Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Статья'
Ключевые слова: экономика знаний, глобализация, инновационная система, системы инновационного финансирования, информационные и коммуникационные техно...полностью>>
'Реферат'
1. Одним из фундаментальных экономических учений 19 века является марксизм. Идеи Маркса и Энгельса были изложены во многих произведениях, но основным...полностью>>
'Документ'
Талас находился в центре Западного Семиречья, на периферии кочевой степи и оседло-земледельческих территорий. Он соединял торговые пути в различных н...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена на кафедре методики преподавания иностранных языков Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образован...полностью>>

Семантика крестьянского жилища мордвы

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

СУЛЬДИНСКИЙ МИХАИЛ ВИКТОРОВИЧ

СЕМАНТИКА КРЕСТЬЯНСКОГО ЖИЛИЩА

МОРДВЫ

Специальность

24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

САРАНСК

2007

Работа выполнена на кафедре культурологии Института национальной культуры ГОУВПО «Мордовский государственный университет имени Н. П.Огарева»

Научный руководитель: кандидат философских наук

профессор

Еремеев Александр Дмитриевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

профессор

Никонова Людмила Ивановна

кандидат философских наук

доцент

Горюнова Юлия Александровна

Ведущая организация: ГОУВПО «Пензенский государственный

университет им. В. Г. Белинского»

Защита диссертации состоится «11» «апреля» 2007 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.10 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора культурологии и доктора искусствоведения при Мордовском государственном университете им. Н. П. Огарева по адресу: 430000, Республика Мордовия, г. Саранск, пр. Ленина, д. 15, ауд. 301.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки им. М. М. Бахтина Мордовского государственного университета.

Автореферат разослан «10» марта 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук

профессор М. В. Логинова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современной гуманитарной мысли широко используется понятие «культурное пространство». К нему обращаются культурологи, философы, историки, писатели, этнографы, психологи и т. д. Оно имеет множество смыслов и ценностных значений. В центре культурного пространства всегда находится человек, от целенаправленной деятельности которого зависят не только настоящее, но и будущее культуры. Культурное пространство связано с представлением об освоенном и неосвоенном человеком мире. По меткому замечанию А. К. Байбурина: «Жилище – квинтэссенция освоенного человеком мира»1. Даже этого определения достаточно для того, чтобы понять, насколько актуальна тема нашего исследования. Жилище – не только и не просто материальный объект, но и один из ключевых символов и наиболее ярких показателей культуры. Оно является своеобразным зеркалом, отражающим жизнь человека, мерилом его духовно-ценностного отношения к миру.

В отечественной науке долгое время в изучении жилища оставался невостребованным философско-культурологический аспект. Но получить целостное представление о функционировании объективизированных элементов культуры, обусловленных наличием жилища, невозможно без учета того скрытного внутреннего содержания, которое они несли в себе в различные исторические периоды. Жилище как синтетический объект, связывающий материальные структуры и идеальные представления о мире должно стать предметом комплексного рассмотрения в рамках культурологии.

В русле вышеописанного определяется многоаспектный научный подход к проблеме жилища, его трансформации и современного модифицирования. Эта проблема имеет выходы в различные области науки: психологию, этнографию и т. д. Однако, пожалуй, именно культурология в большей степени способна осуществить междисциплинарный синтез в диапазоне огромных эвристических возможностей.

Таким образом, актуальность исследования обусловлена потребностью в комплексных междисциплинарных исследованиях жилища.

Степень разработанности проблемы. Анализ традиционного жилища как исторической категории, в развитии которой находит отражение культурная преемственность, возможен лишь на основе изучения и обобщения фактического материала. Неслучайно жилище является объектом всестороннего интереса представителей различных наук – историков и археологов, этнографов и географов, искусствоведов и социологов, и, в меньшей степени, этнологов и культурологов, применяющих свои специфические методы исследования и источники.

Специфика проблемы определяет характер ее теоретической проработки. Ограниченное число работ, непосредственно посвященных интересующей нас теме, не свидетельствует об отсутствии внимания к ней со стороны исследователей. Однако предметом их исследования становятся, как правило, лишь отдельные стороны этого явления. Поэтому, поиск адекватного контекста, языка и масштаба нашего исследования, и, соответственно, теоретических проработок, представляет не меньшую проблему, чем анализ эмпирического материала.

Можно выделить пять достаточно самостоятельных хронологических пластов литературы, затрагивающих данную проблему.

