Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Если попытаться найти главное звено Уйгурии или Синьцзяна (по-китайски), будет не просто трудно, а очень трудно. Всё-таки 1,6 млн км2 территории, т.е...полностью>>
'Документ'
Согласно легенде, однажды Будда пригласил к себе всех животных, которые только захотят прийти. Пришли далеко не все звери: время стояло холодное, а ч...полностью>>
'Программа'
Состояние здоровья школьников – важнейший показатель благополучия общества и государства. Освоение школьных программ требует от учащихся высокой умст...полностью>>
'Рабочая программа'
Главной целью дисциплины является ознакомление студентов, обучающихся по специальности «Связь с общественностью», с основными направлениями истории и...полностью>>

24 мая 2009 года в Москве, в Музее и общественном центре имени А. Д

Главная > Информационный бюллетень
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Хроника

Московской Хельсинкской группы

ежемесячный информационный бюллетень

5 (173)

май 2009

Мы помним

Андрею Дмитриевичу Сахарову

исполнилось бы 88 лет

24 мая 2009 года в Москве, в Музее и общественном центре имени А.Д. Сахарова прошла традиционная «Сахаровская маевка», приуроченная к 88-летию со дня рождения Андрея Дмитриевича.

Пятый раз в предпоследнее воскресенье мая самые разные люди собираются вместе, чтобы вспомнить Андрея Дмитриевича Сахарова. Вспомнить о нем, о его идеях, послушать музыку, стихи и просто пообщаться.

Первая «Сахаровская маевка» состоялась 21 мая 2006 года, в день 85-й годовщины со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова. Тогда организаторы маевки выступили с инициативой ежегодно отмечать всенародный неправительственный праздник Свободы каждое третье воскресенье мая.

В этом году в отличие от прошлых лет маевку из-за дождя провели не под открытым небом, а в выставочном центре А.Д. Сахарова.

На маевку собралось более 200 человек, среди них присутствовали правозащитники, политики, ученые, поэты и музыканты: Людмила Алексеева, Сергей Ковалев, Эрнст Черный, Борис Немцов и Михаил Касьянов, академик Юрий Рыжов, дочь Елены Боннэр Татьяна Янкелевич и многие другие близкие Андрея Сахарова. Среди собравшихся были также поэты Вадим Жук, Сергей Чесноков, руководитель театра песни «Собеседник» Сергей Рубашкин, рок-музыкант Андрей Сучилин и многие другие.

В листовке устроителей данного мероприятия говорится: «Мы надеемся, что этот день станет ежегодным, всенародным и неправительственным праздником Свободы. Мы рассчитываем видеть вас на праздновании в этот год, и через год, и каждый год».

На встрече в этом году многие участники прикрепили на грудь значок, на котором было написано: «Свобода».

Помимо дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова, которому в этом году 21 мая исполнилось бы 88 лет, еще одна важная дата привлекла внимание гражданского общества – 20-летие выборов Первого Съезда народных депутатов СССР.

Как сказала на маевке председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Михайловна Алексеева –выступление на съезде академика и правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова потрясло всю страну. «Это был человек, который всегда стремился к свободе и старался ее завоевать», – сказала она.

По ее словам, то, что начал делать Андрей Дмитриевич и другие демократы, безнадежно утрачено.

Присутствующие на маевке вспоминали, как это происходило, как много надежд возлагали тогда на будущее, с грустью констатировали, что далеко не все они оправдались.

Собравшиеся правозащитники, ветераны демократического движения, политики, представители творческой интеллигенции – вспоминали тот огромный вклад, который внес лауреат Нобелевской премии мира Андрей Сахаров в развитие демократии в России.

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева подчеркнула, что в наше время очень многие демократические по своей природе институты, такие как, например, суд, парламент – оказались совсем не демократическими.

На маевке раздавались листовки с призывом освободить экс-главу компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО «МЕНАТЕП» Платона Лебедева.

Выступавшие призывали оппозиционных лидеров к объединению.

«Сахаровские маевки» в эти дни прошли во многих городах России.

Соб.корр., по материалам интернет-изданий

Поздравляем!

«Свободе выбора» – 4 года

От редакции: 19 мая 2009 года исполнилось четыре года движению автомобилистов «Свобода выбора» (СВ). Поздравляем всех членов движения и потенциальных участников акций, проводимых СВ.

Движение родилось в он-лайне, когда в течение четырех дней через Рунет удалось объединить и организовать владельцев японских праворульных автомобилей на защиту их прав почти в 50-ти регионах России. За несколько дней был создан сайт .

Движение, получившее через год официальный статус общественной организации, за время своего существования по сегодняшний день прошло разные этапы становления, сохраняя свое самобытное лицо, а именно – лидерство, независимость и внепартийность.

В первые годы становления движения основной деятельностью СВ были протестные акции – флешмобы, на тот момент – эксклюзивная форма борьбы автомобилистов за свои права, которые приносили определенные результаты: многие помнят историю Олега Щербинского (дтп, в котором погиб губернатор М. Евдокимов) и кампанию в его защиту, названную СВ «Нет мигалкам». И, в силу важности проблемы, обратившую внимание всех СМИ, включая зарубежные, и на защиту конкретного человека и на проблему, актуальную в России – чиновничьи привилегии.

Были и др. резонансные акции – в защиту владельцев американских автомобилей, против «мигалок» и пр., внесшие свою весомую лепту в формирование гражданского общества в России.

Сейчас этой отработанной СВ формой выражения гражданской позиции пользуются многие российские автомобилисты, даже не задумываясь об авторстве автопробегов с лозунгами, включенными фарами, аварийками и, в нашем случае, с оранжевыми ленточками, как символом того, что чиновники играют на гране фола и цвет аварийного предупреждения нами включен.

Со временем, исчерпав КПД такого формата, проведя 10 всероссийских протестных акций, СВ, сохраняя свое право на протест, перешла к методам «народной дипломатии» – конструктивным переговорам, диалогу с исполнительной и законодательной властью и даже – к законотворческой работе, т.е. к тем парламентским формам деятельности, которые, конечно, менее эффектны, более трудоемки, каждодневны и, как правило, незаметны для широких масс и СМИ, но от этого не менее эффективны.

Так, в 2007 году в результате переговоров с Госдумой нам удалось провести свои поправки в КоАП РФ, добиться снятия поправок, принятых в первом чтении и касающихся лишения водительских прав (таких поправок было три). Также нам удалось снизить штрафы по ряду других статей.

По нашей инициативе Правительство РФ отменило (обнулило) таможенные пошлины на детские автомобильные кресла, выделив для них специальный таможенный код. Сейчас мы ведем переговоры с Минпромторгом о российском производстве детских удерживающих устройств.

СВ входит в Общественный совет Федерального дорожного агентства, Экспертный совет Комитета по транспорту Госдумы Федерального Собрания РФ, занимается другими проектами, ведя конструктивные диалоги с рядом федеральных служб, министерств и ведомств, например, с ФАС России, Минпромторгом РФ, Минэкономразвития РФ, ДОБДД МВД РФ и пр.

За четыре года существования организацией проделана определенная работа, но предстоит сделать значительно больше. Наш сайт посетило более 3 млн. человек. Это не так много, но и немало. Главное – это процесс объединения людей, которые, в результате этого, чувствуют себя частью гражданского общества, на самом деле являясь его «кирпичиками», фундаментом.

И в этом наша сверхзадача и наша сила.

Вячеслав Лысаков, движение автомобилистов «Свобода Выбора», Москва

Юбилеи

Инициаторы и преемники

20 мая 2009 г. в конференц-зале Международного общества «Мемориал» в Москве прошел вечер, посвященный 40-летию со дня создания первой в Советском Союзе независимой гражданской организации – Инициативной группы по защите прав человека в СССР (далее ИГ). Вечер включал две части: мемуарно-историографическую и дискуссионную.

В состав Инициативной группы, образованной 20 мая 1969 года, входили 15 человек: военный инженер Генрих Алтунян (Харьков), рабочий Владимир Борисов (Ленинград), активист крымско-татарского национального движения Мустафа Джемилев (Ташкент), математик Леонид Плющ (Киев), а также 11 москвичей – математик-программист Татьяна Великанова, поэт Наталья Горбаневская, биолог Сергей Ковалев, экономист Виктор Красин, математик-программист Александр Лавут, церковный писатель Анатолий Левитин-Краснов, литератор Юрий Мальцев, геофизик Григорий Подьяпольский, лингвист Татьяна Ходорович, историк Петр Якир, поэт-переводчик и педагог Анатолий Якобсон. Позднее в ИГ был включен кинорежиссер Юрий Штейн.

Члены ИГ собирали материалы о политических преследованиях в Советском Союзе и предавали их гласности в виде открытых писем в Комиссию ООН по правам человека и другие международные организации. Хотя и до этого в Советском Союзе проходили подписантские кампании и коллективные гражданские акции, они оставались выступлениями отдельных людей.

День 20 мая обоснованно считается днем рождения первой организации и организованного правозащитного движения в стране. Активная деятельность ИГ продолжалась до середины 1970-х гг., последний документ ИГ датируется ноябрем 1981 года.

Зал в «Мемориале» был полон, несмотря на то, что одновременно в Доме журналиста проходила другая важная гражданская акция – вечер, посвященный 35-летию со дня рождения Станислава Маркелова, адвоката-правозащитника, злодейски убитого в Москве 19 января 2009 года.

Вечер в «Мемориале» вели Александр Даниэль и Арсений Рогинский. Пришедшие почтили вставанием память ушедших членов Инициативной группы – Генриха Алтуняна, Татьяны Великановой, Анатолия Левитина-Краснова, Григория Подъяпольского, Петра Якира, Анатолия Якобсона и память Станислава Маркелова.

Мемуарно-историографическая часть вечера включала выступления двух участников ИГ – Сергея Ковалева и Александра Лавута и презентацию размещенного на сайте Международного «Мемориала» сборника «Документы Инициативной группы по защите прав человека в СССР», составленного сотрудниками программы «История инакомыслия в СССР» НИПЦ «Мемориал» Геннадием Кузовкиным и Алексеем Макаровым.

Геннадий Кузовкин охарактеризовал опубликованные материалы, подчеркнув, что это первое отечественное издание документов ИГ и что они впервые собраны практически полностью. Из 42 документов ИГ обнаружены и включены в сборник 39, два послания ИГ представлены фрагментами, об одном имеется лишь краткое упоминание в «Хронике текущих событий».

В процессе подготовки сборника удалось отыскать три документа ИГ, тексты которых не были известны ранее. Упоминания о них в «Хронике текущий событий» выявили Г. Кузовкин и Д. Зубарев, а сами документы нашел А. Макаров.

Г. Кузовкин отметил, что сборник вышел спустя три десятилетия с момента, когда деятельность ИГ завершилась, и почти через 19 лет со дня распада СССР, хотя мог появиться и декадой раньше, к 30-й годовщине со дня рожденья ИГ. История правозащитного движения интересна и драматична, однако исследовательская и особенно публикаторская работа не осознается современными наследниками правозащитного движения как важная часть диалога с аудиторией. При этом все уже устали повторять банальности о низкой правовой культуре, о том, что за границей об истории отечественного правозащитного движения известно больше, чем в России.

Алексей Макаров подробнее остановился на архивной истории первого письма ИГ, от 20 мая 1969 года, говорящего о политических преследованиях в СССР и адресованного «В Комитет прав человека Объединенных Наций». В нескольких выявленных экземплярах этого письма имеется немало разночтений, которые передают драматизм возникновения текста и самой группы. По свидетельству А.П. Лавута, познакомившись с письмом, А.С. Есенин-Вольпин заметил, что такой Комитет еще не создан, существует лишь Комиссия по правам человека ООН, и следующие послания ИГ были адресованы правильно. Комитет появился только через 7 лет.

«…Мы обращаемся в ООН, полагая, что защита человеческих прав является святой обязанностью этой организации», – говорится в опубликованных вариантах письма, но во всех архивных машинописных экземплярах слово «святой» отсутствует. Было ли оно вписано позже или, наоборот, вычеркнуто?

Слайд-презентация материалов сборника была подготовлена составителями совместно с Вячеславом Крахотиным.

«То, что было сделано, имело в себе некое чувство гражданской ответственности, – объяснил истоки появления Инициативной группы один из ее инициаторов Сергей Ковалев. – Но все-таки у этого были внутренние мотивы, я бы сказал, нравственные. Главный мотив – это стыд. Очень стыдно было ничего не делать, живя в стране, в которой мы жили. С этим соседствовало стремление заслужить право на самоуважение. Оказалось, что это стремление довольно сильно и набралось немало людей, готовых заплатить за чувство собственного достоинства тюремным сроком.

Вот таковы были мотивы, а надежды были далеко сзади. И Борис Яковлевич Цукерман, который в ответ на реплику о Византии, гнившей 300 лет, когда всем ясно было, что она гниет («Однажды знаменитый математик Гельфанд заметил: про Византию все современники знали, что это погибшее и сгнившее государство, но она просуществовала триста лет. Я передал эти слова другому математику – Борису Яковлевичу Цукерману, и он сказал: что ж, триста лет меня вполне устраивают» («Белая ворона российской политики». Интервью С. Ковалева. 13.04.2000), в своей манере подумал, взвесил и ответил, что 300 лет его устраивают».

«Примерно за год до возникновения Инициативной группы обозначился некий кризис, – рассказал Александр Лавут. – Я тогда был исправным читателем Самиздата. Появлялись тексты, наводилась статистика: вот этот протест столько людей подписало – 300, 400, а вот этот – только 80, а потом вообще 30. И надо все это организовать! Вот если мы создадим организацию, тогда будет ясно, кто что должен делать, кто к кому поедет за подписью. Но очень многие боялись самого этого слова – организация, и были против организованности. Должны быть устав, программа? А как принимать, как исключать? Этого не то что боялись, а были ярые противники.

Кто хотел иметь организацию с более или менее жестким порядком – наверное, Витя Красин… Они назначили, кто будет в Инициативной группе. Александр Сергеевич Есенин-Вольпин был огорчен, и справедливо. Кстати, о профессионализме – он один из нескольких десятков людей знал, что никакого Комитета по правам человека нет, он будет, но очень нескоро, когда ратифицируют все пакты. А сейчас есть Комиссия, и в ее функции вовсе не входит рассматривать заявления от граждан и групп граждан; это межгосударственный, межправительственный орган. Тем не менее, Александр Сергеевич с этой поправкой письмо очень одобрил.

Представление об организации было вполне советское – что должны быть представлены по каждой твари: академик, доярка и так далее. Ну, конечно, все, кто там записан, не вдруг назначены; мы все участвовали в обсуждении этой идеи – обратиться теперь не к нашему начальству, а в ООН. Это не было совсем ново, каждый вспомнит, что после многих протестов, адресованных в ЦК КПСС, в Генеральную прокуратуру и прочее, было одно громкое заявление П. Литвинова и Л. Богораз, адресованное мировой общественности. И оно прозвучало очень революционно.

Инициативная группа сразу решила, что никаких уставов, никаких регламентов, включений и исключений не будет. Один раз было сделано исключение – включили Юру Штейна.

Я отошел где-то в 1973-74-м. И даже не знал – спасибо Гене Кузовкину и Леше Макарову – что документов целых 40, я думал, где-то с десяток. Одним из важнейших мне кажется написанный через год, в 1970-м, «Что такое инициативная группа» (Открытое письмо о целях и методах работы ИГ, адресованное АПН и агентству Рейтер. 05.1970). Основными авторами были, по-моему С. Ковалев и А. Якобсон, но дальше мы все это мучительно обсуждали. Почему мы выступаем, почему мы требуем? Ну, мы же должны сказать: чего мы хотим. И Толя Якобсон, человек взрывной, импульсивный, вскочил и сказал: «Почему? Потому что противно!».

Тогда многие наивно полагали: надо только, чтобы об этом узнали на Западе, и тогда оттуда приструнят наших начальников. И очень не скоро они становились не наивными. Ну кого это там волнует? И тогда и сейчас. Есть, конечно, некоторый резон, и нужно продолжать это дело, но нужно и проявлять определенный скептицизм».

«До появления Инициативной группы я была яростным противником организации, – добавила Людмила Алексеева. – Я говорила: за участие в объединении гораздо легче попасть в определенные места, а что такого я могу сделать как член организации по сравнению с тем, что и так делаю, совершенно непонятно. Поэтому ко мне и не обратились, когда подписывали состав, – мне сказал об этом Петя Якир уже после того как было отправлено письмо. Но с появлением ИГ я увидела, что эффективность организации гораздо выше, и каким-то образом люди, назвавшие себя ее членами, действительно делают и достигают гораздо большего. Все, включая меня, почувствовали, что возник центр у правозащитного движения, и теперь все апелляции, все ходатайства шли в ИГ. А когда 7 лет спустя Юрий Федорович Орлов предложил мне войти в Московскую Хельсинкскую группу, которую он создавал, я понимала, что за это тоже легко угодить туда, куда не хочется, но зная опыт ИГ, я без колебаний дала согласие».

