жерновъ съ надписью: «въ лето 7117 (1609) убиенныя тела отъ Литвы». В настоящее время монастырский комплекс находится под водами Угличского водохрани-лища.

31 мая (10 июня) 1609 г. казаки, служившие в Угличе, во главе с Г. Жогало сделали вы-лазку за Волгу и сумели поймать нескольких изменников, которых после допроса отправили в Устюжну Железнопольскую. Интересно, что ещё 2 (12) июня в город сумел пробраться бо-ярский сын Иван Батюшков из Устюжны. При нём была грамота с обнадёживавшими вес-тями о приближавшейся помощи. Это шли войска М.В.Скопина-Шуйского и шведского пол-ководца Делагарди.

После длительной безуспешной осады Ян Микулинский решил применить приём, уже испытанный в Ярославле,102 послав одного из предателей открыть городские ворота. Это был некто Иван Пашин. Угличский летописец подробно описал путь, которым предатель провёл

в город захватчиков: «а отъ Салынскаго по-госту шли на Мироносицкой погостъ. И отъ того Мироносицкаго погоста и пошли по речке Шалковке, и по Каменному ручью низью, и тако жъ безтрудно въ караулы стрелецкия и въ посады, и улицы граж-данския внидоша тоя же нощи».103 Потом началась страшная резня: «Поляки нахлы-нули какъ туча, и вдругъ загорелась сеча въ Земляномъ городе на всехъ улицахъ, проулкахъ, и перекресткахъ…» 104 Оборона приобрела стихийный характер, управление гарнизоном было утеряно полностью. Не смо-тря на храбрость оставшихся защитников, по-ляки захватили всю территорию. «…Сия же все во всю 8-цу надъ посады пленение и ра-зорение было, даже до поста святыхъ апос-толъ Петра и Павла, Июния съ 15 на 16 чи-сло, то есть на день святителя Христова Тихона чудотворца. И самую крепость го-

П.Д. Бучкин. Взятие Углича. Фрагмент. рода взяли, и бысть тогда плачъ и рыдание

УГИАХМ во граде Угличе…»105И действительно,20(30) июня 1609 г. Ян Сапега получил от Яна Микульского рапорт о взятии города Углича.106 Указанные Летописцем даты сходятся с документальными, разница только в годах.

«На другой день после кровавой сечи, Поляки торжествовали свою победу на трупахъ падшихъ защитниковъ своей родины… составили огромные костры, положили на нихъ тела убитыхъ, также наполнили ими уцелевшие домы и сожгли ихъ: «Костры пылали и жертва обильная приносилась для очищения греховъ нашихъ».107

______________________________________

102. Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – с. 239.

103. Угличский Летописец. Отв. Редактор А.А.Севастьянова. – с. 76.

104. КиссельФ.Х. История города Углича. – сс. 318-321.

105. Угличский Летописец. Отв. Редактор А.А.Севастьянова. – с. 63, 98 (Из письма Никиты Панина о взятии острога перед кремлём: «И во взятье посадовъ и Землянаго города тотъ острогъ и съ людми также взятъ былъ. И людей много ляхи мечемъ прирубили… И много добрыхъ товаровъ и припасовъ разграбиша…И самый острогъ огнемъ и съ рухлядью, и со всеми посеченными и живыми…людми многими сожгли ж»)

106. Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – с. 225, 226 (текст самого письма Я.Микульского сейчас, к сожалению, неизвестен).

107. Угличский Летописец. Отв. Редактор А.А.Севастьянова. – с. 63;

КиссельФ.Х. История города Углича. – с. 329;

Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – с. 43-45;

Лествицин В.И. О волжском городе Руси. – с.63.

