Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Борьба между Минздравсоцразвития и финансовыми ведомствами за накопительную часть пенсии вышла на новый уровень. Минздрав, планирующий отменить накоп...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 16.07.2009. № 582 «Об основных принцип...полностью>>
'Документ'
Цей навчальний посібник присвячено актуальним питанням індивідуального та колективного трудового права ЄС. В ньому здійснюється детальний аналіз прав...полностью>>
'Закон'
Сущность финансов, закономерности их развития сферы охватываемых ими товарно-денежных отношений и роль в процессе общего воспроизв-ва опр-ся эк-ким ст...полностью>>

Научно-образовательный материал (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На формирование родченковского стиля повлиял факт изменения к середине 20-х годов технической оснастки фотографов: стали входить в практику разного рода сменные коротко- и длиннофокусные объективы, позволяющие видоизменять рисунок линейной перспективы в снимках, фотографировать натуру в любых планах, сочетая очень крупный план с самым дальним при хорошо переданной резкости. Со временем техника снаряжения фотографа дополнилась электронными лампами-вспышками.

Но при этом искусство фотографии требовало «свежести взгляда», с помощью которого преодолевалась скучная монотонность протокольного видения. Главным средством для достижения этого оказался ракурс, поначалу давший мастеру возможность создать ряд композиционных шедевров. Но очень скоро ракурс был возведен чуть ли не в догму, жертвой которого становился порою и сам автор. Искусствоведы отмечают, что «среди лучших его фотографических работ – цикл портретов крупным планом, взятых в упор резко рисующим объективом, где задача психологического раскрытия личности - наперекор доктрине – побудили отбросить композиционные штампы левого фотоискусства» [11].

Родченко выдвигал, как принцип фотографического искусства, показывать обычное, знакомое, но с необычных, новых точек, например, сверху вниз и снизу вверх. Его увлекали ракурсы, деформации. Автор так позиционировал свой интерес к «новому видению»: «самыми интересными точками современности являются «сверху вниз» и «снизу вверх», и над ними надо работать. Кто их выдумал, я не знаю, но, думаю, они существуют давно. Я хочу их утвердить, расширить и приучить к ним», «я расширяю, таким образом, понятие об обычном предмете».

Он не просто снимал с этих точек, и до него верхняя точка масштабных пейзажей была хорошо известна. Фрагментируя часть объекта, часть пространства, мастер так «брал» действительность в кадр, что при этом происходило качественное обращение визуального материала на снимке. Делал это с помощью диагональных композиций, задавая мощное движение объекту съемки в глубину кадра. Предметом изображения при этом становился даже не сам объект в его материальности, но «внутренняя сила», заключенная в нем. Эта сила словно устремлялась наружу из глубины объекта, увлекая за собой пространство изображения. Так пространство снимка обретало повышенную динамику. Соединение ракурсного зрения и фрагментации натуры давало ракурсную съемку. Если рассматривать фотографии Родченко под углом ЛЕФовцами же сформированной теории «социального заказа», то возможно проведение параллели от заданности динамики кадра к желанию показать динамику жизни.

ЛЕФов интересовали, прежде всего, утилитарно-производственные функции фотографии. В то время как Родченко писал: «нужно указать товарищам, что фетишизация факта не только не нужна, но и вредна для фотографии», там же: «плохо и просто снятый факт не является культурным делом и культурной ценностью в фотографии <…> никакой революции нет в том, что вместо портрета генерала стали снимать рабочих вождей в том же фотографическом подходе, как и при старом режиме или под влиянием художественного Запада» [4].