Второе направление вечера составила дискуссия «40 лет спустя: Судьбы и проблемы правозащитного сообщества в современной России», основной вопрос которой сформулировал Александр Даниэль: что изменилось и что осталось неизменным за 40 лет?

В дискуссии выступили консультант Фонда Ч.С. Мотта в России, в советское время один из организаторов Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин, председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов, президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе, ветеран правозащитного движения Павел Литвинов, директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина, Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, председатель Постоянной палаты по правам человека Политического консультативного совета при президенте РФ Валерий Борщев, историк и правозащитник Леонид Петровский, независимый исследователь Кирилл Великанов.

Целый ряд диспутантов отреагировал на реплику Сергея Ковалева о 300-летнем загнивании Византии.

«Нас этот срок никак не устраивает, – сказал Олег Орлов. – Я считаю себя абсолютным прагматиком и меня интересует непосредственный результат, хотя результаты могут подразумеваться самые разные».

«И я думаю, что большинство людей, работающих в нашей сфере сегодня, не готово ждать 300 лет», – поддержал его Юрий Джибладзе.

«Мы делаем огромную работу, помогая сотням людей. Но юристы – хорошие профессионалы, которые приходят к нам работать, не имеют в голове концепции прав человека. Понятие «правозащитник» в общественном сознании размылось, и наши клиенты, даже получив помощь, не становятся группой поддержки правозащитного движения», – таким был грустный комментарий Натальи Таубиной к серьезной практической работе «Общественного вердикта», организации, помогающей людям, пострадавшим от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов.

«Правозащита – замечательное дело, которое уходит корнями вглубь истории и будет нужно всегда, – философски обобщил Владимир Лукин. – Василий Блаженный тоже был в своем роде правозащитником, и элемент юродства до сих пор не чужд всему хорошему, что делается на Руси…».

Выделения в тексте принадлежат автору

Николай Гладких,

Международный «Мемориал», Москва

Выступления и заявления

Финал «дела об обыске» и

некоторые уроки этого дела

Заявление «Мемориала»

6 мая 2009 г. санкт-петербургский городской суд подтвердил решение Дзержинского районного суда о незаконности обыска, проведенного 4 декабря 2008 года в Научно-информационном центре «Мемориал» в Санкт-Петербурге.

Вечером того же дня представители НИЦ «Мемориал» – адвокат Иван Павлов, директор Центра Ирина Флиге и член Совета учредителей Татьяна Косинова – в присутствии независимых наблюдателей, председателя организации «Гражданский контроль» Бориса Пустынцева и представителя Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Светланы Екимовой забрали из районной прокуратуры незаконно изъятые ею в Центре материалы, в том числе двенадцать жестких дисков, вынутых при обыске из компьютеров «Мемориала». В момент изъятия на этих дисках размещались базы данных, содержавшие результаты двадцатилетней исследовательской работы Центра по истории политического террора советского периода.

Процедура возврата была оформлена протоколом, составленным представителями НИЦ «Мемориал» и завизированным независимыми наблюдателями. Все возвращенные материалы были упакованы в коробки, опечатанные печатями «Мемориала», и доставлены в Центр.

13 мая 2009 г. независимые технические специалисты в присутствии представителей общественности провели экспертизу жестких дисков на предмет их работоспособности и сохранности записанной на них информации. Все диски оказались работоспособными, выборочная проверка информации подтвердила ее сохранность. В акте экспертизы отмечено, что следы подключения с целью считывания информации отсутствуют, за исключением единственного диска, на котором прослеживается неудачная попытка подключения в ночь с 4 на 5 декабря. Похоже, что все это время диски просто провалялись в прокуратуре и их содержимым никто не интересовался.

В течение пяти месяцев, прошедших со времени обыска, прошло в общей сложности четыре судебных процесса, на которых НИЦ «Мемориал» требовал признания обыска незаконным и возвращения изъятых у него материалов. Еще в марте прокуратура заявила о готовности вернуть изъятое «за ненадобностью»; теперь она была вынуждена сделать это по решению суда.

Конечно, возвращение имущества не компенсировало ущерб, нанесенный работе Центра: в результате налета была выведена из строя почти вся оргтехника, а большие массивы научно-справочной информации, размещенные на изъятых дисках, в течение пяти месяцев были недоступны. Кроме того, остался открытым вопрос о моральном ущербе, причиненном нашей организации: абсурдное подозрение следователя М.Г. Калганова о причастности «Мемориала» к финансированию правоэкстремистских публикаций, публично повторенное на заседании ОБСЕ полномочным представителем России, не опровергнуто в судебном заседании – суд отказался рассматривать этот вопрос по существу. Общество «Мемориал» намерено осуществить дальнейшие действия по защите своего доброго имени.

И все-таки: права организации восстановлены, ее имущество возвращено. Мы полагаем, что этот результат не был бы достигнут, если бы не волна протестов и солидарности, поднявшаяся в мире и в России сразу после полицейского рейда 4 декабря 2008 г.

«Мемориал» искренне благодарит российскую и зарубежную научную общественность, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и регионального Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, правозащитные структуры Совета Европы, демократические общественные и политические организации России, отечественные и зарубежные средства массовой информации (в частности и в особенности – информационно-аналитические сайты Полит.ру и «Права человека в России»), зарубежных политиков и многих других за поддержку.

«Мемориал» обращает внимание общественности на то, что из «дела об обыске» можно извлечь некоторые выводы.

Первое. Вопреки расхожим мнениям, неправительственные организации в России в отдельных случаях могут добиться защиты своих прав в суде, если приложат к этому достаточно усилий и проявят настойчивость. Такая победа дается недешево; в данном случае, за нее пришлось заплатить временем и силами сотрудников «Мемориала», вынужденных в течение пяти месяцев постоянно отвлекаться от своей основной работы ради отстаивания прав и доброго имени организации.

Второе. Кампании общественной солидарности имеют не только символическое протестное значение. Они могут приносить практические результаты.

Третье. По-видимому, в современных условиях полное торжество закона и справедливости малореально, если это серьезно затрагивает ведомственные интересы. В «деле об обыске» это выразилось в том, что суд отказался рассматривать вопрос о незаконности самого постановления об обыске в силу его полной необоснованности, ограничившись указанием на то, что решение о производстве обыска является исключительной прерогативой следователя. Тем самым суд фактически утвердил право следственных органов принимать такого рода произвольные решения, ущемляющие права юридических лиц, не опасаясь последующей судебной проверки. Общество «Мемориал» полагает, что подобная практика антиконституционна.

Четвертое. В ходе судебного следствия выяснилось, что правоохранительные органы (во всяком случае, Центр по противодействию экстремизму Главного Управления МВД России по Северо-Западному федеральному округу) рассматривали «Мемориал» как «экстремистскую» организацию, за офисом которой было даже сочтено необходимым установить «оперативное наблюдение», т.е. попросту наружную слежку. Наши попытки выяснить причины, по которым наш Научно-информационный Центр в Петербурге стал объектом оперативно-розыскной деятельности, остаются пока безуспешными.

В ЦПЭ ГУ МВД по СЗФО отвечать на наш запрос по существу отказались, ссылаясь на то, что закон запрещает раскрывать тайну оперативно-розыскной деятельности. Однако, сам факт сосредоточения усилий по «борьбе с экстремизмом» на организациях, подобных «Мемориалу», проливает определенный свет на причины того, почему реальная экстремистская активность в Петербурге, да и во всей стране, растет, а раскрываемость преступлений, совершаемых на почве экстремизма, катастрофически мала.

История с установлением наружного наблюдения за исследовательским центром «Мемориала» должна стать еще одним толчком для серьезной общественной дискуссии, в ходе которого будет выработана оценка сегодняшних целей и приоритетов правоохранительных органов и силовых ведомств в «борьбе с экстремизмом». Мы ожидаем, что в такой общественной дискуссии также примут участие заинтересованные государственные службы и ведомства.

Таким образом, «дело об обыске в НИЦ «Мемориал» закончено (по крайней мере, в отношении восстановления нарушенных прав), но определенные аспекты этого дела по-прежнему требуют общественного осмысления.

Международное общество «Мемориал»,

Санкт-Петербургское общество «Мемориал»,

НИЦ «Мемориал»

(Санкт-Петербург)

В регионах

Мы ждем перемен в уральской столице!

В конце марта 2009 года Екатеринбургский центр электоральной поддержки (ЦЭП) провел в Уральском центре Б.Н. Ельцина «круглый стол» «Итоги выборов в Екатеринбургскую городскую думу: ждать ли нам перемен общественно-политического климата в уральской столице?».

Экспертом выступил К.В. Киселев, зам.директора Института философии и права УрО РАН по научным вопросам, кандидат философских наук. Участники мероприятия: представители региональных отделений партии «Яблоко», правозащитных движений «Солидарность» и «Объединенный гражданский фронт», общественных организаций «Мемориал», политологи из Центра общественно-политических инноваций, студенты и аспиранты ВУЗов.

К.В. Киселев озвучил для собравшихся тему «Выборы в условиях кризиса». По его мнению, «...кризис власти не помеха, а практически мать родная. И екатеринбургские выборы – тому пример. Сама по себе кризисная ситуация повлияла всего на два электоральных фактора.

Первый. Выросли протестные настроения. Причем этот рост послужил не увеличению политической активности, но обусловил ее снижение, что отразилось на явке избирателей. Протест, другими словами, имел не политический, но экономический, анархо-синдикалистский характер. Причем острота экономических проблем была еще не столь высока, чтобы привести к политизации протестных настроений. Каждый пытался справиться с кризисом самостоятельно.

В среднем по Екатеринбургу явка составила 18,22 %. Минимальная зафиксирована в округе № 20 (победитель А. Бура) – 11,71 %, максимальная – в округе № 27 (депутатом стал И. Володин) – 26,19 %. В первом случае конкуренции практически не было, во втором сказались накал страстей, доходивший до силового противостояния, подкуп, подвоз и прочие противозаконные технологии. Если же смотреть на ситуацию в целом, то при всего-навсего 20 % барьере явки выборы были бы признаны состоявшимися всего в 10-ти округах из 35! Вывод из этих фактов очевиден, низкая явка повысила значимость административного ресурса.

Во время кризиса потенциальные кандидаты осторожничали с выдвижением, экономя деньги, а зарегистрировавшиеся пытались особо не вкладывать средства в свои кампании. Естественно, что это мгновенно повлияло на количество кандидатов, которых стало меньше, чем ожидалось, и на стоимость самих кампаний. По округам баллотировались всего 145 кандидатов, от 3 до 6 кандидатов на округ. В среднестатистическом округе до финала дошло 4,14 кандидата. В 9 округах было по 3 кандидата, в 13 – по 4, в 12 – по 5, и лишь в одном – 6 кандидатов. Однако там, где кандидаты все же решались на выдвижение не для проформы, борьба шла нешуточная. Конкуренция, таким образом, была, но если бы не кризис, то она была бы много жестче, интересней и принципиальней.

В результате такого рода электоральных следствий кризиса городской власти можно было спать спокойно. Что эта власть и делала. Более того, уже как минимум два, а то и три, электоральных цикла особого интереса к муниципальным выборам городская администрация не проявляет, прекрасно понимая, что сможет договориться практически с любым. Тем более, что примерно в половине округов баллотировались лояльные городской власти инкумбенты, т.е. кандидаты, электорально доминирующие с однозначными перспективами на победу. Поэтому даже проигрыш в другой половине округов принципиально расклад сил не менял. Большинство «оппозиционеров» скорее рано, чем поздно, все одно бы пришли на поклон к городской администрации. Кстати вспомним, что А. Чернецкий и В. Тунгусов без особой головной боли пережили и некогда оппозиционного И. Шеремета, и принципиального противника городского головы А. Кабанова, и финансово состоятельного О. Хабибуллина. Ужели им кто-нибудь еще страшен? Едва ли. Очередные выборы? Тоска смертная в городской администрации. Никакого особого интереса. Пара-тройка электоральных интриг. Вот и весь кризис. Вот и все выборы.

Партии. Общим местом стали суждения о том, какая из партий выборы выиграла или проиграла. Чиновные аналитики доказывают, что победа «Единой России» – свершившийся факт. В доказательство приводятся цифры о победивших выдвиженцах и составе сформированной в Городской думе фракции, которая увеличилась с момента своего создания в апреле 2005 г., когда в нее вошли 9 человек, более, чем в три раза – до 30 человек. Цифры впечатляют. При этом оппоненты указывают на проигрыш некоторых (А. Ветлужских, А. Курлыков, Р. Мустафин и др.) видных единороссов, усматривая в этом некий тренд.

При всей аргументированности этих позиций ситуация представляется несколько иной – «Единая Россия» в выборах не участвовала вовсе. Дело в том, что, во-первых, кампании в Гордуму проходили не по спискам, а по одномандатным округам, в которых соревновались не партии, а конкретные лица. Во-вторых, собственно «Единая Россия» ограничилась лишь выдвижением кандидатов. Собственно в избирательной кампании партия не участвовала. Более того, ее лейбл, как доказывают социологические исследования, приносил больше минусов, чем плюсов. Не случайно многие наблюдатели отмечают некоторую «стеснительность» в использовании бренда «Единой России» в избирательной кампании многих кандидатов от «партии власти» и т.д. В-третьих, сам список «Единой России» был списком не партии, а самой власти. Если говорить более конкретно, то результатом согласования интересов городской и областной администраций, некоторых ФПГ, инкумбентов и иных сильных игроков.

Соответственно, зачастую в округах для власти (прежде всего, городской) часто важнее была персона и ее победа, чем наличие партийного билета у этой персоны. В свою очередь для кандидатов включение в списки «Единой России» было важно не по причинам идеологического характера, а с целью получения и/или нейтрализации административного ресурса. Именно поэтому в списке «Единой России» оказались не члены партии (Я. Габинский, А. Бура и др.), некоторые вступили в партию буквально накануне кампании (А. Шарапов, май 2008 г.), а третьи получили негласное, но явное добро от власти на баллотировку против «Единой России» (Н. Фамиев). Впрочем, уже сейчас можно утверждать, что по принципиальным вопросам даже и «чистопородные» единороссы все одно будут голосовать не по велению партии, но руководствуясь интересами. Своими собственными или патронов. Как это уже было, например, при принятии решения о введения в муниципалитете пропорциональной избирательной системы.

Имиджевая капитализация «Единой России» резко снизилась. Небольшое снижение претерпела «стоимость» бренда «Справедливой России», которая неизменно отождествлялась с теряющей популярность властью. Напротив, свои позиции упрочила КПРФ (1 первое, 16 вторых мест), за кандидатов от которой часто голосовали именно как за коммунистов. ЛДПР в символическом плюсе. Бренд «Правого дела» остался без динамики.

Исключением из партийно-политического бездействия стала организация «Российские пенсионеры», во главе с Е. Артюхом, которая не только предоставляла свой бренд участникам кампании, но и активно использовала и наращивала не только свой имиджевый, но также организационный, финансовый, административный ресурсы. На пользу «Пенсионерам» работала и ситуация с монетизацией льгот. Которая, кстати, стала основной темой кампании.

Основные темы кампании. Монетизация лидировала по упоминаемости в агитационных материалах по одной простой причине: кандидаты рассчитывали на низкую явку, при которой доля пенсионеров в числе голосующих обычно существенно возрастает. И они не ошиблись. Явка была чрезвычайно низкой. Однако, в силу того, что тема отмены льгот использовалась всеми, по факту ее просто заболтали. Никаких значимых результатов раскрутка этой темы не принесла, а те, кто на ней паразитировал, очень часто воспринимались как провокаторы. Другими словами, борьба с монетизацией приносила голоса лишь тогда, когда сам кандидат опирался на уже подготовленного избирателя.

Все остальные темы были представлены достаточно ровно: от точечной застройки и цен на услуги ЖКХ, до очередей в больницах и строительства детских садов. Другими словами, все было чрезвычайно традиционно: кандидаты желали счастья для всех и в неограниченном количестве. Попутно заметим, что обобщить подобного рода «идеологию» в кратком слогане удалось не екатеринбуржцу, но кандидату по округу № 1, а ныне депутату из близкой к столице Урала Верхней Пышмы Ю. Боголапову. В своих агитках он сформулировал свое кредо весьма оригинально: «Главное в жизни – все!». Если следовать этой логике, то программа кандидата должна называться «Обо всем».

Итак, идеологического, программного противостояния не получилось. Даже там, где победил яблочник М. Петлин (округ № 18) и коммунист И. Тыщенко (округ № 31). Повсеместно было противостояние финансовых, административных и организационных ресурсов. Следствием стало процветание самой эффективной технологии – технологии подкупа.

Технологии. Каких либо принципиально новых технологий опробовано не было. Единственная любопытная новация – сбор денег по Интернету (Л. Волков, округ № 10). Зато произошло явное смещение в направлении меркантилизации выборов.

Принцип: а что ты мне дашь? – стал основным для многих активных избирателей. Чаепития, детские площадки, железные двери на подъездах, деньги в конвертах, массовое заключение договоров на агитационные услуги, продовольственные товары с уценкой, лекарства на дом, дисконтные карты, медицинские и юридические консультации, водка и продуктовые наборы – вот далеко не полный перечень способов подкупить, который применялся на этих выборах по полной программе.

