Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
індивідуальний навчальний план екстерна складається у трьох примірниках на основі навчального плану з дотриманням наступності та структурно-логічної ...полностью>>
'Лекция'
Согласно исследованиям многих ученых прошлых веков исогласно данным, полученным в настоящее время совершенно исключительными исследованиями, проведенн...полностью>>
'Документ'
 Всем нам хочется не болеть и хорошо жить. Здоровье и красота требует постоянных усилий. Нужно отказаться от вредных привычек, выстроить правильный ре...полностью>>
'Программа'
Фестиваль направлен на создание условий для формирования национального самосознания молодёжи, чувства патриотизма и гордости за своё Отечество и потр...полностью>>

На правах рукописи (2)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ГОРБАТОВ

Алексей Владимирович

ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ СИБИРИ В 1940-е -1960-е гг.

Специальность 07.00.02- Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Кемерово 2009

Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО

«Кемеровский государственный университет»

Научный консультант: доктор исторических наук,

профессор

Макарчук Сергей Владимирович

Официальные оппоненты доктор исторических наук,

профессор

Садовой Александр Николаевич

доктор исторических наук,

профессор

Одинцов Михаил Иванович

доктор исторических наук,

доцент

Сосковец Любовь Ивановна

Ведущая организация: Омский государственный
университет им. Ф.М. Достоевского

Защита состоится 03 июня 2009 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.088.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук по специальности 07.00.02 - Отечественная история при Кемеровском государственном университете по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан 2009 г.

Ученый секретарь совета,

кандидат исторических наук, доцент З.П. Галаганов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. История взаимоотношений государства и религиозных объединений в последние годы является одной из приоритетных тем отечественной историографии. Этот интерес обусловлен все возрастающей ролью, которую религиозные организации играют в жизни современной России. Усиление влияния религиозных институтов на различные сферы жизни российского общества требует пристального внимания, так как далеко не всеми его представителями этот процесс оценивается однозначно позитивно. Так, например, известно знаменитое открытое письмо десяти академиков РАН, направленное в июле 2007 г. президенту России Владимиру Путину, в котором ученые выразили беспокойство усиливающейся «клерикализацией российского общества». В общественной жизни страны обнаруживаются факты дискредитации научных светских знаний и нерелигиозного мировоззрения. Нерешенным остается вопрос равенства религий. В преамбуле федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 г. признается особая роль православия в истории России, определяются «уважаемые» конфессии. Для многих специалистов является спорным разделение конфессий на так называемые традиционные и нетрадиционные. Поликонфессиональная мозаика современной России, безусловно, предполагает особую осторожность и тактичность в проведении религиозной политики государством. Выделение властью одной религии, пусть и самой представительной, сближение ее с государственными институтами, идет вразрез с принципами отделения церкви от государства, провозглашенными Конституцией РФ, неизбежно создает конфликтные прецеденты в межконфессиональном взаимодействии.

Сложность религиозной картины современной России, существующие проблемы в государственно-конфессиональном и межконфессиональном взаимодействии, отсутствие четкой и продуманной концепции государственной политики в вероисповедной сфере обращают исследователей к необходимости учета накопленного в этой области исторического опыта. Иными словами, существует насущная необходимость адекватной оценки и изучения опыта взаимодействия государственных институтов и религиозных организаций в прошлом. Это может помочь избежать повторения прежних ошибок, экстраполируя накопленные знания на современные проблемы государственно-конфессионального взаимодействия. И, наконец, может позволить выстроить более совершенную современную модель государственно-церковных отношений, которая в наибольшей степени будет содействовать созданию атмосферы толерантности в отношениях между представителями различных конфессий, между верующими и неверующими, и таким образом, способствовать формированию гражданского общества в России.

Для исследования названной проблемы необходим конкретно-исторический анализ деятельности каждого из участвовавших в процессе взаимодействия государственных и религиозных институтов как в целом по Российской Федерации, так и в каждом отдельно взятом регионе, в различные временные отрезки. Кроме того, если на общегосударственном уровне данная проблема тщательно и всесторонне исследована, то комплексно крупные регионы страны практически еще не стали объектом исследования.

Степень изученности проблемы. Вся имеющаяся по данной проблеме литература сгруппирована: по хронологии, по конфессиональной принадлежности и принадлежности к светской или церковной области, по освещаемым проблемам, наконец, по трудам сибирских исследователей. В своем развитии историография прошла несколько самостоятельных этапов, тесно связанных с общими направлениями в исследовании отечественной истории.

