Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Методики, обеспечивающие общее развитие ребенка в вариативных формах дошкольного образования на уровне муниципальной системы «Городской округ «поселок...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
На дисциплины и курсы по выбору блока ОПД в ГОС по направлению 050202.65 – физико-математическое образование, квалификация – учитель информатики отво...полностью>>
'Документ'
Мероприятие состоится 3-5 декабря 2010 года на юридическом факультете Львовского национального университета имени Ивана Франко. Предполагается участи...полностью>>
'Документ'
Интегрированная система управления проектами рассматривается как организационная и программно-техническая среда, предоставляющая менеджеру инструмент...полностью>>

Когнитивное пространство словосращения ( на материале русского и английского языков) 10. 02. 20 сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

КОРЫТОВА Ольга Михайловна

КОГНИТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО СЛОВОСРАЩЕНИЯ

(на материале русского и английского языков)

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тверь 2008

Работа выполнена на кафедре английской филологии в ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

А.Д. Травкина

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Н.Л. Галеева

кандидат филологических наук, доцент

Н.П. Никитина

Ведущая организация: Курский государственный университет

Защита состоится «__»__________200 года в ___час.___мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в Тверском государственном университете по адресу: Россия, 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: г. Тверь, ул. Володарского, 42.

Автореферат разослан «__»________200 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 212.263.03

кандидат филологических наук, доцент В.Н. Маскадыня

Реферируемая диссертация посвящена изучению словосращения как лексико-синтаксического способа, с помощью которого осуществляется преобразование раздельнооформленного наименования (словосочетания) в цельнооформленную номинацию – слово-сращение. Образование лексических единиц на базе синтаксических конструкций характеризуется сложностью и многоаспектностью словообразовательного акта, отнесенностью не к конкретному предмету, явлению, а к целому фрагменту действительности в его видении индивидом. Системность словообразования и его возможность представить новое содержание в старой, известной форме, а также высокая экономичность словообразовательных концептов при их способности выражать емкое содержание объясняют значительную роль словообразования в создании языковой картины мира современного человека.

Объектом исследования является словосращение и возникающие в результате его действия слова-сращения в русском и английском языках. В качестве предмета исследования выступает когнитивная специфика словосращения, рассматриваемая на материале русского и английского языков в синхронии и диахронии.

Актуальность исследования определяется тем, что оно выполнено в русле современного когнитивно-коммуникативного направления, ориентированного на выявление внутренних механизмов языковой способности человека, а также потребностью в осмыслении усилившейся тенденции использования слов-сращений в современных языках рекламы, компьютерной сферы, СМИ, а также в литературной практике.

Теоретической базой работы послужили:

  • исследования отечественных и зарубежных авторов, посвященные изучению места и роли словообразования в языковой системе (В.В. Виноградов, С.Д. Кацнельсон, Ф. Соссюр, И.П. Сусов, J.Aitchison, R. Jackendoff, и др.);

  • работы по изучению сходных со словосращением способов образования новых слов (О.С Ахманова, Е.А. Василевская, А.Ф. Журавлев, А.А. Реформатский, Д.Н. Шмелев, J. Bybee, P. Kyparsky, H. Marchand и др.);

  • разработки, связанные с когнитивным словообразованием (Л.И. Борисенкова, Т.И. Вендина, В.З. Демьянков, И.М Кобозева, Е.С. Кубрякова);

  • работы, направленные на изучение творческого аспекта языкового употребления (В.А. Богородицкий, В. Гумбольдт, А.А. Потебня, Н. Хомский, B. Nerlich и др.);

  • теории речевосприятия и исследования в области сегментации речевого потока (Ж. Вандриес, А.В. Венцов, В.Б. Касевич, Р. Якобсон, A. Cutler, J. Elman, M. Marslen-Wilson, J. McClelland, J.M. McQueen, D. Norris).