Расчет опять-таки был прост. При низкой явке подкуп нескольких сотен избирателей способен решить дело окончательно и бесповоротно. Так и получилось. В редких округах обошлось без такого рода нарушений, которые официальные лица не видели или видеть не желали.

Административный ресурс. Любопытные метаморфозы произошли с использованием административного ресурса. Его применение стало и менее масштабным, и менее эффективным. Где-то он применялся по полной программе, а где-то его не было вовсе. Причин тому, на наш взгляд, две.

Во-первых, в федеральных избирательных кампаниях 2007-2008 гг. с использованием административного давления просто-напросто перегнули. Перегнули, нагоняя явку и требуя лояльного голосования, так, что избиратели стали нечувствительными и к угрозам, и к посулам. И к кнуту, и к прянику. Это, кстати, привело и к рекордно низкой явке.

Во-вторых, главы администраций все больше утрачивают стимулы к электоральной активности. Да и вообще к какой-либо активности. Престижность административной работы резко снизилась. Трудно найти человека на должность главы района. Пришедшие стремятся уйти выше, в депутаты или в бизнес. Например, не так давно ушла со своего поста глава Чкаловского района Е. Ширина. Ушла в областные депутаты. На этих выборах «спрыгнул» с должности глава Ленинского района А. Фисенко. Ощущается откровенная нехватка кадров на замещение и менее значимых административных должностей. Отсюда, заметим, низкая квалификация многих сотрудников районных администраций.

Что касается правоохранительных органов, то от выборов к выборам их позиция не меняется. Какие-либо телодвижения по пресечению правонарушений совершаются только по указке сверху. И то «через не хочу», через лень, через принуждение. Вообще, создается впечатление, что правоохранители воспринимают политику как особую, отчужденную от них и от закона сферу деятельности, где допустимы любые правонарушения, вплоть до самых жутких преступлений. Соответственно их невмешательство в электоральный процесс на стороне закона ими же обосновывается просто: нас это не касается или, еще того хуже, преследование электоральных правонарушителей не приносит «ни денег, ни славы», а вот неприятностей можно на свою голову получить полной мерой.

Некоторые тенденции. Во-первых, конкурентность возросла и стала нормой. Наличие инкумбентов уже не пугает, ибо стало видно, что побеждает тот, кто работает.

Во-вторых, усилились протестные настроения, которые будут нарастать и из-за усталости от действующей власти, и по причине кризиса. Возможно перерастание экономического и абсентеистского протеста в протест активный и политический. Фактор такого перерастания – усугубление негативных тенденций в экономике. Однако, уже сегодня власть (и местная, и областная, и федеральная) перестала быть священной коровой.

В-третьих, вместе с интенсификацией в использовании противозаконных технологий (прежде всего подкупа) фиксируется и нарастание активности криминалитета. Причем, в этом случае первое (подкуп) во многом является следствием второго (активность криминала).

В-четвертых, на фоне прогрессирующей партийной немочи вновь усиливаются традиционные элитные группы, ориентированные на город, область, некоторые ФПГ.

Некоторые итоговые цифры. Дума обновилась более, чем на половину (18 человек), если считать «новым» депутатом опытного Д. Сергина. 17 человек остались с прошлого созыва.

Современный муниципальный депутат. Возникает вопрос: зачем люди баллотируются в депутаты? Особого стремления исправить городскую ситуацию не наблюдается. В крайнем случае какие-то «добрые дела» делаются в конкретных округах. Тотального приумножения собственности у депутатского корпуса не просматривается. Одни богатеют, состояние других, напротив, сокращается.

Пока ответ один. Фактически мандат депутата Городской думы есть не что иное, как признаваемый Городской администрацией и частично иными властями мандат на проведение лоббистских кампаний. То есть городской депутат – всего лишь навсего признаваемый властью лоббист. Соответственно, избирательная кампания может рассматриваться, как официальная более или менее конкурентная регистрация лоббиста. Понятно, что лоббисты бывают успешными и нет. Бывает, отстаивают широкий круг интересов, чаще узкий, собственный. Кроме того, совсем не факт, что официально зарегистрированный лоббист (то есть депутат) будет успешнее лоббиста-теневика, который лучше знает ходы-выходы в чиновных кабинетах Серого, Белого или Желтого домов.

Чего ждать от Городской думы? Ничего. Ничего не изменится. Все так же Екатеринбург лишен политики, лишен разделения властей, лишен представительной власти, лишен контроля за властью исполнительной, лишен внятной стратегии развития. И все это несмотря на вполне осязаемое наличие тридцати пяти депутатов...».

Участники «круглого стола» бурно отреагировали на анализ ситуации, данный экспертом. Ведь для всех екатеринбуржцев сегодня остро стоят вопросы: что нам ждать от вновь избранных депутатов; будут ли ими применены новые методы активизации гражданской и электоральной активности населения; какие существуют способы выявления наиболее значимых общественных и социальных проблем, требующих совместного решения активной части гражданских организаций, власти, бизнеса и взаимодействия экспертных групп, государственных (муниципальных) институтов и заинтересованной общественности в совершенствовании правотворческой и законодательной инициативы на местном и региональном уровнях.

По кругу высказались: В.Н. Осетров: «...состав Гордумы вызывает тревогу. Думаю, они не способны работать без «плетки» избирателя»; Ю.А. Сопин: «...кризис заставит менять депутатов методы работы или все вновь пойдет «по накатанной»? Мы – источник власти, а что мы можем сами? Кто реально участвует в правотворчестве? Хотелось бы конструктивного взаимодействия всех структур гражданского общества по решению городских проблем. Мы не понимаем системы разделения властей. Да и власть ее не до конца понимает, иначе депутаты не одобряли бы все подряд инициативы главы города»; В.Г. Пестов: «...я агитировал за независимого депутата, он победил. А затем вступил в «Единую Россию». Больше на выборы не хожу».

В.И. Усков, зам. председателя правления «Екатеринбургского Совета по развитию территориального самоуправления» поделился своим опытом взаимодействия с депутатами: «...мне часто приходится встречаться с депутатами, вносить от имени Совета предложения по решению вопросов местного значения. К сожалению, нам не удалось решить ни одного вопроса. Хотя это касалось социальной защиты горожан...».

Далее он привел факты безразличного отношения к органам территориального общественного самоуправления (ТОС) со стороны местной власти. Например, созданные 3-4 года назад ряд органов ТОС до сих пор не имеют помещений для нормального функционирования, их деятельность не финансируется, хотя Правительством области выделено на эти цели немалые средства. Годом раньше Гордума утвердила положение «О порядке организации и осуществлении территориального общественного самоуправления в МО «Город Екатеринбург». Руководителям органов ТОС было предложено на стадии проекта внести свои изменения и дополнения в данный документ. И они представили эти предложения. Однако в окончательной редакции их не обнаружили. Причем, их не проинформировали об отказе. В настоящий момент наша организация готова эффективно взаимодействовать при решении вопросов местного значения с вновь избранными депутатами. Но будет ли от них отклик, Усков сомневается.

Ряд вопросов остался без ответа, так как приглашенные депутаты (20 человек) на «круглый стол» не пришли. Двое извинились: указали, что будут в командировках. Несколько человек были замечены на митинге против монетизации, который прошел в этот день в городе. Впрочем, собравшихся это не удивило: не в первый раз депутаты игнорируют общественность.

Отсутствие народных избранников не помешало плодотворно обсудить методы активизации гражданской и электоральной активности населения. Н.И. Тагильцева поддержала предыдущего выступающего и предложила в первую очередь добиваться реализации на практике положений устава города о публичных слушаниях, выдвигать правотворческие инициативы. Например, подать заявления в Гордуму и Горадминистрацию о проведении слушаний по теме развития местного самоуправления. Пригласить на них журналистов радио «Эхо Москвы», городских газет.

Координатор ЦЭП Е.В. Макей вернулась к теме монетизации, которая породила народные волнения в нынешнем марте. Депутаты Гордумы прежнего созыва утвердили Положение о льготном проездном билете, чем поддержали мэра города, внесшего данный проект на их утверждение. Мэр по поручению Гордумы принял соответствующее постановление, указав цены на проездные документы до конца года с учетом бюджета! В этот же день появилось Обращение городских депутатов по вопросу монетизации льгот к губернатору Свердловской области Э.Э. Росселю и другим областным чиновникам и депутатам о недопустимости ущемления прав пенсионеров. Уже прошли суды по восстановлению прав на бесплатный проезд, но и судьи не выявили ответственного и механизм принятия решений по такому насущному вопросу. Как же простому человеку разобраться, кто виноват, и понять, что делать? Поэтому люди идут на митинги с общими лозунгами: «Долой!».

А. Б. Белоусов, политтехнолог: депутаты действуют лишь в локальном масштабе, в своем избирательном округе. А общие проблемы (транспортный коллапс, грязь в городе, недостроенные дороги, нет парковок, дворы заставлены машинами) кто должен решать? У нас Уралмаш стоит. Нужен ли он городу? В центральном районе: базы, склады, железная дорога. Мы этим дышим. Вывод: город не приспособлен для жизни людей. А кто из нас знает сроки принятия бюджета, чтобы сформировать предложения по расходам на насущные нужды города, обосновав их необходимость? Получается, что выстроить работу с Гордумой могут лишь крупные профессиональные организации.

Например, Советы ветеранов. Они используют маркетинговый ход: озвучивают в СМИ в первую очередь успешные дела, в которых им помогли депутаты. Возможно, в будущем возрастет роль депутатов от левых организаций. Но где сегодня демократы: Союз правых сил, Яблоко и другие? Один депутат – на всю Гордуму – «яблочник». Есть предложение использовать опыт других европейских стран по развитию непосредственной демократии на муниципальном уровне: решили вынести из городской зоны завод – провели референдум!

Председатель «Екатеринбургского городского родительского комитета» В.Ш. Неталиев перешел к вопросу о способах выявления социально-значимых проблем и путей их решения общественностью во взаимодействии с местной властью. Его волновало, что состав Думы поменялся, но в городе как было, так и осталось опасно для детей и подростков гулять даже днем по причине разгула насилия. Чтобы не упустить время и предотвратить новые жертвы, нам нужно учиться правильно оформлять свои инициативы, считает активист. Мы четко должны знать время, место, адресата. Лоббировать. К сожалению, наше даже городское население стерильно по правовым вопросам и власть этим пользуется. Что происходит в глубинке, где уровень грамотности еще ниже?

Подводя итоги «круглого стола», К.В. Киселев сделал вывод: мы вправе требовать от власти, потому что мы – гражданское общество. Мы не можем сидеть и ждать, когда власть его сформирует без нас и нас призовет. Мы должны сказать: власть, иди сюда, мы с тебя спросим!

Участники мероприятия решили обратиться к муниципальным властям с предложением провести публичные слушания, в первую очередь, по развитию местного самоуправления, проработав предварительно вопрос с экспертами. Таким образом, на практике будет реализована правотворческая инициатива и ТОСы выйдут на новый уровень развития, чтобы обеспечивать оперативную и устойчивую связь между горожанами и местной властью.

Елена Макей, Екатеринбургский ЦЭП

Конференция «Город и молодежь –

учимся друг у друга»

Какие есть способы для реализации идей молодежи в городе? Как правильно нужно обратиться молодым людям в администрацию, чтобы твоя идея была заслушана, а твое мнение учитывалось по разным вопросам в городе?

Найти ответы на эти вопросы и обменяться опытом решили участники конференции «Город и молодежь – учимся друг у друга», которая прошла в начале апреля 2009 года в Санкт-Петербурге в рамках проекта ПРАИМ (Принятие Решений Администрацией и Молодежью). Организаторами конференции выступили: Санкт-Петербургская общественная организация содействия экологическому образованию, Детский экологический центр ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга», Администрация Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, Администрация муниципального Совета округа «Коломна», Совет по полевому обучению (Field Studies Council) – (Великобритания), общественная организация «Информационное экологическое агентство ИнЭкА» (г. Новокузнецк) и Отдел экологии Администрации г. Петрозаводска.

В конференции приняли участие представители администраций, молодежных и др. общественных организаций, учащаяся молодежь (студенты, старшеклассники) из многих городов России (в том числе и я из Таганрога, как представитель общественной организации «Центр по правам человека»).

Первое знакомство участников конференции было проведено в свободной форме по системе «Давайте познакомимся», то есть участникам выдавался листок с вопросами, задав которые, они могли узнать, к какой группе и роду деятельности относится тот или иной участник, в том числе и его хобби. Таким образом, участники узнавали не только контактные данные, но и чем занимается та или иная организация, тем самым создавая поле для общения и, самое главное, для передачи опыта друг другу. В результате такого знакомства представитель администрации, например, воспринимается не как некий орган, а как индивидуальная личность, а, следовательно, общение для молодежи становится проще, так как общаешься с одним человеком, а не с целым аппаратом администрации.

Так на конференции я смогла познакомиться со многими интересными людьми, в том числе депутатами, с которыми не встретишься в обычной обстановке. Зарубежный опыт реализации молодежных инициатив представил Ричард Доусон из Великобритании. Он рассказал, какую важную роль в его стране играет молодежь в принятии решений, а также механизм учета мнений и привлечения молодежи для решения социальных проблем.

Большую часть конференции занимали не лекции, а обсуждения, которые способствовали активизации бурных общений участников и возникновению новых идей взаимоотношений молодежи и администрации. Были и скептики, которые считали, что молодежь может обойтись и без помощи администрации, находя иной ресурс для реализации своих идей. Но, сколько людей, столько и мнений.

Некоторые обсуждения носили игровой характер: участники разделялись на группы, в которых они рассказывали о своем опыте, делали выводы и приводили наиболее яркие примеры принятия молодежью решений.

Интересным и новым для меня был метод представления опыта реализации мероприятий проекта ПРАИМ, который проходил в форме «5-ти минутного свидания». Сначала участники разделялись на группы по цветовой градации (каждому в перерыве был дан листок определенного цвета).

Мне достался красный – мой любимый цвет. После того, как участники нашли свои «цветные» группы, представители ПРАИМа разделились на свои группы, каждая из которых по очереди представляла свой проект. И так, через каждые пять минут группы ПРАИМа менялись по часовой стрелке и мы выслушивали новый проект и задавали новые вопросы. Такой метод деления опытом мне понравился – игровая форма объединяет людей и снижает напряженность, позволяя людям вести себя свободней.

На конференции весьма полезной для меня была презентация «Ступени взаимодействия «взрослых» с молодежью», в которой показан уровень категории взаимодействия взрослых (общественные организации, администрация и др.) с молодежью, то есть, на каком уровне молодые люди принимают решения, а на каком учитывается только их мнение. Самая высокая ступень – когда молодежь сама становится инициатором реализации своих идей.

Таким образом, на конференции были представлены разные методы и примеры проектов работы с молодежью и как мнение молодежи может быть применено на практике.

Наиболее интригующими вопросами для обсуждения стали: «Нуждается ли Россия в более совершенной системе для реализации потенциала молодежи? Какие системы (программы, организации) существуют на данный момент и нужны ли нам новые?».

В ходе обсуждений было высказано мнение, что, если ставить эти вопросы на федеральный уровень, то нужно подходить с юридической точки зрения, то есть законодательно закрепить доступность участия молодежи. Так как на данный момент во многих городах Молодежные парламенты носят формальный характер.

Итогом конференции было принятие резолюции и возможность высказать каждому участнику свое впечатление и внести предложение. Так, я смогла поделиться своим впечатлением о том, какой неоценимый опыт я получила от участия в конференции и то, что мне понравилась идея создания сборника «Город и молодежь: учимся друг у друга», в который будет собран опыт участников, который будет полезен как для молодежи, так и для Администрации.

По желанию участники могли посетить музей «Водоканала Санкт-Петербурга», в который я с удовольствием сходила. Музей был посвящен экологии и тому, какую неотъемлемую роль вода играет в жизни человека. Действительно на «воде» живет весь мир, без нее жизни нет. Меня поразила организация музея, то есть то, что это не просто музей, а еще место, созданное специально для развития детей, уважения к природе и в бережного отношении к воде. Проходя по музею, я чувствовала трепетное отношение к окружающему нас миру.

Алена Трофимова,

Молодежный добровольческий центр,

Таганрог

Как увеличить число БОМЖей

Как выясняется, это совсем нетрудно, особенно при содействии местной администрации.

В Пермский правозащитный центр (ППЦ) обратился недавно освободившийся из исправительной колонии № 9, что в Соликамске, Мельников Николай Васильевич. В 1986 году он устроился работать на литейно-механический завод в поселке Теплая Гора Горнозаводского района, где ему дали две комнаты в бараке, которые Николай Васильевич соединил проходом. С этого времени он проживал в новообретенном жилье вместе с матерью и двумя сестрами. В 1988 году дом был передан в муниципальную собственность. В 2006 году Мельников осужден Горнозаводским судом к 3,6 годам лишения свободы. Пока Николай Васильевич отбывал наказание, его мать выехала на проживание в Чусовой, а сестры в Москву. Обе комнаты пустовали, там находились мебель, его вещи, документы, в том числе и на эти комнаты.

