Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диссертация'
Раздел II. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ИНТЕРЕСАХ ПОГРАНИЧНЫХ ОРГАНОВ ...полностью>>
'Вопросы к экзамену'
Работа о духовном и физическом здоровье трудящихся и членов их семей, организация детского оздоровительного отдыха традиционно входят в сферу деятель...полностью>>
'Рассказ'
С самого раннего детства я любила рассказы о звездах, космосе. Навсегда врезался в мою память рассказ о Юрии Гагарине, о человеке покорившим небо, о ...полностью>>
'Рабочая программа'
Риторика – наука классическая и современная. Риторика – античная классика, колыбель гуманитарного знания – дала начало не только традиционным, вышедш...полностью>>

Говарда Сакера «История Израиля. От Войны за независимость до Шестидневной войны»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Становление израильской республики

Глава 14 из книги Говарда Сакера

«История Израиля. От Войны за независимость до Шестидневной войны»

(Иерусалим: Библиотека «Алия», 1995 [выпуск 194]), стр. 9–65

Перевод с английского Ильи Лурье

Структура органов государственного управления

В мае 1948 г. руководство ишува стремилось как можно скорее провозгласить независимость страны, однако, на первый взгляд, казалось совершенно к этому неподготовленным. Известно, например, что даже решение о названии нового государства было принято только в последнюю минуту и что оконча тельный вариант Декларации независимости утвердили только за час до ее оглашения. Тем не менее, первое израильское правительство вовсе не выглядело случайным собранием политических деятелей — оно было организовано в соответствии с подробно разработанной программой. Еще в октябре 1947 г. объединенная комиссия Национального комитета (Ваада леумми) и исполкома Еврейского агентства составила проект конституции. В марте 1948 г. были созданы временные законодательные и исполни тельные органы: Народный совет (Моэцет хаам), состоявший из 37 представителей всех партий и группировок ишува — согласно их реальному политическому весу, — и Народное правление (Минхелет хаам).

Народный совет, в свою очередь, утвердил тщательно сформулированное положение о Временном правительстве, которое должно было начать функционировать после окончания действия английского мандата. Законодательным органом стал Временный государственный совет. В него вошли все 37 членов Народного совета и 13 членов Народного правления. 14 мая совет принял постановление, формально узаконивающее его полномочия. Прежде всего он отменил ряд наиболее враждебных ишуву британских законов, включая Белую книгу 1939 г. (см т. 2, с. 123 - 131) и последующие декреты 1941 — 1945 гг., накладывавшие дополнительные ограничения на еврейскую иммиграцию, на приобретение евреями земли и на свободу передвижения. 16 мая совет избрал своим председателем (но еще не президентом Израиля) Хаима Вейцмана и приступил к управлению государством в условиях военного положения. За редким исключением, министерства были образованы из бюро и отделов, существовавших при Национальном комитете, Еврейском агентстве или мандатной администрации.

Во время своего пребывания у власти, с 14 мая 1948 г. по 10 марта 1949 г., когда было официально назначено первое конституционное правительство, Временное правительство пользовалось безоговорочной поддержкой самых широких слоев населения. Никто не оспаривал его законных полномочий или морального права утверждать кандидатуры членов Верховного суда, печатать израильские банкноты и почтовые марки, устанавливать налоги, разрабатывать инструкции по выборам в Учредительное собрание. Решающей проверкой его признания стала готовность общества следовать чрезвычайным правительственным декретам во время войны. В сущности, все израильтяне понимали, что в период войны невозможно создать что-то иное, кроме переходной, временной администрации. Тем не менее, в резолюции ООН о разделе Палестины указывалось, что "Учредительное собрание каждого из государств [арабского и еврейского] должно принять демократическую конституцию"; там же перечислялись ее основные принципы: всеобщее избирательное право, выборные органы законодательной власти, подчиненные им органы исполни тельной власти, гарантии равноправия в гражданской, политической, экономической и религиозной сферах. Обязательство принять конституцию было впоследствии подтверждено израильской Декларацией независимости, где говорилось, что Учреди тельное собрание должно быть созвано не позднее 1 октября 1948 г. Несмотря на то, что из-за войны эта дата была перенесена, Временное правительство осталось верным своему обещанию. В июле 1948 г. оно распорядилось о проведении переписи населения, утвердило порядок выборов и назначило их на 25 января 1949 г.

