Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
К Вашим услугам:сервис самого высокого качества и гордится этим. Мы заботимся о том, чтобы наши гости наслаждались отдыхом со 100% гарантией качества ...полностью>>
'Документ'
1. РОЗРОБЛЕНО у відповідності до вимог варіативної частини освітньо-кваліфікаційної характеристики, робочої програми навчальної дисципліни "Стра...полностью>>
'Курсовая'
п.н., доцент Дудова Анастасия Петровна НАЧ а 1 Макашина Татьяна Юрьевна – к.п.н., доцент 1. Чуркина Тамара Александровна ....полностью>>
'Книга'
Всех, кого заинтересовала эта книга, прошу направлять свои замечания, советы и размышления по адресу: 02218, Украина, Киев, ул Радужная 31-48, КЭКЦ ил...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Эрик Реймонд "Заселяя ноосферу"

/law/articles/noo/index.html

….Я наблюдал за этими традициями в действии в течение двадцати лет, начиная с бывшей до FSF истории древнего мира программ с открытым кодом. Она имеет несколько очень интересных особенностей. Одна из наиболее интересных - то, что большинство хакеров следовало ей, не будучи полностью сознающими о необходимости так действовать. Действительно, то, что написано выше - может быть, первое сознательное и достаточно полное обобщение из бывших когда-либо записанными.

     Другая особенность состоит в том, что, даже для неосознанных правил, они следовали в поразительной (и даже удивительной) последовательности. Я наблюдал за развитием буквально сотен проектов с открытыми исходниками, и число существенных их нарушений, которые я наблюдал или о которых слышал, можно пересчитать на пальцах.

     Кроме этого, третья интересная особенность - то, что, поскольку эти правила развивались в течение определенного времени, это происходило в последовательном направлении. Это направление ведет к поощрению ответственности перед обществом, увеличению информированности общества, и большей заботе о сохранении списков благодарностей и истории изменения проекта способами, которые (наряду со всем прочим) подтверждают легитимность нынешних владельцев.

     Эти особенности наводят на мысль о том, что обычаи не случайны, а являются порождением некоторых неявных установок или лежащих в основе культуры открытых исходников принципов, являющихся более фундаментальными по отношению к способам, которыми они действуют.

     Один из ранних респондентов указал, что противопоставление культуры хакеров в Интернете и культурой крекеров/пиратов ("варезников", сосредоточенных вокруг электронных досок объявлений со взломанными играми и пиратскими программами), достаточно хорошо освещает принципы, лежащие в основе обоих. В этой работе мы возвратимся к "варезникам" позже для контраста.

     

Локк и право собственности на землю

     

В понимании лежащих в основе этого принципов помогает историческая аналогия для традиций, которая далека от области обычных занятий хакеров. Изучавшие историю права и политическую философию могут заметить, что теория собственности, которую они устанавливают, фактически идентична англо-американской публично-правовой теории землевладения.

     В этой теории существует три способа приобрести право собственности на землю.

     На границе продвижения поселенцев, где существует земля, которая никогда не имела владельца, можно приобрести собственность на неепутем заселения, вложив рабочую силу в бесхозную землю, обозначив ее границы, и защищая свое право собственности.

     Обычное средство передачи земли в областях оседлого заселения -передача права собственности, представляющая собой передаче от предыдущего владельца по акту. В этой теории понятие "последовательного ряда передачи права" является важным. Идеальное доказательство права собственности - цепь записей, восходящая к тому времени, когда земля была первоначально заселена.

     Наконец, теория публичного права признает, что право собственности на землю может быть потеряно или прекращено (например, если владелец умирает без наследников, или записи, которые должны подтвердить последовательный ряд передачи права на бесхозную землю, утрачен). Земельный участок, который таким образом стал бесхозным, может быть занят путем установления владения - кто-нибудь может занять его, улучшить, и начать защищать право собственности, как и в случае заселения.