В 2007 году соседка написала, что одна из комнат полностью разрушена и разграблена, выбиты стекла, в ней устроили притон бомжи, а вторую комнату занял некий гражданин Шуваев.

Юрист правозащитного центра (ПРПЦ) обратилась за объяснениями в администрацию Теплогорского сельского поселения и получила ответ, что Николай Васильевич Мельников зарегистрирован в комнате под № 4, которая разрушена и пришла в непригодное для проживания состояние, а в другой комнате под № 1 зарегистрирована его сестра, которая уехала в Москву и не выписалась. С целью сохранности этой комнаты с устного разрешения главы Теплогорскго сельского поселения Курилова в комнату пустили жить гражданина Шуваева, с условием, что он ее сразу же освободит, как только вернется хозяйка. Однако, обе комнаты были предоставлены Николаю Васильевичу Мельникову, о чем имеется соответствующая запись в ордере на жилье. На литейно-механическом заводе работал он, а не его сестра, которая была прописана в этих комнатах как член семьи нанимателя. При переходе права собственности на дом от завода к муниципалитету нанимателем остался Николай Васильевич.

Такие действия администрации поселка Теплая Гора – это попрание жилищного законодательства. Юрист ПРПЦ обратилась в ОВД Горнозаводского района с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту самовольного заселения жилого помещения, на что в настоящее время получен отказ. Обращались и в прокуратуру Горнозаводского района. В настоящее время правозащитным центром готовится жалоба в краевую прокуратуру на устное решение главы администрации Теплогорского сельского поселения, а также на решение заместителя прокурора Горнозаводского района в отказе принятия мер прокурорского реагирования. Позиция правоохранительных органов более чем странная, она не направлена на защиту охраняемых законом прав человека.

Сейчас Николай Васильевич Мельников проходит медико-социальную экспертизу на установление инвалидности, фактически, этот человек, благодаря такому сплоченному действию властных органов – БОМЖ.

Пермский правозащитный центр

Проявления агрессивной ксенофобии в январе-первой половине мая 2009 года

Нападения. За период с 1 января по 15 мая 2009 г. было совершено 86 нападений и попыток нападений на почве ксенофобии, в результате которых погибли 26 чел. и пострадали не менее 80 чел. Эти данные являются неполными: начальник Департамента по противодействию экстремизму МВД России Юрий Коков сообщил, что в первом квартале этого года в России было зарегистрировано 164 преступления на национальной и религиозной почве.

По данным Генпрокуратуры, в стране насчитывается более 200 экстремистских объединений, членами которых являются около 10 тыс. чел.

Нападения зафиксированы в Москве и Московской области (18 погибших, 53 пострадавших), в Нижнем Новгороде (1 погибший, 7 пострадавших), С.-Петербурге и Ленинградской области (1 погибший, 8 пострадавших), Калининграде (1 погибший, 2 пострадавших), Ингушетии, Рязани, Новосибирской области, Ульяновске, Кемерово (по 1 погибшему), Кабардино-Балкарии (4 пострадавших), Ярославле (2 пострадавших), Благовещенске, Тамбове, Сыктывкаре, Екатеринбурге, Волгограде, Костроме, Ижевске (по 1 пострадавшему).

Среди жертв нападений есть узбеки (10 погибших, 5 пострадавших), киргизы (4 погибших, 10 пострадавших), таджики (2 погибших, 7 пострадавших), вьетнамцы (2 погибших), выходцы из Африки (1 погибший, 15 пострадавших), азербайджанцы (1 погибший, 7 пострадавших), китайцы (1 погибший, 2 пострадавших), армяне (1 погибший, 1 пострадавший), ингуши, чеченцы (по 1 погибшему), русские (4 пострадавших), дагестанцы (4 пострадавших), евреи (3 пострадавших), индусы, калмыки, бангладешцы, буряты, курды, латиноамериканцы (по 1 пострадавшему).

В первые две недели мая на территории РФ было зафиксировано пять нападений на почве ксенофобии, итогом которых стали 1 погибший и не менее 4 пострадавших.

Нападения имели место в Москве (1 погибший и 3 пострадавших), в Благовещенске (1 пострадавший). Среди погибших и пострадавших есть евреи, индусы, африканцы.

4 мая в Москве был избит повар индийского ресторана, гражданин Индии Сахан Ох Сингх.

5 мая в Москве скинхедами был убит милиционер. По некоторым данным, еще один милиционер был ранен в Москве вечером того же дня.

9 мая в Благовещенске были избиты африканцы –курсанты Дальневосточного высшего военно-командного ВВКУ. По свидетельству некоторых очевидцев, один из африканских студентов получил серьезное ранение головы разбитой бутылкой.

11 мая на территории спорткомплекса «Олимпийский», где стартовал конкурс песни «Евровидение-2009», неизвестные избили израильского журналиста Д. Ярона.

Вандализм. В первые две недели мая было зафиксировано не менее 10 попыток вандализма и терроризма со стороны ультраправых. Подобная вспышка во многом может быть обусловлена объявлением 5 мая «Днем мести» в память об убитом (или покончившем с собой) лидере скинхедов М. Базылеве.

В начале мая были зафиксированы факты нанесения изображений свастики на стены нескольких зданий в Ставрополе и Калининграде.

2 мая в Интернете появился видеоролик с поджогом автомобиля, принадлежавшего, как следовало из сопроводительной надписи, сотруднику милиции.

В ночь на 5 мая неизвестные облили черной краской памятник Ленину, установленный в Калининграде. Также у постамента они нарисовали контуры тел и написали «Помни о жертвах красного террора».

5 мая в Нижнем Новгороде трое неизвестных забросали бутылками с зажигательной смесью здание ОВД Ленинского района. Пожар был быстро потушен.

5 мая группа скинхедов пыталась поджечь участковый пункт милиции в Новоюжном районе Чебоксар.

5 мая в Норильске был осквернен памятник «Евреям-узникам Норильлага», входящий в состав мемориального комплекса «Норильская Голгофа». Злоумышленники разрисовали памятник узникам Норильского исправительно-трудового лагеря краской, сломали памятную табличку, а также повредили постамент и стелу.

В ночь с 5 на 6 мая в районе Перово (Москва) была совершена попытка поджога военкомата.

8 мая в С.-Петербурге была обнаружена свастика на стене одного из домов на Петроградской стороне, напротив метро.

12 мая на территории синагоги в Нижнем Новгороде был обнаружен пакет с запиской экстремистского содержания.

Ксенофобские настроения в обществе. 4-5 апреля 2009 г. ВЦИОМ провел опрос, посвященный отношению к цыганам. Согласно результатам опроса, 35% населения относится к цыганам «в основном плохо», а еще 17% – «очень плохо». Лишь 25% опрошенных относились к цыганам хорошо. Чаще всего представление россиян о цыганах складывается на основе личного опыта общения (49%), 37% судят о них по рассказам родственников, друзей, знакомых, 26% – по кинофильмам и художественной литературе, 21% – по сообщениям СМИ. При этом негативное представление составлялось либо на основе личного опыта, либо на основе рассказов родственников и друзей. 55% заявили, что имели исключительно негативный опыт общения с цыганами.

Правоприменительная практика. За период с января по 15 мая 2009 г. за преступления на почве ксенофобии были осуждены 95 человек. 8 человек приговорены к заключению на срок от 10 до 20 лет лишения свободы, 5 – на срок от 5 до 10 лет, 22 – на срок от 1 до 5 лет, 5 – к заключению в колонии-поселении, 28 – к условному сроку заключения, 9 человек приговорены к исправительным и общественным работам, 4 – назначены воспитательные меры воздействия, 1 приговорен к двум суткам ареста, 7 – к штрафу, 2 освобождены от ответственности в связи с истечением срока давности, в отношении 1 дело было прекращено в связи с его раскаянием. Еще 1 подсудимый был полностью оправдан.

В течение первых двух недель мая за преступления на почве ксенофобии были осуждены 12 человек. Из них 4 приговорены к лишению свободы на срок от 5 до 10 лет, 5 – к лишению свободы на срок от 1 до 5 лет, 1 – к лишению свободы в колонии-поселении, 2 – к условным срокам наказания.

Московское бюро по правам человека

Бумажки жалко?..

7 мая 2009 года Фонд «Право Матери» выиграл очередной судебный процесс. На этот раз в Судогодском районном суде Владимирской области по делу о праве на меры социальной поддержки отца погибшего военнослужащего Крутых Владимира Васильевича.

Его сын Илья Крутых (1988 г.р.) был призван в армию 20 декабря 2007 года, проходил военную службу в в/ч 92889 в Москве в роте обеспечения по обслуживанию Штабов.

24 июля 2008 года Илья погиб в результате несчастного случая (поражение электрическим током). Его смерть связана с исполнением обязанностей военной службы. Как отец погибшего при исполнении солдата Владимир Васильевич имеет право на меры социальной поддержки, но местные соцзащитники – территориальный отдел социальной защиты населения (ТОСЗН) по Судогодскому району Владимирской области – отказали отцу погибшего в выдаче соответствующего удостоверения о праве на меры социальной поддержки. Отказ был мотивирован странным образом: мол, отец погибшего – бывший сотрудник МВД, получает пенсию за выслугу лет по линии МВД, вот пусть и за удостоверением идет в пенсионный отдел МВД. Пришлось нам составить иск от имени отца погибшего и направить юриста Фонда во Владимирскую область, чтобы восстановить справедливость.

Интересы отца погибшего представляла юрист Фонда «Право Матери» Зарема Юсупова. Она изложила позицию Фонда: отказ ТОСЗН по Судогодскому р-ну в выдаче Крутых удостоверения незаконен и нарушает права отца погибшего. Илья Крутых проходил военную службу по призыву, обязанность выдать его родителям удостоверение о праве на меры социальной поддержки лежит на территориальном органе социальной защиты населения. Юрист Фонда «Право Матери» Зарема Юсупова попросила суд признать право Крутых на меры социальной поддержки; признать отказ ТОСЗН по Судогодскому району в выдаче отцу погибшего удостоверения незаконным; и обязать его выдать это удостоверение.

Представитель ответчика Тимофеева Светлана Николаевна против выдачи удостоверения возражала. При этом она говорила, что у отца погибшего есть право на меры соцподдержки, но искренне не понимала, почему выдавать удостоверение и предоставлять эти меры должно именно ее учреждение, а не МВД.

Юрист Фонда Зарема Юсупова задала госпоже Тимофеевой вопрос:

– А если бы Крутых не служил в МВД и не являлся получателем пенсии по выслуге лет, то Вы бы выдали ему требуемое удостоверение?

– Нет! – возразила ответчица. – Тогда мы направили бы его в военкомат!

Попытка втолковать представительнице ТОСЗН, что в соответствии с Постановлением Министерства труда и социального развития РФ № 69 от 11.10.00 г. «Об утверждении инструкции о порядке и условиях реализации прав и льгот ветеранов ВОВ, ветеранов боевых действий, иных категорий граждан», установленных ФЗ «О ветеранах», выдать удостоверение Крутых должно именно ее учреждение, не увенчалась успехом. Она упрямо твердила, что пусть это сделает кто-нибудь еще.

Заслушав позиции сторон, судья Суздальцева Ирина Александровна вынесла решение, которым полностью удовлетворила исковые требования Фонда «Право Матери». Госпожа Тимофеева пообещала нам на прощание, что обязательно подаст жалобу на сегодняшнее решение суда, а мы думаем, куда бы подать жалобу нам, чтобы не умеющих читать закон граждан не брали бы на госслужбу?

Фонд «Право Матери», Москва

Калужский судья сослался на несуществующую норму закона!

15 мая 2009 г. состоялось судебное разбирательство по жалобе гражданки Таджикистана Абдисамадовой Муътабар Закиржоновны, молодой девушки, находящейся в Спецприемнике для подвергнутых административному аресту при калужском УВД.

Адбисаматова, вот уже несколько лет, проживает в Обнинске с родителями-пенсионерами. Девушку задержали в помещении УФМС России по Калужской области в тот момент, когда она оформляла разрешение на работу на очередной год. Обвинение ей было предъявлено по ст. 19.27 КоАП – предъявление, якобы, подложной миграционной карты. Более суток девушка провела в ИВС (изоляторе временного содержания в Ленинском РОВД Калуги), после чего состоялось судебное заседание, на которое, например, приставы калужского районного суда не допустили взволнованных родителей девушки; так же перепуганной гражданке Республики Таджикистан не были в суде предоставлены ни переводчик, ни защитник. Постановление, вынесенное в отношении Абдисамадовой, не содержит никаких ссылок на то, что федеральный судья исследовал все доказательства по делу, учел как смягчающее обстоятельство, что на иждивении Абдисаматовой находятся родители-пенсионеры, что она впервые попала в такую, неприятную для себя ситуацию. Так же Постановление по первой инстанции федерального судьи Калужского районного суда Тетерина не содержит упоминания о сроке, который Абдисамадова должна провести в закрытом пенитенциарном учреждении, – что является грубым нарушением норм международного права (дело Европейского суда по правам человека – Куинн против Франции).

Абдисамадова – узбечка, в стране исхода является этническим меньшинством. Родилась в СССР. Несколько лет назад семья Абдисамадовых потеряла жилье в г. Турсун-заде, и таджикское государство ничем не помогло семье в этом горе. От безысходности Абдисаматовы, будучи уже пенсионерами (а мать Адбусамадовой – больной, нуждающейся в лечении, которого в Таджикистане получить невозможно), и не желая больше пользоваться помощью государства исхода, приехали в Россию, видя только в ней спасение для своей семьи. Мутабар обратилась в УФМС России по Калужской области с ходатайством о признании ее беженкой на территории России в соответствии с п.п.1 п.1 ст.1 ФЗ «О беженцах».

Находясь в процедуре признания беженкой, т.е. находясь под защитой международной Конвенции о беженцах, М. Абдисамадова – с помощью калужских правозащитников – обжаловала Постановление судьи Тетерина в Калужский областной суд. Но никакие доводы задержанной и ее защитников не были услышаны, постановление по первой инстанции было оставлено в силе, а Мутабар вновь водворена в жутко холодную камеру № 2 Спец.приемника для подвергнутых административному аресту (центральное отопление в Калуге, где расположен Спец.приемник, отключено еще в середине апреля; уже несколько дней в Калуге стоит промозглая, дождливая погода, а сегодня, например, ночная температура была близка к нулю).

Ни федеральный судья Тетерин, ни федеральный судья Самохин не удосужились написать в вынесенных судебных постановлениях, а был ли доказан противной стороной – УФМС России по Калужской области – умысел в действиях Абдисамадовой? Ведь, не сама же она «рисовала», якобы, поддельную миграционную карту. Эту карту ей выдали в офисе – вполне легально существующего – обнинского «Центра переводов и помощи мигрантам», расположенного на улице Гагарина, 15. Центр этот существует – на глазах местных и региональных властей – уже не один год, ежедневно «штампует» и выдает гастарбайтерам не один десяток миграционных карт. Неужели все они поддельные? Как оказалось, что обратившись в известное в Обнинске учреждение за платной услугой, Абдисамадова заплатила Центру 3500 рублей, да еще оказалась запертой в каземате неизвестно на сколько? За что?! Ни федеральный судья Тетерин, ни федеральный судья Самохин в своих судебных постановлениях ответа на этот вопрос не дают, и общеизвестный факт: выдачу миграционных карт непонятного качества «Центром переводов и помощи мигрантам» почему-то не исследуют.

Более того, федеральный судья Самохин в Решении от 15 мая 2009 г. написал: «Решение может быть обжаловано в порядке, предусмотренном ст. 30.11 КоАП РФ».

Достаточно заглянуть в «КонсультантПлюс», чтобы обнаружить, что эта статья утратила свою силу еще в прошлом году! (Президент Российской Федерации Д. Медведев, Москва, Кремль, 3 декабря 2008 года № 240-ФЗ).

Любовь Элье,

Калужский центр защиты прав человека

Появился новый Административный регламент по проверкам некоммерческих организаций

Основой всех изменений Регламента послужили два документа еще не вступивший в силу Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» и утративший с принятием нового Регламента Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 22.06.2006 «Об утверждении порядка проведения проверок соответствия деятельности некоммерческой организации, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, целям, предусмотренным ее учредительными документами (уставным целям)».

В тексте есть ряд серьезных изменений. Прежде всего, отныне плановые проверки органами юстиции могут коснуться некоммерческих организаций не раньше, чем через три года после их государственной регистрации. Действующие некоммерческие организации могут проверяться не чаще одного раза в три года. Это также означает, что российские НКО, проверенные Росрегистрацией в 2007-2008 годах могут ждать новой проверки не раньше 2009-2010 годов, соответственно.

Раньше по Адмрегламенту плановые проверки могли проводиться один раз в два года. Изменение связано с принятием Федерального закона от 26 декабря 2008 г. 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», который установил такую минимальную периодичность проверок для всех юридических лиц. Факт распространения на НКО этого нашумевшего «Закона о защите малого и среднего бизнеса» является безусловно прогрессивным шагом по унификации государственного контроля за юридическими лицами. В Адмрегламенте ссылки на этот ФЗ нет, поскольку он вступает в силу с 1 июля 2009 года, однако, ряд позитивных изменений процедуры вводятся в отношении НКО досрочно.