Примечательно, что избирательная система была разработана на основе опыта выборов в сионистские конгрессы и Собрание депутатов (Асефат ханивхарим) — представительство еврейского ишува во времена мандата. Согласно этой системе, избиратели голосовали за партийные списки, а не за определенных кандидатов. В Учредительном собрании было 120 мест. Страна не была разделена на избирательные округи. Правом голоса обладали все жители Израиля, достигшие 18 лет, без различия национальности, религии и пола. По результатам подсчета голосов, рабочие партии получили 57 мест, право центристские — 31 место, религиозные партии — 16 мест. Это соотношение, в общем, соответствовало расстановке политических сил в ишуве до создания государства. Среди делегатов было 117 евреев и 3 араба.

Первая сессия Учредительного собрания открылась 14 февраля 1949 г. На ней были назначены комиссии и выбраны председатель и его заместители. Два дня спустя собрание обсудило и приняло свой первый законопроект, разработанный партийными лидерами еще задолго до выборов: так называемый "переходный закон", который должен был служить временной конституцией. Однако, как мы увидим в дальнейшем, "малой конституции" суждено было стать основой израильского законодательства, действующего до сих пор. Она состояла из 15 коротких разделов и декларировала республиканскую форму правления, предусматривавшую (кроме всего прочего) наличие президента, кабинета министров и парламента. С принятием "переходного закона" Учредительное собрание формально избрало Хаима Вейцмана президентом государства, и с этого момента Временное правительство сложило с себя полномочия.

После нескольких дней консультаций с партийными лидерами Вейцман возложил на Бен-Гуриона, главу партии Мапай, получившей на выборах большинство мест, формирование первого правительства. В ходе трехнедельных переговоров Бен-Гурион заключил коалиционное соглашение с другими партиями: Мизрахи, Хапоэль хамизрахи (выступавших как единый блок) Прогрессивной партией и Сефардским списком. Министерские портфели должны были распределяться между ними. 8 марта сформированный кабинет и его программа были представлены на рассмотрение возобновленному Учредительному собранию (оно получило название Кнессет), и 10 марта первое израильское правительство было утверждено большинством голосов (73 против 45).

Первоначально не предполагалось, что Учреди тельное собрание станет парламентом, функционирующим в соответствии с нормативным законодательством. Считалось, что оно было созвано для разработки конституции. И действительно, накануне выборов 25 января 1948 года не было сомнения в том, что еврейское население Израиля в не меньшей степени, чем авторы резолюции ООН о разделе Палестины и Декларации независимости, ждет принятия конституции — хотя бы потому, что это стало правилом у народов, получивших независимость после 1945 г. Более того, деятельность самой Все мирной сионистской организации регулировалась конституцией. Даже в период британского мандата Учредительный закон Палестины (см. т. 1, с. 251) служил своего рода конституцией. И наконец, комитет под председательством доктора Лео Коэна, юридического советника Еврейского агентства, потратил месяцы на составление проекта конституции, который Временное правительство передало Учредительному собранию. И все-таки, несмотря на все прецеденты и подготовительную работу, Бен-Гурион и другие лидеры Мапай решили на данном этапе отказаться от принятия конституции.

Существовало несколько причин для этого неожиданного решения. Премьер-министр утверждал прежде всего, что было бы ошибкой оказаться сейчас в законодательных тисках. Он указывал на то, что даже Соединенным Штатам понадобилось одиннадцать лет для принятия конституции, а затем она была еще существенно изменена Биллем о правах. С другой стороны, английское правительство функционирует достаточно эффективно на протяжении столетий без какой бы то ни было формальной конституции. Бен-Гурион отметил так же, что израильское население все еще растет, что требуется время для абсорбции иммигрантов и для того, чтобы покончить с последствиями арабского вторжения. Таким образом, вопрос о принятии конституции только отвлечет Кнессет от решения других насущных проблем. Одной из таких проблем было, например, требование религиозных партнеров по коалиционному правительству Бен-Гуриона, что бы Тора и Талмуд стали основой израильского законодательства. Понятно, что меньше всего нужна была тогда Израилю и Бен-Гуриону "kulturkampf" ("война культур") между клерикалами и секуляристами. По этим и другим причинам после продолжи тельной дискуссии в июне 1950 г. было решено отказаться от принятия конституции. Вместо этого предполагалось, что конституция будет построена со временем на базе специальных законодательных актов, оформленных как Основные законы. В конечном итоге они и составят в совокупности израильскую конституцию.

