Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Казань и Ижевск – города довольно крупные, хотя находятся они не в Центральной части страны. Положение обоих городов довольно удобное, поэтому историч...полностью>>
'Анализ'
В данной работе проводится обзор информационной угрозы, исходящей от акустических закладок, передающих полученную конфиденциальную информацию по ради...полностью>>
'Методические указания'
С48 Слонов, Л. Х. Структура и оформление квалификационных работ [Текст] : методические указания / Л. Х. Слонов, Т. Л. Слонов. – Нальчик : Каб.-Балк. ...полностью>>
'Программа'
Андрей Прудиус - приглашенный преподаватель МИБ-Украина, курс «Поведение потребителей», программа УПБА, глава маркетингового комитета Европейской Бизн...полностью>>

С. С. Новикова история развития социологии в россии учебное пособие

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Славянофилы выступали за самобытной путь историче­ского развития России, который принципиально отличает­ся от западноевропейского пути. Они идеализировали старую, допетровскую Русь. Считали, что она была гармо­ничным обществом, в котором не было внутренних потря­сений. По их мнению, Петр I произвольно нарушил органичное развитие России. Это привело к тому, что госу­дарство встало над народом, дворянство и интеллигенция односторонне усвоили внешнюю и бытовую западноевропейскую культуру, совершенно оторвались от своего народа и своей самобытной культуры. Славянофилы призывали интеллигенцию изучать народную жизнь, ее быт, культуру и язык, чтобы сблизиться с народом.

Они считали, что государство является естественной формой организации жизни людей для Запада, так как за­падное общество создано в результате завоеваний и наси­лия, поэтому там необходимы юридические нормы и конституция. А в России конституция, по их мнению, была не нужна, так как в основе русского общества изначально лежит соборность.

Свое учение о власти они строили, исходя из органиче­ского единства царя и народа, считая, что вся полнота вла­сти принадлежит народу, но он не любит ее и поэтому отдает царю, чем снимает с себя грех властвования, а в задачу царя входит сохранение порядка в обществе. Они считали, что самодержавие — зло, но зло необходимое. Самодержавие, по их мнению, создает сам народ, а не система порабощает народ. Самодержавие представлялось им как государствен­ность безгосударственного народа и означало, что для само­держца власть — это долг, обязанность и тяжкий крест, а не привилегия.

Их интересовало такое устройство русского общества, в основе которого лежат соборность и вера. Соборность пони­малась ими как живое и цельное единство, собранное воедино духом любви, а не внешнее единство общества и не механическое соединение его независимых частей. Русский народ, а из него состоит реальное общество, самобытен и религиозен. Народ живет в соответствии и по законам пра­вославия и не любит властвовать и власть. Для него глав­ными ценностями выступают духовные, а не политические свободы. Именно на это опирались славянофилы при рас­смотрении предлагаемого ими государственного устройст­ва. В то же время они считали, что государство само по себе — это зло, так как основано на насилии, разъединении, бездуховности и лукавстве.

По своей сущности русский народ безгосударственен. Проведенные Петром преобразования навязали ему эту форму общественного устройства, что привело к наруше­нию духовного единства, так как между народом и царем встало чиновничество, препятствуя их органическому об­щению.

У славянофилов полностью отсутствовала (центральная для христианства) идея личности, которая поглощена у них коллективным субъектом общества — общиной. Общину же они считали исконно русской, самобытной формой об­щественного устройства. Интересно, что это центральное положение славянофилов позднее заимствовали анархи­сты, народники, революционеры-демократы.

Важный для русской социологии вопрос о социальном прогрессе славянофилы решали следующим образом. Соци­альный идеал — это община, а так как она находится не впереди исторического развития (община уже существова­ла в допетровские времена), то они отрицательно относи­лись к социальному прогрессу.

Идеи Константина Дмитриевича КАВЕЛИНА (18181885) стали как бы итогом предсоциологического этапа со­циальной мысли в России. К.Д. Кавелин — выходец из старого дворянского рода, историк, юрист, философ, пуб­лицист.

