Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В целях реализации Федерального закона от 24.11.1996 №132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (с последующими изменениями)...полностью>>
'Документ'
Систему МО, сложившуюся после Второй мировой войны, стали называть Ялтинско-Потсдамской. Само название весьма условно. Конференции «большой тройки» (л...полностью>>
'Программа'
постановление Правительства Российской Федерацииот 31.12.2008 № 1089 «О предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской ...полностью>>
'Закон'
В этом году бывшие военнослужащие, сотрудники органов по контролю за оборотом наркотиков и психотропных веществ, органов МВД, государственной противо...полностью>>

А. А. Радугина Х рестоматия по культурологии учебное пособие

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Под редакцией А.А. Радугина

хрестоматия по культурологии

учебное пособие

Божий дар - красота;

и если прикинуть без лести,

То ведь придется признать: дар этот

есть не у всех,

Нужен уход красоте,

без него красота погибает,

Даже если лицом схожа Венере самой.

Овидий

alma mater

Москва 1998

Издательство

ЦЕНТР

УДК008(09)(075.8)

ББК 63.3(0-7)я73

Х91

Хрестоматия по культурологии: Учеб. пособие / Составители:

Х91 Лалетин Д. А., Пархоменко И. Т., Радугин А. А.

Отв. редактор Радугин А. А.- М.: Центр, 1998.- 592 с.

ISBN 5-88860-044-Х

Книга представляет собой антологию тематически структурированных культурологических текстов – извлечений из трудов мыслителей разных эпох, а также памятников мировой литературы. В соответствии с требованиями (Федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускников высшей школы по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины» в текстах освещаются сущность и предназначение культуры, основные школы в культурологии, история мировой и отечественной культуры, вопросы сохранения мирового и национального культурного наследия.

Предназначено в качестве учебного пособия для студентов вузов, техникумов, учащихся колледжей, гимназий, старших классов школ.

Без объявления

ISBN 5-88860-044-Х


ББК63.3(0-7)я73

© Радугин А. А., 1998



Содержание

10

Предисловие

Раздел первый

СУЩНОСТЬ И ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

12

тема 1

Культура как предмет культурологии

Э. Дюркгейм 12

27

тема 2

Основные школы и концепции культурологии

И.Г. Гердер 27

Г.В.Ф. Гегель 43

А. Шопенгауэр 49

Ф. Ницше 51

О. Шпенглер 58

Н.А. Бердяев 81

Культура и бессознательное начало человека: концепция Фрейда

З. Фрейд 104

Культура и коллективное бессознательное: концепция К.Г. Юнга

К.Г. Юнг 126

Й. Хейзинга 131

К. Леви-Строс 133

Ж. Деррида 137

144

тема 3

Культура как система

Н.П. Огарев 144

Р. Белла 145

М.М. Бахтин 155

С. Норман 156

К.Д. Кавелин 161

203

тема 4

Взаимоотношения

идеологической и

гуманистической

тенденции в художественной культуре

Н.Г. Чернышевский 203

Ж.П. Сартр 205

К. Маркс 206

Ф. Энгельс 206

В.С. Соловьев 207

С.Н. Булгаков 210

М.М. Бахтин 213

М. Хайдеггер 214

Раздел второй

РАЗВИТИЕ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ

218

тема 5

Миф как форма культуры

А.Ф. Лосев 218

С.А. Токарев 219

А.А. Потебня 223

М. Мид 228

Д.Д. Фрэзер 232

Э. Кассирер 236

А. Белый 244

249

тема 6

Культура Древнего Востока

Бхагавадгита 249

Махабхарата 250

Рамаяна 255

Типитака 258

Нирвана 259

Лао-Цзы 261

Конфуций 263

266

тема 7

История античной культуры

Платон 266

Аристотель 276

Гораций 283

288

тема 8

Христианство как духовный стержень

европейской культуры

Библия 288

М. Вебер 292

305

тема 9

Культура Западной Европы

в средние века

Августин 305

Ценность как основополагающий принцип культуры

П.А. Сорокин 308

Р. Генон 311

Ле Гофф Ж. 319

335

тема 10

Культура западноевропейского Возрождения

Гуманизм ценностная основа культуры Возрождения

Л. Валла 335

Д. Пико Дела Мирандола 345

Д. Бруно 353

М. Монтень 355

373

тема 11

Реформация

и ее культурно-историческое значение

М. Вебер 373

386

тема 12

Культура эпохи Просвещения

Н. Буало 386

404

тема 13

Кризис культуры ХХ века и пути его преодоления

Н.А. Бердяев 404

416

тема 14

Художественная культура ХХ века:

