Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1. Суб’єкт господарювання може здійснювати зовнішню діяльність двома шляхами – через операції в іноземній валюті або мати закордонні господарські оди...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Рязанский государственный медицинский университе...полностью>>
'Реферат'
В этом сборнике опубликованы статьи студентов Исторического факультета кафедры истории Древнего мира, Средних веков и методологии истории. Материалам...полностью>>
'Закон'
На виконання Закону України «Про житловий фонд соціального призначення» при виконкомі міської ради запроваджено соціальний квартирний облік. Для пост...полностью>>

Главная > Книга

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Митрополит Иоанн

Русская Симфония

РУССКАЯ СИМФОНИЯ

Книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония» состоит из двух самостоятельных частей — «Самодержавие Духа» и «Русь Соборная», представляющих, по замыслу автора, право­славную историософскую концепцию русской истории, русской судьбы, русского религиозного избранничества.

Слова Владыки Иоанна обращены к тем, кому небез­различны судьбы Отечества, кто не может смириться с пору­ганием родных святынь, кто верит, что безграничное милосердие Божие даст нам еще один шанс для возрождения Святой Руси во всей славе ее державного величия и пра­вославного благочестия.

МИТРОПОЛИТ ИОАНН

очерки русской историософии

По Благословению высокопреосвященного никона, Архиепископа Уфимского и Стерлитамакского

От издателей

Предлагаемый вашему вниманию труд приснопамятного митро­полита Иоанна (Снычева) состоит из двух самостоятельных час­тей: "Самодержавие Духа" (впервые эта книга увидела свет в 1994 году) и "Русь Соборная" (в 1995-м). Но хотя написаны они в разные годы, обе книги, по замыслу Владыки Иоанна, представляют собой единое целое - православную историософскую концепцию рус­ской истории, русской судьбы, русского религиозного избранничества.

Автор рассматривает историю России с языческих времен до наших дней, подробно освещая те события, которые послужили оп­ределяющими, поворотными вехами в судьбе нашего Отечества,

В чем заключается высший смысл бытия Руси?

Каково промыслительное предназначение русского народа?

Что способствовало процветанию Державы и что послужило причиной ее крушения и нынешнего унижения страны?

Как осуществляется в русской истории "тайна беззакония", о которой предупреждал в своих посланиях апостол Павел?

Эти вопросы становятся отправными точками для размышле­ний митрополита Иоанна.

Исследование тайн русского бытия приводит его к утвержде­нию ключевой роли православной соборности в нашей национальной, общественной и государственной жизни. На протяжении многих веков понятие соборности было для русского человека столь же ес­тественно, как воздух, как молитва, как крестное знаменье. Собор­ное единство от века предопределяло крепость и величие России, ее державную мощь и широту русского характера.

Сумеем ли мы возродить в себе это драгоценное качество?

Сумеем ли вернуться к исконному значению этого понятия, об­рести высший, религиозный смысл своего личного и общенародного бытия?

Слова Владыки Иоанна обращены к тем, кому небезразличны судь­бы Отечества, кто не может смириться с поруганием родных свя­тынь, кто верит, что безграничное милосердие Божие даст нам еще один шанс для возрождения Святой Руси во всей славе ее дер­жавного величия и православного благочестия.

Сие и буди, буди! Аминь.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

САМОДЕРЖАВИЕ

ДУХА

ОЧЕРКИ

РУССКОГО

САМОСОЗНАНИЯ

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится Имя Твое в России!

Да приидет Царствие Твое в России!

Да будет воля Твоя в России!

Ты насади в ней веру истинную, животворную!

Да будет она царствующею и господствующею в России,

А не уравненною с иноверными исповеданиями

и неверными.

Да не будет сего уравнения с неравными,

Истинного исповедания неимеющими!

Истина не может быть сравнена с ложью

И правда веры с неправыми исповеданиями.

ИСТИНА ГОСПОДНЯ ПРЕБЫВАЕТ ВОВЕК (Пс. 116,2).

Молитвенное воззвание святого праведного о.Иоанна Кронштадтского. (Созерцательное подвижничество. Выписки из дневника за 1906-1907 гг.)

