Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
АВАРИЯ – разрушение сооружений и (или) технических устройств, применяемых на производственных объектах, неконтролируемые взрывы и (или) выбросы/сброс...полностью>>
'Документ'
Берлинская операция стала завершающей стратегической наступательной операцией, проведенной советскими войсками 16 апреля - 8 мая 1945 года с целью ра...полностью>>
'Анализ'
Согласно лицензии с 2010 года наполняемость детского сада должна составлять не более 120 человек, по 25 человек в каждой группе. В 2010 – 2011 учебно...полностью>>
'Программа'
Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана от 19 марта 2004 года «К конкурентоспособному Казахстану, конкурентоспособной экономике, к...полностью>>

Литература Все права сохраняются за автором © Вашкевич Н. Н

Главная > Литература
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Что же касается болванки, то корень СКЛ имеет и другое значение "бить, стучать", от него-то стенобитное орудие, а не от голизны. Но и в первом значении этот корень имеет продолжение в русском, например, в таких словах как скула "часть лица, на которой не растут волосы" или в выражении скалить зубы.

Еще более странная птица - соловей. Тот самый, который разбойник. Как стало возможным, что это маленькая певчая совершенно, как я думаю, безобидная птичка превратилась в грозного разбойника, олицетворение зла? Как вообще стало возможным сочетание двух таких разных понятий в одном выражении соловей-разбойник, если даже конь и трепетная лань, по нашим представлениям, не сочетаемы.

Начнем, однако, с его определения, то есть со слова разбойник. Нельзя не заметить, что в нем есть некая странность. Судите сами. Одно дело - разбой шаров на бильярдном столе, и совсем другое - разбой на дорогах. Это же в принципе разные вещи. На дорогах ничего не разбивается, разве что посуда по нечаянности или судьбы тех, кто подвергается разбою. В чем здесь дело? Ответ, как всегда, ищем в арабских корнях. Оказывается, наш разбойник не от разбивать, а от арабского выражения рас забба "голова волосатая". От него же и наша голова забубеная "бесшабашный, отчаянный человек". В арабском забба и забуба - синонимы, разные формы одного слова, выражающего идею волосатости, а в переносном смысле -непокорности.

Сами арабы между прочим тоже не совсем понимают, откуда идет это значение непокорности. Во всяком случае они объясняют значение забу:б или азабб "непокорный" (о верблюде) так. Когда у верблюда слишком длинные волосы, они закрывают ему глаза, отчего он плохо видит дорогу, бесится и не слушает погонщика . Наши этимологи по какой-то странной причине, а скорее всего, по недоразумению, считают, что голова забубеная происходит от карточной масти, забывая при этом объяснить людям, какая же связь между бубями и бесшабашностью, и почему крести, пики или черви здесь меньше подходят.

О собаках речь уже шла, наступил черед и котов. Вот, например, выражение купить кота в мешке, то есть приобрести неизвестно что. Этого кота напишем арабскими буквами, получим слово ку:т "еда". На мой взгляд, это логичней. Продукты, действительно, если покупать не глядя, можно взять черт знает что. А кота, я думаю, труднее утаить в мешке, чем даже шило. О шиле можно даже поспорить в отношении возможностей его утайки в мешке, правильно ли, что шило в мешке не утаишь? Но вот если написать и шило арабскими буквами, получится "горелка, факел". Тоже вроде бы лучше здесь подходит, чем шило.

Наш кот, как и собака или коза, имеет фразеологических родственников, но иногда маскируется так, что не узнаешь. Как сыр в масле катается - говорим мы о человеке, живущем в полном достатке. Если вдуматься, смысла не много. Опять же это сравнение человека с сыром не назовешь ни остроумным, ни удачным. Это, разумеется, если задумываться. А если нет, то нормально. Русский человек, на свое счастье, вообще редко задумывается над тем, что говорит. Иначе все его усопшие родственники в гробу не только по три раза на день переворачивались бы, а катались бы там словно сыр по маслу. Так вот о сыре с маслом. Арабское словосочетание псы:р ко:т означает "стали продукты, питание", а вот каким стало питание, обозначается словом амсалъ - "идеальный". Питание стало идеальным - вот о чем говорится в арабском звуковом эквиваленте русской идиомы. Но разве в нашей идиоме не та же мысль? Выходит, наш кот-родственник того, что в мешке. Сыр с маслом, надо согласиться, продукты особо ценные, но речь все же здесь не о них. Кстати, это идиоматическое "масло" того же корня что и русское мысль.

