Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Курс «Теория игр для международников и политологов» предназначен для студентов 2-го курса отделения «Экономическая политология» Факультета политологии...полностью>>
'Реферат'
-раскрыть интересные факты о том, как цвет влияет на характер человека, какое лечебное воздействие оказывает цвет, какова связь между цветом и звуком...полностью>>
'Расписание'
преподаватель Дмитриева С.В. ст. преподаватель Гимадудинова Л.И. 0 .01.1 (пт) Математические методы и модели ИСО (курсовая работа) 1 ПМ – 09 35 Прини...полностью>>
'Документ'
Стефан — темноволосый красавец, он никогда не смотрит на солнце и прячет глаза за темными очками. Он — единственный, на кого чары Елены не действуют,...полностью>>

Первая целевая жилищная программа «Дома-коммуны» 22 Первые дома-коммуны 22 Дома-коммуны переходного типа 25 «Коммуналки» и«Сталинские» дома 27

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В строительстве административных зданий все чаще получают свое воплощение идеи монументализма. Дом Совета труда и обороны (СТО) на улице Охотный Ряд, ныне Дума (архитектор А. Лангман, 1936), —выразительный образец советского экспрессионизма. Главный фасад с плоскими боковыми ризолитами, высокий гранитный цоколь в сочетании с мощным аттиковым поясом словно олицетворяют тоталитарную власть. Для НКВД построено еще более суровое и выразительное здание — дом № 4 на улице Большая Лубянка (архитекторы А. Лангман, И. Безруков, 1934) из лабрадорита на цоколе с серой каменной облицовкой стен. Образная жесткая архитектура проявляется и в здании Военной академии им. М. В. Фрунзе — дом № 4 по проезду Девичьего Поля (архитекторы Л. Руднев, В. Мунц, 1932–1937). Авторы создают образ могущества и неприступности Советской Армии и достигают этого с помощью конкретных приемов — глухого двухэтажного стилобата на мощных низких столбах из полированного черного лабрадорита, сетки кессонов, в которую врезаны окна. Другой проект тех же авторов — восьмиэтажное административное здание с монументальной башней на углу Гоголевского бульвара и Колымажной улицы (1933–1938) тоже символизирует силу и власть.

С 1937 года активное строительство велось и на улице Тверской. Ее расширили на 30 м, старые дома были снесены. Построенные по обеим сторонам жилые многоэтажные дома до сих пор определяют облик улицы. Фасад дома № 4 (архитектор А. Мордвинов, 1937–1939), занявшего место четырнадцати прежних построек, представляет собой огромную плоскость с подчеркнутым центром — это типичное парадное здание. Функциональные элементы жилья здесь использованы в качестве декоративных деталей. Каждый подоконник и небольшой балкон играют нужную роль в театрально-декорационном оформлении. Об удобстве планировки квартир особо не заботились, главное — шикарный вид с улицы

После войны градостроительство возобновляется. Кроме увеличения этажности послевоенное направление в архитектуре отражает настроение общества-победителя: небывалый духовный подъем, гордость за страну, укрепление позиций армии. Если до войны главной задачей было создать парадные магистрали, украшенные нарядными зданиями (как декорации для массовых демонстраций, всенародных гуляний), то нынешняя цель — увековечить подвиг народа и могущество Советской Армии.

Появление уникальных высотных домов в значительной степени преображает внешний вид города. Здания МГУ, МИД, гостиницы «Украина» и «Ленинградская» и высотные дома на Котельнической набережной, Красной Пресне и Красных Воротах являются образцом для подражания и оформления вновь возводимых зданий, в которых широко использованы композиционные элементы и детали декора высотных проектов: чередование пилястр и вертикальных рядов окон, сложные раскрепованные карнизы, башенные надстройки (не имеющие функционального значения), скульптуры, круглые живописные плафоны, обелиски, аттики из пятиконечных звезд, вазы в виде снопов пшеницы. Можно привести множество примеров, где стилистика здания повторяет тему высоток — это и разновысотный дом в 1–м Новоподмосковном переулке (архитектор В. Андреев), и жилой комплекс на проспекте Мира, 118–122 (И. Ловейко), и др. Но не только наличием домов-гигантов отмечен послевоенный период. Все также большое значение придают жилищной застройке вдоль магистралей, причем по индивидуальным проектам. Девиз неоклассицизма 1932–1941 годов «Все дома неповторимы и непохожи» по-прежнему актуален.

