Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Данная программа конкретизирует содержание предметных тем образовательного стандарта, дает примерное распределение учебных часов по разделам курса и ...полностью>>
'Документ'
В этом эссе учителям предлагаются четыре герменевтических подхода к интерпретации канонических текстов, выведенные из учений четырех мыслителей двадца...полностью>>
'Документ'
В основе трудов и обсуждений конференции ляжет актуальная и многозначная проблема взаимозависимости идей традиционного христианства и светского гуман...полностью>>
'Конкурс'
спілкування членів журі з учасниками відбіркового етапу конкурсу. Спілкування складається з двох частин: перша частина - письмова відповідь на запита...полностью>>

Главная > Автореферат диссертации

Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Прудников Андрей Юрьевич

Проблема идеального государства

в политических учениях евразийства и неоевразийства

Специальность 23.00.01 –

Теория и философия политики, история и методология

политической науки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Пермь – 2011

Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории историко-политологического факультета Пермского государственного университета

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор Рахшмир Павел Юхимович

Официальные оппоненты

доктор политических наук, профессор Русакова Ольга Фредовна

доктор исторических наук, профессор Поварницын Борис Игоревич

Ведущая организация

Тюменский государственный университет

Защита состоится 22 июня 2011 года в 16 час. на заседании диссертационного совета Д 004.018.01 при Институте философии и права УрО РАН по адресу: 620990, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской, д. 16, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии и права УрО РАН.

Автореферат разослан < > мая 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор политических наук,

доцент

М.А. Фадеичева

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы данного диссертационного исследования обусловлена трансформацией политической системы России, наблюдаемой начиная с 2000-х годов. Возрастающая роль государства в политической жизни, усиление централизации власти, сопровождающиеся укрупнением партийных структур, ослаблением либеральной риторики, более характерной для периода президентства Б.Н. Ельцина и одновременным усилением риторики государственно-патерналистской, - все эти тенденции требуют идейно-политического обоснования и легитимации. И такие задачи тем или иным образом решаются политической элитой и некоторыми интеллектуальными группами современной России. Неслучайно в поле публичной политики регулярно проникают концепции сродни "суверенной демократии" как специфической национальной формы демократии, "гарантийного государства" как приемлемой для национальных условий формы социального государства, «либеральной империи» как формы, позволяющей сочетать считающееся искони российским державничество и универсалистские политические принципы и т.д.

На фоне этих процессов проблема демократии для России в смысле выбора наиболее предпочтительной ее модели и поиска наиболее подходящих способов ее построения сегодня остается весьма актуальной. Такой эта проблема была и в первой половине XX века, когда на фоне повсеместного триумфа тоталитарных идеологий ломались копья в спорах европейских интеллектуалов на тему, каким должно быть идеальное государство и истинная демократия. Жаркие дебаты по этому вопросу велись и в среде крупнейших отечественных мыслителей и философов русской эмиграции (Н.А. Бердяев, Г. Федотов, И.А. Ильин, Ф.А. Степун и др.), к числу которых, справедливо отнести и евразийцев.

В наши дни нередко звучат прогнозы о скорых похоронах института национального государства. Не менее остро этот вопрос стоял и в начале XX века, на фоне того, как государство спешили отправить на свалку истории последователи учения К. Маркса. Евразийцы, претендовавшие на роль создателей не менее масштабного, нежели марксизм, но оппозиционного ему учения, неслучайно взяли за отправную точку собственной теории государства тезис о его жизнеспособности и необходимости. Вопросы, которые ставили евразийцы в то время, и которые ставят их последователи сегодня (как достичь социальной гармонии в обществе, и что для этого должно делать государство, как сочетать выборы с сильным правительством, способным удержать страну от распада и т.д.) ни в коей мере не устарели, и, очевидно, будут актуальными на протяжении необозримого будущего. Евразийский и неоевразийский концепты идеального государства нацелены именно на поиск автохтонных моделей достойного правления и наилучшего политического режима. Таким образом, политико-философские аспекты евразийства и неоевразийства, а равно и их институционально-политические проекты представляют интерес как для политической теории, так и для практической политики сегодняшних дней.