     Эта теория, подобно хакерским традициям, естественным образом развивалась в условиях, когда центральная власть была слаба или ее вообще не существовало. Она развивалось в течение тысяч лет со времен норвежских и германских племенных законов. Поскольку она была систематизирована и описана в начале нового времени политиком и философом Джоном Локком, она иногда называется "теорией собственности Локка".

     Последовательно подобные теории имели тенденцию развиваться везде, где собственность имеет высокую экономическую ценность или важна для выживания, а единая власть недостаточно сильна для того, чтобы обеспечить централизованное распределение недостающих товаров. Это верно даже в культурах охотников и собирателей, которые, как считается, не имеют никакого понятия "собственности". Например, в обычаях племени бушменов Кунг Сан, живущих в пустыне Калахари, нет понятия собственности на охотничьи угодья. Но затоесть собственность на источники и родники, описываемая системой правил, явно родственной теории Локка.

     Пример племени Кунг Сан показателен, поскольку демонстрирует то, что традиции регулирования права собственности "по Локку" возникают только там, где средний предполагаемый доход от вложений в ресурс превышает предполагаемую стоимость его защиты. Охотничьи угодья - не собственность, потому что доход от охоты очень изменчив и непредсказуем, и (хотя и высоко ценится) не является необходимым для ежедневного выживания. Источники, с другой стороны, жизненно важны для существования и достаточно малы для того, чтобы их защитить.

     "Ноосфера" в названии этой работы - территория идей, вмещающая всевозможные мысли [ 3 ]. То что следует из обычаев собственности у хакеров - теория прав собственности Локка в одном из подмножеств ноосферы, включающем все программы. Следовательно, "заселение ноосфры" - это то, что делает каждый основатель нового проекта с открытыми текстами.

      Фейр Ридо правильно отметил то, что хакеры действуют не совсем на территории чистых идей. Он утверждал, что они на самом деле только владеютпрограммными проектами - выраженными точками концентрации материального труда (развития, обслуживания, и т.д), репутации, доверия, и других индивидуальных черт, связанных с этими проектами. Он утверждал, что место, в котором находятся проекты хакеров, - не ноосфера, но своего рода параллельное ей вместилище программных проектов, исследующих ноосферу. С оглядкой на астрофизиков, было бы этимологически правильно назвать это параллельное место "эргосферой" или "сферой действий".

     На практике различие между ноосферой и эргосферой не важно для целей настоящей работы. Вряд ли можно говорить о существовании "ноосферы" в том смысле, на котором настаивает Фейр, в любым значимом смысле этого слова; возможно, для того, чтобы поверить в это, нужно быть последователем философского учения Платона. И различие между ноосферой и эргосферой - имеет толькопрактическое значение: в том случае, если вы захотите сказать, что идеи (элементы ноосферы) не могут быть собственностью, но такие их реализации, как проекты, могут. Этот вопрос приводит к выводам в области теории интеллектуальной собственности, которые выходят за рамки нашей работы.

     Чтобы избегать путаницы, однако, важно обратить внимание на то, что ни ноосфера, ни эргосфера не равнозначны совокупности виртуальных точек в электронных СМИ, которая иногда (к отвращению большинства хакеров) называется "киберпространством". Собственность в них регулируется принципиально различными правилами, которые ближе к таковым для материального субстрата - по существу, тот, кто владеет носителями данных и компьютерами, на которых размещены части "киберпространства", владеет в результате этой частью киберпространства.

     Модель Локка настоятельно требует того, чтобы хакеры, занимающиеся открытыми разработками, придерживались тех обычаев, в соответствии с которыми они действуют, для того, чтобы обеспечить некоторый ожидаемый уровень отдачи от своих трудов. Отдача должна быть более существенной чем затраты на заселение проектов, стоимость поддержания истории версий, которые документируют "ряд передачи права собственности", стоимость времени после публичных уведомлений и периода ожидания перед завледением бесхозным проектом.

