Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Защита состоится 6 июля 2011 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктор...полностью>>
'Документ'
Есть памятники, которые манят и всегда будут манить всех, кто хочет своими глазами увидеть лучшие творения человечества, что оставила история. Произне...полностью>>
'Документ'
Бурлук 0:9 :1 1: 3 1 0 3:1 -9 3 4 Двуречная 0:9 1:3 :1 3 1 0 3:13 -10 3 ПЕРВЕНСТВО ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ФУТБОЛУ СРЕДИ ДЕТСКО-ЮНОШЕСКИХСПОРТИВНЫХ КО...полностью>>
'Рассказ'
Момент моего жизненного просветления еще далёк, поэтому мой рассказ будет более приземлен, но я думаю, особой помехой для прочтения и восприятия это ...полностью>>

Учебник для вузов (1)

Главная > Учебник
Сохрани ссылку в одной из сетей:

§ 3. Международное право как особая правовая система

В отечественной науке сложилась характеристика между­народного права как особой правовой системы. Имеется в виду реальное сосуществование двух правовых систем: правовой сис­темы государства (внутригосударственной правовой системы) и правовой системы межгосударственного общения (международ­но-правовой системы).

В основе разграничения лежит прежде всего метод право­вого регулирования: внутригосударственное право создается в результате властных решений компетентных органов государ­ства, международное право — в процессе согласования интере­сов различных государств.

* Нередко один и тот же международный договор включает нормы, посвя­щенные отношениям между государствами, между государствами и юри­дическими и физическими лицами, а также между самими юридическими лицами и между индивидами различных государств (таковы, например, договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным де­лам, соглашения об избежании двойного налогообложения доходов и иму­щества, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи то­варов и др.).

Существенное значение имеет и предмет правового регу­лирования: у внутригосударственного права— это отношения в пределах юрисдикции соответствующего государства; у меж­дународного права — это преимущественно межгосударствен­ные отношения и иные отношения, выходящие за рамки юрис­дикции отдельного государства, требующие совместного регу­лирования со стороны нескольких или многих государств либо международного сообщества государств в целом.

Итак, в принятом понимании международное право — это самостоятельная правовая система. Согласно же действующей Конституций Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) "общепризнан­ные принципы и нормы международного права и международ­ные договоры Российской Федерации являются составной ча­стью ее правовой системы". Таким образом, в конституционной трактовке принятые Российской Федерацией международно-правовые нормы -— это составная часть правовой системы госу­дарства.

Как разрешить это разноречие? Дело в том, очевидно, что формулировка Конституции исходит из широкой трактовки правовой системы, не ограничивая ее совокупностью юридиче­ских норм, т. е. правом, если иметь в виду сложившуюся терми­нологию. Не случайно использовавшаяся в нескольких проек­тах Конституции формула, согласно которой принципы и нор­мы международного права, международные договоры рассмат­ривались как "часть права" Российской Федерации, была заме­нена при отработке окончательного текста.

Распространившееся в нашей науке понимание правовой системы как категории, воплощающей в себе и непосредствен­но право как совокупность юридических норм, и правосознание, и складывающиеся на основе норм правоотношения, и правоприменительный процесс в целом, ни в коей мере не препят­ствует "проникновению" международно-правовых принципов и норм в российскую правовую систему, как и в правовую систе­му любого другого государства. Иначе говоря, признаются воз­можность и реальное участие международно-правовых норм в регулировании определенных внутригосударственных отноше­ний, во внутригосударственном правоприменении.

В юридической литературе есть попытки усеченного вос­приятия и ограничительного толкования ч. 4 ст. 15 Конститу­ции РФ и ст. 5 Федерального закона "О международных дого­ворах Российской Федерации" применительно к отдельным от­раслям, которые будто бы в силу своей специфики не допускают прямого действия международно-правовых норм и их при­оритетного применения в случаях расхождения с нормами со­ответствующих законов. Наиболее распространенным стал та­кой подход к уголовному законодательству, что обусловлено, очевидно, тем, что. УКРФ„ как сказано в ч. 2 ст..1,: лишь "осно­вывается" на нормах международного права, и тем, что в нем отсутствует положение о применении правил международного договора в случаях иного, чем в УК, регулирования.

