Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
работа на практических занятиях: 14 баллов – 95-100%; 13 баллов – 90-94%; 12 баллов – 85-89%; 11 баллов – 80-84%; 10 баллов – 75-79%; 9 баллов – 70-7...полностью>>
'Документ'
В Казахстане сложилась сравнительно развитая законодательная база в области обязательного социального страхования от социальных рисков и обязательног...полностью>>
'Документ'
Проблема развития воображения в дошкольном детстве до сих пор является спорной и одной из наименее разработанных в детской и тем более специальной пс...полностью>>
'Пояснительная записка'
«Основы групповой психотерапии» - дисциплина специализации, которая предназначена для студентов 5-го курса факультета психологии дневной формы обучен...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ СОДЕЙСТВИЯ

ЗАЩИТЕ ПРАВ ДЕТЕЙ

Сироты, Насилие в семье, Бездомные дети, Дети-инвалиды, Дети-заключенные

103982, Москва, Лучников пер., д.4, подъезд 3, оф.6 тел./факс: (7-495) 624-07-52, (7-495) 625-06-63

эл. почтa: right-child@ Веб-страница: http://pravorebenka.narod.ru

УЧАСТИЕ В ПОДГОТОВИТЕЛЬНОЙ ВСТРЕЧЕ РОССИЙСКИХ НПО С ДЕЛЕГАЦИЕЙ ЕВРОСОЮЗА НА КОНСУЛЬТАЦИЯХ РОССИЯ – ЕС ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

16 апреля 2008 г., Любляна, Словения

Права детей в России в европейской перспективе

Мы благодарны Европейскому Союзу и нынешнему его Президенту Словении за инициативу включить вопросы защиты прав детей в число тем, намеченных к обсуждению на предстоящих завтра Консультациях Россия – ЕС по правам человека.

1. Описание ситуации

Число детей (т.е. граждан младше 18 лет) в России сократилось за последние 15 лет на 11 миллионов человек и достигло в 2006 году 28 миллионов, что составляет 20% населения страны. За тот же период число детей-сирот возрастало ежегодно на 15-20 тысяч человек и составило в 2007 году 750 тысяч. Примерно 200 тысяч из этих детей постоянно живут в различных детских учреждениях. Каждый год выявляется более 120 тысяч новых детей, оставшихся без попечения родителей; из них 90% - так называемые «социальные сироты», т.е. дети, родители которых живы, но либо отказались от своего ребенка, либо были лишены родительских прав судом по причине пренебрежения родительскими обязанностями и насилия в отношении детей.

Кроме того, примерно 200 тысяч детей, не являющихся сиротами, «с ограниченными возможностями здоровья» и официально признанных «детьми-инвалидами», постоянно живут в специальных (коррекционных) школах-интернатах органов образования и в детских домах-интернатах (ДДИ) органов социальной защиты. До сих пор не изжита унаследованная со времен СССР практика отделения детей с проблемами здоровья от «нормальных», в том числе широко распространена сегрегация таких детей в сфере образования. Большинство детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья живут с родителями (очень часто это мамы-одиночки), которые сталкиваются с огромными трудностями по причине бедности этих семей и по причине отсутствия профессиональной поддержки и сопровождения больного ребенка. Примерно 300 тысяч детей-инвалидов вообще не получают образования, хотя право на образование гарантировано для всех граждан России Конституцией Российской Федерации. Они не учатся, поскольку для этого не предусмотрены необходимые специальные условия, и инклюзивное (интегративное) образование не практикуется в российских общеобразовательных школах и дошкольных учреждениях.

Наиболее трагична судьба 29 тысяч детей-инвалидов – воспитанников социальных ДДИ. Пребывание там сродни пожизненному заключению, поскольку тех, кто дожил до совершеннолетия, принудительно помещают навсегда во взрослые психоневрологические интернаты (ПНИ). Редкие инспекционные визиты в ДДИ и ПНИ выявляют немало детей или взрослых, вполне способных к жизни в обществе, способных учиться, работать, создать семью. Они были исключены из жизни по причине злоупотребления психиатрической диагностикой и отсутствия необходимой реабилитационной работы. Приведу цитату из новейшего ежегодного, за 2007 год, Доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Лукина: «Чрезвычайно остро стоит в нашей стране проблема соблюдения прав детей-инвалидов. В июне 2006 года Уполномоченный посвятил этой проблеме один из своих специальных докладов. К сожалению, содержавшиеся в докладе предложения так и остались не выполненными и фактически даже не рассмотренными» («Российская газета», 14.03.2008).