Коты, как наши козы и собаки, разными бывают. Некоторые плачут. Признаться, не приходилось видеть, как это происходит, поэтому не могу сказать, помногу они наплакивают, или помалу. Принято думать, что помалу, поскольку кот наплакал означает "мало". В арабском нет звука П, ему закономерно соответствует Ф. Нафлъ - это арабское слово, им обозначается то, что дается сверх того, что положено, например, доплата к получке или дополнительный приработок. Что касается кота, то это арабское слово аз кутыъ "быть обрезанным, прекращенным", следовательно, котыъ наилак буквально означает "прекратили тебе давать нафл", и стал ты, следовательно, жить на одну получку. Наше что б ты жил на одну получку выражает ту же идею.

О котах уже сказано немало, а про кошек мы еще речь не вели, а стоит, так как кошка не всегда жена кота. К примеру, о человеке, который мечется в исступлении, бессмысленно, говорят: мечется как угорелая кошка. Угорелых кошек или котов мне видеть не приходилось, но самому испытать это

состояние однажды пришлось. Не то, чго метаться, руку тяжело поднять. Одним словом, отравление, как любое пищевое или алкогольное. Тошнота, ломота, голова раскалывается. Вы видели, чтобы люди с похмелья метались как угорелые кошки? Я думаю, нет. Во всяком случае, такое поведение не характерно для отравленных. И в поговорке не о кошке идет речь. Звучит она на арабском гак: гара:лак-шакк . На египетском диалекте. Смотрите, как совпадаю! согласные. А значение эта фраза имеет такое: "случился с тобой удар, шок". Значит, идиома буквально означает "что ты мечешься, как будто с тобой случился шок".

Тот же корень ШКК мы видим в слове тормашки. Что удивительно, так это то, чго никто на свете не знает, что такое тормашки, и даже не связывает, пусть и ошибочно, с каким-либо значением, тем не менее вы не найдете русского, который хоть раз в жизни не употребил этого странного слова. Это совершенно бессмысленное слово, тем не менее, обладает совершенно определенным значением. Вот такой парадокс.

Так вот о тормашках. Говорят: полетел вверх тормашками. Пишем вверх тормашками арабским способом, то есть одни согласные, получаем ВРХ ТР ТР М ШК. Восстановим слабые гласные, которые не всегда обозначаются даже в Коране, получаем вполне осмысленную арабскую фразу , выражающую именно тот смысл, который мы вкладываем в наши тормашки. Здесь мы вставили только одно слово ТР "полетел", сделав повтор, такой обычный для арабского языка. Переводим: "и полетел летением того, что ударено копьем". Это буквальный перевод. По-русски, если не употреблять слово тормашки, эту мысль можно выразить так: "полетел словно его кто копьем ударил"

С тормашками покончили, но еще остались странные кошки. Из выражения кошки скребут на душе. Очевидно, что и здесь не кошки, а обычный образ арабской поэтической речи: ка-шу:к "словно шипы, колючки". Согласитесь, что пахучие розы с душой сочетаются лучше, чем кошки.

Раз мы заговорили о кошках, то надо что-то сказать и о мышах. Выражение мышиная беготня или мышиная возня подразумевает мелочные хлопоты, суету. Эту идею арабы обычно выражают через понятие ходьбы, говоря «ходит туда-сюда», буквально: " приходи г-у ходит". Так вот глагол миши означает "уходить", а бйиги - "приходить". Отсюда и мышиная беготня.

С мышами мы пока еще не разделались. Во Фразеологическом словаре русского языка я нашел такое выражение: мышиный жеребчик с пометой "устаревшее". Имеется в виду молодящийся старик. Если молодость и прыть хорошо согласуются с русским словом жеребчик, и ясно, что жеребчик здесь употреблен уместно, то как жеребчик может быть мышиным, совсем непонятно. Действительно, какое отношение такое прилагательное как мышиный имеет отношение к возрасту, или к жеребцу. То ли это масть такая серая, то ли что-то еще. Зная арабский язык, смело можно утверждать, что никакой он не мышиный этот жеребчик, мусинн "престарелый". Просто звуки С и Ш в семитских языках часто чередуются, например, арабское приветствие - ас-саля:м ъалейкум на еврейском звучит шалом алейхем.