Быcть cиe гpеxъ paди нaшиxъ…

Так когда, всё-таки, состоялся главный штурм города Углича? Был ли здесь Ян Сапега лично или всё это легенды? Угличский Летописец и Ф.Х.Киссель утверждают, что именно Ян Сапега штурмовал Углич, только у Летописца это датируется 1610-м («По прошествии выше объявленнаго лета, внеже безбожнии литовстии воинстии людие и техъ ротмистры градъ Угличъ оплениша, и до конца его раззориша и потребиша… наста времени оного многомятежнаго новое лето, еже есть 7119 (1611) году…»108), а у Кисселя 1611-м годом («Угличъ взятъ и раззоренъ Яномъ Сапегою, въ начале 1611 года»109). Будто бы именно тогда Иван Пашин, опоив стражу, провёл вражеские войска тайными тропами (а по сути, слабо защищёнными местами Угличской крепости). Никита Панин ут-верждает, что: «И его панския и литовския люди, съ ними же некия и русския изменники и воры въ 7118 (1610) году опленили, весь разграбили же. И раззоривъ его до основания, сожгли жъ».110 Совсем другая дата стоит в Супоневском Летописце: «после углицкаго литовскаго бывшаго, вълето, 7117 (1609), году разорения…».111

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо осве-тить некоторые события, которые произошли несколько позднее.

Следует вспомнить о действиях одного из основных организаторов осады Углича полковника Я.Микульского после взятия города 20 (30) июня 1609 г. По данным дневника Я.Сапеги, 27 июня (7 июля) этого же года Ми-кульский нанёс поражение отрядам ополчения у Городца (Бежецка). Однако, узнав о поражении А.Зборовского в Торжке, отступил к Калязину монастырю, но в конце июля 1609 г. разбитый князем М.В.Скопиным-Шуйским полковник был вынужден отступить в Ростов Великий.112 Оттуда он пишет ряд писем Я.Сапеге о наступлении войск Скопина-Шуйского (при этом об Угличе уже нигде не упоминалось).113 После разгрома под Калязином и Александровой слободой польский гетман потерял связь со многими полковниками и ротмистрами. Некоторые из них действовали самостоятельно. Так, А.Лисовский в мае 1610 г. прошёлся по поволжским городам, захватил и разграбил Ростов и Калязин, но неизвестно, был ли он в это время в Угличе.

Город Углич погиб, но его защитники не сдались. Часть из тех немногих, кто остался в живых, ушли вое-вать в ополчения (например, некоторые угличане под предводительством Фёдора Погожего в составе ополчения Ляпунова приняли участие в осаде Москвы, захваченной поляками), другие, собравшись с силами, наскоро восстановили крепость114 и продолжали отбивать вра- ______________________________________

108. Угличский Летописец. Отв. Редактор А.А.Севастьянова. – с. 83.

109. Киссель Ф.Х. История города Углича… - с. 331.

110. Угличский Летописец. Отв. Редактор А.А. Севастьянова. – с. 97.

111. Супоневский (Барсовский) список. - л. 2 Исторiи.

112. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с.213;

Отписка из Сургута в Кетский острог о победах, одержанных над воровскими людьми князем Скопиным-Шуйским. /Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1600-1620/Akty_Vas_Shujskogo/61-80/67.htm

113. Тюменцев И.О. и др. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов… – с. 239: Тексты писем от 24 июля (3 августа), 2 (12) августа и 8 (18) августа неизвестны, но, согласно дневника Я.Сапеги, Микулинскоий со-общал о движении русских войск через Волгу.

114. См. сноску 26.

жеские атаки. Им помогали государевы казаки и ратные люди, прибывшие из других мест.

Однако силы у поляков были уже не те. С уходом с арены войны Яна Сапеги (а с конца 1609 г. он был полностью нейтрализован М.В.Скопиным-Шуйским) налётами занимались лишь отряды фуражиров. Так, в феврале (около 11(21) числа 1610 г.)115 пан Сапега послал большую часть своего войска за Волгу за припасами, а сам с горсткой людей остался в Дмитрове. Но, вероятно, почти никто из них обратно не вернулся.116

В 1611 г. пан Я.П.Сапега находился под Москвой во главе пятитысячного войска. Осаждённый в Москве польский гарнизон оказался в тяжёлом положении. Поэтому Сапега решил возглавить поход фуражиров за припасами в поволжские города. Осаждённые рот-мистры выделили гетману из своих хоругвей по несколько товарищей и их пахоликов – всего три с половиной тысячи человек под руководством Николая Коссаковского. Восьми-тысячное войско двинулось после Иоанна Крестителя (28 мая (7 июня)) и вернулось где-то накануне Успения (18 (28) августа).117 Возможно, вот тогда Ян Сапега и участвовал в очередном разорении города Углича, и именно эта дата совпадает с описанием Ф.Х.Кисселя. Однако город, практически уже стёртый с лица земли, вряд ли смог оказать серьёзное сопротивление. Это был последний поход польского гетмана – вскоре он умер.

