Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Прежде чем изложить основные положения Доктрины обеспечения продовольственной безопасности России, которая в настоящее время разрабатывается по поруч...полностью>>
'Документ'
сплошной замене на участках ВЛ опор новыми (из более прочного материала) при общей длине участка более 15% протяженности линии, замена дефектных опор...полностью>>
'Документ'
Для успішної участі у сучасному суспільному житті особистість повинна володіти певними прийомами математичної діяльності та навичками їх застосувань ...полностью>>
'Документ'
Цей цикл наукових праць має метою розвиток і застосуванням теоретичних методів фізики в поєднанні з комп’ютерним експериментом для дослідження властив...полностью>>

Главная > Автореферат диссертации

Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Бажалкина Наталья Сергеевна

АФОРИСТИЧНОСТЬ КАК СРЕДСТВО ЯЗЫКОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ

(на материале выступлений американских, британских и российских политиков)

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Московском государственном областном университете

на кафедре английской филологии

Института лингвистики и межкультурной коммуникации

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, профессор

Цветкова Ирина Всеволодовна

Официальные оппоненты:

Жирова Ирина Григорьевна,

доктор филологических наук, профессор,

Московский государственный областной университет, профессор кафедры переводоведения и когнитивной лингвистики

Ильченко Елена Владимировна,

кандидат филологических наук, доцент,

Национальный исследовательский

технологический университет «Московский институт стали и сплавов», доцент кафедры русского и иностранного языков и литературы

Ведущая организация:

Академия Федеральной службы

безопасности Российской Федерации

Защита состоится «30» марта 2012 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.

Автореферат разослан «___» ____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Марина Вячеславовна Фролова

Реферируемая работа, посвященная изучению афористичности как средству языкового воздействия в политическом дискурсе, выполнена в русле когнитивного языкознания, в рамках современной антропоцентрической парадигмы.

Толковые словари не дают четкого определения термину «афористичность», однако анализ материала показывает, что понятие «афористичность» предполагает использование афоризмов или других единиц, обладающих схожими характеристиками, делающими выражаемую мысль яркой и лаконичной.

Исследование показывает, что в рамках политического дискурса представляется возможным рассматривать афористичность как симбиоз индивидуально-авторских афористических единиц, созданных политиками во время своих выступлений, и прецедентных высказываний, в число которых входят чужие афоризмы, пословицы и поговорки, цитаты из Библии, из художественной литературы, из фильмов и из других источников.

Установлено, что среди индивидуально-авторских афористических единиц в политическом дискурсе присутствуют не только высказывания, обладающие признаками классического афоризма, но и так называемые афористические выражения, которые, с одной стороны, претендуют на статус афоризма, а с другой – не обладают всеми необходимыми характеристиками. Более того, изучая афористичность политического дискурса, нельзя не учитывать и дискурсивно ориентированные единицы, такие как лозунги, девизы, программные заявления.

Известно, что язык предоставляет огромные возможности для вербализации своих намерений каждому говорящему, в том числе – и политику. Любой политик обладает большим выбором языковых средств для воздействия на аудиторию.

Представляется возможным использовать афористичность как средство языкового воздействия в политическом дискурсе в силу специфических характеристик афористических единиц, обладающих определенным персуазивным потенциалом. Под языковым воздействием понимается использование лингвистических средств для увеличения персуазивности речи.

Различные средства и приемы, используемые политиком в ходе общения с аудиторией (выступления), служат реализации персуазивности речи. Одним из эффективных способов является воздействие на эмоциональную сторону восприятия, путем придания речи определенной выразительности, эмоциональности, которую можно достичь при помощи афористичности – особой речевой организации, объединяющей в себе, с одной стороны, емкость, содержательность и глубину, с другой – неожиданность, парадоксальность и оригинальность способа выражения мысли.