НО ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО...

Вместо предисловия

ЕРЕСТАЛИ ПОНИМАТЬ русские люди, что такое Русь! Она есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога зато, что он русский" (1). Эти слова всенародного российского па­стыря, святого праведного отца Иоанна Кронштадтского как нельзя более злобо­дневны сегодня, когда решается судьба От­чизны. Наше будущее зависит от того, сумеем ли мы ныне восстановить историческую преемственность русской жизни, осознать себя продолжателями великого русского дела, храните­лями и защитниками духовных сокровищ тысячелетней россий­ской истории.

Горе нам, если под грузом тягот и лишений нынешней смуты, перед лицом предательства, ненависти и злобы, обрушившихся на нас со всех сторон, дрогнем и отречемся от служения, дарованного Господом нашему народу за веру и верность, самоот­верженность и готовность к бескорыстной жертве.

Тяжко смотреть на разорение державы Российской. Пророче­ским набатом звучат сегодня давние призывы великого Крон­штадтского старца: "Да подумайте же вы, русский народ, трезво, здраво — к чему вы стремитесь? К низвержению всякого обще­ственного строя и уклада житейского, к хаосу общественному? Познайте вы, ведь это дьявольские, а не Божеские дела! Вы забыли Бога и оставили Его, и Он вас оставил Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки собственного необузданного, дикого произвола: вы губите и себя, и Россию. Опомнитесь, одумайтесь, покайтесь, исправьтесь... Господи — всемогущий, всеблагий, премудрый Царь царств земных! Устрой и утверди русское царство с русскою Православной Церковью на непоколе­бимом Камне, каковой еси Ты, Иисусе Христе, Боже наш! Да не поколеблют державы Российской инородцы, и иноверные, и ино-славные! Сохрани целость державы и Церкви всемогущею Твоею Державою и правдою Твоею!" (2).

Сейчас впору нам всем присоединиться к молитвенному воп­лю угодника Божия, взывая ко Господу об избавлении от страш­ной напасти — от пленения сатанинского, в коем вот уже многие десятилетия страждет Святая Русь: "Отче наш!.. Не введи нас во искушение, но ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО...".

Это седьмое, последнее прошение молитвы Господней знако­мо каждому христианину. Звучит оно в домашних молитвословиях, возносится под сводами храмов Божиих. Но каждый ли знает, о чем оно? Казалось бы, ответ прост. Лукавый — это дьявол, источник и причина всякого греха и страсти: злобы, зависти, похоти, тщеславия, гордости, ненависти... "В конце говорим: но избави нас от лукаваго, разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавителем от них будем иметь Бога, если но нашему прошению и молению Он будет подавать нам Свою помощь", — поучает святой Киприан (3).

Воистину так! Но почему же часто бессильна наша молитва? Почему нередко остаются холодными и черствыми наши сердца? Есть в этом какая-то тайна... Есть. Но тайной она остается только для нас — современных немощных христиан, христиан скорее по имени, чем по духу. Для нас, молящихся об избавлении от своих личных, малых скорбей и соблазнов, устами произнося "избави нас", а на деле разумея "меня, меня"! Эта тайна — тайна церков­ной СОБОРНОСТИ, когда КАЖДЫЙ молится и просит за ВСЕХ, как за себя.

Мы забыли, что мы НАРОД, русский православный народ, народ Божий, и многие беды наши — личные, мелкие — суть лишь следствия одной великой всенародной беды: безудержного разгула в России безбожия и сатанизма. А мы все будто чужие друг другу. Каждый сам за себя, каждый сам по себе. И в молитве, и в жизни. И в Церкви, и в миру. Может, стоит оглянуться, прислушаться? Из глубины веков доносится до нас увещеваю­щий глас святоотеческих поучений. "Мы не говорим: "Отче мой,

иже еси на небесех — хлеб мой даждь ми днесь, — вразумляет тот же святой Киприан. — Каждый из нас не просит об оставлении своего только долга и не об одном себе молится, чтобы не быть введену во искушение и избавиться от лукавого. У нас всенарод­ная и общая молитва, и когда мы молимся, то молимся за весь народ, потому что все мы составляем едино" (4).

