Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Обращаем ваше внимание на то, что в обзор входят все материалы, опубликованные в центральной печати по данной тематике вне зависимости от того, совпа...полностью>>
'Закон'
Закон України «Про відходи», ст 23, Постанова Кабінету Міністрів України від 03.08.98 р. №1218 “Про затвердження Порядку розроблення, затвердження та ...полностью>>
'Рассказ'
Привлечь внимание к искусству устного рассказа, популяризировать устное творчество среди учащихся начального и среднего этапа для развития их коммуник...полностью>>
'Закон'
В Республике Узбекистан реформирование сферы образования осуществляется на основе принятых закона "Об образовании", Национальной программы ...полностью>>

План урока Иван Александрович Гончаров

Главная > План урока
Сохрани ссылку в одной из сетей:

План урока

Иван Александрович Гончаров
(1812 – 1891)

История души человеческой, хотя бы

самой мелкой души, едва ли не любопытнее

и не полезнее истории целого народа… М.Ю. Лермонтов

Если каждый человек на куске земли своей

сделал бы всё, что он может,

как прекрасна была бы наша земля. А.П. Чехов

  1. Просмотр фрагментов из к/ф «Несколько дней из жизни Обломова»

Мы с вами посмотрели два небольших фрагмента из фильма

Н. Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова».

ВОПРОС: На какие мысли наводит этот фильм?

(Ребенок резвый, шумный, почемучка и зрелый человек - халат, диван, тапочки)

Впервые в русской литературе И.А. Гончаров рассказал историю целой человеческой жизни - от колыбели до могилы. События в романе охватывают восемь лет, а вместе с экспозицией и эпилогом – 37 лет. Это целая человеческая жизнь.

ВОПРОС: Почему так затронуло сердце Обломова слово «Другой»?

Давайте еще раз перечитаем еще раз диалог Ильи Ильича и Захара

Диалог: Обломов и Захар (работа с текстом, конец 8 главы)

- Я думал, что другие, мол, не хуже нас, да переезжают, так и нам можно... - сказал Захар

Что? Что? - вдруг с изумлением спросил Илья Ильич, приподнимаясь с кресел. - Что ты сказал?

- Другой - кого ты разумеешь - есть голь окаянная, грубый, необразованный человек, живет грязно, бедно, на чердаке; он и

выспится себе на войлоке где-нибудь на дворе. Что этакому сделается? Он, пожалуй, и переедет на новую квартиру.

- Что такое другой? - продолжал Обломов. – Другой, который сам себе сапоги чистит, одевается сам … и не знает, что такое прислуга; сам сбегает, сам в печке дрова помешает, сам пыль оботрет...
"Другой" работает без устали, бегает, суетится, не поработает, так и не поест. "Другой" кланяется, "другой" просит, унижается...

- Я "другой"! Да разве я мечусь, разве работаю? Мало ем, что ли? Я ни разу не натянул себе чулок на ноги… Ты все это знаешь, видел, что я воспитан нежно, что я ни холода, ни голода никогда не терпел, нужды не знал, хлеба себе не зарабатывал и вообще черным делом не занимался. Так как же это у тебя достало духу равнять меня с другими?

Он углубился в сравнение себя с "другим".

"Другой" и халата никогда не надевает, - прибавилось еще к характеристике другого; - "другой"... - тут он зевнул... - почти не спит... "другой" тешится жизнью, везде бывает, все видит, до всего ему дело... А я! я... не "другой"!" – уже с грустью сказал он и впал в глубокую думу. Он даже высвободил голову из-под одеяла.

Ему грустно и больно стало за свою неразвитость, остановку в росте нравственных сил, за тяжесть, мешающую всему; и зависть грызла его, что другие так полно и широко живут, а у него как будто тяжелый камень брошен на узкой и жалкой тропе его существования…

В робкой душе его вырабатывалось мучительное сознание, что многие стороны его натуры не пробуждались совсем, другие были чуть-чуть тронуты, и ни одна не разработана до конца.

А между тем он болезненно чувствовал, что в нем зарыто, как в могиле, какое-то хорошее, светлое начало, может быть теперь уже умершее, или лежит оно, как золото в недрах горы, и давно бы пора этому золоту быть ходячей монетой.