Академик и выдающийся архитектор И. Жолтовский выработал схему многоэтажного здания, в котором изысканность исполнения дополняет удобство внутренней планировки. За проект восьмиэтажного жилого дома на Большой Калужской улице (Ленинский проспект, 11) Жолтовский получает Сталинскую премию. С точки зрения архитектуры сделано, казалось бы, невозможное – на внешней стене многоэтажного здания с его равномерной сеткой окон воспроизведена сложная в пропорциях картина дворца эпохи Ренессанса. Это излюбленная тема Жолтовского. Верхняя часть постройки наиболее выигрышна — ее венчает мощный и в то же время тонко прорисованный карниз. Дом состоит из нескольких секций, на каждом этаже восемь квартир, которые отличает не только удобство, но и заботливо продуманный интерьер. Другой проект, завершенный в 1952 году, — жилой дом на Смоленской площади, где предполагалось разместить вестибюль метро. Отсюда и необычная асимметрия, что несвойственно классике. Угол дома, ориентирующий на вход в метро, подчеркивает изящная остроконечная башня, которая определяет и ритмическое построение фасада. Все горизонтальные членения, мощный карниз, внутренняя планировка являются удачным повторением варианта на Большой Калужской.

Более сложное объемное построение Жолтовский реализует в одиннадцатиэтажном здании на проспекте Мира, 184, которое он заканчивает в 1957 году. Боковые восьмиэтажные ризалиты словно случайно отодвигают основную часть здания от главной линии проспекта. В целом дом получился легким и уютным, без каких-либо тяжеловесных форм. Особенности планировки — лестницы на торцах дома с просторными холлами — связаны со сквозным коридором и ведут к квартирам. Среди поздних работ Жолтовского наиболее примечателен Московский ипподром (1951 –1955 годы).

Школу мастерства И. Жолтовского прошли несколько поколений советских архитекторов. Летом 1945 года была создана архитектурная мастерская-школа академика И. В. Жолтовского. В 1953 – 1959 годах он возглавил архитектурную мастерскую-школу института «Моспроект», в 1952–1953 году руководил разработкой проектов крупнопанельных жилых домов. Важным и приоритетным направлением послевоенного периода является застройка юго-запада столицы под руководством архитектора А. Власова. По существу, там вырастал новый город со своей инфраструктурой. Его стержнем стало здание Московского университета (архитекторы Л. Руднев, П. В. Абросимов и другие, 1949 – 1953 годы), которое придает неповторимое очарование ландшафту столицы. Освоение района начинается с полукруглой площади Гагарина.

Здесь Ленинский проспект словно обнимают крылья парадных восьмиэтажных зданий с нарядными башнями, колоннадой и статуями, значительно увеличивающими их высоту. В оформлении использованы лепнина, декоративные портики и объемные скульптуры (архитектор Е. Левинсон, И. Фомин, А. Аркин, начало 50–х). За окружной железной дорогой в начале 50–х активно застраиваются Ленинский, Университетский и Ломоносовский проспекты, улица Косыгина. Характер архитектуры и планировка района постепенно становятся едиными. Крупные жилые массивы состоят из больших кварталов, дома, преимущественно 8–9-этажные, утопают в зелени просторных дворов. Огромное пространство увязано как с масштабностью зданий, так и с их оформлением. Композиция домов четкая, равномерная сетка окон выделяется сильными акцентами многоярусных лоджий. Над их созданием трудились ведущие архитекторы Москвы – Я. Белопольский, Б. Мезенцев, Д. Бурдин, М. Лисициан, Е. Стамо, Н. Уллас и другие.