Не с того ли, что мы нарушили это всенародное единство, скрепленное смиренными подвигами русских святых и бранной кровью русских ратников, началось наше падение — с высоты Православного Царства в смердящую пропасть разложившейся "совдепии"?

Похоже, пришло все же время покаяния и прозрения. Похо­же, Россия допивает последние капли из чаши гнева Божия. Теперь, обладая огромным трагическим опытом десятилетий сатанинского пленения, нам особенно важно заново осмыслить пройденный путь, научиться отличать добро от зла, истину от лжи, настоящую духовность от лукавой подделки. Так заново учится ходить больной после долгой и тяжелой болезни. Лишь восстановив благодатную преемственность русского религиозно-национального самосознания, можем мы рассчитывать на ус­пешное выздоровление. Иного пути — нет!

В надежде на помощь Божию, осознавая безмерную важ­ность задачи и слабость собственных сил, спешу внести свою лепту в это великое дело. Господи, благослови!

ВЫ ЖЕ РОД ИЗБРАН ЧУДО КРЕЩЕНИЯ РУСИ

ГЛЯДЫВАЯ РУССКУЮ историю, право­славный наблюдатель повсюду находит не­сомненные следы промыслительного Божия попечения о России. События здесь происходят почти всегда вопреки "объек­тивным закономерностям", свидетельствуя о том, что определяют историю не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божий, сокрушающие "чин естества" и недалекий человеческий расчет.

Чудо сопровождает Россию сквозь века. В конце X века вошли в купель святого крещения племена полян, древлян, кривичей, вятичей, радимичей и иных славян. Вышел из купели — русский народ, в течение шести веков (с X по XVI) вдумчиво и сосредо­точенно размышлявший о месте Святой Руси в мироздании, пока, наконец, в царствование Иоанна IV не утвердился в своем национально-религиозном мировоззрении. И все это — вопреки обстоятельствам, условиям, возможностям, выгоде, расчету.

С этого "вопреки" и начинается русская история. Ибо угодно было Господу явить здесь чудо крещения, положившего начало тысячелетнему служению соборного и державного православного народа тогда, когда это казалось невозможным и невыполни­мым. Чтобы показать это с ясностью на исторических примерах, обратимся к моменту, когда Русь еще пребывала в языческом заблуждении, не догадываясь о своей будущей великой судьбе.

СЛАВЯНСКОЕ ЯЗЫЧЕСТВО

"БЕЗЗАКОНИЯ МОЯ ПРЕВЗЫДОША ГЛАВУ МОЮ... "

КОРНЯМИ СВОИМИ славянское язычество уходит в седую древность. В его основании (как и всякой религии) лежит неко­торая духовная реальность. И хотя мы лишены возможности непосредственного видения духовных источников, но все же мо­жем судить о них, памятуя слова Господа: "По плодам их узнаете их". Плоды язычества с его безнравственностью и жестокостью не оставляют сомнений в разрушительной богоборческой сущ­ности того начала, которое стремится к воплощению через мно­гочисленные языческие культы. И славянское язычество не было исключением.

Основание языческого мировоззрения покоится на утвержде­нии, что добро и зло есть два самостоятельных, равнозначных, совечных начала бытия мира. Эта поистине дьявольская выдумка отрицает всемогущество Божие, Его благость и милосердие, ли­шает человека нравственных опор. Ведь если добро и зло равно­правны и равно естественны для человека, то чего же стесняться, что зло действует в нас? Мерилом дел и поступков человеческих в таком случае не может быть нравственный идеал, воплощенный в заповедях Божиих и церковном предании. Человек сам по себе есть мера всего, и "естественные" человеческие порывы и склон­ности не подлежат "лицемерному" осуждению. В этом случае грехи и страсти обретают "законные" права на существование, а зло становится достойным почитания не менее добра. И религи­озные формы этого почитания — неотъемлемая часть любого языческого культа. Проще сказать, в основании язычества лежит более или менее откровенный сатанизм, неизбежно проявляю­щий себя жестокостью и безнравственностью.