В этом Докладе Уполномоченный по правам человека пишет о многих нарушениях прав детей: гарантированного законом права детей-сирот на жилище, прав отказных младенцев, постоянно живущих в детских больницах, фундаментального права жить и воспитываться в семье и т.д. Особая проблема – нарушения прав детей, постоянно живущих в тех или иных детских учреждения, что связано с фактической их «закрытостью». Сообщения о шокирующих случаях нарушений прав детей в детских учреждениях регулярно появляются в СМИ, но как правило тогда, когда уже случилось нечто страшное и делом занялись правоохранительные органы. Очень остро стоит вопрос о создании гражданских механизмов обеспечения прозрачности деятельности этих учреждений.

Насилие в семье. На «Круглом столе» в МВД 20 февраля 2008 года (где я был одним из приглашенных докладчиков), посвященном насилию в семье в отношении детей, были приведены статистические данные о том, что в России ежегодно гибнут от домашнего насилия 2500 детей, а также 14 тысяч женщин. Председателем этого «Круглого стола» был Министр внутренних дел Рашид Нургалиев, который продемонстрировал ясное понимание серьезности проблемы. Также согласно государственной статистике ежегодно 2800 несовершеннолетних кончают с собой, причем официальные государственные отчеты подчеркивают, что основной причиной этих трагедий является насилие дома или в школе. В условиях, когда жаловаться некому, подвергающийся насилию ребенок не находит другого выхода из сложившейся ситуации. Согласно исследованию, проведенному в Государственной Думе, ежегодно около 2 миллионов детей младше 14 лет избиваются родителями, 65% этих детей младше 7 лет. В Докладах Генеральной Прокуратуры Российской Федерации приводятся множество случаев продленного (и месяц, и год, и два) с трагическими исходами насилия в отношении ребенка, когда ответственные органы власти были хорошо информированы о тяжелой ситуации в семье, но проявили недопустимую пассивность. Таким образом, нарушения прав ребенка БЕЗДЕЙСТВИЕМ являются самой серьезной проблемой российской социальной системы. А если система все-таки действует в защиту ребенка, то это почти всегда связано с разрушением семьи. Как сказано в вышеупомянутом Докладе Уполномоченного по правам человека в РФ: «Единственным же способом правового реагирования государства на неблагополучную ситуацию в семье является изъятие из нее ребенка, что лишь увеличивает количество детей, оставшихся без попечения родителей». В том же Докладе констатируется: «В сегодняшней России наблюдается кризис института семьи: ослаб ее воспитательный потенциал, разрушаются нравственные устои, увеличивается число детей, пострадавших от жестокости родителей, психологического, физического и сексуального насилия».

Ювенальная юстиция до сих пор не учреждена в России, хотя пакет необходимых Федеральных законов «рассматривается» в Государственной Думе в течение многих лет, хотя существует замечательный пилотный опыт работы ювенальных судов в Ростовской области и в некоторых других регионах России. Также широко распространено насилие в милиции в отношении подростков. После гуманизации УК РФ в 2003 году число приговоров, связанных с лишением свободы несовершеннолетних правонарушителей, уменьшилось, но все равно остается высоким (15-20 тысяч в год, что составляет 20% от общего числа приговоров в отношении детей, вынесенных судами в течение года, - ср. с соответствующими 2-2,5% в странах Европейского Союза). Абсолютно неприемлемыми являются большие сроки заключения, к которым приговаривают детей (в среднем 4,1 года, зачастую ребенка приговаривают к нескольким годам заключения за кражу продуктов по причине голода). Общее число детей, находящихся в различных местах лишения свободы (в милиции, в следственных изоляторах, в воспитательных колониях, в центрах временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, в спецшколах), в разные годы составляет от 30 до 40 тысяч, что означает 21-28 ребенка в заключении на каждые 100 тысяч населения России. Для сравнения та же цифра в некоторых странах Западной и Центральной Европы колеблется от нуля (Италия) до 5,7 (Греция); в бывших социалистических странах – от 0,6 (Словения) до 16,6 (Эстония) и 17 (Республика Беларусь). В США эта цифра равна 30. Таким образом, Россия со времен сталинского ГУЛАГа (вместе с США - начиная с 90-х годов прошлого века) сохраняет позорное первенство по числу детей, находящихся в заключении. (Эти данные приведены в «Альтернативном докладе – 2005» коалиции российских НПО в Комитет ООН по правам ребенка - /docs/alt_report_rus_2005.doc)

Также в России отсутствует система пробации. По этой причине подростки-правонарушители, приговоренные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, а также те, кто вышел на свободу после отбытия срока наказания, остаются, как правило, без необходимого сопровождения и социальной поддержки, что приводит к высокому проценту рецидива.

