Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Конституционное право зарубежных стран» составлен на основании «Положения об учебно-методическом комплекс...полностью>>
'Документ'
Управлением социальной защиты населения Белгородской области (далее – управление) проводится работа по созданию условий для реализации государственно...полностью>>
'Закон'
Процесс военного реформирования, одним из направлений которого является совершенствование правовых отношений, развитие законодательства об обороне и ...полностью>>
'Публичный отчет'
ОАО «Сибирская одежда» правопреемник п/о «Красноярсккрайшвейбыт», М\П «Сервис-Центр», которое было создано в 1994году. ОАО «Сибирская одежда» было соз...полностью>>

Взаимоотношения Грузии и Южной Осетии в 1988-1992 гг. (по материалам периодической печати)

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ЧИБИРОВ АЛЕКСЕЙ ЛЮДВИГОВИЧ

Взаимоотношения Грузии и Южной Осетии в 1988-1992 гг.

(по материалам периодической печати)

Специальность 07. 00. 02- Отечественная история.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических

наук.

Владикавказ - 2010

Диссертация выполнена на кафедре политологии ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Дзидзоев Валерий Дударович.

Научный консультант: доктор исторических наук

Кусов Генри Измаилович.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Гутнов Феликс Хазмурзаевич.

кандидат исторических наук

Дзайнукова Марина Ибрагимовна.

Ведущая организация: Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН.

Защита состоится 30 апреля 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 21244801 в ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова» по адресу:362025, г. Владикавказ, ул. Ватутина 46, диссертационный зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова» по адресу: г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

Электронная версия автореферата диссертации размещена на официальном сайте СОГУ «29» марта 2010 г. Режим доступа: .

Автореферат разослан «30» марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент А. Б. Хозиев.

Общая характеристика работы

Актуальность темы. В конце ХХ в. политическая ситуация в мире существенно изменилась. Одной из главных причин такого глобального изменения стал распад многонациональных государств - СССР, Югославии, Чехословакии, Азербайджана, Грузии и др., и образование новых независимых государств, разделившихся на признанных и непризнанных. Следует подчеркнуть, что формирование новых государств происходило в крайне сложных условиях даже там, где «развод» осуществлялся мирно и цивилизованно (например, Чехия и Словакия). Во многих других местах «развод» осуществлялся в условиях острых межнациональных конфликтов1 и межнациональных войн2, унесших десятки тысяч человеческих жизней.

Распад бывшей Грузинской ССР на три новых независимых государства - Республику Грузия, Республику Южная Осетия и Республику Абхазия сопровождался ожесточенным межнациональным, этнополитическим противостоянием между грузинами, с одной стороны, южными осетинами и абхазами, с другой. Противостояние по инициативе тбилисских властей переросло в кровопролитные войны на территории Южной Осетии (в 1989-1992 гг.) и Абхазии (в 1992-1993 гг.) и геноцид южных осетин и абхазов. Политическое руководство Грузии несет ответственность за войны, развязанные им в Южной Осетии и Абхазии, за геноцид южных осетин и абхазов. Геноцидная Грузия и сейчас проводит агрессивную антиосетинскую, антиабхазскую, антироссийскую политику. Заручившись поддержкой «заокеанских друзей», в Тбилиси уже более 20 лет ведут антироссийскую политику и практику, стремясь всеми возможными средствами найти себе место в структурах НАТО и Евросоюза. Все это делалось и делается до сих пор в демонстративной форме, с явных антироссийских позиций, цинично и опрометчиво игнорируя законные интересы Москвы на Кавказе.

Актуальность диссертационной работы заключается в исследовании сложных взаимоотношений Грузии и Южной Осетии в 1988-1992 гг. по материалам периодической печати. На протяжении указанного периода тбилисские власти делали все необходимое для уничтожения Южной Осетии, осетинского народа, проживающего в разных регионах Грузии. Грузино-осетинское противостояние 1988 г. стараниями тбилисских властей переросло в межнациональную, территориальную войну Грузии против осетинского народа и Южной Осетии, автономный статус которой упразднили в 1990 г. Все эти сложные процессы широко освещались в печати. Анализ материалов печати этой драматической пятилетки (1988-1992 гг.) представляет большой интерес не только для исторической науки, но и для других наук, например, политической, юридической, социологической и т.д.