Материалом исследования послужили 936 единиц, из них – 515 английских и 421 русских слов-сращений, источниками которых явились 1) словари различных категорий: этимологические словари русского и английского языков: Черных П.Я. «Историко-этимологический словарь русского языка» (2001), Шанский Н.М. «Школьный этимологический словарь русского языка» (2004), Harper D. «The Online Etymology Dictionary» (2001), «The Oxford Dictionary of English Etymology» (1985) языков; словари новых и иностранных слов: «Большой словарь иностранных слов» (2006), Комлев Н.Г. «Словарь новых иностранных слов» (1995), Крысин Л.П. «Толковый словарь иноязычных слов» (2001), Green J. «Dictionary of New Words» (1996); толковые словари: «Толковый словарь русского языка конца XX века» (1998), «Longman Dictionary of Contemporary English» (2001), «Merriam-Webster Open Dictionary» (http); 2) художественные произведения таких отечественных и англоязычных авторов, как Ю. Алешковский, А. Арканов, С. Довлатов, В. Маяковский, В. Пелевин, Д. Рубина, И. Токмакова, Г. Бейтс, T. Капоте, Х. Филдинг, O. Голдсмит, Дж. Грин, Дж. Джойс, С. Сэлинджер и др.; 3) материалы СМИ и Интернета.

Цель настоящего исследования заключается в рассмотрении специфики номинативного процесса словосращения сквозь призму когнитивно-коммуникативного подхода. Для реализации поставленной цели потребовалось решить следующие задачи:

1) рассмотрев и критически проанализировав существующие в лингвистике точки зрения на словосращение и сходные с ним явления, определить критерии идентификации слов-сращений;

2) составить корпус исследуемых русских и английских слов-сращений с учетом их диахронического и синхронического состояний;

3) дать обоснование когнитивно-коммуникативного подхода к словообразовательному сращению как к естественному процессу создания цельнооформленных единиц на основе раздельнооформленных наименований;

4) выявить основные исторические модели словосращения и их познавательную ценность в рассматриваемых языках и определить их дальнейшую судьбу, т.е. их задействованность/незадействованность в современном словообразовании;

5) дать системное сопоставительное описание моделей словосращения, действующих в современных русском и английском языках;

6) рассмотреть возможность дифференциации слов-сращений в зависимости от степени понятийной спаянности и определить когнитивно релевантные связи в словах-сращениях;

7) охарактеризовать особенности значений узуальных и неузуальных слов-сращений в терминах референтного, индивидуального и социального фреймов.

8) выявить основные факторы, обусловливающие действие механизма словосращения, и очертить границы его когнитивного пространства.

Для реализации целей и задач исследования применялись следующие методы: теоретико-лингвистический метод анализа концепций по исследуемой тематике, метод сплошной выборки примеров, обобщение и систематизация эмпирического материала, квантитативный метод, метод этимологического анализа, сравнительно-сопоставительный метод, элементы когнитивного анализа.

Научная новизна работы состоит в 1) выявлении различной познавательной роли исторических слов-сращений при формировании значимых и служебных частей речи; 2) дифференциации предсращений, собственно сращений, дефразовых сращений в зависимости от степени их когнитивной целостности; 3) установлении особенностей формирования значений узуальных и неузуальных слов-сращений в терминах референтного, индивидуального, социального фреймов; 4) определении границ когнитивного пространства словосращения.

Теоретическая значимость исследования обусловлена: 1) соединением результатов диахронического и синхронического анализа при выявлении когнитивных свойств словосращения в рассматриваемых языках; 2) установлением специфических и общих прототипических моделей словосращения и их реализации в современном словообразовании в исследуемых языках; 3) выявлением функциональной асимметрии словосращения, свидетельствующей о наличии словообразовательной лакуны в современном литературном русском языке (в противовес языку английскому); 4) определением основных факторов, обусловливающих действие механизмов словосращения.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в лекционных курсах по общему языкознанию, лексикологии и истории языка, в спецкурсах по проблемам когнитивного словообразования, в практике преподавания иностранного языка, а также при создании пособий по словообразованию.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Сопоставляемые языки характеризуются разнообразием исторических моделей словосращения, в познавательном отношении ориентированных на освоение частей речи как понятийных категорий. Общей для обоих языков является модель сращения предлога с существительным при образовании наречий с пространственно-временной семантикой. Отличие определяется разницей онтологических сущностей, соответствующих, с одной стороны, предметной действительности и ее характеристикам, выражаемым значимыми частями речи в английском языке, и, с другой стороны, абстрактным структурам комбинирования полнозначных смысловых единиц, представленным служебными частями речи в русском языке.

2. Для русского языка характерна функциональная асимметрия сращения, свидетельствующая о наличии лакуны в системе узуального словообразования и проявляющаяся в неравномерном характере функционирования словосращения в различных сферах: низкой активности словосращения в литературном языке общего пользования противостоит его активное использование в языках рекламы, компьютерной сферы, СМИ и в языке художественной литературы.

