Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
по согласованию с Минэкономразвития России и Минфином России в течение 6 месяцев после утверждения методических указаний по разработке и реализации г...полностью>>
'Документ'
11:00 – Открытие Форума. Открывает Форум д.э.н. В.Л. Малькевич, Генеральный директор ЦВК «Экспоцентр». В церемонии Официального открытия участвуют VI...полностью>>
'Документ'
Территория 244,9 тыс.км.квадратных. 15 заморских территорий. Самая известная – Гибралтар( на территории Испании), Бермудские острова (недалеко от поб...полностью>>
'Рассказ'
1. Это дикое животное. Живет в лесу. Он большой, мохнатый, косолапый, неуклюжий. Умеет лазать по деревьям, быстро бегать. Ест все: овес, рыбу, траву, ...полностью>>

С. С. Дзара-сов; канд юрид н

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

экономическое

наследие

ОТДЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ АН СССР ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ АН СССР

Редакционная коллегия серии «Экономическое насле­дие» : Л. И. Абалкин, академик АН СССР (председатель);

А. Г. Аганбегян, академик; А. А. Баранов, д. э. н.;

П. В. Волобуев, член-корр. АН СССР; Л. М. Гатовский, член-корр. АН СССР; В. А. Жамин, д. э. н. (зам. пред­седателя); Я. А. Климов, д. э. н.; В. В. Куликов, д. э. н.;

Я. И. Кузьминов, к. а. н. (ученый секретарь); В. A. May, к. э. н. (ученый секретарь); А. Г. Милейковский, академик; В. А. Мясоедов, к. э. н. (зам. председателя);

Н. Я. Петраков, член-корр. АН СССР; А. М. Румянцев, академик; Н. К. Фигуровская, д. э. н. (зам. председателя)

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ АН СССР ИНСТИТУТ СИСТЕМНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ АН СССР

А.А. БОГДАНОВ

ТЕКТОЛОГИЯ

ВСЕОБЩАЯ

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ

НАУКА

Книга 1

Редакционная коллегия: академик Л. И. Абалкин (от­ветственный редактор); академик А. Г. Аганбегян; ака­демик Д. М. Гвишиани; академик А. Л. Тахтаджян; док­тор биологических наук А. А. Малиновский

МОСКВА ЭКОНОМИКА 1989

ВВК 65.02 Б73

Издание подготовили: канд. филол. н. М. В. Арапов;

докт. филос. н. И. В. Блауберг; докт. экон. н. С. С. Дзара-сов; канд. юрид. н. В. А. Кикоть; И. А. Пащенко;

канд. физ.-мат. н. А. А. Пионтковский; докт. филос. н. В. Н. Садовский; докт. экон. н. Н. К. Фигуровская (ру­ководитель)

Ученый секретарь издания Г. Д. Гловели Редактор А. В. Лобова

Богданов А. А.

g 73 Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: Кн. 1,/Редкол. Л. И. Абал­кин (отв. ред.) и др./Отд-ние экономики АН СССР. Ин-т экономики АН СССР.—М.: Эко­номика, 1989.— 304 с.— (Экон. наследие).— ISBN 5—282—00538—7

Во второй половине XX века интерес к идеям «Тектологии» (1913—1928) возрос в связи с развитием кибернетики. Работа интересна тем, что ряд положений и понятий, разработанных в ранках «Тектологии» («цепная связь», «принцип минимума» и др , применим и для построения кибернетических, моделей эко­номических процессов и решения планово-экономических, задач. Переиздание книги рассчитано на подготовленного читателя, зна­комого с оценкой В. И. Ренина «Краткого -курса экономической науки» (1897 г ) и критикой идеалистической системы «эмпи-риоыониз]мя» данной в работе «Материализм и эмпириокрити­цизм» (1908 г.).

Для научных работников.