В отличие от довоенного строительства в начале 50–х в разных районах столицы все чаще повторяются наиболее удачные проекты. Так, например, сложный разноэтажный гигант для профессорско-преподавательского состава МГУ на Ломоносовском проспекте (архитекторы Я. Б. Белопольский, Е. Н. Стамо, 1952 год), который опирается о землю широкими крыльями и увенчан башенками, вызывал такой восторг, что в скором времени появились два его аналога: один — практически в соседнем квартале, другой украсил собой самый престижный квартал Фрунзенской набережной.

Сама Фрунзенская набережная радует глаз прекрасными сталинскими постройками. Хорошо видимый из любой точки района дом № 24 (1949 год) архитектора Б. Мезенцева оформлен в стиле эпохи Возрождения. Его достоинство – асимметрично расположенная резная башенка, венчающая крышу. Послевоенному сталинскому неоклассицизму свойственно использование элементов декора эпохи Ренессанса. Так, дома № 70 и 72 (архитекторы Я. Белопольский, Д. Бурдин, 1955 – 1957 годы) на Ленинском проспекте имеют огромные сильно вытянутые по вертикали арочные пролеты, расчлененные внутри лоджиями с тонкими колоннами. Все это образует типичную для палаццо композицию.

Другие уникальные дома были построены на Садовой-Триумфальной, 4–10 (архитекторы З. Розенфельд, А. Сурис, 1949 год) и на улице Земляной Вал, 46–58 (архитектор Е. Рыбицкий, 1949 год). Помпезность фасадов спроецирована авторами во внутренний интерьер. Квартиры усложнялись парадными анфиладами, что непомерно увеличивало площадь жилых помещений, и малофункциональными эркерами.

Десятилетний план реконструкции Москвы на 1951 – 1960 гг. (руководитель – арх. Д.Н. Чечулин) основывался на идеях Генплана 1935 г., но включал ряд новых предложений по улучшению планировки и застройки города, прежде всего – основных магистралей, въездов в Москву, освоению резервных территорий. Было принято решение о постепенном переходе на полносборное домостроение и о создании необходимой для этого производственной базы. На Всесоюзном совещании строителей в 1954 г. были намечены пути перехода к возведению зданий и сооружений индустриальными методами по типовым проектам. В Москве были разработаны типовые проекты для массового жилищного и культурно-бытового строительства, создана индустриальная база, укрупнены строительные организации. В 1954 г. была создана мощная строительная организация – Главмосстрой – для форсирования жилищного и гражданского строительства на индустриальной основе.

Некоторый опыт в области прогрессивного строительства домов для населения был накоплен, ведь проблема массового жилья волновала давно. Например, еще до войны по проекту архитектора Андрея Бурова на Ленинградском проспекте был построен дом, прозванный москвичами «ажурным». Его отличительной чертой стали декоративные решетки, которые ограждали глубокие лоджии и со стороны смотрелись как мраморные, хотя на самом деле были выполнены из бетона. Больше домов по данному проекту не возводили, но это здание стало предвестником массового сборного крупноблочного домостроения.

В 1949 году на Хорошевском шоссе впервые в столице возник целый квартал четырехэтажных домов из готовых элементов, созданных на заводах, — на площадке осуществляли только монтаж и окончательную отделку зданий. Вес их по сравнению с кирпичными сократился более чем в два раза, а сроки строительства — почти в три. Наполовину уменьшились затраты труда и на столько же потребность в квалифицированных кадрах. В районе Песчаных улиц отрабатывали технологии быстрого возведения однотипных домов для населения. Известность этой «школы жилищного строительства» была настолько велика, что сюда стали водить экскурсии. Посещал микрорайон и Н. Хрущев.

Первые экспериментальные дома с несущим каркасом - 8-этажные с коридорной системой планировки по методу поточного строительства были построены в 1947 году в районе Хорошевского шоссе между улицами Куусинена и Зорге (в их проектировании принимал участие архитектор М.В.Посохин).