3. Действие трех прототипических моделей словосращения в современном литературном английском языке обусловливает образование сложных слов преимущественно с экзоцентрическими межкомпонентными связями. В зависимости от степени понятийной спаянности дифференцируются предсращения, собственно сращения и дефразовые сращения, значения которых могут строиться на основе гипонимической, метафорической или метонимической когнитивных моделей.

4. Общая модель когнитивного пространства словосращения базируется на различении языковых сфер употребления словосращения, отражающих те области человеческого опыта, где востребованы соответствующие понятия. Значение слов-сращений, функционирующих в различных языковых сферах, проходит разные стадии формирования, соответствующие референтному, индивидуальному и социальному фреймам.

5. Действие словосращения в рассматриваемых языках определяется двумя основными факторами: 1) механическим сращиванием компонентов внутри одного фонетического слова с преобладанием проклитической тенденции, проявляющейся в сращении опорного компонента и стоящего перед ним клитика; 2) стремлением к понятийной компрессии, обусловливающей образование слов-сращений на основе принципа концептуальной интеграции.

Апробация работы проводилась в форме докладов на Межрегиональной научно-практической конференции «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 2006), на Международной научно-практической конференции «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 2007), на заседаниях кафедры английской филологии Тверского государственного университета.

По теме диссертации опубликовано 10 работ общим объемом 3,7 п.л., две из них – в рецензируемых изданиях.

Цели и задачи исследования определили объем и структуру работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы (227 наименований на русском и английском языках), списка источников примеров, списка лексикографических источников (18 наименований) и двух приложений, содержащих списки исторических и современных сращений в русском и английском языках.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы исследования, его теоретическая и практическая значимость; аргументируется выбор предмета исследования, определяются цель, научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов; формулируются основные задачи и выносимые на защиту положения; описываются методы исследования.

В первой главе «Статус словосращения как лексико-синтаксического способа словообразования» рассматривается своеобразие словосращения с обращениям к проблемам соотношения синтаксиса, морфологии и лексики, морфологической анализируемости и этимологии, продуктивности и лексикализации; определяются понятийный и терминологический статус словосращения в ряду смежных явлений; описываются когнитивные основы словосращения.

Словосращение относится к лексико-синтаксическим способам словообразования, отсюда – необходимость рассмотрения взаимодействия, с одной стороны, синтаксиса и морфологии, а с другой – лексики и синтаксиса. Точкой пересечения этих трех языковых дисциплин оказывается словообразование, особенно словообразование на синтаксической основе, к которому относится словосращение.

Проблема идентификации словосращения обусловлена, во-первых, отсутствием единства в определении термина «словосращение», во-вторых, смешением словосращения со сходными способами образования новых слов, в-третьих, неоднородностью самого явления. Термин «словосращение» («сращение») неоднозначен и сближается по смыслу со «слиянием», «сплавом», «склейкой», из чего вытекает неточность в его применении, о чем свидетельствует, например, высказывание: «Следует различать словосочетания и сложные слова, образованные сращением (слиянием) двух и более слов» [Виноградов 2002: 469]. Смешение диахронического и синхронического подходов к словосращению усиливает неопределенность рассматриваемого термина и способствует неточности его определения. Кроме того, авторы, не выделяющие сращение как способ словообразования, описывают механизм его действия в терминах сходных явлений. В этом смысле агглютинация в понимании Ф. Соссюра [Соссюра 1999], лексикализация словосочетаний у А.Ф. Журавлева и В.М. Солнцева [Журавлев 1982, Солнцев 1995], голофразис в работах Р.Ю. Намиотковой [Намиоткова 1986], универбация в разработках П. Кипарски [Kyparsky http], фузия в исследовании Дж. Байби [Bybee 2002] тождественны нашему пониманию словосращения.