Горько становилось ему от этой тайной исповеди перед самим собою. Бесплодные сожаления о минувшем, жгучие упреки совести язвили его, как иглы, и он всеми силами старался свергнуть с себя бремя этих упреков, найти виноватого вне себя и на него обратить жало их. Но на кого?

Горько становилось ему от этой тайной исповеди перед самим собою. Бесплодные сожаления о минувшем, жгучие упреки совести язвили его, как иглы, и он всеми силами старался свергнуть с себя бремя этих упреков, найти виноватого вне себя и на него обратить жало их. Но на кого?

- Однако... любопытно бы знать... отчего я... такой?.. - сказал он опять шепотом. Веки у него закрылись совсем. - Да, отчего?.. Должно быть... это... оттого... - силился выговорить он и не выговорил.

Так он и не додумался до причины; язык и губы мгновенно замерли на полуслове и остались, как были, полуоткрыты. Вместо слова послышался еще вздох, и вслед за тем начало раздаваться ровное храпенье безмятежно спящего человека.

Итак,

Тема урока: “Отчего я такой?..”
(Анализ эпизода. “Сон Обломова”).
И.А. Гончаров “Обломов”.

Цель урока: помочь учащимся осмыслить образ главного героя с точки зрения социальной и нравственной и попытаться найти ответ на поставленный вопрос.

Форма проведения:

урок-презентация 9 главы, проходящий в форме обсуждения; тестирование с использованием ИКТ.

Оборудование: Портрет И.А. Гончарова, фрагмент видеофильма «Несколько дней из жизни Обломова»

Все ищут отдыха и покоя…

И.Обломов. И.А.Гончаров “Обломов”

Нет, это не жизнь! Это не жизнь!

Это … обломовщина! А.Штольц. И.А. Гончаров “Обломов”

О чем говорят эпиграфы?

- Они противопоставляются.

- Обломов и Штольц – герои-антиподы.

- Обломов и Штольц – главная антитеза в романе.

Глава 9

«Сон Обломова»

Сон Обломова – художественный прием автора.

ВОПРОСЫ:

1. Почему автор обращается к такому приему?

(сон-подсознание,сон-мечта)
2. Где, в каких произведениях мы встречаемся с таким приемом?

Сон Татьяны (вещий сон, Сны Веры Павловны, Раскольникова)
3. Что видит во сне Обломов, куда мы попадаем? Хорошо ли знаем текст?
4. Игра «Знаешь ли ты Обломовку?»

Словарная работа. Благословенный (благое + слово) - счастливый; уголок, островок (уменьшительно-ласкательный суффикс) – маленький, как тихая гавань, но ограниченный

О

образ Обломовки

Б

благословенный

Л

любимый

О

островок сказочный

М

милый уголок

О

обильный

В

великодушный

К

край чудесный

А

автора

1 часть сна.

День Илюши Обломова. Ему 7 лет.

(Коротко пересказываем, комментируем)

- Время суток: утро, полдень, вечер. Не менялся порядок.

- Окружение. Кто воспитывает.

Няня ждет его пробуждения. Она начинает натягивать ему чулочки; он не дается, шалит, болтает ногами; няня ловит его, и оба они хохочут.

Наконец удалось ей поднять его на ноги; она умывает его, причесывает головку и ведет к матери.

Мать осыпала его страстными поцелуями, потом осмотрела его жадными, заботливыми глазами, не мутны ли глазки, спросила, не болит ли что-нибудь, расспросила няньку, покойно ли он спал, не просыпался ли ночью, не метался ли во сне, не было ли у него жару? Потом взяла его за руку и подвела его к образу.

Там, став на колени и обняв его одной рукой, подсказывала она ему слова молитвы.

Мальчик рассеянно повторял их, глядя в окно, откуда лилась в комнату прохлада и запах сирени. (Запах сирени – образ-символ – весна, пробуждение). Сирени отошли (разрыв с Ольгой, жирком оброс…)

Потом шли к отцу, потом к чаю.