Однако в целом архитекторы не приветствовали повторное (типовое) использование индивидуальных проектов многоквартирных (5-8 этажных) жилых домов. К тем архитекторам, которые допускали это, архитектурное сообщество относилось негативно. С таким отношением коллег столкнулся З.Розенфельд, по проектам которого в конце 1940-х – начале 1950-х годов на Кутузовском проспекте строились дома по индивидуальным проектам, а в районе Песчаных улиц строились жилые дома по разработанным в его же мастерской типовым проектам. Розенфельд возглавлял тогда мастерскую типового проектирования и ставил перед собой задачу доказать, что в Москве (не на центральных улицах) можно строить жилые дома (4-7 этажей) не только с типовыми секциями, а полностью типовые, с типовыми фасадами и стандартными архитектурно-декоративными деталями – бетонные кронштейны балконов, консоли карнизов и др., изготовляемые заранее в массовом масштабе. Это позволило быстро застраивать район Песчаных улиц. И хотя большинство архитекторов не одобряло тогда такую практику, но опыт ускоренного строительства по типовым проектам и со стандартными деталями оказался заразительным. Другие архитекторы заимствовали у мастерской Розенфельда типовые проекты и «привязывали» их в других районах Москвы (например, на Б.Филевской улице).

Разработка не только типовых проектов многоквартирных домов, но и экспериментальное крупнопанельное строительство осуществлялось в ряде городов еще и до хрущевских реформ. Во второй половине 1930-х годов в Москве по проектам архитекторов Б.Блохина и А.Бурова было выстроено несколько экспериментальных крупноблочных жилых домов. В 1950 году один из авторов этих домов Б.Блохин и инженер А.Кучеров выступили в газете «Московский строитель» (31-XII) со статьей «Восстановить крупноблочное строительство в Москве», в которой подробно аргументировали целесообразность максимально развивать строительство из укрупненных сборных элементов заводского изготовления. В статье приводились такие данные: «За пять довоенных лет в Москве было выстроено из крупных блоков около 100 зданий высотой до 6 этажей, в том числе около 40 жилых домов, 45 школ, 6 родильных домов, 7 больничных корпусов и другие здания». В конце 1940-х годов в Москве и в других городах начинается экспериментальное строительство панельных жилых домов:

1.5. «Хрущевки» – первый проект массового типового жилищного строительства

История панельной «хрущевки» берет начало в 1955 году, когда вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Этот документ на долгие годы определил стиль советского домостроения и наши представления о домашнем уюте. К числу «излишеств» были отнесены не только сталинские арки, портики и башни, но также «недопустимо завышенные площади передних, коридоров и других вспомогательных помещений». Постановление предписывало к сентябрю 1956 года разработать типовые проекты, призванные резко удешевить строительство жилья - для того, чтобы к 1980-му году, «когда наступит коммунизм», каждая советская семья встретила его в своей квартире.

Архитектор, изобретатель, доктор технических наук Андрей Константинович Буров еще в 1948 году начал экспериментировать с крупными панелями. Именно он мечтал о сборке зданий из готовых блоков, о типовом проектировании и индустриальном строительстве, уверяя, что однообразная красота лучше разнообразного уродства. Однако реальность, увиденная во Франции, Бурова огорчила. Дома с квартирами-клетушками показались ему убогими, апогеем нищеты на базе высокой техники. Хрущев же был французским опытом восхищен и немедленно купил там технологическую линию для производства панелей.

В обиходе хрущевками называют панельные, блочные, кирпичные пятиэтажные дома постройки 1950-60-х годов. У таких домов есть ряд общих характеристик. В них нет лифта и мусоропровода. В них совсем миниатюрные кухни и прихожие. Между тем, все технические и потребительские свойства индустриальных домов первого поколения, к которым относятся пятиэтажки времен хрущевской оттепели, подробно расписаны в строительных нормативах 1957 года. И хоть в тогдашних нормах указывались минимальные характеристики жилья, реальные стандарты недалеко ушли от этого «минимума». Жилая площадь квартир - однокомнатная – 16 кв.м, двухкомнатная – 22 кв.м, трехкомнатная - 30 кв.м, четырехкомнатная – 40 кв.м, минимальная площадь кухни – 4,5 кв.м.