ISBN 5—282—00538—7 © Издательство «Экономика», 19

эн

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Демократизация сегодняшнего советского общества выявила острую социальную потребность в академических обществовед­ческих исследованиях и поставила издательство перед задачей выпуска книг, выдержавших проверку временем. Выработка научно обоснованных и реальных прогнозов развития после шести десятилетий научной спячки невозможна без возвраще­ния нашего национального богатства — книг, без знакомства с которыми научный мир не представляет себе современно мыслящего специалиста в области экономических наук.

Идя навстречу предложениям ученых, издательство в числе первых начало подготовку переиздания «Тектологии. Все­общей организационной науки», в которой рассматривается широкий круг вопросов по актуальной до сих пор проблематике. Интерес к книге и идеям «Тектологии» проявляли многие со­ветские и зарубежные ученые. Индекс цитируемости у главного труда А. А. Богданова достаточно высок. Книга не забыта:

ей предстоит вторая жизнь, ибо идеи исследования ныне за­ключены в самых перспективных научных направлениях. Глав­ный труд А. А. Богданова отличают высокая культура, ори­гинальность мышления, рассмотрение организационных про­блем на стыке общественных, естественных и технических наук.

Издательство, обратившись к изданию «Тектологии» А. А. Богданова, испытывает большие трудности. Крайняя разносторонность его научных интересов и творчества про­являлась и в революционной деятельности, и в его отношении к философии, культуре, даже в самой смерти ученого... Харак­теризуя творческие поиски и ошибки А. А. Богданова, на кото­рые указывал В. И. Ленин, нельзя упускать из виду ту главную мысль, которая вела его к «Тектологии»,— стремление практи­ческого преобразования действительности при помощи органи­зационной науки.

Библиография трудов А. А. Богданова показала, каким многообразным, сложным, противоречивым был его научный путь. Он был одним из основоположников идей кибернетики, пропагандистом идей пролетарской культуры и директором первого в нашей стране института переливания крови. Его научные достижения во многом опередили свое время.

Революционность в жизни, науке — эта черта помогла найти автору путь к «Тектологии». Аналогичным универсальным мировоззрением обладали В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский, Н. И. Вавилов, Н. А. Морозов, Н. В. Тимофеев-Ресовский, П. А. Флоренский...

А. А. Богданов «Тектологию» публиковал частями. Каждую часть он сопровождал предисловием. В настоящем издании они собраны вместе. Тексты предисловий даны по прижизненным публикациям.

У «Тектологии» спустя три четверти века после написания начинается вторая жизнь. И сегодня мы с полным правом присоединяемся к замечательной оценке А. А. Богданова, которую на его похоронах дал Н. И. Бухарин: «В смелых полетах своей интеллектуальной фантазии, в суровом и отчетливом упрямстве своего необыкновенного последователь­ного ума, в необычайной стройности и внутреннем изяществе своих теоретических построений, Богданов, несмотря на не-диалектичность и абстрактный схематизм своего мышления, был, несомненно, одним из самых сильных и самых оригиналь­ных мыслителей нашего времени. Он очаровывал и зачаровывал своей страстью к теоретическому монизму, своими творческими попытками внести великий план во всю систему человеческого знания, своими напряженными исканиями универсально-науч-нрго,— а не философского,— камня, своим, если так можно вы­разиться, теоретическим коллективизмом. В его лице ушел в могилу человек, который по энциклопедичности своих знаний занимал исключительное место не только на территории нашего Союза, но и среди крупнейших умов всех стран... Экономист, биолог, математик, врач, философ, революционер, наконец, ав­тор прекрасной «Красной звезды»,— это во всех отношениях совершенно исключительная фигура, выдвинутая историей на­шей общественной мысли. Ошибки Богданова вряд ли когда-нибудь воскреснут. Но история, несомненно, отсеет и отберет то ценное, что было у Богданова, и отведет ему свое почетное место среди бойцов революции, науки и труда» '.

' На новом поле//Труды Института переливания крови им. А. А. Богда­нова. Т. 1. М., 1928. (Полностью речь Н. И. Бухарина приведена во 2-й книге настоящего издания).