Законодательная и исполнительная власть

Политическое устройство нового государства во многом основывалось на элементах догосударственного существования. Более половины членов Кнессета первого созыва участвовали в сионистских конгрессах или в Национальном комитете. Три десятилетия британского правления, в свою очередь, породили своеобразное сочетание британского парламентаризма с сионистской европейской практикой. Поэтому Кнессет был близок к английскому парламенту по типу законодательной власти, по степени контроля над правительством и администрацией, по форме ведения внутренней и внешней политики. Отличие состояло в том, что Кнессет был однопалатным парламентом, в который избирали по партийным спискам, а не определенных кандидатов. Эта система в несколько измененном виде была заимствована из практики сионистских конгрессов. Избиратель не имел возможности вы черкнуть из списка кого-либо из кандидатов. Фактически он голосовал за партийную идеологию, а не за тех или иных представителей, на политическую гибкость и ответственность которых он полагался.

15 февраля 1951 г. правительство потерпело поражение в вопросе о религиозном образовании во временных барачных поселках для иммигрантов (см. с. 47 49). Бен-Гурион сразу же заявил о роспуске кабинета. Это создало новые трудности, так как Кнессет еще не установил порядок проведения новых выборов. В результате правительство и парламент провели закон о роспуске Кнессета первого созыва и составили расписание новых выборов. Был установлен также срок полномочий Кнессета — четыре года. Такого рода "процедурное" законодательство было все же редким явлением, хотя и позднее вводились те или иные изменения в "переходный закон". Со временем процедурные формы деятельности Кнессета претерпевали изменения, многие новые правила заимствовались из конституционной практики других стран, особенно Великобритании. Так, каждый новый Кнессет выбирал своего председателя, проводил две сессии в году, но мог собираться также и на внеочередные заседания. Большая часть работы парламента велась в девяти постоянных комиссиях: от комиссий по юридическим вопросам и финансам до чрезвычайно важной комиссии по иностранным делам и национальной обороне. Состав этих органов определялся пропорционально весу различных политических партий в Кнессете. Все законопроекты, в соответствии с английской традицией, должны были пройти три чтения. После обсуждений в соответствующей ко миссии и на парламентских заседаниях закон утверждался премьер-министром, министром, ответственным за его реализацию, и президентом.

В Кнессете, конечно, существовала оппозиция, но она не образовывала альтернативную "теневую" администрацию, как в Великобритании. Эта традиция восходит к практике сионистских конгрессов, которые стремились обеспечить всем партиям хотя бы минимальное представительство в президиуме и не допустить таким образом возникновение действенной оппозиции. Более того, в Израиле партии, оказавшиеся вне правительства, редко бывали единодушны в идеологических вопросах, и поэтому они не могли бы заменить правительство даже в тех случаях, когда им удалось бы его свалить. В результате израильское правительство зачастую функционировало на базе незначительного большинства в парламенте.

Естественно предположить, что президент государства мог бы служить противовесом законодатель ной власти. Это была, несомненно, та роль, которую Вейцман, с его общепризнанной международной репутацией, ожидал для себя, когда он прибыл в Израиль в конце 1948 г. в качестве президента Временного государственного совета. Однако Бен-Гурион позаботился о том, чтобы старейший сионистский деятель обладал полномочиями, лишь немногим превышающими полномочия английского монарха. В соответствии с "переходным законом", президент не избирается всенародным голосованием, а назначается Кнессетом; период его каденции первоначально определялся сроком полномочий парламента, но в 1951 г. был продлен до пяти лет. Как глава государства президент был облечен властью назначать дипломатических представите лей, государственного контролера и судей, но толь ко по рекомендации соответствующего министерства и комиссий Кнессета. Хотя он обладает правом помилования и отсрочки приведения в действие приговоров, даже эти его полномочия ограничены, так как они зависят от рекомендации министра юстиции и согласия апелляционного суда. Вейцман не скрывал своего разочарования этой преимущественно почетной должностью. "Я пленник Реховота", — признавался он своим близким.

