Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
В этом блоке представляются теоретические, аналитические и проектные работы, выполненные применительно к следующим сферам деятельности связей с общест...полностью>>
'Урок'
мист. 5 Фізич. культ. Фізич. культ. К«Екон.»/«Ур.роз» Фізич. культ. Середа 1 Укр.мова(навч.гр.) Укр. мова(читання) Укр. мова Укр....полностью>>
'Документ'
(указать, какие действия) Приложения: 1. Доказательства, подтверждающие неправомерность действий ответчика ....полностью>>
'Задача'
принимая во внимание, что существуют условия труда, влекущие за собой несправедливость, нужду и лишения для большого числа людей, что порождает такое...полностью>>

Главная > Закон

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Доклад Московской Хельсинкской группы

«Цена правды о Чечне»

Содержание

Аннотация

Предисловие

Создание информационных центров по освещению ситуации в Чечне

Раздел I. Преследование «Чеченского комитета национального спасения»

1.1. Препятствование в осуществлении информационной деятельности

1.2. Дело об экстремизме

Раздел II. Давление на «Общество Российско-Чеченской дружбы»

2. 1. Попытка ликвидации организации

2. 2. Привлечение к налоговой ответственности

Раздел III. Уголовное преследование главного редактора газеты «Право-защита», сопредседателя «Общества Российско-Чеченской дружбы» С. М. Дмитриевского

3.1. Стадия проверки и предварительного следствия

3.2. Судебное рассмотрение

3.2.1. Суд первой инстанции

3.2.2. Реакция на приговор С. Дмитриевскому

3.2.3. Суд второй инстанции: кассационное обжалование

3.3. Хронология общественных действий

Выводы и предложения

Приложения к докладу «Цена правды о Чечне»

  1. Решение Нижегородского областного суда от 14 ноября 2005 года.

  2. Решение № 25 Инспекции Федеральной Налоговой Службы по Нижегородскому району г. Н. Новгорода о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершения налогового правонарушения от 15 августа 2005 г., как необоснованного и незаконного.

  3. Обращение Ахмеда Закаева к российскому народу с призывом не голосовать за Владимира Путина на последних президентских выборах. Обращение Аслана Масхадова к Европарламенту с призывом о мире.

  4. Заключение члена НЭПС Ю. А. Костанова (ст. 280 УК РФ).

  5. Постановление о привлечении С. Дмитриевского в качестве обвиняемого от 02.09.05.

  6. Заключение члена НЭПС Ю. А. Костанова (ст. 282 УК РФ).

  7. Обвинительное заключение.

  8. Открытое письмо С. Дмитриевского прокурору Нижегородской области от 12.01.2006 г.

  9. Последнее слово С. Дмитриевского (судебное заседание 3 февраля 2006 года).

  10. Приговор Советского районного суда г. Нижнего Новгорода от 03.02.2006 г.

  11. Кассационная жалоба С. Дмитриевского.

  12. Кассационная жалоба Ю. Сидорова, защитника С. Дмитриевского.

  13. Кассационная жалоба Л. Хамзаевой, защитника С. Дмитриевского.

Аннотация

В докладе «Цена правды о Чечне» приведены результаты независимого общественного расследования фактов давления на две правозащитные общественные организации: Региональную общественную организацию «Чеченский комитет национального спасения» (ЧКНС) и Межрегиональную общественную организацию «Общество Российско-Чеченской дружбы» (ОРЧД), деятельность которых направлена на сбор и публичное распространение информации о событиях в Чечне, а также об уголовном преследовании главного редактора газеты «Право-защита», сопредседателя ОРЧД – Дмитриевского Станислава Михайловича.

Расследование проводилось сотрудниками МХГ Н. Таганкиной и С. Шимоволосом в рамках проекта «Независимое общественное расследование грубых и массовых нарушений прав человека в России». Редактор доклада – М. Корсунская. Реализация проекта осуществляется при финансовой поддержке фонда NED.

В основу доклада положены сведения, содержащиеся в документальных материалах (см. Приложения к докладу); информация об указанных событиях в СМИ; мнения адвокатов и свидетелей по уголовному делу С. Дмитриевского и лиц, присутствующих при рассмотрении уголовного дела в суде; экспертные заключения, сделанные Независимым экспертно-правовым советом (НЭПС). Документальные материалы предоставлены ОРЧД и ЧКНС.