Первый этап - 1940-е- 1980-е гг. Практически во всех исследованиях советского времени религиозные организации рассматривались в качестве реакционной силы, препятствующей прогрессивной политике государства по построению социалистического общества. Такая постановка вопроса вела, с одной стороны, к предельной идеологизации проблемы, с другой сосредотачивала внимание исследователей на деятельности религиозных институтов и их реакции на политику советского правительства в отношении тех или иных конфессий. Эта деятельность неизменно оценивалась как исключительно отрицательная. Практически замалчивалась их активная патриотическая деятельность во время войны, вклад в миротворческое движение и обеспечение сохранности культурно-исторического наследия. Менее всего говорилось об ошибках и просчетах в политике государства по отношению к религиозным организациям. Наиболее востребованной темой, соответственно, являлась контрреволюционная деятельность церкви и «сектантов» в периоды Октябрьской революции и гражданской войны, индустриализации и коллективизации.

Второе популярное направление среди ученых-религиоведов (историков и философов) - атеистическая работа партии и комсомола среди верующих и населения. Неизменными постулатами советского религиоведения оставались утверждения об имманентно присущей религии реакционности и об изживании религиозных взглядов и суеверий в ходе социалистического строительства. В то же время, всегда подчеркивалось, что никаких религиозных гонений в СССР не было и нет, а существующее государственное устройство предполагает «исключительно благоприятные условия для окончательного преодоления религиозных взглядов и суеверий»1.И без того непростые отношения между властью и религиозными организациями осложнялись валом откровенно антирелигиозных публикаций, в том числе и научных. Только за 1960-66 гг. было защищено более 60-ти диссертаций по научному атеизму2. Общий уровень этих работ определялся как односторонностью освещения проблемы, так и тенденциозным подбором источников (в основном официальные советские документы и публикации в печати).

Причины такого подхода кроются в идеологических установках правящей партии на построение «бесклассового и безрелигиозного общества», в догматизме и идеологической зашоренности КПСС. Вплоть до «перестройки» непререкаемыми в среде идеологического аппарата оставались известные формулировки «основоположников» о религии как «опиуме и духовной сивухе» для народа.

В то же время к концу 1970-х намечается отход от «антирелигиозных догм» до рассмотрения религиозной деятельности с использованием научных методов, основанных на конкретно-историческом анализе. Пересматриваются многие положения, касающиеся деятельности современных конфессий, т.н. «сектантства». Отметим труды таких авторов, как В.И. Гараджа, А.И. Клибанов, Л.Н. Митрохин, А.Т. Москаленко, А.И. Демьянов и др. 3 При сохранении общего критического настроя по отношению к религиозным организациям, характерного для советского религиоведения, ряд их положений и выводов представляют определенный научный интерес.

Общественным наукам в целом, и «научному атеизму» в том числе присущи были методологические недостатки. Ведущим принципом было обоснование «преимуществ» социалистического понимания принципа свободы совести перед буржуазным, преобладала апологетически-комментаторская направленность, догматизм подходов и трафаретность выводов.

Отдельно государственно-конфессиональные отношения периода середины 1940-х - 1980-х гг. советскими исследователями не рассматривались. Главное внимание религиоведами вплоть до конца 1980-х гг. уделялось вопросам атеистического воспитания и деятельности «реакционного сектантства». Деятельность религиозных организаций, прежде всего Русской Православной Церкви, рассматривалась в аспекте их приспосабливаемости к новым социальным условиям.

Интересующий нас послевоенный период в публикациях характеризуется схематично и довольно односторонне. В 1941-1945 гг. религиозные организации (РПЦ) принимают ряд мер по укреплению своих позиций, используя вызванное войной оживление религиозных чувств у части советских людей и имевшее тогда место некоторое отступление от ленинских принципов в отношении к религии. Государство, позитивно оценив патриотическую позицию церкви, предоставляет ей ряд юридических и экономических прав. В послевоенное время большинство религиозных организаций, за исключением «реакционных сектантов», встают на лояльные позиции по отношению к государству и социалистическому строю. Со второй половины 1950-х гг. (прежде всего, это касается РПЦ) начинается этап модернизации (процесс «приспосабливаемости») церкви4. Факты волюнтаристской политики в отношении к религии, церкви и верующим конца 1950-х - середины 1960-х годов, конечно, не упоминались.