Единственной религией мира, со всей полнотой свидетельст­вующей об абсолютности добра, блага и любви, является христи­анство. Таинственно и непостижимо, но явственно и ощутимо действует в Церкви Вечный Всемогущий Всеблагой Бог — Все­держитель мира и Спаситель рода человеческого, свидетельствуя человеку "пред лицем его" о Себе: "Знай, что Господь, Бог твой, Бог верный, человеколюбивый и милосердный, долготерпели­вый и многомилостивый и истинный". (Втор.7:9, Исх. 34:6).

Чтобы понять, какой благодатный переворот произвело в на­ших предках приобщение к Православию, стоит кратко описать их дохристианские обычаи. Древние славяне рассматривали мир как арену борьбы между добрым Белбогом и злым Чернобогом. И тот, и другой требовали соответствующих жертв. Мнимая самостоятельность злого начала служила оправданием его неиз­бежности, рождая культовые формы славянского сатанизма, об­ретшие позднее свое законченное воплощение в почитании Пе­руна — верховного божества языческого пантеона дохристиан­ской Руси.

Летописи VI века, рассказывая о столкновении славян с Ви­зантией, самым мрачным образом изображают их жестокость. В середине десятого века, незадолго перед крещением, русы в войне с империей, высадив десант на северном побережье Малой Азии, отличились таким зверством, какое было непривычным даже в те суровые времена. Пленных распинали, расстреливали из луков, вбивали гвозди в черепа. Жгли монастыри и церкви, оставляя после себя горы трупов и груды дымящихся развалин. В 971 году после боев у Доростола между ратью Святослава и византийским императором Цимисхием русы принесли в жерт­ву богам множество пленников. Византийским историком Львом Диаконом это описано так: "И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разожгли много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили (несколько) грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра (Дуная)" (5).

Собираясь заложить Новгород, народные старшины по указа­нию жрецов велели в основание городской крепости замуровать ребенка как "строительную жертву" богам (6).

Столь же беспощадны были и семейные обычаи. Вместе с умершим воином на погребальном костре сжигались и его жены (одна или несколько — славяне признавали многоженство). Этот жуткий обряд подробно описал арабский путешественник Ахмед Ибн-Фадлан, оказавшийся в 922 году очевидцем погребения знатного руса. (Ибн-Фадлан попал на Волгу в качестве посла халифа Ал-Муктадира, к нему относились с соответствующим уважением и даже дали толмача, объяснявшего все происходя­щее) (7).

Закон дозволял матери умертвить новорожденную дочь, если ее рождение казалось излишним. В свою очередь, признавалось и право детей на убийство родителей, обременяющих семейство старостью или болезнью. Межродовые распри передавались из поколения в поколение, подогреваемые обычаем кровной мести, удовлетворявшейся лишь смертью обидчика или его потомков.

Справедливости ради надо сказать, что современные историки отмечали и привлекательные черты славян, говоря, что они не знали ни хитрости, ни обмана, хранили древнее простодушие и простоту нравов. С пленными, оставшимися в живых, паши предки обходились дружелюбно, назначая лишь определенный срок их рабства, по истечении которого пленник мог, по выбору, либо покинуть своих бывших хозяев, либо остаться с ними жить на равных правах, как вольный человек.

Свято соблюдаемый обычай гостеприимства делал славян­ские земли безопасными для путешественников, и хозяин голо­вой отвечал обществу за безопасность гостя-чужеземца. Купцы тем охотнее посещали славян, что между последними не было ни воров, ни разбойников, хотя выгодной торговли в славянских землях ждать не приходилось — суровые воины не знали роско­ши и не ценили золота.