Для него было характерно желание преодолеть недостат­ки, имеющиеся в течениях западничества и славянофиль­ства, и заложить основы новой социальной науки. Он отмечал, что после того как эпоха преобразований, вызван­ная реформами Петра I, стала клониться к концу, «появи­лось у нас противоположение русского европейскому, желание думать, действовать и чувствовать национально, народно или во что бы то ни стало по-европейски. Требование самостоятельности и требование лучшего, которые на­шли представителей в этих двух крайностях, прежде сли­тых воедино, теперь распались и стали враждебны. Серединой между ними было уже бессмыслие и апатия. Таким образом, настоящий смысл эпохи реформ был поте­рян и забыт. Ее начали безусловно порицать или безусловно хвалить, но с важными недоразумениями и натяжками с обеих сторон, потому что ее подводили под известные, од­носторонние точки зрения, которым она никак не поддава­лась. В наше время этот дуализм, признак едва зарождавшейся в нас умственной и нравственной жизни, начинает исчезать и становится прошедшим. Его сменяет мысль о человеке и его требованиях. Что эпоха преобразо­ваний сделала в практической жизни, то теперь происходит у нас в области мысли и науки. Непереступаемые границы между прошедшим и настоящим, русским и иностранным разрушаются; открывается широкое воззрение, не стесня­емое никакими предрассудками, прирожденными или вы­думанными ненавистями» /44, стб.64/. Сформулирован­ные им идеи стали центральными для социологии в России.

В своих широких социологических обобщениях он стре­мился использовать идею права. Подход к праву как норме, за которой стоят определенные социальные отношения, прослеживается на всех этапах его деятельности. На протя­жении всей творческой деятельности его привлекали соц­иологические и сравнительно—исторические аспекты права.

Основу его размышлений составлял поиск социальных форм, позволяющих органично сочетать общечеловеческое и национально—самобытное, при этом главенствующим ос­тавалось последнее. Он считал, что внутреннее развитие русской истории всегда оставалось самостоятельным, даже во время и после реформ Петра I. «Исчерпавши все свои исключительно национальные элементы,— подчеркивал Кавелин,— мы вышли в жизнь общечеловеческую, остава­ясь тем же, чем были и прежде,— русскими славянами. У нас не было начала личности: древняя русская жизнь его создала; с XVIII века оно стало действовать и развиваться. Оттого-то мы так тесно и сблизились с Европой; ибо совер­шенно другим путем она к этому времени вышла к одной цели с нами. Развивши начало личности донельзя, во всех его исторических, тесных, исключительных определениях, она стремилась дать в гражданском обществе простор человеку, и пересоздавала это общество. В ней наступал тоже новый порядок вещей, противоположный прежнему, исто­рическому, в тесном смысле национальному. А у нас вместе с началом личности человек прямо выступил на сцену ис­торического действования, потому что личность в древней России не существовала и, следовательно, не имела ника­ких исторических определений. Того и другого не должно забывать, говоря о заимствовании и реформах России в XVIII веке: мы заимствовали у Европы не ее исключительно национальные элементы; тогда они уже исчезли или исче­зали. И у ней и у нас речь шла тогда о человеке; сознательно или бессознательно — это все равно. Большая развитость, высшая степень образования, большая сознательность была причиной, что мы стали учиться у ней, а не она у нас. Но это не изменяет ничего в сущности. Европа боролась и бо­рется с резко, угловато развившимися историческими определениями человека; мы боролись и боремся с отсутствием в гражданском быту всякой мысли о человеке. Там человек давно живет и много жил, хотя и под односторонними исто­рическими формами; у нас он вовсе не жил и только начал жить в XVIII века. Итак, вся разница только в предыдущих исторических данных, но цель, задача, стремления, даль­нейший путь один» /44, стб.65—66/.

Ему принадлежит разработка новой теории историче­ского развития русской гражданственности. Данная теория, вопреки славянофилам, выводила весь русский обществен­ный и государственный быт из кровнородового, патриар­хального, а не из общинного и отводила особо важную роль в истории русского народа реформам Петра Великого /44, 45/. Эта теория позднее стала основой историко-юридической школы в России.