эн

ПРЕДИСЛОВИЕ

«@ееоб1цав_орЕанизационная^ахка», или «Тектология», Алек­сандра Александровича Богданова — выдающийся памятник русской теоретической мысли начала XX в. Создатель «Текто-логии» — яркий, талантливый человек, один из интереснейших представителей русской революционной интеллигенции на ру­беже XIX—XX вв., сочетавший в себе страстную революцион­ность, энциклопедические познания, безудержное стремление к поискам нового — будь то медицина, философия или эконо­мика, кропотливая повседневная революционная работа, разра­ботка методов формирования пролетарской культуры или борь­ба за организацию в стране службы переливания крови.

Жизнь и судьба .А. А. Богданова очень сложны и глубоко противоречивы. Вступив в революционную борьбу в юноше­ском возрасте, он прошел путь от народовольчества к социал-демократизму и в 1903 г. безоговорочно присоединился к боль­шевикам. Один из ближайших соратников В. И. Ленина в тот период, член ЦК РСДРП от большевиков в 1905—1910 гг., А. А. Богданов в 1910 г. за фракционную деятельность был выведен из ЦК партии, а в 1911 г. вообще отошел от полити­ческой работы. Глубокий и тонкий знаток философии, после­довательный противник мистики и религии, защитник истори­ческого взгляда на природу (свою первую философскую книгу «Основные элементы исторического взгляда на природу» он опубликовал еще в 1899 г.) А. А. Богданов в начале XX в. под несомненным влиянием идей В. Оствальда, Р. Авенариуса и Э. Маха попытался соединить марксизм с махизмом, отдавая тем самым дань идеализму, с которым ранее он так реши­тельно боролся. Махистские ошибки А. А. Богданова были под­вергнуты обстоятельной критике В. И. Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм». Впоследствии А. А. Бог­данов вообще пришел к идее отрицания познавательной роли философии, к постепенной замене ее «научным монизмом», начало которого, по его мнению, образуют «энергетика, дар­винизм и социальная теория К. Маркса». И наконец, далеко не стремясь указать на все противоречия, свойственные бог-дановскому мышлению и его деятельности, нельзя не упомянуть о его программе пролетарской культуры: с одной стороны, исполненное высокого гражданского долга стремление дать трудящимся все то ценное, что содержится в многовековой истории культуры, а с другой стороны, явное упрощенчество в пред­лагаемых А. А. Богдановым путях культурного строитель­ства.

Печать глубокой противоречивости лежит и на главной тео­ретической работе А. А. Богданова — «Тектологии». По своему содержанию «Тектология» намного обогнала свое время, и, как это часто происходило в истории, в момент публика­ции она оказалась непонятой научным и философским об­ществом. Вместе с тем «Тектология», конечно, неотделима от времени ее создания: уровень развития марксистской фило­софии, характерные для начала XX в. дискуссии среди фило­софов-марксистов — все это нашло свое выражение в тектологи-ческих идеях А. А. Богданова. Здесь мы сталкиваемся с новым клубком противоречий: А. А. Богданов не избежал искушения универсализации значения тектологических прин­ципов, а критики «Тектологии» в 20-е годы обрушили на нее арсенал не столько научных, сколько идеологических аргумен­тов, к тому же часто совершенно не связанных с реальным содержанием «Тектологии».

Ситуация не улучшилась и в последующие годы. Глубокий анализ теоретического наследия А. А. Богданова не был осу­ществлен (это не сделано, к сожалению, и сейчас). «Всеобщая организационная наука» очень скоро стала библиографической редкостью (ее наиболее полное третье издание вышло в 1925— 1929 гг., причем тираж I тома составил 1000 экземпляров, а II и III томов — 2000 экземпляров), само слово «тектология» постепенно стало уходить из научного лексикона, и редакторы в издательствах порой пытались его исправить на более при­вычное «текстология».

Время «Тектологии» наступило только в середине нашего века — в период бурного распространения идей научно-техни­ческой революции. Развитие современных научно-технических дисциплин показало, что многие положения кибернетики и об­щей теории систем предвосхищены в «Тектологии» А. А. Бог­данова. В результате «Всеобщая организационная наука» воз­рождается к новой жизни. Интерес к ней быстро растет. В со­ветских и зарубежных изданиях публикуются статьи о «Текто-логии» — по сути дела, первые попытки ее строгого научного анализа. Возникает насущная потребность переиздания самой работы, чтобы определить действительное место «Тектологии» в развитии научного познания.