В апреле 1612 года в Углич прибыли отряды казаков. Дмитрий Пожарский желал скло-нить их на свою сторону. Четыре атамана перешли на сторону ополченцев, остальные ока-зали сопротивление: под Угличем казаки были наголову разбиты. Это произошло у деревни Смертино (ныне Приречье). «Въ ноябре того же года панъ Каменский сжегъ остатки Уг-лича…»118

В 1613 году пан Лисовский проходил с войсками по северным русским городам.

Силы интервентов иссякали, угличане продолжали оказывать сопротивление. 23 апреля 1614 года угличский воевода И.Головин разбил отряд украинских казаков на Мологе.119

В 1615 году отряд пана Лисовскаго под начальством Якушки Шиша подошел к Угличу, но вскоре лисовчики были изгнаны оттуда князем Борисом Михайловичем Лыковым.120

Вновь Лисовский приходил в Углич в 1616 г., разорил Федотову улицу, но на посаде, видимо, был остановлен.121

В октябре-ноябре 1618 г. Якушка Шишов (Шиш) - один из последних казацких сто-ронников польского королевича Владислава - вместе с лисовчиками снова осаждал Углич. Город защищал атаман Тит Евсевьев с «охочими людьми».122

Царь Михаил Фёдорович Романов интересовался делами Углича. Известна, например, его грамота воеводе Петру Дашкову123 от 15 (25) марта 1617 года о высылке в Пушкарский приказ росписи запасов: «Какъ къ тебе ся наша грамота придетъ и тыбъ тотчасъ велелъ на Углече переписать нарядъ: пушки и пищали полуторныя, и девятипядныя, и полковыя, медныя и железныя, и затинныя, и укоторыя пищали весомъ въ колько гривинокъ ядро, и зелье, и свинецъ, и всякие пушечныя запасы, да въ томъ къ ______________________________________

115. Мархоцкий Н. История Московской войны. /libris/lib_m/marhocky1610.html

116. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг. – с.213.

117. Мархоцкий Н. История Московской войны. /libris/lib_m/marhocky1611.html

118. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – сс. 50-51.

119. Станиславский А.Л.. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. - М.: Мысль, 1990. – с. 111.

120. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб.:1895. – с. 50-51.

121. Липинский М.А. Угличские акты XVII в. Ярославль, 1889 – 1890. – с. 78.

122. Станиславский А.Л.. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. – с. 195.

123. Руммель В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. Т.1, С.-Пб.: 1886.- с. 224: «Дашковъ Петръ Григорьевичъ (Гурьевичъ), поддатенъ къ рынде (1570); посыланъ на Пахру и въ Веневъ (1607); дворянинъ московский (съ 1611); воевода въ Новоспасскомъ монастыре для защиты отъ ногайцевъ (1615-1516); воевода въ Угличе (1617); за московское осадное сиденье при ц. Василье Иоанновиче Шуйскомъ было ему пожаловано въ вотчину его ярославское поместье, на что дана подтвердительная грамота (8 авг. 1621); служилъ при дворе и въ Москве (съ июля 1625-1627) и бывалъ у стола государева (въ 1626 и 1627)».