     Более того, "приплод" от открытых исходников должен быть чем-то большим нежели просто использование программного обеспечения, кое-что еще, что было бы подорвано или обескровлено при ветвлении. Если бы использование программы было единственным предметом спора, то не было бы никакого табу на ветвление, и владение открытыми текстами не напоминало бы землевладение вообще. Фактически, такой альтернативный мир (где использование - единственная выгода) - тот самый, который следует из существования лицензий на открытые исходники.

     Мы можем сразу же исключить некоторые виды возможных выгод. Поскольку вы не можете принудить кого-то эффективно по сети, то стремление к власти отпадает. Точно так же, поскольку культура открытых текстов не имеет ничего подобного денежной или основанной на дефиците экономике, хакеры не могут преследовать ничего похожего на материальное богатство.

     Существует единственный способ, с помощью которого создание открытых программ может помочь людям стать более состоятельными, и тем не менее - это способ, который дает нам ценный ключ к пониманию того, чем на самом деле мотивировано это создание. Иногда "доход" в виде репутации в хакерской культуре может перетечь в реальный мир значимыми с точки зрения экономики способами. Это может дать вам предложение лучшей работы, контракт на консультации, или предложение о написании книги.

     Хотя этот побочный эффект в лучшем случае редок и несущественен для большинства хакеров, слишком многое говорит в пользу того, чтобы сделать истолкованием именно его, поскольку он является единственным объяснением, даже если мы исключим повторяющиеся заявления хакеров о том, что они делают свою работу не за деньги, а из идеализма или любви.

     Однако, способ, которым достигаются такие экономические побочные эффекты, стоит подвергнуть рассмотрению. Ниже мы увидим, что понимание движущих сил репутации в пределах самой культуры открытых исходников само по себе может быть использовано в качестве объяснения этому.

Хакерская культура как экономика даров

     

Чтобы понимать роль репутации в культуре открытых исходников, полезно двигаться от истории к антропологии и экономике, исследуя различие междуобменными культурами икультурами даров.

     Людям присуща настойчивость в конкуренции за общественное положение, это происходит всю нашу эволюционную историю. В течение существования человечества перед изобретением сельского хозяйства наши предки жили в маленьких кочевых племенах охотников. Индивидуумы с высоким статусом получили самых здоровых супругов и доступ к лучшей еде. Такая борьба за статус проявлялась различными способами, сильно завися от степени нехватки товаров, необходимых для выживания.

     Большинство способов, применяемых людьми для организации - приспособление потребностей к дефициту. Каждый способ влечет за собой различные пути получения общественного положения.

     Самый простой способ -командная иерархия. В командной иерархии, распределение дефицитных товаров обеспечивается только центральной властью и поддерживается силой. Иерархии команды распределяют очень плохо [ 4 ]; с увеличением они становятся все более и более бесчеловечными и неэффективными. По этой причине командные иерархии большие, чем многодетное семейство почти всегда паразитируют на больших структурах различного типа. В командных иерархиях общественное положение определяется прежде всего доступом к принудительной власти.

     В нашем обществе преобладает обменная экономика. Это - изощренная адаптация к дефициту, которая, в отличие от командной модели, распределяет приемлемо. Распределение дефицитных товаров осуществляется децентрализованно с помощью торгового и добровольного сотрудничества (и фактически, основной эффект конкуренции, обусловленной удовлетворением потребностей, состоит в ее влиянии на коллективное поведение). В обменной экономике общественное положение достигается прежде всего при наличии контроля над вещами (не обязательно материальными), для использования или торговли.

     Большинству людей присуще представление об обоих вышеупомянутых экономиках, и об их взаимодействии друг с другом. Правительство, армия, или организованная преступность (например) - командные иерархии, паразитирующие на большей по отношению к ним обменной экономике, которую мы называем "свободным рынком". Есть третья модель, однако, которая в корне отличается от обоих и вообще не признана никем кроме антропологов:культура даров.