Ну, а теперь о совсем маленьких. О малюсеньких. О мухах. Если вы иностранец, тобой русский объяснит вам что такое под мухой. Пьяный значит. Но прежде чем понять, какое отношение мухи имеют к состоянию опьянения, несколько слов об арабской грамматике. Самая распространенная приставка в арабском - М. С её помощью образуются причастия действительные и страдательные, имена места, времени, орудия и т.д. В русском языке ей соответствует в ряде случаев приставка по-, например, покос - имя места и времени косьбы.

Иногда она проявляется в сохранившемся виде, то есть тоже в форме М, например, слово место происходит от есть, точно так же, как в арабском: макя:н "место" от кя:н "быть", буквально: "место бытия". В слове миска тоже сокрыта арабская формула имени орудия или сосуда, преобразующая корень СКЙ "лить, поить" в имя сосуда, то есть в то, чем пьют, из чего хлебают или поливают. И все же в русском более употребительна в этом значении приставка по. Таким образом, устанавливается равнозначность начальных согласных М и П при сопоставлениях между русским и арабским. Значит, мотма:йих (диалектное произношение), в арабской графике "качающийся" может дать в русском рефлекс с начальным П, если же учесть еще, что долгое арабское А в других языках,например, еврейском, персидском, дает О(У), то достаточно становится оснований, чтобы в выражении под мухой признать арабское мутама: 'их (классическое произношение), тем более, что значение подходит как нельзя лучше.

Надо сказать, что описанный случай - не единственный пример маскировки начала этой арабской грамматической модели под русскую приставку или предлог под. Возьмем русское слово подхалим. Что оно значит? Русскому человеку кажется, что оно состоит и на этот раз из приставки под и корня халим. Но что означает холим! Других слов в русском языке с этим корнем нет. Единственное утешение для филолога, это то, что бессмыслица для русского языка - обычное явление. Случай такой, как и остальные, сколько ни ломай голову, ничего не придумаешь, если не знаешь арабского языка. Зная теперь уже, что приставка под- просто маскировка, смотрим в арабском словаре, что означает мутаха:лим . Оказывается, это тот, кто прикидывается кротким, послушным, как это обычно и делает подхалим. Подхалим и под мухой - это формы одной грамматической модели, которая в арабской грамматике называется причастием шестой породы.

Любопытно, что в древнегреческом языке эта форма маскируетсся под приставку мета, например, метафизик это тот, кто пытается выглядеть красноречивым и логичным. Так, что метафизика это не то, что за физикой, как пытаются убедить окружающих философы, а потуги на красноречие и логичность. Первым, кто раскусил метафизику был Гегель, который называл ее антидиалектикой, а он знал, что говорил.

Выпить не дурак

Нам уже случилось коснуться этой темы. Фразеологизмы здесь раскрываются точно так же, как и вся русская фразеология. Алкогольная окраска ничуть не влияет на метод.

Про того, кто под мухой вполне можно сказать пьяный в стельку. Но, пожалуй, что пьяный в стельку все-таки посильнее. Пьяный здесь, надо полагать, в прямом значении, а вот стелька непонятна. Филологи-специалисты придерживаются того мнения, что выражение происходит из профессионального языка сапожников, как будто это что-то объясняет. Наши филологи, кстати, поддают ничуть не меньше чем сапожники, иначе они давно уже расшифровали бы все русские идиомы. Сапожников здесь филологи притянули за уши, и это выясняется, едва мы откроем словарь на корне СТЛ. Это, оказывается, "хмелеть". Обычный семантический повтор для арабского языка, который иногда употребляется и в русском, типа ходить ходуном. Здесь только он замаскировался под стельку, что и ввело филологию в заблуждение.