намъ отписалъ… а отписку и роспись велелъ отдати въ Пушкарскомъ приказе князю Луке Федоровичу Щербатого да дьяку нашему Филипу Ларионову».124

Война имела страшные результаты: погибло около 40 тысяч жителей города и окрест-ностей, сожжено и разорено 150 церквей и 12 монастырей. Воскресенский и Алексеевский, Вознесенский и Троицкий на песках, Иоанно-Богословский и Николозаруцкий, Богоявлен-ский мужской и Богоявленский женский, Макария Египетского и Введенский, Покров-ский и Николо-Улейминский, Михайло-Архангельский и Учемский монастыри, - многие из них больше не восстанавливались.125

Вот, что написал Пётр Дашков царю Михаилу Фёдоровичу 8 (18) марта 1623 года: «Государю, царю и великому князю Михаилу Феодоровичу всея Русии холопъ твой Петрушка Дашковъ челомъ бьетъ. По твоему Государеву, Цареву и великаго князя Михаила Феодоровича всея Русии указу, велено мне холопу твоему на твоей Государеве службе бытии на Углече прошлаго, 130 году. И на Углече, Государь, острогъ повалялся во многихъ местахъ и ворота посели, подъехать нельзе и мосты пробились, и около рву притинъ осыпался, а осыпъ животина объедаетъ. И я холопъ твой о томъ къ тебе, Государю, писалъ не однажды. А ратныхъ, государь, людей на Углече нетъ, только 5 человекъ пушкарей, и те наги, и голодны, и боси. А прежь того, Государь, темъ пушкаремъ твоего Государева жалованья было по 4 рубли да хлебнаго съ уезду… а нарядъ, Государь, весь собранъ въ куче, въ анбаръ, станки и колеса согнили, станковъ и колесъ нетъ».126

Польско-литовская интервенция, длившаяся около двух десятков лет, превратила Углич из не-когда цветущего города в заросшие бурьяном раз-валины, где жило всего 695 человек.127 Угличский воевода Пётр Дашков неоднократно писал о бедст-виях города царю Михаилу Романову. В ответ Ми-хаил Фёдорович переселил в Углич пять тысяч че-ловек на постоянное жительство,128 укрепив, таким образом, один из северных форпостов Москвы. Но, скорее всего, приведённая цифра является леген-дарной, а вот, что на самом деле мог сделать царь, так это прислать сюда стрельцов и казаков.

Значение подвига угличан велико и заслужи-вает того, чтобы сохранить его в памяти многих по-колений. Они не отсиживались за городскими укре-плениями. Обороняющийся город отвлек на себя значительные силы войск Яна Сапеги и, тем самым, помог выиграть время Михаилу Васильевичу Ско-пину-Шуйскому для сбора армии и подготовки к решающему наступлению.

Памятный крест на могиле защитников

Михайло-Архангельского монастыря

______________________________________

125. Киссель Ф.Х. Указ. соч.- сс.333-343;

Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Ярославль, 1996. – сс. 99-103.

126. Писцовые книги 1674 –1676 гг. Труды Ярославской ГУАК… - с. 139.

127. П.А.Критский. Наш край. Ярославская губерния… - с. 164.

128. Угличский Летописец (Троицкий список). Труды Ярославской ГУАК. Вып. первый. М.: 1890. – - с. 130: «Въ лето 7124-е [1616 г. – А.К.]. Повеле государь Михаилъ Феодоровичъ градъ Угличъ населяти, изъ разныхъ городовъ жителей превозити, и превезоша мужеска и женска пола числомъ пять тысящ и насели житии въ Угличе…»

124. Писцовые книги 1674 –1676 гг. Труды Ярославской ГУАК… - сс. 19-20.

Итак, Углич подвергался осаде несколько раз. Сначала это было в 1608, а потом в 1609 году. Главный штурм города длился отнюдь не три года, как утверждал Ф.Х.Киссель, а всего два месяца (с мая по июнь 1609 года). Но главное не в этом. Даже сожжённый дотла Углич сопротивлялся ещё в течение нескольких лет (с 1610 по 1618 год), неоднократно подвергаясь разорению. Десять лет длилась война в угличском крае, унеся тысячи жизней людей, так и не предавших своего Отечества. В 2009 году исполняется 400 лет с тех пор, как угличская земля обагрилась кровью наших сограждан, и пусть времена те уходят от нас всё дальше и дальше, мы не имеем права забывать их подвига.

Ф.Х.Киссель (1808-1852 гг.) Титульный лист

Автопортрет «Исторiи города Углича»

Угличский кремль и острог до польской интервенции. Макет.

Историко-музыкальный музей «Угличские звоны»

Затинные пушки-пищали XVI -XVII вв.

УГИАХМ

И.Н.Потехин.