В качестве обязательных элементов каждой квартиры в правилах указывалась кладовая (либо встроенный шкаф), спальня (6 кв. м на одного человека, 8 кв.м – на двоих), общая комната (не меньше 14 кв.м). Нормативы только допускали устройство совмещенных санузлов, на самом деле «совмещение» стало повсеместной практикой. Наличие общей комнаты (которая может быть проходной, а иногда и с выходом на кухню) говорило о том, что на смену коммуналкам пришло посемейное заселение. «Минимализация» дала свои результаты: коммунальные квартиры в тот период не проектировались.

Официальное признание ориентации на посемейное заселение «экономичных благоустроенных квартир», построенных по типовым проектам содержалось в постановлении ЦК КПСС и Совмина СССР от 3.07.1957 «О развитии жилищного строительства в СССР». В это время (конец 1957-начало 1958) стремление дать каждой семье отдельную квартиру приобретает статус национальной политики. Подчеркивается, что «мы хотим дать каждой семье квартиру, а не комнату», а в программе 1961 эта цель является одной из основных на ближайшие 20 лет: «Каждая семья, включая семьи молодоженов, будет иметь благоустроенную квартиру, соответствующую требованиям гигиены и культурного быта». Массовое жилищное строительство рассматривалось как укрепление материально-технической базы коммунизма, которого ожидалось достичь тоже через 20 лет.

31 июля 1955 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О развитии жилищного строительства в СССР», положивший начало новому жилищному строительству.

После выхода постановления были устроены конкурсы на лучшие типовые проекты жилых домов в два, три, четыре и пять этажей. В конкурсной программе подробно изложили требования к отдельным помещениям, общей комнате, спальням, передним, кухням и санузлам, а также установили твердую среднюю стоимость одного квадратного метра жилой площади. Согласно условиям одна квартира не могла быть дороже 28 тыс. руб. (в тогдашних деньгах). Начались поиски путей удешевления жилья. Посчитали, что на лифте удается сэкономить 8% стоимости. Оказалось, что пять этажей – тот максимум, на который медики разрешили подниматься пешком без вреда для здоровья. Также выяснили, что, снизив высоту потолков в квартирах на 30 см, можно без всякого ущерба для жильцов добиться экономии в объеме стен, лестниц, длине коммуникаций. А это сократит расходы на строительство здания и цену квадратного метра жилой площади на 2,5–3 %. Существенно уменьшить затраты позволит и вынесение мусоропроводов, устанавливавшихся ранее в кухнях или подсобных помещениях. «Недопустимое расточительство» проявлялось при устройстве полов с массивным дубовым паркетом. Укладка квадратного метра такого покрытия приводила к существенному удорожанию строительства. Вместо него следовало использовать дощатый пол или древесно-волокнистые плиты. Линолеум, кстати, в те времена был весьма дорог — сопоставим по цене с дубовым паркетом. Следовало пересмотреть применение в квартирах столярных изделий. От филенок, всевозможных раскладок и профилей нужно было отказаться: двери должны были быть гладкими и хорошо окрашенными, а оконные переплеты — цельными, а не разделенными деревянными накладками. Стоило также упростить и сделать более дешевыми плинтусы и дверные наличники.