Говоря о проблемах российских тюрем, я считаю своим долгом сделать небольшое, но актуальное, отступление от сугубо детской темы. С нами в Любляну не смог приехать наш друг и коллега правозащитник Лев Пономарев, который сейчас находится под подпиской о невыезде в связи с возбуждением в отношении него уголовного преследования по обвинению в клевете. Дело в том, что Лев Пономарев публично обвинил руководство ФСИН в том, что российские исправительные колонии превращены фактически в «камеры пыток» по причине формирования из числа заключенных так называемых «дисциплинарных отрядов» (официально: «отряд осужденных исправительного учреждения»), которые терроризируют других заключенных по негласным указаниям администрации исправительных учреждений. Мы очень просим поднять этот вопрос на переговорах с российской делегацией.

Бедность семей с детьми: более 50% семей, имеющих детей, имеют доход ниже прожиточного минимума, результатом чего является недостаточность питания детей. В этой ситуации было бы чрезвычайно важно широко внедрить практику бесплатного горячего питания детей в школах. Это делается, но заведомо в недостаточной мере. Эта проблема, как и многие другие социальные проблемы России, сильно обострилась после принятия так называемого «закона о монетизации» № 122-ФЗ, вступившего в силу 1 января 2005 года. Это закон по многим позициям отменил социальную ответственность федерального центра, передав ее на усмотрение руководства 87 регионов России, что неизбежно привело к сильнейшему социальному «географическому диспаритету» в обеспечении потребностей детей.

2. Причины существующих проблем и позиция государственной власти.

Совсем кратко главная причина кризиса детства в современной России может быть обозначена простыми словами «жаловаться некому», что означает отсутствие эффективной, активно функционирующей социально-восстановительной системы, отсутствие стандартов социальной работы, недостаточность механизмов прозрачности, позволяющих выявлять нарушения прав детей, и способов защиты этих прав. Факт остается фактом: в течение 15 лет Российская Федерации не внедряет в жизнь системообразующие рекомендации Комитета ООН по правам ребенка, включающие также и предложения, сформулированные в Альтернативных докладах российских НПО, представленных в Комитет ООН в 1998 и 2005 гг. Основные позиции этих рекомендаций: учреждение системы ювенальной юстиции, создание механизмов рассмотрения жалоб на жестокое и унижающее обращение в отношении детей, деинституционализация воспитания сирот и детей-инвалидов, развитие инклюзивного подхода в общем и дошкольном образовании («Образование для всех»), создание механизмов привлечения гражданских инициатив в вопросах защиты прав детей и предоставления услуг семье и детям, преодоление регионального диспаритета в этой сфере, учреждение системы общественной инспектуры детских учреждений, включая внезапные визиты без предупреждения, и т.д. См.: /docs/annex_alt_report_rus_2005.doc

В то же время в России, в некоторых регионах и муниципалитетах, существует замечательный опыт организации работы по защите прав детей, который может стать примером даже для других стран и который не распространяется в России должным образом по причине отсутствия обязывающих к этому Федеральных законов и Постановлений и по причине консерватизма существующей чрезвычайно затратной и неэффективной системы, справедливо называемой «Сиротпром» (по аналогии с «Газпромом»). Как точно заметил Директор Представительства ЮНИСЕФ в России и Белоруссии Карл де Рой, выступая на подготовительной сессии Комитета ООН по правам ребенка в июне 2005 года (в которой автор настоящего доклада также принимал участие): «Ситуация поистине парадоксальна: Россия сталкивается с тяжелейшими проблемами детства и семьи, в России есть специалисты высшего мирового уровня, предлагающие необходимые реформы, существует потрясающе результативный пилотный опыт, по образцу которого может быть организована работа повсеместно, и есть очень много по-настоящему хороших людей, желающих изменить положение дел к лучшему. И всё это не работает по одной причине, по причине отсутствия должной Политической Воли».

И очень важно, что в последние два года намерение улучшить систему было высказано на высшем политическом уровне. В своем Ежегодном Послании Федеральному Собранию 10 мая 2006 года Президент Владимир Путин уделили значительное внимание проблемам семьи, детства, мерам по выходу из серьезного демографического кризиса и, в частности, сказал: «Поручаю Правительству совместно с регионами создать такой механизм, который позволит сократить число детей, находящихся в интернатных учреждениях…». При этом он объявил о существенном увеличении выплат приемным семьям, что действительно было реализовано в рамках расходов федерального бюджета в 2007 и 2008 годах. Однако это само по себе не дало желаемого эффекта, поскольку система «Сиротпрома» осталась не тронутой. Как сказано в упоминавшемся Докладе Уполномоченного по правам человека в РФ за 2007 год: «В отчетном году не было предпринято никаких системных мер для того, чтобы затормозить приток детей в интернатные учреждения, а в перспективе добиться сокращения их общей численности».