Такие коррективы неминуемо должны привести к изменению двух основных законов, регулирующих деятельность НКО ФЗ об НКО и ФЗ об общественных объединениях.

Срок проверки 30 дней может быть теперь продлен по инициативе органа юстиции еще на тридцать дней только в двух случаях: непредставлении организацией запрошенных документов либо возникновении после изучения представленных документов необходимости запросить другие.

Зафиксирован новый дублирующий порядок уведомления НКО: почтой и дополнительно телефонной и факсимильной связью, – обоснованная попытка обеспечить организацию временем на подготовку ответа, включая дни, «съедаемые» почтовым отправлением. Подписанное уведомление о проверке направляется некоммерческой организации заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении не позднее, чем за десять (ранее пять) рабочих дней до даты начала проверки (в случае проведения внеплановой проверки пять рабочих дней), а также дублируется посредством телефонной и факсимильной связи.

В процессе выездной проверки теперь фактически вводится обязательная процедура предварительного обсуждения и согласования результатов проверки между контролерами и руководством НКО. Очень разумное решение, которое позволит урегулировать большую часть разногласий без указания на них в акте проверки и, соответственно, в предупреждении.

В акте проверки теперь отдельно будут указываться все нарушения положений законодательства России и недостатки в деятельности, отрицательно влияющие на ее деятельность. Нарушения положений собственного устава ранее были уравнены с нарушениями законодательства, теперь их и вовсе исключили. Основанием для вынесения предупреждения и иска о ликвидации могут служить теперь только нарушения положений законодательства. О необходимости отделения недостатков от нарушений закона аналитики Ассоциации АГОРА многократно говорили в последние два года. О недопустимости ликвидации НКО за недостатки в деятельности говорило решение Самарского областного суда об отказе в ликвидации Самарской организации «ГОЛОС», устоявшее в Верховном суде России.

Отдельно в акте проверки указываются факты устранения некоммерческой организацией на дату завершения проверки нарушений и недостатков. Естественно, они не могут служить основанием для привлечения организации к ответственности.

Появился новый параграф – Анализ отчетов некоммерческих организаций. Предусмотрел регламент возможность направления отчетов НКО по электронной почте при наличии возможности подтверждения электронной цифровой подписи уполномоченного лица некоммерческой организации.

Вводится процедура устранения недостатков в представленных НКО отчетах.

В целом в административном регламенте есть масса технических нестыковок, несоответствий и двусмысленностей.

Применение мер реагирования в отношении структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций в целом выделено теперь в отдельный параграф.

В случае выявления нарушения положений законодательства РФ организации может быть вынесено предупреждение. При этом НКО получает гарантированный срок не менее одного месяца для их устранения. Теперь возможно продление сроков устранения нарушений при наличии ходатайства некоммерческой организации с изложением причин, не позволивших устранить нарушения в установленные сроки, и подтверждением принятых к устранению мер.

Очевидно, что реформа законодательства, регулирующего деятельность некоммерческих организаций в России, с принятием этого адмрегламента не закончится.

Два Совета при Президенте по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства и по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека держат реформу юридических лиц, включая НКО, в повестке своих встреч с Дмитрием Медведевым.

Павел Чиков,

Межрегиональная правозащитная Ассоциация АГОРА, Казань

За рубежом

Узбекистан. 1452 судьбы

В начале апреля 2009 года в Независимом пресс-центре прошла презентация «Списка лиц, арестованных и осужденных по политическим и религиозным мотивам в Узбекистане (январь 2004 г. – декабрь 2008 г.)».

ПЦ «Мемориал» занимается составлением подобных списков с 1999 года. Виталий Пономарев, руководитель Центрально-Азиатской Программы ПЦ «Мемориал», отметил, что работа эта крайне важна: «Издаваемые нами «Списки» служат документальным подтверждением историй арестов, осуждений, преследований». По словам Пономарева, на сегодняшний день в Узбекистане больше политзаключенных, чем на всем остальном постсоветском пространстве. С середины прошлого года наблюдается увеличение числа осужденных и арестованных по религиозным и политическим мотивам.

Бахром Хамроев, президент Общества политэмигрантов из Центральной Азии, подчеркнул, что репрессии затрагивают не только тех узбеков, которые находятся на родине. Люди, выехавшие из Узбекистана в другие страны СНГ, тоже не могут чувствовать себя спокойно. Хамроев рассказал, что в «Списках» приводятся данные о десятках случаев, когда узбекских беженцев задерживали на территории стран СНГ и возвращали на родину. В большинстве случаев принудительные возвращения осуществлялись не по официальному механизму экстрадиции, а другими – незаконными – путями.

В «Списке», изданном в 2009 году, 1452 человека. Важно осознать, что за каждой строкой списка – трагическая судьба конкретного осужденного, долгая история судебных следствий, арестов.

Насрулло Холмухамедов, приехавший из Андижана (Узбекистан), рассказал историю своего брата Рахматилло, осужденного в 1999 году на шесть лет по обвинению в экстремизме. Срок заключения Рахматилло дважды заканчивался, но его продляли прямо в колонии. В сентябре прошлого года заключенный был осужден еще на шесть лет.

Тревожно, что подобных дел становится все больше. В связи с этим многие граждане Узбекистана вынуждены искать убежище в других странах.

ПЦ «Мемориал», Москва

США: хронология первых 100 дней правления президента Обамы в свете мер

по борьбе с терроризмом

Президент Обама принял присягу и выступил с инаугурационной речью, особо подчеркнув необходимость начать все с чистого листа, а также отверг выбор между безопасностью и идеалами как «ложную альтернативу». Amnesty International приветствовала эти тезисы.

Прокуратура ходатайствовала о приостановке на 120-дневный срок слушаний в военных комиссиях по делу пятерых задержанных, ранее находившихся под стражей в тайных тюрьмах ЦРУ, с целью предоставить новой администрации возможность пересмотра дела.

Отдельным решением военный судья отложил судебные слушания по делу Омара Хадра, которые должны были начаться 26 января 2009 г.

Перед инаугурацией президента Amnesty International в сотрудничестве с четырьмя другими правозащитными организациями обратились к президенту Обаме с просьбой прекратить работу военных комиссий и принять меры к тому, чтобы остановить судебный процесс по делу Омара Хадра.

21 января 2009 г. Два военных судьи удовлетворили ходатайство правительства касательно дел, находившихся на рассмотрении в военной комиссии, и приостановили слушания по делам шестерых задержанных до 20 мая 2009 года.

22 января 2009 г. Президент Обама подписал три указа и меморандум касательно задержаний и допросов, в которых:

Распорядился закрыть лагерь Гуантанамо «в кратчайшие сроки», но не позднее 22 января 2010 года, а также безотлагательно пересмотреть дела всех узников Гуантанамо и принять меры по прекращению работы военных комиссий. Согласно указу президента, министр обороны должен был незамедлительно пересмотреть условия содержания в лагере Гуантанамо.

Предписал ЦРУ прекратить работу всех существующих тайных тюрем, а также запретил создавать подобные учреждения в будущем. Кроме того, президент запретил применение методов допроса, несанкционированных военным уставом, и потребовал пересмотреть принципы ведения допроса и передачи задержанных.

Учредил особую межведомственную рабочую группу по определению дальнейшей судьбы задержанных.

Распорядился пересмотреть статус Али Салеха Кахла аль-Марри – единственного подозреваемого в «участии в боевых действиях на стороне противника», удерживаемого непосредственно на территории США.

23 января 2009 г. Верховный суд США удовлетворил ходатайство новой администрации и отложил процедуру подачи записки по делу аль-Марри до 23 марта с тем, чтобы пересмотреть свою позицию по данному вопросу.

9 февраля 2009 г. В связи с иском, который подали пять бывших и нынешних задержанных против филиала компании «Боинг», причастного к организации полетов в рамках программы США по переброске задержанных, министерство юстиции США воспользовалось правом не раскрывать государственную тайну, чтобы добиться отклонения иска, следуя примеру администрации Буша. Amnesty International выпустила акцию срочной помощи в поддержку 50 узников Гуантанамо, участвующих в голодовке.

17 февраля 2009 г. Завершилась процедура проверки условий содержания узников Гуантанамо, предписанная президентом Обамой в одном из трех указов. Результаты проверки стали достоянием общественности несколько дней спустя. Двадцать пятого февраля Amnesty International выступила с заявлением, выразив озабоченность в связи с некоторыми аспектами итогового доклада, составители которого признали условия содержания в Гуантанамо соответствующими положениям статьи 3, общим для Четвертой Женевской конвенции и других «применимых» правовых инструментов.

18 февраля 2009 г. Федеральный апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда, который в октябре 2008 года предписал правительству освободить и разрешить въезд на территорию США 17 уйгурам, удерживаемым в Гуантанамо.

20 февраля 2009 г. Министерство юстиции США уведомило федерального судью о том, что новая администрация разделяет точку зрения предшественников в отношении лиц, удерживаемых на американской авиабазе в Баграме (Афганистан). Администрация Буша считала, что удерживаемые там лица не имеют ни конституционных, ни иных прав, предусмотренных международным правом, исполнения которых они могли бы добиваться в американских судах, и, следовательно, они не могут оспорить законность своего задержания в судебных инстанциях США.

20 февраля 2009 г. Министр юстиции США сообщил о назначении Мэтью Олсона руководителем межведомственной рабочей группы, уполномоченной пересмотреть дела узников Гуантанамо в соответствии с указом от 22 января с тем, чтобы принять решение об освобождении, переводе, предъявлении обвинения либо о применении к ним иных мер.

23 февраля 2009 г. Британский поданный Биньян Мохаммед стал первым узником, которого должны освободить при новой администрации. Свыше шести лет он провел в тайных тюрьмах и лагере Гуантанамо.

26 февраля 2009 г. Правительство Соединенного Королевства признало, что в 2004 году в Ираке передало США двух человек, которых затем перебросили в американский лагерь в Афганистане, где они находятся вот уже пять лет. При этом не известно, удерживают ли их на базе в Баграме.

26 февраля 2009 г. Большое жюри федерального суда в штате Иллинойс обвинило Али аль-Марри в оказании «финансовой и технической поддержки иностранной террористической организации», а также в участии в заговоре с целью оказания таковой. Судебные слушания запланированы на 26 мая.

2 марта 2009 г. Министерство юстиции США опубликовало семь ранее не подлежащих огласке юридических заключений, подготовленных юрисконсультской службой министерства в 2001-2002 годах. Помимо прочего, в них содержалось мнение юристов по вопросу о президентских полномочиях в части применения силы, задержания и суда над лицами, которые относятся к категории «участников боевых действий на стороне противника», а также переброске в третьи страны задержанных по подозрению в причастности к действиям движения «Аль-Каида» и «Талибан», захваченных за пределами США.

2 марта 2009 г. Согласно документам, предоставленным в рамках иска Американского союза защиты гражданских свобод против ЦРУ в целях установления методов допроса подозреваемых в терроризме, ЦРУ уничтожило приблизительно 100 записей допросов, что существенно превышает указанные ранее цифры.

13 марта 2009 г. Администрация Обамы направила в федеральный суд первой инстанции меморандум о предоставлении широких полномочий, которые позволили бы и дальше удерживать узников Гуантанамо под стражей. В сопроводительном пресс-релизе министерства юстиции подчеркивалось, что задержанных больше не будут квалифицировать как «участников боевых действий на стороне противника».

13 марта 2009 г. В рамках судебного иска о возмещении вреда за незаконное обращение, поданного четырьмя гражданами Соединенного Королевства, которых ранее удерживали под стражей в Гуантанамо, новая администрация заявила, что дело следует прекратить и потребовала наложить полный запрет на рассмотрение аналогичных исков в будущем.

17 марта 2009 г. Премьер-министр Ирландии Брайан Коуэн заявил, что его страна готова принять нескольких узников Гуантанамо, которых планируется освободить.

30 марта 2009 г. Госсекретарь США Хилари Клинтон сообщила журналистам, что администрация Обамы больше не намерена применять выражение «война с терроризмом» в контексте описания мер по борьбе с терроризмом в мире.

2 апреля 2009 г. Федеральный судья постановил, что трое задержанных, которые находятся на американской авиабазе Баграм в Афганистане, вправе оспорить законность своего задержания в окружном суде США.

9 апреля 2009 г. Amnesty International опубликовала доклад о решении Верховного суда США по делу «Бумедьен против Буша», принятом десятью месяцами ранее. Верховный суд постановил, что лица, удерживаемые в Гуантанамо, имеют право на безотлагательное рассмотрение заявления в рамках процедуры habeas corpus с целью установления правомочности их задержания. С момента вынесения судебного решения крайне незначительное число задержанных добилось проведения подобных слушаний.

16 апреля 2009 г. Президент Обама предал огласке служебные записки министерства юстиции 2002-2005 года с описанием методов ведения допроса, которые разрешалось применять сотрудникам ЦРУ к задержанным в тайных тюрьмах, и которые идут вразрез с запретом на применение пыток и других видов жестокого обращения. Администрация Обамы заявила, что не будет преследовать в судебном порядке тех сотрудников ЦРУ, которые «добросовестно» руководствовались рекомендациями по ведению допросов, представленными в служебных записках.

Международная Амнистия

Туркменистан: освобожден политзаключенный, отсидевший 14 лет

2 мая 2009 г. в Туркменистане вышел на свободу Мухаметкули Аймурадов, отсидевший 14 лет по надуманным обвинениям, сообщает Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация настоятельно призвала председателя Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу на переговорах с туркменской делегацией 8 мая требовать освобождения остальных политзаключенных и проведения других реформ в области прав человека.

«Мы с удовлетворением восприняли известие о том, что Мухаметкули Аймурадов, ставший символом несправедливости и угнетения в Туркменистане, наконец вернулся домой, – говорит Мария Лисицына, сотрудник Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Теперь правительству нужно освободить остальных политзаключенных и обеспечить Аймурадову компенсацию за все его страдания».

 По прошествии двух с половиной лет после смерти Сапармурата Ниязова, провозгласившего себя пожизненным президентом, Туркменистан остается одним из самых репрессивных и авторитарных государств мира. Немало людей, точное число которых неизвестно, по-прежнему находятся за решеткой после неправосудного суда по предположительно политическим мотивированным делам. Сохраняются драконовские ограничения свободы выражения мнений, ассоциации, собраний, передвижения и религии.

По времени, проведенному за решеткой, Аймурадов был старейшим политзаключенным в Туркменистане. У него серьезные проблемы со здоровьем, включая почечную недостаточность.

В 1994 г. Аймурадов был арестован без ордера в Узбекистане и незаконно вывезен в Туркменистан. Ему было предъявлено обвинение в антигосударственной деятельности и попытке свержения правительства. На предварительном следствии он подвергался жестокому обращению и был лишен возможности контактировать с адвокатом, знакомиться с доказательствами и допрашивать свидетелей обвинения. В 1995 г. он был осужден на 15 лет. В 1998 г. его обвинили в попытке побега и добавили еще 18 лет.

В 2001 г. по объявленной Ниязовым общей амнистии Аймурадову наполовину сократили оставшийся срок заключения.

В направленном 5 мая 2009 г. письме председателю Еврокомиссии Хьюман Райтс Вотч настоятельно призвала Евросоюз на переговорах с туркменской делегацией в рамках энергетического саммита в Праге в конце этой недели настаивать на освобождении остальных политзаключенных и осуществлении других реформ в области прав человека.

Во время обсуждения Европарламентом в апреле вопроса о заключении торгового соглашения с Туркменистаном Еврокомиссия утверждала, что его наличие позволило бы Евросоюзу эффективнее добиваться изменения ситуации в этой стране и обещала «активнее работать с Туркменистаном в интересах способствования дальнейшему прогрессу и сотрудничеству» и «вместе со странами-членами [ЕС] пристально отслеживать ситуацию с правами человека в Туркменистане».

«На встрече с туркменской делегацией Баррозу должен заявить, что настало время решительно порвать с наследием прошлого», – говорит М. Лисицына.

Хьюман Райтс Вотч призвала Баррозу требовать от туркменской стороны проведения общенационального пересмотра всех политических дел прошлых лет и обеспечения активистам и гражданским группам возможности свободно работать, не опасаясь преследований.

Хьюман Райтс Вотч обращает внимание председателя Еврокомиссии на необходимость постановки вопроса об освобождении, в частности, следующих лиц: Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев, были связаны с туркменской правозащитной организацией в эмиграции, в 2006 г. осуждены на закрытом процессе, получили по семь лет по сомнительному делу о незаконном хранении оружия. Власти публично обвинили их в «организации подрывной работы» и в «сборе клеветнической информации с целью посеять недовольство в обществе». Аманклычеву также вменялось участие в правозащитных тренингах в Польше и на Украине и сотрудничество с британскими и французскими журналистами, освещавшими ситуацию с правами человека в Туркменистане. Родственникам и адвокатам о суде не сообщалось, оба около двух лет содержались в условиях полной изоляции. Гульгельды Аннаниязов – бывший политзаключенный, в 2002 – 2008 гг. проживал в эмиграции в Норвегии, где ему был предоставлен статус беженца. В июне прошлого года открыто вернулся в Туркменистан и на следующий день был арестован дома без предъявления ордера по делу о незаконном пересечении границы. 7 октября 2008 г. получил 11 лет лишения свободы. Семье не сообщили о суде, подробностей дела родственники не знают.