Никольские ворота кремля

УГИАХМ

Русское оружие конца XVI в.

УГИАХМ

Сабля турецкая. Ядра каменные. XVI - XVII вв.

Историко-музыкальный музей «Угличские звоны»

Образ Анастасии – настоятельницы

Богоявленского монастыря

и монахинь, принявших

мученическую смерть от интервентов.

Икона XIX в. УГИАХМ

П.Д.Бучкин. Разорение Углича поляками. УГИАХМ

Кинжал, найденный в районе Солунского бора (внизу клеймо).

Историко-музыкальный музей «Угличские звоны»

Библиография

1. Акты Василия Шуйского. /Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1600-1620/Akty_Vas_Shujskogo/61-80/67.htm

2. Архив историко-музыкального музея «Угличские звоны».

3. Архив Угличского Государственного историко-архитектурного и художественного музея; Материалы научно-вспомогательного фонда.

4. Большая Энциклопедiя. Словарь общедоступныхъ сведенiй по всемъ отраслямъ зна-нiя. Т.8. «Г-Д», С.-Пб.: Просвещенiе, 1902.- 796 с. с ил.

5. Военный энциклопедический словарь/ В 2 томах. Tом 1. Редкол.: Горкин А.П., Золота-рёв В.А., Карев В.М. и др.-М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ КЛАССИК, 2001. - 848 с.

6. Военный энциклопедический словарь/ В 2 томах. Том 2. Редкол.: Горкин А.П., Золота-рев В.А., Карев В.М. и др.-М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ КЛАССИК, 2001. - 816 с.

7. Волков В. А. Численность вооруженных сил Московского государства /referat/referat2/3333.php

8. Галкина М.А. Оборона Углича во время польско-литовской интервенции. //Исследова-тельская работа. XVI областной краеведческий конкурс исследовательских работ учащихся Ярославской области, участников туристко-краеведческого движения «Отечество». Руководитель Кулагин А.В. Ярославль: 2008. – 25 с. с ил.

9. Горстка А.Н. Иконы Углича XIV-XX веков: «Свод русской иконописи»; Предисл. Вздорнова Г.И. – М.: Гранд-Холдинг, 2006. – 207 с., 163 цв. ил.

10. Горстка А.Н. Святой царевич Димитрий Угличский. – М.: Северный паломник, 2003. – 96 с. с ил.

11. Горстка А.Н. Спасо-Преображенский собор в Угличе. – М.: Северный паломник, 2002. – 56 с. с ил.

12. Дитмар А.Б. Над старинными рукописями./ «Топографические описания» Ярослав-ского края конца XVIII века. Ярославль: Верхне-Волжское кн. изд-во, 1972. – 125 с. с ил.

13. Ерохин В.И. Углич: Путеводитель. М.: Планета, 1991. – 160 с. с ил.

14. Ерохин В.И. Углич: Иллюстрированный путеводитель по городу и окрестностям. М.: Северный паломник, 2002. – 248 с. с ил.

15. Ерохин В.И. По Угличу: Путеводитель. М.: Гранд-Холдинг, 2007. – 96 с. с ил.

16. Иванов Ю.Г., Каштанов Ю.Е., Халхатов Р.А. Великие сражения XVII-XIX веков. - Смоленск: Русич, 2004.- 212 с., ил.

17. Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII – XV вв., Л.: Наука, 1976. – 135 с. с ил.

18. Киссель Ф.Х. История города Углича. Ярославль, 1844. – 419 с.

19. Киссель Ф.Х. История города Углича. Издание второе, репринтное и дополненное. Уг-лич: Угличский историко-художественный музей.1994.- 425 с., комментарии 16 с.

20. Ключевский В.О. О русской истории. Под ред. проф. В.И.Буганова. М.: Просвещение, 1993. - 574 с.

21. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. Исторические монографии и исследования. М.: Чарли, 1994.- 800 с.

22. Коялович М.О. Иосиф Будило.1984

/Texts/rus11/Budilo/text3.phtml?id=205

23. Критский П.А.Наш край.Ярославская губерния – опыт родиноведения. Ярославль, 1907.- 310 с., ил.