Анализ исследований 1960-х - 1980-х гг. по данной проблеме приводит к выводу о фрагментарности и бессистемности в освещении интересующего нас периода. Более того, непосредственно религиозная политика советского государства практически не являлась предметом исследования. Причины этого заключаются в следующем.

Во-первых, главенствующая идеологическая установка на то, что «в СССР верующие не преследуются» вынуждала авторов исследований стараться избегать конкретных вопросов, касающихся государственной политики.

Во-вторых, послевоенный период в истории отношений государства и религии не так богат событиями, какими были 1920-30-е гг. ХХ века. Уже не было того жесткого противостояния между двумя противоборствующими лагерями, которое бы наглядно иллюстрировала реакционность ведущих конфессий (РПЦ, буддизм, ислам, баптизм). Исследователи исходили из действующей в то время научной практики - представлять религиозные организации обязательно в критическом аспекте. При таком подходе подбор фактического материала часто происходил тенденциозно. Необходимо было подтвердить «реакционный характер» деятельности конфессий, потому наибольшее количество публикаций посвящено т.н. «сектантству», наиболее активному в отстаивании своих прав в исследуемый период.

В-третьих, серьезным препятствием для плодотворного развития исследований по истории госу­дарственно-конфессиональных отношений в СССР была ограниченность источниковой базы, так как основной массив документов находился в спецхранах и спец­фондах, в закрытом режиме хранения (под грифами «секретно» или «совершенно секретно»), и был недосту­пен для большинства историков.

В-четвертых, определенная «аберрация близости», мешающая адекватно осмыслить события.

Первыми русскими исследователями, обратившимися к церковной политике советского государства в послевоенный период, стали представители русской эмиграции. Особую роль здесь сыграла деятельность Вестника РСХД (Русского студенческого христианского движения за рубежом), на страницах которого выступали известные представители русской религиозно-философской мысли, историки, священнослужители: А.В. Карташев5, Н.А. Струве, протоиерей Д. Константинов6, епископ Сильвестр7, Аркадьев8 и др. Историк Н.А. Струве на страницах Вестника в 1962 г. так писал о современных задачах издания: «Наш долг - как можно громче говорить о новой полосе гонений на церковь и религию в Советской России»9. Объединяющей, сквозной характеристикой всех публикаций авторов издания являлась их незыблемая церковность. На страницах месячника немало проповедей и церковно-катехизических бесед. Присутствовали нападки и на Московскую патриархию. Вместе с тем, именно в этом издании появляются первые попытки обобщить результаты, касающиеся государственной церковной политики. Так, Н.А. Струве, одним из первых, уже в 1961 г. попытался вычленить основные направления «хрущевской атаки» 1958-1960 гг. на РПЦ: давление на духовенство; закрытие церквей, монастырей и духовных школ; меры, принятые против мирян10. В этом же году историк исследует состояние антирелигиозной пропаганды в СССР11. Авторы издания оперативно и активно реагировали на происходящие в России события, связанные с религиозной жизнью. Например, редакция месячника в 1966 г. публикует первый систематизированный опыт алгоритма закрытия церквей свидетеля этих событий - религиозного правозащитника Бориса Талантова12. Так, основные тенденции будущего направления в современной историографии - «государственно-конфессиональные отношения» были заложены отечественными исследователями-эмигрантами еще в 1960-х годах.

Следующий этап характеризуется работами периода конца 1980-х по настоящее время. Процессы демократизации позволили, в том числе, опираясь на вновь открывшиеся источники, пересмотреть и внести значительные коррективы в освещение истории государственно-конфессиональных отношений. Рубеж 1980-х - 1990-х гг. ознаменовался не только глубокими сомнениями в оценке опыта накопленного в период социалистического строительства, но и появлением новой упрощенной методологической схемы для анализа позитивных и негативных моментов в церковной политике государства. Теперь все определялось соответствием возрожденным «ленинским принципам». Одновременно предпринимались попытки показать данную проблему в общем контексте соотношения мировоззренческой конфронтации материалистического и религиозного понимания истории13.