модернизм и постмодернизм

Технический манифест футуристической литературы 416

Первый манифест футуризма Ф.Т. Маринетти 421

Манифест сюрреализма 1924 год. Андре Бретон 426

Манифест дадаизма 446

Хаусман и другие 448

Манифест сюрреализма. Иван Голль 449

Ю. Хабермас 451

Ж.-Ф. Лиотар 467

Раздел третий

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ России

472

тема 15

Становление и развитие культуры России

С.М. Соловьев 472

П.Н. Милюков 480

Л. Шестов 487

Г.П. Федотов 488

В.И. Иванов 495

Д.С. Лихачев 498

В.В. Вейдле 505

Д.С. Лихачев 517

Н.А. Бердяев 521

И.А. Ильин 528

М. Горький 529

В.И. Ленин 546

552

тема 16

"Серебряный век" русской культуры

В.Я. Брюсов 552

В.И. Иванов 558

566

тема 17

Советский период развития культуры России

А.А. Жданов 556

А.Д. Сахаров 570

572

Коротко об авторах

Предисловие

Система современного образования ориентирована на актуализацию всех творческих способностей студентов: гармоническое развитие их интеллектуальных, профессиональных, нравственных и эстетических качеств. Значительную роль в решении этой задачи призвано сыграть изучение цикла гуманитарных и социально-экономических дисциплин. Ключевая роль в гуманитарной подготовке специалистов принадлежит культурологии. В соответствии с общеобразовательным стандартом  "Государственными требованиями (Федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускников высшей школы по циклу "Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины" в ходе изучения культурологии студент должен научиться понимать и уметь объяснить явления культуры, их роль в человеческой жизнедеятельности, различать формы и типы культур, основные культурно-исторические центры и регионы, знать историю мировой и отечественной культуры, заботиться о сохранении и приумножении национального и мирового культурного наследия.

Определенную помощь в освоении этих проблем способны оказать учебники и учебные пособия по культурологии. Однако глубокое постижение явлений культуры возможно только в результате ознакомления с первоисточниками  трудами мыслителей разных эпох, а также литературными памятниками мировой культуры. Познакомить читателя с основными трудами в области культурологии, дать почувствовать своеобразие культурологической мысли, ее особенности и многообразные формы одна из главных целей предлагаемого учебного пособия.

Решению этих задач и был подчинен отбор материала для книги. Составители стремились, чтобы представленный в данном издании материал представлял культурологический процесс целостно и всесторонне. Подбор фрагментов был нацелен на то, чтобы они адекватно выражали взгляды соответствующих мыслителей и при этом были доступны для понимания широкой читательской аудитории. Структура учебного пособия соответствует программе курса "Культурология".

Раздел первый

СУЩНОСТЬ

И ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

КУЛЬТУРЫ

тема 1

Культура как предмет культурологии

ДЮРКГЕЙМ ЭМИЛЬ

О разделении общественного труда.М.: Наука,1991—С. 5255

На первый взгляд нет ничего, по-видимому, легче, чем определить роль разделения труда. Разве действие его не известно всем и каждому? Поскольку оно увеличивает одновременно производительную силу и умение работника, оно составляет необходимое условие материального и интеллектуального развития общества, источник цивилизации. С другой стороны, так как цивилизации охотно приписывается абсолютная ценность, то даже не помышляют о том, чтобы искать другую функцию для разделения труда.

Что разделение труда действительно дает этот результат – этого невозможно и пытаться оспаривать. Но если бы оно не имело другого результата и не служило для чего-нибудь другого, то не было бы никакого основания приписывать ему моральный характер.