Как и в большинстве возникших после войны государств, в Израиле стремились создать сильное и эффективное руководство, которое не будет парализовано бесконечными правительственными кризисами. "Отцы-основатели" намеревались совместить лучшие черты центрально-европейской системы правления с устоявшимися элементами английской государственности. Результатом стала сильная в теории — но не на практике — законодательная власть и доминирующий на практике — но не в теории — кабинет министров. Правительство формировалось главой той политической партии, которая получала большинство в Кнессете (в феврале 1949 г. это был Бен-Гурион, представлявший Мапай). Заняв пост премьер-министра, лидер победившей партии отбирал себе коллег-министров — их кандидатуры выдвигались коалиционными партиями из числа членов Кнессета или других лиц. После этого правительство должно было получить вотум доверия в парламенте.

Как глава правительства израильский премьер министр устанавливал повестку дня на заседаниях кабинета, определял правительственную политику и направлял деятельность комиссий. Формально он был только "первым среди равных" по отношению к министрам, но угроза его отставки, автоматически вызывавшей падение всего правительства, придавала ему большой вес и влияние и в кабинете, и в Кнессете. С другой стороны, премьер-министр не мог уволить члена кабинета; не мог рекомендовать президенту распустить парламент, вызвав таким образом необходимость проведения новых дорогостоящих выборов (это оставалось прерогативой Кнессета). Да и падение правительства в Израиле не приводило автоматически к новым выборам. В таком случае президент, проконсультировавшись с партийными лидерами в Кнессете, мог предложить одному из них сформировать новое правительство.

Но наиболее значительное ограничение авторитета премьер-министра было связано с самой природой коалиционного правительства. Характерной чертой израильской системы были повторяющиеся кризисы взаимной солидарности членов кабинета. Принцип солидарности был установлен "переходным законом", а также правительственными программами 1949, 1951 и 1955 гг., где указывалось, что "правительство должно создаваться на базе коллективной ответственности его членов и всех партий, входящих в него". Однако прежде чем войти в правительство, партии зачастую пытались выдвинуть предварительные условия, позволяющие им не соглашаться с определенными действиями кабинета в виде "исключения из правил коллективной ответственности". Так, в ряде случаев члены религиозных партий утверждали, что они должны иметь свободу голосования по вопросам, связанным с религией, в соответствии со своими убеждениями. И другие "коалиционные меньшинства" иногда добивались подобных соглашений. Единственным эффективным средством предотвращения разрушительных правительственных кризисов были, таким образом, изнурительные переговоры, компромиссные формулировки и энергичное вмешательство самого премьера министра. Бен-Гурион, несомненно, был достаточно решительным политиком, чтобы руководить кабинетом в таким сложных условиях.

Когда правительство все же уходило в отставку, Бен-Гурион и его преемники могли быть, по край ней мере, уверены, что оно не исчезнет сразу со сцены. Старая администрация оставалась у власти до того момента, как новое правительство утверждалось Кнессетом. Положение уходящего правительства вряд ли было достаточно прочным, чтобы предпринимать законодательные инициативы, но, во всяком случае, оно могло предотвратить хаос, который нередко наступал после отставки кабинета в таких странах как Франция или Италия. Оценивая слабые и сильные стороны израильской государственной системы, стоит отметить, что в первое десятилетие существования государства правительству еще удавалось сохранять контроль над Кнессетом. Вырабатывая повестку дня для парламентских заседаний, выступая инициатором принятия наиболее важных законов, кабинет оказывал решающее влияние на законодательный процесс. Он определял основные направления политики и практически решал все жизненно важные вопросы.

Судебная система

В то время как конституционные органы — Кнессет и правительство — были учреждены израильскими законами, судебная система и соответствующие кодексы не были затронуты "малой конституцией" и сохранились почти без изменений со времен мандата. Позднее Кнессет усовершенствовал и расширил структуру судопроизводства, но не внес в нее значительных изменений. Так, на низшем уровне действо вали 23 мировых суда, 6 муниципальных и 11 мировых судов для несовершеннолетних; на среднем — 5 окружных судов; возглавлял же судебную иерархию Верховный суд — высшая апелляционная инстанция (во времена мандата он был подчинен английскому Тайному совету). Существовали также военные суды и суды по трудовым конфликтам. В соответствии с постановлением Кнессета от 1953 г., кандидаты на пост судей выдвигаются неполитическим путем: их предлагает специальная комиссия, включающая министра юстиции, двух членов Кнессета, трех членов Верховного суда, двух других министров и двух представителей, избранных израильской коллегией адвокатов. Комиссия подает список кандидатов президенту, который и назначает судей. Это назначение должно быть утверждено Кнессетом.

