Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Судова колегія Вищого господарського суду України, розглянувши матеріали касаційної скарги ДП "Х" на постанову Севастопольського апеляційног...полностью>>
'Документ'
Голос: Жил- был в тридесятом царстве, в некотором государстве Царь. И вроде бы ничего Царь-то: подданных почти не обижал, налоги невысокие собирал, д...полностью>>
'Документ'
Добровольное вхождение большинства народов Северного Кавказа в состав Российской империи стимулировало развитие просвещения в крае, появившиеся здесь...полностью>>
'Документ'
Наука, образование, инновации: приеритетные направления развития/ Материалы межд. Научно-техн. Конф. /Известия Кызгызского государственного техническ...полностью>>

Учебник для вузов (1)

Главная > Учебник
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Существенное влияние на международное право этого пе­риода оказал ряд международных конгрессов и конференций. Так, Венский конгресс 1814—1815 гг. способствовал возникно­вению статуса постоянного нейтралитета Швейцарии, запре­щению работорговли, развитию понятия международной реки, установлению рангов дипломатических представителей.

Постоянный нейтралитет Швейцарии был провозглашен посредством принятой Венским конгрессом 20 марта 1815 г. Декларации о делах Гельветического Союза. В ноябре 1815 г. представители Австрии, Великобритании, Франции, России, Пруссии и Португалии подписали соглашение о постоянном нейтралитете Швейцарии. Великие державы признавали, что Швейцария не должна участвовать в войнах на все будущие времена и дали гарантию поддержки данного статуса. Одновре­менно гарантировалась неприкосновенность швейцарской тер­ритории. Венский конгресс положил, таким образом, начало постоянному нейтралитету как международно-правовому ин­ституту.

8 февраля 1815 г. была принята специальная Декларация о прекращении торговли неграми. Она исходила из того, что опус­тошавшая Африку работорговля противоречит законам и об­щей нравственности и является оскорбительной для человече­ства.

Относительно рек, пересекающих территорию нескольких государств или служащих границей между ними, было принято решение, согласно которому судоходство по всему течению та­ких рек должно быть совершенно свободным для торговли. В целях осуществления судоходства должны были быть установ­лены единообразные правила, в том числе и в отношении сбора с судов пошлин, основанные на принципе благоприятствования для торговли всех государств. Указанный международный ре­жим предписывался для Рейна, Мааса, Мозеля и Шельде.

В приложении к Заключительному акту Венского конгрес­са — Венском протоколе от 7 марта 1815 г. — было введено единое деление дипломатических агентов на классы: послов и папских легатов или нунциев; посланников - министров и иных уполномоченных при государях; поверенных в делах.

Немаловажную роль в развитии ряда институтов между­народного права сыграли также Парижский конгресс 1856 г. и Берлинский конгресс 1878 г.

На Парижском конгрессе 1856 г. было официально отмене­но каперство — насильственный захват, разграбление или по­топление судов воюющих государств, а также нейтральных го­сударств, занимающихся перевозкой грузов для неприятель­ского государства, вооруженными судами частных лиц воюю­щих государств в открытом море.

Парижский конгресс также определил, что к Дунаю и его устью будут применяться правила, установленные Венским кон­грессом 1814—1815 гг. для судоходства по международным ре­кам, без уплаты за осуществление плавания и без пошлины с перевозимых судами товаров.

Парижский конгресс объявил нейтрализованным Черное море.

Берлинский конгресс 1878 г. интересен коллективным при­знанием независимости Сербии, Черногории и Румынии. На этом конгрессе был подчеркнут, применительно к Сербии, принцип недопустимости дискриминации кого-либо в отношении поль­зования гражданскими и политическими правами, доступа к публичным должностям и т. п. из-за различия в религиозных верованиях и исповеданиях.

Заметный вклад в развитие международного права внесли Гаагские конференции мира. Участники первой из них (1899 г.) обсудили вопрос о неувеличении вооружений. Интересы мате­риального благосостояния человечества явно требовали "огра­ничения военных издержек". Но решений по этому вопросу принято не было. Участники Конференции подписали 17 июля 1899 г. Декларацию о неупотреблении снарядов, имеющих един­ственным назначением распространять удушающие или вредо­носные газы, и Декларацию о неупотреблении легко разворачи­вающихся или сплющивающихся пуль. Кроме того, были при­няты Декларация о запрещении "метания снарядов и взрывча­тых веществ с воздушных шаров или при помощи иных подоб­ных новых способов" и Конвенция о мирном разрешении ме­ждународных споров.