Доклад рассчитан на широкий круг читателей, в первую очередь на представителей общественности, в т.ч. юридической, органов власти и неправительственных организаций.

Предисловие

В 1998 году протестными усилиями всего общества была остановлена война в Чечне. Для федеральных органов власти время перемирия было использовано для ограничения этой опасности – влияния общества. Вторая чеченская военная кампания с самого начала ведения боевых действий имела характерную особенность, она велась не столько военными, сколько информационными средствами. Строгий контроль допуска журналистов в Чечню создал вокруг военной кампании цензурный барьер. Прежде всего – барьер на пути информации к российским гражданам о нарушениях прав человека в Чечне. Эти меры были заявлены как необходимые для борьбы с терроризмом.

Наряду со средствами и методами цензуры спецслужбы активно распространяли различные сводки военных действий и заявления, опровергающие немногочисленные публикации о Чечне независимой прессы. Эти сводки зачастую содержали заведомо ложную информацию. Цель этих сводок определялась сугубо военными и политическими целями – опорочить противника и показать успехи федеральных сил. Координацию в информационной кампании осуществлял аппарат Президента РФ, под руководством помощника Президента РФ С. В. Ястржембского. В качестве примеров таких дезинформирующих сообщений можно представить следующие: «Планируется, что боевики славянской наружности переоденутся в форму военнослужащих федеральных сил, пограничников и сотрудников МВД и под видом зачисток проведут расстрелы мирного населения. Расстрелы будут зафиксированы на видеопленке для передачи этого материала зарубежным СМИ и правозащитным организациям, сказал Ястржембский»1. «Отряд арабских наемников был разгромлен подразделением Объединенной группировки войск в Шаройском районе Чечни, сообщил ИТАР-ТАСС начальник пресс-центра Объединенной группировки войск Сергей Артемов. 21 наемник убит, а командир отряда Абдусалям Зурка тяжело ранен и взят в плен2.

Фактически в этот период была развернута информационная война, беспрецедентная по своим масштабам, с использованием государственных ресурсов. Использовались всевозможные средства, неприемлемые для мирного времени: дезинформация, агитация, провокации. Поскольку информация исходила из официальных источников, об использовании правовых средств контроля (обжаловании ложных, порочащих и т.п. заявлений) не могло быть и речи.

Последовательно предпринимались меры по закрытию или введению контроля над независимыми изданиями. В частности, администрацией Президента РФ была инспирирована замена собственников изданий «Известия», «Независимая газета» и телеканалов «НТВ», «ТВ-6» и «REN-TV».

С целью опорочить независимые СМИ фальсифицировались и информационные сводки. К примеру: «По сообщениям из правоохранительных органов Республики Дагестан, вооруженные бандформирования в Чечне, потерпев военное поражение, активизировали информационную войну против федерального центра. Как утверждает высокопоставленный сотрудник МВД Дагестана, по личному распоряжению А. Масхадова из средств, поступивших из Саудовской Аравии для поддержки боевиков, выделено 6 миллионов долларов в целях нейтрализации на информационном пространстве России результатов полного разгрома незаконных вооруженных формирований. В проведении информационной кампании чеченцы планируют использовать так называемые «дружественные» СМИ, включая «Новые Известия», «Новую газету», «Московский комсомолец», радиостанцию «Эхо Москвы», телеканал НТВ, а также ряд региональных изданий.

По отношению к и.о. Президента РФ Масхадов порекомендовал «не церемониться», обвинив его во всевозможных преступлениях, в том числе, «в продажности ЦРУ», «организации взрывов в российских городах» и т.п. Масхадов отметил, что «с друзьями в Москве все уже согласовано, нужно только грамотно скоординировать действия»3.

В итоге, за 2000–2002 гг. практически все средства массовой информации России были поставлены под жесткий контроль. Как отметил идеолог и главный организатор военной цензуры С. В. Ястржембский, «два года назад взаимопонимания у государства и средств массовой информации не было». – Была вакханалия свободы слова, – заметил он. – Сейчас у государства есть политическая воля, выстраивается система взаимоотношений с прессой»4.

В первые годы военной кампании информационная работа спецслужб (Аппарат Президента, ФСБ, ГРУ, МВД России) обеспечивала в основном режим блокады территории конфликта. Но с течением времени «информационная война» приобрела новые формы.