И вот, наконец, читатель получает новое русское издание «Всеобщей организационной науки» А. А. Богданова. Три чет­верти века отделяют нас от момента создания этой научной концепции — срок вполне достаточный для реальной оценки ее научного значения, отделения временного, преходящего от подлинно значимого и осознания того, что фактически вошло из «Тектологии» в золотой фонд науки.

* * *

Исходным пунктом тектологии является признание необхо­димости подхода к изучению любого явления с точки зрения его организации. Принять организационную точку зрения — значит изучать любую систему с точки зрения как отношений всех ее частей, так и отношений ее как целого со средой, т. е. со всеми внешними системами. Законы организации систем еди­ны для любых объектов, самые разнородные явления объеди­няются общими структурными связями и закономерностями:

«...структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени формальной чистоты схем, как в Математике отноше­ния величин, и на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим. Бо­лее того, отношения количественные я рассматриваю как осо­бый тип структурных, и самую математику — как раньше развившуюся, в силу особых причин, ветвь всеобщей организа­ционной науки: этим объясняется гигантская практическая сила математики как орудия организации жизни» *.

В соответствии с организационной точкой зрения мир рас­сматривается А. А. Богдановым как находящийся в непрерыв­ном изменении, в нем нет ничего постоянного, все суть изме­нения, действия и противодействия. В результате взаимодей­ствия изменяющихся элементов наблюдатель может выделить некоторые типы комплексов, различающихся по степени их организованности.

Организованный комплекс определяется в тектологии на основе принципа «целое больше суммы своих частей», при этом чем больше целое отличается от суммы самих частей, тем более оно организовано. В неорганизованных комплексах целое меньше суммы своих частей. И наконец, в нейтральных комплексах целое равно сумме своих частей.

Среди множества организационных форм А. А. Богданов вы­деляет два универсальных типа систем — централистический (эгрессия) и скелетный (дегрессия). Для систем первого типа (эгрессия — от латинского «выхождение из ряда») характерно наличие центрального, более высокоорганизованного ком­плекса, по отношению к которому все остальные комплексы играют роль периферии. Системы второго типа, напротив, обра­зуются за счет организационно низших группировок, выделя­емых сложноорганизованными пластичными комплексами. Здесь мы видим единство и различие пластичности и проч­ности. Дегрессия (от латинского «схождение вниз») имеет важнейшее положительное значение с организационной точки зре­ния: лишь она делает возможным развитие пластичных форм, охраняя нежные комбинации от грубой их среды.

Специальному анализу подвергаются основные организа­ционные механизмы — механизмы формирования и регулиро­вания систем. К формирующим механизмам относятся конъ­югация (соединение комплексов), ингрессия (вхождение элемен­та одного комплекса в другой) и дезингрессия (распад ком­плекса). Универсальный регулирующий механизм обозначается термином «подбор»: это понятие А. А. Богданов заимствует из биологии и распространяет его на процессы сохранения и разрушения всех видов систем.

Кроме биологии, важным источником идей и образов был для А. А. Богданова язык. Во «Всеобщей организационной науке» и других работах он многократно возвращался к одному из своих любимых тезисов об исторической роли языка как фактора, организующего общественное сознание, полагая, что «слово предшествует мышлению». Не менее увлекало его при­сутствие в языке «скрытой системности» — регулярных звуко­вых и смысловых соответствий между словами различных, но связанных общим происхождением языков. Имея в виду прежде всего успехи сравнительно-исторического метода, поз­волившего систематизировать эти соответствия и частично вос­становить историческое прошлое языка, А. А. Богданов писал о языкознании как о «ранее всех развившейся части идеологи­ческой науки» *.