Действительно, услуги, оказываемые им таким образом, весьма далеки от моральной жизни или, по крайней мере, имеют к ней весьма косвенное и отдаленное отношение. Хотя теперь и принято отвечать на суровую критику Руссо дифирамбами обратного содержания, однако совсем не доказано, что цивилизация – нравственная вещь. Чтобы решить этот вопрос, нельзя обращаться к анализу понятий, которые неизбежно субъективны, но надо бы найти факт, пригодный для измерения уровня средней нравственности, и затем наблюдать, как он изменяется по мере прогресса цивилизации. К несчастью, у нас нет такой единицы измерения; зато у нас есть в отношении коллективной безнравственности. Действительно, среднее число самоубийств, преступлений всякого рода может служить для того, чтобы обозначить высоту безнравственности в данном обществе. Но если обратиться к опыту, то он мало говорит в пользу цивилизации, ибо число этих болезненных явлений, по-видимому, увеличивается по мере того, как прогрессирует наука, искусство и промышленность (См.: Alexander von Oettingen. Moralstatistik. Erlangen, 1882. параг. 37 etc.; Tarde. Criminalite comparee (P., F. Аlcan)/гл. II (О самоубийствах, см. ниже, кн. II, гл. 1, параг. II). Конечно, было бы несколько легкомысленно заключать отсюда, что цивилизация безнравственна, но можно, по

12

крайней мере, быть уверенным, что если она оказывает на моральную жизнь положительное, благотворное влияние, то это влияние довольно слабо.

Впрочем, если проанализировать тот плохо определяемый комплекс, который называют цивилизацией, то можно обнаружить, что элементы, из которых он состоит, лишены всякого морального характера.

Особенно это верно для экономической деятельности, постоянно сопровождающей цивилизацию. Она не только не служит прогрессу нравственности, но преступления и самоубийства особенно многочисленны в больших промышленных центрах. Во всяком случае, очевидно, что она не представляет внешних признаков, по которым узнаются моральные факты. Мы заменили дилижансы железными дорогами, парусные суда – громадными пароходами, маленькие мастерские – мануфактурами; весь этот расцвет деятельности обычно рассматривается как полезный, но он не имеет ничего морально обязательного. Ремесленник, мелкий промышленник, которые сопротивляются этому всеобщему течению и упорно держатся за свои скромные предприятия, так же хорошо исполняют свой долг, как и крупный мануфактурист, покрывающий страну сетью заводов и соединяющий под своим началом целую армию рабочих. Моральное сознание нации не ошибается; оно предпочитает немного справедливости всем промышленным усовершенствованиям в мире. Конечно, промышленная деятельность имеет свое основание: она удовлетворяет известным потребностям, но эти потребности не морального порядка.

Еще с большим основанием можно сказать это об искусстве, которое абсолютно противостоит всему, что похоже на долг, так как оно – царство свободы. Оно – роскошь и украшение, иметь которые, может быть, и прекрасно, но приобретать их необязательно; то, что излишне, необязательно. Наоборот, нравственность – это обязательный минимум и суровая необходимость, это хлеб насущный, без которого общества и не могут жить. Искусство отвечает нашей потребности расширять свою деятельность без цели, из удовольствия распространять ее, между тем как нравственность заставляет нас идти по определенной дороге к определенной цели; кто говорит «долг», тот говорит вместе с тем и «принуждение». Поэтому искусство, хотя и может быть одушевляемо моральными идеями или переплетаться с эволюцией собственно моральных явлений, не морально само по себе. Наблюдение, может быть, даже установит, что у индивидов, как и у обществ, неумеренное развитие эстетических наклонностей представляет серьезный симптом с точки зрения нравственности.

Из всех элементов цивилизации только наука при известных условиях носит нравственный характер. Действительно, общества все более стремятся признавать обязанностью индивида развитие

13

своего ума путем усвоения установленных научных истин. В настоящее время существует некоторое количество знаний, которыми мы все должны обладать. Человек не обязан бросаться в грандиозную промышленную схватку или становиться художником; но всякий теперь обязан не быть невеждой. Эта обязанность дает себя знать так сильно, что в некоторых обществах она санкционирована не только общественным мнением, но и законом. Впрочем, можно увидеть, откуда берется эта характерная для науки привилегия. Дело в том, что наука есть не что иное, как сознание, доведенное до высшей степени своей ясности. Но для того, чтобы общества могли жить при теперешних условиях существования, необходимо, чтобы поле сознания, как индивидуального, так и общественного, расширилось и прояснилось. Действительно, среда, в которой они живут, становится все более сложной и, следовательно, более подвижной, поэтому, чтобы долго существовать, им надо часто изменяться. С другой стороны, чем темнее сознание, тем оно неподатливее для изменения, потому что оно не видит достаточно быстро ни того, что надо произвести изменения, ни того, в каком направлении производить их. Наоборот, просвещенное сознание умеет заранее найти способ к ним приспособиться. Вот почему необходимо, чтобы разум, руководимый наукой, принял более активное участие в ходе коллективной жизни.