В настоящее время изучение языковых средств, используемых в речах политических деятелей, является необходимостью в силу их нарастающей популярности. Политические лидеры, а также члены их команд прибегают к различным способам и средствам, чтобы сделать речь более яркой, убедительной и эмоциональной, что, как показывает исследование, можно достичь с помощью афористичности. В свете этого актуальность работы определяется недостаточно изученной проблемой афористичности политического дискурса, а также определяющих ее единиц, в том числе и в сравнительно-сопоставительном аспекте. Актуальность исследования подчеркивается и тем, что оно выполнено с позиции антропоцентризма. В центре внимания находится человек-политик, стремящийся посредством своей речи воздействовать на чувства других людей.

Объектом исследования в данной работе являются единицы, определяющие афористичность политического дискурса: созданные политиками индивидуально-авторские афористические единицы наряду с прецедентными высказываниями, используемыми политиками в ходе своих речей и выступлений.

Предмет исследования – сравнительно-сопоставительный анализ способов выражения афористичности американского, британского и российского политического дискурса.

Целью данной работы является изучение основных составляющих афористичности политического дискурса (индивидуально-авторских афористических единиц и прецедентных высказываний) и их воздействующего потенциала в зависимости от конкретной лингвокультуры.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1. определить смысловое наполнение понятия «дискурс» относительно функционального стиля и регистра;

  2. выделить основные особенности и характеристики политического дискурса и его жанровые границы;

  3. выявить способы достижения персуазивности в политическом дискурсе;

  4. определить роль и функции прецедентных высказываний как одной из обязательных составляющих афористичности политического дискурса;

  5. определить роль и функции индивидуально-авторских афористических единиц в политическом дискурсе;

  6. выделить способы выражения афористичности в американском, британском и российском политическом дискурсе;

  7. сравнить способы выражения афористичности в американском, британском и российском политическом дискурсе.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые:

– выделены критерии афористичности политического дискурса;

– сравниваются способы выражения афористичности в американском, британском и российском политическом дискурсе;

– выявлены способы языкового воздействия в индивидуально-авторских афористических единицах в различных лингвокультурных контекстах.

Теоретическая ценность состоит в том, что проведенное исследование и систематизация афористических единиц вносит несомненный вклад в теорию дискурса (в частности, политического дискурса), в теорию перевода, в лингвистику текста и в когнитивное языкознание.

Практическая значимость заключается в возможности использовать результаты, полученные в ходе исследования теоретического материала и его практического освоения, в лекционных курсах по стилистике, риторике, теории перевода, лингвистике текста, лексикологии, сопоставительного языкознания, в проведении семинарских занятий по интерпретации текста, при написании курсовых и дипломных работ. Выбранные из текстов выступлений американских, британских и российских политиков афористические единицы могут использоваться при составлении новых сборников политических цитат и афоризмов.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Политический дискурс рассматривается как отдельная языковая подсистема, обладающая специфическими характеристиками и особенностями.

  2. Афористичность речи предполагает обязательное наличие прецедентных и индивидуально-авторских афористических единиц, используемых политиками во время своих выступлений.

  3. Индивидуально-авторские афористические единицы включают в себя как афоризмы «классического» типа, так и афористические выражения, в число которых входят индексальные фразы.

  4. Индивидуально-авторские афористические единицы имеют свою специфику в тематике и способах языкового воздействия в зависимости от лингвокультуры.

  5. Национальная языковая картина мира накладывает отпечаток на способы выражения афористичности.

Материалом для исследования послужили 1149 единиц, определяющих афористичность политического дискурса, полученных методом сплошной выборки из 426 текстов выступлений двадцати семи современных американских, британских и российских политиков. Все анализируемые тексты различной тематики были выбраны в случайном порядке и принадлежат временнòму периоду 2000–2011 гг. Количество выбранных политиков и текстов их выступлений было рассчитано таким образом, чтобы в каждом из дискурсов проанализировать одинаковый объем материала. Среди указанных политиков:

а) лидеры стран (в том числе и бывшие): Б. Обама, Дж. Буш (мл.), Д. Кэмерон, Т. Блэр, Г. Браун, Д.А. Медведев, В.В. Путин;

б) лидеры партий (в том числе и бывшие): Х. Клинтон, Дж. Маккейн, Дж. Керри, Н. Клегг, Эд Миллибанд, В.В. Жириновский, Г.А. Зюганов, С.М. Миронов, В.В. Путин, Б.В. Грызлов;

в) министры (в том числе и бывшие): С. Варси, П. Берстоу, В. Кейбл, С.В. Лавров, И.С. Иванов;

г) американские вице-президенты (в том числе и бывшие): Д. Чейни, Дж. Байден;

д) популярные представители партий, государственные деятели (в том числе и бывшие): К. Райс, Дж. Макхейл, Т. Фаррон, В.С. Черномырдин.