24. Куйбышева К.С., СафоноваН.Н. Альбом по истории СССР/ С древнейших времён до середины XIX в./ М.: Изд-во «Просвещение», 1967. - 294 с. с ил.

25. Кулагин А. В. Геральдика древнего Углича. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2007. – 18 с.: ил.

26. Кулагин А.В., Кулагин В.А. История Углича. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2006. – 192 с.: ил.

27. Koulaguin A.V., Кoulaguin V.A. L’Histoire d’Ouglitch. La traduction Alexeï Koulaguin еt Roland Willmann. Ouglitch: Le musée historique et musical «Les Carillons d’Ouglitch», 2005. - 192 p.; les illustrations.

28. Кулагин А.В. История экономического развития Углича. Углич: Историко-музы-кальный музей «Угличские звоны», 2005. – 39 с.; с ил.

29. Кулагин А.В. Металлографический метод датировки изделий. Углич: Историко-му-зыкальный музей «Угличские звоны», 2005. – 78 с. с ил.

30. Кулагин А.В. Металлообработка в Угличе в X – XVII вв./Межвузовский сборник. Ма-териальная и духовная культура феодальной России. Горький. 1990. – 111 с.

31. Кулагин А.В. Мироносинская дорога.// Чайка № 48 (2543) от 10.12.1992 г.

32. Кулагин А.В. О, Преименитый Граде Угличе!// Чайка № 42 (2537) от 1.10.1992 г.

33. Кулагин А.В. Смута. Углич: Историко-музыкальный музей «Угличские звоны», 2005. – 72 с.; 25 ил.

34. Лавров Д.В.. Угличский «ссыльный» колокол. Углич: Тип. И.А.Дикарёва, 1913. – 32 с.

35. Лавров Н.Ф. Путеводитель по церквам города Углича. Ярославль, 1868.-138 с.13 с. ил.

36. Лебедева Е. Смутное время. /arhiv/051103154257.htm

37. Леонтьев В.Роль калязинской битвы в спасении Москвы и Троице-Сергиевой лавры. Copyright © &laquoПод княжеским стягом

38. Леонтьев Я.В. Воевода Жеребцов. Copyright © &laquoПод княжеским стягом

39. Леонтьев Я.В. Казак с картины Рембрандта.

/index.php?action=Articles&dirid=50&tek=7647&issue=208

40. Лествицин В.И. О волжском городе Руси. Статьи, заметки и публикации о г. Угличе. Углич: 2006.- 84 с. с ил.

41. Липинский М.А. Угличские акты XVII в. Ярославль, 1889-1890.

42. Масса Исаак. Краткое известие.

/Texts/rus11/Massa/pred.phtml?id=906

43. Мархоцкий Н. История Московской войны. /libris/lib_m/marhocky_prich.html

44. Морозова А.Е. Смута: её герои, участники, жертвы. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ»: ОАО «Люкс», 2004. – 544 с.: ил. – (Историческая библиотека).

45. Новиков Н.И.Сокровище Российских древностей. /Факсимильное издание, М.: Книга, 1986. – 161 c., Приложение 78 с. с ил.

46. Носевич В. Гiстарычныя нарысы. /kraeved/5.html

47. Пелевин Ю.А. Сапега, Ян Пётр. /catalog.asp?ob_no=15580&cat_ob_no=12308

48. Писцовые книги 1674 – 1676 гг. Труды Ярославской ГУАК. Выпуск второй. М.: Тип. А.И.Снегирёвой , 1892.- 412 с., Приложение 92 с.

49. ПСРЛ: Полное Собрание Русских Летописей. Московский Летописный Свод конца XV века. Т.25, М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – 463 с. с ил.

50. Родная старина.Отечественная история в рассказах и картинах (с XVI до XVII ст.).Со-ставил В.Д.Сиповский. СПб.: 1904; Повт. Изд-е : М.: Современник, 1993. – 446 c.

51. Россия XV –XVII вв. глазами иностранцев./ Подгот текстов, вступит.статья и коммен-тарии Ю.А.Лимонова. Л.: Лениздат, 1986. – 543 с.