Вопреки всем обстоятельствам, первоначально складывав­шимся неудачно для Православной Церкви, сверхъестественный Промысел Божий изъял Россию из тьмы язычества. По всем человеческим расчетам, приняв христианство, Русская земля должна была бы потерять свое единство, или же, сохранив цело­стность, закоснеть в неисправимом языческом упорстве. Нахо­дясь на перекрестке дорог, там, где переплетались и сталкивались интересы мусульманского Юга, православного Востока, католи­ческого Запада и хищного иудейского Хазарского каганата, Русь должна была бы ради спасения своей целостности хранить и свою религиозную самобытность. Казалось, ей предназначена судьба языческой империи. Любые уступки соседям должны были бы привести к неминуемому разделу Руси на "зоны влияния" му­сульманства, иудаизма и христианства с последующей утерей государственного, религиозного и национального единства. Ис­тория южных славян подтверждает это — когда-то единый народ разделился на православных сербов, католиков-хорватов и даже славянских мусульман, ожесточенно враждующих ныне между собой*.

Не менее поучителен и пример Золотой Орды. Основанная Батыем в 40-х годах XIII века после набега на Европу, завершив­шегося выходом татарской конницы к побережью Адриатиче­ского моря, Орда два столетия являлась одним из самых мощных государств мира. Внутреннее единство поддерживалось религи­озной самобытностью, основывавшейся на совокупности много­численных племенных культов. Это позволило Орде не только покорить огромные территории, но и благополучно пережить целую серию гражданских войн. Но когда в 1313 году хан Узбек принял ислам и объявил его государственной религией, это сто­ило Орде существования. Ее распад показывает, какова была бы судьба России, если бы все текло "естественным" образом. Похо­жесть событий необычайна. И там и тут — новая вера распрост­раняется верховной властью. И там и тут — религия единобожия призвана заменить древние языческие обряды. И там и тут — обращение завершает период междоусобиц. И там и туг — дикий, воинственный народ, отсутствие жесткого государственного единства, наличие как сторонников, так и противников новой религии. Совпадения можно перечислять и дальше. Тем более примечательна — дивны дела Твои, Господи! — полная проти­воположность следствий перемены веры. Святой равноапостоль­ный князь Владимир возвеличил свою родину, а хан Узбек свою погубил. Вспыхнувшая религиозная междоусобица стала для Ор­ды роковой, положив начало ее дроблению с последующим заво­еванием бывших ордынских земель растущим и крепнущим русским государством. Что теперь — Орда, и что — Россия?! А ведь, судя по всему, в X—XI веках Русь ждала та же участь, что постигла татаро-монгол в XIV—XVI веках.

ТРИ КРЕЩЕНИЯ РУСИ

УЧЕНЫЕ МНОГО спорили о достоверности летописного изве­стия о "призвании варягов". Было ли_ оно в действительности, сказать трудно, да и не в этом дело, ибо сам факт появления в середине IX века на Русской земле новых государственных обра­зований не подлежит сомнению. Летопись свидетельствует, что первыми русскими князьями стали братья Рюрик, Синеус и Трувор, правившие соответственно в Новгороде, Белозере и Изборске. 862 год по Рождеству Христову принято считать годом рождения русской государственности. Рюрик, старший из брать­ев, пережил их и, присоединив области родственников к своей, стал основателем единого княжества и родоначальником дина­стии. На протяжении более 700 лет Рюриковичи под покровом Божиим вели Россию путем исповеднического служения. Хотя сам Рюрик и был, вероятно, язычником, но первое крещение Руси состоялось еще при его жизни.

Киевские князья Аскольд и Дир, собрав дружину, на двухстах ладьях по Днепру вышли в Черное море, опустошили на своем пути побережье и осадили Константинополь. Нападение оказа­лось неожиданным и стремительным. Императора Михаила III в столице не было — он возглавлял армию в войне с мусульма­нами и, несмотря на все старания, даже вернувшись в город, не мог организовать надежную оборону. Царьград спасся чудом. После молебна патриарх Фотий погрузил в море одну из глав­ных святынь города — ризу Божией Матери, хранившуюся во Влахернской церкви. Налетевший после этого шторм разметал корабли русов, уничтожив большую часть флота и сделав даль­нейшую осаду невозможной. Пораженные князья прислали в Константинополь посольство с просьбой о крещении. Это и было первое, "Аскольдово" крещение Руси*.