Степень научной разработанности темы. Данная проблема в обозначенном аспекте рассматривается впервые. Вместе с тем существуют исследования по различным аспектам масштабной проблемы грузино-осетинского противостояния.3 Одной из первых попыток анализа этнополитических событий конца 80-х – начала 90-х годов ХХ века в Грузии и Южной Осетии4 является монографическое исследование профессора В.Д. Дзидзоева (в соавторстве с дагестанским историком А.М. Кадилаевым) «В поисках национального согласия»,5 получившая высокие оценки специалистов. Ценность исследования состоит в том, что уже в 1992 г. В.Д. Дзидзоев и М.А. Кадилаев убедительно показали фашистский характер независимой Грузии, нацизм первого президента независимой Грузии З. Гамсахурдиа, обосновали геноцид южных осетин 1989-1992 гг., доказали правомерность борьбы южных осетин и абхазов за выход из состава геноцидной Грузии.6Политико-правовые аргументы выхода Южной Осетии из состава Грузии, историческое обоснование национально-освободительной борьбы южных осетин получили свое дальнейшее развитие в ряде других содержательных работ В.Д. Дзидзоева7, а также в интересных и основательных исследованиях профессоров М.М. Блиева,8 Ю.С Гаглойти9, Б.В. Техова10 и др. Грузино-осетинскому противостоянию в последнее десятилетие посвящены и кандидатские диссертации М.И Дзайнуковой11, И.Б. Санакоева12, У.Ш. Тедеевой13, Ф.А. Плиевой14 и Т.В. Тадтаева15, которые внесли свой вклад в изучение различных аспектов сложных взаимоотношений Грузии и Южной Осетии в Х1Х – начале ХХ вв. Следует отметить коллективную монографию «Грузино-осетинский конфликт: история и современность», подготовленную авторским коллективом в составе Р. Джуссоева, М. Дзайнуковой, М. Куловой, А. Плиева, И. Санакоева,16 а также специальное издание Южно-Кавказского института региональной безопасности «Проблемы и перспективы развития грузино-осетинских отношений»17.

Для изучения рассматриваемой проблемы важными являются появившиеся в последние два десятилетия научно-публицистические работы. Были опубликованы статьи таких исследователей и политических деятелей, как А. Х. Галазов,18 Ф.Х. Гутнов19, Н.В. Сиукаев20, А.Р. Чочиев21, В.Т. Кадохов22, и др., посвященные рассматриваемой проблеме. Ценным источником для исследования обозначенной темы является также «Книга памяти жертв вооруженной агрессии Грузии против Республики Южная Осетия», составленная председателем Совета республиканского демографического фонда «Фидан» Б.Е. Чочиевым. Использованы также уникальные архивные материалы, хранящиеся в фондах научного архива Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований имени В.И. Абаева. Из работ мемуарного характера следует выделить книгу Л.А. Чибирова «О времени, о людях, о себе»23. Ее ценность состоит в том, что автор, будучи ректором Юго- Осетинского государственного университета, в 1988- 1992 гг., был непосредственным участником и живым свидетелем грузино-осетинского противостояния. Несмотря на наличие достаточно богатой литературы, специальных исследований, в которых бы изучаемая тема рассматривалась в обозначенном нами аспекте, до сих пор проблема не становилась предметом специального исследования.