Так, в первой половине 2001 г., стремясь предотвратить растущий в российском обществе и в мировом общественном мнении протест против войны, федеральные органы попытались убедить национальную и мировую общественность в том, что война закончилась. Было объявлено о новой тактике действий «точечных операций», о сокращении войсковой группировки, а также о возвращении в Грозный правительства республики. Позже, в 2002–2004 гг. основной пропагандистский акцент был сделан на «возвращение в республику беженцев».

Цензура обеспечила возможность не только минимизировать «утечку» информации о событиях в Чечне, но и позволила установить полную государственную монополию над массовыми изданиями и телекомпаниями. На этом «информационная война» не остановилась – администрация Президента РФ продолжила работу с более масштабной задачей – установить контроль над всем информационным вещанием. Для этой задачи были использованы дополнительные ресурсы, в частности, – отделы по борьбе с терроризмом, создаваемые во всех регионах России. Эти отделы занимались, прежде всего, розыском лиц, подозреваемых в участии в чеченском сопротивлении, отслеживая их контакты. Параллельно, органами ФСБ стали отслеживаться все публикации на чеченскую тему. Спецслужбы, а также прокуратура, активно реагировали на публикации, выясняя у журналистов источники информации.

Так образовалась самоцензура региональных СМИ, – «табу» на публикации критических материалов о Чечне. Опасения журналистов небезосновательны – они были вызваны не только практикой неприятных разбирательств, но и реальной угрозой закрытия изданий. Так, например, в феврале 2005 года «Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций» вынесла официальное предупреждение редакции газеты «Коммерсант» о недопустимости нарушения законодательства РФ. Представитель федеральной службы сказал, что основанием для такого решения послужила публикация в газете интервью лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова»5.

Создание в 2002 году отделов по борьбе с экстремистской деятельностью в ФСБ России еще более ужесточило информационный контроль над изданиями. Теперь объектами внимания стали не только СМИ, но и общественные организации. В практику работы спецслужб всех регионов все больше стали внедряться методы военной цензуры, апробированные в Чечне. Вместе с ними внедрялась и военная доктрина борьбы с «утечкой информации» – всякая критика ситуации в Чечне воспринималась как дезинформация и провокация противника. А источники такой информации – журналисты, представлялись как предатели, провокаторы и пособники врага (в данном случае – террористов).

В этой связи, особую опасность представляли общественные организации, деятельность которых, в отличие от СМИ, было сложнее контролировать. В период с 2000 года правозащитные организации, занимающиеся защитой прав граждан в Чечне, все чаще подвергались давлению со стороны спецслужб. Сопоставляя многочисленные факты такого давления, можно утверждать, что в отношении антивоенных НПО планово осуществляется задача по их уничтожению.

Настоящий доклад представляет факты преследования организаций и активистов, обвиненных органами власти в распространении сведений о событиях в Чеченской Республике. Их деятельность, в толковании правоохранительных органов России, содержала элементы, направленные на разжигание национальной розни.

Создание информационных центров по освещению ситуации в Чечне

Информационная блокада и ограничения в передвижении на территории Чечни определили общественно-значимую задачу по сбору и предоставлению достоверной информации о событиях в Чечне. С начала военных действий представители общественных организаций и активисты сопредельных с Чечней республик Ингушетии и Дагестана, стали сопровождать журналистов на территорию Чечни. Под опекой таких «сталкеров», прибегая к множеству ухищрений, журналистам удавалось проникать через блокпосты в разрушенные села и города республики. Но разовые, случайные проникновения не давали полномасштабной картины событий в Чечне и трагедии гражданского населения. При этом существовала огромная потребность в постоянном сборе информации о событиях в Чеченской республике.

Первый информационный центр был создан в 2001 году по инициативе «Мемориала» в Назрани. В его задачи входил не только сбор, но и документирование фактов нарушений прав граждан на территории Чечни. Параллельно, сбором информации о нарушениях стали заниматься несколько правозащитных организаций и групп, созданных беженцами из Чечни. Получая по различным каналам сведения об исчезновениях, пытках, убийствах граждан, эти группы передавали необходимую информацию приезжающим журналистам и правозащитникам из международных и российских организаций. Так, например, в 2001 г. и начале 2002 г. в Назрани работали представители «Human Right Watch», расследуя массовые убийства и похищения жителей Чечни. В этом расследовании контакты с потерпевшими и сбор информации взяли на себя местные правозащитники и активисты общественных организаций.