Хьюман Райтс Вотч также призвала правительство Туркменистана обнародовать сведения о судьбе и местонахождении примерно 50 человек, осужденных по делу о покушении на Ниязова в 2002 г., включая бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова, его брата Константина Шихмурадова и бывшего посла в ОБСЕ Батыра Бердыева. Они были арестованы в ноябре 2002 г., и с тех пор о них нет никакой информации.

«Председателю Еврокомиссии особенно важно поставить вопрос о правах человека именно сейчас, в свете последних заявлений о намерении отслеживать ситуацию в Туркменистане», – заявила М. Лисицына.

Хьюман Райтс Вотч

Кризис коснулся Туркменистана

Международный экономический кризис достиг Туркменистана. Работающие здесь зарубежные нефтяные компании начали увольнять или отправлять в неоплачиваемые отпуска своих сотрудников.

По нашим сведениям французская компания «Schlumberger», работающая в стране с 1998 года, уволила и отправила в бессрочные неоплачиваемые отпуска более 300 своих работников.

Согласно контракту с правительством Туркменистана, подписанному в 2004 году на сумму 36 млн. долларов,  «Schlumberger» ведет работы на нефтяных месторождениях Котур-Тепе, Южный Камышлджа и Копердже.

Арабская компания «DragonOil», ведущая нефтедобычу на морских месторождениях туркменского шельфа, в соответствии с Соглашением с правительством страны о разделе продукции, тоже отправила в неоплачиваемые отпуска большую часть своих сотрудников.

Сотни людей оставшиеся без работы, довольно существенное количество для страны, все население которой едва превышает 4 млн. человек. Большинство уволенных были единственными кормильцами в семьях.

Специалисты утверждают, что влияние экономического кризиса этим не ограничится. Массовые сокращения работников в нефтедобывающих компаниях, могут привести и к сокращению нефтедобычи, а, следовательно, нефтеперерабатывающий комплекс тоже не сможет работать на полную мощность…

Сейчас уже есть и косвенно пострадавшие от этих массовых увольнений. Из Балканского велаята перемещаются в столицу или возвращаются домой, женщины занимавшиеся проституцией. Количество состоятельных клиентов на западе Туркменистана резко поубавилось.

Туркменская инициатива по правам человека

Смертная казнь в 2008 году: 2390 казней в мире, 72% из них в Китае

Amnesty International выступила с заявлением о том, что в Азии в 2008 году казнили больше людей, чем в любом другом регионе, причем в Китае – больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. В Европе, напротив, осталась лишь одна страна, где продолжают казнить людей – Беларусь.

«Смертная казнь – крайняя форма жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство наказания. В 21 веке нет места отсечению головы, казни на электрическом стуле, повешению, смертельной инъекции, расстрелу и казни через забивание камнями», – сказала Генеральный секретарь Amnesty International Айрин Кан.

По данным доклада «Смертные приговоры и казни в 2008 году», в котором представлен обзор применения высшей меры наказания в мире, в период с января по декабрь 2008 года в 25 странах мира казнили не менее 2390 человек; в 52 странах к исключительной мере наказания приговорили, по меньшей мере, 8864 человека.

Amnesty International также сообщает о том, что в ряде стран смертные приговоры выносились по итогам несправедливых судебных разбирательств, как, например, в Афганистане, Ираке, Иране, Йемене, Нигерии, Саудовской Аравии и Судане. Особое внимание в докладе уделяется проблеме дискриминации, которая в 2008 году нередко сопутствовала вынесению смертных приговоров в таких странах, как Иран, Судан, Саудовская Аравия и США. В этих государствах к высшей мере наказания несоразмерно чаще приговаривали представителей неимущих слоев населения и меньшинств, в том числе расовых, этнических и религиозных. По-прежнему сохраняется риск безвинно казнить человека. Тому свидетельство – освобождение в США четырех человек, ранее осужденных на смерть, когда было установлено, что они невиновны.

Во многих странах смертников содержат в чрезвычайно жестких условиях, подвергая психологическому давлению. Например, в Японии, как правило, осужденным сообщают о том, что их повесят, утром того же дня, а их родственники узнают об этом уже впоследствии.

«Смертная казнь – не просто акт возмездия, а узаконенное физическое и психологическое издевательство, высшей точкой которого является убийство человека государством. Этому следует положить конец», – заявила Айрин Кан.

Большинство стран мира все больше склоняется к полной отмене высшей меры наказания. Насколько известно, в 2008 году из 59 стран, которые до сих пор не отказались от вынесения смертных приговоров, лишь в 25 в действительности продолжали казнить людей. При этом Amnesty International подчеркнула, что, несмотря на тенденцию к отмене казней, в ряде стран мира смертные приговоры по-прежнему выносятся сотнями.

К сожалению, последние достижения были омрачены двумя событиями. В 2008 году, впервые с 2003 года на территории стран Северной и Южной Америки (за исключением США), был приведен в исполнение смертный приговор. Казнь состоялась в государстве Сент-Китс и Невис. Кроме того, в Либерии в законодательном порядке ввели смертную казнь за разбойные нападения, террористическую деятельность и захват заложников.

«Хорошие новости в том, что смертные приговоры приводят в исполнение лишь в незначительном числе стран. Ведь это значит, что мы становимся все ближе на пути к миру, свободному от смертной казни, – сказала Айрин Кан. – Крайне прискорбно, что во многих странах, где еще не введен официальный запрет на высшую меру наказания, продолжают казнить и мучить людей». 

Краткий обзор применения смертной казни в регионах мира

  • В 2008 году большая часть смертных приговоров была приведена в исполнение в Азии, где 11 стран до сих пор не отказались от исключительной меры наказания: Афганистан, Бангладеш, Вьетнам, Индонезия, Китай, Малайзия, Монголия, Пакистан, Северная Корея, Сингапур и Япония. При этом на долю Китая пришлись три четверти всех смертных приговоров, приведенных в исполнение во всем мире; в Китае казнили не менее 1718 человек. Полагают, что реальные цифры могут быть значительно выше, поскольку в Китае данные о вынесении и приведении в исполнение приговоров остаются государственной тайной.

  • Ближний Восток и Северная Африка стоят на втором месте по числу приведенных в исполнение смертных приговоров (508 казней). В Иране по-прежнему прибегали к таким жестоким и бесчеловечным методам, как побитие камнями и повешение; в стране казнили не менее 346 человек, в том числе 8 несовершеннолетних. В Саудовской Аравии, где смертную казнь приводят в исполнение публично путем отрубания головы (в ряде случаев, с последующим распятием тела), казнили не менее 102 человек.

  • Среди стран Северной и Южной Америки по-прежнему казнили людей лишь в США. В 2008 году там привели в исполнение 37 смертных приговоров, большинство из которых – в штате Техас. В США признали невиновными и освободили четырех человек, ранее приговоренных к смертной казни. Таким образом, количество подобных случаев превысило 120, считая с 1975 года. Помимо США, единственным местом в Северной и Южной Америке, где в 2008 году привели в исполнение смертный приговор, было государство Сент-Китс и Невис. Впервые с 2003 года смертная казнь состоялась в одной из стран Карибского бассейна.

  • Европа могла бы стать «пространством, свободным от смертной казни», если бы не Беларусь, где высшая мера наказания окружена завесой секретности. В Беларуси смертную казнь приводят в исполнение выстрелом в затылок; родственников в официальном порядке не извещают ни о дате казни, ни о месте захоронения. В бывшей республике СССР в 2008 году казнили четырех человек. Беларусь остается единственной в Европе страной, где продолжают казнить людей.

  • В странах Африки к югу от Сахары в 2008 году были официально зафиксированы лишь две казни; в то же время, к исключительной мере наказания приговорили не менее 362 человек. 2008 год был также отмечен некоторым регрессом. Так, в Либерии в законодательном порядке вернули исключительную меру наказания за такие преступления, как разбой, террористическая деятельность и взятие заложников.

Международная Амнистия

Проблемы Северного Кавказа

Очередное похищение в Ингушетии

28 апреля 2009 года в ст. Орджоникидзевская (Слепцовская) Сунженского района Республики Ингушетия неизвестными был похищен местный житель Исмаил Ибрагимович Хамхоев, 1970 г.р., проживающий по адресу: ул. Выгонная, 21.

4 мая 2009 г. его жена Лида Хамхоева обратилась в представительство ПЦ «Мемориал» в Назрани c письменным заявлением, в котором сообщила подробности похищения мужа. По ее словам, 28 апреля после полуночи в их дом постучались неизвестные, которые на ингушском языке приказали открыть дверь. Открыл Исмаил Хамхоев. Вошли несколько человек в масках и камуфляжной форме. Они схватили мужчину и вывели на улицу, Лиде приказали оставаться в доме. Исмаила посадили в микроавтобус «Газель» и увезли в неизвестном направлении.

Утром 29 апреля Лида Хамхоева обратилась в РОВД Сунженского района. Милиционеры предложили женщине подождать трое суток, но она настояла на том, чтобы у нее приняли заявление.

30 апреля домой к Хамхоевым приехали сотрудники следственного отдела по Сунженскому району СУ СКП РФ по РИ. Они сообщили, что по факту похищения Исмаила возбуждено уголовное дело. В доме провели следственные мероприятия: опросили свидетелей, сняли отпечатки пальцев, сфотографировали помещение, взяли некоторые вещи Хамхоева.

Лида Хамхоева сообщила, что ранее, в ноябре 2008 года, в их доме проводили обыск сотрудники федеральных силовых структур. При этом хозяева отсутствовали – об обыске они узнали от соседей и сотрудников местной милиции. В ходе обыска из дома Хамхоевых были изъяты документы. Через некоторое время часть из них вернул участковый милиционер. Паспорт Лиды Хамхоевой, по его словам, потерялся. Лида Хамхоева утверждает: в милиции им объяснили, что обыск был проведен сотрудниками ФСБ по ошибке. После этого Исмаила никто никуда не вызвал.

На 4 мая 2009 года у Лиды Хамхоевой не было информации о местонахождении ее мужа.

В заявлении она просит оказать содействие в розыске Исмаила и взять под контроль ход расследования этого преступления.

Ниже приводим текст заявления Лиды Хамхоевой.

В общественную комиссию по правам человека при президенте РИ, копия: в ПЦ «Мемориал» от Хамхоевой Лиды Хасановны, проживающей по адресу: ст. Орджоникидзевская, ул. Выгонная, 21

Заявление

В ночь на 28 апреля 2009 года, после полуночи, в 00.35, в наш дом ворвались неизвестные люди в масках, одетые в камуфляжную форму, в количестве не менее восьми человек. Они разговаривали на русском и ингушском языках. Не представляясь и не объясняя причины, они схватили моего мужа Исмаила Ибрагимовича Хамхоева, 1970 г.р., который открыл им дверь, и вывели его из дома. Меня на улицу не выпустили. Со слов соседей мне стало известно, что моего мужа увезли на микроавтобусе «Газель».

Утром я обратилась с заявлением в РОВД Сунженского района. Сначала у меня не хотели брать заявление, предложив выждать трое суток, но я настояла на том, чтобы они приняли его. 30 апреля к нам домой приехали сотрудники следственного отдела по Сунженскому району СУ СКП РФ по РИ. Они сообщили, что по факту похищения моего мужа возбуждено уголовное дело. В доме  провели следственные мероприятия: опросили свидетелей, сняли отпечатки пальцев, сфотографировали помещение, взяли вещи моего мужа. По сегодняшний день я не располагаю никакой информацией о дальнейшей судьбе моего мужа. Я не знаю, кто мог забрать его. Никаких проблем у него с властью не было, он ни от кого не скрывался.

Следует так же указать, что в ноябре 2008 года сотрудниками федеральных силовых структур в нашем доме проводился обыск. При этом нас дома не было. Об обыске мы узнали от соседей и сотрудников местной милиции, которые пришли в дом после того, как обыск в нашем доме закончился и федеральные «силовики» уехали. В ходе обыска у нас из дома были изъяты документы. Впоследствии документы моего мужа вернул участковый милиционер. Мой паспорт, со слов участкового, потерялся. По словам сотрудников ингушской милиции, обыск проводили сотрудники ФСБ. Как нам объяснили, они ошиблись адресом. После этого обыска моего мужа никто никуда не вызвал.

Мой муж работает разнорабочим в магазине «Строймаркет» в ст. Орджоникидзевская.

Прошу вас оказать содействие в розыске моего мужа и взять под контроль ход расследования этого преступления. Так же прошу вас оказать любую посильную юридическую помощь в защите прав и интересов моей семьи.

4 мая 2009 года, Л.Х. Хамхоева

Правозащитный центр «Мемориал», Москва

Взгляд на проблему

«Прозаседавшиеся» или последние сто дней кризиса легкой промышленности

Столько времени прошло с памятного заседания в Торгово-промышленной палате РФ до отраслевого совещания «О текущей ситуации в текстильной и легкой промышленности и мерах по преодолению кризисных явлений в экономике отрасли», прошедшего в рамках XXXII Федеральной оптовой ярмарки на ВВЦ.

Вооружившись блокнотом, пришел на совещание, почему-то названное «круглым столом», в ожидании отчета функционеров отрасли о проделанной работе в кризисный период. С таким же ожиданием пришли на сие мероприятие многие мои коллеги – предприниматели: «Чего добились от власти наши начальники за последнее время? Каковы результаты?!» Причем этот вопрос относился не к присутствующим функционерам Минпромторга. Кураторы легкой промышленности в министерстве представляются лилипутами в масштабе проблем, решаемых ведомством по глобальным отраслям: организуют кредиты автозаводам под 10%; содействуют укреплению капитала блатных торговых сетей, названных социально значимыми; помогают «выживать» в кризис монополистам. Этот вопрос к руководителям отраслевых союзов Легпрома, союзу работодателей, профсоюзу! Что Вы вместе сделали, зная, что еще 100 дней назад в регионах останавливались фабрики, а сегодня падение производства достигло 70%? Чего Вам удалось добиться от президента, правительства страны?

Ответ я услышал: «Мы увлекаемся просьбами к государству…», когда не можем навести порядок на своих предприятиях! Борьба с откатами, вещь однозначно необходимая! Может Вы и правы, Борис Михайлович, когда говорите, что мы увлекаемся просьбами к государству? Может хватит просить! Пора требовать!!!

Давайте посмотрим, что это государство сделало с отраслью! Увидим износилованный до неузнаваемости Легпром чиновниками разных ведомств. Кажется, что ни одна отрасль экономики страны не терпела столько унижений и насилия над собой!

Это и генералы-контрабандисты из ФСБ, завалившие страну ширпотребом из Китая на миллиарды долларов с 2004-2006 годы.

Это и руководители ФТС, не замечающие у себя под носом потоки контрабанды многие годы.

Это и чиновники МИНЭК, «заложившие» Легпром в угоду вступлению России в ВТО.

Это и функционеры ФНС, насылающие проверки на предприятия отрасли последние месяцы и, согласно приказу службы № 409 от 01.09.08 г. выбивающие штрафы на миллионы рублей, чтобы сделать проверки высокорезультативными!

Это и руководители госмонополий, задирающие тарифы на свои «услуги».

Это и депутаты Госдумы из партии власти, отказывающиеся многие годы принимать закон «О промышленной политике».

Осталось назвать только В.В. Путина, несущего за все эти «безобразия» против Легпрома персональную ответственность, как председатель правительства, а в недавнем прошлом – президент страны.

Что делать и на что рассчитывать, когда государство якобы сокращает расходы, начиная с администрации президента и Сочинской Олимпиады? Разве ему, Государству до легпрома, в этих условиях? – задают вопрос функционеры министерства.

Но хочется задать встречный вопрос представителям нашей власти: Как получилось, что за 5 последних месяцев 2008 года «…сокращение международных резервов в силу необоснованного перетока на валютный рынок средств госпомощи 45 млрд. долларов США…» (М. Делягин «Еда в три ложки» … 13.02.09 г.). То есть, по 9 млрд. долларов в месяц – «помощь» финансовым спекулянтам от Центробанка и Правительства страны!

Что за эту помощь банкиры-грабители обещают Легпрому? Кредиты под 21% при безумных залогах и обязательствах?

«Кажется, нужно срочно отправлять ОМОН в федеральные структуры власти для борьбы с Несогласными. А также квалифицировать бездействие федеральных чиновников как промышленный терроризм, со всеми вытекающими в ФСБ и прокуратуру последствиями!» (статья «Итоги 2008 года для малого и среднего бизнеса» см. в «Хронике МХГ» №№ 2(170), 3(171), 4(172))

Поскольку мировой финансовый кризис плавно перетекает в кризис доверия к нашим общественникам, пора «прозаседавшимся» отраслевым функционерам проявить, наконец, себя и заявить, для начала, о проведении Всероссийского отраслевого митинга (забастовки) перед Домом правительства и потребовать вернуть людям надежду, украденную государством!