Про того, кто часто бывает под мухой, говорят выпить не дурак. Спрашивается, какое имеет отношение глупость или ум к питейным вопросам? А дело вот в чем. Читатель уже догадался, что смотреть надо в корень. Здесь имеется в виду не дурак и не умный, а арабское выражение майдуррак, что значит "не повредит". Про того, кто твердит: выпить не повредит, выпить не повредит в переводе на арабский майдуррак, так и говорят "выпить не дурак".

Того, кто выпить не дурак, иногда посещает белая горячка. Тоже странная болезнь. С какой стати мы именуем ее белою? Не ищите ответа на этот вопрос в наших толковых словарях. Там вы его не найдете. Чтобы понять в чем здесь дело, надо букву Е в слове. БЕЛЫЙ прочитать так, как читают ееёарабы, то есть Айном , тогда болезнь потеряет белизну и станет головной, поскольку от арабского корня БЪЛ происходит название головы, а баълий как раз и означает "головной", "относящийся к голове" или "главный", как в белом грибе, о котором говорят "белый гриб боровик всем грибам полковик". Дальтонизмом русский народ не страдает, чтобы называть этот гриб таким образом по цвету.

Не в бровь, а в глаз

До сих пор речь шла о довольно простых случаях дешифровки русской фразеологии. Каждый раз поводом для их сравнения с арабскими корнями служило наличие в их смысловой структуре алогизма. Правда, мы свыклись с этим обстоятельством и о буквальном смысле идиом почти не задумываемся, к тому же некоторые идиомы неплохо подстроились к русскому языковому менталитету. Взять к примеру не в свои сани не садись. На первый взгляд все здесь кажется логичным, а о красоте образа не стоит и говорить. Но мне бросилось в глаза то, что сани по арабски означает "второй, другой".

Но ведь это значение, которое входит в семантическую структуру разбираемой пословицы: "не делай работу другого". Пришлось проверить и остальные слова. Корень СВЙ значит "делать, совершать". То же значение имеет и другой корень СДД, который подстроился под наш глагол садись. Получается как раз "не делай работу другого". Грамматика арабской фразы, правда, нарушена, но со стороны семантических соответствий слов нашей пословицы значениям арабских созвучных корней никаких нарушений нет. Мы понимаем ее именно так, как на это указывают стоящие за русскими словами арабские корни, образующие буквальный смысл русской пословицы.

Печатая эти строки, я обратил внимание на то, что я употребил оборот броситься в глаза и тут же заметил его алогичность. Конечно же, это арабское бараза галиййан "ясно выделилось".

Это легкий случай, хотя таких большинство. В русском есть явные алогизмы, для которых трудно подобрать арабские корневые соответствия. Вот, например, кровь с молоком. Выражение употребляется в отношении лиц крепкого телосложения, пышущих здоровьем. Но при чем здесь молоко, да еще с кровью. В моей картотеке расшифрованных идиом уже были молочные реки, кисельные берега. Но и молоко, которое из рек, тоже не складывалось с тем, которое в крови. Испробовав все возможные варианты и не найдя решения, я решил сделать буквальный перевод выражения на арабский язык: дамм ва лабан. И тут все стало на свои места. Убрав сочинительный союз ва О ) и немного подправив огласовки (а они обычно не пишутся), а также заменив Д простое на Д эмфатическое , получаем ДМ Л-БН или дамм аль-бинйа "крепкий телосложением". В арабском слове дамм "кровь" другое Д. Но никто кроме арабов, эти два разных Д не различает.

В этом разделе мы познакомились с фразеологизмами, которые для своей расшифровки требуют перевода фразеологизма, полностью или частично, на арабский язык. Именно к этому разряду относится наше не в бровь, а в глаз. Если вдуматься, очень не эстетичное выражение. Стоит только представить, как вытекает глаз. Но, слава Богу, дело здесь не в глазах. Надо перевести это выражение на арабский, получим ма ха:гибу ъапну, после чего меняем букву X, имеющую числовое значение 8, на русскую букву с этим же числовым значением. Это наша И восьмеричная. Получается следующее: ма нагибу айну, что означает "как раз то, что нужно". Это и есть смысл нашей идиомы, в которой речь, понятное дело, не о вытекшем глазе.