При рассмотрении сельской общины в России в его взгля­дах сочетались как идеи государственной школы, которые представляли общину институтом, созданным государст­вом в фискальных целях, так и идеи славянофилов о вели­кой роли общины, которая является реальной альтернативой развитию капитализма в России. Кавелин считал, что оптимальным является разумное сочетание об­щинного землевладения, которое препятствует переходу земли в руки частных землевладельцев, с личной поземель­ной собственностью крестьянина, которая в свою очередь позволяет избежать пролетаризации и нищеты крестьян­ских масс /96, с.31 /. Судя по всему, он предполагал, что со временем наиболее богатые крестьяне будут выходит из общины и переселяться в города, а самая бедная, неимущая часть останется в общине, что оградит ее от бродяжничест­ва, нищеты и будет гарантировать ей работу. Хотя он и придавал большое значение общинному устройству кресть­янства, все же далеко не так идеализировал общину, как славянофилы и Герцен.

Его интересовала и проблема прогресса. Кавелин выдви­гал свою точку зрения по этому вопросу. Прогресс в России, по его мнению, это внутреннее саморазвитие личности, ее культуры. Только там, где есть развитая личность, возмо­жен прогресс. Именно развитая личность — основа обще­ственного развития. Он считал, что личность, появившаяся в древней Руси, это только грубая и неразвитая форма, не имеющая никакого содержания. Кавелин указывал: «Она была совершенно неразвита, не имела никакого содержа­ния. Итак, оно должно было быть принято извне; лицо должно было начать мыслить и действовать под чужим вли­янием» /44, стб.57—58/. Таким образом, необходимое на­полнение она могла получить только извне, в данном случае из Западной Европы, где оно было наиболее развито.

Русский народ исторически вынужден был жить в таких внешних обстоятельствах, которые на целые века делали невозможным его развитие из самого себя. Рассматривая среду обитания русского народа, Кавелин писал: «...нравст­венная и умственная сторона в ней дремала. Единственным путем развития культуры Великороссии,— путем околь­ным и чрезвычайно длинным,— было постепенное, так ска­зать, всасывание в себя образовательных элементов извне, из других стран, более образованных. Наша подражательность, обезьянничание, наша падкость к новому и чужому, наша способность принимать всевозможные виды и образы ставятся нам в укор; но такая восприимчивость и впечатли­тельность, выработанная в нас, правда, до виртуозности, доказывают только отсутствие в нас всякого содержания и сильную потребность наполнить эту пустоту единственным способом, который оставался,— впитыванием, вдыханием в себя образовательных элементов извне. Эти внешние вли­яния чрезвычайно медленно оседали в народе и продолжали жадно восприниматься отовсюду, до тех пор, пока почва не напиталась ими и не народилась для самостоятельного, нравственного и духовного развития» /45, стб.623—624/.

Эту великую миссию соединения в личности содержания и формы, по его мнению, и выполнил Петр I своими рефор­мами. Он выступал против идей Достоевского и других о том, что русскому народу изначально была присуща высо­кая нравственность.

Огромное влияние на развитие русской социологии так­же оказала идея социализма, получившая в России особое звучание и оригинальное развитие. К этой идее впервые обратились славянофилы, которые связывали с ней надеж­ды на лучшую форму организации общественной жизни, мечтали об историческом устройстве сельской и ремеслен­ной промышленности на основе сочетания христианской идеи с потребностями материального существования.

Таким образом, на предсоциологическом этапе русская социальная мысль сформулировала программное поле соц­иологических исследований, выдвинула ряд основных воп­росов, которые необходимо было решить, и заложила основы социальной методологии. Все сказанное наглядно показывает, что во второй половине XIX века в России рядом с социальной философией зарождается и начинает бурно развиваться русская социологическая мысль.

2. ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ

История социологии России XIX — начала XX веков — это часть общемировой социологической науки. Необходи­мо отметить особенность развития социологии в России и ее одностороннюю связь с наукой Запада, т.к. деятельность русских социологов была практически неизвестна западным ученым. В 1916 г. Н.И. Кареев писал: «То, что делается в России по части науки и философии, кроме, пожалуй, естествознания, остается большей частью неизвестным или очень мало известным на Западе». Но это не означало, что все русские социологи были незнакомы Западу. В основном благодаря личному общению на Западе узнавали о научной жизни в России. Там хорошо были известны длительное время жившие и печатавшие свои работы в Европе Е.В. Де Роберти, Я.А. Новиков. Интересен случай, когда одна из работ Де Роберти была издана в России в переводе с фран­цузского языка. Хорошо известен был и М.М. Ковалевский.

Русские социологи находились в лучшем положении по сравнению с западными социологами. Они имели возмож­ность ознакомиться с достижениями европейской мысли. Ведь все основные работы известных западных социологов, несмотря на цензуру, переводились на русский язык и из­давались в России с серьезными научными комментариями. Благодаря систематическому ознакомлению с мировым опытом и развитием социологической науки в мире соц­иологи в России достигли больших успехов. Но несмотря на то, что на развитие социологии в России повлияли различ­ные течения западной социологии, она все же выдвинула ряд оригинальных теорий, которые во многом были обус­ловлены своеобразием развития российского общества. В ряде случаев русские социологи шагнули дальше западных, часто они даже предугадывали то, что позднее повторили западные социологи. Они раньше всех начали обсуждать проблемы, которые довольно быстро стали принимать меж­национальный характер и превращались в темы первых международных конгрессов.

Процессы, которые происходили в первую очередь в эко­номической сфере и потребовавшие в связи с этим знания об обществе как целостной взаимосвязанной системе, стали основной причиной возникновения социологии в России. Социология этого периода теоретически выражала в раз­личной форме требования буржуазного изменения, рефор­мирования существующих в России порядков. Поэтому ее появление в России после реформы 1861 г. является не слу­чайным, а вполне закономерным, так как в это время на­чался интенсивный переход от феодального общества к капиталистическому, с его процессами индустриализации и урбанизации, изменением структуры общества, делаю­щий невозможным и устаревшие идеи и идеалы дорефор­менного времени.

Стимулирующим фактором для развития социологии в России оказалось усложнение социальной структуры рус­ского общества. Произошел бурный рост городских сосло­вий; которые до реформы были совсем незаметны на фоне крестьянства и дворянства. Развитие капитализма также привело к увеличению и усложнению состава городского населения, появилась масса новых профессий, возросла мо­бильность населения, что приводило к ломке старых куль­турных стандартов.

Все эти изменения способствовали усилению интереса разных слоев русского общества к социальным проблемам. Русские интеллигенты стремились помочь угнетенному на­роду. Ответом на вопрос: «Что считать наиболее важным для блага народа?» стали главные теоретические достижения социологической мысли в России.

В середине XIX века русское общество стояло перед не­обходимостью коренных изменений в политической и эко­номической сферах. Потребность в этом осталась и после реформ 60-х годов — отмены крепостного права, реформы земств и судебной реформы, так как все проведенные ре­формы, кроме последней, были непоследовательны, нере­шительны и компромиссны. Россия по-прежнему оставалась сословным бюрократически-дворянским госу­дарством. Она не стала, как этого желали многие, ни демок­ратической, ни конституционной страной. Поэтому произошло колоссальное оживление общественной жизни. В России в 60—70-е годы впервые в истории на общественно политическую сцену выступило общественное мнение. Одни призывали к продолжению реформ, к их радикализации, а другие — к восстанию и слому всей системы вообще. С этого времени в России стало открыто звучать требование широкой общественности о необходимости прогресса обще­ства.

Во второй половине XIX в. Россия стремительно перехо­дила на рельсы новой, индустриальной цивилизации, что привело к обострению старых и выявлению массы новых социальных проблем.

С помощью старой социальной философии эти проблемы решить было невозможно. Возникла необходимость в появ­лении нового более точного знания. И вызванная реальной обстановкой того времени интеллектуальная потребность в ориентации на научно-рационалистическое объяснение социальных процессов в их связи с общественным целым, желание точного понимания жизни привели к развитию социологии в России в традициях позитивизма. Русские социологи-позитивисты нашли признание и известность во всем мире.