Одно из выражений этого увлечения — многочисленные эти­мологии, приведенные на страницах предлагаемой вниманию читателя книги,— остроумные и смелые, хотя нередко и оши­бочные.

Основное внимание в «Тектологии» уделяется прогрессив­ному отбору («подбору»), поскольку, с точки зрения автора, действительное сохранение форм в природе возможно лишь пу­тем их прогрессивного развития. Отбор может быть положи­тельным или отрицательным — он действует при развитии ком­плексов и в процессе их относительного упадка. В совокуп­ности положительный и отрицательный отборы охватывают всю динамику мирового развития. Положительный отбор, усложняя формы, увеличивает разнородность бытия, доставляет для нее материал, все более возрастающий; отрицательный отбор, упрощая этот материал, устраняя из него все непрочное, не­стройное, противоречивое, внося в его связи однородность и сог­ласованность, упорядочивает последний. Лзаимодополняя друг друга, оба процесса стихийно организуют мир 2.

' Богданов А. А. Наука об общественном сознании. Краткий курс идеоло­гической науки в вопросах и ответах. Пг.— М., 1923. С. 14. 2 Богданов А. А. Тектология. Кн. 1. С. 110.

Думается, нет необходимости подробно воспроизводить со­держание работы, которую читатель держит в руках. Однако и сказанного достаточно, чтобы отнестись с пониманием к мнению ряда советских и зарубежных ученых о глубоком родстве тектологии с такими современными общенаучными на­правлениями, как кибернетика, системный подход, структура­лизм, теория катастроф, синергетика и т. п. По существу А. А. Богданов высказал идею изоморфизма различных орга­низационных структур, на которой базируется как киберне­тический анализ, так и общая теория систем Л. фон Бер-таланфи. Целый ряд понятий, разработанных в тектологии («цепная связь», «закон наименьших», «принцип минимума»), оказывается верным с кибернетической точки зрения. На­конец, А. А. Богданов не только предвосхищает одну из основ­ных идей кибернетики — идею обратной связи (в его термино­логии — бирегулятора), но и иллюстрирует ее теми же при­мерами, что и один из основоположников кибернетики У. Росс Эшби.

Именно близость тектологии к названным современным об­щенаучным направлениям объясняет, как нам представляется, глубинные причины «возрождения» тектологии во второй поло­вине XX в. «Общенаучные концепции» — это важный феномен науки XX в., который может помочь объяснению и истори­ческой судьбы тектологии.

Характерная особенность общенаучных концепций состоит в том, что разрабатываемое в их рамках знание применимо в принципе к любым (или достаточно многообразным) обла­стям науки и техники, но ле может претендовать на фило­софскую, мировоззренческую значимость. Напротив, его функ­цией как раз и является обеспечение более эффективной и тесной связи категориального аппарата философии со специаль­но-научным познанием. Однако такое понимание специфики общенаучных понятий и концепций сформировалось относи­тельно недавно и явилось результатом скрупулезного анализа, проведенного в советской философско-методологической лите­ратуре. Для самих же авторов таких концепций (а также для их критиков — здесь их позиции парадоксальным образом совпадали) их общенаучные теоретико-методологические по­строения могли выступать как .всеобщие схемы,, столь же универсальные, как и философские понятия и концепции, вы­полняющие те же функции и поэтому претендующие на за­мену «устаревшей» и «непрактичной» философии. Ошибочность такой установки, очевидна, но она едва ли не решающим обра­зом сказалась на отношении к тектологии, вытеснив ее на долгие годы из кругооборота перспективных научных идей.

Для возрождения «Тектологии» или, говоря в более общей форме, для восприятия такого рода идей и концепций должна быть создана соответствующая социокультурная обстановка. Не случайно идеи кибернетики и общей теории систем по­лучили широкий научный резонанс в период развития научно-технической революции, когда изменился и интеллектуальный климат в науке — на первый план выдвинулись такие задачи, как преодоление узкодисциплинарной разобщенности, интегра­ция наук, синтез научных знаний, организация междисципли­нарных исследований и т. п. Необходимы также формиро­вание определенного сообщества ученых, профессионально за­нимающихся исследованиями в данной области, организация специализированных изданий, интенсификация соответствую­щих научных коммуникаций. Всех этих условий не суще­ствовало в период написания «Всеобщей организационной науки», поэтому можно с полным правом сказать, что эта книга опередила свое время.