Первый пласт публикаций составляют наиболее ранние труды иностранных авторов, путешественников, дипломатов, посещавших территорию России в XVI – XVII вв. – Барберини, Н. Варнача, С. фон Герберштейна, Э. Зани, Лизека, С. Какаша, Т. Карлейля, М. Меховского, П. Петерея, Р. Ченслера.

Второй пласт литературы составляют работы второй половины XIX в. – этнографов Ф. Н. Берга, И. Я. Билибина, А. С. Машкина, В. Ненарокова, А. А. Ржевуского, И. А. Снегирева, В. Ф. Черемшанского, историка Ф. Ф. Ласковского, искусствоведов И. А. Голышева, Н. С. Чаева.

Третий пласт публикаций составляют работы конца XIX – начала XX вв. Здесь прежде всего необходимо выделить исследования этнографов И. Е. Забелина, Г. Н. Потанина, Н. Ф. Сумцова, А. Н. Харузина, историков Л. В. Даля, М. В. Красовского; археологов Н. Беляшевского, А. Бобринского, В. А. Городцова, И. Э. Грабаря, Н. Е. Макаренко, Н. И. Репникова, Д. И. Ровинского, В. В. Суслова, Н. В. Холостенко, искусствоведов М. А. Веневитинова, М. Д. Милеева и В. В. Стасова.

Четвертый пласт литературы составляют работы 1920 – 1930 гг., вплоть до начала Великой Отечественной войны. Это работы этнографов Д. К. Зеленина, Б. А. Куфтина; археологов А. Я. Брюсова, Н. Н. Воронина, Б. А. Грекова, П. П. Ефименко, М. А. Ильина, А. А. Мансурова, Н. П. Милонова; искусствоведов В. С. Воронова, М. П. Званцева, Н. Н. Соболева; историков Н. Я. Брунова, Р. И. Габе; этнолога М. И. Артамонова.

Пятый пласт составляют работы послевоенного времени, и вплоть до наших дней. Среди них – труды этнографов Е. П. Бусыгина, Е. Э. Бломквист, О. А. Ганцкой, Л. Н. Чижиковой; археологов В. Г. Борисевича, Г. К. Вагнера, Е. И. Горюновой, П. И. Засурцева, М. Г. Рабиновича, В. И. Равдоникаса, А. П. Смирнова, Ю. Н. Спегальского, А. А. Халикова, И. Г. Хныку; географов В. С. Вавилова, С. А. Ковалева, Г. М. Лаппо; экономистов В. В. Бокшишевского, Б. С. Хорева; историков Е. А. Ащепкова, Ф. К. Белинскиса, В. Л. Глазычева, М. Д. Голубых, С. А. Дектерева, Л. Н. Жеребцова, С. Я. Забелло, И. С. Ивянской, А. В. Иконникова, Б. Г. Калимуллина, И. В. Маковецкого, П. А. Максимова; М. Г. Милославского, А. В. Ополовникова, К. И. Тихазе; Л. В. Тыдман; искусствоведов П. Г. Богатырева, Н. А. Ковальчук, А. И. Скворцова.

Различные типы жилья в их социальном приложении и развитии: от традиционной избы и особняка до сталинских социальных экспериментов, «хрущоб» и брежневских «коробок» рассматриваются в статьях зарубежных и отечественных исследователей: М. Близнаковой, У. Брумфилд, А. Высоковского, С. Коткина, В. Паперного, Д. Пэллот, Б. Рубл, Р. Эдельмана.

Жилище финно-угорских народов (карел, коми-зырян, коми-пермяков, марийцев, удмуртов и мордвы), издавна населяющих северо-западные и поволжские районы Европейской части России, стало объектом научного изучения сравнительно поздно – с 80-х годов XIX в., хотя некоторые отрывочные сведения о нем встречаются еще в дневниках путешественников и материалах первых академических экспедиций XVI – XVIII вв. (К. де Бруин, Н. К. Витсен, И. Г. Георги, С. фон Герберштейн, А. Дженкинсон, И. И. Лепёхин, П. С. Паллас, П. Перссон, Ф. Тьеполо, Ф. И. Страленберг) и трудах православных миссионеров второй половины XVIII в. (Иоанн Дамаскин). Значительную роль в исследовании поселений и жилищ мордвы сыграло созданное в 1845 г. Русское географическое общество. Весомый вклад в изучение быта и традиционных построек народов Поволжья и Приуралья XIX в. внесли ученые и писатели, священники и просто государственные служащие. В работах В. М. Бехтерева, Г. Е. Верещагина, А. И. Герцена, Н. Добротворского, М. А. Кастрена, Д. Н. Островского, Н. Г. Первухина, Н. Попова, А. Ф. Риттиха, Н. Рогова и других энтузиастов собран интереснейший материал по различным типам жилищ и поселений, строительным обычаям и связанным с ними обрядам местных народов.