К 2003 году информационные центры были созданы уже несколькими организациями, как в Ингушетии, так и в регионах России (в Рязани и Нижнем Новгороде). Было налажено оперативное распространение информации электронной рассылкой по адресам СМИ и общественных организаций. Тогда же были созданы и сайты, содержащие ежедневные информационные сводки.

К 2005 году активной работой по сбору информации и ее рассылкой занимались «Мемориал», «Общество Российско-Чеченской дружбы» (ОРЧД) и «Чеченский комитет национального спасения» (ЧКНС). Эта активность была замечена и органами власти.

В течение всего времени работы в отношении этих организаций устраивались провокации, предпринимались нападения и угрозы со стороны правоохранительных органов, как в Чечне, так и в других регионах. Так, например, в 2004 году было совершено нападение на офис Общества Российско-Чеченской дружбы, расположенный в г. Карабулак Республики Ингушетия. Во время обыска была изъята компьютерная техника. Сотрудниками МВД неоднократно задерживался руководитель Вайнахского отделения ОРЧД Имран Эжиев.

Раздел I. Преследование «Чеченского комитета национального спасения»

    1. Препятствование в осуществлении информационной деятельности

Со дня основания «Чеченский комитет национального спасения» (ЧКНС) испытывал затруднения в своей деятельности. Организация была учреждена 4 марта 2001 года, на I-м съезде чеченских беженцев. Сразу же при регистрации организации в Минюсте Республики Ингушетия возникли сложности. Тем не менее, благодаря вмешательству Президента Республики Ингушетия Руслана Аушева, 12 мая 2001 года ЧКНС все же был зарегистрирован.

По всей видимости, особое внимание Министерства юстиции республики к организации было связано именно с ее правозащитными и миротворческими целями. Показательно, что в течение нескольких лет работы ЧКНС в адрес руководителя организации Руслана Бадалова и организации в целом, должностными лицами неоднократно допускались грубые и оскорбительные выпады. Не раз звучали и публиковались в средствах массовой информации и обвинения в пособничестве представителям чеченского сопротивления.

Так, 1 марта 2004 года в статье «Депортация…на родину», опубликованной в «Новых Известиях», ее автор, Саид Бицоев, писал: «Здесь же, в Ингушетии, обосновались многие бывшие соратники Аслана Масхадова. Появилась даже официальная структура – «Комитет спасения чеченского народа», его возглавил бывший министр спорта в правительстве Ичкерии Руслан Бадалов». Радиостанция «Чечня свободная» назвала Руслана Бадалова «платным агентом Аслана Масхадова».

В статье Вадима Саранова «Армейский бунт», опубликованной 12 августа 2002 года в 31 номере газеты «Версия», «Чеченский комитет национального спасения» также назван «одним из основных пропагандистских ресурсов Мовлади Удугова». Причем, мнения о том, что за «Чеченским комитетом национального спасения» стоит Мовлади Удугов, придерживался не только автор данного материала. Так, С. Н. Репяхов, председатель Комитета по законности и общественной безопасности Законодательного собрания, в интервью журналисту газеты «Будни-2» (№ 2, январь 2002 г.) Михаилу Коровину заявил, что придерживается такого же мнения. Было множество и других публикаций6.

В интервью (первая полоса газеты «Вести Грозного», 2002 год) глава Администрации Чеченской Республики, А. Кадыров (ныне покойный) заявил: «Примечательная деталь – «болеть» за республику многие предпочитают, находясь вне ее территории. С Закаевым и Тутаковым – понятно, у них есть основание терзаться на расстоянии… А Кутаев и Бадалов осели в соседней Ингушетии и мотивируют это тем, что в «Чечне их непременно схватят» и упекут за решетку. Как будто Ингушетия – это Турция или Франция, куда не достанет «рука Кремля»7.

Это интервью весьма примечательно. Во-первых, в условиях насаждаемой в Чечне диктатуры А. Кадырова, такие слова могли расцениваться его военными формированиями как задача на уничтожение этих людей. Во-вторых, речь шла не просто о сотрудниках бывшей администрации А. Масхадова, а об инициаторах создания правозащитных организаций – ЧКНС и ОРЧД.

Первый активный шаг органов власти против ЧКНС был сделан в январе 2003 года. 27 января 2003 года были закрыты сайты общественных организаций ЧКНС и Совета Неправительственных Организаций (СНО), расположенные на сервере компании-провайдера Мастак.Ру.