Такая концепция и такое официальное (в УК) решение как бы противопоставляют отдельную отрасль общему конституци­онному принципу.. Вместе с тем они противоречат нормам меж­дународного права — ст, ;15 Международного пакта о граждан­ских и политических правах, ,ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 7 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека, в соответствии с которыми квали­фикация деяния как уголовного преступления определяется со­гласно действовавшему в момент его совершения внутриго­сударственному законодательству или международному праву (формулировка Пакта; в Европейской конвенции — согласно внутреннему или международному праву, в Конвенции СНГ — согласно национальному законодательству или международно­му праву).

Не согласуется такой подход и с проектом Кодекса престу­плений против мира и безопасности человечества. В этом доку­менте, одобренном Комиссией Международного права ООН и ожидающем конвенционного воплощения, принцип уголовной ответственности выражен достаточно четко: "Преступления против мира и безопасности человечества являются преступле­ниями по международному праву и наказуются как таковые, вне зависимости от того, наказуемы ли они по внутригосудар­ственному праву" (п. 2 ст. 1).

Комментарий к этой формулировке проекта содержит, в частности, следующие положения.

Комиссия признала общий принцип прямой применимости международного права в отношении личной ответственности и наказания за преступления по международному праву (следу­ет ссылка на Принципы международного права, признанные Уставом Нюрнбергского трибунала и приговором трибунала).

Можно представить себе ситуацию, при которой какой-либо вид поведения, квалифицируемый в качестве преступления по международному праву, не будет запрещаться по национально­му праву. Это обстоятельство не может служить препятствием для квалификаций этого вида поведения в качестве уголовно наказуемого по международному праву.

Комиссия признала общий принцип автономности между­народного права по отношению в национальному праву в связи с квалификацией поведения, представляющего собой преступ­ление по международному праву*.

В теории разработаны аргументы в пользу концепции раз­граничения создаваемого государством права, т. е. внутригосу­дарственного, "национального права, и применяемого государством и в государстве права. Второй комплекс значительно шире и сложнее первого, ибо наряду с собственным правом го­сударства он охватывает те находящиеся за рамками нацио­нального права нормы которые подлежат применению или же могут быть применены в сфере внутригосударственной юрис­дикции. Имеются в виду нормы межгосударственного права, принятые государством и предназначенные для внутреннего регулирования, и нормы иностранного права, применение кото­рых в предусмотренных ситуациях допускается отдельными законами и международными договорами.

§ 4. Основные черты современного международного права

Международное право появилось вместе с возникновением государства и внутригосударственного права и прошло слож­ный и противоречивый путь развития. Его история воплощает те же закономерности и проблемы, которые присущи истории государства и права, и сохраняет те же специфические черты, свойственные именно межгосударственному правовому регули­рованию (см. гл. 2).

Существенным фактором совершенствования международ­ного права явились прогрессивные перемены в состоянии граж­данского общества, в межгосударственных взаимосвязях. Те коренные сдвиги в сфере внешней политики, которые породили Французская буржуазная революция в конце XVIII в. и Ок­тябрьская социалистическая революция в первой половине XX в., повлекли становление новых принципов и норм между­народного права, прежде всего таких начал, как уважение су­веренитета государств и признание их равноправия, невмеша­тельство в их внутренние дела, а позднее — отказ от войны как орудия национальной политики, неприменение силы или угро­зы силой, самоопределение народов и наций, уважение прав и свобод человека и др.