     В культурах даров адаптация происходит не к дефициту, а к изобилию. Они возникают в популяциях, которые не имеют существенных проблем, связанных с нехваткой товаров, необходимых для выживания. Мы можем видеть культуры даров в действии среди традиционных культур, живущих в географических зонах с умеренным климатом и обилием продовольствия. Мы можем также наблюдать их в определенных слоях нашего собственного общества, особенно в шоу-бизнесе и среди богачей.

     Изобилие делает трудным поддержание командных отношений, а отношения по обмену - почти бессмысленной игрой. В культурах даров, общественное положение определяется не тем, чем вы управляете, а тем,что вы отдаете.

     Так проходят потлачи [ 5 ] вождей племени квакиутль. Так проходят продуманные и обычно публичные акты филантропии у мультимиллионеров. И так проходит написание высококачественных открытых текстов, требующее многочасовых затрат усилий хакеров.

     При рассмотрении под этим углом совершенно ясно, что сообщество хакеров, занимающихся открытым программированием, фактически является культурой даров. В ней нет никаких серьезных ограничений "ресурсов для выживания" - места на диске, полосы пропускания сети, вычислительных мощностей. Обмен программами свободен. Такое изобилие порождает ситуацию, при которой единственной доступной мерой успеха в борьбе является репутация среди равных по положению.

     Этого наблюдения, однако, самого по себе недостаточно для того, чтобы объяснить наблюдаемые особенности хакерской культуры. У крекеров-варезников имеется культура даров, которая процветает в тех же самых (электронных) СМИ, что и у хакеров, но их поведение очень различается. Умонастроения в их среде намного более строги и направлены на ограничение доступа к информации в большей степени, чем среди хакеров. Они копят секреты вместо того, чтобы раздавать их; намного более вероятно найти крекерские группы, распространяющие исполняемые файлы для взлома программ без исходных текстов, нежели такие, которые распространяют рецепты того, как сделать это.

     Это показывает, для тех, кто еще не понял, что есть больше одного способа управления культурой даров. Определяемых исторически и в зависимости от системы ценностей. В другой работе [ 6 ] я обозревал историю хакерской культуры: способы, которыми сформировано нынешнее их поведение, не являются тайной. Хакеры ограничили свою культуру набором выборов формы , которую принимает их соревнование. Именно эту форму мы исследуем в оставшейся части настоящей работы.

     

Радость хакерства

     

В создании этого анализа "соревнования репутаций" я, кстати, не хочу обесценивать или игнорировать чистое удовлетворение от искусства проектирования красивой программы и ее отладки. Все мы испытываем от этого удовольствие и чувствуем себя лучше. Люди, для которых эти побуждения значат мало, никогда не становятся хакерами по призванию, точно так же, как люди, которые не любят музыку, никогда не становятся композиторами.

     Поэтому, возможно, мы должны рассмотреть другую модель поведения хакеров, в которой первичным побуждением является простое удовлетворение от мастерства. Эта "модель мастерства" должна была бы объяснить традиции хакеров как способ увеличить благоприятные возможности для совершенствования мастерства, а также качество результатов. Неужели это противоречит модели "соревнования репутаций" или предполагает различные с ней результаты?

     Это не так. В исследовании модели "мастерства", мы возвращаемся к тем же самым проблемам, которые побуждают хакеров к действиям, подобным наблюдающимся в культуре даров. Но как можно увеличить качество, если его нечем измерить? Если экономика дефицита не работает, то какая система мер, помимо оценки, производимой членами сообщества, может использоваться? Казалось бы, любая "культура мастерства" в конечном счете должна формировать себя с помощью соревнования репутаций - а на деле мы можем наблюдать точно такое же функционирование многих исторических культур "мастерства" от средневековых гильдий и далее.

     За одним важным исключением, "модель мастерства" менее убедительна нежели модель "культуры даров": сама по себе она не помогает в объяснении противоречия, первоначально описанного в начале настоящей работы.