Революцию в фотографии Родченко определял тем, чтобы, снятый факт благодаря качеству («как снято») действовал настолько сильно и неожиданно всей своей фотографической спецификой, «чтоб мог не только конкурировать с живописью, но и показывал всякому новый совершенный способ раскрывать мир в науке, технике и в быту современного человечества». Он постоянно экспериментировал с новыми материалами, техниками, композиционными структурами, жанрами до самых последних дней сохраняя приверженность к идее авангарда и «левого» искусства, считая, что в искусстве, также, как и в науке, существуют открытия и изобретения. Беспрестанный поиск и эксперимент, постоянное движение вперед, развитие по спирали. Не случайно именно Родченко становится одним из основателей возникших позже «измов», использовавших достижения техники и науки в качестве новых инструментов и средств: оп-арт, компьютерная графика, минимальное и концептуальное искусство. «Левое» искусство стало для него постоянным опытом познания нового и движения в будущее.

В 1920-1930 гг. выяснилось, что фотография важна не только как документальная иллюстрация или произведение искусства, но способна выступать как элемент изобразительного повествования более сложного, чем единичный снимок. Особый интерес представляли новые формы ее бытования – фотоколлаж, фотосерия, фотокнига – рассчитанные на коммуникацию с массовым зрителем. Изданная Пролеткультом книга Н. Тарабукина «Искусство дня» (1925) имела характерный подзаголовок «что нужно знать, чтобы сделать плакат, лубок, рекламу, смонтировать книгу, афишу, газету и какие возможности открывает фотомеханика». Чтобы достичь большей агитационности, Тарабукин предлагал обратиться к возможностям фотоплаката, фоторекламы, фотокарикатуры. «Фотография, - полагал он, - до сих пор никогда не пыталась выйти за пределы сухого протокола, теперь даже при добросовестной фиксации действительности она стремится к экспрессии, ищет новые выразительные возможности» [17].

Такие возможности давал фотоколлаж. Коллажный метод в светописи был освоен еще в XIX веке, но тогда он использовался как прием, восполняющий недостаточное качество фотоматериалов, а позже как способ изготовления курьезных снимков, развлекающих заказчика. Под фотоколлажом в это время понимают соединение фото и фото, фото и текста, фото и рисунка. Соединение двух и более фотографий и рисунков включало механизм коллажного взаимодействия, при этом какие-то оттенки смысла фотоизображений приглушались, отходя на второй план, какие-то выдвигались вперед, становились главенствующими [16]. Особенно ярко этот механизм работал, когда в композицию входило слово. Своей смысловой направленностью оно как бы высвечивало определенный план содержания отдельного кадра. Эта возможность актуализиции фрагмента в 20-е годы приводит ко «второму открытию» фотоколлажа как эффективного метода в деле массовой агитации и пропаганды.

Многие обложки журналов, книг, отдельные страницы и развороты были построены по такому принципу. Поэтику фотоколлажа разрабатывали ведущие теоретики советского авангарда. Так обложка первой поэмы Маяковского «Про это» (1923), смонтированная А. Родченко из фотографии Лили Брик и слов, можно считать классическим образцом лаконичного фотоколлажа.

Фотодокументы относятся к изобразительным источникам. В связи с этим исследователь М. Магидов делает замечание, что, во-первых, они призваны документально отображать реально происходящие события, явления или факты, во-вторых, используя присущие им возможности искусства, эстетически воздействовать на зрителя или слушателя.

В настоящей работе целесообразно, исходя из опубликованных в журнале фотодокументов, использовать при их анализе структурно – типологический признак, который позволяет выделить все жанровые разновидности фотодокументов, осмыслить уровень интерпретации событий, явлений и фактов действительности с помощью фотодокументирования, а также методов искусства. Наряду с фотодокументами, в журнале публиковались кадры из кинофильмов, которые оценивались по параметрам фотоисточников: «фотодокумент фиксирует лишь единственное мгновение снимаемого объекта, нередко регистрируя мельчайшие детали происходящего процесса, и поэтому он может быть в какой-то мере приравнен к одному кинокадру (точнее, кадрику)» [12].