Цели и задачи исследования. Основной целью данного исследования является анализ проблемы грузино-осетинского противостояния 1988 г., переросшее в 1989-1992 гг. в войну Грузии против Южной Осетии в контексте региональных и геополитических процессов, а также определение и выявление интересов задействованных в конфликте сторон и их трансформацию. Для достижения главной цели диссертации ставятся и решаются следующие исследовательские задачи: 1.Провести анализ публикаций в печати, в целом в СМИ о политической ситуации в Южной Осетии накануне противостояния;

2.Изучить материалы периодической печати, освещающие различные аспекты роли Южной Осетии в условиях распада СССР и новых этнополитических и геополитических обстоятельствах. 3. Провести анализ материалов печати, посвященных причинам начала конфликта и ее движущим силам. 4. Рассмотреть позиции и средства внешних заинтересованных «игроков» и проанализировать их трансформацию в течение всего времени грузино-осетинского противостояния, а также освещение этих процессов в СМИ России, Грузии и Южной Осетии. 5. Проанализировать отражение военной агрессии Грузии против Южной Осетии в 1989-1992 гг.24 в средствах массовой информации; 6. Провести в заключении классификацию внешних факторов и определение их роли как в грузино-осетинской войне 1989-1992 гг., так и в войне Грузии против Южной Осетии в августе 2008г.

Объектом диссертационного исследования является масштабное грузино-осетинское этнополитическое противостояние 1988 г., переросшее в 1989-1992 гг. в войну. Предметом исследования - этнополитическая и военная составляющая грузино-осетинского противостояния, переросшее в войну в 1989-1992 гг. и ее отражение в периодической печати того времени.

Источниковая база исследования. В процессе исследования были использованы документы и материалы, которые можно разделить на следующие категории:

- официальные документы, Заявления и Обращения Верховного Совета Южной Осетии и его руководителей к Генеральному секретарю ООН, Президентам СССР и России, руководителям других стран и правительств, отчеты и стенограммы о переговорах, протоколы и итоговые документы встреч на различных уровнях;

- материалы, отражающие предвоенную общественно-политическую ситуацию в Южной Осетии, законы и постановления Верховного Совета Республики Южная Осетия, обращения, интервью, выступления и речи представителей национально-освободительного движения южных осетин, программные документы и заявления формальных и неформальных политических, общественных и национальных организаций и движений. Ознакомиться с этими документами можно в прессе предвоенного периода, а также сборниках и книгах, изданных после войны 1989-1992 гг.;

- материалы, отражающие позиции воевавших между собой сторон, публиковавшиеся в газетных изданиях военного времени;

- материалы российской печати, в которой грузино-осетинское противостояние, в особенности после прорыва информационной блокады, получила широкое освещение. Они интересны не только тем, что в них выражалась точка зрения авторов публикаций, но и тем, что они становились еще и ареной идеологической войны, в которой каждая сторона старалась донести свое видение правды до мнения российской и мировой общественности;

- аналитические обзоры и статьи по различным аспектам грузино-осетинского противостояния и войны Грузии против Южной Осетии в 1989-1992 гг.;

- аналитические материалы, обзоры и публикации по вопросам международных отношений и вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве;

- материалы западных средств массовой информации, отражающих позиции США, европейских и азиатских государств по грузино-осетинскому противостоянию и войны 1989-1992 гг., а также их трансформацию;

Научная новизна. Несмотря на наличие ряда научных публикаций и монографий по грузино-осетинскому противостоянию 1988 г. и войны 1989-1992 гг., данная работа является первым диссертационным исследованием этой масштабной проблемы в обозначенном аспекте. Некоторые предложения, выводы и гипотезы автора представляют большой интерес для дальнейших исследований по этой теме. Выводы и материалы диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке фундаментальных научных трудов, исторических справок, учебников, курсов лекций по рассматриваемой тематике.