     Наконец, мотивация самого "мастерства" не может быть в психологическом отношении так далеко удалена от "соревнования репутаций", как нам хотелось бы предположить. Вообразите свою красивую программу запертой в стол и никогда не используемой. Теперь вообразите, что она используется эффективно и с удовольствием многими людьми. Что доставляет вам большее удовлетворение?

     Однако, мы будем следить за моделью мастерства. Она применима на интуитивном уровне ко многим хакерам, и достаточно хорошо объясняет некоторые аспекты индивидуального поведения.

     После того, как я выпустил первую версию этой работы, один из анонимных респондентов прокомментировал ее так: "Вы не можете работать за репутацию, но репутация становится оплатой, если вы делаете свою работу хорошо." Это - тонкий и важный момент. Репутационные побуждения продолжают работать, независимо от того, знает ли о них мастер; таким образом, в конечном счете, осознает хакер собственное поведение как часть соревнования репутаций или нет, его поведение будет сформировано этим соревнованием.

     

Многоликая репутация

     

В каждой культуре даров есть основные причины, по которым добрая слава в сообществе (престиж) стоит того, чтобы работать для ее получения.

     В первую очередь, наиболее явно заметно то, что хорошая репутация в обществе является первичной наградой. Мы испытываем в ней потребность по эволюционным причинам, затронутым выше. Множество людей учатся использовать свою энергию для завоевания престижа в различных формах, которые не имеют никакой очевидной связи с видимой окружающей обстановкой, типа "чести", "этичности", "благочестия", и т.д.: это не изменяет механизм, лежащий в основе такой сублимации.

     Во-вторых, престиж - хороший способ (а в чистой экономике даров -единственный ) для того, чтобы завладеть вниманием других и заставить их сотрудничать. Если некто известен своим великодушием, умом, предприимчивостью, способностью к лидерству, или другими хорошими качествами, ему становится намного легче убедить других людей в выгодах, которые они получат, сотрудничая с ним.

     В-третьих, если ваша экономика даров находится в контакте или переплетении с обменной экономикой или командной иерархией, ваша репутация может проникнуть туда и повысить ваш статус там.

     Вне зависимости от этих общих причин, специфические условия, в которых существует хакерская культура, делают престиж еще более ценным чем он был бы в культуре даров в "реальном мире".

     Главное "решающее условие" состоит в том, что продукты труда, которые каждый отдает (или, другими словами, видимые признаки отдаваемой энергии и времени) очень разнообразны. Их ценность не очевидна в такой же степени, как у материальных подарков или денег в обменной экономике. Объективно намного тяжелее отличить щедрый подарок от бедного. В связи с этим успех для статуса субъекта сделанного им дара весьма чувствителен к критической оценке равных ему.

     Другая особенность - относительная бескомпромиссность культуры открытых исходников. Большинство культур подарка уступают в чем-то - или отношениям обменной экономики, типа торговли предметами роскоши, или отношениям командной экономики, типа группировки в кланы или семейства. Никаких существенных аналогов этого в культуре открытых текстов не существует; таким образом, фактически отсутствуют способы получения иного статуса кроме как за счет репутации среди других членов общества.

     

Право собственности и стимулы репутации

     

Теперь мы подошли к объединению предыдущих исследований в гармоничное обобщение отношений собственности среди хакеров. Теперь мы понимаем, что такое плоды заселения ноосферы: это - добрая слава среди равных в хакерской культуре даров, со всеми вторичными и побочными эффектами, которые предполагаются.

     Из-за этого понимания мы можем рассмотривать хакерские отношения собственности, подчиняющиеся теории Локка, как средство поощрения создания хорошей репутации; это обеспечивается тем, что репутация работает там, где должна и не работает там, где не должна.

     Те три табу, которые мы рассмотрели выше, при таком анализе приобретают законченный смысл. Репутация может несправедливо пострадать в том случае, если кто-то еще незаконно присвоит или исказит работу: эти табу (и связанные с ними традиции) препятствуют этому.