Исходя из этого, разделим все опубликованные фотодокументы по жанровым группам:

Фоторепортаж. Информационный жанр оперативно, с необходимыми подробностями, в яркой форме сообщающий о каком-либо событии, очевидцем или участником которого является автор. Основополагающая черта фоторепортажа – строгая документальность. Особенной популярностью в «левом» искусстве этот жанр пользовался потому, что позволял фотографу фиксировать подлинную жизнь, не вмешиваясь в её течение. Количество фотодокументов рассматриваемого жанра в журнале: 1927 г. ― 19 фотодокументов, 1928 г. ― 24 фотодокумента

Фотографический портрет. В этом жанре ЛЕФами перед фотохудожником ставилась задача возведения неповторимой индивидуальности человека в степень образа при сохранении его конкретных портретных черт. Такая работа над портретом по своему характеру индуктивна: автор постигает в ней общее через частное, людей вообще через реального, конкретного человека

Количество в источнике: 1927 г. – 4 фотодокумента, 1928 г. – 9 фотодокументов.

Пейзаж. Для пейзажей, опубликованных в журнале, характерна жесткая композиционность, ракурсное зрение, а в результате - приобретение пространством снимка повышенной динамики.

Количество в источнике: 1927 – 10 фотодокументов, 1928 – 7 фотодокументов.

Натюрморт. В «Новом ЛЕФе» было опубликовано три натюрморта (1928). Опыты А.М. Родченко; попытка под новым углом зрения увидеть привычные предметы, отразить форму и объем предмета, при помощи световых акцентов.

Количество в источнике: 1927 – нет фотодокументов, 1928 – 3 фотодокумента.

Фотосъемка архитектуры. Фотографии архитектуры, опубликованные на страницах журнала, могут рассматриваться в трёх аспектах: как самостоятельное произведение фотоискусства, как отражение непременного компонента городского или индустриального пейзажа и, наконец, в прикладном значении – как документ. Актуальность для «левого» искусства этот жанр приобретал благодаря тому, что в художественных образах архитектуры выражался и характер общественной жизни, и уровень духовного развития общества, и его эстетические идеалы.

Количество в источнике: 1927 – 11 фотодокументов, 1928 – 20 фотодокументов.

Интерьер. Много общего по своим задачам со съёмкой архитектуры имеет фотографирование интерьера.

Количество в источнике: 1927 ― 4 фотодокумента, 1928 – 5 фотодокументов.

Фотоколлаж. Как уже было сказано выше, фотографиями и фотоколлажами Родченко был проиллюстрирован «Новый ЛЕФ». Быт вещей, окружающую человека реальность (фрагменты видовых и жанровых снимков, вырезки из рекламных страниц) художник соединял с человеческим началом.

Количество в источнике: 1927 – 4 коллажа, 1928 – 5 коллажей.

Сравнение показателей подтверждает мысль о том, что осуществляя подборку фотографий для журнала, ЛЕФы руководствовались, прежде всего, возможностями жанра отражать действительность, ничем ее не приукрашивая (ориентация на факт). Соответственно наибольшее количество фотодокументов, помещенных на страницах издания, относится к жанру репортажа. Второе место по количеству снимков занимает фотосъемка архитектуры. Данная позиция объяснима тем, что архитектурные сооружения, как никакой другой сюжет, мог выразить такие тенденции конструктивистской фотографии как геометризация композиции, неклассический ракурс, при сильном сокращении объема и т.д. Меньше всего фотографий отводится жанру натюрморта, что связано, с его информационной статичностью, ограниченностью возможности выражения новой революционной формы, поэтому в опубликованных фотодокументах выражение жанрового своеобразия натюрморта отодвигается на второй план, уступая место эксперименту с формой.

Таким образом, количественный анализ фотодокументов издания показал преобладание фоторепортажа как жанра, в большей степени ориентированного на констатацию факта. Автор в данном контексте рассматривается, прежде всего, как техник и коллекционер явлений.

Литература:

1.Брик О.М. От картины к фото/ О.М. Брик // Новый ЛЕФ. – 1928. – № 3.

2. Редакция. Читатель! // Новый ЛЕФ. – 1927. – № 1.

3. Родченко А. К фото в этом номере // Новый ЛЕФ. – 1928. – № 3.