В 866 году в своей окружной грамоте, разосланной восточным епископам, патриарх Фотий писал: "Россы, славные жестокостью, победители народов соседних, в гордости дерзнувшие воевать с Римской империей, уже оставили суеверие, исповедуют Христа и суть друзья наши, быв еще недавно злейшими врагами. Они уже приняли от нас епископа и священника, имея живое усердие к христианскому богослужению". В это время Россия числится 60-м архиепископством среди епархий константинопольского патриархата. Казалось бы, крещение Руси состоялось. Но, увы — оно не оставило заметного следа в русской истории. Следствием его стало лишь появление христиан в княжеской дружине, никак не повлиявшее на распространение христианства в народе.

Почти одновременно с походом киевских князей на Царьград, в южных русских областях святой Кирилл, просветитель славян, крестил двести семейств, у которых нашел Евангелие и Псалтирь

* Сохранилось предание, согласно которому Аскольд и Дир, принявшие христианство, по возвращении в Киев вызвали недовольство горожан-язычников. Когда язычник князь Олег подошел к Киеву, народ выдал ему Аскольда и Дира, которых он умертвил (8).

своего же перевода. Для обращенных был послан митрополит Михаил, крестивший все племя во главе со старейшинами. И этому крещению предшествовало чудо — брошенное по требова­нию язычников в костер Евангелие не сгорело. "Прииде Михаил митрополит в Русь, — повествует летописец, — послан от Василия Македона, царя греческого и Фотия патриарха, иже уверяя Русь вверже Евангелие во огнь и не изгоре. И сим чудом ужаси Русь и многия крести". Но и это крещение Руси не оказало влияния на ее судьбу. Очаг православия на юге земли Русской со временем то ли угас, то ли оказался столь слабым, что не смог просветить окрестную языческую тьму (9).

В IX веке под влияние Рима попали хорваты, в битве с войсками султана Мурада I в 1389 году на Косовом поле лишились своей независимости сербы, последовавшее в XV веке включение Сербии в состав Османской империи послужило отправной точкой формирования славянской му­сульманской общины. А ведь когда-то было одно племя с общим язы­ком, традициями и нравами!

Наконец, третий раз Русь была крещена в 957 году в лице святой равноапостольной княгини Ольги, приехавшей для этого в Константинополь (10). Крестил ее сам патриарх, благословив­ший Ольгу по совершении таинства дарственным крестом с надписью: "Земля русская воздвигнута для жизни в Боге креще­нием блаженной Ольги". И опять, несмотря на то, что в отсутст­вие сына — воинственного Святослава — Ольга была правитель­ницей страны, христианство на Руси, даже пользуясь ее покрови­тельством, не прививалось. Были и церкви, и христианские общины, но лишь в больших торговых городах, где всегда соби­рались люди самого разного вероисповедания. Народ же продол­жал коснеть в язычестве.

Более того, русское язычество крепло. В 945 году по Рождеству Христову на Киевский престол взошел молодой Святослав — первый великий князь, о славянском происхождении которого мы знаем несомненно. Пока он был ребенком, за него сильною рукою правила мать — мудрая и властная Ольга, жестоко пока­равшая древлян за убийство мужа и походом на север присоеди­нившая ко княжеству земли по Мсте и Луге. Ребенок вырос, стал воином и, вдохновляемый жрецами во славу древних богов, про­вел ряд блестящих походов, освободивших Русскую землю от остатков влияния Хазарского каганата, заложив тем самым прочное основание русской государственности.

Хазарский каганат встал на пути молодой русской державы в IX веке, когда еврейская община Хазарии добилась господству­ющего политического и экономического положения в стране. Оставаясь чуждыми коренному населению, иудеи с помощью наемных мусульманских войск сумели подавить всякое сопро­тивление и сделать Хазарию опорным пунктом своего экономи­ческого могущества. Политика каганата осуществлялась в инте­ресах торговой еврейской диаспоры, извлекавшей огромные при­были из работорговли и Великого шелкового пути, пролегавшего через земли Хазарии.