Главный архитектор Москвы Иосиф Ловейко убеждал будущих новоселов, что общая комната двухкомнатной квартиры, равная 14 кв. м, вполне достаточна для размещения в ней набора мебели для семьи из четырех человек. Спальная комната размером 10,8 кв. м позволяет организовать в ней три спальных места. В кухнях площадью приблизительно 4 кв. м удается расположить необходимый комплект стандартного оборудования. Да и к чему делать это помещение просторнее, ведь «несколько шагов за водой, несколько шагов за солью… складываются в километры – для того чтобы приготовить борщ, оказывается, надо пройти 500 шагов», - говорилось в документальном фильме тех лет. Если в совмещенном санузле использовать один кран для раковины и ванны, малогабаритную, так называемую сидячую, ванну (доказывалось ее несомненное преимущество перед обычной) или душевой поддон и прочее, то получится, что для такого помещения вполне достаточно площади всего 2,5–3 кв. м.

Перед владельцами новых отдельных квартир вставал вопрос, как разместить все необходимые вещи и в то же время не загромоздить комнаты. При устройстве комнаты или квартиры людям часто приходилось исходить из того, какая мебель уже имелась. И очень часто новоселы оказывались перед дилеммой: что можно выкинуть без ущерба, а что оставить. Со страниц «Работницы» советовали убрать из квартиры все, чем люди не пользовались в быту, не быть рабами вещей, а также доносился лозунг: «В нашем жилище не должно быть ничего показного и лишнего». Так на помойках оказывался громоздкий антиквариат, не помещавшийся в новой квартире. Мебельные гарнитуры для больших квартир уходят в прошлое, им на смену начинают приходить комплекты малогабаритной мебели. Например, комплект для однокомнатной квартиры включал в себя платяной шкаф с небольшим комодом, диван-кровать, стол, буфет с тумбочкой под телевизор, вешалку с зеркалом, книжный шкаф с угловым рабочим столом, четыре стула. Все предметы были отделаны под ценные породы дерева. Этот комбинированный набор занимал 30% жилой площади, то есть был соразмерен малометражным квартирам.

Центральное проектно-конструкторское и специальное архитектурно-конструкторское бюро работали над разработкой проектов малогабаритной мебели. Проектировщики нашли ряд удобных решений, впоследствии пущенных в производство. Например, в наборы были включены диван-кровати и односпальные тахты с ящиками для постельного белья, письменный стол был заменен секретером со складывающейся письменной доской. А использование синтетических материалов пенопласта и поролона для изготовления сидений кресел и полумягких стульев позволило сделать мебель более легкой.

Теперь, расставив мебель и повесив портьеры, было необходимо подумать об освещении, являющимся и в наши дни немаловажным условием для жизни, для уюта. Считалось, что для освещения комнаты абажур неудобен, так как он освещает лишь стол, оставляя большую часть комнаты в полумраке, оборки и складки ткани на нем собирают много пыли, ко всему прочему он не подходит к современной мебели. При выборе светильника также было необходимо учитывать размер комнаты. Для небольших квартир покупателям предлагались небольшие люстры или потолочные светильники.

В годы, предшествовавшие «оттепели», стол ставили посреди комнаты и вешали над ним лампу или люстру, в «хрущевках» же стол часто ставили в стороне, чтобы в комнате было просторнее, поэтому источники света начали крепить к стене, а также пользоваться переносными светильниками: настольными лампами и торшерами.

Строительство «хрущевок» продолжалось с 1959 по 1985 год. В Ленинграде строительство хрущёвок было прекращено в 70-х годах, им на смену пришли так называемые «дома-корабли». В России было построено около 290 млн. кв. м общей площади, что составляет порядка 10 процентов всего жилого фонда страны. «Хрущёвки» сносимых серий предназначались для временного решения жилищной проблемы и были рассчитаны на 25 лет.

По некоторым данным, первой построенной «хрущевкой» был дом по улице Гримау, 16 в Москве, куда Никита Сергеевич Хрущев привозил американскую делегацию, чтобы с гордостью показать, как в России строят бесплатное жилье для трудящихся.

Под экспериментальное строительство «хрущевок» в Москве отвели три квартала. Один из них, №9, расположенный между проспектом 60-летия Октября, улицами Шверника и Дмитрия Ульянова, было решено застраивать домами с различными малометражными квартирами. Предстояло определить преимущества того или иного типа планировки и выбрать наиболее удобную, просторную и экономически выгодную для массового внедрения.