Теоретическая и научно-практическая значимость диссертационного исследования. Глобальные вызовы современности, которые выдвигают перед Южной Осетией все новые трудноразрешимые задачи, делают весьма важным необходимость определения и изучения причин и следствий военно-политических аспектов грузино-осетинского противостояния, переросшего по вине тбилисских властей в войну 1989-1992 гг. Значение этого возрастает в связи с тем, что причины глобального характера, которые нередко становились движущими силами и генераторами тех или иных заявлений или действий общественных деятелей, политиков Грузии, приведшие к войне, до сих пор занимают определяющее место в региональном и геополитическом раскладе сил. Они же оказывают существенное воздействие на современное положение дел Южной Осетии. Поэтому изучение причин и следствий грузино-осетинского этнополитического противостояния, войны 1989-1992 гг., их систематизация и анализ становится необходимым условием для формулирования задач на перспективу, определения магистрального пути отстаивания права на независимость и дальнейшее развитие Республики Южная Осетия.

Теоретико-методологические основы исследования. В работе над диссертацией использованы системный и сравнительно-исторический методы, которые включают в себя принцип историзма и позволяют выявить общие и особенные характеристики рассматриваемой проблемы. В исследовании использованы также методы описания и анализа конкретных действий, заявлений или политических шагов противоборствующих сторон и их сопоставление. Данное исследование проведено на основе обширного материала печати с учетом теоретических разработок по проблемам вооруженных конфликтов и войн25.

Хронологические рамки работы обусловлены самой исследуемой проблемой. Диссертационное исследование начинается с анализа сложной межнациональной ситуации в1988 г., которая переросла в войну Грузии против осетинского народа Южной Осетии в 1989-1992 гг., закончившаяся вторым геноцидом осетин, ролью Российской Федерации в спасении осетинского населения от полного геноцида и подписанием Дагомысских соглашений26, вводом трехсторонних смешанных миротворческих сил в зону грузино- югоосетинского конфликта.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в докладах и сообщениях автора на различных научных конференциях и «круглых столах», включая международные. Среди них - «круглый стол» «Грузино –осетинский диалог: компенсация, реституция имущества и восстановление прав жертв грузино-осетинского конфликта» ( г. Владикавказ, 30-31 марта 2006 г.), Международная научная конференция «Кавказоведение: опыт исследований» ( г. Владикавказ, 13-14 октября, 2005 г.), Международная научная конференция «Россия и Кавказ: история и современность» ( г. Владикавказ, 11-12 ноября 2004 г.), региональная научная конференция «Северный Кавказ в современной геополитике России» (г. Махачкала, 25-26 сентября 2009 г.), ежегодные итоговые научные конференции в СОГУ в 2006-2009 гг. и др. По теме исследования опубликовано 7 статей и тезисов докладов общим объемом 3,2 п. л. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры политологии СОГУ им. К.Л.Хетагурова.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования, которое состоит из введения, 3 глав, 9 параграфов, заключения, списка литературы и источников. Объем диссертации составляет 202 страницы.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель и задачи исследования, теоретические и методологические основы диссертации, ее научная и практическая значимость, дается обзор и характеристика источников и литературы.

В первой главе «Грузино - осетинские взаимоотношения накануне начала этнополитического противостояния» (состоит из двух параграфов) анализируется грузинский великодержавный шовинизм и национальное чванство, которые в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. вылились в продолжительную кровопролитную борьбу южных осетин за свою жизнь, достоинство и право жить на своей исторической родине. Диссертант приводит убедительные примеры дискриминационной политики тбилисских властей в Южной Осетии. Например, в 1937 г. единственный в области ВУЗ был преобразован в двухгодичный учительский институт. В 1938 г. тбилисские власти Южной Осетии навязали грузинский алфавит, а в 1944 г. преподавание в большинстве осетинских школ было переведено на грузинский язык. Тогда же в течении одного дня со стен зданий Южной Осетии были сняты все вывески на осетинском языке. В педагогическом институте и в школьных библиотеках Южной Осетии изъяли всю литературу на осетинском языке. Важно подчеркнуть, что всё это было направлено против законных прав осетин. Подобные действия, вызвавшие впоследствии стихийные протестные движения патриотически настроенной молодежи Южной Осетии были расценены как проявление «осетинского буржуазного национализма», а арестованные патриоты Южной Осетии были приговорены к длительным срокам заключений. Более того, на ХV съезде Компартии Грузии первый секретарь ЦК КП Грузии А. Мгеладзе в своей заключительной речи заявил, что «одна часть интеллигенции в Южной Осетии заражена буржуазным национализмом и этот национализм надо выжечь каленым железом»27. Планомерное и целенаправленное огрузинивание осетин касалось всех сфер жизни Юго-Осетинского общества. Изгонялись местные кадры из органов прокуратуры, милиции, судов, здравоохранения и других учреждений Южной Осетии. Управленческий аппарат автономной области комплектовался приезжими грузинами из других районов Грузии.