По этому поводу было получено письмо от представителя администрации хостинг-провайдера Галины Борисовой следующего содержания: «К сожалению, вынуждены сообщить, что больше не имеем возможности предоставлять Вам услуги хостинга. Наша компания всегда стремится быть вне политики, а Ваш ресурс имеет антироссийскую направленность, что создает нам серьезные сложности в работе»8. Сайт организации был размещен на новом домене: .

1.2. Дело об экстремизме

5 июля 2004 года Управлением Министерства юстиции РФ по Республике Ингушетия была инициирована плановая проверка Регионального общественного движения «Чеченский комитет национального спасения» (РОД ЧКНС). В этот день в офис организации прибыл Х. М. Баркинхоев, представитель Управления Минюста, главный специалист Управления по регистрации общественных и религиозных объединений, контроля за соответствием их деятельности уставным целям.

Проверке были подвергнуты информационные материалы, а также заявления и открытые обращения, сделанные «Чеченским комитетом национального спасения» и выпущенные с 1 апреля 2004 года. Материалы проверки были истребованы прокуратурой Республики Ингушетия. После их изучения были отобраны несколько пресс-релизов, признанных прокуратурой экстремистскими. Было подготовлено Представление о признании экстремистскими ряда информационных материалов и направлено прокуратурой Республики Ингушетия в Назрановский районный суд.

В представлении прокурор ссылался на пресс-релизы, распространенные в компьютерной сети Интернет за №№ 550, 553, 557, 559, 560, 562 – 564, 566 – 570.

В тексте представления утверждалось, что информационные материалы РОД «Чеченский комитет национального спасения» являются экстремистскими.

«Так, в пресс-релизе № 550 представлена информация об обнаружении тел пятерых убитых людей. При этом без какого-либо обоснования констатируется: «очевидно, что все они стали жертвами террора, проводимого российскими силовыми структурами».

Во многих пресс-релизах также без всяких доказательств содержатся утверждения о том, что лица похищены «сотрудниками неизвестного российского силового ведомства» (№№ 553, 563, 564).

В пресс-релизе № 557 сообщается, что в 200-х метрах от блокпоста, расположенного на развилке у лагеря беженцев «Социта», сработало взрывное устройство. Комментируя взрыв, делается вывод, что «подобные акции не раз проводились и были направлены на то, чтобы запугать чеченских беженцев, проживавших в данном месте».

Пресс-релиз № 559 содержит информацию об обнаружении тела убитого жителя с. Курчалой И. Ш. Чучаева. При этом делается вывод, что в этом районе часто дислоцировались российские военные. Вероятно, встреча с одним из таких военных постов стала роковой для Ибрагима Чучаева».

Такая же информация содержится и в других пресс-релизах. Пресс-релиз № 560 – «в эту же ночь были похищены еще двое жителей поселка, которых впоследствии федералы жестоко избив, отпустили». Пресс-релиз № 562 – «население республики по-прежнему вынуждено терпеть издевательства со стороны российских военнослужащих». Пресс-релиз № 566 – зачистка «началась с откровенного мародерства российских военнослужащих. Подобные мероприятия обыденны для жителей Чеченской Республики и проводятся систематически».

В пресс-релизе № 567 указано, что 21 апреля проведена очередная спецоперация в с. Самашки, которая «к счастью обошлась без похищений и убийств». Этот вывод наводит читателя на мысль, что все остальные спецоперации сопряжены с убийствами и похищениями.

Как следует из пресс-релиза № 568, «в данном пункте временного размещения (ПВР) на 8 апреля 2004 года было расселено 360 человек и почти во всех 120-ти щитовых домах проживают 20–22 человек». Однако подсчет показывает, что эти данные не соответствуют действительности и направлены на формирование у граждан неприятия политики государства в отношении вынужденных переселенцев.

В этом же пресс-релизе указано, что 3 апреля представители неизвестной силовой структуры похитили А. М. Саламова с целью получения у него денег. «В целях безопасности пострадавший пожелал скрыть свою настоящую фамилию и отказался обращаться в правоохранительные органы. Подобные вымогательства со стороны российских военнослужащих обыденное явление». На основании сомнительного заявления неизвестного лица констатируется факт повсеместного вымогательства со стороны сотрудников российских вооруженных сил.

