Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
ООО «Мира» г. Батайск, РО, Ул. Шмидта, 9 Климченко Татьяна Ивановна Героян Эмма Григорьевна (8 354) 5-78-80 Обувь для силовых структур Рабочая обувь ...полностью>>
'Документ'
В зависимости от прохождения границы и при наличии времени: посещение резиденции семьи Потоцких. Ланцутский замок - когда-то «Мекка» польских аристок...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Рищук С.В. Клинико-лабораторные аспекты хронических воспалительных заболеваний и дисбиозов у половых партнёров: Дисс. … доктора мед. наук. – Санкт-Пе...полностью>>
'Закон'
В соответствии с пунктом 5.2.70 Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утвержденного Постановлением Пр...полностью>>

Главная > Книга

Сохрани ссылку в одной из сетей:

А.И. Кравченко

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений

Логос

Москва 2002

УДК 316

ББК 60.5

К78

Социология: Общий курс: Учебное пособие для вузов. – М.:

ПЕРСЭ; Логос, 2002.–640 с.: ил.

ISBN 5-9292-0019-Х («ПЕР СЭ»)

ISBN 5-94010-001-5 («Логос»)

Книга дает общую картину развития общества, раскрывает ключевые социологические понятия, логично увязанные в единую систему. Приводятся описание предмета и методов социологии, сведения о социальной структуре, социальных группах и поведении и т.д. Параллельно теоретическому материалу дается обширный практический, в который вошли лучшие студенческие работы, подготовленные в последние годы студентами разных вузов в рамках настоящего курса. Практические задания, ориентированные на повседневную жизнь, и большое число иллюстраций служат для лучшего усвоения студентами теоретического материала. Книга может быть рекомендована в качестве учебника для студентов непрофильных специальностей.

Для студентов вузов. Представляет интерес для преподавателей, а также широкого круга читателей.

ISBN 5-9292-0019-Х («ПЕР СЭ»)

ISBN 5-94010-001-5 («Логос»)

© Кравченко А.И.,2000

© ПЕР СЭ, 2002

Предисловие автора

Когда общество находится в кризисной точке своего развития, но обладает мощным интеллектуальным потенциалом, в нем происходит активная мыслительная работа по анализу причин и законов общественного развития. Всякий раз на очередной лекции, а читать приходится в самых разных местах и для самых разных аудиторий, меня спрашивают о том, почему же России провально не везет: и политический режим в XX веке у нее был самым жестоким, и экономический базис отсталый, и социальной защиты населения нет никакой. Одним словом, самая нецивилизованная страна, если не считать ее высочайшей культуры и духовного богатства, среди всех цивилизованных стран, а уж тем более среди великих держав, какой она сама и другие страны считают Россию.

Каждый раз приходится доказывать, что ответить на подобные вопросы могут и должны только гуманитарные науки – каждая дисциплина со своей точки зрения, раскрывая свой очень узкий фрагмент реальности. И только социология берет на себя смелость показать общемировые универсалии и доказать, вооружившись эмпирическими фактами и теоретическими законами, что Россия – никакое не исключение из общего ряда, не заповедник зла. Все страны в разное время и в разной форме переживали те острые и болезненные процессы, которые наблюдаются сегодня у нас. Психологи способны раскрыть внутренний мир индивида, экономисты – дать рекомендации по оздоровлению производства, а политологи – описать существующие во властных структурах противоречия. Но когда мы касаемся фундаментальных процессов и законов развития общества в целом, мы не способны всесторонне раскрыть проблему, не обращаясь к категориям социальной структуры, социальным институтам, изменениям классовой системы общества, уровню жизни, проблемам бедности и богатства и множеству других, которые относятся к компетенции социологии. Именно ей по плечу решать все вопросы в комплексе и дать общую картину мира.

Вот, пожалуй, мы и подошли к разгадке названия этой книги. Почему она называется «Социология. Общий курс», а, скажем, не «Социология», «Основы социологии» или как-то еще? Мне видятся несколько причин. Первая и самая главная – общая социология призвана давать не самые общие, оторванные от реальной жизни знания и категории, а прежде всего общую картину развития общества. Пусть кратко, не вдаваясь в исторические подробности, методологические тонкости построения научного знания и не увлекаясь отраслевыми социологиями, показать ключевые социологические понятия, логично увязанные в единую систему. Только таким образом студент способен избавиться от хаоса точек зрения и многообразия эмпирических фактов. Какие понятия лежат в основе социологической картины мира, как из них – логично и последовательно – выводятся другие категории – это наиглавнейшая задача.