Около чайного стола Обломов увидал живущую у них престарелую тетку, восьмидесяти лет, беспрерывно ворчавшую на свою девчонку, которая, тряся от старости головой, прислуживала ей, стоя за ее стулом. Там и три пожилые девушки, дальние родственницы отца его, и немного помешанный деверь его матери, и помещик семи душ, Чекменев, гостивший у них, и еще какие-то старушки и старички. 1

Весь этот штат и свита дома Обломовых подхватили Илью Ильича и начали осыпать его ласками и похвалами; он едва успевал утирать следы непрошеных поцелуев.

После того начиналось кормление его булочками, сухариками, сливочками.

Потом мать, приласкав его еще, отпускала гулять в сад, по двору, на луг, с строгим подтверждением няньке не оставлять ребенка одного, не допускать к лошадям, к собакам, к козлу, не уходить далеко от дома, а главное, не пускать его в овраг. (Овраг – образ-символ - страх)

Он с радостным изумлением, как будто в первый раз, осмотрел и обежал кругом родительский дом, с покривившимися набок воротами, с севшей на середине деревянной кровлей, на которой рос нежный зеленый мох, с шатающимся крыльцом, разными пристройками и надстройками и с запущенным садом.

Ему страсть хочется взбежать на огибавшую весь дом висячую галерею, чтоб посмотреть оттуда на речку: но галерея ветха, чуть-чуть держится, и по ней дозволяется ходить только "людям", а господа не ходят.

Он не внимал запрещениям матери и уже направился было к соблазнительным ступеням, но на крыльце показалась няня и кое-как поймала его. Он бросился от нее к сеновалу, с намерением взобраться туда по крутой лестнице, и едва она поспевала дойти до сеновала, как уж надо было спешить разрушать его замыслы влезть на голубятню, проникнуть на скотный двор и, чего боже сохрани! - в овраг.

- Ах ты, господи, что за ребенок, за юла за такая! Да посидишь ли ты смирно, сударь? Стыдно! - говорила нянька.

И целый день и все дни и ночи няни наполнены были суматохой, беготней: то пыткой, то живой радостью за ребенка, то страхом, что он упадет и расшибет нос, то умилением от его непритворной детской ласки или смутной тоской за отдаленную его будущность: этим только и билось сердце ее, этими волнениями подогревалась кровь старухи, и поддерживалась кое-как ими сонная жизнь ее, которая без того, может быть, угасла бы давным-давно.

Не все резв, однако ж, ребенок: он иногда вдруг присмиреет, сидя подле няни, и смотрит на все так пристально. Детский ум его наблюдает все совершающиеся перед ним явления; они западают глубоко в душу его, потом растут и зреют вместе с ним.

Обед и сон рождали неутолимую жажду. Жажда палит горло; выпивается чашек по двенадцати чаю.

Мать возьмет голову Илюши, положит к себе на колени и медленно расчесывает ему волосы.

Но вот начинает смеркаться. На кухне опять трещит огонь, опять раздается дробный стук ножей: готовится ужин. (Стук ножей - образ символ – сытость,Чехов «Ионыч»)

Смотрит ребенок и наблюдает острым и переимчивым взглядом, как и что делают взрослые, чему посвящают они утро. Ни одна мелочь, ни одна черта не ускользает от пытливого внимания ребенка; неизгладимо врезывается в душу картина домашнего быта; напитывается мягкий ум живыми примерами и бессознательно чертит программу своей жизни по жизни, его окружающей.

Сам Обломов - старик тоже не без занятий. Он целое утро сидит у окна и неукоснительно наблюдает за всем, что делается на дворе.
И жена его сильно занята: она часа три толкует с Аверкой, портным, как из мужниной фуфайки перешить Илюше курточку, сама рисует мелом и наблюдает, чтоб Аверка не украл сукна; потом перейдет в девичью, задаст каждой девке, сколько сплести в день кружев; потом позовет с собой Настасью Ивановну, или Степаниду Агаповну, или другую из своей свиты погулять по саду с практической целью: посмотреть, как наливается яблоко, не упало ли вчерашнее, которое уж созрело; там привить, там подрезать и т.п.
Но главною заботою была кухня и обед. Об обеде совещались целым домом; и престарелая тетка приглашалась к совету. Забота о пище была первая и главная жизненная забота в Обломовке.