Поселения и жилища мордвы XIX в. достаточно хорошо известны в литературе благодаря публикациям С. И. Архангельского, В. А. Ауновского, В. Н. Майнова, П. И. Мельникова-Печерского, А. Мартынова, епископа Макария, Д. Л. Мордовцева, священника Н. Н. Н-лова, А. С. Примерова, Н. В. Прозина, И. В. Селиванова, А. В. Терновского и др. Несомненно, приоритет систематизации и сравнительного анализа жилых построек принадлежит членам созданного в Гельсингфорсе в 1883 г. Финно-угорского общества (Suomalias-Ugriiainen Seura) А. О. Гейкелю и У. Г. Сирелиусу. В дореволюционной этнографии первым объемным этнографическим исследованием, посвященным жилищу финно-угорских народов, является монография Гейкеля «Ceremissen, Mordwinen, Esten und Finnen». Исследователь рассмотрел жилище мордвы в типологической связи с постройками марийцев, эстонцев и финнов, что позволило ему проследить развитие отдельных элементов материальной культуры финно-угров в целом.

В 1895 г. в «Этнографическом обозрении» была опубликована работа Н. Н. Харузина. Она содержит, пожалуй, единственный анализ жилища мордвы в контексте представленной автором концепции эволюции современного финно-угорского жилища, которое, по мнению Харузина, является «продуктом долгого постепенного развития финнов, результатом взаимодействия собственного самостоятельного роста финского племени с одной стороны, и влияния на них соседей с другой»2.

Тот факт, что именно этнография стала первоначальной основой для изучения древнемордовского (как и в целом финно-угорского) жилища вполне очевиден. Сведения письменных источников по ранней истории мордвы крайне скудны и противоречивы, а подлинные остатки древних объектов не были известны вовсе. В конце XIX в. археологические исследования ограничивались раскопками погребальных памятников мордвы, а ее древние поселения и жилища оставались вне поля зрения исследователей. Метод ретроспекции хоть и применялся (А. О. Гейкель, И. Н. Смирнов и Н. Н. Харузин), но возможности его были весьма ограничены, прежде всего, по причине отсутствия надежной базы источников. Таким образом, в дооктябрьский период вопросы происхождения и генезиса древнейших типов жилища мордвы оставались нерешенными.

В первые годы советской власти эта проблема решалась главным образом в русле этнографических исследований. В конце 20-х годов выходит работа А. А. Гераклитова о мордовских «зимницах». Но главное, начинаются археологические раскопки древних памятников – городищ и селищ, в процессе которых открывается новый, чрезвычайно важный и ранее совершенно неведомый источник для изучения жилища мордвы – остатки самих жилых построек. Этот источник впервые был использован для исследования древних поселений и жилища мордвы Е. И. Горюновой.

По-настоящему систематический и организованный характер изучение жилища приобретает в 60 – 70-е годы XX в. Характерной чертой этого периода можно назвать обращение к проблеме мордовского народного жилища не только этнографов, но и историков, архитекторов, искусствоведов. В это время выходят монографические исследования и публикации В. А. Балашова, В. И. Белицер, Н. П. Макушина о поселениях и народном жилище мордвы. Авторы, собрав и систематизировав обширный этнографический материал в различных районах проживания мордвы, дали типологическую характеристику поселений и жилищ мордвы Среднего Поволжья и частично Приуралья, определили ареалы их отдельных типов, и в заключение предприняли попытку дать характеристику общего и особенного в жилищах мордвы и русских. Привлечение письменных источников позволило авторам выявить общие принципы, закономерности и тенденции формирования жилища мордвы в XVII – XIX вв.