Наиболее ярким примером произошедших перемен можно считать выход в издательстве «Прогресс» в 1989 г. сборника статей «На пути к свободе совести», с которого можно начинать отсчет следующего этапа в отечественной историографии. В сборнике впервые предлагаются качественно новые подходы в рассмотрении узловых вопросов исторического пути РПЦ и других религиозных организаций, ставится вопрос о целесообразности атеистической работы, делается попытка анализа вероисповедной политики советского государства в послевоенные годы.

Среди отечественных первопроходцев в исследовании данной проблемы в постсоветский период следует выделить В.А. Алексеева и М.И. Одинцова. В «полемическом повествовании», как характеризовал свою работу14 сам автор, В.А. Алексеев, основное внимание уделяется событиям 1920-30 гг.15, анализ отношений государства и Церкви в 1940-60-е годы проведен фрагментарно.

Одним из первых задачу анализа и систематизации исторического опыта деятельности государственных институтов по взаимодействию с религиозными организациями ставит в своих многочисленных трудах М.И. Одинцов. Уже в научных публикациях 1989-1991 гг. исследователь концептуально пересматривает многие аспекты государственно-церковных отношений, предлагает их периодизацию, указывает на особое место и роль Советов по делам РПЦ и религиозных культов, а позже - по делам религии при СМ СССР в вероисповедной политике советского государства16. Основной круг его исследований связан не только с вопросами взаимоотношения государства и РПЦ, но и с другими конфессиями, традиционно представленными в СССР и РФ.

В диссертациях О.Ю. Васильевой всесторонне исследуются вопросы взаимодействия РПЦ и советского государства в годы войны 1941-1945 гг. Автор убедительно доказывает утилитарное отношение советского руководства к РПЦ, которое активно использовало ее как эффективный инструмент в своих внешне - и внутриполитических интересах17. Научный интерес к этой проблеме отличается завидной стабильностью. В рамках указанной проблематики защитили диссертации И.Я. Шимон, А.В. Гущина, В.Н. Якунин, Л.Г. Сахарова18.

Обобщающие исследования представляют собой научные труды М.В. Шкаровского и Т.А. Чумаченко19. В монографиях авторы обращают особое внимание на особенности взаимоотношений ЦК КПСС и Совета по делам РПЦ в послевоенный период. М.В. Шкаровский анализирует деятельность «иосифлян» - «церковного подполья», которое не признавало как «безбожную» власть, так и официальную церковь. Т.А. Чумаченко, одна из первых, обстоятельно исследует соотношение политики Совета по делам РПЦ и практической деятельности его уполномоченных в регионах СССР.

Среди обобщающих работ представителей церковной исторической науки следует особо выделить труды протоиерея В. Цыпина, ведущего историографа Московской патриархии, заместителя Учебного комитета РПЦ, курирующего деятельность научно-богословского отдела20.

Глубина, всесторонность анализа отличают работы канадского исследователя Д. Поспеловского21. В то же время автор не скрывает пристрастности своей точки зрения на проблему, очевидно его излишнее доверие эмигрантским и «самиздатовским» источникам. Он также не утаивает своего отношения к современной РПЦ, настаивает на необходимости ее нравственного оздоровления.

С конца 1990-х гг. резко возрастает количество работ, посвященных проблемам взаимоотношения государства и религиозных организаций. Изменению создавшегося положения способствовали: «религиозный ренессанс» в постсоветской России, научные конференции, широкие дискуссии о месте религиозных организаций, главным образом РПЦ, в общественной жизни страны22. Растет количество специальных исследований, рассматривающих отдельные аспекты государственно-конфессиональных отношений23.

С конца 1990-х гг. историки начинают целенаправленное исследование вероисповедной политики государства в послевоенный период в отдельных регионах СССР. Количество трудов с каждым годом стремительно увеличивается, исследования идут практически во всех областях России24. В то же время и сегодня большинство отечественных и зарубежных исследователей воплощение в жизнь религиозной политики раскрывают главным образом через взаимоотношения государства и РПЦ. Так, например А.В. Логинов в своем фундаментальном труде «Власть и вера», упоминая о гонениях за религиозные убеждения в послевоенные десятилетия, акцентировал внимание только на проблемы РПЦ25. При этом автор, во вводной части монографии, справедливо указывал, что наряду с православием, системообразующую роль в формировании российской цивилизации сыграли ислам, буддизм и иудаизм26.