Вторая и не менее важная. Спрашиваем: для чего студенту нужна теоретическая система знаний? Отвечаем: для того чтобы с его помощью лучше понять то общество, в котором он живет. Ни теория М. Вебера, ни построения П. Сорокина или Т. Парсонса сами по себе ничего не стоят. Знать их только для расширения своего кругозора – задача нелепая и бессмысленная. Беру на себя смелость утверждать, что эти теории необходимы для решения одной-единственной задачи – научить молодежь тому, как жить в этом обществе, как разбираться в перипетиях социальной реальности и глубже осмыслить происходящее вокруг. Если в книге излагаются социологические теории ради самих себя, то учебником именовать такую книгу нельзя. Это может быть монография. Назовите ее как-то иначе. Но учебник должен учить жить. Вооружаясь интеллектуально, вы совершенствуетесь практически.

Приведу простой пример. Первую теорию социальной стратификации создал 2500 лет назад Платон, а чуть позже ее развил Аристотель. Первый учил нас тому, что власть в обществе надо предоставлять интеллигенции, а не «новым русским» или «старым бюрократам». Он называл ее представителей по-своему: философами. Слова разные, а суть одна. И даже описал приемы, при помощи которых можно обуздать власть имущих и, если надо, воспитать их. Непременным условием он ставил пожизненное обучение: правителям нужно периодически проходить переаттестацию и повышение квалификации, а не засиживаться и не жиреть у «кормушки».

Специалисты непременно обвинят меня в том, что я утрирую содержание платоновской концепции. Она была создана не для нас, и не нас она стремилась научить уму разуму. Но мне, впрочем, как и вам, глубоко все равно, чему она хотела научить древних греков. Мне гораздо важнее то, какие полезные уроки я могу извлечь из нее сейчас и именно для себя. Следовательно, необходимо посмотреть на платоновское учение под иным углом зрения. Приходится и утрировать, и гипертрофировать, и выяснять то, что содержалось в скрытом виде, и добавлять новое знание, которое, не искажая сути дела, позволит актуализировать древнейшую теорию.

Или Аристотель. Тот утверждал, что становым хребтом общества должен быть средний класс. Понадобилось две тысячи лет, чтобы сегодня переоткрыть эту истину. И ведь как совпало. О среднем классе как остове общества мы заговорили только на исходе XX столетия, когда начали строить демократию. Но ведь Платон и Аристотель создавали свои концепции тоже для демократического общества. Почему-то никто в советском обществе не говорил о среднем классе как о хребте социальной структуры. Никто не осмеливался заявить, что обществом должны править интеллигенты и философы. Интеллигенцию мы превратили в жалкую прослойку между рабочим классом и крестьянством. Нарушили вековые законы развития общества, вот и поплатились.

Много еще таких законов, которые и сейчас, и две тысячи лет назад управляли и управляют обществом, которые нам предстоит постичь, а значительную часть уже открытых узнать и вооружиться ими. Вооружиться для того, чтобы снова и снова не экспериментировать над страной, пытаясь нащупать какие-то особые, свойственные только России законы развития. Может быть наша особость проистекает от незнания универсальных закономерностей. Большие претензии всегда свойственны людям, мягко выражаясь, малограмотным.

Такова первая причина того, почему книга, которую вы держите в руках, именуется учебником по общей социологии. Вторая заключается в свободе от частностей. Стремясь построить общую картину социальной реальности, разумеется, такой, какой вижу ее я, а не кто-то другой, намеренно избегаю многих подробностей, к примеру, необходимости давать систематический очерк истории социологии.

Уникальность данной книги состоит в том, что параллельно теоретическому материалу дается обширный практический. В него вошли лучшие работы, подготовленные в последние годы студентами разных вузов в рамках настоящего курса.

У меня накопился неплохой иллюстративный материал и того, как правильно надо выполнять задание, и того, как этого не следует делать. Такого рода практикум очень эффективен в усвоении теоретического материала. Большинство практических заданий ориентированы на повседневную жизнь, требуют от студента наблюдательности, смекалки и умения применять полученный теоретический материал. Никаких сверхспособностей или энциклопедических знаний не требуется. Социологическое видение должно быть обращено на окружающих людей, например, на составление статусного портрета своей семьи или анализ его динамики.