Времена перестройки и гласности, провозглашенные М.С. Горбачевым, открыли новую веху в истории Советского Союза. Они были восприняты большинством советского населения, не привыкшего к таким «широким» жестам, прежде всего как вседозволенность во всем, а именно - в свободе высказывания любого мнения, и соответственно в бесконтрольной свободе печати, какие бы идеи она не пропагандировала. Тысячи посредственностей на всем пространстве СССР попытались реализовать свои необоснованные амбиции в политике с помощью средств массовой информации. Не осталась в стороне от этих процессов и советская Грузия. Многие представители псевдоинтеллигенции Грузии вдруг вспомнили о «столетиях колониального гнета» со стороны Российской империи, а затем и СССР. Грузинские интеллектуалы вступили в длительную и непрекращающуюся полемику с видными советскими и российскими деятелями науки, культуры, искусства и т.д. И предметом этой полемики всегда было «бедственное», на их взгляд, положение Грузии в рамках Российской империи и Советского союзного государства.

Большой популярностью в исследуемый период пользовались так называемые «открытые письма». Их писали все, кому не лень, и всем, кому хотелось. От грузинских интеллектуалов досталось Нобелевским лауреатам академику А.Д. Сахарову и писателю А.И. Солженицыну. Первому за то, что посмел назвать Грузию «малой империей», включающей в свой состав Абхазию, Южную Осетию и другие национальные образования, и которую «необходимо демонтировать»28. Второму за брошюру «Как нам обустроить Россию»29, в которой великий писатель призывал Грузию «отпустить» Абхазию и Южную Осетию. Реакция на подобные высказывания представителей интеллектуальной элиты России соответственно выражалась в форме очередного «открытого письма» представителей грузинской интеллигенции. Причем формы изложения этих «посланий» отличались своей напыщенностью, помпезностью, «всесторонней» информированностью и нескрываемой обидой на личности, которые позволили себе усомниться в искренности демократических порывов грузинского интеллектуального бомонда.

Суждения академика А.Д. Сахарова, предлагавшего в новом проекте Конституции СССР повысить статус всех автономных областей до уровня республик с правом самому «вступать в экономические и другие отношения с тем, с кем захочет»30, вызвали бурную и явно отрицательную реакцию в грузинской неформальной среде. Например, диссидент Тенгиз Гудава в статье «Грузия: горят красные флаги» отмечал двусмысленность «роли самого честного из этой группы (межрегиональной депутатской группы. – А.Ч.) – академика Сахарова, ставшего, кстати, врагом грузинского национального движения в результате своих необдуманных сравнений Грузии с « малой империей»31. Кстати, и сам А.Д. Сахаров, с присущей ему деликатностью, обозначил свои отношения с грузинскими неформалами как «неоднозначные».

