Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Це питання теми є логічним продовженням попередніх. Такі категорії, як "політика", "держава", про які йшла мова раніше, тільки у ...полностью>>
'Документ'
Актуальність теми. Реформування аграрного сектора економіки України спрямоване на підвищення ефективності розвитку агропромислових підприємств різних...полностью>>
'Программа'
В книге предлагается авторская Программа развития языковой личности ребенка. Представлены два направления работы с Дошкольниками: сказкотерапии (для ...полностью>>
'Документ'
Самостійність даного курсу визначається перш за все специфічними завданнями навчання. Результатом засвоєння програми є перехід від навчання володінню...полностью>>

Николай Фёдорович Фёдоров письма н. Ф. Федорова печатается по

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Как ни важны пособия сами по себе, но еще важнее то воспитание, та привычка, которая усвояется этими действиями. Пособие — это доход, воспитание — капитализация дохода. Первое — жатва, последнее — земля, почва, приносящая постоянные урожаи. Желательно, чтобы пособия делались руками детей. Для них это будет превосходная школа, лучший урок, образование, словом, общение. Только внутри души прихожан может быть положено прочное основание больнице, способное к беспредельному совершенствованию. Сочувствие, расширяясь более и более, отдаст самих <себя> и всю природу обратит в средство лечения, восстановления. Тогда медицина, врачебное искусство, отождествится с Религиею, сделается орудием сей последней.

Относительно денежных пожертвований нужно особенно быть осторожным в приеме их. Не только не просить о таких пожертвованиях, но даже отказываться, если будут их предлагать; благодарить, но не принимать, если будут даже просить о приеме их; тогда только нельзя будет отказать, когда усиленно будут умолять о приеме, как о благодеянии для них, дающих. (Малое пожертвование предпочитать большему.) Такое даяние будет идти от души и потому не может быть отвергаемо. Все сказанное есть только слабый комментарий на притчу о двух лептах.

Приношение, очищенное от всякого принуждения, от самой тени духовного насилия, даст начало настоящей больнице, а не тем призракам больниц, которых довольно много в настоящее время. Отсутствием всякой принудительности, расчета и выгод «Приход» резко отличается от всяких обществ, построенных на юридических или экономических началах. Экономическое общество тем отличается от церковного, или психического, что в первом «вещь» служит не выражением сочувствия, а яблоком раздора — молитва Спасителя представляется в извращенном виде: Ты не во мне и я не в тебе...

Счастливы Вы, занимая место без власти в беднейшем приходе беднейшего из городов России, также небогатой сравнительно с другими государствами. Должность Церковного старосты есть совершенно новая должность: ибо были Храмовые старосты, называвшиеся только Церковными.

17.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

10 февраля 1876. Москва

Друг мой Николай Павлович

Спешу отвечать на Ваше письмо. Вчера только (9 февр<аля>) его получил. «Чем занять учеников при посещении ими больницы»1, — спрашиваете Вы. Ответ, по моему мнению, должен заключаться в самом вопросе, если вопрос поставлен надлежащим образом. Из письма Вашего видно, что больница, по недоверию ли прихожан к новому для них делу, или по иным каким причинам, не могла начать своей деятельности2. Следовательно, и занятия детей, при посещении ими больницы, должны заключаться пока в приготовлении только к уходу за больными. В настоящее время приготовляется ко 2 му изданию, изменен<ному> и дополнен<ному>, книга докт<ора> Залуговского под таким именно названием: «Уход за больными»3. Судя по рассказам г. Залуговского (он иногда бывает в библиотеке), книга его может служить некоторым пособием при занятиях с детьми в больнице. Само собою разумеется, занятия не исключают и знакомство с анатомичес<ким> устройством челов<еческого> тела и с гигиеною, как желаете Вы и Ваш брат4. Если вышеупомянутая книга 1 го издания5 еще находится в продаже, то я не замедлю прислать ее к Вам к празднику Пасхи, а может быть и ранее. Надеюсь увидеть Вас в Керенске.

Любящий Вас Ник. Федоров.

18.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

2 апреля 1876. Москва

Друг мой Николай Павлович.