Современное международное право функционирует в слож­ной среде, так как формирующие и реализующие это право государства имеют значительные различия в общественно-по­литическом строе и в своих внешнеполитических позициях. Международное право призвано юридическими средствами "из­бавить грядущие поколения от бедствий войны", обеспечить поддержание международного мира и безопасности, "содейст­вовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе" (формулировки преамбулы Устава ООН), раз­вивать дружественные отношения между государствами "неза­висимо от политических, экономических и

* Доклад Комиссии международного права о работе ее 48-й сессии. 6 мая — 26 июля 1996 г. ООН. Нью-Йорк, 1996. С. 29—32.

социальных систем и от уровня их развития" (формулировка Декларации о прин­ципах международного права, касающихся дружественных от­ношений и сотрудничества между государствами в соответст­вии с Уставом ООН).

Современное международное право постепенно преодоле­ло былой дискриминационный характер, рассталось с концеп­цией "международного права цивилизованных народов", исклю­чавшей из равноправного общения так называемые слабораз­витые страны. Сегодня можно констатировать достижение уни­версальности международно-правового регулирования в том смысле, что в международном сотрудничестве и в международ­ных договорах могут участвовать все заинтересованные госу­дарства.

Современное международное право декларирует запрет агрессивных, захватнических войн, насильственных способов решения межгосударственных споров, квалифицирует такие действия, как преступление против мира и безопасности чело­вечества. Устав ООН выразил решимость государств "прояв­лять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как доб­рые соседи".

Современное международное право выработало достаточ­но действенный механизм достижения согласованных решений, обеспечения реализации принятых норм, а также взаимопри­емлемые процедуры решения межгосударственных споров мир­ными средствами.

Современное международное право имеет сложную нор­мативную структуру, поскольку оно включает как единые для всех или для большинства государств правила, именуемые универсальными, общепризнанными нормами, так и правила, относящиеся к определенной группе государств либо принятые только двумя или несколькими государствами и именуемые локальными нормами.

Современное международное право является общим для всех государств в том смысле, что именно общепризнанные принципы и нормы характеризуют его основное содержание, его социальную и общечеловеческую ценность. Вместе с тем оно имеет "привязку" к каждому отдельному государству в том смысле, что на основе общепризнанных принципов и норм и в соответствии с ними каждое государство создает и свою меж­дународно-правовую сферу, формирующуюся из принятых им локальных норм.

Отмеченное обстоятельство не дает повода для утвержде­ния, будто каждое государство имеет "свое" международное право. Но у каждого государства как субъекта общего, универ­сального международного права есть и свои собственные меж­дународно-правовые компоненты. Для Российской Федерации основными источниками международного права, как и для всех других государств, являются такие универсальные междуна­родно-правовые акты, как Устав Организации Объединенных Наций, Венская конвенция о праве международных договоров, Венская конвенция о дипломатических сношениях, Венская конвенция о консульских сношениях, Международные пакты о правах человека, Конвенция ООН по морскому праву, Договор о принципах деятельности государств по исследова­нию и использованию космического пространства, включая Лу­ну и другие небесные тела, и подобные им по охвату государств общие многосторонние договоры, а также общепризнанные обы­чаи.

Вместе с тем только для Российской Федерации и для взаи­модействующих с ней в конкретных вопросах правового регу­лирования государств источниками международного права яв­ляются (назовем лишь отдельные примеры): Устав Содружест­ва Независимых Государств и другие соглашения в рамках Со­дружества, Договор по открытому небу и другие договорные акты в рамках СБСЕ (Совещания по безопасности и сотрудни­честву в Европе), Конвенция о сохранении запасов анадромных видов в северной части Тихого океана, заключенная Россий­ской Федерацией, Соединенными Штатами Америки, Канадой и Японией, Соглашение о сохранении белых медведей, подпи­санное от имени правительств Союза Советских Социалистиче­ских Республик, Соединенных Штатов Америки, Канады, Нор­вегии и Дании, а также десятки других локальных актов с не­сколькими участниками и тысячи двусторонних договоров (со­глашений, конвенций, протоколов) различного характера — о режиме государственной границы, о разграничении континен­тального шельфа и исключительной экономической зоны, о пра­вовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семей­ным и уголовным делам, об эквивалентности дипломов об обра­зовании, ученых степеней и званий, об экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве и т. д.