Вызывали неизменный интерес у студентов и такие задания, как составление социальной автобиографии, написание социологической сказки, составление ролевого конфликта в семье и др. Если собрать выполненные задания в одну книгу, получится занимательное и очень поучительное произведение. Но мне показалось правильным давать их в дополнение к лекционному материалу. Так они выигрышнее смотрятся, получают необходимое теоретическое разъяснение. А если дополнить их комментариями преподавателя, то действительно получится не сборник задач, а настоящий практикум – особый жанр, призванный обучить практическому ремеслу на примере анализа правильно и неправильно выполненных заданий.

В заключение хочу поблагодарить своих юных помощников, тех, кто конспектировал мои лекции и чертил схемы: студентов 1-го курса (1999 г.) социологического факультета МГУ Д. В. Кондрашова, И. А. Островского, М. А. Архипова, А. Негребецкого; студентов 1-го курса (1998 г.) Института социологии Государственного университета гуманитарных наук (ГУГН) О. Перфильеву, А. М. Власенко, И. Желанову, Д. Авербух, Ю. В. Гришину.

Имена авторов практических заданий указаны в соответствующих разделах.

Тема 1

Формирование социологического знания

Краткий исторический очерк

Один из патриархов мировой социологии Роберт Кинг Мертон (род. 1910) как-то сказал: «Социология – это очень молодая наука об очень древнем предмете изучения».

Точнее и не скажешь. Тем, что сегодня мы называем обществом, люди заинтересовались в глубокой древности. В течение 2500 лет мыслители анализировали и описывали общество, не называя, однако, полученные знания социологией. Первое и достаточно полное представление о строении общества дали античные философы. Первых социологов античности называют социальными философами. Среди них выделяются два гиганта – Платон (427–347 до н. э.) и Аристотель (384–322 до н. э.). Они, как и нынешние социологи, изучали традиции, обычаи, нравы и взаимоотношения людей, обобщали факты, строили концепции, которые завершались практическими рекомендациями по усовершенствованию общества.

Первым в истории трудом по «общей социологии» считают «Государство» Платона. Великий мыслитель разработал основы первой в мире теории социальной стратификации, согласно которой любое общество делилось на три класса: высший, состоявший из мудрецов, управлявших государством; средний, включавший воинов, охранявших его от смуты и беспорядка; низший, где числились ремесленники и крестьяне. Свой вариант теории стратификации предложил другой энциклопедический ум античности – Аристотель. У него опорой порядка выступал средний класс. Кроме него существовали еще два класса – богатая плутократия и лишенный собственности пролетариат.

Только через две тысячи лет европейская научная мысль смогла подарить миру выдающиеся труды об обществе, прежде всего благодаря усилиям Н. Макиавелли, Дж. Локка и Т. Гоббса, которые явились непосредственными предшественниками научного этапа социологии.

Еще в средневековье арабский мыслитель Ибн Хальдун (1332–1406) пристально изучал поведение больших социальных групп людей, составляя анатомию человеческого общества. Многие европейские мыслители XVIII – XIX веков, в том числе Вольтер, Дидро, Кант, Гегель, Гоббс, задолго до официального рождения социологии писали о нравах людей, общественной морали и традициях, характере народов, поведении социальных типажей. В XVII – XVIII веках впервые появились термины, призванные сыграть решающую роль в формировании социологии: «общество», «культура», «цивилизация», «классы», «структура», «функция» и некоторые другие.

Термин «социология» появился лишь в начале XIX века – между 1838 и 1840 гг. Его создателем стал человек, ни разу в жизни не проведший ни одного анкетного опроса. Француз Огюст Конт (1798–1857) был философом, не особенно выдающимся, как скажем Кант или Гегель, но зато весьма проницательным. Во-первых, его считают родоначальником одного из самых мощных и плодотворных философских направлений – позитивизма. Во-вторых, он является отцом мощной эмпирической науки – социологии. О. Конт дал ей имя, определил ее предмет и методы, хотя ни одну из своих теорий на практике не проверил. Созданные им глобальные социологические теории вспоминают сегодня разве что из уважения к мэтру. К примеру, теория трех стадий эволюции общества никакой пользы науке она еще не принесла, слишком умозрительной и претенциозной она была с самого рождения. В-третьих, его именуют отцом теории индустриального общества, теории, лежащей в основе современной социологии. Но и здесь он прославился больше грамотной постановкой проблемы, нежели эффективно найденным решением.