Такие явления традиционно рассматриваются с других позиций, при которых они могут быть сходны со словосращением, но не тождественны ему. Агглютинация и фузия обычно употребляются для обозначения двух тенденций аффиксации в языках мира, а их определение как «слияние двух привычно сочетающихся слов» (что соответствует сращению) не является общепринятым или распространенным [Ахманова 2004: 31]. Под лексикализованными словосочетаниями обычно понимают идиоматические (связанные) словосочетания, характеризуемые как и слова-сращения, понятийным единством, но не обладающие формальной цельнооформленностью. Голофразис, подобно сращению, является способом словообразования на синтаксической основе, однако голофрастические конструкции типа словаслилисьводнуфразу, в отличие от слов-сращений, не имеют ограничений по протяженности. Универбация, наряду со словосращением, представляет собой способ компрессивного словообразования, при котором преобразование раздельнооформленных наименований в цельнооформленные происходит путем сокращения членов словосочетания, как, например, в попутная машина → попутка; сторожевой корабль → сторожевик.

Наибольшие трудности состоят в разграничении словосращения и словосложения. Эта проблема особенно актуальна для английского языка, где сложение и сращение являются продуктивными способами композитного словообразования, в связи с чем слова-сращения соотносятся, с одной стороны, со словосочетаниями, а с другой – со сложными словами. Вопрос о разграничении сложных слов и словосочетаний решается в современной лингвистике с применением предложенных Дж. Пейном и Р. Хаддлстоном [Payne, Huddleston 2002] тестов на координцию и модификацию:

i a. [new and used] cars b. * [ice- and custard-] creams

ii a. new [buses and cars] b. *ice- [lollies and creams]

iii a. [four new and two used] cars b. *[two ice- and ten custard-] creams

iv a. two [reasonable new] cars b. *[crushed ice-] creams

v a. two new [diesel-driven cars] b. *ice [Italian cream]

Тесты позволяют выявить способность компонентов того или иного образования самостоятельно вступать в отношения координации или модификации. Успешное прохождение этих тестов говорит об отнесенности последовательности элементов к разряду словосочетаний, в то время как невозможность разбить конструкцию на составляющие, способные по-отдельности взаимодействовать с другими словами, указывает на то, что перед нами композит. Координация демонстрируется в примерах [i-iii], примеры в [iv] и [v] служат для иллюстрации модификации. Если словосочетание new cars успешно проходит все эти тесты, то в отношении сложного слова ice-cream результаты оказываются неприемлемыми.

С учетом всех особенностей процесса словосращения и слов, образованных данным способом, в диссертации предлагается следующее рабочее определение: словосращение представляет собой способ лексико-синтаксического словообразования, при котором происходит слияние компонентов словосочетания в цельнооформленную единицу, характеризующуюся идиоматичностью семантики и сохранением в неизменном виде синтаксических связей между компонентами.

Когнитивно-коммуникативный подход, в русле которого выполнена работа, позволяет не только рассмотреть словосращение как естественный процесс создания цельнооформленных единиц на основе раздельнооформленных наименований, но и установить его когнитивную релевантность. Будучи способом словообразования на синтаксической основе, словосращение связано с вынесением суждения о каком-либо предмете, объекте действительности, основанного на приписывании ему определенных признаков и свойств. «Эмбрионом» значения будущей лексической единицы при образовании слов-сращений выступает пропозиция, служащая когнитивной картой, в дальнейшем преобразуемой в линейную последовательность знаков. В том, каким путем происходит когнитивная обработка пропозиции, отражается не только объективный взгляд на окружающий мир, но и субъективное отношение индивида к выделенному фрагменту действительности. В этой связи доля индивидуального компонента значения в словах, построенных на синтаксической основе, выше, чем в других лексических новообразованиях.

Субъективное отношение говорящего к выделенному сознанием фрагменту действительности находит наибольшее выражение в значении неузуальных единиц, представленных окказионализмами и потенциальными словами. Неузуальное словообразование показывает, с одной стороны, каковы возможности системы языка, а с другой – каков предел ее действия. Являясь продуктивным способом создания окказиональных и потенциальных слов, сращение, вероятно, более, чем какое-либо другое языковое творчество, основано на использовании основных когнитивных способностей человека, обусловленных стремлением выразить всю полноту мысли наилучшим образом. Это объясняется сочетанием в словах-сращениях графической краткости и емкого содержания, соответствующего высказыванию.

Построение окказиональных сращений связано с намеренным разрушением автором границ между словами, что, как правило, является хорошо просчитанным когнитивным шагом, позволяющим передать всю глубину мысли, не прибегая к каким-либо другим выразительным средствам.