Илья Хандриков, оргкомитет «За честный рынок», Москва

Мнения

Свердловская область: омбудсмен против пенсионеров

Хорошо, что в «Хронике» стали появляться статьи пресс-секретаря Уполномоченного по правам человека Свердловской области Виктора Вахрушева. Теперь мы можем узнать из первых рук, чем занимается свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова и ее аппарат.

Посмотрите, например, статью В. Вахрушева в «Хронике» № 3(171). Картина прямо-таки благостная. Вот Мерзлякова подарочки возит, вот поздравляет с праздником, вот она даже новый чайник кому-то выхлопотала.

Не спорю, все это выглядит очень мило. Особенно, если сводить всю защиту прав человека к раздаче милостыни.

Между тем, в Свердловской области происходят серьезные события. Тамошние пенсионеры активно борются против несправедливой «монетизации» льгот, когда денежная компенсация за отмену бесплатного проезда существенно меньше цены проездного билета. Кульминацией стало перекрытие транспортных магистралей в центре Екатеринбурга 21.02.09 г.

Только «рельсовая война» заставила власти вступить в диалог с народом. К протестующим пенсионерам прибыли председатель правительства области Виктор Кокшаров, заместитель мэра Екатеринбурга Александр Якоб, прокурор области Юрий Пономарев. Татьяны Мерзляковой, однако, там не было.

Переговоры пенсионеров с начальством были продолжены 24.02.09 г. в здании областного правительства. На ней присутствовало около двух десятков депутатов и высших чиновников области и города. Омбудсмен, опять-таки, отсутствовал.

На этой встрече городские и областные начальники стали дружно валить вину друг на друга. (Дело в том, что сумму компенсации устанавливает область, а цены на проездные – город). Согласием между ними и не пахло. Все ждали, что скажет прокуратура.

На следующий день, 25.02.09, прокурор Пономарев опротестовал постановление областного правительства, регламентирующие «монетизацию». Конечно, печально, что прокуратура заметила нарушение закона только после того, как люди вышли на улицу. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Пенсионеры тоже не сидели сложа руки. Вот несколько цитат: «Около 20 пенсионеров Екатеринбурга обратятся в суд с исками о пересмотре постановления Екатеринбургской гордумы, принятого в рамках закона о монетизации льгот, кроме этого в судах уже рассматриваются несколько исков по этому делу». (Радио «Эхо Москвы-Екатеринбург» 24 марта 2009 г.).

«Екатеринбургский правозащитник Владимир Шаклеин пожаловался в прокуратуру на Эдуарда Росселя.

По его мнению, губернатор Свердловской области нарушил присягу, принесенную им при вступлении в должность. Нарушение заключается в том, что Россель, приняв закон о монетизации льгот, ухудшил положение жертв политических репрессий и реабилитированных. Вместо бесплатного проезда в общественном транспорте они получают 275 рублей, и это ухудшило их материальное положение. Шаклеин утверждает, что он потратил в феврале на проезд в общественном транспорте более тысячи рублей. Он просит возбудить уголовное дело и привлечь Росселя в качестве обвиняемого, – сообщает ЕАН».

«Ветераны Свердловской области обратились в региональный Уставный суд с жалобой на местный закон «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области». Как сообщили Накануне.RU в Уставном суде Свердловской области, Владимир Капустин и Анна Семенова подали совместную жалобу на закон Свердловской области «О внесении изменений в закон Свердловской области «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области» и изданное на его основе постановление правительства Свердловской области «О размере, порядке и условиях назначения и выплаты ежемесячного пособия на проезд по территории Свердловской области на всех видах городского пассажирского транспорта и на автомобильном транспорте общего пользования пригородных маршрутов и порядке его индексации»».

Вот тут Татьяна Георгиевна отреагировала, причем моментально. Правда, выступила она не как защитник прав человека, а как некий пророк, внештатный глашатай грядущих судебных решений. Газета «Коммерсантъ» (Екатеринбург) писала 26.02.2009 г.: «Прокуратура может обжаловать отрицательное заключение областного правительства в суде, напоминает уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова. Но при этом добавляет, что вряд ли суд примет сторону надзорного ведомства. «Мы анализировали ситуацию с монетизацией во всей России, просмотрели судебную практику Верховного суда РФ и не нашли ни одного удовлетворенного иска с просьбой увеличить размер компенсации», – отмечает госпожа Мерзлякова».

Такое впечатление, что она только и ждала этого момента, и ей не терпелось кинуться на защиту областных властей от злобной прокуратуры и пенсионеров. Об этом же свидетельствует и раздел «Вокруг спора о монетизации» ее доклада за 2008 год, написанного еще до того, как кто-либо из участников спора обратился в суд. Оказывается она заранее знала, какие жалобы будут поступать, и уже успела изучить их судебную перспективу. Вернее, отсутствие перспективы. Интересно, что в указанном разделе никакие свердловские документы не анализируются.

Объем статьи не позволяет мне процитировать раздел полностью. Поэтому я выбрал из него все, что имеет отношение к Свердловской области.

«В связи с предстоящей монетизацией, количество обращений в адрес Уполномоченного заметно возросло. Мнение обратившихся разделились – часть заявителей, и надо признать их большинство, к реформированию относятся настороженно, подсчитывая возможные потери, другая часть приветствует изменения. В связи с этим мне вспоминаются обращения 2-3-летней давности от сельских ветеранов (Режевское, Верхотурское, Камышловское, Артемовское, Шалинское муниципальные образования) с просьбой посодействовать им в замене натуральных льгот денежными выплатами. Речь шла прежде всего о замене натуральных льгот в части обеспечения топливом (дровами), а также транспортных льгот. Тогда заявителям приходилось отвечать, что замена мер социальной поддержки на денежные выплаты законодательством Свердловской области не предусмотрена, решение же о переходе от натуральных льгот к денежным выплатам находится в компетенции законодательных органов Свердловской области.

Что касается Свердловской области, то оценка принятых региональной законодательной властью решений о монетизации льгот невозможна без сравнения и анализа аналогичных решений, принятых в других субъектах Российской Федерации, во взаимосвязи с обширной практикой высших судебных органов РФ, сложившейся в результате многочисленных обращений граждан, несогласных по тем или иным причинам с монетизацией, и прежде всего по наиболее актуальному вопросу – соразмерности денежных выплат отмененным льготам.

Изложенная позиция Верховного суда РФ многократно воспроизведена им в последующих постановлениях, принятых по аналогичным жалобам. Оснований полагать, что по Свердловской области в случае обращения в судебные инстанции могут быть приняты другие решения, не имеется. Уполномоченный надеется, что при замене натуральных льгот денежными выплатами будут выбраны такие механизмы ее реализации, которые сведут к минимуму возможные потери, не скажутся негативно на уровне жизни и морально-психологическом состоянии ветеранов и их ожидания действительно не останутся обманутыми».

Вот все, что имеет хоть какое-нибудь отношение к Свердловской области. Сами документы, регламентирующие тамошнюю «монетизацию», не то, что не анализируются, а даже не упоминаются. У читателя, видимо, должно остаться впечатление, что все правовые акты Свердловской области, имеющие отношение к «монетизации», составлены настолько идеально, что оспаривать их в суде заведомо бессмысленно.

Интересно, что в своем «прогнозе» Мерзлякова как бы забывает о существовании Уставного суда, не зависящего от Верховного. А ведь он, собственно, и создан для оценки законности областных актов. Тем не менее, «позиция Верховного суда РФ» каким-то чудесным образом позволяет ей сделать весьма категоричный вывод относительно всех «судебных инстанций» Свердловской области.

Зачем Мерзляковой понадобилось гадание на кофейной гуще? Вроде бы, к ее обязанностям это не имеет никакого отношения. Да суд и сам в состоянии озвучивать свою позицию.

Вероятно, областная администрация, предвидя возмущение пенсионеров несправедливой «монетизацией», была заинтересована в том, чтобы не оскандалиться в суде. Вполне возможно, что она заказала прогноз судебного решения своим юристам. Но вот зачем омбудсмену это понадобилось?

Я думаю, Мерзлякова надела маску прорицателя, дабы попытаться предотвратить обращения пенсионеров в суд. А заодно по мере сил повлиять на решения судов в спорах о «монетизации».

Впрочем, возможно, Мерзлякова знает о некой секретной договоренности между областными властями и судебным начальством, но стесняется прямо сказать об этом.

Вообще, меня удивляет манера омбудсмена предрекать судебные решения. Может быть, нам следует упразднить суды, пусть Мерзлякова все за них решает? Ну, а какое решение в споре граждан с властями примет Мерзлякова, догадаться нетрудно.

На мой взгляд, ситуация в Свердловской области, где пенсионеры вынуждены выйти на улицы за защитой своих прав, требует, чтобы омбудсмен ясно и недвусмысленно высказал свою позицию. Но Мерзлякова этого упорно не делает. Взамен она пытается предсказать позицию судебных властей. Видимо, в этом и заключается истинное назначение Уполномоченного по правам человека Свердловской области: предугадывать мнение властей и исподтишка им поддакивать.

Выделения в тексте принадлежат автору

Александр Ливчак, архив «Отписка», Екатеринбург

Повиниться никогда не поздно

к вопросу о сути российской общенациональной идеи

Россию нужно заслужить делами совести и чести

Из каждой ситуации есть достойный, не очень достойный и мерзкий выходы.

В случае с народами Балтии мы, российский народ, на волне эйфории от переживания собственного освобождения от коммунистического деспотизма, в целом, скорее всего, заняли достойную позицию.

В отношении Грузии мы повели себя уже далеко не так достойно. Я имею в виду имперскую попытку подавления в 1989 году с помощью военной силы грузинского национально-освободительного движения (разгон демонстрации в Тбилиси) и явно подстрекательскую роль России в отношениях грузин и абхазов с дальним прицелом на аннексию Абхазии.

Чего только стоит пропуск в 1992 году А. Куликовым (он сам признал в телевизионном интервью) по приказу «сверху» с территории Чечни на территорию Абхазии многочисленных отрядов Конфедерации горских народов Кавказа! (Музаев Т. «Этнический сепаратизм в России». М., 1999, «Панорама», с.30). В отряде под руководством Ш. Басаева орудовал известный головорез Чеслав Млыник. (Верховский А., Папп А, Прибыловский В. «Политический экстремизм в России». М., 1996, «Институт экспериментальной социологии», с.290).

Чудом спасшиеся после сепаратистского путча в Абхазии грузины не раз говорили, что особенно жестокими к ним были какие-то пришлые вооруженные до зубов субъекты.

А это были многочисленные кабардинские, аварские, балкарские, черкесские и карачаевские вооруженные экстремисты, перешедшие границу между Россией и Грузией под присмотром российских федеральных войск. В грабежах же (по свидетельству потерпевших) особенно «усердствовали» казаки, пришедшие со стороны Краснодарского края…

И неужели столицу Абхазии бомбили абхазские или американские самолеты, после того как абхазские и иже с ними вооруженные формирования тактически покинули город, и на площадях города скопились только грузинские ополченцы?

С середины марта по август 1992 г. только один командир 96 дивизии ПВО подполковник Долгополов А.А. передал в полк внутренних войск абхазских сепаратистов 6 боевых машин пехоты с вооружением, два АКМ, 200 гранат Ф-1 и более 50 000(!) боеприпасов (Руденко Б. «Кровь: слезы и деньги» («Совершенно секретно», № 11, 1994, с.3). При этом Долгополов А.А., как можно было ожидать, не был осужден «военным трибуналом» как поджигатель войны. Напротив, в 1994 году он уже стал депутатом Государственной думы. Надо полагать – за блестящее выполнение правительственного задания…

Российский народ не возмутился тогда вмешательством российских «силовиков» в дела суверенного государства. Многие россияне думали, наверное, что это выгодно России.

А то, что в результате беспрепятственного прохождения с территории России многочисленных боевых отрядов на подмогу абхазским сепаратистам и прямого военного вмешательства России в отношения между Абхазией и Грузией вместо дипломатов стали выяснять головорезы, большинство из них не взволновало.

Для справки: я не считаю, что автономия Абхазии (вплоть до ее полного отделения от Грузии) невозможна. Но это не должно было достигаться путем резни.

Разрешение этой коллизии должно было бы стать делом международного сообщества. И уж тем более отвратительно и бесконечно стыдно мне, что к мерзости стравливания двух народов имеют прямую причастность экстремистские, уголовные и экспансионистские силы с российской стороны.

Россия тогда, в 1992 году явно, предала Грузию. «Мы» были реальными подстрекателями и прямыми участниками войны между Абхазией и Грузией.

Мой вывод подтверждают и поднятые мною свидетельства грузинской стороны («Экспресс-хроника» от 1 апреля 1994, с.2). Согласно данным Александры Чапковской, грузины были убеждены, что «инициаторами конфликта» грузин и абхазов были «российские генералы» или, точнее, российское правительство. А вот и цель этой бесстыдной и жестокой кампании: по их мнению, российская сторона делала все (но не с точки зрения привлечения на свою сторону, а с точки зрения устрашения), чтобы Грузия «запросилась обратно».

Это – и блокада российскими войсками перевалочных дорог, что «обескровило» Грузию, и то, как при бегстве из Абхазии грузинским беженцам отказывали в минимальной помощи, в результате чего в снегах погибал каждый второй беженец.

Если уж «мы» (большая часть россиян) такие сторонники национально-освободительной борьбы народов, то почему мы возмущаемся тем, что те же чеченцы, в результате почти трехлетней, предшествующей этому, политической борьбы, уже к 1 октября 1991 года юридически зафиксировали факт отделения Чечни и от Ингушетии и от России, в качестве суверенного государства, государства, которое они назвали Чеченской республикой Нохчи-чо. (Сухов И. «Чечня теневая и официальная». М., «Центр политической информации», 2001, сс.14-17).

Это решение было, по крайней мере, оправдано тем, что никакого формального договора у России с чеченским народом о добровольном присоединении Чечни к России никогда в истории не было.

Добавим к этому и то, что в 1991 году Б. Ельцин подписал Указ о приравнивании бывших (при СССР) автономных республик к статусу союзных. А какой ныне статус всех без исключения бывших «союзных» республик, читателю напоминать не надо.

Так вот, в этом последнем из рассматриваемых случаев мы, россияне, повели себя и продолжаем вести, по-моему, уже откровенно преступно и мерзко.

Почему мы не возмутились, когда через три года фактически независимого состояния чеченской республики Ичкерия (Любарский К. Материалы конференции «Фашизм в тоталитарном и посттоталитарном обществе», М., 1995, вып.1, с.26) Президент РФ Б. Ельцин и его окружение вдруг возобновили политику ультиматумов, приведшую к войне 1994 года?

Почему мы не возмутились тогда, когда в Чечне националистически и криминально настроенные чеченцы взялись выдавливать россиян?

Мы могли бы потребовать от президентов Дудаева и Ельцина цивилизованного (осуществленного под наблюдением международных организаций) закрепления статуса Чечни как независимого государства, обязанного соблюдать Международные нормы в отношении граждан Чечни и России независимо от их национальной принадлежности. Зато с приходом российской армии права русских и чеченцев стали соблюдаться так, что кто не погиб (более 100 тысяч), тот едва унес ноги (более 400 тысяч), теряя на своем пути здоровье и фактически все имущество.

Кстати, депортационные и погромные настроения не были государственной политикой администрации Дудаева. Между прочим, многие забыли, что его жена – русская, признавшая справедливость стремления чеченцев к независимости.

Если бы «мы» (российский народ) хотели, то вполне могли бы заставить Государственную Думу и правительство («фактор Шахрая») не доводить дело до войны против Чечни. (Юшенков С.Н. «Война в Чечне и проблемы российской государственности и демократии». М., 1995, с.10-11), а «отпустить» ее на волю.

Ведь отпустить народ – это и есть наилучший способ не доводить отношения до войны с ним и ожидать от этого шага реальных экономических и иных выгод.

Но мы были заражены имперской спесью. У многих из нас Чечня была и до сих пор запечатлена в сознании как часть «российского тела».

Как можно было большинству россиян даже подумать, что отношения с Чечней уже давно не «внутреннее дело» Российской Федерации?

Даром, что эта часть Кавказа уже 250 лет населена народом, который при любом удобном и неудобном случае пытается покинуть Россию… В результате, Россия продолжает существовать как уродливое, покрытое имперскими наростами образование!

Как-то в коммунистическую бытность один грузин сказал моей маме на вокзале в Тбилиси: «Что вы нас никак не отпустите!? И сами не живете, и другим не даете». Как вы думаете, кого он имел в виду, когда произнес местоимение «вы»? Неужели Коммунистическую партию советского союза?

Мы, россияне, виноваты в том, что большинство из нас смотрит на мир не глазами пахаря, предпринимателя, артиста и ученого, а глазами завоевателя.