На второй Гаагской конференции мира (1906—1907 гг.) были приняты десять новых конвенций и пересмотрены три акта 1899 г. Принятые документы охватывали следующий круг во­просов:

1) мирное разрешение международных споров; 2) ограни­чение в применении силы при взыскании по договорным долго­вым обязательствам; 3) порядок открытия военных действий; 4) законы и обычаи сухопутной войны; 5) законы и обычаи мор­ской войны; 6) запрещение использовать яды, оружие, снаряды и вещества, способные причинить излишние страдания; 7) пра­вила нейтралитета в сухопутной и морской войне.

Конвенции, принятые на Гаагской конференции мира 1907 г., явились результатом первой в истории международного права крупной кодификации правил ведения войны и мирного разре­шения международных споров. Многие из этих правил до Гааг­ских конференций мира имели обычно-правовой характер. До­кументы Гаагских конференций мира явились вехой в форми­ровании международного гуманитарного права.

Вместе с тем XIX в. и начало XX в. характеризовались противоречивостью содержания действовавшего в тот период международного права. По-прежнему признавалось "право" го­сударства на войну, в которой победитель получал "законное" право определять положение побежденного. Продолжались ко­лониальные захваты. Посредством неравноправных договоров происходило закабаление отдельных стран. Применялась док­трина о "цивилизованных и нецивилизованных народах", осу­ществлялась аннексия (насильственный захват) территории.

Таким образом, новые начала международного права еще сочетались со старыми, феодальными правовыми институтами.

§ 4. От Гаагских конференций мира к созданию ООН и формированию современного международного права

Указанный период связан с рядом событий и факторов, оказавших влияние на развитие и содержание международного права. Это — первая мировая война, после окончания которой государства-победители — страны Антанты — на основе серии международных договоров с Германией и ее союзниками созда­ли правовой режим, получивший название Версальско-Вашингтонской системы (Версальский мирный договор 1919 г., а также мирные договоры: Сен-Жерменский 1919 г., Нейиский 1919 г., Трианонский 1920 г. и Севрский 1920 г., дополненные соглаше­ниями, заключенными на Вашингтонской конференции 1922 г.). Этими договорами было оформлено создание ряда новых госу­дарств в Центральной и Юго-Восточной Европе, ограничива­лись вооружения побежденных сторон, решался вопрос о воз­мещении нанесенного Германией ущерба, пересматривались ее границы, устанавливался для ряда западных стран принцип "открытых дверей" ("равных возможностей") в Китае.

Важным звеном Версальской системы и ее гарантом была призвана стать новая международная организация — Лига На­ций. Статут (устав) Лиги Наций являлся составной частью Вер­сальского мирного договора. В своей деятельности Лига Наций .отразила противоречивые тенденции отношений, сложившиеся между побежденными и победителями в первой мировой войне. Хотя Статут Лиги Наций и исходил из цели поддержки между­народных отношений, основанных на справедливости и чести, он не запрещал ведения войны. Члены Лиги брали лишь неко­торые обязательства не прибегать к войне, пока спор между ними не будет подвергнут третейскому разбирательству либо судебному разрешению, либо рассмотрению Советом Лиги. Если член Лиги прибегал к войне вопреки указанным обязательст­вам, то остальные члены Лиги обязывались применить против него санкции, в частности, прекратить с ним все торговые или финансовые отношения. Содержание Статута Лиги Наций сви­детельствовало о существенном шаге вперед в деле ограниче­ния войн. Но ее практика показала, что эта организация не смогла последовательно реализовать положения своего Статута. Так, она не смогла принять эффективных решений в связи с агрес­сией Италии против Эфиопии в 1935—1936 гг., а также в связи с нарушением Германией Версальского договора и Локарнских договоров 1925 г. Последние были дополнением к Версальско-Вашингтонской системе. Локарнские договоры явились своеоб­разным "мостом" к Мюнхенскому соглашению 1938 г.: хотя они и гарантировали, неприкосновенность границ между Германи­ей, Бельгией и Францией и содержали обязательство сторон не прибегать к войне друг против друга, они оставляли Германии "дорогу на Восток" в силу отсутствия гарантий ее восточных границ. "Умиротворение" фашистской Германии произошло посредством заключения в 1938 г. в Мюнхене соглашения меж­ду Великобританией, Францией, Германией и Италией. На ос­нове соглашения от Чехословакии в пользу Германии была от­торгнута Судетская область, что противоречило международ­но-правовым нормам и открывало дорогу новым притязаниям Германии.