В условиях Российской Федерации оценка этой концепции сопряжена с учётом особого обстоятельства - участия в право­вом регулировании не только российского законодательства и заключенных Россией международных договоров, но также от­дельных законов и иных правовых актов СССР, поскольку они касаются не урегулированных пока российским законодатель­ством вопросов, и многих международных договоров СССР.

Следует отметить, что вопрос о применимости законов СССР решается самими новыми государствами как в их законодатель­стве, так и в их взаимных договоренностях. Так, в Соглашении о принципах сближения хозяйственного законодательства го­сударств — участников Содружества от 9 октября 1992 г. ска­зано: "По вопросам, не урегулированным хозяйственным зако­нодательством, Стороны согласились временно применять нор­мы законодательства бывшего Союза ССР в части, в которой они не противоречат конституциям и национальному законода­тельству Сторон".

Прекращение существования в декабре 1991 г. Союза ССР как государственного образования и как субъекта международ­ного права не означало прекращения действия заключенных в предшествующие годы от имени Союза ССР международных договоров и принятых им других международных юридических актов, а также признанных им международных обычаев. Его правомочия и обязательства, составившие содержание указан­ных источников права, в порядке международного правопреем­ства переходят к Российской Федерации (в различной степени и к другим новым независимым государствам, ранее входив­шим в состав СССР в качестве союзных республик). Соответст­венно употребляемые ныне в официальных документах форму­лировки — "международные договоры Российской Федерации", "действующие международные договоры", "международные договоры с участием Российской Федерации" и т. п. — охваты­вают как международные договоры, заключенные от имени Рос­сийской Федерации, так и сохраняющие юридическую силу международные договоры Союза ССР.

Современное международное право является основой ме­ждународного правопорядка, обеспечиваемого коллективными и индивидуальными действиями самих государств. При этом в рамках коллективных действий складывается более или менее стабильный санкционный механизм, представленный прежде всего, Советом Безопасности ООН, а также соответствующими региональными органами. Этот международный механизм взаи­модействует с внутригосударственным механизмом.

Сегодня имеются достаточные основания для вывода об эффективности международного права и о его дальнейшем про­грессе.

§ 5. Система международного права

Международное право имеет сложную систему, что обу­словлено совмещением в нем общеправовых норм-принципов и общеправовых нормативных комплексов, с одной стороны, и от­раслей как однородных комплексов норм в соответствии с предметом регулирования, а также внутриотраслевых институ­тов — с другой.

К первой категории относятся:

а) основные принципы международного права, составляю­щие его ядро и имеющие определяющее значение для всего механизма международно-правового регулирования;

б) общие для международного права институты, каждый из которых включает комплекс норм определенного функцио­нального назначения, — комплекс норм о международной правосубъектности, комплекс норм о международном правотворчестве, комплекс норм о международном правоприменении (реа­лизации правовых предписаний), комплекс норм о междуна­родно-правовой ответственности. Такое разграничение доста­точно условно и проявляется преимущественно в теоретиче­ских конструкциях.

Ко второй категории относятся отрасли международного права, т. е. комплексы однородных и сложившихся согласно предмету правового регулирования норм. Они классифициру­ются как по тем основаниям, которые приняты во внутригосу­дарственном праве (с некоторыми коррективами), так и по при­знакам, присущим именно международно-правовому регулиро­ванию. Перечень отраслей не во всем базируется на объектив­ных критериях. К общепризнанным можно отнести (не затраги­вая пока вопроса о наименованиях) такие отрасли: право меж­дународных договоров, право внешних сношений (дипломати­ческое и консульское право), право международных организа­ций, право международной безопасности, международное эко­логическое право (право окружающей среды), международное гуманитарное право ("право прав человека"), международное морское право, международное космическое право и другие.