4. Родченко А.М. Крупная безграмотность или мелкая гадость?/ А.М. Родченко // Новый ЛЕФ. –1928. – № 6.

5. Родченко А.М. Предостережение/ А.М. Родченко // Новый ЛЕФ. –1928. – №11.

6. Болтянский Г. Очеpки по истоpии фотогpафии в СССР / Г. М. Болтянский. – М.: Госкиноиздат, 1939. – 224 с.

7. Болтянский Г.М. Фотография в эпоху революции // Советское фото. – 1926. - №3.

8. Болтянский Г.М. Фотографическая жизнь в советский период // Советское фото. 1926. – №6.

9. Донде А.М. Техника на службе духовных интересов человечества / А.М. Донде. – М., 1924. – 124с.

10. Лаврентьев А.Н. Ракурсы Родченко / А.Н. Лаврентьев. – М.: Искусство, 1922. – 222с.

11. Лаврентьев А.Н. А.М. Родченко. Статьи. Воспоминания. Автобиографические записки. М., 1982. – 304с.

12. Магидов В.М. Кинофотофонодокументы в контексте исторического знания. М., 2005. – 394с.

13. Михалкович В., Стигнеев В. Поэтика фотографии. М., 1989. – 239с.

14. Морозов С.А.Советская художественная фотография / С.А. Морозов. - М.: Искусство, 1958. – 293с.

15. Морозов С. А. Фотография как искусство/ С.А. Морозов. - М.: Знание, 1972. – 32с.

16. Стигнеев В.Т.Век фотографии / В.Т. Стигнеев. – М.: КомКнига, 2005. – 392 с.

17. Тарабукин Н.М. Искусство дня. Что нужно знать, чтобы сделать плакат, лубок, рекламу, смонтировать книгу, газету, афишу, и какие возможности открывает фототехника / Н.М. Тарабукин. – М.: Всерос. Пролеткульт, 1925. – 134с.

18. Фоменко А. Монтаж, фактография, эпос: Производственное движение и фотография / А. Фоменко. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2007. – 374с.

Культурологические науки

Акимова Юлия Сергеевна

Аспирантка кафедры социологии и философии культуры

Специальность: 24.00.01 Теория и история культуры

Научный руководитель: д. пед. н., профессор Щербакова А.И.

Педагогические инновации в современном музыкальном образовании

Аннотация: В настоящей статье рассматриваются педагогические инновации в современном музыкальном образовании.

Ключевые слова: музыкальное образование, педагогические инновации.

В современной образовательной системе все большее значение приобретает соответствие учебного процесса требованиям времени. Особое внимание уделяется обеспечению технической стороны обучения. Современный педагог должен уметь применять компьютерные возможности в учебном процессе. История компьютеризированного обучения берет свое начало с того времени, когда в США в конце 1950-х гг. появились первые автоматизированные обучающие системы (АОС).

В России в 1963 году П.В.Лобанов разработал и сконструировал первые образцы обучающих машин. В Государственном музыкальном педагогическом институте имени Гнесиных был открыт автоматизированный класс музыкального обучения и создано множество программ по различным дисциплинам.

В 1972 году в университете Миннесоты начала проводить свои исследования Д. Гросс: она разработала ряд компьютерных программ, содержащих упражнения по теории музыки и сольфеджио (развитие ритмического слуха, определение гармонической последовательности и написание музыкального диктанта).

В 1973 году группа ученых Стенфордского университета приступила к проведению экспериментов по внедрению компьютера в обучение музыке, касавшихся главным образом формирования и развития слуховых навыков.

В 1974 году в Делаварском университете была создана автоматизированная обучающая система GUIDO, предназначенная для формирования слуховых навыков. Эксперименты по её практическому применению проводились Ф.Т. Хофстеттером, исследовавшим как отдельные стороны развития музыкального слуха – распознавание по слуху ритмических рисунков, интервалов, отдельных аккордов и гармонических последовательностей, – так и формирование слуховых навыков в целом. Кроме того, он изучал влияние компьютерных обучающих игр на повышение эффективности обучения.