Но наука, овладение которой теперь требуют от всякого, почти не заслуживает этого названия. Это не наука – это в лучшем случае наиболее общая и простая часть ее. Она сводится на самом деле к незначительному числу обязательных сведений, которые требуются от всех только потому, что они предназначены для всех. Настоящая наука бесконечно превосходит этот обыденный уровень: включает в себя не только то, чего стыдно не знать, но все то, что знать возможно. Она предполагает у занимающихся ею не только те средние способности, которыми обладают все люди, но и специальные склонности. Следовательно, будучи доступна только избранным, она не обязательна. Эта полезная и прекрасная вещь, но не необходимая в такой степени, чтобы общество ее повелительно требовало. Выгодно заручиться ею; но нет ничего безнравственного в том, чтобы ею не овладеть. Это – поле действия, открытое для инициативы всем, но на которое никого не принуждают ступить. Быть ученым так же необязательно, как художником. Итак наука, как и искусство, и промышленность, находятся вне нравственности («Существенная черта добра по сравнению с истиной – это быть обязательным. Истина сама по себе не имеет этого характера» (Janet. Morale, p.139).

Причина многих разногласий относительно нравственного характера цивилизации состоит в том, что очень часто моралисты не имеют объективного критерия для того, чтобы отличить моральные факты от тех, которые таковыми не являются. Обыкновенно моральным

14

называют все то, что обладает благородством и ценностью, все, что является предметом каких-то возвышенных стремлений, – и только благодаря этому чрезмерному расширению значения слова удается ввести цивилизацию в область нравственности. Но область этики не так неопределенна; она охватывает все правила, которым подчинено поведение и с которыми связана санкция, но не более того. Следовательно цивилизация, поскольку в ней нет ничего, что содержало бы этот критерий нравственности, морально индифферентна. Поэтому, если бы разделение труда не создавало бы ничего другого, кроме самой возможности цивилизации, оно бы участвовало в формировании той же нравственности нейтральности...

С.225 - 227:

Конечно, есть много удовольствий, которые теперь нам доступны и которых не знают более простые существа. Но зато мы подвержены многим страданиям, от которых они избавлены, и нельзя быть уверенным, что баланс складывается в нашу пользу. Мысль, без сомнения, является источником радостей, которые могут быть весьма сильными; но в то же время сколько радостей нарушает она! На одну решенную задачу сколько поднятых и оставшихся без ответа вопросов! На одно разрешенное сомнение сколько смущающих нас тайн! Точно так же, если дикарь не знает удовольствий, доставляемых активной жизнью, то зато он не подвержен скуке, этому мучению культурных людей. Он предоставляет спокойно течь своей жизни, не испытывая постоянной потребности торопливо наполнять ее слишком короткие мгновения многочисленными и неотложными делами. Не будем забывать, кроме того, что для большинства людей труд является до сих пор наказанием и бременем.

Нам возразят, что у цивилизованных народов жизнь разнообразнее и что разнообразие необходимо для удовольствия. Но цивилизация вместе с большей подвижностью вносит и большее однообразие, ибо она навязала человеку монотонный, непрерывный труд. Дикарь переходит от одного занятия к другому сообразно побуждающим его потребностям и обстоятельствам; цивилизованный человек целиком отдается всегда одному и тому же занятию, которое представляет тем менее разнообразия, чем оно ограниченнее. Организация необходимо предполагает абсолютную регулярность в привычках, ибо изменение в способе функционирования органа не может иметь места, не затрагивая всего организма. С этой стороны наша жизнь оставляет меньше места для непредвиденного и в то же время, благодаря своей большей неустойчивости, она отнимает у наслаждения часть безопасности, в которой оно нуждается.

Правда, наша нервная система, став более тонкой, доступна слабым возбуждениям, не затрагивавшим наших предков, у которых она была весьма груба. Но в то же время многие возбуждения,

15

бывшие прежде приятными, стали слишком сильными и, следовательно, болезненными для нас. Если мы чувствительны к большему количеству удовольствий, то так же обстоит дело и со страданиями. С другой стороны, если верно, что, как правило, страдание производит в организме большее потрясение, чем удовольствие(См. :Hartmann. Philosophic de 1'inconscient, П), что неприятное возбуждение доставляет нам больше страдания, чем приятное – наслаждения, то эта большая чувствительность могла бы скорее препятствовать счастью, чем благоприятствовать ему. Действительно, весьма утонченные нервные системы живут в страдании и в конце концов даже привязываются к нему. Не примечательно ли, что основной культ самых цивилизованных религий – это культ человеческого страдания? Несомненно, для продолжения жизни теперь, как и прежде, необходимо, чтобы в среднем удовольствия преобладали над страданиями. Но нельзя утверждать, что это преобладание стало значительней.