Несмотря на то, что в естественной речи отсутствует установка на создание новой номинативной единицы, слова-сращения возникают в процессе коммуникации очень часто. Лишь небольшая их часть оказывается зафиксированной и поддающейся описанию. Диалоговый характер вербального общения обусловливает возникновение случайных смыслов: сложность когнитивных процессов порождения и восприятия речи может приводить к несоответствиям между ними и, как следствие, неверной сегментации речевого потока. Отметим, что даже такие влиятельные теории речевосприятия, как теория когорты [Gaskell, Marslen-Wilson 1999; Marslen-Wilson 1987] и теория TRACE [McClelland, Elman 1986], не дают полного ответа на вопрос о том, каким образом речевой поток разделяется на слова и как они идентифицируются. При неправильном восприятии и расчленении речи в сознании человека два (или более) элемента высказывания способны сливаться в единое целое и воспроизводиться как одно слово, являющееся сращенным наименованием.

Во второй главе «Словосращение в когнитивной деятельности человека» описываются языковые исторические и современные, а также речевые сращения, составляющие общее когнитивное пространство словосращения.

Общая модель когнитивного пространства словосращения (см. рис. 1) предполагает выделение языковых и речевых сращений, дифференцируемых с опорой на те области человеческого опыта, где востребованы соответствующие понятия.

Разграничение языковых сращений дается с учетом принципов синхронии и диахронии, так что выделяются исторические и современные сращения. Для сопоставляемых языков характерны разнообразные исконные (русские и английские) модели словосращения, в познавательном плане ориентированные на освоение частей речи как понятийных категорий. Изучение языка через изучение частей речи является косвенным изучением познания, поскольку в частеречной категоризации мира отражается классификация явлений окружающей действительности в сознании человека.

Общей для рассматриваемых языков оказывается прототипическая модель сращения предлога с существительным при образовании наречий с пространственно-временной семантикой. Так, наречие накануне «в предыдущий день; перед чем-то» образовано путем сращения сочетания на кануне, исходное значение которого – «на предпраздничной церковной службе», а английское away «далеко» восходит к древнеанглийскому сочетанию on weġ «в пути».

Различная познавательная роль исторических сращений в русском и английском языках проявляется в отличиях их проекционных способностей, направленности на обозначение разных сущностей окружающего мира. В английском языке словосращение способствует ословливанию предметной действительности и ее характеристик, проявляющемуся в принадлежности 90% исторических сращений к значимым частям речи. Русский язык характеризуется направленностью словосращения на освоение абстрактных структур сборки, комбинирования полнозначных носителей смысла, выраженных служебными частями речи.

Рис 1. Когнитивное пространство словосращения

Прототипические модели словосращения реализуются по-разному в современных русском и английском языках. Для русского языка характерна функциональная асимметрия сращения, проявляющаяся в неравномерном распределении слов-сращений по различным сферам когнитивного пространства. Усилившаяся тенденция в использовании окказиональных слов сращений в языках рекламы, компьютерной сферы, СМИ и в языке художественной литературы на фоне их практического отсутствия в языке общего пользования свидетельствует о наличии лакуны, потенциального ресурса в системе узуального словообразования. Из всего многообразия исторических моделей в современном русском языке общего пользования сохранилась лишь одна: сращение прилагательных или причастий с наречиями при образовании прилагательных типа вечнозеленый, долгоиграющий, вышеперечисленный. Русский язык более активно пополняет свой словарный запас посредством заимствований, нежели при помощи словообразования. Сегодня наблюдаются две основные тенденции в функционировании заимствованных сращений, заключающиеся в 1) активизации употребления сращенных единиц, возникших еще в XVIII-XIX вв. и имеющих французские корни: дежавю < фр. déjà vu «уже увиденное»; нувориш < фр. nouveau riche «новый богач»; 2) вхождении в язык сращенной лексики английского происхождения: фальстарт < англ. false start «ложный старт»; ноу-хау < англ. know how «знать как»; нокаут < англ. knock out «вышибать».

В английском языке словосращение, наряду со словосложением, является продуктивным способом композитного словообразования. Разнообразие слов-сращений в современном английском языке определяется различными степенями их когнитивной целостности, в связи с чем дифференцируются предсращения, собственно сращения и дефразовые сращения.

Предсращения представляют собой альтернативные единицы, в понятийном отношении характеризующиеся тем, что стоят на полпути между обобщенной природой понятия и индивидуальностью составляющих его элементов. Рассматриваемые единицы, как правило, имеют односложный синоним, а конструкции, лежащие в основе предсращений, могут выступать как часть развернутой аналитической дескрипции соответствующего синонима. Так, hide-out «убежище» синонимично слову refuge, значение которого может быть объяснено как «a place where one can hide out».