По некоторым обстоятельствам нахожусь вынужденным отложить свою поездку в Керенск до начала мая, а может быть даже до половины июня. С большим сожалением я решился на такую отсрочку. Ранее не мог Вас уведомить, так как и сам не знал, что должен буду принять такое решение. В ожидании личного свидания, не могу не напомнить Вам об одном намерении Вашем, которое Вы, вероятно, не привели еще в исполнение. Помнится, Вы хотели в качестве Церковного Старосты, вместе с Священником, обойти весь приход в видах ближайшего ознакомления с прихожанами. Желая принять хоть какое-нибудь участие в этом деле, прилагаю при сем 8 рублей на случай, если встретятся при Вашем обходе нуждающиеся в небольшом денежном пособии. Впрочем, представляю Вам употребить их, как Вам заблагорассудится. Что касается до семян шелковичного червя, то кроме Маслова добыть их негде1. Если найдете возможность довольствоваться масловскими, то напишите, и я пришлю их по почте.

Любящий Вас Ник. Федоров.

2 апреля 1876.

19.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

8 мая 1876. Москва

Друг мой Николай Павлович

Семена шелковичного червя отправлены к Вам еще 28 апреля и, вероятно, уже получены Вами1. Хлопоты по этому делу принял на себя, по моей просьбе, П. Егор. Гусев2. Что касается присылки мастера3, то дело это такой важности, что не мешает об нем крепко подумать. Расходы по содержанию мастера, устройству кузницы будут лежать, конечно, на тех же плечах, которые уже обременены больницей, школою? Не слишком ли?

Любящий Вас Ник. Федоров

8 мая 1876.

20.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

1 июня 1876. Москва

Друг мой Николай Павлович,

Из последнего Вашего письма видно, что Вы намерены приехать в Москву в начале июля, я же собирался в Керенск в июне (не ранее 21 июня). Стало быть, если Вам нельзя будет перенести Вашу поездку с июля на начало или середину июня, то и мне не придется быть в Керенске. Прошу Вас не замедлить ответом, можете ли Вы изменить время Вашей поездки в Москву. Впрочем, я ни в каком случае не останусь в Москве на вакационное время. Есть еще у меня просьба к Вам: на случай, если может состояться моя поездка в Керенск, то я бы просил Вас отложить Вашу полемику1 до этого времени. Буду надеяться, что Вы сделаете эту уступку.

Любящий Вас Николай Федоров.

1 июня 1876.

21.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

15 июня 1876. Москва

Друг мой Николай Павлович.

Спешу уведомить Вас, что я намерен выехать из Москвы 19 июня1, а может быть и раньше.

Любящий Вас Ник. Федоров.

15 июня 1876 года.

1878

22.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

Между 30 марта и 6 апреля 1978. Москва

Добрейший и многоуважаемый
Николай Павлович,

Сейчас получил Ваше письмо и спешу отвечать. Из этой поспешности Вы можете видеть, как обрадовало меня Ваше желание возобновить переписку. Надеюсь, что Вы не ограничитесь перепискою и не оставите меня своим посещением, когда будете в Москве, или же, если Вы найдете это более удобным, я готов побывать у Вас в Керенске. Желательно бы было получить от Вас несколько подробностей о Керенской школе и о Ваших частных делах. Мой адрес: Большой Козицкой переулок, дом Свешниковой № 377. Арбатской части 5 кварт<ала>. Посылаю адрес на случай приезда Вашего в Москву, писать же гораздо удобнее чрез Музей, когда Вы уже это и сделали1.

Подробный ответ на Ваше письмо надеюсь доставить Вам чрез несколько дней2.

Любящий Вас Н. Федоров.

23.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

25 апреля 1878. Москва

Ожидания мои, добрейший и уважаемый друг Николай Павлович, к величайшему сожалению, не сбылись. Сегодня я получил Ваше письмо от 19 апреля. До половины июня, как видно, нельзя надеяться на свидание. А до того времени, как бы ни было мне желательно побеседовать с Вами письменно о вопросах, затронутых в рукописи1, но я должен отказать себе в этом удовольствии. На рукопись пришлось сделать столько замечаний, что ни в каком письме их уместить невозможно. Всякое же сокращение может повести только к большим недоразумениям. Ответ на Ваше первое письмо2 хотя и был готов при получении рукописи, но по тем же причинам я послать его теперь не могу, а сохраню до личного свидания с Вами, в ожидании коего остаюсь

любящий Вас Ник. Федоров.

Что касается до руководства для занимающихся фотографией, то употреблю все усилия, чтобы отыскать и выслать к Вам.

Забыл Вас спросить, обратили ли Вы внимание на статью Мечникова «Воззрение на человеческую природу», помещенную в Вестнике Европы 1877 № 43. Статья замечательная, прочтите, если не читали.

25 апр<еля> 1878.