Однако дискуссии по этому поводу продолжаются, затра­гивая и основания конституирования отраслей, и их конкрет­ные характеристики (например, разные мнения о международ­ном атомном праве, о международном уголовном праве, о меж­дународном экономическом праве), и их наименования (некото­рые варианты отмечены выше, можно сказать также об уязви­мости термина "право вооруженных конфликтов"), и внутрен­нее построение отдельных отраслей.

В пределах отраслей существуют подотрасли и правовые институты как нормативные мини-комплексы по конкретным вопросам регулирования. Так, в праве внешних сношений (ди­пломатическом и консульском праве) сложились в виде подотраслей дипломатическое право, консульское право, право постоянных представительств при международных организаци­ях, право специальных миссий, а в их составе — институты формирования представительств, их функций, иммунитетов и привилегий; в международном морском праве — группы норм, регламентирующих режимы территориального моря, континен­тального шельфа, исключительной экономической зоны, откры­того моря, района морского дна за пределами национальной юрисдикции.

В числе проблем систематизации международного права можно назвать проблему определения отраслевой "прописки" нескольких групп норм, регламентирующих режим определен­ных территорий (пространств). Например, вопросы правового статуса государственной территории, включая участки с осо­бым режимом, правового статуса Антарктики "выпали" из от­раслевой классификации.

Построение учебного курса, принятое в данной книге, ба­зируется на указанной системе, на ее отраслях, но имеет неко­торые особенности, обусловленные современными потребностями.

§ 6. Международно-правовая терминология

Используемую в международном праве терминологию мож­но разделить на две разновидности: 1) термины политическо­го, дипломатического и общеправового характера, которым придана специфическая интерпретация; 2) собственно между­народно-правовые термины.

К первой группе относятся термины политические — государство, суверенитет, самоопределение народов и наций, мир, безопасность, война, агрессия; дипломатические — ди­пломатические отношения, дипломатические иммунитеты, консульский округ, международные организации; общеправо­вые — правовая норма, источник права, правосубъектностъ, юридическая ответственность и т. д. Их международно-пра­вовая интерпретация породила производные словосочетания: принцип суверенного равенства государств, договаривающие­ся государства, право международной безопасности, определе­ние агрессии как международного преступления и ответст­венность за агрессию, дипломатическое и консульское право, международно-правовая норма, источник международного пра­ва, международная правосубъектностъ и т. д.

Возможны ситуации, когда один термин имеет во внут­ригосударственном и в международном праве неоднозначный смысл (так, различные качественные характеристики свойственны термину договор, с одной стороны, в конституционном, трудовом или гражданском праве, а с другой — в международ­ном праве).

Перечень "чисто" международно-правовых терминов дос­таточно обширен, что прояснится при дальнейшем ознакомле­нии с учебником. Пока же назовем такие, как международно-правовое признание, правило альтерната, депозитарий дого­вора, третье государство, право мирного прохода, исключи­тельная экономическая зона, общее наследие человечества, пре­ступления международного характера, правовая помощь по уголовным делам, передача осужденных.

Термины, относящиеся к обеим группам, зафиксированы в Конституции Российской Федерации (общепризнанные прин­ципы и нормы международного права, межгосударственные объ­единения, ратификация, верительные грамоты, территори­альное море, двойное гражданство, выдача), они широко ис­пользуются в законодательстве и правоприменительных актах. Этот аспект имеет существенное значение при изучении меж­дународного права, при ознакомлении с международными дого­ворами, в процессе их толкования и исполнения.

Следует обратить внимание на следующие терминологиче­ские проблемы.