Необходимо также отметить и естественнонаучные предпосылки возникновения теоретической социологии. В 30—40-е годы XIX века на первый план развития науки выходят химия и биология. Среди открытий того времени, сделанных в области изучения живой природы, в первую очередь, следует отметить создание клеточной теории. В 1838—1839 гг. ее выдвинули, обосновали и развили немец­кие ученые Теодор Шванн (1810—1882) и Маттиас Якоб Шлейден (1804—1881). С помощью их исследований было доказано единство строения животных и растений и сделан вывод, что «существует общий принцип развития для самых различных элементарных частей организма и что этим принципом развития является клеткообразование» /168, с.306—307/. Благодаря этому стало возможным объяснение роста и развития живых существ, а также доказана тесная связь обоих царств органической природы, т.к. законы раз­вития растений и животных были тождественны. Этим была разрушена метафизическая перегородка, которая разделя­ла до этого обе области живой природы. Открытие клеточ­ной теории оказало огромное влияние на развитие всех разделов биологии, а особенно медицины.

Большое значение имело также появление эволюцион­ного учения великого естествоиспытателя-новатора Чар­льза Роберта ДАРВИНА (1809—1882). Историческое значение исследований Дарвина заключалось в том, что он опроверг господствующие в то время в биологии религиоз­но-идеалистические представления о «творческих актах», а также метафизические учения Линнея и Кювье, в основе которых лежало представление о живой природе, разных видах растений и животных как всегда постоянных и неиз­меняемых.

Дарвин же установил и доказал, что биологические виды изменяются, что между видами существует преемствен­ность, а возникающие в природе уклонения в видовых при­знаках наследуются. В результате своих исследований он пришел к выводу, что в естественных условиях новые виды происходят и изменяются путем естественного отбора, вы­живают наиболее приспособленные к данным условиях жизни. Завершением дарвинской эволюционной теории бы­ло установление биологических закономерностей проис­хождения человека и общего предка человека и современной человекообразной обезьяны. Своим учением он доказал, что современная живая природа, все биологи­ческие виды, в том числе и человек, появились в результате закономерного процесса постепенного развития, который длился миллионы лет.

Объективное значение великих открытий естествозна­ния первой половины и середины XIX века заключалось в раскрытии всеобщей связи явлений природы. Они доказывали, что как в живой, так и в неживой природе происходит развитие и превращение разнообразных форм движущейся материи. Великие открытия естествознания послужили ес­тественнонаучной основой для создания нового, диалектико-материалистического мировоззрения в середине XIX века основоположниками марксизма. Данные открытия легли также в основу созданного О. Контом, Г. Спенсером и Э. Дюркгеймом учения об обществе, основанного на прин­ципах биологии.

Временные рамки существования русской немарксист­ской социологии невелики: 60-е годы прошлого века — пер­вая четверть нынешнего. Несмотря на это, можно определить ряд специфических черт, которые позволяют выделить ее как самостоятельное направление мировой социологической мысли. Это антропологизм, т.е. интерес к человеческой жизни, историофичность — она отталкива­ется от конкретной русской действительности при построе­нии отвлеченных общественных теорий, ее интересуют будущее предназначение, смысл России. Также для нее характерна синтетичность при познании общества как жи­вого целого. Специфично и то, что до начала XX века соц­иологией в России занимались в основном революционеры, литераторы, критики, педагоги, общественные деятели и почти никогда — профессора университетов. Отмеченное своеобразие можно считать символичным, ведь оно показы­вает, что у народа России существовало страстное желание проникнуть в сущность человека и общества.

II. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ

В развитии социологической мысли в России можно ус­ловно выделить 5 основных этапов.

Первый этап — 1860—1890 гг.

Второй этап — 1890 г. — начало XX в.,

Третий этап — первая четверть XX в.

Четвертый этап — 20-е — 30-е годы XX в.

Пятый этап — конец 50-х — 90-е годы XX в.

1. ПЕРВЫЙ ЭТАП (18601890 гг.)