В ноябре 1988 г. СМ ГССР принял противоречащее Конституции СССР постановление о введении на всей территории союзной республики делопроизводства только на грузинском языке, которое в одночасье превращало население Южной Осетии (кроме грузин) в неграмотных людей, поскольку образование население получало в основном на русском языке. Соответственно и делопроизводство осуществлялось на русском языке. Естественно, подобное решение республиканских властей вызвало волну негодования в Юго-Осетинской автономной области, которая справедливо рассмотрела это решение как ущемление своих прав. У населения области невольно возникли ассоциации с подобными мероприятиями середины ХХ в., направленными на искусственную ассимиляцию осетин. В область в большом количестве ввезли печатные машинки с грузинским шрифтом. Однако, еще во время обсуждения в прессе проекта постановления о государственном языке республики, опубликованного в сентябре почему-то только на грузинском языке, и в котором было очень много спорных положений32, в газете «Литературная Грузия» появилась статья некоего Тариела Кванчилашвили. Его статья шокировала национальные меньшинства в Грузинской ССР еще больше, нежели вышесказанное постановление. Т. Кванчилашвили всерьез призывал ограничить рождаемость негрузинского населения Грузинской ССР, дабы избежать в будущем изменения демографической ситуации в стране33. Трагичность межнациональной ситуации в Грузинской ССР заключалась в том, что Кванчилашвили был не одинок в подобном мнении. Многие представители интеллигенции Грузинской ССР открыто озвучивали подобные расистские идеи и фашистские мысли, подготавливая таким образом общественное сознание грузин к идее более радикального подхода к «решению» проблем негрузинского населения республики.

Основными лидерами неформального движения Грузии были «Хельсинкский Союз» З. Гамсахурдиа, Народный Фронт Грузии Н. Натадзе, Общество святого Ильи Праведного, Национально – демократическая партия Г. Чантурия, общество М. Костава, Д. Иоселиани и его «Мхедриони». Все они отличались крайним радикализмом в вопросах самоопределения грузинского народа. Тогда же пошла практика создания при партии или движении отрядов молодчиков, чаще всего из уголовных элементов, для демонстрации серьезности своих намерений. В то же время неспособность Кремля адекватно реагировать на происходящие в союзной республике процессы, потакание и откровенное заигрывание с лидерами грузинских неформалов не могли не сказаться на обстановке в грузинском обществе в целом. Ставя во главу угла национальный вопрос, неформальные движения и партии постепенно и целенаправленно разрушали межнациональное согласие в Грузинской ССР.

В начале апреля 1989 г. в Тбилиси произошли события, которые стали следствием накопившихся страстей в грузинском обществе. Подстрекаемые лидерами неформальных организаций, народ вышел на митинг перед Домом Правительства Грузинской ССР, на котором открыто прозвучали призывы к ликвидации всех автономий. Здесь популярными были также антисоветские и антирусские лозунги. Прозвучали призывы обратиться в ООН и ввести в Грузию войска НАТО. В ЦК КПСС пошли тревожные шифротелеграммы о выходе в Грузинской ССР ситуации из-под контроля. Первый секретарь ЦК КП ГССР Д. Патиашвили слал шифровки в Москву, прося поддержки и помощи. Однако М.С. Горбачев давал, как всегда, обтекаемые указания и абстрактные советы, которые можно было истолковывать по-разному.

В ночь на 9 апреля 1989 г. силами ВВ МВД СССР и подразделениями ЗакВО, а также отдельной парашютно-десантной роты, митинг в Тбилиси был разогнан. При этом в давке погибли 19 человек, из которых 3 мужчины и 16 женщин, а сотни, в том числе и военнослужащие, получили ранения разной степени сложности.

Главным политическим итогом событий 9 апреля для КП Грузии стала смена его руководства. Д. Патиашвили был заменен на председателя КГБ республики Гиви. Гумбаридзе, который провозгласил «политику диалога с оппозицией»34. В психологическом состоянии грузинского общества произошел существенный перелом, который и являлся главной целью организаторов митинга.

События 9 апреля 1989 г. в Тбилиси привели к резкому подъему рейтинга грузинских националистов и стали очередным витком резкого скачка национального движения в Грузии. Его отличительными чертами были подчеркнутый и агрессивный сепаратизм по отношению к СССР и великодержавный шовинизм по отношению к негрузинским народам и автономиям.