А ребенок все смотрел и все наблюдал своим детским, ничего не пропускающим умом. Он видел, как после полезно и хлопотливо проведенного утра наставал полдень и обед…

И в доме воцарилась мертвая тишина. Наступил час всеобщего послеобеденного сна.

Гончаров любит обломовцев и слегка подшучивает над ними. Обломовцы - добродушные и естественные люди. Жизнь их подчиняется природным законам и по-своему гармонична. Но обломовцы не знают труда: еда и сон возведены ими в культ.

Обломов - плоть от плоти Обломовки: незлобив, несуетлив, но абсолютно и принципиально бездеятелен. Сама мысль о труде оскорбительна для Обломова. Обломов гордится тем, что он барин, обеспечен наследственным имением.

2 часть сна.

- Какой рисуется жизнь? (как сказка, земной рай) Докажите.

- Что роднит маленького Илюши с персонажами сказок?

(ожидание чуда).

Потом Обломову приснилась другая пора: он в бесконечный зимний вечер робко жмется к няне, а она нашептывает ему о какой-то неведомой стороне, где нет ни ночей, ни холода, где все совершаются чудеса, где текут реки меду и молока, где никто ничего круглый год не делает, а день-деньской только и знают, что гуляют все добрые молодцы, такие, как Илья Ильич, да красавицы, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Там есть и добрая волшебница, являющаяся у нас иногда в виде щуки, которая изберет себе какого-нибудь любимца, тихого, безобидного – другими словами, какого-нибудь лентяя, которого все обижают, - да и осыпает его ни с того ни с сего разным добром, а он знай кушает себе да наряжается в готовое платье, а потом женится на какой-нибудь неслыханной красавице, Милитрисе Кирбитьевне.

Ребенок, навострив уши и глаза, страстно впивался в рассказ.

Нянька или предание так искусно избегали в рассказе всего, что существует на самом деле, что воображение и ум, проникшись вымыслом, оставались уже у него в рабстве до старости. Нянька с добродушием повествовала сказку о Емеле-дурачке, эту злую и коварную сатиру на наших прадедов, а может быть, еще и на нас самих.

Взрослый Илья Ильич хотя после и узнает, что нет медовых и молочных рек, нет добрых волшебниц, хотя и шутит он с улыбкой над сказаниями няни, но улыбка эта не искренняя, она сопровождается

тайным вздохом:сказка у него смешалась с жизнью, и он бессознательно грустит подчас, зачем сказка не жизнь, а жизнь не сказка.

И поныне русский человек среди окружающей его строгой, лишенной вымысла действительности любит верить соблазнительным сказаниям старины, и долго, может быть, еще не отрешиться ему от этой веры.

Слушая от няни сказки о нашем золотом руне - Жар-птице, о преградах и тайниках волшебного замка, мальчик то бодрился, воображая себя героем подвига, - и мурашки бегали у него по спине, то страдал за неудачи храбреца. Рассказ лился за рассказом. Няня повествовала с пылом, живописно, с увлечением, местами вдохновенно.

В Обломовке верили всему: и оборотням и мертвецам. Расскажут ли им, что копна сена разгуливала по полю, - они не задумаются и поверят; пропустит ли кто-нибудь слух, что вот это не баран, а что-то другое, или что такая-то Марфа или Степанида - ведьма, они будут бояться и барана и Марфы: им и в голову не придет спросить, отчего баран стал не бараном, а Марфа сделалась ведьмой, да еще накинутся и на того, кто бы вздумал усомниться в этом, - так сильна вера в чудесное в Обломовке! (Вспомните калиновцев из «Грозы»)

ВОПРОС: Что роднит маленького Илюши с персонажами сказок? (ожидание чуда)

3 часть сна.

Далее Илья Ильич вдруг увидел себя мальчиком лет тринадцати или четырнадцати.

Он уж учился в селе Верхлеве, верстах в пяти от Обломовки, у тамошнего управляющего, немца Штольца, который завел небольшой пансион для детей окрестных дворян.