На состояние международного права оказала существен­ное влияние Октябрьская революция 1917 г., прежде всего Декрет о мире, который содержал предложение всем воюющим народам и их правительствам начать немедленные переговоры о справедливом демократическом мире как мире без аннексий или контрибуций. Это положение объективно способствовало внедрению в практику международных отношений новых идей, которые касались запрещения агрессивной войны. Они получи­ли собственную интерпретацию у ряда других государств. Круп­ным шагом в этом направлении явился Парижский договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики, заключенный в 1928 г. (Пакт Бриана-Келлога). Помимо отказа участников договора в своих взаимоотношениях от войны в ка­честве орудия национальной политики он устанавливал, что регулирование всех разногласий или конфликтов независимо от характера их происхождения должно осуществляться толь­ко мирными средствами. Однако ни Статут Лиги Наций, ни Парижский договор 1928 г. не давали понятия агрессии и не предоставляли реальных гарантий безопасности участникам международного общения.

Развязавшие вторую мировую войну фашистская Герма­ния и ее союзники грубо нарушили нормы международного права. Сложившаяся в ходе войны антигитлеровская коалиция госу­дарств пришла к убеждению о том, что послевоенное устройст­во мира должно быть построено на таких началах, которые бы обеспечили государствам международно-правовые гарантии их безопасности. Вопросы поддержания международного мира яви­лись предметом обсуждения на Московской (1943 г.), Тегеран­ской (1943 г) и Крымской (1945 г.) конференциях руководителей трех союзных держав. В ходе конференций было признано, что должна быть создана послевоенная мировая организация, кото­рая не должна быть похожей на Лигу Наций. В нее могут вхо­дить все суверенные государства, как большие, так и малые. Будущая организация должна быть наделена механизмами, необходимыми для поддержания мира и безопасности. Она долж­на олицетворять согласованные действия ее членов. На конфе­ренциях обсуждался комплекс вопросов об ответственности Германии за нанесенный ею ущерб в ходе войны и об ответст­венности нацистских военных преступников. Одна из централь­ных идей, прозвучавших на конференциях, состояла в необхо­димости создать международный порядок, основанный на прин­ципах права и имеющий целью обеспечить мир, безопасность, свободу и всеобщее благосостояние человечества.

Днем рождения Организации Объединенных Наций счита­ется 24 октября 1945 года. Ее Устав и деятельность, несмотря на периоды конфронтации в ее стенах, свидетельствуют об ог­ромном вкладе ООН в развитие современного международного права. Принципиально новым положением явилось закрепле­ние в Уставе ООН положений, запрещающих агрессию и уста­навливающих механизм санкций в отношении государства, до­пустившего подобные действия. Согласно п. 4 ст. 2 Устава все члены ООН взяли обязательство воздерживаться в междуна­родных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН. В Уставе ООН преду­смотрены механизмы, позволяющие воздействовать на агрессо­ра. Эти положения поставили вне закона практиковавшееся ра­нее государствами "право на войну". Запрет агрессивной войны привел к пересмотру содержания многих международно-пра­вовых отраслей и институтов, в частности, норм об ответствен­ности государств как субъектов международного права, норм об основаниях наказания преступников войны, норм о мирных средствах разрешения международных споров, норм, касающих­ся международных организаций.

Не менее кардинальные изменения произошли в междуна­родном праве под влиянием введения в него нормы о праве на­родов (наций) на самоопределение. В Уставе ООН зафиксиро­вано положение о равенстве прав больших и малых наций, о развитии дружественных отношений между государствами на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов. Эти положения явились юридической базой борьбы колониальных народов за свою независимость и государствен­ность. Ее обрели в период после окончания второй мировой войны десятки народов Азии и Африки. Закрепление в Уставе ООН положения о праве народов на самоопределение оказало влия­ние на ряд отраслей международного права, в частности, на право международных договоров, на регулирование вопросов признания, правопреемства, территории в международном праве.

Нормы Устава ООН, характеризующие принцип сотрудни­чества государств, послужили отправной точкой в принятии многочисленных международных актов как по специальным вопросам сотрудничества государств, так и по вопросам сотруд­ничества в сфере прав человека.