Философы оказались весьма плодотворны в части создания новых наук или придумывания им названий. Вспомним, что родоначальником экономики был философ Адам Смит (1723–1790), а психологии – философ Вильгельм Вундт (1832–1920). Таким образом, три науки, составляющие ныне костяк так называемых социальных, или поведенческих наук, психология, экономика и социология, созданы философами. Но они не исключение. Из недр философии, как из первоматерии, в разное время выделились в самостоятельные науки и физика, и астрономия, и математика, и все другие дисциплины. Только социальные, в отличие от естественных наук, задержались с появлением на свет. Человеческое общество, как ныне считают антропологи, зародилось никак не менее 40 тыс. лет назад, а науки о нем – социология, экономика, психология, этнография, антропология – появились, и как все одновременно, только в XIX веке.

Возникновение в XIX веке опытной, эмпирической науки об обществе является не случайным, а имеет определенные гносеологические и социально-экономические предпосылки. Девятнадцатый век – это век естествознания, его идеалом является опытное, «позитивное» знание. Наука не знает границ, естественнонаучному методу подвластно все, в том числе мораль, право, общественное устройство – все то, что раньше было предметом метафизики и спекулятивных домыслов.

Стилю научного мышления XIX века были одинаково чужды как обскурантизм средневековья, так и морализаторство просветителей. Говоря современным языком, лидерами естествознания в XIX веке являлись физика (механика И. Ньютона) и биология (эволюционная теория видов Ч. Дарвина). Именно эти науки определяли стиль научного мышления своей эпохи. Особенности этого стиля мышления наложили зримый отпечаток на сам процесс формирования социологии и криминологии. Общество (и преступность) стали рассматриваться как объективное явление, ничем в принципе не отличающееся от объектов познания физики и биологии. И достаточно долго опытная, позитивная наука об обществе называлась социальной физикой, а ее разделы по аналогии с механикой назывались «социальная» статика и «социальная динамика».

В XIX веке европейское общество окончательно и бесповоротно вступает на путь капиталистического развития. Два первых из рассматриваемых в этом параграфе мыслителей, а именно О. Конт и К. Маркс, застали начальную стадию капитализма, а два других – Э. Дюркгейм и М. Вебер – развитую. Между этими стадиями существует качественная разница. Естественно, что первые и вторые описывали совершенно разные общества. Отсюда во многом проистекает и различие их взглядов.

В европейском обществе в это время происходили потрясающе интересные события. Капитализм, благодаря индустриальной революции, разворачивался во всю свою мощь. Буквально штаны трещали на теле старого общества – рост промышленных городов-спрутов, обезземеливание крестьян, концентрация преступности и проституции, торговля детьми, пауперизация и обнищание широких масс. И все это на фоне невиданного расширения политических прав прежде всего для средних слоев, а не только аристократии, как прежде, появление железных дорог, газовых фонарей, синематографа, пароходов и других невиданных ранее чудес «века железа», как его окрестили позже историки.

Социология, по мнению А. Гоулднера, возникала как идеология среднего класса. Именно в XIX веке мы отмечаем широкое движение интеллигенции, причем во всех европейских странах, включая и Россию, в помощь социальным аутсайдерам. Врачи проводят инспекции на предприятиях и описывают условия труда, филантропы жертвуют деньги на помощь беднякам и сиротам, учителя дают бесплатные уроки и выявляют одаренных детишек. Множащийся числом средний класс горел желанием улучшить положение дел в обществе. Социология рождалась как наука об обществе и его трансформации. Если европейские пионеры социологии были философами, то американские – проповедниками и священниками. Это свидетельствует не только о романтическом ореоле зарождения социологии, но и о том утопическом проекте, который был выбран в качестве некой теоретической платформы. XX век, судя также и по русской литературе (вспомнить хотя бы Базарова) был весьма деятельным. Все что-то улучшали, изменяли, преобразовывали. О. Конт, создавая новую науку, мечтал ее сделать разновидностью научной религии, поверив в которую правители смогут править в соответствии с объективными и надежными законами. Алгеброй они поверят общественную гармонию, А что вы думаете о положении дел в XX и XXI веках? Сохранился ли прежний героический пафос в социологии?