Развитие социологии в России, также как и на Западе, происходило в тесной связи с ПОЗИТИВИЗМОМ. Идеи О. Конта были известны уже в 40-50-е годы, но только в 60-е началась широкая популяризация позитивизма в России. Усвоение идей Конта шло быстро, и, как писал Н.И. Кареев, «в исходе шестидесятых годов позитивизм и социология вошли в русский умственный обиход» /132/.

Теоретическую основу позитивизма составляли идеи об исторический эволюции человеческого общества, о законо­мерностях общественного развития, о прогрессе. Предста­вители разных школ и направлений абсолютизировали ту или иную сторону общественной жизни и считали, что именно она является определяющей в социально-историче­ском развитии общества.

В 1859 г. вышли две работы П.Л. Лаврова, имевшие по­зитивистское направление. В 1865 г. три наиболее серьез­ных журнала («Современник», «Русское слово», «Отечественные записки») опубликовали статьи о Конте и его философии. Напечатанная в 1868 г. рецензия П.Л. Лав­рова на книгу «Огюст Конт и положительная философия» (1867) стала во многом определяющей для всей последую­щей позитивистской социологии в России. В 60—70-е года вышли первые в прямом смысле социологические работы, написанные П.Л. Лавровым и Н.К. Михайловским. Они по­ложили начало специализированной социологической ли­тературе в России.

Необходимо отметить, что российские социологи, при­держиваясь позитивизма, не заимствовали примитивно чу­жие идеи. Они критически относились к идеям О. Конта и его сторонников.

В это время зарождается ряд социологических школ и направлений. О школах как таковых можно говорить с не­которой долей условности. Институционально они не были оформлены, и в основном под ними подразумевалась идей­ная общность, литературное сотрудничество, дружеские контакты. А без необходимой основы не происходила кристаллизация определенной теоретической школы, т.к. это были либо традиционные отношения «метр-ученик», либо чисто литературное сотрудничество. Можно лишь уверен­но, с известными оговорками, говорить об одной сложив­шейся субъективной школе и двух неоформленных, полуорганизованных школах М.М. Ковалевского и Л.И. Петражицкого.

Развитие социологии шло в рамках НАТУРАЛИСТИ­ЧЕСКОГО и ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО направлений. Нату­ралистическое направление представляли идеологи ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ДЕТЕРМИНИЗМА (Л.И. Мечни­ков (1838—1888) и др.) и ОРГАНИЦИЗМА (А.И. Стронин (1826—1889), П.Ф. Лилиенфельд (1829—1903)). Представителями психологического направления были Е.В. Де Роберти (1843—1915), Н.И. Кареев (1850—1931), Н.М. Коркунов (1853—1904). Также необходимо отметить большую роль, которую играли в этом процессе СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ НАРОДНИКОВ (М.А. Бакунин (1814—1876), П.И. Ткачев (1844—1886)), а в их рамках существующая СУБЪЕКТИВНАЯ ШКОЛА социологии (П.Л. Лавров (1828—1900), Н.К. Михайловский (1842—1904)). Особое место в этот период занимали ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА М.М. Ковалевского (1851—1916) и ОРТОДОК­САЛЬНЫЙ МАРКСИЗМ (Г.В. Плеханов (1856—1918)).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Социология в россии под редакцией в. А

    Документ
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  2. Институт социологии социология в россии

    Литература
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  3. Тема № История русской социологии: определение границ предметно-тематического пространства и проблемы периодизации

    Семинар
    История русской социологии как предмет изучения. История русской социологии и история русской общественной мысли: общее и особенное. История русской социологической мысли как важный структурно-содержательный компонент истории русской духовной культуры.
  4. Проект развития образования программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах» (4)

    Программа
    Программа дисциплины «История социологии» составлена в соответствии с требованиями (федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки дипломированного специалиста (бакалавра, магистра) по циклу «Общие
  5. История Древнего Рима Компьютер на урок

    Урок
    Всемирная история : Всемирная история Биография.Ру: биографии исторических личностей Великая французская революция Всемирная история в лицах Всемирная история: единое научно-образовательное пространство Всемирная история: сайт Д.

Другие похожие документы..