В начале 1980-х зарубежные исследователи вышли на новый уровень понимания проблемы компьютеризации музыкального образования. Многочисленные эксперименты подтвердили эффективность новой обучающей технологии и дали положительный ответ на вопрос о целесообразности использования компьютера в обучении музыке. С этого момента изменились приоритеты в дальнейших исследованиях. Теперь пристальное внимание исследователей обратилось на педагогические технологии компьютерного обучения, при разработке программного продукта стали учитываться дидактические факторы.

Проблемам проектирования обучающих программ для развития музыкального слуха с учетом дидактических требований посвятили ряд работ канадские ученые Р.Вуд и П.Дж. Клементс. Методы обучения детей элементам музыкальной речи при помощи языка программирования Лого были предложены И.Бо.

В СССР первые персональные компьютеры поступили в учебные заведения лишь в начале 1980-х, широкая компьютеризация образовательных учреждений, в том числе и музыкальных, началась только в середине 1980-х гг. Практический опыт использования компьютера в обучении музыке в данный период не существовал.

На западе к концу 1980-х процесс компьютеризации образования резко активизировался. В это время заметен стремительный рост количества обучающих программ. Активную работу в этой области вели США и Германия.

Так, например, Дж.Дж. Хесс описывает проводившийся в университете штата Северное Колорадо эксперимент по использованию тренировочных компьютерных программ для формирования у студентов первого курса слуховых навыков на уроках по теории музыки.

Но, лишь в немногих научных исследованиях предпринималась попытка приподняться над описанием частных методик и отдельных экспериментов и рассмотреть некоторые общие проблемы компьютеризации музыкального образования.

В настоящее время в России наибольшую известность получили разработки педагогов и сотрудников Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского, которые участвуют в создании музыкальных образовательных компьютерных программ, например таких как «Джоаккино Россини» (DS Multimedia Productions), «Фридерик Шопен», «Энциклопедия музыкальных инструментов» и т.п. В вычислительном центре консерватории, образованном в 1991 г., Ю.Н.Рагсом и А.В.Харуто проводились акустические исследования (в том числе и с помощью созданной в ВЦ МГК программы Notator).

Еще в пятидесятые годы двадцатого века в США велась работа по разработке принципов построения обучающих компьютерных программ.

Первые опыты в этом направлении были созданы Б.Ф.Скиннером. Он разработал принципы построения линейных обучающих программ:

1) принцип малых шагов — учебный материал делится на малые части (порции), чтобы ученикам не нужно было затрачивать много усилий для их овладения;

2) принцип низкого уровня трудности порций — уровень трудности каждой порции учебного материала должен быть достаточно низким, чтобы обеспечить правильность ответов учащегося на большинство вопросов. Благодаря этому учащийся постоянно получает положительное подкрепление при работе с обучающей программой. По Скиннеру доля ошибочных ответов учащегося не должна превышать 5 %;

3) принцип открытых вопросов — Скиннер рекомендовал использовать для проверки усвоения порций вопросы открытого типа (ввод текста), а не выбор из множества готовых вариантов ответа, утверждая при этом, что «даже энергичное исправление ошибочного ответа и подкрепление правильного не предотвращают возникновение словесных и предметных ассоциаций, рождающихся при чтении ошибочных ответов»;

4) принцип немедленного подтверждения правильности ответа — после ответа на поставленный вопрос учащийся имеет возможность проверить правильность ответа; если ответ все же окажется неверным, учащийся принимает этот факт к сведению и переходит к следующей порции, как и в случае верного ответа;

5) принцип индивидуализации темпа учения — учащийся работает в оптимальном для себя темпе;

6) принцип дифференцированного закрепления знаний — каждое обобщение повторяется в различных контекстах несколько раз и иллюстрируется тщательно подобранными примерами;

7) принцип единообразного хода инструментального учения — не делается никаких попыток дифференцированного подхода в зависимости от способностей и наклонностей учащихся. Вся разница между учениками будет выражаться лишь продолжительностью прохождения программ. К концу программы они придут одним и тем же путем.