52. Рубцов Н.Н. История литейного производства в СССР, Ч.I, М.: Гос.научно-техн. Изд- во машиностр. лит-ры, 1962. – 288 с. с ил.

53. Руммель В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. Т.1, С.-Пб.: Изд-во А.С.Суворина, 1886.- 628 с.

54. Скрынников Р.Г. Минин и Пожарский: Хроника Смутного времени. М.: Молодая Гвардия. 1981.- 350 с., ил. (Жизнь замечательных людей. Сер.биогр. Вып.9(615)).

55. Соловьев Л.Ф. Краткая исторiя города Углича. С.-Пб. – 1895. – 117 с. с ил.

56. Соловьев С.М. История России с древнейших времен, М.: Изд-во социально-экономи-ческой литературы, 1962 (XVI книг).

57. Соловьев С.М. История России с древнейших времен.

/airwar/militera-mirror/common/solovyev1/08_05.html

58. Соловьев С.М. Об истории Древней России. /А.И.Самсонов.- 2-е изд.- М.: Просвеще-ние, 1993.-544 с., ил.

59. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. - М.: Мысль, 1990.- 270,[2] с., [8] л. ил.

60. Суворов Н.А. Калязин. Страницы истории. Калязин: 1995. - 127 с., ил.

61. Томсинский С.В. Углече Поле в IX-XIII веках. С.-Пб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2004.-319 с. с ил.

62. Тюменцев И.О., Мирский С.В., Рыбалко Н.В., Тупикова Н.А., Тюменцева Н.Е. Русский Архив гетмана Яна Сапеги 1608-1611 годов: опыт реконструкции и источниковедческого анализа. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. - 340 с.

63. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Жители Ростовского уезда и воры в 1608-1611 гг. По материалам архива Яна Сапеги. /publication/srm/012/tyumetsev01.html

64. Тюменцева Н.Е., Тюменцев И.О. Тушинцы и жители Угличского уезда в 1608-1610 гг./Сообщения научных конференций Угличского музея. Углич: УГИАХМ, 2005. – сс. 204-232.

65. Угличский Летописец (Барсовский или Супоневский список). - Библиотека РАН. Новосибирское отделение.

66. Угличский Летописец (Серебренниковский или Тороповский список). Отв. Редактор А.А.Севастьянова. Текст. подгот. Я.Е.Смирнов. Ярославль, 1996. -184 с.

67. Угличский Летописец (Троицкий список). Труды Ярославской ГУАК. Вып. первый. М.: 1890. – 142 с.

68. ЯЕВ: Ярославские епархиальные ведомости. Ярославль: Тип. Г.Фалька.

69. Яковлев В.В. История крепостей. Эволюция долговременной фортификации. С.-Пб.: Полигон, 1995. – 312 с. с ил.

70. Ярославский К.М. Угличский колокол. Ярославль, 1892. – 15 с.

Список сокращений

ГИМ - Государственный исторический музей.

ГУАК - Губернская учёная архивная комиссия.

ДДГ - Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей.

ПСРЛ - Полное Собрание Русских Летописей.

УГИАХМ – Угличский Государственный историко-архитектурный и художествен-

ный музей.

УФ ГАЯО – Филиал государственного учреждения «Государственный

архив Ярославской области» в г. Угличе.

ЯГВ - Ярославские губернские ведомости.

ЯЕВ - Ярославские епархиальные ведомости.

Содержание

Угличская трагедия в эпосе и исторической литературе 3

Начало большой беды 7

Город-крепость 11

Угличский гарнизон 19

Захватчики и их пособники 22

Штурм 25

Бысть сие грехъ ради нашихъ… 31

Прилoжeния 35

Библиография 41

Список сокращений 45

Историко-музыкальный музей «Угличские звоны». 152610. Россия. Ярославская обл., г.Углич,

ул.Бахарева, д. 27

Тел. (48532) 9-22-89

E-mail: UglitchZvon@

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Кулагин Владимир Алексеевич

    Документ
    В те страшные и теперь уже далёкие годы Великой Отечественной у страны была одна великая задача – выжить и победить. И мало кого интересовала судьба одного от-дельно взятого человека, тем более простого солдата.

Другие похожие документы..