Степень научной разработанности проблемы. Евразийство привлекало и привлекает сегодня внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей. Количество работ научного характера, посвященных "классическому" евразийству и его современным модификациям достаточно обширно. Вместе с тем необходимо отметить, что все они носят крайне разноплановый характер, и выполняются в рамках различных отраслей гуманитарного знания, ввиду того, что евразийство представляет собой сложный комплексный феномен. Основатели евразийства изначально задумывали его не как политическую программу (именно этим и организационной работой исчерпывалась деятельность множества других политических организаций русских эмигрантов межвоенного периода), но как самостоятельную и самодостаточную эпистему, сравнимую по своим масштабам с марксизмом, включающую в себя предельно расширенный круг поднимаемых тем и вопросов.

Именно поэтому научные штудии о евразийстве выполняются, пожалуй, в рамках всех без исключения отраслей гуманитарного знания. Специально изучаются и философские, и историософские, и политологические, и экономические, и культурологические, и социально-географические, и юридические, и литературоведческие и другие аспекты евразийства1.

Исследование евразийства как идейно-политического течения началось еще в 20-е годы XX века практически одновременно с его возникновением. В советский период евразийство, будучи темой полузапретной, практически не изучалось, и если и упоминалось в научных штудиях наряду с другими политическими течениями русской межвоенной эмиграции, то расценивалось с позиций ангажированной марксистско-ленинской традиции2. Одними из первых исследователей, кто обратился к анализу «классического» евразийства в постсоветский период, и внесших значительный вклад в процесс републикации источников по евразийству были Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская, М.Г. Вандалковская и др.

Интерес к евразийству со стороны зарубежных исследователей проявился намного раньше, в 60-е годы XX в. В этот период издана одна из первых научных монографий о евразийстве авторства немецкого исследователя Отто Бёсса3.

Как справедливо указывает С. Глебов, издательскую программу евразийцев следует обозначить не иначе как "впечатляющую"4. Это, в свою очередь, порождает сложную ситуацию с републикацией документальных источников по евразийству, что, по словам Р.Р. Вахитова, создает предпосылки для внесения новых корректив в научное осмысление евразийства в его различных ипостасях5.

Вместе с тем нельзя не отметить, что за последнее десятилетие издан ряд научных монографий о евразийстве отечественными и зарубежными исследователями. Среди них монографии М. Ларюэль, П. Серио, В.Я. Пащенко, С. Глебова, А. Т. Горяева, С.М. Соколова, В.Н. Побединского, В.С. Фунтусова, авторского коллектива Барнаульского университета6 . В некоторых из этих работ изучаются внутренние связи концепций в рамках евразийской системы идей, проводится исследование евразийства в контексте более широких парадигмальных идейных и философско-эпистемологических течений (тоталитаризм7, фашизм8, коммунизм9, и т.п.).

В целом, литературу о евразийстве как о политическом феномене можно подразделить на два основных блока: публикации, в которых объект изучения рассматривается через призму ценностной позиции автора (которая может быть как "проевразийской", так и "антиевразийской", что почти всегда совпадает с вполне типичным для сегодняшней России делением представителей мира идей на "державников" и "либералов-западников") и работы, авторы которых стремятся предельно абстрагироваться от собственных симпатий и антипатий, используя методологию герменевтическую по своей сути.

Такие исследователи евразийства, как В.Я. Пащенко, Р.Р. Вахитов, И.Б. Орлова, авторский коллектив под руководством Е.А. Тюгашева и другие10 в своих работах де-факто открыто признавали свою проевразийскую и "державную" ориентацию, совмещая изучение евразийства как объекта научного исследования в контексте постимперской адаптации России с его популяризацией и расширением круга симпатизантов. Ввиду этого некоторых из перечисленных авторов можно причислить не только к исследователям евразийства, но и к его последователям (В. Сендеров называет это явление "странной смесью пристрастного изучения евразийства с его завуалированной под объективность упорной пропагандой"11).