В году американский ученый Н.А.Краудер выпустил программу «AutoTutor», построенную на основе идеи разветвлённого программированного обучения, о которой ранее он писал в учебниках «Tutor Text». Позже, будучи профессором Технического Колледжа, Норман основал компанию «Crowder Scientific Company» для реализации своих идей компьютерного обучения.

Основным отличием подхода, разработанного Норманом Краудером в 1960 году, является введение индивидуальных путей прохождения по учебному материалу. Путь для каждого учащегося определяет сама программа в процессе обучения, основываясь на ответах учащихся. Н. А. Краудер заложил следующие принципы в свою концепцию:

1) сложность порций поверхностного уровня и их упрощение при углублении — учебный материал выдается обучаемому сравнительно большими порциями, и ставятся достаточно трудные вопросы. Если учащийся неспособен справиться с такой подачей материала (что определяется по неправильному ответу), то учащийся переходит к порции более глубоко уровня, которая проще;

2) использование закрытых вопросов — в каждой порции учащемуся предлагается ответить на вопрос, выбрав один из вариантов ответа. Только один вариант ответа является правильным и ведёт к следующей порции того же уровня. Неправильные ответы пересылают ученика в порции более глубокого уровня, в которых подробнее объясняется («разжёвывается»)тот же материал;

3) наличие разъяснений по каждому варианту ответа — если учащийся выбирает ответ, программа объясняет ему, в чём он ошибся, перед тем, как перейти к следующей порции. Если ученик выбрал правильный ответ, программа поясняет правильность этого ответа, перед тем, как перейти к следующей порции;

4) дифференцированный ход инструментального учения — разные учащиеся пройдут обучение различными путями.

Программы, создаваемые на основе разветвленного алгоритма Краудера, по своим функциональным свойствам отличались от своих предшественниц, что привело к появлению первых классификаций компьютерных обучающих программ.

Как проходит тренировка слуха? Программа выбирает какой-либо музыкальный элемент, например аккорд, играет его и просит определить на слух. Набор аккордов для тренировки можно выбрать самостоятельно или воспользоваться готовыми упражнениями программы. Аккорды выбираются случайным образом, поэтому тренировка даже с двумя аккордами может продолжаться, сколько угодно долго. То же самое справедливо и для других элементов: интервалов, ладов, мелодий.

По окончании упражнения программа выводит результаты и показывает допущенные ошибки. Многие программы позволяют хранить результаты и давать статистику правильных ответов, на основании которой можно следить за собственным прогрессом. В некоторых из программ есть также виртуальный «учитель» и заранее готовый курс упражнений, от начальных до самых сложных. При этом «учитель» контролирует прохождение курса и дает советы — стоит ли перейти на новый уровень, повторить текущий или даже вернуться к предыдущему.

В упражнениях существуют шесть возможных способов ответов.

  1. Первый — виртуальный: на экране нарисовано изображение клавиатуры фортепиано или грифа гитары, ответ вводится щелчком мыши по клавиатуре или грифу.

  2. Второй способ заключается в использовании компьютерной клавиатуры.

  3. Третий способ — нотный, ответы "пишутся" мышью на экранном нотном стане с помощью инструмента, напоминающего карандаш.

  4. Четвертый — поименный: ответы выбираются из предлагаемых вариантов.

  5. Пятый способ заключается в использовании внешнего MIDI-контроллера (клавиатуры, электронных ударных и т. п.).

  6. Шестой способ — «микрофонный», когда ответы пропеваются голосом или проигрываются на акустическом музыкальном инструменте, а программа в реальном времени производит анализ высоты тона или ритмической структуры сигнала.