24.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

20 мая 1878. Москва

Рукопись Ваша1, многоуважаемый друг мой Николай Павлович, далеко не произвела на меня такого неприятного впечатления, как Вы полагаете. Недостатки, кои в ней, по моему мнению, заключаются, могут только послужить к вящему уяснению самой сути дела. Мне кажется, достаточно трех или четырех дней личного свидания, чтобы придать ей надлежащий вид. Если Вам нельзя будет побывать в Москве, то не забудьте, что я буду свободен от занятий по библиотеке от 15 или даже 14 июня.

Живу я в настоящее время в слободке Потылихе у Воробьевых гор (Серпуховской части, 5 го квартала, дом Прохора Герасимова). Письмо, которое Вы просите прислать к Вам, решительно не может служить для той цели, для коей Вы желаете его иметь, потому что оно написано до получения рукописи2. Что касается руководства по фотографии, то поиски мои по сие время были безуспешны. Обращался я к фотографу, но эти господа сами не занимаются приготовлением пироксилина, а покупают его. В химических руководствах, кои я просматривал, приготовление этого препарата описывается так же неудовлетворительно, как и в известном Вам руководстве Ольхина3.

До свидания

любящий Вас Николай Федоров.

20 мая 1878.

25.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

14 июля 1878. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович.

Премного благодарен Вам за высылку 4 х листов рукописи, полученных мною при двух письмах, первое от 4 и второе 8 го июля1. Ответ на Ваши письма не мог доставить к Вам тотчас по получении их: дождь, грязь и холод помешали мне быть в Москве, откуда только и можно отправить письмо2. Кроме того, спешу окончить к Вашему приезду в Москву работу, начатую в Керенске, — приготовлено 8 листов, кои составляют, как мне кажется, необходимое и продолжение, и объяснение, и дополнение к находящимся у Вас листам. Поправки, сделанные Вами, мне кажутся и совершенно уместными, и необходимыми. Вообще вся рукопись требует и пересмотра, и исправления. С нетерпением жду Вашего приезда.

Любящий Вас Никол. Федоров

14 июля 1878.

26.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

23 июля 1878. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович.

Очень благодарен Вам за высылку еще 3 х листов (9—11)1. Мне совестно, что я Вас так утруждаю. В прошлом письме я уже предлагал Вам не торопиться высылкою и еще лучше привезти их с собою. Настоящее письмо есть уже четвертое. Первое послано 14 июля, а третье 20 го2. Уведомления же о получении их я до сих пор не имею. Вероятно, Вы их не получили. Нынешнее письмо опущу в какой-нибудь другой почт<овый> ящик.

Любящий Вас Ник. Федоров

23 июля 1878.

27.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

29 июля 1878. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович.

Четыре письма к Вам послано1, а уведомления о получении их я до сих пор не имею. Настоящее, пятое, письмо пошлю заказным. От Вас получено 2 листа введения и 11 листов текста2.

Жду Вашего приезда3.

Любящий Вас Никол. Федоров.

29 июля 1878

28.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

22 августа 1878. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович.

На днях Вы должны получить из книжного магазина Соловьева: Систему Астрономии Хандрикова 1 й том; Славянскую книгу для чтения Толстого (4 я книжка). Из магазина Вольфа: Славянскую грамматику Классовского1. Был во всех известных книжных магазинах в Москве и ни в одном из них не нашел ни астрономии Бруннова, которая считается лучшею, ни астрономии Савича2. В Центральном Магазине и у Вольфа надеются отыскать эти книги, и если для Вас не окажется годным сочинение Хандрикова, то тогда можно будет выслать одно из этих руководств, или даже и оба, если, конечно, найдутся. Славянских же и Русско-Славянских грамматик очень много, я затрудняюсь в выборе: специалистов же, с коими можно бы было посоветоваться, в настоящее время еще нет в Москве.

---------------------

Станислав Осипович Василевский значится, по адрес-календарю на 1878 год, врачом для бедных по Мясницкой части — адрес его: Мясницкой части, 3 го квартала, Армянский переулок, дом Торонова3. Что касается до шубы, то она оставлена у И. С. Половцева4; оценена <в> 10—15 рублей. Оставить за собою я еще не решился.

Любящий Вас Никол. Федор<ов>.

Свидетельствую мое почтение Юлии Владимировне5.

Москва

22 августа 1878.

29.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

12 сентября 1878. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович.