Создавая новую науку, О. Конт рассуждал примерно так: для того, чтобы познать общество во всем многообразии его проявлений, философии уже недостаточно. Нужна специальная наука, которая занималась бы обществом не наряду с другими вопросами, а специально, посвятив все внимание только им. Для того, чтобы состоялась новая наука об обществе как самостоятельное знание, ей нужно отказаться от философского метода познания и придумать свой собственный. Но вначале, пока своих методов нет, социология должна взять из естествознания такие методы как наблюдение, эксперимент и сравнительный анализ.

О. Конт, давший название науке социологии, в своем творчестве руководствовался идеалами прогресса, политической и экономической свободы, надеждой на то, что с помощью науки и просвещения можно решить все социальные проблемы. На вопрос о том, как вылечить больное общество, Конт отвечал: надо создать такую же точную и объективную науку об обществе, каким является естествознание.

Социологическая мысль явилась ответом на кризис динамично развивающегося европейского общества. Цель нового мышления – развить интеллектуальные инструменты, которые сделали бы социальные отношения в обществе более прозрачными. Социология родилась и выросла в быстро изменяющемся мире: борьба за независимость в Европе и Америке, возрождение и падение Наполеона, расцвет Британской империи.

Подчеркивая роль конкретных методов в познании, О. Конт тем не менее оставался представителем прошлого – поколения социальных философов, создающих всеобщие законы человечества. Только через 50 лет, а именно в конце XIX века, появилось первое поколение социологов, лидерами которого стали всемирно известные ученые Э. Дюркгейм и М. Вебер, к идеям которых мы еще не раз будем возвращаться.

Поколению Вебера и Дюркгейма пришлось сделать шаг вперед и доказать, что историю творят не великие личности, абсолютные идеи или безличные законы, а рядовые люди, обладающие мотивацией, интересами, потребностями и ценностными ориентациями, что история и биография приобретают значение, только пропущенными через призму общественных отношений.

Оставаясь главным героем, индивид тем не менее растворился в социальном типе – в «капиталисте», «пролетарии» и «буржуа» К.Маркса, «протестанте», «бюрократе» и «политическом лидере» М. Вебера. Уникальная личность, герой исторических биографий и мемуаров уступил свое место идеальному типу. Типичный индивид стал прекрасным инструментом сравнительно-исторических и кросс-культурных исследований. Разделенные тысячелетиями Александр Македонский и Наполеон превратились в действующих лиц одной драмы под названием «цезаризм». Оба они являли идеальный тип цезарита. Если историк чтит неприкосновенность хронологического устройства вселенной, размещая уникальные личности и события по своим гнездам-эпохам, то для социолога все эти македонские, цезари и гитлеры, в какое бы время они ни жили, выступают иллюстрациями понятий «политический лидер», «авторитарное правление», «цезаризм». Дюркгейм и Вебер широко оперировали эмпирическими данными, изучая один – проблему самоубийства, а другой – профессиональной мобильности.

Еще дальше пошел Р. Парк, создатель Чикагской школы. Будучи журналистом, он обыскивал трущобы и описывал особенности поведения их обитателей. Посторонние принимали чикагских социологов за какое-то гостиничное сообщество, которое интересуется ночной жизнью граждан. Он изучал социальные типы там, где обитают их живые воплощения: преступников – в подвалах, китайских крестьян – в деревенских лачугах, соплеменников отважного Робин Гуда – в непроходимых лесах, ковбоев – на Диком Западе, последователей Аль Капоне и Анастази – на улицах больших городов.

Поколение Конта и Спенсера постепенно уступило место поколению эмпириков, изучавших все более узкие проблемы: преступные группировки, малые группы, городские агломерации, расовые отношения и т.д. Активно использовалась статистика и собственные методы, изобретенные для целей эмпирического исследования. Европейская интеллигенция искренне интересовалась положением малоимущих слоев населения, поэтому активно проводились регулярные обследования фабрик и заводов, детских приютов и городских кварталов, переписи населения. Зарождается социальная статистика как неотъемлемая черта европейской культуры. Под нее требуются тысячи анкетных опросов. Стало быть, развиваются методика, техника и методология эмпирического исследования.

Соотечественника О.Конта Эмиля Дюркгейма называют пионером практической социологии. Он разработал методологию функционального анализа, которая применяется по сей день, провел глубокий анализ проблемы самоубийства, который и сегодня служит классическим примером того, каким должно быть социологическое исследование, заложил основы теории аномии, и в наше время не потерявшей своей актуальной ценности. Его учение о разделении общественного труда, о механической и органической солидарности, природе социального факта, коллективном сознании и ценностях, эволюции религии вошло в золотой фонд мировой социологии.