Для каждого типа упражнений больше подходит один из способов. В идеале хорошо иметь MIDI-клавиатуру для ввода аккордов, электронные ударные для ритмических упражнений и микрофон для пропевания интервалов или мелодий. Поименный способ хорош для тех упражнений, где нужно выбрать один ответ из двух или нескольких возможных, например, "да или нет", "больше/меньше", "ниже/выше", "трезвучие, секстаккорд или септаккорд".

Особо хочется отметить способ ввода ответа посредством микрофона («микрофонный» способ). Для ввода ответа голосом не нужны дорогие микрофоны, подойдет микрофон любого типа (электретный, динамический, конденсаторный).

Большинство программ выпускаются в вариантах для PC и Macintosh, но есть даже онлайновые варианты, основанные на Java-апплетах — есть возможность зайти на соответствующий сайт и тренироваться.

Системные требования программ скромны: процессор Pentium и выше, несколько мегабайт на жестком диске, любая из версий Windows и любая звуковая плата с MIDI-интерфейсом и встроенным синтезатором. Все программы позволяют использовать для ответов MIDI-контроллер, а некоторые программы - микрофон и собственный голос.

При помощи компьютерных программ можно интенсифицировать процесс развития музыкального слуха у детей, студентов или просто желающих заниматься музыкой. Подобные программы, созданные для развития музыкального слуха, могут выступать в качестве дополнительного источника тренировочных упражнений и теоретических заданий для самостоятельной подготовки обучающихся. Встречаясь с педагогом по сольфеджио раз в неделю, учащийся может получать объем заданий и работать самостоятельно с компьютерным «учителем» такое количество времени, которое будет необходимо для наработки тех или иных музыкально-слуховых навыков. Компьютер не заменит живого педагога, но может стать хорошим «помощником» в процессе развития музыкального слуха.

Литература:

  1. Живайкин, П.Л. 600 звуковых и музыкальных программ. Спб., 1999. - 624с.

  2. Зарипов, Р.Х. Кибернетика и музыка. М., 1971. - 235 с.

  3. Полозов, С.П. Обучающие компьютерные технологии и музыкальное образование – Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та,2002.-208с.

  4. Харуто, А.В. Музыкальная информатика. Компьютер и звук: Учеб. пособие по теоретическому курсу для студ. и аспир. муз. вуза. М.:Московская государственная консерватория,2000. - 378 с.

  5. Федоров, А. Тренировка слуха. Сравнение программ для тренировки слуха. 2003. //articles/ear/eartraining.php

Слуцкая Ирина Ильинична

Аспирантка кафедры социологии и философии культуры

Специальность: 24.00.01 Теория и история культуры

Научный руководитель: д. пед. н., профессор Щербакова А.И.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Научно-образовательный материал «надежность электрической изоляции»

    Документ
    Научно-образовательный материал «Надежность электрической изоляции» используется в системе повышения квалификации, получения дополнительного образования.
  2. Научно-образовательный материал (ном)

    Документ
    Развитие нанотехнологий, разработка и создание нанобъектов и наносистем в последние годы выявило множество новых задач, связанных с тепловыми свойствами таких систем.
  3. Научно-образовательный материал (2)

    Документ
    Жукова Г.С. д.ф.-м.н., проф., зав. кафедрой высшей математики и информатики, профессор проректор по дополнительному профессиональному образованию, повышению квалификации и переподготовке кадров.
  4. Научно-образовательный материал (3)

    Реферат
    Химия окружающей среды – естественнонаучная дисциплина, изучающая основные закономерности физико-химических процессов протекающих в природных средах. Основной целью дисциплины является изучение процессов появления, перемещения и превращения
  5. Научно-образовательный материал Организация курсов повышения квалификации «Квалиметрические методы оценки качества физкультурно-оздоровительных услуг» Состав научно-образовательного коллектива (основные исполнители)

    Документ
    Велико значение физкультурно-оздоровительных услуг в профилактике преждевременного старения человека и предупреждения возникновения заболеваний. В связи с тем, что физической культурой и спортом у нас в стране занимаются миллионы

Другие похожие документы..