9 апреля 1989 г. следует считать победой лидеров грузинских неформалов. Эта ситуация показала неспособность союзных властей, которых грузинские неформалы спровоцировали на применение силы, контролировать ситуацию. Неформалам после событий 9 апреля нужна была еще одна маленькая кровь, еще одна ощутимая победа. На этот раз в жертвы в Тбилиси «назначили» осетин. Негласным началом антиосетинской кампании считается пресловутое письмо лидера Демократического движения содействия перестройке Южной Осетии «Адамон Ныхас» А. Чочиева со словами поддержки абхазскому народу. Письмо не предназначалось для печати. Однако было опубликовано в абхазской газете «Бзыбь» 4 апреля 1989 г., то есть за пять дней до трагедии 9 апреля в Тбилиси. Важно подчеркнуть, что оно было опубликовано без согласования с автором. Некоторое время письмо не привлекало внимания неформалов Грузии. Но затем вспомнили об этом письме, которое опубликовали в газете «Литературная Грузия» за 5 мая 1989 г.35 Основной упрек, который предъявили грузинские националисты автору письма вызвала фраза, в которой А Чочиев, называя грузинский народ братским, заключил слово «братский» в кавычки. В средствах массовой информации Грузинской ССР прозвучали резкие выступления не только против А. Чочиева, но и всего осетинского народа. Советское и партийное руководство автономной области также осудило его как «опрометчивое, не отражающее мнение всего осетинского народа, от имени которого оно было составлено»36. В конечном итоге в лице А. Чочиева врагом для грузинского национализма стал народ Южной Осетии.

26 мая 1989 г. в ЦК КП Грузии объявили днем всенародного праздника в ознаменование 61–й годовщины (возникла в 1918 г.) независимой Грузинской Демократической Республики. Из Тбилиси было предписано вывесить везде в республике трехцветные флаги меньшевистского правительства Грузии. Между тем, в 1918 г. республика и ее меньшевистское правительство не были признаны Осетинским национальным советом. Население Южной Осетии отказалось подчиняться подобному распоряжению тбилисских властей. Осетины не пожелали праздновать незаживающую рану национальной трагедии, а тем более лицезреть жуткий символ, под которым меньшевистское правительство Грузии в 1920 г. совершило первый геноцид осетин. Попытка проведения митинга в Цхинвале с так называемой «закладкой камня под будущий памятник погибшим 9 апреля» провалилась37. Сопротивление осетин проведению торжеств 26 мая в автономной области вызвало новую волну грузинского националистического наступления во всех СМИ Грузинской ССР. Вновь зазвучали в Тбилиси призывы ликвидировать Юго-Осетинскую автономную область, которую стали называть «так называемой Южной Осетией». Вместо термина «Южная Осетия» в широкий оборот ввели термины «Самачабло» (владения князей Мачабели) и «Шида Картли» (Внутренняя Картли), что, естественно, не могло не вызвать справедливого возмущения у осетин. В этот же период принимается государственная программа развития грузинского языка, согласно которой в Южной Осетии принудительно вводилось делопроизводство на грузинском языке без учета осетино - русского двуязычия более чем у 2/3 проживающего в ней населения. Тогда же внесли дискриминационные поправки в Конституцию ГССР, ущемляющие права Юго-Осетинской автономной области, в частности, изменение ее территории, районное деление, отсутствие права на законодательную инициативу, права вето и др.38 Артподготовка в прессе умело сочеталась с обработкой грузинского населения на многочисленных митингах в городах и селах Грузии. Все настойчивее звучали призывы ликвидировать ЮОАО, изгнать осетин с «грузинской» земли и т.д.

14 сентября 1989 г. на массовом митинге в селе Эредви, на котором присутствовали члены неформальных объединений из различных районов республики, представители грузинских сел Горийского и Цхинвальского районов, лидер «Хельсинкского Союза» Звиад Гамсахурдиа объявил о предстоящем проведении 23 ноября в г Цхинвали 200-300 тысячного митинга, куда созывались посланцы со всех районов Грузии39.