Особой формой сотрудничества явилось развитие мер до­верия между государствами. Сложилась система целенаправ­ленных действий государств по этим вопросам в рамках про­цесса, начало которому положил Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Обеспечение прав человека становится одним из главных критериев оценки деятельности государств. В современный период общей тенден­цией стала демократизация норм международного права, их широкая кодификация и прогрессивное развитие, резкое рас­ширение количества универсальных норм. Сложилась группа норм, имеющих императивное значение (нормы jus cogens). Все это не могло не сказаться на содержании практически всех от­раслей и институтов международного права. Например, суще­ственно обогатились такие "старые" отрасли международного права, как право международных договоров, дипломатическое право, международное морское право и т. д. Возникли новые отрасли, например, право международной безопасности, меж­дународное космическое право, право окружающей среды и др.

Система действующих международно-правовых норм, ушед­шая далеко вперед от стандартов "классического" международ­ного права XIX в., получила название "современное междуна­родное право". Эта система сложилась как целостное явление благодаря широкой кодификации и прогрессивному развитию международно-правовых норм. На международных конферен­циях путем заключения многосторонних международных согла­шений были, в частности, кодифицированы нормы правопреем­ства государств в отношении международных договоров; нор­мы, касающиеся защиты мирного гражданского населения во время войны, защиты культурных ценностей в случае воору­женного конфликта; нормы дипломатического и морского пра­ва. В связи с кодификацией международно-правовых норм и внедрением в практику международных отношений принципа сотрудничества государств центральное место среди источни­ков международного права стал занимать международный до­говор.

В современный период международное право испытывает влияние многих факторов. Это демократические принципы за­конодательства государств (например, признание общепризнан­ных принципов и норм международного права частью правовой системы государства; закрепление нормы о первоначальной ценности основных прав и свобод человека); расширение круга субъектов международного права; прекращение идеологического противоборства на международной арене и, как следствие это­го, прекращение холодной войны; появление на международ­ной арене большого количества межправительственных орга­низаций как субъектов международного права; глубокий про­рыв в научно-техническом прогрессе, открывающий дорогу для международно-правового регулирования в новых сферах сотруд­ничества; разносторонняя международная хозяйственная коо­перация и интеграция; осознание человечеством своего единст­ва в решении глобальных проблем (ограничение и ликвидация вооружений; экология; решение вопросов энергетики, обеспе­чения продовольствием; исследование Мирового океана и кос­моса и т. п.); формирование международного сообщества.

Литература

Баскии Ю. Я., Фельдман Д. И. История международного права. М., 1990.

Грабаръ В. Э. Материалы к истории литературы междуна­родного права в России (1647—1917). М., 1958.

Кожевников Ф. И. Русское государство и международное право. М., 1947.

Колодкин А., Шатуновский С. 100-летие Первой конфе­ренции мира // Международная жизнь. М., 1997. № 9.

Левин Д. Б. История международного права. М., 1962.

Левин Д. Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX вв. М., 1982.

Пустогаров В. В. Первая конференция мира 1899 г. и меж­дународное право // Государство и право. 1998. № 2.

Сарсембаев М. А. Международное право в истории Казах­стана и Средней Азии. Алма-Ата, 1991.

Глава 3

Субъекты международного права

§ 1. Понятие и виды субъектов международного права

Понятие субъекта международного права непосредственно связано с оценкой предмета международно-правового регули­рования.

Традиционное представление о международном праве как регуляторе исключительно международных, межгосударствен­ных отношений порождало "привязку" субъектов только к этим отношениям. Иначе говоря, только участники указанных отно­шений могли претендовать на статус международной правосубъектности.

Соответственно получило распространение особое понима­ние субъекта международного права, отличающееся от поня­тия субъекта в общей теории права.

Общетеоретическое определение субъекта права сопряже­но с констатацией субъективного права участия в отношениях, регулируемых правовыми нормами. Соответственно носители прав и обязанностей, установленных правовыми нормами, ха­рактеризуются как субъекты права.

В теории международного права сложилась концепция осо­бого статуса его субъектов. При таком подходе способность уча­ствовать в отношениях, регулируемых международно-правовыми нормами, рассматривается как предпосылка, но не главная черта субъекта. Основное свойство субъекта — юридическая способ­ность к самостоятельным международным действиям, включая создание согласованных международно-правовых норм, к неза­висимому осуществлению прав и обязанностей, установленных этими нормами. Отличительные черты субъектов международ­ного права, согласно этой концепции, выражаются в том, что они не находятся под чьей-либо властью и юрисдикцией, зани­мают независимое относительно друг друга положение*.