Наконец, и это особенно важно, не доказано, чтобы этот излишек вообще служил когда-нибудь мерой счастья. Конечно, в этих темных и еще плохо изученных вопросах ничего нельзя утверждать наверняка; представляется, однако, что счастье и сумма удовольствий – не одно и то же. Это – общее и постоянное состояние, сопровождающее регулярную деятельность всех наших органических и психических функций. Такие непрерывные виды деятельности, как дыхание или циркуляция крови, не доставляют положительных наслаждений; однако от них главным образом зависит наше хорошее расположение духа и настроение. Всякое удовольствие – своего рода кризис: оно рождается, длится какой-то момент и умирает; жизнь же, наоборот, непрерывна. То, что составляет ее основную прелесть, должно быть непрерывно, как и она. Удовольствие локально: это – аффект, ограниченный какой-нибудь точкой организма или сознания; жизнь не находится ни здесь, ни там: она повсюду. Наша привязанность к ней должна, значит, зависеть от столь же общей причины. Словом, счастье выражает не мгновенное состояние какой-нибудь частной функции, но здоровье физической и моральной жизни в целом. Поскольку удовольствие сопровождает нормальное осуществление перемежающихся функций, чем более места в жизни занимают эти функции. Но оно не счастье; даже уровень его оно может изменять только в ограниченных пределах, ибо оно зависит от мимолетных причин, счастье же – нечто постоянное. Для того чтобы локальные ощущения могли глубоко затронуть это основание нашей чувственной сферы, нужно, чтобы они повторялись с исключительной частотой и постоянством. Чаще всего, наоборот, удовольствие зависит от счастья: сообразно с тем, счастливы мы или нет, все улыбается нам или печалит на. Не зря было сказано, что мы носим наше счастье в самих себе.

16

Но если это так, то незачем задаваться вопросом, возрастает ли счастье с цивилизацией. Счастье – указатель состояния здоровья. Но здоровье какого-нибудь вида не полнее от того, что вид этот высшего типа. Здоровое млекопитающее не чувствует себя лучше, чем столь же здоровое одноклеточное. Так же должно быть и со счастьем. Оно не становится больше там, где деятельность богаче; оно одинаково повсюду, где она здорова. Самое простое и самое сложное существа наслаждаются одинаковым счастьем, если они одинаково реализуют свою природу. Нормальный дикарь может быть так же счастлив, как и нормальный цивилизованный человек...

С. 314-318:



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Радугин А. А., Радугин К. А

    Курс лекций
    Институционализация религии и формирование церкви 14 13. Производственные организации: функционирование, управление и нововведения 155 14.
  2. А. А. Радугина История России (Россия в мировой цивилизации) курс лекций

    Курс лекций
    Учебное пособие подготовлено в соответствии с «Государственными требованиями (Федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускников высшей школы по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины».
  3. Президенте Российской Федерации На обложке: фрагмент картины художника Леонардо да Винчи (1452-1519) «Мадонна Литта» Радугин а а р15 Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций (1)

    Курс лекций
    кафедра философии Воронежского государственного университета. Овсиснко Ф. Г., доктор философских наук, профессор кафедры религиоведения Российской Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации
  4. Президенте Российской Федерации На обложке: фрагмент картины художника Леонардо да Винчи (1452-1519) «Мадонна Литта» Радугин а а р15 Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций (2)

    Курс лекций
    кафедра философии Воронежского государственного университета. Овсиснко Ф. Г., доктор философских наук, профессор кафедры религиоведения Российской Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации
  5. А. А. Радугин философия курс лекции

    Лекции
    Учебное пособие подготовлено в соответствии с «Государственнымитребованиями (Федеральный компонент) к обязательному минимуму со-держания и уровню подготовки выпускников высшей школы» по циклу«Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины».
  6. А. А. Радугина хрестоматия по философии под редакцией А. А. Радугина Хрестоматия по философии учебное пособие

    Учебное пособие
    Книга представляет собой антологию тематически сгруп­пированных философских текстов — извлечений из трудов мыс­лителей разных эпох, включая и современность.

Другие похожие документы..