Все эти действия происходили на фоне нестабильности в самой автономной области. В Цхинвале проходили митинги и забастовки, организованные осетинским общественным движением «Адамон Ныхас», и забастовочным комитетом, которые были направлены против партийного руководства области. Митинги не имели антигрузинской направленности. Тем не менее многими лидерами грузинских национальных движений они были использованы для расширения антиосетинской агитации. Даже в решении бюро ЦК от 27 сентября 1989 г. было сказано, что политическая обстановка в Южной Осетии обострилось на межнациональной почве40. Кульминацией же происходящего стали события 9 ноября 1989 г. В тот день было блокировано здание Юго-Осетинского обкома партии. Митингующие требовали от руководства области созыва очередной сессии областного Совета народных депутатов. 9 ноября состоялся пленум обкома партии, принявший отставку первого секретаря А. Чехоева. 10 ноября 1989 г. состоялась сессия областного Совета народных депутатов, которую назвали чрезвычайной. Одной из причин, по которой была созвана сессия, стали сепаратистские тенденции Грузинской ССР, а также принятые грузинским Парламентом некоторые законодательные акты, направленные на выход из СССР. Важно подчеркнуть, что в 1989 г. истекал срок полномочий депутатов Областного совета Южной Осетии. Однако Верховный Совет Грузии, оттягивал назначение новых выборов в автономной области. Расчет был прост. Отменив советские законы, в том числе и «Закон об образовании Юго-Осетинской автономной области» (1922 г.), Тбилиси тем самым отменял выборы депутатов нового созыва, лишив, таким образом южных осетин всякой возможности демократического и законного волеизъявления. Пытаясь как-то противостоять политической, межнациональной и правовой вакханалии, чрезвычайная Х111 сессия Советов народных депутатов ЮОАО двадцатого созыва 10 ноября 1989 г. приняла решение о преобразовании ЮОАО в автономную республику в составе Грузинской ССР и обратилась в Президиум Верховного Совета союзной республики с просьбой рассмотреть этот вопрос.

Решение депутатов Южной Осетии в Тбилиси восприняли как сепаратистское, хотя речь шла только о повышении статуса автономной области до автономной республики в составе Грузинской ССР, что соответствовало конституциям СССР и ГССР. Однако, решение чрезвычайной сессии «обезглавленной» автономной области послужило непосредственным поводом к проведению масштабной антиосетинской акции, намеченной на 23 ноября 1989 г. 16 ноября 1989 г. Президиум Верховного Совета ГССР отменил решение Х111 сессии Южной Осетии, признав его неконституционным. Причем, без правового обоснования своего решения, хотя рассмотрение этого вопроса было только в компетенции Верховного Совета ГССР, но не Президиума. На заседание Президиума Верховного Совета ГССР не были приглашены даже депутаты Верховного Совета ГССР от Южной Осетии. Тогда же, 17 ноября на сессии ВС ГССР была создана комиссия по изучению вопросов, поставленных в связи со статусом Юго-Осетинской автономной области.41



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Постановление Верховного Совета республики Грузия о принятых Советом народных депутатов Юго-Осетинской автономной области решениях об изменении статуса области. 26 10. закон

    Закон
    2.Постановление Совета министров Грузинской ССР об объединении Абхазского государственного университета им. А.М. Горького и Сухумского филиала Тбилисского государственного университета им.
  2. Российская Академия Наук Институт философии Центр изучения социокультурных изменений Социокультурный портрет региона Типовая программа

    Программа
    В сборнике представлены материалы первой российской конференции, посвященной реализации программы «Социокультурная эволюция регионов России». В конференции приняли участие специалисты, представлявшие 19 субъектов РФ.
  3. 10000 изданий по истории государственного управления и самоуправления в России

    Исторический очерк
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.
  4. Научно-образовательные рекомендации и указания егэ по общеобразовательным предметам Москва 2010

    Научно-образовательные рекомендации
    В данных указаниях, адресованных выпускникам и абитуриентам, в полном объеме дан материал курса "История России", который проверяется на едином государственном экзамене.
  5. Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России»

    Учебно-методический комплекс
    Основной целью курса раздела является новейшего периода истории России, основных политических, социальных, экономических и культурных тенденций её развития.

Другие похожие документы..