Относительно трудные случаи - это когда простая транслитерация русской идиомы не попадает в смысл. Такое бывает, в частности, тогда, когда ( мы принялись расшифровывать один из звуковых вариантов, как было у нас с идиомой мышиная возня, за которой стоит мышиная беготня. Во-вторых, это когда раскрытие смысла требует предварительного буквального перевода на арабский, как это было у нас с идиомой не в бровь, а в глаз или кровь с молоком. В-третьих, когда транслитерация или перевод попадает не на буквальный смысл, а на арабскую фразеологию, что требует для русского читателя дополнительных разъяснений. Из рассмотренных идиом к этому разряду принадлежит собаку съел. Случай довольно редкий, но для меня как филолога, наиболее интересный. Вот еще одна такая. Как пить дать. Она выражает высокую степень уверенности: "вне всякого сомнения, безусловно, наверняка, непременно". Понятно, что как здесь употреблено в буквальном смысле. Остается пить дать. На слух сразу же определяется как фиддат "серебро". Но какое отношение серебро имеет к уверенности? В арабском менталитете - самое непосредственное. Дело в том, что серебро используется по всему миру в качестве денег. В некоторых семитских языках серебро и деньги выражаются одним словом. А деньги - это все. В арабском есть такая пословица ла расу:ла ка-д-дархам "Нет лучшего посланника, чем деньги", буквально: "нет посланника как деньги". Ка-дархам синоним ка-фиддат. Отсюда и уверенность. Как пить дать. Вроде как в продолжение темы выпить не дурак.

Раскрытие иных идиом со стороны звуковых или семантических соответствий, казалось бы, не должно вызывать трудностей, однако даются они не сразу. Понимаешь, что они легкие, уже задним числом. Однажды, когда я работал переводчиком, во время перерыва я машинально прислушивался к разговору арабов между собой и, как часто бывает в таких случаях, в уме автоматически переводил то, что слышал. Слышу оборот- купли швешш буквально: "каждые немножко", перевожу: "то и дело", и вдруг обращаю внимание, что арабский фразеологизм мотивирован, а русский - нет. Какое дело и причем здесь то? Мы так привыкли к своим абракадабрам, что их алогичность доходит до нас не сразу. Вылезает она при переводе. Не напрасно идиомы называются непереводимыми выражениями. Беру это то и дело и начинаю его крутить. Читаю и туда и сюда, по разному членю звуковой состав, ничего похожего на тот смысл, который мы вкладываем в оборот, не нахожу. Почти до конца рабочего дня в свободное от перевода время я занимался этой идиомой. Выдалась возможность отлучиться и сходить к коллеге. Дай думаю, ему подкину вопрос, может быть ему придет что-нибудь стоящее в голову. Только я сфомулировал задачу, как сразу пришло ко мне решение. Читаем русскую фразу по-арабски так: тъи:длу "возвращаться к нему (к этому). Первое О читаем айном (по-финикийски), второе - как придыхание (по-арабски). Возвращаться по-арабски как раз и значит " вновь и вновь", "то и дело". Гортанные в русском пали и получилось что получилось.

Читатель, имеющий особый интерес к русской фразеологии, может воспользоваться моей книгой "Утраченная мудрость", где он найдет более полный обзор. Я думаю, что исключений нет, хотя я, по-видимому, и не исчерпал тему. По правде говоря, их и не должно быть. Ведь все слова и все языки из одного источника.

Что касается идиом зарубежных, то и они раскрываются этим же способом. Рассмотрим широко известный среди русских английский фразеологизм It is reining cats and dogs, буквально "дождит кошками и собаками". Находятся среди нашего брата умники, готовые видеть за кошками и собаками обычных кошек и собак. На самом деле не надо быть Соссюром, чтобы признать в английском доге наш дождь. Надо арабское соответствие? Пожалуйста: дага (дажа) "протекать о крыше" т.е. "капать сверху". Что же касается кошек, то английское .саt надо соотнести с арабским катаъ "прерывать", а можно и с английским сut "резать". Речь идет, как вы понимаете, о непрерывном дожде, а не о кошках и собаках.