В работе использованы следующие методы исследования: описательный метод и метод сопоставительного анализа с элементами количественного и интерпретативного анализа.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных и зарубежных ученых в области исследования:

  • политического дискурса (Н.Д. Арутюнова [1990], В.Н. Базылев [2005], А.Н. Баранов [1997], Р. Барт [1994], Р. Блакар [1987], Э.В. Будаев [2008], Р. Водак [1997, 1999], О.В. Гайкова [2003], В.И. Герасимов [2002], Т. ван Дейк [1989, 1998], В.З. Демьянков [2002, 2005], М.Р. Желтухина [2000], И.Г. Жирова [2005, 2007, 2011], М.В. Ильин [2002], В.И. Карасик [1999, 2002], М.Л. Макаров [1998], В.А. Маслова [2008], О.Л. Михалева [2009], П.Б. Паршин [2002], Е.В. Рублева [2006], П. Серио [1999], Е.В. Сидоров [1991, 2009], Л.Н. Синельникова [2009], Ю.А. Сорокин [1997], М. Фуко [1996], В.Е. Чернявская [2006, 2009], А.П. Чудинов [2003, 2008], Е.И. Шейгал [2000], D. Acheson [1969], P. Chilton [2003], J. Combs [1983], A. Davis [1994], M. Edelman [1997, 1985, 1988], N. Fairclough [1985], D.F. Hahn [1998], E.S. Herman [1992], M. Hoffmann [1998], W. Holly [1989], G. G. Kress [1985], D. Nimmo [1983], R. Rathmayr [1995], M. Schudson [1997], M. Shapiro [1981], E. Thomas [1995], D. Watts [1997], G. Yule [2000] и др.);

  • языкового / речевого воздействия (А.Н. Баранов [1986, 1990], Б.Н. Бессонов [1971], В.Н. Гридин [1998], Н.Э. Гронская [2003], Е.Л. Доценко [2004], О.С. Иссерс [1996, 2009], С.Г. Кара-Мурза [2001], Г.А. Копнина [2008], А.А. Леонтьев [2004], О.Л. Михалева [2009], П.Б. Паршин [2002], И.А. Стернин [2001, 2002], П.С. Таранов [2002], Е.Ф. Тарасов [1983], Г. Шиллер [1980], R.E. Goodin [1980], R.T. Lakoff [1982], L. Proto [1989], W.N. Riker [1986], G.B. Rodman [1986] и др.);

  • афористики (И.Я. Абдюшева [2001], Б.И. Беленький [1961], Е.Ю. Ваганова [2002], О.А. Дмитриева [1997], Н.М. Калашникова [2004], Д.А. Крячков [2004], В.В. Малявин [1988], А.С. Мамонтов [2002], Т.И. Манякина [1975], В.И. Немер [1973], Б.С. Райзе [1968], Е.А. Рыбина [2005] Л.И. Сокольская [1990], О.М. Фадеева [2003], Н.Т. Федоренко [1990], Е.И. Шейгал [2000], S. Grosse [1965], P. Kipphoff [1961], H. Krüger [1988], W. Mieder [2005], F.H. Mautner [1976] и др.);

– прецедентности (Н.Д. Бурвикова [1994, 1996], И.В. Захаренко [1997], Е.А. Земская [1996], Д.Б. Гудков [1997], Ю.Н. Караулов [2002], В.Г. Костомаров [1994, 1996], В.В. Красных [1997], Н.В. Немирова [2003], Н. Пьеге-Гро [2008], Г.Г. Слышкин [2000], О.А. Солопова [2004] и др.);