Из работ исследователей неправославных конфессий следует выделить труды обобщающего характера, посвященные истории: баптизма- Л.Н. Митрохина, Ю. Решетникова и С. Санникова27, евангелического движения - В. Заватски28, Свидетелей Иеговы - Н.С. Гордиенко29, римско-католической и лютеранской церкви - О.А. Лиценбергер, О.В. Курило30, движения пятидесятников - священника И. Ефимова31.

Претендующая на беспристрастность книга С. Иваненко32 представляет собой неприкрытую апологию Свидетелей Иеговы. Автор не скрывает, что представители движения оказали ему содействие в поездке в США, в издании монографии. Откровенная реклама организации Свидетелей (у которой «независимый религиовед» не заметил каких-либо недостатков) сочетается с антицерковными выпадами.

Большую помощь исследователям оказывают тематические разделы ежегодного издания сборников статей Российского Объединения исследователей религии (РОИР), которые частично устраняют пробелы, касающиеся малоисследованной истории ряда конфессий в РФ. Так, раздел пятый третьего выпуска РОИР был посвящен истории Церкви христиан-адвентистов седьмого дня в России, раздел второй четвертого выпуска - пятидесятничества, раздел первый пятого выпуска - евангельского движения.

Долгое время Сибирь не являлась объектом специального исследования проблем взаимоотношения советского государства и религиозных организаций. В советский период исключение составляла лишь малая, а скорее косвенная, часть взаимоотношений государства и религии - борьба с реакционной идеологией «сектантства»33 и атеистическая работа. Содержащиеся в исследованиях положения о деятельности «сектантов», якобы, приносящей вред «социалистическому строительству» и причиняющей ущерб психическому и физическому здоровью их членов и других граждан, часто были безосновательны и не подкреплялись доказательствами. Несмотря на общий обличительный характер и тенденциозность работ, в отдельных исследованиях присутствуют элементы научного анализа. Так, А.П. Андреев в диссертации справедливо указывает на роль спецпереселенческого контингента в расколе баптизма в Западной Сибири. Исследователь рассматривает конкретные формы, которые приняло разделение в крупных баптистских общинах, изучает особенности социального состава «раскольников» 34.

В 1960-1970-е гг. атеистическое «воспитание» стало излюбленной темой многих кандидатских диссертаций35. Особое место в сибирской историографии по вопросам антирелигиозной работы занимают работы И.М. Шильдяшова, его диссертационные сочинения, монография36. Несмотря на четко определенную идеологическую установку его работ - непреложного доказательства «реакционности и близкого конца религиозных организаций», в содержательном плане они имеют определенные конструктивные стороны. Исследователь предпринимает попытки обобщить опыт сибирских парторганизаций в антирелигиозной деятельности, выявить специфику «воспитательной» работы с верующими относительно их принадлежности к определенной конфессии.

В последние годы усилиями ряда сибирских исследователей достигнуты определенные успехи в изучении вероисповедной политики СССР в послевоенное время.

В диссертационном исследовании В.В. Шиллера вероисповедная политика советского государства в Кузбассе рассматривается в контексте этноконфессионального взаимодействия37. Автора отличает фундаментальная проработка малоизученных источников и новизна методологических подходов. Проблемы церковно-государственных отношений в Кемеровской области в послевоенный период рассматриваются в диссертации А.В. Горбатова38.

Немецким религиозным общинам посвящена третья глава диссертации Е.В. Конева39. В этом разделе присутствуют сюжеты, связанные с государственно-конфессиональными отношениями. Вместе с тем сведения о послевоенном периоде по ряду деноминаций скудны и фрагментарны.

В рамках общего исследования социально-политических протестов середины 1950-х - середины 1980-х гг. на материалах Алтайского края, Новосибирской и Томской областей историк С. П. Волохов подвергает анализу историю противостояния властных структур с религиозными организациями, прежде всего с евангельскими христианами-баптистами, вставшими на сторону т.н. «раскольников» 40.

На материалах Красноярского края была защищена кандидатская диссертация Н.Б. Ламанской41. Автор, претендуя на анализ «государственной политики по отношению к религии и верующим», ограничивается рассмотрением лишь атеистической работы среди населения. Игнорируются остальные важнейшие аспекты этой политики.