Противоположный подход разделяет ряд авторов, критикующих евразийство как политическую идеологию с позиций других идейных течений по различным основаниям. Эта ветвь литературы о евразийстве имеет, пожалуй, наиболее давнюю историю, поскольку первые публикации о евразийстве вышли из под пера его современников (в основном, из рядов русской эмиграции), которые анализируя его, одновременно оппонировали евразийцам по тем или иным вопросам (либеральные историки-эмигранты Кизеветтер А.А., Милюков П.Н. считали евразийство "русским расизмом", критиковали евразийцев также Бердяев Н.А., Степун Ф.А., Флоровский Г.В. и многие другие12).

Отметим, что противоборство среди исследователей по принципу "за" и "против" не характерно для весьма объемного массива публикаций зарубежных авторов, которые придерживаются, в основном, консенсусной критической позиции в отношении евразийства. Так, немецкий исследователь А. Игнатов отмечал, что "евразийство дает... фальшивое толкование русской истории, которое приводит и к фальшивой политической программе"13. Схожие формулировки можно встретить у американского исследователя Д. Биллингтона14 и других зарубежных авторов.

Необходимо отметить, что научная литература о неоевразийстве как политической идее стала появляться сравнительно недавно, однако количество исследований уже представляется достаточно объемным (весомая часть публикаций сфокусирована на геополитических доктринах неоевразийства15). Характерно, что не меньший интерес, нежели российские авторы, к этой тематике проявляют и зарубежные исследователи. Безусловным лидером по количеству публикаций о неоевразийстве А. Дугина можно признать германского исследователя А. Умланда, издавшего более десятка работ об этом феномене16. В числе авторов, специализирующихся на данной тематике, М. Хёлльверт, М. Матыль, Л. Люкс, М. Ларюэль, Ш. Видеркер, С. Шенфилд, Д. Шляпентох, А. Ингрэм, П. Рангисмапорн и многие другие. В ряде работ зарубежных и российских исследователей дугинское евразийство изучается в контексте концепции фашизма Р. Гриффина17, радикализма, политического экстремизма и фундаментализма18. Отдельную группу (пока немногочисленную) составляют работы, в которых неоевразийство А.Г. Дугина фигурирует в контексте "эзотерического традиционализма" Р. Генона, Ю. Эволы и др19.

Тем не менее, фундаментальные аналитические работы о неоевразийстве Дугина на сегодня все еще большая редкость. Объемная научная монография, посвященная исключительно неоевразийству Дугина, изданная немецким исследователем М. Хёлльвертом, который уделил основное внимание системе идей Дугина и обнаружению их источников20, остается на сегодня единственной в своем роде. Работ, где неоевразийство Дугина рассматривается в контексте остальных «модифицированных» версий евразийства, несколько больше: монография, посвященная евразийству и сегодняшним его версиям (в том числе и неоевразийству) авторства М. Лайт и М. Ларюэль21, которые предприняли попытку классификации современных идейных течений, идентифицирующихся как евразийские, что позже также осуществил и российский исследователь А.В. Самохин22.

Сопоставлению евразийства и неоевразийства А.Г. Дугина исследователи начинают уделять все более пристальное внимание (хотя, пока исследования на эту тему ограничиваются форматом статей, и часто помещаются в контекст более широкой проблематики)23.При этом необходимо отметить, что отдельных крупноформатных работ, в которых евразийство и неоевразийство рассматривались бы в сравнительной перспективе крайне мало24. На наш взгляд, это обусловлено тем фактом, что значительно число зарубежных и отечественных исследователей (А. Умланд, Л. Люкс, Г. Ситнянский, П. Кузнецов и др.) акцентируют внимание на различиях между сравниваемыми феноменами, приходя к выводу, что псевдоевразийская сущность неоевразийства достаточно очевидна, чтобы сосредотачиваться на этой проблематике.