– лингвокультурологии (Н.Д. Арутюнова [1998], Е.М. Верещагин [1990], В.И. Карасик [2002], В.Г. Костомаров [1990], Т.В. Ларина [2003], О.А. Леонтович [2002], В.А. Маслова [2001], С.Е. Никитина [1993], В.В. Ощепкова [2004], Н.В. Рапопорт [1999], Г.Г. Слышкин [2000], Э.А. Сорокина [2002], И.А. Стернин [2003], М.А. Стернина [2003], K. Fox [2004], G. Gorer [1955], B.E. Gronbeck [1994]).

Апробация работы. Материалы диссертации с последующими публикациями докладывались на II Ежегодной международной научно-практической конференции «Современные проблемы гуманитарных и естественных наук» (г. Москва, 15 января – 20 января 2010 г.), II Международной научной конференции «Актуальные вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков» (г. Санкт-Петербург, 25 февраля – 26 февраля 2010 г.), Международной научно-практической конференции «Современная лингвистическая ситуация в международном пространстве» (г. Тюмень, 11 марта – 12 марта 2010 г.). Основные положения и выводы, полученные в ходе исследования, обсуждались на заседании кафедры английской филологии Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета. По теме диссертации имеется 10 публикаций, 4 из которых размещены в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Поставленные цель и задачи определили структуру работы, которая состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и новизна, формулируются цель и задачи исследования, раскрываются теоретическая значимость и практическая ценность работы, указываются методы исследования и описывается анализируемый материал.

В главе I «Языковое воздействие в политическом дискурсе» объясняется понятие дискурса и соотношение его с функциональными стилями и регистрами, определяется цель политического дискурса, рассматриваются его основные характеристики, а также жанры политического дискурса.

Исследование теоретического материала позволило составить собственное рабочее определение понятия «дискурс»: дискурс понимается как последовательность коммуникативно-направленных и прагматически обусловленных высказываний устной и письменной речи, образующих связный текст, погруженный в экстралингвистический (социальный) контекст.

Для определения термина «политический дискурс» принимается формулировка Е.И. Шейгал, которая выделяет в политическом дискурсе реальное и виртуальное измерения. При этом «в реальном измерении он понимается как текст в конкретной ситуации политического общения, а его виртуальное измерение включает вербальные и невербальные знаки, ориентированные на обслуживание сферы политической коммуникации, тезаурус прецедентных высказываний, а также модели типичных речевых действий и представление о типичных жанрах общения в данной сфере» [Шейгал, 2000, с. 9]. Представляется, что в данном определении суть политического дискурса сформулирована наиболее четко и полно. Более того, такое определение политического дискурса дает возможность рассматривать его как отдельную языковую подсистему (подъязык), а его устную форму как регистр (разговорную речь людей одной профессии или общих социальных интересов).

Среди специфических характеристик политического дискурса исследователи (Е.И. Шейгал, А.П. Чудинов и др.) выделяют институциональность, интертекстуальность, информативность, ритуальность, смысловую неопределенность, опосредованность СМИ, дистанцированность, авторитарность, театральность, динамичность и некоторые другие.

Наиболее важной характеристикой для данного исследования является интертекстуальность политического дискурса, заключающаяся в том, что политические речи часто насыщены цитатами, прецедентными высказываниями, аллюзиями, метафорами с целью сделать их более выразительными, яркими, запоминающимися, а также облегчить усвоение содержания и оказать эмоциональное воздействие.

Интертекстуальность при условии адекватного восприятия адресатом позволяет установить общность семиотической (культурной) памяти коммуникантов, а также их идеологических, политических позиций и эстетических взглядов. Однако нельзя исключать и возможность коммуникативной неудачи, связанной с тем, что для многих политиков тексты написаны спичрайтерами, а аудитория не всегда является однородной.