Дальнейшую разработку этнокультурный аспект проблемы получил в работах В. Ф. Вавилина, предложившего в 80-х годах XX в. подробную типологическую классификацию сельских поселений и жилища мордвы. Поставив перед собой задачу выявления архитектурно-художественных достоинств народных построек мордвы, исследователь обращается к истокам традиционного зодчества этноса. Вавилиным дан детальный анализ основных архиетктурно-конструктивных, планировочных, декоративных и композиционных особенностей сельских поселений, крестьянских усадеб и хозяйственных построек этнических групп мордвы – мокши и эрзи. Поднимаются вопросы творческого использования традиций народного зодчества в современной сельской архитектуре и создания архитектурно-этнографического музея под открытым небом.

В конце 90-х годов XX в. исследователями истории архитектуры В. Б. Махаевым и А. И. Меркуловым была предпринята попытка охарактеризовать общее и частное в городском и сельском жилище мордовского края конца XVII – начала XX вв., выстроена типология, проанализированы декоративное оформления и экстерьер жилища.

В 2001 году публикуется работа А. С. Лузгина о промысловой деятельности крестьян мордовского края во второй половине XIX – начале XX вв. Поселения и жилища мордовского края XIX – начала XX вв. рассматриваются автором в тесной взаимосвязи с характером промысловых занятий.

Тем не менее, одно из перспективных направлений в изучении жилища – семиотический аспект – остается неизученным.

Автором диссертации впервые предпринята попытка философско-культурологического анализа жилища с привлечением данных истории, этнографии и фольклористики.

Гипотеза научного исследования. Жилище мордвы моделирует локально-общую семейную общину, совмещая языческое и христианское начала. Его суть выражена в системе внешне-внутренних границ, организующих и регламентирующих общение внутри семьи, а также важнейшие жизненные циклы и связь с внешним миром. Жилище мокши и эрзи связано с ритуализированными формами освоения («очеловечивания»), пространства-времени. Семантика резного декора жилища мордвы представлена орнаментом, узорами, украшениями, восходящими к истокам древнеславянской и финно-угорской языческой культуры, а также набором элементов из русской городской и помещичьей культуры, несущим главным образом эстетическую функцию.

Личный вклад диссертанта. Проведено типологическое сопоставление архитектурного облика и внутренней планировки мокшанского и эрзянского жилища с русской избой. Доказано, что в конце XIX в. по архитектурному облику и внутренней планировке эрзянское жилище стало фактически подобным русской избе, тогда как мокшанское сохранило ряд архаических черт. На основании собранного в 2001 – 2002 гг. в 15 районах республики Мордовия полевого материала доказано, что в ритуальной практике строительства и заселения жилища до сих пор устойчиво сохраняются некоторые реликты древней строительной обрядности мордвы, хотя первоначальный смысл ее утрачен.

Объектом исследования является жилище как важнейшая универсалия человеческой культуры.

Предметом исследования выступает семантика и эволюция жилища мордвы.

Целью диссертационного исследования является рассмотрение жилища как феномена культуры, что достигается решением следующих основных задач:

  • рассмотреть образ дома в культурно-философской традиции;

  • рассмотреть крестьянское жилище как многотекстовое образование;

  • определить характерные типы мордовского жилища;

  • проследить ритуально-строительную практику освоения жилого пространства, выделяемого из природного окружения;

  • систематизировать пространственные границы крестьянского жилища, связанные с важнейшими жизненными циклами;

  • проанализировать семантические особенности резного узорочья мордовской избы на материале рисунков А. О. Гейкеля.

Хронологические рамки исследования охватывают главным образом конец XIX – начало XX вв.

Территориальные рамки исследования в основном ограничиваются пределами Мордовии.

Источниковой базой исследования является комплекс материалов, в котором можно выделить три основные группы: 1) письменные, 2) фольклорные, 3) полевые, собранные диссертантом в ходе поездок по Атяшевскому, Большеберезниковскому, Большеигнатовскому, Дубенскому, Ельниковскому, Инсарскому, Ичалковскому, Ковылкинскому, Кочкуровскому, Краснослободскому, Лямбирскому, Ромодановскому, Рузаевскому, Старошайговскому и Чамзинскому районам Мордовии в течение 2001 – 2002 гг.