В кварталах № 11 и № 12, ограниченных улицей Новочеремушкинской, возводили здания из крупных панелей и типовые дома со стенами из крупных блоков. Строительство вели по графику, рассчитанному строго по часам. Конструкции доставляли с заводов в четко определенное время, принимали с автомашин с помощью кранов и сразу же монтировали. Благодаря такому поточному методу полная сборка пятиэтажного дома продолжалась 54 дня, с отделочными работами — 90. Но страна требовала еще увеличить темпы. Поэтому в 1959 году было апробировано строительство жилья из объемных элементов, представляющих собой квартиру или ее часть, полностью изготовленную на заводе, включая все элементы отделки и оборудования.

В постановлении 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» говорится, что «внешне-показная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами», характерная для сталинской эпохи, теперь «не соответствует линии Партии и Правительства в архитектурно-строительном деле. … Советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений». Идеологическое и научное обоснование нового курса сводилось к следующим пунктам:

  • коммунальная квартира не являлась проектом советской власти, а была результатом экономии средств во время индустриализации;

  • проживание нескольких семей в одной квартире – ненормально и является социальной проблемой;

  • коммунальные квартиры – экономически невыгодный тип жилья, не удовлетворяющий современным требованиям;

  • проблема коммунальных квартир может быть решена посредством массового строительства с использованием новых технологий.

В 1956-1965 годы в CCCP было построено больше 13 тысяч жилых домов, и почти все — пятиэтажки. Это позволило ежегодно вводить 110 млн. квадратных метров жилья. Была создана соответствующая производственная база и инфраструктура: домостроительные комбинаты, заводы ЖБИ и т. д.Первые домостроительные комбинаты были созданы в 1959 году в системе Главленинградстроя, в 1962 году организованы в Москве и в других городах. В частности, за период 1966-1970 годов в Ленинграде 942 тысячи человек получили жилую площадь, причем 809 тысяч вселились в новые дома и 133 тысяч получили площадь в старых домах.

Пятиэтажные, с низкими потолками, совмещенными санузлами, тесными кухнями и коридорами, тонкими стенами, без лифтов и подсобных помещений, эти дома были некомфортабельны, но дешевы (стоимость жилья снизилась на 25%, а трудоемкость в 3–4 раза. Позднее было подсчитано, что из-за растянутых коммуникаций себестоимость 1 кв.м в пятиэтажках оказывалась выше, чем в 9–12-тиэтажных панельных домах), а потому строились быстро, целыми районами. Появились крупные домостроительные комбинаты. По темпам ввода жилья СССР к концу 50-х гг. вышел на первое место в мире. В 1958 г. была выдвинута задача обеспечить посемейное расселение в отдельных квартирах. Получение отдельной двухкомнатной квартиры в пятиэтажке на семью из трех-четырех человек для обитателей бараков, сырых подвалов, перенаселенных «коммуналок» становилось настоящим праздником. Жилищная проблема была несколько смягчена, хотя окончательно ее решить, конечно, не удалось.

В отчетном докладе ЦК КПСС ХХ съезду партии говорится, что «одну из своих важных задач партия видит в коренном улучшении жилищных условий трудящихся». Констатируется тот факт, что «в минувшем пятилетии капитальные вложения в государственное жилищное строительство составили около 100 миллиардов рублей, или в 2,2 раза больше, чем в четвертой пятилетке». Была принята целая серия решений, направленных на быстрое внедрение типового строительства. Основная идея заключалась в строительстве целых серий домов по единому типовому проекту, предусматривающему моделирование трех-четырех вариантов конкретного дома со стандартной внутренней планировкой. Все «дополнительные площади»: коридоры, ванные комнаты, кухни – были сокращены до физиологического минимума. Потолки опущены, лестничные пролеты сужены, кладовки, мусоропроводы и лифты ликвидированы. Все это в конечном итоге позволило снизить трудоемкость возведения жилья, уменьшить стоимость строительства, сократить сроки сдачи его в эксплуатацию, а главное – отказаться от планирования коммуналок. Были разработаны новые принципы застройки жилых микрорайонов, сочетающих жилые комплексы с культурно-бытовыми учреждениями.