Такое же необоснованное обобщение содержится в пресс-релизе № 570, из которого следует, что «был задержан и насильно увезен в Гудермес некий Муслим (фамилия неизвестна), там его держали несколько дней, а затем отпустили. От подобных несанкционированных мероприятий ежедневно страдают ни в чем неповинные мирные жители Чеченской Республики»9.

В обосновании представления прокуратура утверждает, что «вся указанная информация либо бездоказательна и основана на слухах, либо выводит из единичных фактов видимость их системности. Содержащиеся в перечисленных документах сведения наводят читателей на мысль о массовых преступлениях со стороны российских вооруженных сил и правоохранительных органов, что вызывает крайне неприязненное отношение населения к представителям государственной власти и побуждает граждан к оказанию сопротивления властям».

Целью обращения прокуратуры в суд являлось установление наличия элементов экстремистской деятельности в работе ЧКНС, что впоследствии послужило бы основанием принятия решения о закрытии организации.

Судебное заседание Назрановским районным судом назначалось дважды. В обоих случаях приглашение на заседание передавалось по телефону, однако официальной повестки в адрес ЧКНС не поступало. Первая повестка была получена 7 сентября 2004 года. В повестке судья А. А. Газгиреева сообщала, что «судебное разбирательство о признании информационных материалов РОД «Чеченский комитет национального спасения» экстремистскими, третий раз откладывается на 9 сентября 2004 года в 17.00.»10.

Однако в это время председатель ЧКНС заболел, и судебный процесс был вновь отложен, «на неопределенный срок»11.

Первое судебное заседание с участием представителей ЧКНС состоялось 21 октября 2004 года. Вел процесс председатель Назрановского районного суда Оздоев Али Израилович. Истца представлял помощник прокурора Республики Ингушетия Руслан Аушев. В начале процесса прокуратура заявила ходатайство о вызове свидетеля со стороны истца – работника управления Минюста РФ Ингушетии Х. М. Баркинхоева. В этой связи, процесс был отложен на 25 октября 2004 г.12.

Наконец, 25 октября 2004 года судебное заседание состоялось. «На суде председательствовал Оздоев Али Израилович, также на слушании присутствовали представители Прокуратуры РИ Магомед Аушев, управления Минюста РФ по РИ. Защиту РОД «Чеченский комитет национального спасения» представляли юристы организации Шерип Тепсаев и Зарема Гандалоева. Судебный процесс длился более двух часов, в течение которых обеим сторонам была предоставлена возможность отстоять свои позиции и аргументировать приводимые суду доводы.

Кроме того, суду были предоставлены документы, подтверждающие небезосновательность публикуемых «Чеченским комитетом национального спасения» информационных материалов. Так, в своих выступлениях спецпредставитель Президента РФ по соблюдению прав и свобод человека и гражданина в Чеченской Республики В. Каламанов и Уполномоченный по правам человека в РФ О. Миронов, отметили, что не раз высказывали свое мнение по поводу происходящего в Чеченской Республике и отмечали наличие массовых правонарушений в отношении мирного населения.

По итогам слушаний судья вынес решение в пользу Регионального общественного движения «Чеченский комитет национального спасения» и отказал Прокуратуре Республики Ингушетия в признании информационных материалов данной организации экстремистскими»13.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российской Федерации Российская правовая академия Налоговое право России учебник (1)

    Учебник
    О. Н. Горбунова — доктор юридических наук, профессор, заведую­щая кафедрой финансового права и правовых основ бухгалтерского учета Московской государственной юридической академии;
  2. Российской Федерации Российская правовая академия Налоговое право России учебник (2)

    Учебник
    Рекомендовано Учебно-методическим советом по юридическому образованию УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,
  3. Кодексу российской федерации (Постатейный) Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 апреля 2009 года 2-е издание, переработанное и дополненное (1)

    Кодекс
    Крашенинников П.В., д.ю.н., профессор, Председатель Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству - введение, гл.
  4. Кодексу российской федерации (Постатейный) Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 апреля 2009 года 2-е издание, переработанное и дополненное (2)

    Кодекс
    Крашенинников П.В., д.ю.н., профессор, Председатель Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству - введение, гл.
  5. Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за октябрь 2009 года

    Информационный бюллетень
    В Министерстве экономического развития РФ сообщили, что в 2010 году на поддержку малого и среднего бизнеса государство потратит лишь 11 млрд. руб.— по сравнению с 18,5 млрд.

Другие похожие документы..