В целом, подавляющее большинство исследований, в которых авторы специально или в контексте более широких задач сравнивают политические идеи евразийства и неоевразийства, носят обзорный характер (чаще всего, выполнены в формате статей). Как правило, внимание исследователей фокусируется на темах аутентичности или классифицирования рассматриваемых явлений, предлагаются обобщенные и априорные выводы, отвечающие на вопросы "что происходит", и оставляющие за скобками вопрос "каким образом" (это касается и заключений относительно большей степени радикальности неоевразийства в сравнении с евразийством, выводов о неаутентичности первого второму и т.п.). Кроме того, в рамках данных исследований, как и предполагает статейный формат, авторы не ограничены в выборе критериев сравнения обоих феноменов, в результате чего их выводы касаются весьма широкого круга вопросов, разрешение каждого из которых зачастую нуждается в специальном "большом" исследовании.

В современной историографии, в силу ряда причин, превалирует стремление изучать неоевразийство на макроуровне, в контексте политического экстремизма и тех угроз, что он за собой несет. Исследования мезо- и микроуровней, где рассматривались бы отдельные элементы неоевразийского политического проекта, в основном, касаются его геополитической составляющей. Работ, в фокусе которых специально рассматривались бы концепции идеального государства неоевразийства, и предпринимались бы попытки их реконструкции нами не обнаружено.

В то же время проблема идеального государства в евразийстве изучается на сегодня в большинстве случаев изолированно от самого этого течения. Государственные концепции Н.Н. Алексеева чаще всего рассматриваются в рамках юридической науки25, в которой за ним закреплен статус одного из видных отечественных теоретиков государства и права. В то же время тенденция рассмотрения творчества Н.Н. Алексеева за пределами евразийства и вне его контекста приводит к тому, что в сравнительной перспективе концепции этого автора остаются малоизученными. При этом в политологических и исторических штудиях, посвященных творчеству Алексеева, (по-видимому, в силу того, что он не входил в число основных фигур в организационных структурах евразийства) отводится второстепенная роль. С нашей точки зрения, эта ситуация создает предпосылки для сохранения лакун в изучении политико-философских концепций государства евразийства.

С другой стороны, в исследованиях, посвященных проблематике классического евразийства, практически не встречается попыток синхронного и дифференцированного изучения концепций государства разных деятелей движения. В силу этого, на наш взгляд, игнорируется наличие альтернативных позиций внутри евразийского течения. Как следствие, проблематика идейной фракционности евразийства остается без должного к ней внимания.

Таким образом, в научной литературе сравнению политико-философских концептов евразийства и неоевразийства в контексте проблемы идеального государства уделено явно недостаточно внимания. Рассматриваемая в работе проблема ранее не изучалась в предложенной автором диссертации трактовке.

Объект исследования - политико-философские концепции и институционально-политические проекты евразийства и неоевразийства 26.

Предмет исследования - проблема идеального государства в ретроспективном (идеальное государство прошлого) и перспективном (идеального государство будущего) измерениях в политических учениях евразийства и неоевразийства .

Цель диссертационного исследования - сравнить концепции идеального политического устройства государства в евразийстве и неоевразийстве, выявить общее и особенное в обоих случаях.

Достижение данной цели требует решения следующих исследовательских задач:

- обнаружить основания для сравнения политико-философских концепций и институционально-политических проектов евразийства и неоевразийства;

- реконструировать и проанализировать исторические модели идеального государства в классическом евразийстве, показать общее и особенное;

- выявить модели идеального государства будущего в евразийстве, найти общее и особенное;

- провести компаративный анализ основных идейно-политических концептов неоевразийства и соответствующих теорий классического евразийства в контексте проблемы идеального государства;

Хронологические рамки исследования охватывают время существования евразийских организаций в межвоенный период в Европе, с 1921 г. по 1939 г. (подразделяемые нами на «докламарский», до 1928 г. и «посткламарский» периоды, после 1928 года), послевоенный период творчества некоторых бывших членов евразийских организаций, 1950-1970 –е гг. (условно обозначаемый в работе как «постевразийский» период, поскольку речь идет о времени, когда евразийские организации в русском зарубежье более не возобновляли своей деятельности), а также время становления и развития неоевразийского проекта А.Г. Дугина в течение всего постсоветского периода.