Такой особый статус признавался прежде всего за госу­дарствами, поскольку речь шла об участниках межгосударственных отношений, а также за определенными международны­ми (межгосударственными) организациями, государствоподобными образованиями, нациями и народами, борющимися про­тив колониализма, за создание собственных государств.

Поскольку физические лица (индивиды) и юридические лица (хозяйствующие субъекты), находясь под властью и юрис­дикцией соответствующих государств, не обладают независи­мым положением в международных отношениях, их самостоя­тельный международно-правовой статус отрицался, они не при­знавались субъектами международного права.

Современная ситуация, ознаменовавшаяся существенны­ми переменами в самой структуре международных отношений и соответственно в предмете международно-правового регули­рования, побудила теорию международного права к изменению взглядов при оценке понятия и видов субъектов международ­ного права.

Нет ничего неожиданного или противоестественного в эво­люции самих международных отношений и перемене подхода к субъектам. Дело в том, что в течение длительного времени ста­тус субъекта признавался только за государствами, а необхо­димым свойством субъекта считался государственный сувере­нитет (отметим, что еще в начале XX в. на статус субъекта могли претендовать даже не все государства, а только так на­зываемые цивилизованные государства или цивилизованные народы).

Не без усилий международным межправительственным организациям и особенно борющимся за независимость нациям удалось завоевать "место под солнцем", получить признание в качестве субъектов международного права. Соответственно со­вершенствовалась трактовка понятия субъекта, к которому уже не предъявлялось требование обладания государственным су­веренитетом. Однако общие условия еще сохранялись.

* См.: Международное право / Под ред. Г. В. Игнатенко, Д. Д. Остапенко. М., 1978. С. 103—105; Международное право / Отв. ред. Г. И. Тункин. М., 1982. С.81—82.

В настоящее время существуют два подхода к понятию субъекта международного права и, следовательно, к характе­ристике конкретных категорий субъектов.

Первый — традиционный и более распространенный и в наши дни (изложен выше).

Второй представлен более скромными попытками распро­странить на международное право понимание субъекта права, принятое в общей теории права, т. е. идентифицировать поня­тие субъекта международного права с юридической возможно­стью участия в правоотношениях, регулируемых международ­но-правовыми нормами, и обладания необходимыми для этого правами и обязанностями. Иначе говоря, освободить понимание субъекта международного права от чрезмерных условий, выра­женных в требовании особого, полностью самостоятельного ме­ждународно-правового статуса и способности к равноправному участию в создании норм и к независимому, свободному от чьей-либо юрисдикции их осуществлению.

Если же мы в соответствии с современной трактовкой пред­мета международно-правового регулирования примем харак­теристику субъекта международного права как действующего или возможного участника отношений, регулируемых между­народно-правовыми нормами, как носителя установленных этими нормами прав и обязанностей, то признаем и связанную с этим подходом реальность вхождения в сферу такого рода отноше­ний новых участников — юридических лиц, физических лиц (индивидов), международных хозяйственных объединений и неправительственных организаций, а также — в пределах, до­пускаемых внутригосударственным конституционным и иным законодательством, — составных частей отдельных, прежде всего федеративных, государств.

Интересное мнение было высказано еще в 1949 г. в одном из консультативных заключений Международного Суда ООН:

"... субъекты права, в той или иной юридической системе, не являются обязательно идентичными, поскольку идет речь об их природе или объеме их прав*". И хотя это суждение в конкрет­ной ситуации относилось к правосубъектности ООН, оно, по существу, имеет общее значение.

О дифференциации объема и характера прав будет сказа­но ниже. Что же касается различий природы тех или иных субъектов, то в литературе принято деление традиционных субъ­ектов международного права на две основные категории — ос­новные (первичные) и производные (вторичные).

Категорию основных (первичных) субъектов составляют прежде всего и главным образом государства, обладающие го­сударственным суверенитетом и приобретающие в силу своего возникновения (образования) международную правосубъектность, не обусловленную чьей-либо внешней волей и имеющую всеобъемлющий характер.