Предсращения представлены существительными, образованными сращением глагола с послелогом, и прилагательными, возникшими на базе сочетания прилагательного и существительного. Эти мало востребованные в истории языка модели действуют сегодня при образовании существительных, обозначающих: 1) людей, например, show-off «хвастун»; 2) конкретные предметы типа pull-over «свитер»; 3) события, например, walk-out «забастовка».

В пределах предсращений, представленных прилагательными, действуют как экзоцентрические, так и эндоцентрические связи. Первые из них реализуются в значениях единиц, невыводимых из суммы значений компонентов. Такие слова используются для характеристики внутренних свойств людей: словосочетание fair weather «хорошая погода» срослось в единицу fair-weather «ненадежный (о человеке)». Эндоцентрические связи, при которых значения и функции слова выводимы из его компонентов, обусловливают возникновение прилагательных, описывающих свойства вещей, воспринимаемые органами чувств (new-look «выглядящий по-новому»), и характеризующих ситуации, процессы (true-life «жизненный, близкий к реальности»).

Собственно сращения обладают наивысшей степенью когнитивной целостности: полное слияние составляющих элементов собственно сращений обусловливает утрату индивидуальности каждого из компонентов, значения которых не рассматриваются вне обобщенной природы нового интегрированного понятия. Образование собственно сращений происходит в соответствии с действием всего одной модели: сращением прилагательного с существительным при образовании существительных. Межкомпонентные связи внутри собственно сращений экзоцентричны и в понятийном отношении соотносятся: 1) с названиями животных, например greyhound – не «серая собака», а «борзая»; 2) наименованиями растений, например, longleaf – не «длинный лист», а вид сосны; 3) людьми в дерогативном смысле, например, redhead – не «красная голова», а рыжеволосый человек; 4) спортивными терминами, например, fastball – не «быстрый мяч», а вид броска в бейсболе.

Дефразовые сращения структурно более всего похожи на синтаксические конструкции и соотносятся с фразовой исторической моделью сращения. Компоненты дефразовых сращений, как и синтагматические последовательности слов, имеют сочинительные связи. Они близки голофрастическим конструкциям, но в отличие от последних имеют ограничения по протяженности (максимум четыре компонента) и характеризуются понятийной целостностью или стремлением к ее достижению. При этом только два компонента сращения являются полноценными носителями смысла и представляют собой знаменательные слова; остальные элементы представлены предлогами, артиклями или частицами, служащими для выражения связи между центральными элементами. Среди дефразовых сращений 80% единиц типа down-to-earth «практичный» и middle-of-the-road «неэкстремистский, умеренный» относятся к экзоцентрическим сложным словам. Сращения такого типа широко употребляются в текстах СМИ: «In fact, а Russia’s take-no-prisoner form of capitalism ever takes root, Americans … will be clamoring for communism for protection» (Moscow News, November 2-8, 2005, p. 16). Они также встречаются в художественной литературе: «We walked through the flaring streets <…> and a come-all-you about O’Donovan Rosa made tears appear» (J. Joyce «Ulysses»).

Неоднородная природа словосращения в современном английском языке отражается не только в различной степени когнитивной целостности слов-сращений, но и в действии трех когнитивных моделей (механизмов мышления) при формировании их значения: метафорической, метонимической и гипонимической.

Метафорическая модель является универсальным когнитивным приемом, предполагающим перенос образов одной концептуальной области на соответствующую структуру другой области. В современном английском языке метафора действует в рамках всех трех типов сращений. Так, предсращение last-ditch «самоотверженный, беззаветный» позволяет перейти от прямого значения словосочетания last ditch «последняя канава» к пониманию преданности как способности пойти на все ради другого. Собственно сращение wildfire обозначает изменчивого, ненадежного человека, характер которого похож на внезапно вспыхивающий огонь. Значение дефразового сращения hole-in-the-wall «лавчонка, забегаловка» строится на метафорическом переносе буквального наименования «дыра в стене» на название небольшого заведения, своими размерами напоминающего эту дыру.