У него был свой сын, Андрей, почти одних лет с Обломовым, да еще отдали ему одного мальчика, который почти никогда не учился, а больше страдал золотухой, все детство проходил постоянно с завязанными глазами или ушами да плакал все втихомолку о том, что живет не у бабушки, а в чужом доме, среди злодеев, что вот его и приласкать-то некому и никто любимого пирожка не испечет ему.

Кроме этих детей, других еще в пансионе пока не было.

Нечего делать, отец и мать посадили баловника Илюшу за книгу. Это стоило слез, воплей, капризов. Наконец отвезли.

Ум и сердце ребенка исполнились всех картин, сцен и нравов этого быта прежде, нежели он увидел первую книгу. А кто знает, как рано начинается развитие умственного зерна в детском мозгу? Как уследить за рождением в младенческой душе первых понятий и впечатлений?

Может быть, когда дитя еще едва выговаривало слова, а может быть, еще вовсе не выговаривало, даже не ходило, а только смотрело на все тем пристальным немым детским взглядом, который взрослые называют тупым, оно уж видело и угадывало значение и связь явлений окружающей его сферы, да только не признавалось в этом ни себе, ни другим.

Может быть, Илюша уж давно замечает и понимает, что говорят и делают при нем: как батюшка его, в плисовых панталонах, в коричневой суконной ваточной куртке, день-деньской только и знает, что ходит из угла в угол, заложив руки назад, нюхает табак и сморкается, а матушка переходит от кофе к чаю, от чая к обеду; что родитель и не вздумает никогда поверить, сколько копен скошено или сжато, и взыскать за упущение, а подай-ка ему не скоро носовой платок, он накричит о беспорядках и поставит вверх дном весь дом.

Может быть, детский ум его давно решил, что так, а не иначе следует жить…

Вывод: Обломов в детстве впитавший сказочное восприятие окружающего мира, в зрелом возрасте пытается создать в своем окружении особый мир. Его представление о жизни базируется на существовании законов сказочного добра и зла, а сам он отождествляет себя с героями сказок и легенд.

О двух системах воспитания

Илья Обломов

Андрей Штольц

Илья Обломов лежит на диване в квартире на Гороховой улице в Петербурге и напоминает «ком теста».

Андрея Штольца автор сравнивает с породистой поджарой собакой.

Душа русского человека – восточная, созерцательная. Обломов не случайно облачен в азиатский халат.

Штольц - русский европеец. Сын обрусевшего немца, он воспитан немецкой спартанской системой.

Родители чинили препятствия к учению. …Усердно хлопотали, чтоб дитя было всегда весело и много кушало. Родители целый день без занятий. Илюша бесхитро-стен и простодушен, как Иванушка-дурачок, ленив доверчив, как Емеля

Отец заставлял сына учиться. С 8 лет он сидел с отцом за географической картой, разбирал по складам библейские стихи, читал произведения немецких и французских писателей. Драчун, разорял птичьи гнезда, вел суровый образ жизни, сутками пропадал на улице.

Труд как наказание

Трудовое воспитание на 1 месте.

Смысл жизни в труде

В толковом словаре Владимира Даля зафиксировано старинное русское слово “облый”– “неуклюжий, тучный, круглый”.

Фамилия “Штольц” с немецкого языка переводится, как гордый.

Перед трудностями пасует.

Овраг…

Самостоятельно и твердо стоит на земле. Машина…

Илья Обломов

Андрей Штольц

Фольклорный прообраз Обломова - Емеля, который даже к царю поехал лежа на печи. Литературный прототип Обломова – гоголевский Манилов, пассивный и сентиментальный герой. Внешним обликом Обломов напоминает Манилова: даже цвет лица у Обломова был не яркий и не бледный, а “безразличный”. Неуловимость внешних черт соответствует внутренней вялости героев.

Штольц - русский немец, а немцы в истории России всегда были буржуазным “бродилом”. Пример тому - Сергей Витте, он предложил идеи аграрной реформы.

Штольц - коммерсант, его жизнь - труд движение. Он посещает места крупных ярмарок в России, знаком с золотопромышленниками. Штольц деловит. Ему не хватает времени на чувства, сентиментальность.

Разные жизненные позиции:

“vita passiva”

“vita activa”.