Категория производных (вторичных) субъектов — это пре­имущественно международные межправительственные органи­зации. Специфика их юридической природы выражается, во первых, в том, что они порождены — именно как субъекты международного права — волеизъявлением государств, зафик­сировавших свое решение в учредительном акте (следовательно, их правосубъектность является производной, обусловлен­ной), а во-вторых, в том, что содержание и объем их правового статуса определены в учредительном акте в точном соответст­вии с предназначением и функциями каждой организации (та­ким образом, их правосубъектность является функциональной, индивидуализированной). С некоторыми оговорками к этой же категории принято относить так называемые государствоподобные образования, т. е. особые исторически сложившиеся поли­тико-религиозные или политико-территориальные единицы с относительно самостоятельным статусом.

* Крылов С. Б. Международный Суд Организации Объединенных Наций. М, 1958. С. 61.

Специальное положение в ряду субъектов международно­го права занимают нации и народы, борющиеся против коло­ниализма, иностранного господства, за создание собственного государства на базе национального суверенитета.

Вопрос о статусе и видах нетрадиционных субъектов ре­шается, даже при признании их международной правосубъект­ности, неоднозначно. И все же можно назвать несколько таких субъектов. Их участие в правоотношениях, регулируемых ме­ждународно-правовыми нормами, и, следовательно, статус как носителей определенных международных прав и обязанностей представляются вполне реальными. Это международные непра­вительственные организации*, международные хозяйственные объединения, национальные юридические лица и индивиды (фи­зические лица). С учетом полномочий, предусмотренных кон­ституциями отдельных, прежде всего федеративных, государств, определенным международно-правовым статусом характеризу­ются составные части этих государств (по терминологии, при­нятой в отечественном законодательстве, — субъекты Россий­ской Федерации).

Имеется достаточно оснований для разграничения в меж­дународно-правовой системе правосоздающих субъектов и правоприменяющих субъектов. Если говорить точнее, то разгра­ничиваются: 1) субъекты правосоздающие и вместе с тем правоприменяющие, ибо тот, кто участвует в нормотворческом процессе, не может быть в стороне от практики применения норм, и 2) субъекты только правоприменяющие, но не обладающие нормотворческой способностью. Кстати, подобное положение существует и во внутригосударственном праве. К первой кате­гории относятся государства, международные организации, в меньшей мере — государствоподобные образования и борющиеся нации; ко второй — индивиды, хозяйствующие субъекты и дру­гие юридические лица, международные хозяйственные объе­динения и неправительственные организации.

Иначе говоря, круг реализующих нормы международного права значительно шире круга создающих эти нормы. После разработки, подписания и вступления в силу международного договора к его выполнению и к обеспечению его выполнения — наряду с органами и должностными лицами, участвовавшими в процессе заключения договора, — подключаются органы и долж­ностные лица, функции которых так или иначе связаны с пред­метом договорной регламентации. Если учесть и других участ­ников правоприменительного процесса, названных выше, то можно констатировать, что договор действует и вне системы государственной власти.

По примеру внутригосударственного права возможно де­ление субъектов по отраслевому признаку. Если субъекты кон­ституционного (государственного) права — это не то же самое, что субъекты гражданского права, а последние в свою очередь не тождественны субъектам административного или уголовного права (при этом имеются в виду не только и, может быть, не столько категории и наименования, сколько особенности право­вого статуса), то почему не признать, что субъекты права внеш­них сношений (дипломатического и консульского права) — это не то же самое, что субъекты права международных организа­ций или тем более субъекты международного гуманитарного права (и здесь решающее значение имеет оценка особенностей правового статуса соответствующих субъектов).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебник для вузов международный менеджмент

    Учебник
    М43 Международный менеджмент / Под ред. Пивоварова С. Э., Тарасевича Л. С., Майзеля А. И. — СПб: Питер, 2001. —576 с.: ил. — (Серия «Учебники для вузов»).
  2. Учебник для вузов (2)

    Учебник
    В демократическом государстве формирование и порядок дея­тельности административной (исполнительной) ветви государствен­ной власти должны быть четко урегулированы юридическими нор­мами.
  3. Учебник для вузов (3)

    Учебник
    Учебник содержит краткое и обобщенное изложение основных тем и проблем теории конституционного права и практики их реализации в отдельных странах, прежде всего странах развитой демократии.
  4. «Учебник для вузов»

    Учебник
    В. Н. Машков, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной антропологии и психологии Республиканского гуманитарного института (Санкт-Петербург);
  5. Учебник для вузов (4)

    Учебник
    В учебнике изложены стадии проектирования и содержание проектно-сметной документации, порядок её разработки, нормативная база определения сметной стоимости объектов железнодорожного строительства.

Другие похожие документы..