В своем выступлении на встрече 30 ноября 2007 года семи представителей общественности с Дмитрием Медведевым, в то время Первым заместителем Председателя Правительства РФ, я говорил о проблеме саботажа чиновниками многих российских регионов указанного Поручения Владимира Путина (эта полуторачасовая встреча, посвященная проблемам сиротства и в целом проблемам детства и семьи в России, была организована Комиссией Общественной палаты РФ по социальной и демографической политике, экспертами которой являются два члена РОО «Право ребенка»). Выступая на этой встрече, Дмитрий Медведев поддержал идеи учреждения в России ювенальной юстиции, создания системы пробации и общественного контроля и снова подчеркнул необходимость развития семейного устройства детей-сирот и организации социально-восстановительной работы с неблагополучными семьями в целях предотвращения социального сиротства. В заключение он сказал: «Тот высочайший в ряде государств уровень охраны детства, укрепления семьи, которого они достигли, на мой взгляд, прежде всего связан с развитием институтов общественного контроля, а не с тем, что в какой-то момент государство поумнело и решило все эти функции принять на себя». (/official/2007/11/300000_11878.shtml). Необходимо отметить, что идея учреждения общественного контроля различных институтов обсуждается в России уже в течение многих лет. Президент России Владимир Путин не раз, начиная с 2003 года, выступал в поддержку принятия закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания», подготовленного НПО и рассматриваемого в Госдуме; к сожалению, закон до сих пор не принят. [Примечание при публикации: 23 апреля 2008 года закон был, наконец, принят Госдумой во втором чтении и третье чтение назначено на 16 мая].

Что касается стратегической задачи развития гражданских инициатив как основы строительства демократического общества, в том числе развития гражданских инициатив в социальной сфере, уместно привести следующие слова Владимира Путина на заседании Президентского совета по национальным проектам и демографии 28 февраля 2008 г.: «Во-первых, нужны новые механизмы включённости институтов гражданского общества, экспертов, профессиональных сообществ в процесс формирования социальных программ, а также в процедуру оценки их эффективности. По большому счёту, уже сейчас мы должны вплотную подойти к общественному аудиту всех решений и действий власти в области социальной политики. Второе – это создание реальной конкурентной среды в социальной сфере. До тех пор пока государство здесь фактически конкурирует само с собой, мы будем топтаться на месте – ну на самом деле, никакой конкуренции нет» (http://rost.ru/official/2008/02/280000_13045.shtml). Само собой разумеется, что практическая реализация этих важнейших приоритетов требует отмены дискриминационного закона «О некоммерческих организациях» 2006 года, принятия пакета федеральных законов, регламентирующих финансирование общественных инициатив из бюджетов всех уровней на конкурсной основе, и законов, стимулирующих благотворительность социально-ответственного бизнеса в поддержку неправительственных социальных инициатив.

3. От слов – к делу: значение сотрудничества с Европейским Союзом.

Я участвовал в правозащитном движении в бывшем СССР с начала 70-х годов прошлого века. И я хорошо помню как, казалось бы, абсолютно несущественная с точки зрения советской правящей элиты подпись тогдашнего лидера СССР Леонида Брежнева под Третьей корзиной Хельсинского Акта 1975 года стала событием глобального исторического масштаба. Произошло это потому что основатель Московской Хельсинкской группы Юрий Орлов и его товарищи повели себя так, как будто они принимают эту подпись всерьез, а Запад сильнейшим образом поддержал такой подход. Было бы нелепо настаивать на прямых параллелях между событиями той давней эпохи и реалиями сегодняшнего дня. Однако никогда не устаревает простая мудрость, сформулированная Андреем Сахаровым: «Мы должны настаивать на своих принципах – на соблюдении прав человека, гласности, открытости и т.п. – и результаты, возможно, последуют».

В вопросах защиты прав детей налицо очень большой, но пока еще недостаточно используемый потенциал плодотворного сотрудничества Европейского Союза и Российской Федерации. Такое сотрудничество – это всегда дорога с двусторонним движением, поскольку страны – члены ЕС также могут многое позаимствовать у российского передового опыта организации работы по защите прав детей. Мечта российских детских правозащитников состоит в том, чтобы Россия сама, в целом, на федеральном уровне и во всех регионах, поучилась у лучшего российского и европейского опыта в этой сфере. Для большей конкретности укажу на следующие жизненно важные области возможного сотрудничества правительств, парламентов, социальных работников, общественных организаций России и Европы:

- Законодательное и практическое внедрение не-карательных, восстановительных и примирительных принципов и технологий ювенальной юстиции.