Израильское право восходит к нескольким источникам. Одним из них является оттоманское законодательство, особенно та его часть, которая относится к вопросам земельной собственности. Второй — законодательство, разработанное английскими мандатными властями. С годами, правда, различные английские декреты и постановления, а также оттоманские законы были вытеснены третьим компонентом — собственно израильским законодательством. По всей вероятности, самым значительным элементом, перешедшим в израильскую правовую систему, стало английское Общее право.

Действительно, принципы Общего права стали фундаментом, на котором Израиль, основываясь на прецедентах или законодательных актах, построил практически всю свою юридическую систему, как в области судопроизводства, так и в области уголовного и гражданского права. Наконец, при разработке израильского законодательства делались попытки почерпнуть вдохновение еще из одного источника — из юридических пластов Торы и Талмуда.

Несмотря на отсутствие формальной конституции, суды, в не меньшей степени, чем Кнессет и пресса, достаточно надежно обеспечивали защиту гражданских прав, во многом следуя английской и американской законодательной традиции. Суд присяжных не был введен в Израиле, как не было его и при мандате. Тем не менее, израильское правосудие придерживалось англосаксонского "habeas corpus" (английский закон 1679 г. о неприкосновенности личности) и принципа презумпции невиновности. Когда государство вводило цензуру и ограничивало свободу в районах, находившихся под контролем военной администрации, оно действовало в соответствии с различными чрезвычайными постановлениями мандатных властей, включенными в своды законов, или опиралось на принятые Кнессетом новые законы, постепенно заменявшие эти чрезвычайные декреты. Например, когда встал вопрос об обеспечении безопасности в густонаселенных араба ми районах Израиля, правительство координировало свои действия с судами в большей степени, чем это было принято в Великобритании, Соединенных Штатах и в других более благополучных в смысле соблюдения внутреннего порядка западных государствах.

Израильская юридическая система отошла от норм британского законодательства еще в одной области индивидуального права — в определении гражданского состояния. В свое время турецкие власти предоставили каждой религиозной общине широкую юридическую автономию в вопросах, связанных с заключением брака, разводом, похоронами, наследованием и т.п. Мандатная администрация сохранила эту систему и уполномочила мусульманские, христианские и еврейские религиозные суды решать эти вопросы в соответствии со своими закона ми. Израиль, в свою очередь, сохранил и конкретизировал это status quo. Бен-Гурион и его соратники социалисты, конечно же, не стремились упрочить власть еврейских религиозных кругов, но более насущные военные и экономические проблемы не оставляли места для конфронтации с ортодоксами.

Трудности израильской демократии



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Каталог библиотеки

    Литература
    За что они нас не любят?: Что значит - "быть евреем"? Причины возникновения антисемитизма. Типичный антисемит - кто он? Реквием по еврейской диаспоре.
  2. Опубликовано в книге «Общество и политика современного Израиля»

    Документ
    Как бы не относились авторы тех или иных работ к нынешнему всплеску арабо-израильского конфликта, представляется очевидным, что с первых дней существования Государства Израиль динамика развития этого конфликта оказывала определяющее
  3. Большая история маленького государства «карта довлатова»

    Документ
    С самого начала? С ТАНАХа? С рождения Авраама, нашего праотца, первого еврея? Но ведь об этом столько написано! С середины? А почему, собственно, с середины? И кто знает,
  4. Блем сохранению демократической формы правления в условиях продолжающегося внешнеполитического конфликта и так и не отмененного режима чрезвычайного положения

    Документ
    Вашему вниманию предлагается курс, посвященной одной из самых значимых для израильского общества проблем – сохранению демократической формы правления в условиях продолжающегося внешнеполитического конфликта и так и не отмененного
  5. Мирный процесс и усиление арабского террора

    Документ
    «Иными словами: Палестина едина и неделима, в Палестине есть мес- то только для одного арабского государства, следовательно, Израиль должен быть уничтожен».

Другие похожие документы..