По всей Европе ходит наше выражение заморить червяка. В переводе, разумеется. Например, французы говорят tuer le ver. В Европе, правда, абракадабру не любят. Потому там это выражение означает "не перекусить", как у нас, а "выпить рюмку натощак". Это позволяет тамошним филологам возвести фразеологизм к народному испанскому обычаю избавляться от глистов и бактерий с помощью спиртовых настоев, что свидетельствует "о медицинской мудрости испанских предков, задолго до открытия Луи Пастера на практике познавших вред бактерий".

По правде говоря, в русском тоже были такие попытки, осмыслить фразеологизм иначе, как французы или испанцы . Но у нас поводов приложиться достаточно и без глистов. Да и к чему осквернять священный ритуал упоминанием всякой мерзости. Ну, а что касается нелогичности, то у наших филологов не в пример закордонным, полная терпимость к ней. Над каждым словом думать, мозгов не напасешься. У нас к мозгам отношение как к водке. Раз подумал, меньше стало.

Своеобразие данной идиомы в том, что она сложена из арабских и русских частей. Не червяки здесь имеются в виду, а, понятное дело, чрево. Ак по-арабски означает "твое", "свое". В слове заморить русская только приставка. А вот корень арабский: ъаммар "пополнить", "наполнить".

Экспрессивные выражения

В минуты душевных переживаний, когда отчаяние, страх, горе, физическая или душевная боль, а то и радость переполняет наши сердца, а иногда и просто по трудно объяснимой привычке мы произносим странные слова и выражения. Некоторые из них называются междометиями, другие - матом. Некоторые из них имеют простое объяснение, другие -типичные абракадабры. Русский человек любит крепкое слово, но почти никогда, к его счастью, не задумывается над смыслом употребляемых им выражений. Люди других национальностей, понимающие русский язык, по первоеги бывают шокированы. На почве слишком буквального понимания ими русских выражений случаются конфликты, но вскоре и они привыкают к крепости русского слова, а порой и обходят наших по частоте и неуместности его употребления.

Начнем с междометий. С части речи, название которой на всех языках Европы означает "кидание промежду". Нарочно не придумаешь. С этим грамматическим термином мы разберемся позже, а сейчас займемся самими междометиями. Междометия следует подразделить на два разряда. Первый - это собственно междометия. Они обычно никакого лексического значения не имеют, выражая лишь чувства. Это ахи, ойконья и тому подобные восклицания, которые, как считается, происходят либо от звукоподражания либо от естественных биологических звуков, которые возникают в речевом аппарате как бы сами по себе. Здесь лингвистике делать в общем-то нечего, физиология разберется в этих звуках с большим пониманием сути дела. Второй разряд составляют осмысленные слова и выражения, употребляемые в функции первого. Можно глубоко вздохнуть, а можно и добавить, например, боже мой. Оба способа будут в одинаковой степени сигнализировать о печали или скорби. Первый способ выражения эмоций должен больше интересовать физиологов, второй - лингвистов. Но прежде чем отдавать ахи физиологам, надо провести среди них сортировку. К примеру, тот же ах. Известно, как крепки на Востоке семейные узы. Они оставляют свой глубокий след не только на характере взаимоотношений среди родственников, в особенности кровных, но и на языке. Это естественно. В минуты волнений кого вспоминает человек прежде всего? Разумеется, Бога, родителей, братьев, сестер. Так и появляются междометия, заполненные обращением к названным лицам.

В нашей традиции круг лиц, к которым мы обращаемся в трудную минуту или минуту радости, значительно сузился. Мы вспоминаем только бога и маму, да и ту почему-то недобрым словом.

Если все же разбираться, то это просто нам кажется, что круг родственников сузился. Оказывается, ах - это по-арабски "брат",ухти - "моя сестра", йохти - "О, моя сестра!", лучше бы перевести просто "сестричка".

Эти междометия употребляются и для выражения восхищения и разных оггенков удивления. Отсюда в нашем языке и ах!, и ох!, и ох ты!, и ух ты! Отсюда же фразеологизм не ахти какой, то есть такой, по поводу которого не скажешь йохти(О, сестра моя!). Все эти разнообразные охи и ахи не без помощи наших филологов мы осмыслили как биологические выкрики. На междометиях, как ни на каких других речениях, легче всего прослеживается линия интеллектуальной деградации. Все эти выражения и в арабском языке употребляются как междометия и с тем же значением, правда, при буквальном осмыслении.