К письменным источникам относятся записки иностранных авторов, путешественников, дипломатов, посещавших территорию Поволжья в XVI – XVIII вв. – К. де Бруин, Н. К. Витсен, И. Г. Георги, С. фон Герберштейн, А. Дженкинсон, И. И. Лепёхин, П. С. Паллас, П. Перссон, Ф. И. Страленберг, Ф. Тьеполо. К числу немногих работ первой половины XIX в. относится публикация С. И. Архангельского о строениях и занятиях мордвы, а также очерк «Мордва» писателя И. В. Селиванова, дающий широкую картину жизни и быта мордвы деревни Малое Маресево (современный Чамзинский район Мордовии). Во второй половине XIX в. появляется большое количество литературы, посвященной описанию жилища мордвы – В. А. Ауновского, В. Н. Майнова, П. И. Мельникова-Печерского, А. Мартынова, епископа Макария, Д. Л. Мордовцева, священника Н. Н. Н-лова, А. С. Примерова, Н. В. Прозина, И. В. Селиванова, А. В. Терновского и др.

Особую ценность для нашего исследования представляет работа «Ceremissen, Mordwinen, Esten und Finnen» этнографа, исследователя культуры финно-угорских народов, профессора А. О. Гейкеля, фрагменты которой были переведены диссертантом с немецкого языка на русский.

Среди фольклорных источников особо отметим материалы, собранные Т. П. Девяткиной, М. Е. Евсевьевым, М. Г. Имярековым, К. Т. Самородовым, И. Н. Смирновым и др.

В полевых материалах, собранных диссертантом в ходе поездок по республике Мордовия, представлена реликтовая строительная обрядность, дошедшая до наших дней.

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретической базой исследования послужили работы А. К. Байбурина, А. А. Гагаева и П. А. Гагаева, Г. Д. Гачева, М. С. Кагана, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Б. А. Рыбакова, О. Шпенглера.

В диссертации использованы следующие методы:

  • знаково-семиотический подход к культуре как к тексту, в рамках которого рассматривается и текст жилища;

  • интегративный метод в изучении крестьянского жилища позволяет представить в единстве материального и духовного начал;

  • метод реконструкции идеально-материального образа мордовского жилища по сохранившимся описаниям и иллюстрациям дореволюционных источников;

  • метод сравнительного анализа для сопоставления облика жилища русских и мордвы;

  • метод интерпретации содержательной стороны декоративных украшений мордовского жилища.

Новизна исследования определяется:

  • философско-культурологическим анализом жилища;

  • уточнением типологии русской крестьянского жилища Поволжского региона;

  • всесторонним анализом структуры и функции крестьянского жилища мордвы как многосложного текста и как целостной системы в социальном бытовании этнонациональной культуры;

  • обращением к крестьянскому жилищу мордвы как реалии действительности в культурологическом аспекте, а также характером и конкретностью материала исследования;

  • введением в научный обиход до настоящего времени не публиковавшихся материалов и источников;

  • выявлением характерных типологических особенностей жилища мордвы-эрзи и мокши;

  • анализом семантики резного декора жилища мордвы на основании иллюстраций дореволюционных источников.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Жилище является культурным феноменом, интегрирующим идеальные представления о мире и наиболее значимых жизненных циклах бытия человека. Образ дома – один из наиболее значимых и часто повторяющихся в культурно-философской традиции (античной, средневековой, зарубежной, отечественной). Представления об образе жилища трансформировались, наполнялись новым содержанием, попадая в контекст определенной эпохи и культуры. В структуре традиционного русского жилища (избы) просматриваются такие черты национального менталитета, как беспредельность и безграничность.

  2. Изба представляет собой множество текстов (мифологический, ритуально-обрядовый, декоративный, ансамблевый). Понятие «текст жилища», являющееся производным от универсальной категории «текст культуры», позволяет провести целостный анализ избы как явления культуры и его знаково-символической природы. Данный текст представлен текстом материального объекта и текстом нематериальным (внеположным). Первый непосредственен и повествует о социальных, религиозных, хозяйственных аспектах жизни коллектива. Второй содержится в текстах иной субстанциональной природы, выступающих в роли метатекстов по отношению к нему: данные языка (и, в первую очередь, терминология), обряды, фольклор, мифология.

  3. На протяжении XVIII – XIX вв. существовало несколько типов мокшанского и эрзянского жилища: 1) четырехстенная рубленая изба с архаичной планировкой, ведущая свое начало от землянок, 2) двухкамерные постройки, различавшиеся плану, внутреннему устройству и расположению в уличной застройке, 3) трехкамерная постройка, включавшая архаичную избу (куд), сени, расположенные по продольной оси дома и вторую, устроенную по русскому образцу, или так называемую голландскую, фактически представлявшую собой горницу, избу, 4) односрубная четырехстенная изба, которая включала, как правило, квадратную в плане клеть и небольшие сени и по своему облику и внутренней планировке была подобной русской избе среднерусских губерний и Поволжья.