Те (большие и не очень) народы, кто не ленится кропотливо работать над собой, давно отпустили свои колонии и в поте лица возделывают и лелеют свою ниву исконной государственной территории. В результате они создали на месте морского дна (Голландия или Япония), солончаковых болот и пустынь (Израиль), тундр и холодных гор (Норвегия) благоустроенные города и цветущие сады. Россия же до сих пор – огромное неосвоенное пространство, а нам все мало… все неймется…

Очень характерным было настроение живущих на территории Чечни россиян, в том числе и в самом Грозном, в ноябре 1994 г. – накануне нападения на Чечню российской армии. Они мечтали о том, чтобы пришли федералы и поставили взбунтовавшихся чеченцев на место.

Но почему у большинства россиян Чечни не возникла мысль, что они проживают на земле, в прямом смысле отвоеванной у чеченцев, и что исторически совсем недавно, каких-нибудь 45 лет назад, весь чеченский народ был вероломно изгнан со своей земли и в ходе этого преступного спецмероприятия более чем на треть умерщвлен?!

Неужели им было не известно, каким образом большинство нечеченских семей тогда оказались на территории Чечни и чьи дома и квартиры они заселили?

К глубокому моему прискорбию очень многие россияне были (и поныне остаются) в своем сознании мародерами, палачами и мстителями.

И вот в 1994 году они оказались жертвами своей недальновидности, своей спеси и своей слепой ненависти, но жертвами уже не бандитов из среды чеченцев, которые (бандиты любых национальностей) всегда пользуются слабостью государства для осуществления своего корыстного произвола, а бандитского набега «своей» – российской армии. «Освободители» бомбами и снарядами буквально смешали их с землей, а тех, кто случайно выжил под бомбежками, потом добили в подвалах домов русские солдаты...

Кстати, я знаю, что в начале перестройки в Литве польская община была настроена просоветски (читай–- пророссийски), и это, в значительной степени, осложнило ей жизнь в первые месяцы после обретения Литвой независимости. Многие просоветские поляки тогда вынуждены были уехать в Польшу из-за морального давления на них как на коллаборационистов со стороны литовцев.

Еще страшнее была судьба евреев и русских, которых направила коммунистическая Россия (в лице сталинского «кремля») внедрять оккупационные порядки на захваченных землях Западной Украины, Литвы, Эстонии и Латвии. И хотя оккупационная бюрократия была направлена туда практически насильно, кто будет разбираться в причинах появления начальственных пришельцев…?!

Я скажу больше. Многие ищут причину развала СССР в кознях каких-то внешних врагов.

А причина-то лежит в нас самих. Мы (наши отцы и деды) участвовали в насильственном присоединении народов к российскому «архипелагу», называя сначала это образование Российской империей, а позднее Союзом Советских Социалистических Республик.

Всегда и везде власть в России от имени русского народа своими или чужими руками (например, «китайскими батальонами», «латышскими стрелками», «еврейскими комиссарами» и т.п.) достигала политического доминирования над другими народами, одновременно позволяя себе пренебрежительно, а порою презрительно и даже с ненавистью отзываться об орудиях своей захватнической политики.

Применялись разные формы дискриминации.

Например, практически невозможно было молодому человеку из Средней Азии (я беседовал с некоторыми из них в 1997 году) получить высшее образование в городах России.

Во-первых, это достигалось катастрофическим понижением уровня базового образования народов республик Средней Азии, что обусловливалось слабостью преподавательского состава на окраинах СССР, во-вторых, постоянным отвлечением местных учащихся на полевые (в основном хлопковые) работы, в-третьих, чрезвычайной затрудненностью посещения народами советских колоний с востока промышленно и культурно развитых районов и городов. Увидеть на улицах Москвы или Ленинграда крестьянина или рабочего из Узбекистана или Таджикистана было так же удивительно, как «корабля пустынь».

С евреями хлопот было побольше.

В средней еврейской семье в силу этнокультурной традиции дети были лучше подготовлены к умственной деятельности. Поэтому к еврейскому контингенту применялась практика прямого, хотя и скрытного, административного ограничения для поступления в ВУЗы.

Для тех же из них, кто преодолевал и эти «рогатки», повсеместно применялись также и такие административно – дискриминационные меры, как специальные базы данных (картотеки в научно-исследовательских учреждениях с грифом «скрытые евреи»). Мне это доподлинно известно от чиновника, близкого к кадровой работе. Это делалось, дабы регулировать перемещение евреев как по служебной лестнице, так и в пространстве. В частности, ограничивать престижные заграничные командировки и навязывать не столь приятные командировки внутри СССР.

В отношении чеченцев, уже вернувшихся после депортации 1944 года на земли предков, применялись методы прямого апартеида. Так чеченцы не могли поселяться в г. Грозном. Им позволялось селиться только в сельской местности. Кроме того, имперская администрация ограничивала их возможности для получения полноценного образования и не подпускала их к руководящим должностям в административных и партийных органах.

Что же тут удивительного, что когда (как любят выражаться российские горе-патриоты) «ослабла скрепа» великодержавной власти, – все угнетенные народы (или их представители в частном порядке) постарались так или иначе спешно освободиться от оскорбительного для них мезальянса.

Давайте прислушаемся к своим соседям, к тому, что мы говорим сами. Сколько раз на дню мы ругаем или словесно уничижаем приезжих, мешочников, выходцев с Кавказа, Средней Азии, татар, армян, азербайджанцев и т.д.

Но это же все наши сограждане, да просто люди, которым не случилось родиться «белыми» в Москве, так же как и нам с вами не пришлось родиться в благоустроенной Швеции или Англии.

Мы же встречаем их с плохо скрываемым или вообще не скрываемым отвращением и злобою.

Задумываемся ли мы о том, какое впечатление оставляем о себе?

Будет ли справедливым их желание – при благоприятном стечении обстоятельств – сделать все, чтобы отделиться от нас, спесивцев, удрав в частном порядке или путем создания своих независимых полноценных государств?

Продолжение следует

Дмитрий Бродский, Москва

Представляем новые издания

Новый справочник центра «СОВА»

В начале марта 2009 года в Независимом пресс-центре Центр «СОВА» представил свое новое издание – «Радикальный русский национализм: структуры, идеи, лица».

Эта книга – справочник по организациям радикальных русских националистов. Он предназначен как для дальнейшего развития исследований русской националистической среды, так и для фиксации тех изменений в ее организованной части, которые произошли за прошедшее десятилетие. Точкой отсчета для сравнения должны служить справочно-монографические издания Информационно-исследовательского центра «Панорама».

Предмет справочника – организации радикальных русских националистов – нуждается в уточнении и пояснениях.

Термин «националист» может выступать и как политическая самоидентификация, и как внешняя политическая квалификация. Мы не используем этот термин как оценочный, но имеем в виду те организации и тех активистов, для которых «интересы нации» важнее других общественных ценностей (иногда наряду с какими-то другими, но чаще исключительно они). В сегодняшней России этот термин постепенно перестает звучать оскорбительно, и все большее число националистов, по крайней мере достаточно радикальных и последовательных, именно так себя и идентифицируют. Это облегчило нам задачу отбора организаций для справочника.

Термин «радикальный» мы прилагаем к тем националистическим группам и отдельным деятелям, которые применяют и/или легитимируют идейно мотивированное насилие, а также пропагандируют ксенофобию и дискриминацию (этническую или религиозную). Мы основываемся при этом на известных нам публичных высказываниях и действиях, но не претендуем на правовую оценку. Конечно, радикализм не поддается количественному измерению и имеет разные степени. Поэтому некоторые организации называются в книге умеренными, но умеренные они именно относительно других.

В России представлены организации этнонационалистов, выступающих от лица разных этносов, но русские этнонационалисты играют несравненно более существенную роль в федеральном масштабе, чем другие. Поэтому мы ограничиваемся именно организациями русских этнонационалистов.

Справочник, в силу специфики самого жанра, можно составить только по организациям (пусть и небольшим), причем достаточно проявляющим себя в публичном пространстве. Но мы должны иметь при этом в виду, что основная масса организованных русских националистов в России – мелкие группы, часто, но необязательно, называющие себя скинхедами. Эти мелкие группы – кадровый резерв больших и/или заметных организаций и необходимый фон их существования.

Наконец, в справочник включены только ныне действующие (заметным нам образом) организации и группы.

Все сказанное выше, в том числе в части определений, относится к основной, первой части справочника. Но мы также включили в издание некоторые другие организации.

Во второй части представлены группы, явно маломасштабные (или даже просто карликовые), но представляющие по тем или иным причинами исследовательский интерес. Мы можем честно сказать, что отбор групп для этой части носил достаточно произвольный характер. Извинить нас может стремление представить читателю более разнообразную картину.

В третьей части собраны некоторые националистические организации и группы, которые нельзя отнести к категории радикальных и/или этнонационалистических. Мы сочли необходимым представить их, чтобы показать идеологические и политические тренды, по которым могут развиваться группы, стремящиеся выйти из ниши радикального этнонационализма: надэтнический имперский национализм, православный национализм, левый уклон, встраивание в идеологический аппарат власти.

Книга снабжена обширными аннотированными алфавитными указателями персоналий, организаций и СМИ. Аннотации эти призваны компенсировать заведомую неполноту справочника.

Информация представлена по состоянию на ноябрь 2008 года. Мы упомянули лишь отдельные факты декабря, не меняя из-за них последовательность изложения.

Содержание: Введение; Основные организации; Великая Россия; Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ); Народный собор; Народный союз; Национально-державная партия России (НДПР); Партия защиты российской конституции (ПЗРК) «Русь»; Партия свободы; Родина – Конгресс русских общин («Родина – КРО»); Русский марш; Русский общенациональный союз (РОНС); Русское ДПНИ; Русское национальное единство (РНЕ). Осколки; Русское общественное движение – Россия (РОД–Россия); Русь Православная; Славянская община Санкт-Петербурга и Ленинградской области; Славянский союз (СС); Союз православных хоругвеносцев (СПХ); Союз русского народа Леонида Ивашова (СРН-И); Союз русского народа Михаила Назарова (СРН-Н); Некоторые малые группы; ДПНИ – Русское гражданское общество (ДПНИ-РГО); Народная национальная партия (ННП); Национал-большевики без Лимонова; Национал-патриоты России (НПР); Национально-патриотический фронт «Память»; Национальный союз студентов (НСС); Русская Правда; Русская республика; Северное братство; Идеологические соседи; Дуэль / Армия воли народа (АВН); Евразийский союз молодежи (ЕСМ); Институт национальной стратегии (ИНС); Либерально-демократическая партия России (ЛДПР); Международное евразийское движение (МЕД); Национальное русское освободительное движение (НАРОД); Национал-большевистская партия (НБП); Правая.Ру; Холмогоров Егор Станиславович; Аннотированные указатели; Алфавитный указатель имен; Алфавитный указатель организаций; Алфавитный указатель изданий; Список используемых аббревиатур.

Помимо упомянутых изданий Центра «Панорама» и нашего сайта важными источниками для данной книги стали база данных «Лабиринт» и сайт Владимира Прибыловского «Антикомпромат». Авторы справочника активно пользовались интернет-ресурсами различных националистических организаций и другими источниками.

Эта книга – коллективный труд. Основные авторы – Галина Кожевникова и Антон Шеховцов. Активное участие в работе над книгой принял Владимир Прибыловский. Часть справок была подготовлена Натальей Юдиной, Екатериной Лариной, Марией Розальской. Общая редакция – А. Верховского и Г. Кожевниковой.

Книга была подготовлена и издана при поддержке National Endowment for Democracy (USA), которому мы выражаем нашу искреннюю благодарность.

Мы не рассматриваем это издание как окончательное. Оно, несомненно, неполно, в нем, весьма вероятно, есть ошибки. Мы надеемся со временем исправить их и существенно расширить справочник.

Поэтому мы обращаемся ко всем, кто готов помочь в уточнении и расширении информации, а также заинтересован в сотрудничестве с нами, писать нам по адресу mail@ (желательно указывая тему письма как «reference book», чтобы письмо не было отфильтровано в спам).

Почтовый адрес: 103982, Москва, Лучников пер., д. 4, подъезд 2, комн. 2.

Телефон (495) 730-3413.

Центр «СОВА», Москва

Объявление

Сдавайте работы на конкурс имени А. Сахарова!

Продолжается прием работ на конкурс имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок». Срок подачи материалов истекает 1 ноября 2009 года.

Премия имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» присуждается за материалы, которые становятся продолжением жизненной позиции авторов, последовательно воплощаемой в работе на высоком профессиональном уровне, и отстаивают те ценности, которые отстаивал А.Д. Сахаров.

Рассматриваются материалы, опубликованные в период с 15 октября 2008 года по 15 октября 2009 года в российских печатных и Интернет-изданиях, зарегистрированных в качестве СМИ. Выдвижение претендентов осуществляют редакции газет, журналов, граждане РФ.

Материалы принимаются в печатном и электронном виде (на дискетах, на компакт-дисках и по электронной почте на адреса: fond@ и boris@ ). Печатные версии материалов принимаются по адресу: 119992, Москва, ГСП – 2, Зубовский бульвар, 4, подъезд Союза журналистов, комн. 432, Фонд защиты гласности с пометкой «Премия имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок».

Дополнительную информацию о премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» см. /lenta/item/1/517. Телефон для справок (495) 637 49 47.

Фонд защиты гласности, Москва

Содержание № 5 (173)

Мы помним

Соб.корр. Андрею Дмитриевичу Сахарову исполнилось бы 88 лет – стр.1

Поздравляем

В. Лысаков. «Свободе выбора» – 4 года – стр.1

Юбилеи

Н. Гладких. Инициаторы и преемники – стр.2

Выступления и заявление

Заявление «Мемориала». Финал «дела об обыске» и некоторые уроки этого дела – стр.4

В регионах

Е. Макей. Мы ждем перемен в уральской столице! – стр.5

А. Трофимова. Конференция «Город и молодежь – учимся друг у друга» – стр.8

Пермский правозащитный центр. Как увеличить число БОМЖей – стр. 9

МБПЧ. Проявление агрессивной ксенофобии в январе-первой половине мая 2009 года – стр.10

Фонд «Право Матери». Бумажки жалко?.. – стр.11

Л. Элье. Калужский судья сослался на несуществующую норму закона! – стр. 11

П. Чиков. Появился новый Административный регламент по проверкам некоммерческих организаций – стр.12

За рубежом

ПЦ «Мемориал». Узбекистан. 1452 судьбы – стр.13

Международная Амнистия. США: хронология первых 100 дней правления президента Обамы в свете мер по борьбе с терроризмом – стр.13

Хьюман Райтс Вотч. Туркменистан: освобожден политзаключенный, отсидевший 14 лет – стр.15

Туркменская инициатива по правам человека. Кризис коснулся Турменистана – стр.16

Международная Амнистия. Смертная казнь в 2008 году: 2390 казней в мире, 72% из них в Китае – стр.16

Проблемы Северного Кавказа

ПЦ «Мемориал». Очередное похищение в Ингушетии – стр.17

Взгляд на проблему

И. Хандриков. «Прозаседавшиеся» или последние сто дней кризиса легкой промышленности – стр.18

Мнения

А. Ливчак. Свердловская область: омбудсмен против пенсионеров – стр.18

Д. Бродский. Повиниться никогда не поздно – стр.20

Представляем новые издания

Центр «СОВА». Новый справочник центра «СОВА» – стр.22

Объявления

Фонд защиты гласности. Сдавайте работы на конкурс имени А. Сахарова! – стр.23

Мнения, выражаемые авторами статей, могут не совпадать с позицией редакции.

Адрес редакции: 107045, Москва, Большой Головин переулок, дом 22, строение 1

Тел. (495) 607-7404, тел./факс (495) 607-6069. E-mail: elgricpi@

Сайт

Редактор Елена Гришина

Информационный бюллетень выходит при поддержке National Endowment for Democracy

Распространяется бесплатно

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. 24. 06. 2009 Регион-Информ (Москва): Новости-online

    Документ
    24.06.2009Регион-Информ (Москва): Новости-onlineНаукоград Кольцово посетила делегация немецких биотехнологов ивысокопоставленных чиновников Германии и Еврокомиссии 6
  2. Общественная палата Томской области доклад о состоянии гражданского общества Томской области в 2009 году Томск 2010 Введение

    Доклад
    Доклад о состоянии гражданского общества подготовлен Общественной палатой Томской области на основании требований Закона Томской области от 06.06.2006 № 110-ОЗ «Об Общественной палате Томской области».
  3. Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 25 мая 2009 года «0 бюджетной политике в 2010-2012 годах» Бюджетные расходы: контроль и анализ. Сцелью реализации статьи 28 закон

    Закон
    «Необходимо четко определить приоритеты и цели использования бюджетных средств, проведя подробную и внимательную инвентаризацию бюджетных расходов в целях исключения необязательных в текущей ситуации затрат.
  4. Двадцать лет назад, 14 декабря 1989 года, умер лауреат Нобелевской премии мира 1975 г

    Информационный бюллетень
    Двадцать лет назад, 14 декабря 1989 года, умер лауреат Нобелевской премии мира (1975 г.), физик-ядерщик, общественный деятель, правозащитник Андрей Дмитриевич Сахаров.
  5. Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 года n 635-р, руководствуясь закон

    Закон
    В целях реализации Указа Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 года N 637 "О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом" и распоряжения

Другие похожие документы..