* * *

Оценивая значение «Тектологии» для развития науки, сле­дует четко различать собственно научное содержание всеобщей организационной науки, которое мы только что кратко охарак­теризовали, и формы обоснования и понимания тектологиче-ских идей, которые выдвинули, с одной стороны, сам автор «Тектологии», а с другой — ее критики. Эта вторая сторона оценки «Тектологии», т. е. методы_ее^рбоснования и формы понимания ее идеи, очень важна, и мы постараемся оста­новиться на ней подробнее. Однако прежде чем мы перейдем к этому, подчеркнем, что ни в этом предисловии, ни в извест­ных нам других работах, посвященных «Всеобщей организа­ционной науке», пока не удалось достаточно подробно охарак­теризовать реальное научное значение «Тектологии» А. А. Бог­данова. Такую задачу хорошо сформулировал несколько лет назад известный советский кибернетик Г. Н. Поваров: «Естест­венно подумать также об отношении кибернетики Винера к тектологии А. А. Богданова. Их сопоставляли уже не раз, но всегда бегло и не в пользу русского автора. Здесь не место для подробного обсуждения этой сложной темы, но кажется, что по существу Богданов во многом был предшественником Винера, по крайней мере в системной части кибернетики. Фило­софские и политические заблуждения Богданова известны, но только ли они определяют его научное лицо? Никто не отрицает научных заслуг В. Оствальда или А. Пуанкаре только по­тому, что они оставались идеалистами, да и Винер отнюдь не во всем материалист. Сам Богданов отделял тектологию от своих философских теорий. Он определял ее как «всеобщую организационную науку», но нередко толковал ее как некую теорию систем; термин «комплекс» у него в тектологии зна­чит просто «система». Многочисленные параллели с Винером и особенно с Эшби бросаются в глаза, хотя, в отличие от позд­нейших кибернетиков, Богданов пользуется исключительно качественными методами... Было бы справедливо, если бы ны­нешние кибернетики рассмотрели тектологию вновь и решили, что в ней достойно внимания, а что только заблуждение и абсурд» '. По мнению М. И. Сетрова, «многие общетеорети­ческие проблемы системного подхода разработаны А. Богдано­вым полнее и более строго, чем в современной теории систем и кибернетике» 2. В этой связи можно сослаться также на высказывание Н. Н. Моисеева: «Таблица Д. Менделеева, био­геохимия В. Вернадского, теория биогеоценозов В. Сукачева и Н. Тимофеева-Ресовского — все эти универсальные системы знаний составляют гордость русской и советской науки. Теория организации А. Богданова может быть поставлена в один ряд с подобными учениями»3.

Следует отметить, что в последние 10—15 лет о «Текто-логии» А. А. Богданова с большим интересом стали писать и некоторые зарубежные авторы. Так, в 1975 г. в ежегод­нике «General Systems» была опубликована статья Дж. Горе­лика (Университет Британской Колумбии, Канада) под наз­ванием «Основные идеи «Тектологии» А. А. Богданова: универ­сальная организационная наука». Автор показывает сходство задач созданного в 1954 г. Общества по разработке проблем общей теории систем и задач тектологии, появившейся на 40 лет раньше, и приходит к выводу о том, что «Тектология» явля­ется исторически первым развернутым вариантом общей теории систем и предшественником кибернетики» 4. Дж. Горелик ставит перед собой задачу привлечь к «Тектологии» внимание запад­ной научной общественности, и надо сказать, что сам Дж. Го­релик в этом отношении сделал многое. Он, в частности, перевел и опубликовал на английском языке «Очерки все­общей организационной науки» (Самара: Госиздат, 1921) — краткое изложение «Тектологии» 5.