Теоретико-методологическим основанием работы является совокупность общенаучных теорий и концепций, а также концепций политической философии и политических наук. Среди них основное место занимает теория идеального типа М. Вебера. Концепции теоретиков государства в евразийском движении рассматриваются нами как эталоны, своеобразные идеальные типы в ходе сравнения с ними «неоевразийских» концепций. В исследовании также использовались концепции политического мифа и историцизма (М. Седжвик, К. Поппер,), задействовавшиеся в процессе анализа историософских доктрин евразийства, теории политических элит (В. Парето, Г. Моска), послужившие для выявления специфики взглядов евразийцев на элитообразование, а также отдельные теоретические разработки исследователей, изучавших семиотические аспекты классического евразийства (дихотомия «внутреннего» Востока и «внешнего» Востока в евразийстве, выделенная М. Ларюэль, интерпретации отрицания Европы как выражения антимодерной, антикапиталистической сущности евразийства - П. Серио, С. Глебов).

В качестве основных методов в диссертационном исследовании применялись:

  1. сравнительно-исторический метод, позволяющий выявить общность источников формирования евразийского и неоевразийского дискурсов, одновременно и специфические факторы становления каждого из них в отдельности, а также провести анализ неоевразийского дискурса в сравнительной перспективе принятых за эталонные концепты идеального государства «классического» евразийства.

  2. проблемно-хронологический метод, с помощью которого изучалась концепции идеального государства «классического» евразийства в динамике, их эволюция на протяжении нескольких временных отрезков XX века.

  3. метод сравнительного анализа источников, который использовался для выявления различных течений внутри «классического» евразийского дискурса в целом, и в рамках отдельно изучавшейся евразийской концепции идеального государства в особенности.

  4. семиотический метод, с помощью которого определялись связи между системообразующими для евразийского и неоевразийского дискурсов географическими и культурно-историческими символами, такими, как Европа, Азия, Восток, Запад, Евразия и политико-философскими понятиями демократии, диктатуры, справедливости, истинности и т.д.

  5. аксиологический метод, посредством которого производилось соотнесение ценностных ориентиров и фронтиров в рамках сравниваемых дискурсов и сконструированных внутри каждого из них институционально-политических проектов.

Эмпирическую базу исследования составляют несколько групп источников.

В первой группе объединены публикации членов евразийского движения 1920-1930-х гг. XX в.

Ко второй группе источников относятся работы бывших членов евразийского движения, написанные после фактического прекращения деятельности евразийских кружков (после Второй мировой войны), позволяющие отследить эволюцию мировоззрения и идейных установок ключевых участников движения, и проверить некоторые предположения, сделанные в результате анализа публикаций евразийцев межвоенного периода.

К третьей группе источников относится эпистолярное наследие ключевых фигур евразийского движения (Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого), изучение которого позволяет прояснить скрытые моменты внутренних противоречий и межфракционных трений внутри евразийского политико-философского дискурса.

Четвертая группа источников объединяет монографии и статьи А.Г. Дугина, касающиеся политической составляющей доктрин неоевразийства .

Пятая группа источников включает работы лидеров аффилированного Дугину "Евразийского союза молодежи".

Шестая группа источников - политические программы и документы организационных структур неоевразийства .

Седьмая группа источников включает интервью Дугина и членов неоевразийских организаций. Эти документы играют роль, сходную с той, что выполняет эпистолярное наследие евразийцев.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые раскрывается проблема идеального государства в евразийстве в сопоставлении с неоевразийской трактовкой. Эта проблема является одним из наиболее важных элементов идейно-политического наследия евразийства, в котором наиболее рельефно проявилась политико-философская сторона этого явления.