Замечания Ваши, высказанные в письме от 21 августа,1 мне кажутся совершенно справедливыми, конспект предисловия2 составлен, по моему мнению, весьма хорошо; о самом же предисловии нельзя сказать того же: оно очень неудовлетворительно.

Ответ на Вашу заметку о «долге»3 хотя и готов, но я подожду его посылать.

Из Книж<ного> Магазина Вольфа Вы должны получить 2 е Грамматики: Буслаева и Смирновского4. Что касается астрономии Брюннова, то она выписана из С<анкт>-П<етер>б<ур>га Вольфом, но еще не получена. К Вам были посланы от Соловьева и Вольфа книги: грамм<атика> Классовского, Аст<рономия> Хандрикова и славянс<кая> книжка для чтения Толстого5, но получили ли Вы их, мне неизвестно.

Любящий Вас Ник. Федоров.

Передайте мой поклон Юлии Владимировне.

Москва

12 сентября 1878 г.

30.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

21 ноября 1878. Москва

Многоуважаемый друг мой Николай Павлович,

Приношу Вам глубочайшую благодарность за доставление рукописи1. При поспешности, с коею она была составляема, в нее вкралось так много недостатков разного рода и оказалось так мало порядку, что чтение этой рукописи произвело на меня не очень приятное впечатление, особенно последние листы. Исправления начаты, и я постараюсь окончить их к Вашему приезду. Я очень нуждаюсь в Вашем совете и помощи. Отправляя последнее письмо2, очень опасался я, чтобы Вы не прочли в нем нежелание с моей стороны выслушивать замечания. Могу Вас уверить, что именно страдаю от того, что ни от кого не слышу их. Шубу Вашу у Ив<ана> Серг<еевича>3 я взял, хотя и не пользовался ею, так как погода стоит очень теплая. Итак, я Вам должен состою 15 рублей, кроме оставшихся 4 х, если не ошибаюсь. У Вольфа давно не наводил справок относительно астрономии Брюннова4, да и не знаю, нужна ли она Вам в настоящее время; если нужна, напишите, или еще что другое нужно. Впрочем, вышеозначенный капитал я не могу уплатить вдруг, а с некоторою рассрочкою. Такой громадной суммы я еще никогда не был должен.

Вашей супруге, Юлии Владимировне, свидетельствую мое глубочайшее почтение.

В ожидании Вашего приезда остаюсь любящий Вас Ник. Федоров.

21 ноября 1878.

1879

31.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

24 мая 1879. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович.

Книжку «О метеорологических наблюдениях», изданную в Николаеве1, я привезу с собою, если найду в Москве, что однако весьма сомнительно. Нынешний день я был уже в двух или трех книжных магазинах, но поиски мои окончились безуспешно. Приехать к Вам я постараюсь числа 5 го или 6 го июня2. Чай или привезу с собою, или же вышлю к Вам чрез чайный магазин. Живу я в настоящее время: в слободке Потылихе, дом Герасимова, у Воробьевых гор. (Серпуховской части, 5 квартала.)

До свидания. Кланяюсь Юлии Владимировне и детям.

Любящий Вас Ник. Федоров.

24 мая 1879.

О дне выезда извещу Вас в непродолжительном времени.

32.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

31 мая 1879. Москва

Многоуважаемый друг Николай Павлович. Не получив еще ответа на письмо свое от 23 мая1, я не знаю, застану ли Вас в Керенске, если выеду прежде 15 июня2. Буду надеяться, что настоящее мое письмо Вы получите еще до 6 го июня, когда я думаю выехать из Москвы к Вам. Музей будет закрыт, по случаю перестроек, с 1 го июня3. Кланяюсь Юлии Владимировне и детям.

До свидания

любящий Вас Н. Федоров

31 мая 1879 г.

Чай к Вам отправлен из Магазина Генералова на Арбате.

1880

33.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

8 января 1880. Москва

Многоуважаемый Николай Павлович!

Приведенное Вами место из Пос<лания> Ап. Павла, допускающее и мистическое толкование, решительно не может быть поставлено эпиграфом к рукописи явно антимистического содержания1.

Мало того, нужно выбрать такой эпиграф, который бы прямо говорил против метафор, против уединенных мечтаний, спасений в одиночку, причем мечта принимается за действительность, — вообще против мистицизма. Правда, мистицизм принимает иногда повальный характер... но, говоря вообще, он развивается преимущественно у людей, любящих [уединение] или склонных к уединению. У тех же, кои находятся в невольном уединении и бездействии, мистицизм едва ли может встретить хороший прием. Прелести изолированного положения мне хорошо известны, и никак нельзя сказать, чтобы я благословлял одиночество и бездействие, — прошу извинить за эгоистическое отступление.