     

    • Проекты, которые ветвятся в несколько состояний ("потомков") плохи, потому что это подвергает репутацию лиц, владевших проектом до ветвления, риску, который они могут контролировать только участвуя во всех ветвях (потомках) проекта одновременно. Осуществление этого на практике было бы слишком запутанным и трудным.

     

    • Распространение "стихийных" патчей (или, что намного хуже, "стихийных" исполняемых файлов) подвергает репутацию владельцев несправедливому риску. Даже если официальный код совершенен, владельцы проекта будут получать жалобы из-за ошибок в патчах (но см. [ 2 ]).

     

    • Тайное удаление чьего-то имени из описания проекта, в контексте культуры - одно из тягчайших преступлений. Это - завладение даром жертвы для того, чтобы представить его собственностью вора.

     Все три вида запретных действий причиняют вред сообществу открытых программистов в целом, так же, как и конкретно жертве(ам). Неявно они вредят сообществу целиком, уменьшая предполагаемую вероятность того, что поведение каждого потенциального производителя, направленное на дарение/производство благ, будет вознаграждено.

     Важно обратить внимание на то, что есть альтернативные варианты объяснения двух из этих трех табу.

     Во-первых, хакеры часто объясняют свою антипатию к ветвлению проектов жалобами на расточительное дублирование работы, которое будет наблюдаться после того, как продукты-потомки в будущем станут развиваться более или менее параллельно. Они могут также заметить, что ветвление имеет тенденцию раскалывать сообщество разработчиков, оставляя оба проекта-потомка с меньшим количеством "голов" для работы, чем было в родительском проекте.

     Один из респондентов указал, что выживание и завладение существенной "долей рынка" в течение долгого срока нетипично для более чем одного "потомка" после ветвления. Это усиливает желание всех участников к сотрудничеству и избеганию ветвления, потому что трудно знать заранее, кто будет в проигрыше и видеть множество результатов своего труда полностью пропавшими или забытыми.

     Неприязнь к "стихийным" патчам часто объясняется тем, что они могут чрезвычайно усложнить отслеживание ошибки, и создать лишнюю работу для команды поддержки, с которой достаточно их собственных ошибок.

     В этих объяснениях есть доля немалая правды, и они, конечно, вносят свою лепту в укрепление логики теории собственности по Локку. Но, будучи привлекательными с рациональной точки зрения, они не в состоянии объяснить, почему столь редкие отступления или нарушения табу порождает такие сильные эмоции и междоусобицы, которые мы видим - не только со стороны потерпевших, но и свидетелей с наблюдателями, которые часто также реагируют весьма резко. Хладнокровных забот о дублировании усилий и трудностях при поддержке просто недостаточно для объяснения наблюдаемого поведения.

     В конце концов, существует третье табу. Трудно придумать что - нибудь, кроме соревнования репутаций, чем можно было бы его объяснить. Тот факт, что оно редко анализируется на более глубоком уровне, нежели: "это было бы несправедливо", по-своему разоблачает его, как мы увидим в следующем разделе.

     



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Все чаще ссылки на блоги[Поскольку не все читатели "КТ" могут отнести себя к числу владельцев блогов, то в первой сноске я расшифрую наиболее важные понятия

    Документ
    Все чаще ссылки на блоги[Поскольку не все читатели "КТ" могут отнести себя к числу владельцев блогов, то в первой сноске я расшифрую наиболее важные понятия.
  2. Дэвис Эрик. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху

    Документ
    Если проанализировать параллельно историю техники и историю мистики, то мы сможем обнаружить мистические озарения и апокалиптические ожидания, которые пронизывают историю человечества и его взаимоотношении с природой.
  3. Александр Леонидович Дворкин

    Реферат
    6. Мунитский бог — это лишь вторичная, возникшая во времени персонификация, сгусток изначально безличной энергии, имеющий два полюса — мужское и женское начала,
  4. А. Л. Содержание Предисловие Вступление. Религия, которая убивает

    Документ
    Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаем из того, что последнее время. (1 Ин.

Другие похожие документы..