Научная новизна состоит также в применении дифференцированного подхода к идейному наследию ключевых фигур евразийства, благодаря чему выявлены их различные позиции и альтернативные концепции идеального государства в рамках евразийского дискурса.

В процессе реализации цели и решения исследовательских задач были получены следующие, имеющие научную новизну, результаты:

- Выявлен дуализм семиотики концепта «Евразия» в классическом евразийском дискурсе: установлено, что Евразия определялась либо монистически (как через отрицание: не-Европа, анти-Европа, так и через утверждение: «Исход к Востоку» ) либо дуалистически/ диалектически (как через отрицание: третий путь, Евразия есть ни Европа, ни Азия, так и через утверждение: Евразия как синтез Европы и Азии, как гибрид). Выдвинута и доказана гипотеза, что семиотическая амбивалентность концепта «Евразия» обуславливает также двойственность всего евразийского политико-философского дискурса и проблемы идеального государства как его составной части;

- Осуществлен анализ ретроспективной телеологии евразийства в контексте выявленного дуализма евразийского дискурса. Установлено, что монистическое определение Евразии как «не-Европы» и «внутреннего Востока» отразилось в историософском поиске идеального государства Н.С. Трубецкого, а синтезное определение Евразии тесно связано с историософскими концептами государства Н.Н. Алексеева;

- В контексте выявленного дуализма евразийского дискурса и на основе выводов из сравнительного анализа его двух основных историософских парадигм рассмотрены и проанализированы евразийские проекты идеального государства будущего в динамике, с дифференциацией по хронологическому принципу («докламарский», «посткламарский» и «постевразийский» периоды) в контексте выявленного дуализма евразийского дискурса. Установлено, что различия между проектами идеального государства будущего Н.С. Трубецкого и Н.Н. Алексеева, в основном, соответствуют отличительным чертам двух выявленных подходов к определению Евразии в евразийстве: монистического и дуалистического, синтезного;

- Определен вектор эволюции концепций идеальной политии будущего в евразийстве: от примата диктатуры партии и постулирования сильной жесткой власти в рамках концепции идеократии к более сбалансированной модели «демократуры» и постулированию социально-ориентированной власти, что стало возможным посредством привнесения в евразийский политико-философский дискурс концепта «гарантийного государства»;

- Реконструирована и проанализирована неоевразийская модель идеального государства прошлого и будущего. Данные модели сопоставлены с выявленными и принятыми за эталонные альтернативными моделями классического евразийства, отражены сходства и различия между ними. Установлено, что сегодняшнее неоевразийство, в отличие от евразийства классического, является монистическим, не фрагментированным, оно не обнаруживает признаков эволюции в направлении умеренности в отличие от евразийства классического.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Политический ислам в современном мире

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»
  2. С. В. Кортунов проблемы национальной идентичности россии в условиях глобализации монография

    Монография
    (Конфессиональное измерение российской идентичности. Роль и место православия в становлении, сохранении и укреплении национальной идентичности России)
  3. Фридрих Ратцель Государства как пространственные организмы 22 1 Образование: немецкая "органицист ская школа" 22 2 Государства как живые организмы 22 Raum политическая организация почвы 23 4 закон

    Закон
    Книга является первым русскоязычным учебным пособием по геополитике. В ней систематически и подробно изложены основы геополитики как науки, ее теория, история.
  4. Четвертая политическая теория

    Документ
    Сегодня в мире складывается впечатление, что политика кончилась — по крайней мере та, которую мы знали. Либерализм упорно бился со своими политическими врагами, предлагавшими альтернативные рецепты, – с консерватизмом, монархизмом,
  5. Вячеслав Лихачёв Политический антисемитизм в современной России Оглавление (1)

    Документ
    В основу книги легли исследования, проведенные автором в 2 –2002 гг. в сотрудничестве с несколькими организациями. Большинство материалов были написаны по заказу Московского бюро по правам человека.

Другие похожие документы..