Рукопись, о коей Вы упоминаете в своем письме, вся, можно сказать, пропитана ненавистью, даже злобою против одиночества, следовательно, не лишена и человеколюбия. Мистический эпиграф тут вовсе неуместен. Если бы обстоятельства не помешали Вам побывать в Москве, Вы еще более убедились бы в этой истине, и я весьма сожалею, что предполагаемая поездка не состоялась. Все дополнения, все вновь составленное имеет целью разъяснить учение об истинном долге. Только не ознакомясь с этим, Вы могли придумать негодный эпиграф.

Уважающий Вас Николай Федоров.

8 января 1880.

34.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

23 октября 1880. Москва

Многоуважаемый Николай Павлович,

Словацкая сказка, о которой Вы пишете1, не имеет большой важности и может, мне кажется, быть опущена. Статью2, указанную в Вашем письме, я пересмотрел и нашел там несколько замечательных разъяснений первоначального значения слов, напр<имер>: солнце — родитель, смертный — одно из древнейших названий человека, тело — труп... Выражение: «человек научился понимать» и пр. чрезвычайно знаменательно, хотя и применено только к [1 слово неразб.] свастике. Мне кажется, сообразно этому правилу слова «отец, мать» должны были первоначально иметь смысл не того, или тех, которые дают жизнь, а наоборот, тех, которым дают жизнь, принося на их могилу пищу, питье. Впрочем, всей статьи я не читал.

---------------------

Обещание Ваше приехать в Москву меня очень обрадовало. Музей закрывается на праздник Р<ождества> Х<ристо>ва только на 3 и дня. Гораздо лучше, если Вы приедете в самом начале января, тогда у меня, может быть, найдется рублей 15 или даже 20 лишних.

Постарайтесь же исполнить Ваше обещание.

Уважающий Вас Ник. Федоров

23 октября

1880.

Юлии и Ольге Владимировне3 кланяюсь, а также и всем детям4.

1882

35.

Н. П. ПЕТЕРСОНУ

12 января 1882. Москва

Многоуважаемый Николай Павлович,

Недели чрез две, по всей вероятности, я положительно напишу Вам: будет ли у меня возможность побывать у Вас в Керенске зимою, или придется отложить поездку до лета1. Благодарю Вас за присылку рукописи2. Сегодня я получил письмо от Влад<имира> Сер<геевича>, которому сообщил эту часть рукописи для прочтения. Вот начало этого письма: «Прочел я Вашу рукопись с жадностью и наслаждением духа, посвятив этому чтению всю ночь и часть утра, а следующие два дня много думал о прочитанном». Далее заявляется безусловное согласие с прочитанным3. Говоря беспристрастно, в рукописи много недостатков, и самый существенный состоит в том, что у этого, если можно так выразиться, здания нет входа и хотя он строится, но еще не окончен. Желание Ваше относительно Н. Н. Страхова отчасти исполнилось. Он читал начало рукописи (предисловие). В споре, возникшем по этому поводу, сторону рукописи держали Л<ев> Н<иколаевич> и Вл<адимир> Сер<геевич>, а Н. Н. Ст<рахов> был против рукописи4. Меня при этом не было.

Затем остается только пожалеть, что я не могу теперь же приехать к Вам. Передайте мой поклон Юлии и Ольге Владимировнам5, Григорию Павловичу6, детям.

Уважающий Вас Ник. Федоров.

От Мамонтова Вы должны получить окончание Истории Греции Герцберга7

В Петербурге есть Петерсон, который пишет в «Новом времени»8 и пишет, хотя весьма смутно, — так мне говорил Вл<адимир> Сер<геевич> — то самое, что есть и в рукописи. — Не родственник ли Вам?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Николай Фёдорович Фёдоров статьи о литературе и искусстве печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 3-й,Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
  2. Николай Фёдорович Фёдоров статьи философского содержания печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 3.Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
  3. Николай Фёдорович Фёдоров статьи о разоружении и умиротворении печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 2, 4, Дополнения и комментарии к 4 т.Составление, комментарии и научная подготовка текста А.
  4. Николай Фёдорович Фёдоров статьи религиозного содержания печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 3.Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
  5. Николай Фёдорович Фёдоров самодержавие печатается по

    Статья
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 2-й,Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.

Другие похожие документы..