Метонимическая когнитивная модель, основанная на выражении обладания предметом или свойством, не столь распространена в языке, как метафорическая. Наибольшую реализацию она находит в значении собственно сращений, представленных так называемыми «поссесивными» композитами (в санскритской традиции именуемых «бахуврихи»): longhorn – не «длинный рог», а порода коров с длинными рогами, whitethroat – не «белое горло», а птица славка с белой шеей, roughneck – не «грубая шея», а человек, ею обладающий, грубиян. Значения некоторых предсращений, выраженных прилагательными, тоже строится на метонимической основе: black-tie в black-tie dinner «торжественный (обед)», предполагающий ношение черного галстука.

Гипонимическая когнитивная модель специфична только для собственно сращений. В случае гипонимической основы значения слово как целое выступает в качестве гипонима по отношению к основе, функционирующей как его центральный элемент, как, например, flatfish «камбала» – вид рыбы, tightrope «канат» – вид веревки, redcurrant «красная смородина» – вид смородины.

Помимо исторических сращений и сращений в современных литературных языках, когнитивное пространство словосращения включает окказиональные и речевые сращения. Степень вхождения этих единиц в язык различна, что может быть объяснено в рамках концепции, описывающей процесс формирования значения как переход от референтного фрейма к индивидуальному и далее к социальному фрейму, получающему кодификацию в виде языковой формы [Борисенкова 2005].

Значение исторических сращений и современных сращений в литературных языках включает все три фрейма: референтный, содержащий пропозицию в качестве ядра и дискурсивные характеристики ситуации как периферию; индивидуальный, содержащий отфильтрованную в соответствии с личным опытом человека информацию; социальный, включающий наиболее социально релевантные признаки. Единицы типа исторического сращения gospel др.англ. god spel «хорошие новости» или современного вечнозеленый вечно зеленый, изначально возникшие в речи отельных людей и ставшие достоянием всего общества, кодифицированы словарями, что свидетельствует об их прочном вхождении в язык.

Окказиональные сращения, значения которых обусловлены исключительно замыслом автора, материализуются в языке на уровне индивидуального фрейма. При восприятии окказионального сращения индивидуальный фрейм его значения может варьировать в соответствии с когнитивным опытом каждого человека. Так, значение окказионального сращения дожизни в романе «Остров Ионы» А.А. Кима может трактоваться по-разному разными читателями: «… расчет путешественников Онлирии зиждился на неоглядном времени, протекающем по жемчужному туману дожизни, – и как молния пробивающем земной шар, чтобы улететь далее вперед и в небеса…». Общим будет понимание дожизни как чего-то изначального, предшествовавшего самой жизни, однако конкретные свойства, приписываемые этому понятию, могут варьироваться в сознании носителей языка.

Наименее сформированными являются значения речевых сращений, возникновение которых обусловлено несоответствиями между порождением и восприятием речи. Сложность этих когнитивных процессов приводит к трудностям при сегментации речевого потока и идентификации слов, результатом чего может явиться возникновение слова-сращения. Такой механизм словосращения характерен для детской речи и речи иностранцев, не всегда способных в силу нехватки языкового опыта правильно воспринять услышанное. Значение речевых сращений соответствует референтному фрейму и содержит лишь базовую информацию об объекте действительности, репрезентированном в сознании человека. Речевые сращения встречаются часто, однако лишь малая их часть оказывается зафиксированной. В этом помогают художественные произведения, авторы которых включают единицы рассматриваемого типа в речь своих персонажей. Так, в рассказе Л.Н. Толстого «Тихон и Маланья» мальчику не удается опознать словосочетание к обедне, в результате чего в его сознании возникает новое слово кобедня: «– А мать где? – В кобедне, и дедушка в кобедне, – щеголяя своим мастерством говорить, сказал мальчик». Классическим примером непонимания, вытекающим из неверной сегментации звучащей речи, является ситуация, описанная в стихотворении В. Жуковского «Каннитферштан»: путешествующий по Голландии молодой немец на вопросы о том, кому принадлежит дом, богатый магазин, корабль у пристани и т.д., каждый раз получал ответ: «Каннитферштан». Не зная, что это длинное «слово» по-голландски означает «Я вас не понимаю», немец только удивляется богатству человека по фамилии Каннитферштан.