В своих более поздних работах, в частности в опублико­ванной в 1987 г. статье «Тектология» А. А. Богданова, общая теория систем и кибернетика» 6 Дж. Горелик уточняет свое

' Поваров Г. Н. Норберт Винер и его «Кибернетика»//Винер Н. Киберне­тика или управление и связь в животном и машине. М.: Советское радио, 1968. С. 24.

2 Сетров М. И. Об общих элементах тектологии А. Богданова, киберне­тики и теории систем; Уч. зап. кафедр общественных наук вузов Ленинграда. Сер. «Философия». Вып. 8. Л„ 1967. С. 59.

3 Моисеев Н. Н. Социализм и информатика. М.: Политиздат, 1988. С. 145.

4 Gorelik G. Principal Ideas of Bogdanov's «Tektology»//General Systems. Vol. XX. 1975. P. 3—13.

5 Bogdanov A. Essays in Tektology. English Translation by Gorelik. Seeside. California: Institution Publications, 1986. XVII. P. 265.

6 Gorelik. Bogdanov's «Tektology», General Systems Theory and Cyberne-

понимание значения всеобщей организационной науки. Теперь он склонен считать, что хотя «тектология содержит все исход­ные идеи, позднее развитые и популяризируемые общей тео­рией систем и кибернетикой», она — нечто большее, ее специ­фическая область — «все формы организации в природе и чело­веческой деятельности», и она представляет собой «предельное расширение любой теории систем» '.

«Создателем действительно обобщенной теории систем» на­зывает А. А. Богданова другой канадский ученый Р. Маттесич. В его обширной книге «Инструментальное рассуждение и си­стемная методология» имеется специальный параграф, озаглав­ленный «Кто отец теории систем — Богданов или Верта-ланфи?»2. Р. Маттесич недвусмысленно решает этот вопрос в пользу А. А. Богданова и, более того, выражает крайнее не­доумение, как Л. фон Берталанфи, размышляя в 20-е годы над системными проблемами, смог пропустить немецкое издание «Тектологии» А. А. Богданова, опубликованное в 1926 г. (кстати, сразу же оно было отрецензировано в немецкой науч­ной литературе), а впоследствии во всех своих многочислен­ных работах ни разу не упомянуть имени А. А. Богданова 3.

Думается, что эти высокие оценки «Тектологии» А. А. Богда­нова вполне справедливы, однако сами по себе они еще не решают задачи развернутого определения научного значения всеобщей организационной науки. Решение этой задачи — дело будущего, и мы надеемся, что этому будет способствовать и предпринимаемое переиздание «Тектологии». * * *



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Творится для себя самого. Вночи наступает время хищного чародейства, час кровавой жертвы и заклятия добычи

    Документ
    Недаром нежить пуще грома боится полуденных лучей, и ни один шаман не начнет камлать в полдень, особенно если день ясный, а охотник не станет заклинать силки и приваживать зверя.
  2. Хочу сердечно поблагодарить всех, кто помогал в создании этой книги

    Документ
    Хочу сердечно поблагодарить всех, кто помогал в создании этой книги. Прежде всего, я признательна доктору Марджори Манделыптам-Бальзер, чей перевод с русского книги В.
  3. Решением Президиума ркф (1)

    Решение
    РЕГИОНАЛЬННАЯ ВЫСТАВКА СОБАК ВСЕХ ПОРОД “ШОУ ЧЕМПИОНОВ 2006” 08/10/2006 Г. ЯКУТСК. Адрес Организаторов : Республика Саха Якутия , г. Якутск, улица Шавкунова 82 , Телефон /4112/ 422698 Email : Yras_1990@.
  4. Ирвинг Стоун (2)

    Документ
    Его личная жизнь считалась скандальной и непристойной. Его творчество порой шокировало и возмущало. Его благополучие полностью зависело от капризов "князей Церкви",
  5. Карло Гоцци «Ворон»

    Сказка
    Панталоне, суетясь в проходе между гребцами галеры, застигнутой штормом, свистит в свисток, кричит на гребцов, командует громким голосом, заглушаемым бурей.

Другие похожие документы..