Не только Франция, но и Германия удивила мир блестящей плеядой социологов – Макс Вебер, Георг Зиммель, Фердинанд Теннис. За ними стоят более мелкие величины, недостаточно талантливые и творческие. Например, сегодня издано собрание сочинений Вебера более – 30 томов.

Карл Маркс (1818–1881) считается основателем теории социального конфликта, учения о структуре и развитии общества, концепции социальных классов. Это самая крупная фигура среди социальных философов вообще.

Под стать К. Марксу другой немецкий мыслитель Макс Вебер (1864–1920). Его можно смело назвать Леонардо да Винчи социологии. Его базисные теории сегодня составляют фундамент социологии: учение о социальном действии и мотивации, об общественном разделении труда, об отчуждении, о профессии как призвании. Он разработал основы социологии религии, экономической социологии и социологии труда, социологии города, теорию бюрократии, концепцию социальной стратификации и статусных групп, основы политологии и института власти, учение о социальной истории общества и рационализации, учение об эволюции капитализма и института собственности. Достижения М. Вебера просто невозможно перечислить, настолько они огромны. В области методологии одним из самых главных его достижений является введение идеальных типов.

Благодаря М. Веберу, а также его коллегам Ф. Теннису (1855–1936) и Г. Зиммелю (1858–1918) немецкая школа доминировала в мировой социологии вплоть до Первой мировой войны. В Англии наибольший вклад в мировую социологию внес Герберт Спенсер (1820–1903), создавший учение о социальной эволюции и рассматривавший человеческое общество как живой организм.

В своем главном труде «Общность и общество» (1887) Ф. Теннис предложил ставшую позже классической типологию социальности: сообщество (община), где господствуют непосредственно личные и родственные отношения, и общество, где преобладают формальные институты. Если «общинные» отношения предполагают «высшую самость», то «общественные» – «искусственное лицо». Отсюда следует и различие главных экономико-правовых категорий. В первом случае (община) речь идет о «владении», «земле», «территории», «семейном праве»: во втором (обществе) – об «имуществе», «деньгах», «обязательственном» (торговом) праве. Сюда же Теннис добавляет и противоположность статуса и контракта (договора). Касаясь динамики общества, Теннис полагал, что «общинная» социальность в ходе истории все больше вытесняется «общественной» социальностью. Отсюда открывался путь для анализа нравов, права, семьи, хозяйствования, деревенской и городской жизни, религии, государства, политики, общественного мнения и т.д.

Центром мировой социологии на первом этапе (конец XIX – начало XX века) являлись три европейские страны: Франция, Германия, Англия. Конечно, и в других странах были замечательные мыслители, сделавшие немало для развития национальной социологии. В России к ним относятся Н. Кареев, Н. Михайловский, М. Ковалевский, В. Хвостов. Однако они не оказали заметного влияния на развитие мировой социологии.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. И. Кравченко Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений (1)

    Книга
    Книга дает общую картину развития общества, раскрывает ключевые социологические понятия, логично увязанные в единую систему. Приводятся описание предмета и методов социологии, сведения о социальной структуре, социальных группах и поведении и т.
  2. Лупинская Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    Радутная Н.В., зав. кафедрой уголовно-процессуального права и криминалистики Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, заслуженный юрист РФ, профессор.
  3. Общий курс Издание 2-е, дополненное и переработанное Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Москва «Прометей» 2001

    Литература
    Достоинством учебного пособия члена-корреспондента РАН, профессора, доктора философских наук Ж.Т.Тощенко является четкая теоретико-методологическая позиция при рассмотрении проблем экономической, социальной, политической и духовной
  4. Носкова О. Г. Н84 Психология труда: Учеб пособие для студ высш учеб, заведений / Под ред. Е. А. Климова

    Документ
    Н84 Психология труда: Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений / Под ред. Е. А. Климова. — М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 384 с. ISBN 5-7695-1717-4
  5. С. С. Фролов социология организаций допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник (1)

    Учебник
    Особое внимание уделяется наиболее важным с социологической точки зре­ния проблемам функционирования и развития власти, действию формальных и неформальных коммуникаций, социальным проблемам и др.

Другие похожие документы..