Прагматика политического дискурса обусловливает специфику его жанров, которые классифицируются исследователями (Е.И. Шейгал, А.П. Чудинов и др.) на основании различных параметров, таких как принадлежность к устной или письменной речи, функциональная направленность, цель высказывания, объем содержания, первичность и вторичность текста, информативность и фатичность, тематическая обусловленность, институциональность и неофициальность общения, диалогичность и монологичность и т.д. Каждый жанр отличается своими особенностями построения текста, использованием тех или иных лексико-стилистических приемов и синтаксических конструкций, степенью экспрессивности/эмотивности, характером интертекстуальности, персуазивным потенциалом.

Для данного исследования особый интерес представляют устные жанры политического дискурса (в первую очередь, публичные выступления перед аудиторией), в том числе и те, в которых степень спонтанности наиболее высокая (допускается наличие определенных письменных заготовок), такие как общение с гражданами (в том числе посредством «телемоста»), интервью, пресс-конференции.

Исследование устных жанров политического дискурса позволило выделить несколько критериев для их разграничения: 1) степень спонтанности или выраженности индивидуального речевого стиля; 2) диалогичность; 3) динамичность; 4) интертекстуальность; 5) экспрессивность/эмотивность.

Основной целью политического дискурса (коммуникации) является убеждение (персуазивность), направленное на борьбу за власть и осуществляемое при помощи языка. Эта цель достигается при помощи разных коммуникативных и языковых средств, позволяющих политику построить речь таким образом, чтобы она обладала максимально персуазивным/суггестивным потенциалом, отвечающим его намерениям.

Средства языкового воздействия в политическом дискурсе присутствуют на каждом уровне: фонетическом, грамматическом, лексическом и текстовом.

Для эффективного языкового воздействия необходимо использование ярких примеров, подтверждающих правоту говорящего и дополнительно апеллирующих к эмоциям слушателей. Большую роль играет аргументативный потенциал речи участника политической коммуникации, т.е. способность политика убедительно отстаивать собственные позиции в определенных вопросах. Задача аргументации состоит в том, чтобы обосновать необходимое положение, сделать его истинным для адресата.

Важно отметить, что одним из действенных средств персуазивности является включение в речь знакомых адресату прецедентных высказываний. Используя их, политик опирается либо на формулу, представляющую собой всем известную истину, не требующую доказательств (типа пословицы), либо на авторитет автора высказывания, который должен быть легко узнаваем или к которому делается отсылка (как говорил…). Знакомые адресату цитаты и другие прецедентные высказывания позволяют не только сделать речь более убедительной, но и воздействовать на эмоциональную сторону восприятия действительности, т.к. в сознании адресата возникает целый ряд связанных с этим высказыванием ассоциаций и соответствующих эмоций.

Следует упомянуть о возможности создания политиком собственных высказываний афористического характера для большей убедительности аргументации и обращения к эмоциям аудитории.

Глава II «Афористичность политического дискурса» рассматривает основные составляющие политического дискурса: прецедентные высказывания и афористические единицы, созданные политиками. Уделяется внимание различию между афоризмами и афористическими выражениями.

Одним из языковых средств, способствующих афористичности речи политика, является использование в речи прецедентных феноменов, отвечающих одной из характеристик политического дискурса – интертекстуальности. Интертекстуальность – это «устройство, с помощью которого один текст перезаписывает другой текст, а интертекст – это вся совокупность текстов, отразившихся в данном произведении, независимо от того, соотносится ли он с произведением in absentia (например, в случае аллюзии) или включается в него in praesentia (как в случае цитаты)» [Пьеге-Гро, 2008, с. 48].

Прецедентное высказывание (ПВ) — это репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности; законченная и самодостаточная единица, которая может быть или не быть предикативной; сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу: последний всегда «шире» простой суммы значений; в когнитивную базу входит само ПВ как таковое; ПВ неоднократно воспроизводится в речи носителей языка [Когнитивная база … , 1997, с. 65].