Впервые в русской литературе Гончаров обозначил важную дилемму, поставил вопрос, с кем быть России: с деловитой и несентиментальной Европой или с духовной, но неподвижной Азией? Обломов нравственно выше Штольца, сердечнее его. Штольц динамичен, но беден эмоциями.

Вопрос о пути России не решен до сего дня. Россия переживает то лихорадку европейских реформ, то периоды застоя. Россия – Евразия, сочетающая в себе черты двух культур.

“Обломов” – гениальный роман Гончарова. Писатель воплотил в нем русский национальный характер. Ленивому “азиату” Обломову Гончаров противопоставил “европейца” Штольца.

- Как такой человек как Обломов мог быть близок Штольцу? Что их связывало?

Отчего он такой…

Свет и тень Обломова

Картины родной природы

Поэтичность, чувствительность

Окружение. Любовь и забота.

Душа чистая, ясная, нежная.

Нет мужского воспитания

Характер мягкий, слабовольный

Жажда познать жизнь, честность

Не подготовлен и не приспособлен к жизни

«Золотое сердце». Приметы, мечты, сказки.

Инфантильность

Беззаботность, отсутствие трудолюбия

Большой диван, удобный халат, мягкие туфли

Простота, «русская лень»

Не имеет программы общественного служения, даже плана постройки имения

Доброта, мягкость

Равнодушие к себе, дорожит только своим спокойствием; апатия

Осознание своей избранности, «другой»

Деградация личности

ВЫВОД: Неразвитость чувств, бездуховность выражает пейзаж. Нет гор (символ восхождения), бури (порывов), луна похожа на медный вычищенный таз. Есть внешнее движение, но нет внутреннего движения и развития. Это кризис, но обломовцы (а их легионы!) не осознают.

В центре романа – судьба мальчика, воспитываемого этой средой. В результате воспитания происходят следующие действия:

- деятельное, активное начало скоро угасает в ребенке;

- вместе с этим теряется устремленность к знаниям;

- привычка к покою рождает лень, нежелание узнавать новое;

- развивается и укрепляется созерцательное мироощущение, т.е. неспособность анализировать, делать выводы.

Задание на дом: Чья точка зрения вам ближе и почему?

Идеальное будущее Земли – это “мир”, который видится русскими глазами. А значит, символ этого мира – тот самый боярский кафтан, который не позволяет работать. В нем рецепт спасения Земли, которая уже давно изнемогает от трудолюбия японцев и голландцев. Именно лености требует от человечества планета. ОБЛОМОВ – ЭТО ИДЕАЛ, К КОТОРОМУ ДОЛЖЕН СТРЕМИТЬСЯ ВЕСЬ МИР

Федор ГРИГОРЬЕВ,

профессор Новосибирского ГУ

Я старался показать в “Обломове”, как и отчего у нас люди превращаются прежде времени в … кисель – климат, среда захолустья, дремотная жизнь и еще частные, индивидуальные у каждого обстоятельства.

И.А. Гончаров

Проверка знаний учащихся.

Тестирование.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Иван Александрович Гончаров (1)

    Документ
    У всех у них много, а у иных, как, например, у Пушкина, гораздо более прав на долговечность, нежели у Грибоедова.
  2. Иван Александрович Гончаров. Мильон терзаний

    Документ
    У всех у них много, а у иных, как, например, у Пушкина, гораздо более прав на долговечность, нежели у Грибоедова.
  3. Планы мероприятий по подготовке и проведению празднования (1)

    Документ
    «Илья Ильич, или царство лени»: методические рекомендации по проведению мероприятий для инвалидов по зрению, посвященных 200-летию со дня рождения И.А.
  4. Планы мероприятий по подготовке и проведению празднования (2)

    Документ
    «Илья Ильич, или царство лени»: методические рекомендации по проведению мероприятий для инвалидов по зрению, посвященных 200-летию со дня рождения И.А.
  5. Уроки №15 16. Жизнь и деяния ивана александровича гончарова

    Урок
    Гончаров вошел в русскую литературу как прогрессивный пи­сатель, как выдающийся представитель той школы художников-реалистов 40-х годов, которые продолжали традиции Пушкина и Гоголя, воспитывались под непосредственным воздействием кри­тики Белинского.

Другие похожие документы..