  4. Процесс строительства жилища у мордвы и русских, проживающих на территории мордовского края, имел много общих черт как в технологии, так и в обрядово-ритуальной практике. Одновременно с этим у мордвы в большей мере присутствовали языческие реликты, особенно ярко проявлявшиеся в процессе заселения и обживания жилища в связи с постоянным обращением к местным божествам (Куд-ава эрзянск., Юрт-ава мокшанск. и др.). Выделяются три основных этапа строительства: 1) предварительный (выбор места, материала и времени), 2) собственно возведение жилища, 3) заселение и обживание пространства, выделенного из природного окружения. Каждый из названных этапов сопровождался особыми обрядами, призванными установить регламентированную связь с реальным и потусторонним мирами и упорядочить внутреннее пространство, предназначенное для проживания семьи.

  5. Важнейшие элементы жилища, обеспечивающие статус дома, «делающие жилище собственно жилищем», наряду со специальными и инструментальными функциями обладают функцией границы. Эта функция присуща не только собственно границам (стенам, крыше, полу и т. п.), но и так называемым локативам (печь, стол и др.). С граничной функцией значимых элементов жилища связано приписываемое им в системе народных представлений экстраконструктивное содержание. Выделяется несколько типов границ: внешние, отделяющие обитателей дома от природного мира; внутренние, фиксирующие социальные роли жильцов и важнейшие жизненные циклы; символические, разделяющие мир живых и потусторонний мир.

  6. В символике резного узорочья жилища мордвы в последней четверти XIX в. отчетливо прослеживается наличие характерных украшений, выполняющих эстетическую и магическую функции. Роль последней с течением времени ослабевала. Наиболее распространенными были солярные, водные и земные знаки, представленные в виде геометрических фигур (треугольник, ромб, квадрат, розетка), вертикальных и горизонтальных линий, зигзагов. У мордвы практически отсутствует христианская символика. Орнаментика жилища мокшан и эрзян представляла собой синтез реликтов финно-угорской и древнеславянской языческой культуры, в котором отражен комплекс космогонических представлений и магических заклинаний, а также набор элементов из русской городской и помещичьей культуры, несущий главным образом эстетическую функцию.

Практическая ценность исследования. Актуальность темы исследования позволяет использовать материалы и выводы диссертации в общих и специальных курсах по философии культуры, культурологии, истории мордовского края, при написании обобщающих трудов по истории мордвы.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования были отражены в публикациях автора, в сборниках кафедры культурологии МГУ им Н. П. Огарева «Феникс» и «DUSCURSUS» (2002 – 2005).

Структура работы. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка и приложений. Содержание работы изложено на 195 страницах. Библиографический список включает 175 источников.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Б. А. Рыбаков Язычество Древней Руси Предисловие Эта книга

    Книга
    Эта книга является прямым продолжением, как бы вторым томом, моего исследования «Язычество древних славян», вышедшего в 1981 г. В первой книге автора интересовали прежде всего глубокие корни тех народных религиозных представлений,
  2. Б. А. Рыбаков язычество древhей руси москва 1987 Книга

    Книга
    Книга - продолжение монографии Б. А. Рыбакова "Язычество древних славян", вышедшей в 1981 г. Она посвящена роли древней языческой религии в государственной и народной жизни Киевской Руси до принятия христианства.
  3. Б. А. Рыбаков язычестводрев h ейруси москва 1987 Книга

    Книга
    ПРЕДКИ РУСИ Глава вторая. ПОГРЕБАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ Глава третья. СВЯТИЛИЩА, ИДОЛЫ И ИГРИЩА Глава четвертая.
  4. А. Н. Соловьева Ответственный редактор: доктор филологических наук, профессор пгу имени М. В. Ломоносова

    Монография
    Монография Н.М. Теребихина подводит итоги многолетним исследованиям ав­тора в области археологии, этнологии, философии культуры и сакральной географии народов Европейского Севера.
  5. Народов Европейского Севера России монография

    Монография
    Несанелис Д.А. Традиционные формы символического поведения народов Европейского Севера России: Монография.- Архангельск: Поморский университет, 2006. –

Другие похожие документы..