Исследование афористичности показывает, что к числу прецедентных высказываний, функционирующих в политическом дискурсе, принадлежат универсальные высказывания (афоризмы, пословицы, поговорки, «крылатые выражения»), а также лозунги, девизы и разнообразные узнаваемые цитаты, известные выражения из Библии, из государственных документов, из произведений литературы, из кинофильмов, из песен и т.д.

Среди прецедентных высказываний, используемых политиками в своей речи, можно встретить различные перифразы уже хорошо известных цитат, афоризмов, пословиц и поговорок, придающие им не только эффект неожиданности, но и комизм.

Трансформация прецедентных высказываний рассчитана на появление у читателей/слушателей нужных адресанту ассоциаций, на высокую аллюзивность повествования, восприятие высказывания как своего рода прозрачной загадки. Например, в интервью журналу «Стратегия России» И.С. Иванов произносит выражение: Сам по себе имидж – ничто [Иванов, 20051, Электронный ресурс], что представляет собой аллюзию на известный рекламный слоган: «Имидж – ничто, жажда – все». Такие прецедентные высказывания и тексты обладают большой степенью предсказуемости и самодостаточности как единицы речевого контекста, поэтому их новая интерпретация достигается нарушением ассоциативного прогноза.

Универсальные высказывания имеют высокую степень персуазивности (иногда манипулятивного характера, т.к. высказанную истину не надо доказывать), самодостаточны для понимания, автосемантичны. Их использование повышает прагматический эффект информации и оказывает эмоциональное воздействие на аудиторию.

Установлено, что, помимо включения в речь прецедентных высказываний из различных источников, политики также охотно используют готовые афоризмы философов, писателей, деятелей культуры и искусства и своих коллег-политиков. Основными характеристиками афоризмов следует считать: глубину мысли, наличие авторства, формальную завершенность, образность выражения мысли, оригинальность формулировки, краткость, истинность, обобщенность. Более того, дополнительными признаками афоризма можно считать автосемантичность, аксиологичность, парадоксальность, экспрессивность, интертекстуальность.

Исследование показывает, что афоризмы относятся к прецедентным текстам, поскольку они обладают ситуативно-обобщенным значением – кроме обозначаемой ситуации, афоризм также вызывает в сознании произведение или прецедентную ситуацию, в которой может присутствовать фраза-прототип и/или еще какая-либо экстралингвистическая информация, что в совокупности составляет его «афористический фон».

Например, широко известно высказывание Т. Рузвельта“Speak softly and carry a big stick, and you will go far”. Говори тихо, но держи в руках большую дубинку, и ты далеко пойдешь [Здесь и далее перевод наш – Н.Б.]. Появившийся 26 января 1900 года в письме к Генри Л. Спрагу данный афоризм получил самостоятельную жизнь в политических кругах, войдя в историю как “Big Stick Policy” (Политика большой дубинки, предполагавшая намерение США урегулировать возможные военные конфликты с Латинской Америкой за счет использования собственной военной мощи).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии

    Документ
    Морозова Е.Г. Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии. –М.: “Российская политическая энциклопедия” (РОССПЭН), 1 . – 247 с.
  2. I прикладные аспекты иностранных языков

    Документ
    Стилистическая дифференциация затруднена тем, что границы стилей весьма расплывчаты. Стилистически установить общую характеристику стилей возможно, однако отдельные разговорные слова в своей стилистической характеристике еще подвижнее,
  3. Молодежь XXI века: шаг в будущее материалы (2)

    Документ
    имени Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского (филиал ФГКВОУ ВПО «Военный учебно-научный сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных сил Российской Федерации»)
  4. Программа 59 ой студенческой научной конференции г. Тюмень, 2008 содержание

    Программа
    Халитулина А.Р. (143 гр.) Семантико-этимологические особенности тюркских по происхождению фамилий в русском семейном именослове. (Науч. рук. – д.ф.н. Фролов Н.
  5. Е. Б. Шестопал политическая психология учебник (1)

    Учебник
    Учебник включает в себя три части. Первая - посвящена традиционным для любого курса темам: предмету, методологии и истории данной дисциплины. Во второй части рассматриваются политико-психологические феномены в массовом сознании.

Другие похожие документы..