Реализация стратегических подходов при решении жилищной проблемы в 60-е годы позволила достичь значительных результатов за сравнительно небольшой промежуток времени. Только за первый этап решения глобальной государственной задачи (1959-1963 гг.) было сдано жилья в 3,16 раза больше, чем за период 1918-1940 гг. В том числе за один 1960 г. было сдано 70% жилья от ранее построенного в СССР в течение того же периода.

Производительность труда по данным ведущих трестов возросла в среднем на 300%. Особое внимание при этом уделялось надежности на всех этапах проектирования, возведения и эксплуатации жилья - его долговечность возросла на 25 лет по принятой классификации по группам капитальности. Типизация и унификация строительных изделий, производство железобетонных конструкций полной заводской готовности - позволили создать индустриальную базу строительной отрасли, не имевшую аналогов в мировой практике.

Естественно, подобные государственные подходы к решению жилищной проблемы позволили значительно улучшить послевоенную демографическую ситуацию. Обеспеченность жильем с 9,2 кв.м в 1967 г. возросла до 16 кв.м к 1990 г. (В РСФСР - 16,4 кв.м общей площади на человека). К началу проведения реформ методами т.н. шоковой терапии в отдельных квартирах проживало 67,8% семей СССР, а 16,7% - имели индивидуальные дома.

Прирост жилого фонда в СССР: а) в метрах квадратных; б) в процентах к предыдущему периоду

С ведением строительства домов на индустриальной основе резко повысились темпы жилищного строительства и рост обеспеченности жильем москвичей. В 1967 г. доля заводского домостроения в строительстве составляла 76%, в 1971 г. – свыше 80%, в начале 80-х гг. — 93%. Обеспеченность жильем выросла, в кв. м общей (полезной) площади на человека, составляя в 1940 г. – 6,2; 1961 г. – 9,4; 1971 г. – 13,0; 1981 г. – 10,4; 1991 г. – 17,8. Доля москвичей, живущих в отдельных квартирах, выросла с 40% в 1961 г. до 60% в 1971 г., 79% в 1981 г, 85% в 1991 г. В 60-е гг. ежегодно 490 тыс. москвичей улучшали свои жилищные условия, в 70-е – 420 тыс. чел., в 80-е – 280 тыс. чел.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. С. Г. Кара-Мурза "Советская цивилизация" (том II)

    Документ
    После победы в Великой Отечественной войне и капитуляции Японии 3 сентября 1945 г. начался совершенно новый период в жизни советского государства. Он оказался самым трудным и завершился уничтожением как СССР и его государственной
  2. Социальная история россии XX века

    Документ
    О 75 За фасадом «сталинского изобилия»: Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927—1941.— М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1 .
  3. Русская доктрина андрей Кобяков Виталий Аверьянов Владимир Кучеренко (Максим Калашников) и другие. Оглавление введение

    Документ
    ВВЕДЕНИЕЗАЧЕМ МЫ СОЗДАЕМ ДОКТРИНУВ ЧЕМ НАШ ШАНС?ОБРЕСТИ СЕБЯЛОЖНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬСТЯГИВАНИЕ СМЫСЛОКРАТИИНЕ ДАТЬ “ЗАКРЫТЬ ЛАВОЧКУ”СЕТЕВАЯ СВЯТАЯ РУСЬЧАСТЬ I.
  4. Государственный капитализм в Советском Союзе

    Документ
    ХХ век поставил перед марксистским обществознанием новую неординарную задачу: определить формационную принадлежность и классовую природу обществ и государств, не только именовавших себя социалистическими, но и объявивших марксизм
  5. Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г

    Сборник статей
    История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 11–12 марта 2010 г.

Другие похожие документы..