Исследованию истории буддизма в Сибири, а также политики государства по отношению к буддийской конфессии в послевоенный период посвящены диссертационные работы Д.Г. Чимитдоржин и В.М. Митыпова42, где особое внимание исследователями уделено внешнеполитической деятельности Центрального духовного управления буддистов (ЦДУБ). В историко-культурном атласе Бурятии в разделе «Буддизм в Бурятии» подвергаются анализу особенности становления буддийской церкви в регионе43.

Из краеведческой литературы следует отметить сериал «Религия и церковь в Сибири», издаваемый тюменским исследователем А.В. Чернышовым. Это 14 выпусков сборников научных статей и документальных материалов, посвященных истории РПЦ в Западной Сибири, в том числе предыстории Тобольско-Тюменской епархии в послевоенный период (1947-1990)44.

В коллективной монографии тюменских историков «Протестантизм в Тюменском крае: история и современность»45 немалая роль отведена вероисповедной политике. Эта работа - удачный пример обобщения опыта региональных исследований по истории протестантских деноминаций. Авторы монографии отдают приоритет современным проблемам отношений протестантских церквей Тюменской области с обществом и государством. Интересующий нас период анализируется в меньшей степени.

Первые крупные обобщения сделаны томским исследователем Л.И. Сосковец. В ее диссертационных работах, монографии46 впервые всесторонне исследуется комплекс религиозных организаций, наиболее широко представленных в Западной Сибири в 1940-1960-е гг., в том числе осуществляется попытка анализа религиозной политики государства в регионе (четвертая глава докторской диссертации). Историк большей частью негативно оценивает деятельность Советов по делам РПЦ-РК-религии при СМ СССР47 и их представителей на местах - уполномоченных48. Л.И. Сосковец полагает, что на протяжении всего исследуемого периода их деятельность была направлена исключительно на ограничение деятельности религиозных организаций, они представляли собой «государство воинствующего безбожия»49. Признавая, безусловно, атеистическую направленность этих институтов, мы вместе с тем считаем, что в различные периоды их деятельность по отношению к религии и верующим отличалась, и порой существенно. Считаем излишне категоричным утверждение исследователя о том, что при всех переменах вероисповедной политики государства стратегическая цель сохранялась одна - ликвидация религии и церкви50. Историком был собран большой массив конкретно-исторического материала, который может быть использован специалистами, работающими в смежной проблематике. Вместе с тем в работах Л.И. Сосковец недостаточно обобщающего статистического материала, раскрывающего особенности конфессиональной картины Западной Сибири. Безусловным достоинством работ Л.И. Сосковец является их «светский» характер - автор не заискивает с религиозными организациями, не занимается безудержной апологией их деятельности, что нередко присутствует в научных работах современных исследователей.

В целом для сибирской региональной историографии характерно отсутствие обобщающих работ, раскрывающих проблемы государственно-конфессиональных отношений в послевоенное время, во время т.н. хрущевской оттепели, в первые годы руководства страной Л.И. Брежневым. В исследованиях зачастую поверхностно отражена деятельность Советов и их уполномоченных на местах, практически не используется обобщенный статистический материал, редко осуществляется рассмотрение механизмов (каналов) воздействия государственных структур на жизнедеятельность религиозных организаций, отсутствует сравнительный анализ этого воздействия на различные религиозные конфессии Сибири. В исследованиях как союзного, так и регионального масштаба фактически не анализируется роль спецслужб51 в проведении вероисповедной политики52. Таким образом, вопросы взаимоотношения властных структур и религиозных организаций в Сибири в 1940-1960-е гг. остаются фактически открытыми и настоятельно требуют всестороннего и глубокого изучения.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. На правах рукописи (35)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Алтайский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»
  2. На правах рукописи (39)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ
  3. На правах рукописи (60)

    Диссертация
    Защита состоится 26 февраля 2004 г. в 11 часов на заседаниидиссертационного совета по защите кандидатских диссертаций К-850.013.01при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу:127051 Москва, ул.
  4. На правах рукописи (9)

    Автореферат
    Защита состоится « » 2007 года в часов на заседании диссертационного совета К 208.041.01 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава» (127006 Москва, ул.
  5. На правах рукописи (68)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре кожных и венерических болезней ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, в ФГУ «Центральный научно-исследовательский
  6. На правах рукописи (76)

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия Росздрава» на кафедре лучевой диагностики и лучевой терапии

Другие похожие документы..