Во-первых, надлежащей точности требует использование слова "право", поскольку оно имеет два самостоятельных зна­чения. С одной стороны, это — совокупность, комплекс юриди­ческих норм, формирующих основу правовой системы или со­ставляющих отрасль права. Таковы термины "российское пра­во", "международное право", "конституционное (государствен­ное) право", "гражданское право", "международное гуманитар­ное право", "международное морское право". С другой стороны, это — субъективное правомочие участника правоотношения. Его варианты многочисленны: право человека на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность, право на образование, право на обращение в межгосударственные органы, право госу­дарства на заключение международных договоров, право на самооборону, право на свободное судоходство в открытом море, право нации (народа) на самоопределение.

Во-вторых, в международном праве один и тот же термин может использоваться и в качестве родового понятия, и для обозначения более конкретной категории. Так, "международ­ный договор" — это и обобщающее понятие для всех междуна­родных актов с идентичными формальными признаками (дого­вор, соглашение, конвенция, протокол, пакт), именно в этом смысле употребляемое в названии Венской конвенции о праве меж­дународных договоров и в названии одной из отраслей между­народного права, и в наименовании одной из разновидностей таких актов (Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, Договор между Российской Федерацией и Китай­ской Народной Республикой о правовой помощи по граждан­ским и уголовным делам). "Международная конференция" как родовое понятие охватывает наряду с многосторонними встре­чами, имеющими такое название, совещания и конгрессы.

В-третьих, известны случаи употребления одного термина для обозначения различных явлений Например, "протоколом" могут именоваться: а) самостоятельный договор; б) приложение к договору или конвенции; в) процедура, порядок определен­ных официальных действий (дипломатический протокол).

В-четвертых, следует констатировать появление в науч­ной и учебной литературе новых понятий с использованием уже сложившихся, но имеющих иное содержание терминов. Такие изменения постепенно претерпевает словосочетание "между­народное гуманитарное право", которым традиционно обозна­чались нормы, характеризующие защиту прав человека во время вооруженных конфликтов. Сегодня в отдельных учебниках, в том числе в данной книге, обосновывается более широкое со­держание этого понятия, охватывающего весь комплекс меж­дународных норм о закреплении, реализации и защите прав и свобод.

В-пятых, за внешне сходными словосочетаниями могут скрываться совершенно различные международно-правовые ка­тегории. Наиболее показательны в этом плане термины "откры­тое море", "открытое небо", "открытая суша". Подобная "иден­тичность" слов нередко порождает серьезные ошибки. Самый характерный пример — распространенное даже среди специа­листов отождествление юридически неоднозначных катего­рий "выдача" и "передача".

Следует сказать и о применении в международно-право­вых актах и дипломатических документах отдельных терминов и выражений непосредственно на латинском языке. Таковы "jus cogens" (общая императивная норма, "неоспоримое право"), "opinio juris" ("правовое мнение", признанное в качестве право­вой нормы), "pacta sunt servanda" ("договоры должны соблю­даться"), "persona non grata" ("лицо нежелательное" — в ди­пломатическом праве).

Характерно уважительное отношение международного пра­ва к национально-правовой терминологии. Применяется, в частности, оговорка, что при применении договора любой не опре­деленный в договоре термин имеет то значение, которое опре­деляется законодательством соответствующего государства. Например, в двусторонних соглашениях об избежании двойно­го налогообложения доходов и имущества отмечается, что в целях соглашения значение термина "недвижимое имущество" опре­деляется законодательством того государства, на территории которого находится это имущество.

Получила большое распространение договорная интерпре­тация терминов. Имеются в виду случаи, когда в текст договора включается (обычно в начале текста) специальная статья, име­нуемая "употребление терминов", при этом делается оговорка, что применяемая трактовка дается только "для целей настоя­щего договора", "для целей настоящей конвенции".

Так, ст. 2 Венской конвенции о праве международных до­говоров дает толкование терминов "договор", "ратификация", "принятие", "оговорка", "договаривающееся государство", "третье государство" и др. В ст. 2 Венской конвенции о право­преемстве государств в отношении договоров характеризуются такие термины, как "правопреемство", "государство-предшест­венник", "государство-преемник". В ст. 1 Конвенции ООН по морскому праву разъясняются термины "район", "орган", "за­грязнение морской среды" и т. д.