Еще в молодости приключился со мной такой случай. Я тогда не придал ему никакого значения, да вот через несколько десятков лет пришлось вспомнить. Дело было в Алжире. Я, еще молодой тогда переводчик, играл в довольно азартную настольную игру. И время от времени непроизвольно у меня вырывалось междомение ох ты! Я обратил внимание, что арабы как-то странно при этом на меня смотрят. Я был так увлечен игрой, что не стал выяснять, в чем дело. А потом забыл. Теперь я понимаю их взгляд. Оказывается, что это междометие было и в арабским. А странность их взгляда объясняется тем, что в арабском языке оно принадлежит женской речи, поскольку упоминается в ней сестра, а не брат.

Когда говорят охти или яхти, все понимают, что говорящий обращается как бы к своей сестре. И это нормально. Точно так же он может обратиться к брату, к отцу, к матери, к Богу, делясь с ними радостью, или обращаясь за моральной поддержкой. Кстати, когда арабы слышат от русских эти междометия, они воспринимают их как арабские, полагая, видимо, что мы обладаем поразительной хваткой в отношении иностранных языков. Как иначе объяснить, что русские так быстро запоминают арабские названия родственных отношений? Откуда им знать, что для нас эти же междометия -биологические выкрики, происходящие от диких воплей обезьян, или кого мы там хотим видеть в качестве своих предков.

Добавим к сказанному, что арабская звательная частица йа имеет в своем составе долгий А, который в ряде других языков (иврит, персидский,) произносится как О. И у нас так же. В результате появляется междометие

ё-ё, которое в головах моих соотечественников ассоциируется, понятное дело, с первой буквой бранного слова. Они полагают, что люди, чтобы не произносить матерное слово, заменяют его на какую-нибудь абракадабру, типа е моё, как в ё-кэ-лэ-мэ-нэ или ё-пэ-рэ-сэ-тэ. На самом деле, это слегка искаженное арабское йамма (йомма) "О, мама моя!", соответственно, ёба - корень, который некоторые из нас без удержу используют почти во всех крепких выражениях и именно потому, что вкладывают в вего определенный смысл, на самом деле означает "О, отец мой!". Упоминание родителей вместе (йоба и мать) в одном выражении превратилось у нас в кощунственное ругательство, от которого у нормальных людей должны бы бледнеть лица и в справедливом гневе сжиматься кулаки. Так оно и происходит с теми, кто только начинает тесное языковое общение с русскими. Похоже все-таки, что сами русские в глубине души понимают, в чем здесь дело и, как правило, в отличие от тех, кто не владеет русским языком в полной мере, даже не обижаются, считая матерные междометия не более как языковым сором. Отсюда, видимо, и идет привычка не задумываться над смыслом слова. Чего ж над ним думать, если оно все равно значит совсем не то, что значит. Да и специалистам легче жить, мол, звукоподражательное. Чего возьмешь от диких воплей обезьян!

Другие междометия, которые филологи тоже возводят к диким воплям, в арабском являют собой вполне осмысленные слова. К примеру, междометие кшш. В арабсом языке это не междометие, а повелительное наклонение глагола кашша "прогонять". Это же "междометие" в виде слова шах мы говорим, когда играем в шахматы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Льных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7

    Документ
    Гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности: Сборник / Отв. ред. и сост. д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов, д.ю.н.
  2. Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам (17)

    Книга
    Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам.
  3. Темы учебного курса и литература к ним Тема №1 Бизнес и государство субъекты политических, социальных и экономических процессов

    Литература
    студент, приступая к изучению данного курса, должен обладать знаниями, полученными в рамках основных общеобразовательных дисциплин: конституционного права, административного права, гражданского права, трудового права, финансового
  4. Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам (13)

    Книга
    Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам.
  5. Д. С. Береговцова кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Полоцкого государственного университета

    Документ
    Региональная политика государств Восточной Европы : сб. материалов V респ. Афанасьевских чтений, Брест, 4 февраля 2011 г. / Брест. гос. ун-т им. А.С. Пушкина; [редкол.

Другие похожие документы..