Действие механизма словосращения обусловлено двумя основными факторами: 1) тенденцией к механическому сращиванию компонентов внутри одного фонетического слова с преобладанием проклитической тенденции, проявляющейся в сращивании опорного компонента и стоящего перед ним клитика; 2) стремлением к понятийной компрессии, действие которой обусловливает образование слов-сращений на основе принципа концептуальной интеграции, механизм которой подробно описан в теории концептуальной интеграции ментальных пространств Ж. Фоконье и М. Тернера [Fauconnier, Turner 1998; Fauconnier 1999].

Проклитическая тенденция к сращиванию элементов внутри одного фонетического слова ярче всего проявляется при образовании исторических сращений, среди которых встречаются сращения предлогов, союзов, частиц с существительными, прилагательными, наречиями, местоимениями. Наблюдающаяся в современном английском языке энклитическая тенденция к сращиванию глагола с послелогом при образовании существительных составляет всего 12% от общего числа сращений, образованных в рамках фонетического слова. Некоторые прототипические модели, предполагающие сращение проклитика и опоры, перешли в сферы окказиональных и речевых сращений. Фамилия Непойман (← не пойман) у В. Пелевина, Айболит (← Ай, болит) у К.Чуковского, компьютерный термин atmark (← at mark), а также детские речевые сращения ваптека (← в аптеку) и вотпуск (← в отпуск) отражают общую проклитическую тенденцию к сращиванию компонентов в пределах фонетического слова.

Стремление к понятийной компрессии обусловливает образование слов-сращений при соединении значимых частей речи. В этих случаях процесс формирования значения сращенных наименований может быть объяснен в терминах теории интеграции ментальных пространств (см. рис.2).

I


II

Рис. 2. Формирование значения сращений на основе принципа

концептуальной интеграции

Рассмотрим действие указанной схемы на примере современного сращения redbreast «малиновка». В первом входном пространстве (I) находится концептуальная структура, отраженная словом breast; второе входное пространство (II) концептуально связано со словом red. Основные свойства концептов из I и II проецируются в общеродовое пространство III, опосредованно связанное со сращенным пространством, которым в рассматриваемом случае является референтный фрейм значения. Далее формирование значения слова redbreast идет по описанной выше схеме: проходит референтный, индивидуальный и социальный фреймы и получает кодификацию в виде языковой формы.

В заключении обобщаются основные теоретические и практические результаты проведенного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

А. Публикации в рецензируемых изданиях:

1. Корытова О.М. Творческое начало в лексико-синтаксическом словообразовании // Вестник Поморского университета. – Сер. «Гуманитарные и социальные науки». – Архангельск, 2006. – № 8. – С. 151–155.

2. Корытова О.М. Функциональная асимметрия словообразовательного сращения // Вестник Читинского государственного университета. – 2008. – № 4 (49). – С. 77–79.

Б. Другие публикации:

3. Корытова О.М. Когнитивное пространство словосращения // Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты: Межвуз. сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. – Вып. 7. – С. 124–132.

4. Корытова О.М. Лексикализация словосочетаний или сращение? // Языковой дискурс в социальной практике: Материалы Международной научно-практической конференции. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2007. – С. 167–172.

5. Корытова О.М. Лексико-синтаксический способ словообразования как преобразование синтаксической конструкции в слово // Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты: Сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2007. – Вып. 5. – С. 143–151.

6. Корытова О.М. Модели словосращения в русском и английском языках // Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты: Межвуз. сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2006. – Вып. 3. – С. 107–116.

7. Корытова О.М. Окказиональные сращения как проявление языкового потенциала // Вестник Тверского государственного университета. – 2007. – № 12(40). – Серия «Филология». – Вып. 7 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 171–178.

8. Корытова О.М. Словосложение и словосращение как способы образования сложных слов // Языковой дискурс в социальной практике: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2006. – С. 141–146.

9. Корытова О.М. Словосращение в свете проблемы восприятия и сегментации звучащей речи // Вестник Тверского государственного университета. – 2007. – № 24(52). – Серия «Филология». – Вып. 9 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 167–172.

10. Корытова О.М. Словосращение как производное фонетического слова // Язык и его функционирование в межкультурной коммуникации: Сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2006. – С. 67–73.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа 59 ой студенческой научной конференции г. Тюмень, 2008 содержание

    Программа
    Халитулина А.Р. (143 гр.) Семантико-этимологические особенности тюркских по происхождению фамилий в русском семейном именослове. (Науч. рук. – д.ф.н. Фролов Н.

Другие похожие документы..