Литература

Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. Международное право: про­блемы методологии. М., 1971.

Бобров Р. Л. Основные проблемы теории международного права. М.,1968.

Богуславский М. М. Международное частное право. М., 1994.

Василенко В. А. Основы теории международного права. Киев, 1988.

Верещетин В. С. "Общее правовое поле" современного ми­ра // Сов. журнал международного права. 1991. № 3—4.

Вне конфронтации. Международное право в период после холодной войны. Сб. статей / Отв. ред. Л. Дэмрош, Г. Даниленко. М., 1996.

Дмитриева Г. К. Мораль и международное право. М., 1991.

Игнатенко Г. В. Международное право и общественный прогресс. М., 1972.

Игнатенко Г. В. Применение норм международного права в российской правовой системе // Правовая реформа России: проблемы теории и практики. Екатеринбург, 1996.

Колосов Ю. М. Некоторые современные вопросы междуна­родного права// Сов. государство и право. 1990. № 11.

Левин Д. Б. Актуальные проблемы теории международного права М. 1974.

Лукашук И. И. Международно-правовое регулирование ме­ждународных отношений. М., 1975.

Лукашук И. И. Нормы международного права в междуна­родной нормативной системе, М., 1997.

Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997.

Лунц Л. А. Курс международного частного права. Общая .часть. М., 1973.

Марочкин С. Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. Тюмень, 1998.

Международное право и современность: Сб. статей. Тбили­си, 1984.

Мовчан А. П. Международный правопорядок. М., 1996.

Мюллерсон Р. А. Международное публичное и междуна­родное частное право: соотношение и взаимодействие // Сов. ежегодник международного права. 1985. М., 1986.

Российская правовая система и международное право: со­временные проблемы взаимодействия / Отв. ред. В. М. Баранов. Н.Новгород, 1996.

Рубанов А. А. Вопросы теории международных межправо­вых отношений // Сов. государство и право. 1991. № 10.

Соколов В. А. Теоретические вопросы межгосударственных правоотношений. Красноярск, 1988.

Тункин Г. И. Право и сила в международной системе. М., 1983.

Тункин Г. И. Теория международного права. М., 1.970.

Ушаков Н. А. Проблемы теории международного права. М., 1980.

Фельдман Д. И. Система международного права. Казань, 1983.

Хлестов О. Н. Международное право и Россия // Москов­ский журнал международного права. 1994. № 4.

Черниченко С. В. Международное право: современные тео­ретические проблемы. М., 1993. .

Шестаков Л. Н. Понятие международного права // Вест­ник Московского университета. Сер. 11. Право. 1997. № 6.

Шуршалов В. М. Международные правоотношения. М., 1971.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебник для вузов международный менеджмент

    Учебник
    М43 Международный менеджмент / Под ред. Пивоварова С. Э., Тарасевича Л. С., Майзеля А. И. — СПб: Питер, 2001. —576 с.: ил. — (Серия «Учебники для вузов»).
  2. Учебник для вузов (2)

    Учебник
    В демократическом государстве формирование и порядок дея­тельности административной (исполнительной) ветви государствен­ной власти должны быть четко урегулированы юридическими нор­мами.
  3. Учебник для вузов (3)

    Учебник
    Учебник содержит краткое и обобщенное изложение основных тем и проблем теории конституционного права и практики их реализации в отдельных странах, прежде всего странах развитой демократии.
  4. «Учебник для вузов»

    Учебник
    В. Н. Машков, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной антропологии и психологии Республиканского гуманитарного института (Санкт-Петербург);
  5. Учебник для вузов (4)

    Учебник
    В учебнике изложены стадии проектирования и содержание проектно-сметной документации, порядок её разработки, нормативная база определения сметной стоимости объектов железнодорожного строительства.

Другие похожие документы..