Начавшийся в VIII веке развал арабского халифата открыл торговые пути с Запада на Восток, и этим не замедлили восполь­зоваться иудейские дельцы, видевшие в финансовом могуществе первый шаг на пути создания вожделенного всемирного еврей­ского государства, о котором учили талмудисты-раввины. Купцы получили название "рахдониты", что в переводе с персидского означает "знающие дороги". Основу этого торгового клана соста­вили выходцы из Вавилонской общины, покинувшие Иран после того, как халиф Абд ал-Мелик в конце VII века предпринял ряд мер, направленных на ограничение вмешательства иудеев в дела страны. К ним в VIII веке присоединились евреи из Византии, и это объединение завершило создание мощной международной торговой организации, оказывавшей в своих религиозно-нацио­нальных интересах сильнейшее влияние на всю мировую поли­тику.

Императоры династии Каролингов на Западе получали сред­ства для финансового обеспечения своих планов от иудеев-рахдонитов. Мусульманские властители Испании воевали с христи­анами на еврейские деньги. Евреи освоили не только восточный путь, по которому шелк обменивался на золото, но и северный — из Ирана на Каму, по которому меха обменивались на серебро. Хазария лежала как раз на перекрестке этих путей, что придавало ей особое значение в системе хозяйственных связей иудейской общины.

Славянские земли в IX—X веках стали для иудейских купцов источником "живого товара". Русские рабы и рабыни во множе­стве отправлялись в страны исламского мира, где юноши высоко ценились за здоровье и силу, а девушки — за красоту. Но главная цель славянской политики Хазарского каганата была иной. Соб­ственно, этих целей было две. Ближайшей — являлось всемерное политическое и военное ослабление русского государства, его превращение в младшего партнера и данника, чьи войска можно было бы с успехом использовать против ненавистной православ­ной Византии. Конечной же целью было разрушение Киевского славянского княжества с последующим включением его земель в состав каганата или создание еще одного иудаизированного, подобно Хазарии, государства на торговом пути "из варяг в греки". Такой исход сделал бы евреев финансовыми и торговыми господами всего евроазиатского пространства — от границ Китая до Пиренейского полуострова.

Итак, в X веке иудейская диаспора стояла на пороге невидан­ного взлета. Казалось, "избранный народ" через тысячу лет после сокрушительного военного поражения, нанесенного ему легионе­рами Рима, и не менее сокрушительной духовной катастрофы, вызванной страшным преступлением богоубийства, осуществит все же свою вековую мечту о мировом господстве. Дело было за малым — уничтожить нарождавшуюся молодую и неопытную Русь. В это тревожное время у кормила Русской земли оказались два человека, чья деятельность и определила неудачный исход всемирного еврейского предприятия. Это были язычник — князь Святослав и его мать — христианка княгиня Ольга.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Санкт-петербургская академия постдипломного педагогического образования

    Диплом
    Системное преодоление вызовов: комплексная программа духовно-нравственного воспитания детей и молодежи на уровне муниципального образования г. Пушкин (Благочиния Царскосельского округа).
  2. Не мир, но меч очерки русской национально-освободительной борьбы против жидовского ига

    Документ
    В начале января 2005 года на сайте главного редактора «Руси Православной» в интернете под заголовком «Еврейское счастье, русские слезы…» было опубликовано открытое письмо представителей русской общетсвенности в Генеральную прокуратуру России.
  3. Курс русской риторики. Предисловие. Глава первая. Предмет риторики: язык и словесность. Введение

    Документ
    Волков Александр Александрович. Профессор кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, профессор Московской Духовной Академии.
  4. Юридический институт (Санкт-Петербург)

    Документ
    В книге излагается цельное и системное учение о русской государст­венности, устанавливаются основные начала, на которых она произрастала и формировалась, определяется их содержательная и идейная связь с христиан­ством.
  5. Ребе Менахема Мендела Шнеерсона, Царя-Машиаха Седьмого во веки веков! книга

    Книга
    Книга Эдуарда Ходоса «Еврейский синдром» включает в себя и приложение к «Синдрому» — «Еврейская рулетка, или пир во время Кучмы». В своей книге барон, глава еврейской общины Харькова и Харьковской области, Эдуард Ходос излагает свою

Другие похожие документы..