- Учреждение множественных механизмов общественного контроля в социальной сфере, «вторгающегося» общественного инспектората, в том числе в детских учреждениях. Согласно Дмитрию Медведеву (см. его цитату выше в п.2) общественный контроль является необходимым условием совершенствования системы защиты детства и семьи.

- Предотвращение насилия в отношении детей в семье и школе, в детских интернатных учреждениях и т.п. Проблема эта достаточно серьезна и во многих странах Европейского Союза и в России. Частный, хотя и очень болезненный, аспект этой проблемы – домашнее насилие в отношении девочек и женщин в семьях «иной культуры»; в данном случае прямолинейно понимаемый принцип Национальной культурной автономии вступает в очевидный конфликт с первопринципами соблюдения прав человека, гуманности и элементарного сочувствия жертвам жестокого и унижающего обращения.

- Нужны совместные усилия, направленные на преодоление бедности детей и семей с детьми, социального и образовательного «исключения», в т.ч. усилия по преодолению сегрегации детей-инвалидов в сфере образования.

- Обмен лучшим практическим опытом и Ноу-Хау деинституционализации воспитания детей-сирот.

- Создание законодательной базы широкого привлечения гражданских инициатив к работе в интересах семьи и детей.

- Организация развивающей досуговой деятельности и информационного пространства, дружественного детям. И т.п.

Сформулированные выше предложения согласуются с общим современным стратегическим направлением политики Европейского Союза в деле защиты прав детей. И представляется очевидным, что эта совместная работа России и ЕС должна вестись в тесной кооперации с ООН, с Комитетом ООН по правам ребенка, – как об этом ясно заявил Председатель Комитета ООН по права ребенка в 2001-2007 гг. Якоб Дук (Нидерланды) в его выступлении в Европарламенте 9 октября 2007 года. Я не раз встречался с профессором Дуком в Женеве в процессе представления в Комитет ООН Альтернативных докладов российских неправительственных организаций. Мы также очень благодарны господину Якобу Дуку и докладчику Комитета ООН госпоже Невене Вукович-Сахович (Сербия и Монтенегро), которые совершили визит в Москву в ноябре 2006 года с целью проверить, как Российская Федерация исполняет (к сожалению, не исполняет) рекомендации Комитета ООН по правам ребенка, сформулированные в Заключительных замечаниях Комитета по Периодическому государственному докладу Российской Федерации.

Борис Альтшулер,

Руководитель РОО «Право ребенка», Москва.

Член Московской Хельсинкской группы.

Координатор секции по правам ребенка Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации.

Эксперт Общественной палаты Российской Федерации.

Член Общественного совета при Министерстве образования и науки России.

РОО «Право ребенка» является членом Координационного совета Всероссийского Союза общественных объединений «Гражданское общество – детям России» и членом базирующейся в Женеве международной «Группы неправительственных организаций – в поддержку Конвенции о правах ребенка».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Внешнеполитическая и дипломатическая деятельность российской федерации в 2009 году обзор мид россии

    Диплом
    Международные события 2009 года, включая глобальный финансово-экономический кризис, способствовали формированию позитивной, объединительной повестки дня для всего мирового сообщества.
  2. Пресс-служба фракции «Единая Россия» Госдума РФ (5)

    Документ
    "ЛИБО БЕРИ ЖИЛЬЕ В ТМУТАРАКАНИ, А ЕСЛИ ОТКАЗАЛСЯ - ВСЕ, ГУЛЯЙ, ВАСЯ!"., ВЛАДИМИР ПУТИН, ПРЕЗИДЕНТ РФ, - О ПРОГРАММЕ ЖИЛИЩНЫХ СЕРТИФИКАТОВ. 64
  3. Москва Издательство «Права человека»

    Библиографический указатель
    Эта книга посвящена событиям и процессам, происходившим в республиках Северного Кавказа в течение трех с небольшим лет – с июня 2006-го по август 2009 года.
  4. Процессы глобализации и их влияние на мо

    Документ
    Глобализация имеет 2 смысла: 1. (широкий) Развитее чел. общества со времен географических открытий. Оказывание влияния на развитие науки. Устанавливается всемирная торговля; 2.
  5. Категориальное мышление в праве: его значение Акашкин А. Ю

    Документ
    О степени разработанности понятия «категория», вообще, можно говорить только в рамках философского знания. Категории (от греч. kategoría - высказывание, обвинение; признак) в философии, наиболее общие и фундаментальные понятия, отражающие

Другие похожие документы..